Кафка: сочинение

Франц Кафка «Сочинения»

М.: Книжная палата , 2000 г.

Тип обложки: твёрдая

Формат: 70×100/16 (170×240 мм)

Сборник избранных произведений.

Художник не указан.

  1. А. М. Горбунов. Забегая вперед, как часы (статья), стр. 5-8
  2. Романы
    1. Франц Кафка. Америка (роман, перевод В. Белоножко), стр. 11-151
    2. Франц Кафка. Процесс (роман, перевод Р. Райт-Ковалёвой), стр. 152-268
    3. Франц Кафка. Замок (роман, перевод Р. Райт-Ковалёвой), стр. 269-432
  3. Новеллы и притчи
    1. Из сборника «Созерцание»
      1. Франц Кафка. Купец (рассказ, перевод И. Татариновой), стр. 435-436
      2. Франц Кафка. Проходящие мимо (рассказ, перевод И. Татариновой), стр. 436
      3. Франц Кафка. Тоска (рассказ, перевод И. Татариновой), стр. 436-437
      4. Франц Кафка. Дети на дороге (рассказ, перевод Р. Гальпериной), стр. 437-439
      5. Франц Кафка. Прогулка в горы (микрорассказ, перевод И. Татариновой), стр. 439
      6. Франц Кафка. Разоблачённый проходимец (рассказ, перевод Р. Гальпериной), стр. 440
    2. Франц Кафка. Приговор (рассказ, перевод И. Татариновой), стр. 441-447
    3. Франц Кафка. Превращение (повесть, перевод С. Апта), стр. 448-476
    4. Франц Кафка. В исправительной колонии (рассказ, перевод С. Апта), стр. 477-493
    5. Из сборника «Сельский врач»
      1. Франц Кафка. Сельский врач (рассказ, перевод Р. Гальпериной), стр. 494-497
      2. Франц Кафка. Новый адвокат (микрорассказ), стр. 497-498
      3. Франц Кафка. На галерке (микрорассказ, перевод И. Щербаковой), стр. 498
      4. Франц Кафка. Старинная запись (рассказ, перевод Р. Гальпериной), стр. 498-499
      5. Франц Кафка. Шакалы и арабы (рассказ, перевод И. Щербаковой), стр. 500-502
      6. Франц Кафка. Посещение рудника (рассказ, перевод Р. Гальпериной), стр. 502-503
      7. Франц Кафка. Соседняя деревня (микрорассказ, перевод Р. Гальпериной), стр. 503
      8. Франц Кафка. Забота отца семейства (микрорассказ, перевод И. Щербаковой), стр. 504
      9. Франц Кафка. Одиннадцать сыновей (рассказ, перевод И. Щербаковой), стр. 504-507
      10. Франц Кафка. Братоубийство (рассказ, перевод Р. Гальпериной), стр. 507-508
      11. Франц Кафка. Сон (рассказ, перевод Р. Гальпериной), стр. 508-509
      12. Франц Кафка. Отчет для Академии (рассказ, перевод Л. Чёрной), стр. 509-515
    6. Из сборника «Голодарь» (сборник)
      1. Франц Кафка. Первая боль (рассказ, перевод И. Щербаковой), с. 516-517
      2. Франц Кафка. Голодарь (рассказ, перевод С. Шлапоберской), с.517-522
      3. Франц Кафка. Маленькая женщина (рассказ, перевод М. Абезгауз), с.523-527
      4. Франц Кафка. Певица Жозефина, или мышиный народ (рассказ, перевод Р. Гальпериной), стр. 527-536
    7. Новеллы из наследия
      1. Франц Кафка. Описание одной схватки (рассказ, перевод Е. Михелевич), стр. 537-562
      2. Франц Кафка. Приготовления к свадьбе в деревне (рассказ, перевод Е. Михелевич), стр. 562-574
      3. Франц Кафка. Гигантский крот (рассказ, перевод В. Топер), стр. 574-582
      4. Франц Кафка. Блюмфельд, старый холостяк (рассказ, перевод И. Щербаковой), стр. 582-595
      5. Франц Кафка. Мост (микрорассказ, перевод С. Апта), стр. 595
      6. Франц Кафка. Охотник Гракх (рассказ, перевод С. Апта), стр. 595-597
      7. Франц Кафка. Верхом на ведре (микрорассказ, перевод Н. Касаткиной), с.598-599
      8. Франц Кафка. Как строилась Китайская стена (рассказ, перевод В. Станевич), стр. 599-607
      9. Франц Кафка. Сосед (микрорассказ, перевод И. Щербаковой), стр. 607-608
      10. Франц Кафка. Стук в ворота (микрорассказ, перевод Н. Касаткиной), стр. 608-609
      11. Франц Кафка. Гибрид (микрорассказ, перевод Н. Касаткиной), стр. 609-610
      12. Франц Кафка. Обычная путаница (микрорассказ, перевод И. Щербаковой), стр. 610
      13. Франц Кафка. Железнодорожные пассажиры (микрорассказ, перевод С. Апта), стр. 610
      14. Франц Кафка. Правда о Санчо Пансе (микрорассказ, перевод С. Апта), стр. 611
      15. Франц Кафка. Прометей (микрорассказ, перевод С. Апта), стр. 611
      16. Франц Кафка. Молчание сирен (микрорассказ, перевод И. Щербаковой), стр. 611-612
      17. Франц Кафка. Герб города (микрорассказ, перевод И. Щербаковой), стр. 612
      18. Франц Кафка. Посейдон (микрорассказ, перевод В. Станевич), стр. 613
      19. Франц Кафка. Содружество (микрорассказ, перевод И. Щербаковой), стр. 613-614
      20. Франц Кафка. Ночью (микрорассказ, перевод В. Станевич), стр. 614
      21. Франц Кафка. Отклоненное ходатайство (рассказ, перевод И. Татариновой), стр. 614-617
      22. Франц Кафка. К вопросу о законах (микрорассказ, перевод В. Станевич), стр. 617-618
      23. Франц Кафка. Экзамен (микрорассказ, перевод И. Щербаковой), стр. 618-619
      24. Франц Кафка. Мобилизация (микрорассказ, перевод И. Щербаковой), стр. 619-620
      25. Франц Кафка. Коршун (микрорассказ, перевод В. Станевич), стр. 620-621
      26. Франц Кафка. Рулевой (микрорассказ, перевод В. Станевич), стр. 621
      27. Франц Кафка. Волчок (микрорассказ, перевод В. Станевич), стр. 621-622
      28. Франц Кафка. Маленькая басня (микрорассказ, перевод И. Щербаковой), стр. 622
      29. Франц Кафка. Возвращение (микрорассказ, перевод И. Щербаковой), стр. 622
      30. Франц Кафка. В дорогу (микрорассказ, перевод И. Щербаковой), стр. 622-623
      31. Франц Кафка. Защитники (микрорассказ, перевод И. Щербаковой), стр. 623
      32. Франц Кафка. Исследования одной собаки (повесть, перевод Ю. Архипова), стр. 624-646
      33. Франц Кафка. Супружеская пара (рассказ, перевод И. Щербаковой), стр. 646-649
      34. Франц Кафка. Вернись! (микрорассказ, перевод И. Щербаковой), стр. 649
      35. Франц Кафка. О притчах (микрорассказ, перевод И. Щербаковой), стр. 649
      36. Франц Кафка. Нора (рассказ, перевод В. Станевич), стр. 649
  4. Франц Кафка. Афоризмы (условный цикл, перевод С. Апта), стр. 670-684
  5. Дневники. Письма. Беседы
    1. Франц Кафка. Из дневников (произведение (прочее), перевод Е. Кацевой), стр. 685-801
    2. Франц Кафка. Завещание (произведение (прочее), перевод Е. Кацевой), стр. 802-803
    3. Франц Кафка. Письма к Максу Броду (произведение (прочее), перевод М. Харитонова), стр. 803-905
    4. Франц Кафка. Письма к Фелице (произведение (прочее), перевод Е. Маркович), стр. 906-949
    5. Франц Кафка. Письма к Грете (перевод — Е. Маркович), стр. 950-954
    6. Франц Кафка. Письмо к отцу (произведение (прочее), перевод Е. Кацевой), стр. 954-980
    7. Франц Кафка. Письма к Милене (произведение (прочее), перевод А. Карельского), стр. 981-1034
    8. Густав Яноух. Беседы с Кафкой (произведение (прочее), перевод Е. Кацевой), стр. 1035-1054
      1. Евгения Кацева. «Страшные сны снились Францу Кафке. » (вступление)
  6. Приложение
    1. Хроника жизни и творчества Ф. Кафки, стр. 1055-1058
    2. Литература о жизни и творчестве Ф. Кафки, стр.1059
    3. Краткий словарь имен, упоминаемых Ф. Кафкой в дневниках и письмах, стр. 1060-1068

Информация об издании предоставлена: mischmisch

Анализ произведения Превращение Кафки

Повесть «Превращение» написана чешским писателем Францем Кафкой 1912 году и опубликована в 1915. Повесть не привлекла внимания современников (да и в целом творчество Кафки нашло своего читателя только после его смерти, во время жизни писатель практически не был известен). Однако, уже к середине двадцатого века «Превращение» обрело не только читателя, но и зрителя, поскольку в 1950-х была снята первая экранизация. Сейчас повесть имеет 4 экранизации, а споры по поводу её содержания до сих пор ведутся в кругах литературоведов и критиков.

В основе сюжета «Превращения» гротескная и абсурдная история простого коммивояжера Грегора Замзы, который в один прекрасный день проснулся огромным насекомым. Читателю, как и самому Грегору, неизвестны обстоятельства и причины данных метаморфоз. Да и вообще, отстранённость писателя от происходящего, то, что автор просто рассказывает историю, не выражая своего мнения и не описывая мелочей – отличительная черта не только «превращения», но и многих произведений Франца Кафки. Герой сохраняет разум и здравомыслие, однако не может говорить, а поначалу и вовсе совладать со своим новым телом. Семья главного героя от такого превращения приходит в ужас. Если не вдаваться в подробности сюжета, то вскоре, заразившись от гнилого яблока, кинутого в него отцом, Грегор умирает, чему радуется его семья, наконец начиная жить нормальной жизнью.

История «Превращения» – это не история превращения Грегора Замзы в насекомое, это история его превращения из работящего кормильца семьи, который с каждым днём в новом теле становится все более и более неприятным и грубым (это видно по его мыслям, как уже было сказано, Грегор не сохранил возможность говрить) трутнем, грузом, лежащим на душе и кошельке своей семьи. Но «превращается» в повести не только Грегор, но и его семья. Из искренне любящих матери, отца и сестры, они превращаются в посторонних Грегору людей. Причем людей, которые забыли все прошлые заслуги молодого человека, которые отбросили всякое сострадание к своему сыну и брату. Они устали помогать ему и кормить его (как когда-то делал он!), они искренне желали смерти Грегору. Когда же «ужасное насекомое» погибает, они с облегчением жизнерадостно отправляются на прогулку, на прогулку всей семьей – так, как уже давно не было в их отстраненной и разобщенной семье, навсегда забыв Грегора и эту жуткую историю.

Но все выводы, касательно произошедшего, делает сам читатель, Кафка же стоит в стороне, он – простой рассказчик, который передал нам историю и молча ушел, оставив читателя в атмосфере безысходности и непонимания. Читатель, пытаясь разобраться, что же такое он только что прочёл, встаёт перед сложными вопросами: «А кто же не прав в данной ситуации? Так ли близки мне люди, которых я называю своей семьей? Кто же по-настоящему «превратился» в данной ситуации?». Найти эти ответы в тексте невозможно, поскольку они лежат в плоскости взглядов самого читателя и его моральных установок.

2 вариант

Произведение под названием «Превращение» написано немецким писателем Францем Кафкой. Он создал по истине гениальное произведение, когда читатель с легкостью может погрузиться в мир, написанный автором. Данное произведение, как и другие творения Франца Кафки, продолжает умножать свою популярность вот уже несколько десятков лет. Анализ «Превращения» представлен в этой статье.

Создано произведение в начале 20-го века. Основополагающий стиль написания – модернизм. Также имеются черты, характерные экзистенциализму. В своем творении Кафка заставляет читателя очутиться в мире человека, который превратился в мерзкое и противное насекомое.

Главным героем этого произведения Франца Кафки является молодой человек по имени Грегор Замза. Он работает коммивояжером. Живет достаточно бедно, но вынужден работать как проклятый, чтобы добывать средства существования для членов своей небольшой семьи (мать, отец, сестра Грета).

Он постоянно разъезжал в различные рода командировки и не имел почти времени для себя, саморазвития. Однажды он ночевал дома, а, проснувшись утром, обнаружил, что произошло нечто, выходящее за рамки понимания человеком. Он проснулся от тревожного сна и обнаружил, что является жуком.

Это стало стартом всего мракобесия, творившегося с Грегором после. Чем дальше, тем ужаснее – можно охарактеризовать жизнь Замзы-жука. До того, как он был в обличье человека, то работал, чтобы обеспечивать свою семью, рассчитываться с долгами отца. А что делать дальше?

После того, ка Грегор стал жуком, последовала, естественно, реакция семьи. Каждый отнесся к этому событию со своей колокольни. Мать очень была опечалена, но материнские чувства не дали разлюбить ей своего сына-жука. Грета, которая являлась сестрой, посчитала нового братика мерзким, но все-таки никуда не увильнула от ответственности ухаживать за ним. Отец просто разозлился. Он не мог понять, как же в теле насекомого может быть человек.

Когда главный герой появился в гостиной, то он проявил себя, как человек с повышенным чувством ответственности. Он понимал, что обязан семье и самому себе. Он не бросал небрежно вызов общественности и не хотел привлекать внимание.

Главный герой превратился в насекомое не просто так. Его жизнь была однообразно, он постоянно карабкался на одном месте. Именно из-за такого существования он был похож на этого самого жука, будучи в теле человека.

Также читают:

Картинка к сочинению Анализ произведения Превращение Кафки

Популярные сегодня темы

Действие рассказа происходит в канун Рождественских праздников. В лютый мороз шестилетний мальчик просит милостыню на улице. Вечером он возвращается в сырой и грязный подвал, где пьяные люди отбирают

Что же понимается под словом «культура»? У этого слова есть несколько значений. В основном это понятие используется для обозначения всех аспектов самовыражения и самопознания человека.

На картине изображен один из холодных зимних дней. Хмурое и неприветливое пасмурное небо нависает над полем, местами покрытым пожухлой прошлогодней травой, одинокими деревьями и снегом

Одни из основных героев романа в стихах «Евгений Онегин» Ленский и Ольга предстают как противопоставление Онегину и Татьяне. Сюжетная линия Ленский – Ольга призвана раскрыть больше все черты центральных героев.

В каждом человеке есть изъяны. Никто из нас несовершенен. И все мы имеем кучу отрицательных качеств. Но есть люди, которые называются лицемерами. Кто же это такие и чем они могут нам навредить?

Читайте также:  Бабель: сочинение

Бессилие человека перед абсурдностью окружающей действительности в рассказе Ф. Кафки «Превращение»

Школьное сочинение

20-е годы XX века, когда в немецкоязычную литературу пришел австрийский писатель Франц Кафка, были достаточно бурными. Многочисленные литературные школы сменяли друг друга, соперничали друг с другом — это было время бесчисленных “измов”, начиная еще с конца XIX века, а зрелые годы Кафки пришлись на период становления искусства экспрессионизма — яркого, шумного, кричащего, протестующего. Но вот парадокс: экспрессионисты “откричали” свое — и остались в основном только в истории литературы, не стали живой составляющей частью литературного процесса XX века, а тихий Кафка оказался одним из самых знаменитых прозаиков своего века, одним из самых признанных литературных новаторов. Как и экспрессионисты, Кафка в своем творчестве разрушал традиционные представления и нормы. Но внешне он совершенно не выглядел сокрушителем — напротив, он всегда был робким, застенчивым, нерешительным, закомплексованным человеком.

Как и все его поколение, вступившее в литературу накануне Первой мировой войны и последовавших за ней революционных потрясений в России и Германии, Франц Кафка жил с постоянным ощущением глубокой враждебности бездушного, технизированного и бюрократизированного мира человеку, человеческой природе. “Всю прозу Франца Кафки, — пишет доктор филологических наук И. В. Шабловская, — можно назвать одним большим эссе о страхе, о состоянии одинокого и замордованного враждебной цивилизацией человеческого существа, обреченного в любой его попытке пройти к Закону, достичь справедливости, даже если он и проявляет активность.

Из этой психологии страха вырастает философия человеческого бытия, стоящего вне политики и классовых теорий”. Как-то Франц Кафка сказал, глядя на плакат Г. Гросса, где был изображен толстяк-капиталист, восседающий на куче денег бедняков, что этот символ и правдив, и ложен: толстяк облечен властью, но он тоже носит цепи; капитализм —. это “состояние мира и душ”. Эту вселенскую несвободу человечества, опутанного цепями — социальными, идеологическими, психологическими, нравственными, — и воссоздал Кафка в художественных образах своих произведений.

Одинокий и непонятый в семье, где его увлечение литературой никем не было разделено, Кафка писал преимущественно по ночам. При жизни он печатался мало, хотя и получил в 1915 году одну из значительных в Германии премий — премию Фонтане. Творческое наследие Кафки состоит из трех, неоконченных романов — “Америка”, “Процесс” и “Замок”, изданных сразу после смерти писателя (1925-1926) его душеприказчиком, литератором Максом Бродом, автором первой монографии о Кафке, а также серим рассказов, среди которых наибольшей популярностью пользуются “Превращение” (1914) и “В исправительной колонии” (1919), маленьких рассказов-притч, дневниковых записей и переписки (“Письма к Милене”).

Независимо от жанра, все написанное Кафкой можно отнести к притче — настолько ощутима зссеистичность его книг, подтекста, второго плана, возникающих ассоциаций. Так, например, в рассказе “Нора” наделенный человеческим сознанием крот живет в постоянном страхе, что его обнаружат. Люди в притчах Кафки уподобляются то срубленным зимой деревьям, которые невозможно сдвинуть с места, — так крепко они примерзли к земле, то пассажирам, попавшим в крушение в длинном железнодорожном туннеле; им неизвестно, где начало или конец туннеля, вокруг одни чудища, “то ли от смятения чувств, то ли от их обострения”. В маленькой притче “Мост” Кафка наделил неодушевленный предмет способностью чувствовать. Мост чувствует сильную боль от острого наконечника тросточки проходящего по нему человека. В притче “Верхом на бочке” (фантастичность ситуации заставляет вспомнить повести Гоголя) события происходят холодной зимой 1917 года. Бедняк вынужден отправиться верхом на пустой бочке к торговцу углем, но тот его выгоняет. Здесь перед нами снова трагизм существования маленького человека. При этом Кафка вовсе не стремится выяснить причины бедственного положения своего персонажа и, тем более, пути преодоления нищеты.

Центральное место в творчестве Франца Кафки по праву занимает рассказ “Превращение”. Он производит ошеломляющее впечатление буквально с первой фразы: “Проснувшись однажды утром после беспокойного сна, Грегор Замза обнаружил, что он у себя в постели превратился в страшное насекомое.

Лежа на панцирно-твердой спине, он видел, стоило ему приподнять голову, свой коричневый, выпуклый, разделенный дугообразными чешуйками живот, на верхушке которого держалось готовое вот-вот сползти одеяло. Его многочисленные, убого тонкие по сравнению с остальным телом ножки беспомощно копошились у него перед глазами”. Уже сам факт превращения человека в насекомое, в классической повествовательной манере сообщаемый в начале рассказа, вызывает чувство эстетического шока. И не столько потому, что ситуация кажется слишком неправдоподобной (нас не слишком шокирует, например, тот факт, что майор Ковалев у Гоголя не обнаружил утром у себя на лице носа, а глуповский градоначальник у Салтыкова-Щедрина носил на плечах фаршированную голову), сколько потому, что представление о насекомом человеческих размеров невольно вызывает чувство физического отвращения. Фантастический образ, созданный Кафкой, кажется вызывающим именно в силу своей демонстративной “неэстетичности”. И если представить себе подобную метаморфозу в реальной жизни, то все дальнейшие события и поведение окружающих не вызывают удивления. Удивляет другое — насколько просто, по-обыденному автор рассказывает о житейских неудобствах, начавшихся для героя и его семьи с момента превращения. Кафка повествует о них таким сухим и лаконичным языком, что со временем как бы непроизвольно забываешь о невероятности факта, легшего в основу истории.

В рассказе подробно описаны ощущения, мысли, страхи Грегора-насекомого. Он пытается встать, выйти к родителям и навестившему их управляющему, как-то объяснить свой прогул, но все его попытки безрезультатны, а речь непонятна и лишь вызывает раздражение у отца и матери. Ужасно сознавать, что родителей пугает и раздражает не сама “болезнь” сына, а те неудобства, которые она доставляет. Родители недовольны тем, что сын не встал утром и не отправился в очередную коммивояжерскую поездку и теперь им самим придется искать работу, а Грете заниматься домашним хозяйством; недовольны тем, что им приходится скрывать от окружающих эту “домашнюю неприятность”.

Превращение Грегора совершенно изменило привычный уклад жизни семьи, и потому он вызывает у своих родных только раздражение и отвращение. Все отвернулись от Грегора, все пренебрегают им. Даже сестра Грета, которая какое-то время относилась к брату с сочувствием (кормила, убирала в его комнате), спустя месяц становится такой же жестокой и высокомерной, как и остальные.

Грегор изолирован в своей комнате и невыносимо страдает (Кафка детально описывает его внутреннее состояние и переживания) оттого, что, став насекомым, он сохранил человеческое мышление и человеческие чувства. Сознавая, что никого не интересует его душевное состояние, что он вызывает у своих близких только ненависть и отвращение, сам Грегор по-прежнему думает о них с нежностью и любовью. Но “поскольку его не понимали, никому, в том числе и сестре, не приходило в голову, что он-то понимает других. ” Понял он и намек отца на то, что для них спасением была бы его смерть, а потому отказался от пищи и умер от истощения.

Невероятно, но всеми окружающими его смерть была воспринята с облегчением. “Поглядите-ка, оно издохло, вот оно лежит, совсем-совсем дохлое”, — сказала служанка, первой увидевшая мертвого Грегора. Она воспринимает его как насекомое, она же убирает его, как и прочий мусор. Мать Грегора только равнодушно переспрашивает: “Умер?”, а реакция отца вообще чудовищна: “Ну вот, теперь мы можем поблагодарить Бога”, — сказал он и перекрестился. Поражает не только бездушие, с которым семья Грегора приняла его смерть, но и дальнейшие действия. Будто ничего не произошло, они строят планы на будущее, обсуждают замужество Греты, планируют переезд на новое место жительства. Никто не жалеет, что рядом больше нет Грегора, никто не задумывается, почему с ним случилось такое несчастье.

Рассказ “Превращение” является самым ярким выражением трагического мироощущения и миропонимания Франца Кафки. Ситуация “превращения” в этом рассказе, как и в других его произведениях, допускает разные толкования. В то же время почти на поверхности лежит самое банальное прочтение. Это — отчуждение в семье и обществе, одиночество человека чувствительного, способного к состраданию и самопожертвованию, абсолютное одиночество, вызванное к тому же осознанием своей непохожести на других, своей отмеченности. Кафка заостряет до предела именно эту обреченность героя с помощью страшной метонимии: полную духовную изоляцию героя он передает через невероятную метаморфозу его внешности.

Французский литературовед Клод Давид считает, что герой рассказа — это сам Кафка: “превращенный своим нелюдимым характером, своей склонностью к одиночеству, своей неотвязной мыслью о писании в некое подобие монстра, он последовательно отрезан от работы, семьи, встреч с другими людьми, заперт в комнате, куда никто не осмеливается ступить ногой и которую постепенно освобождают от мебели, непонятный, презираемый, отвратительный объект в глазах всех”.

Понимая своего героя и искренне сочувствуя ему, писатель говорит о том, насколько беззащитен человек перед окружающей действительностью. Он — всего лишь “земной прах”, “комок глины”, бессильный, беспомощный, испытывающий страдания и постоянные мучительные поражения, обреченный на отчужденность даже в окружении самых близких людей, на безотрадное одиночество и, наконец, — на гибель.

В свое время Франц Кафка стал настоящим новатором в области художественной прозы, введя в обиход многозначные символические и аллегорические образы, подчеркивающие трагизм человеческой судьбы, бесконечную отчужденность отдельной личности, ее одиночество и бессилие перед абсурдностью окружающей действительности. Его произведения неизменно вызывают читательский интерес, заставляя задуматься над “вечными вопросами”, которые ставит жизнь. И сегодня, когда проблема отчуждения личности стала одной из главных проблем человеческого общества, произведения Кафки особенно актуальны.

«Бессилие человека перед абсурдностью окружающей действительности в рассказе Ф. Кафки «Превращение»»

20-е годы XX века, когда в немецкоязычную литературу пришел австрийский писатель Франц Кафка, были достаточно бурными. Многочисленные литературные школы сменяли друг друга, соперничали друг с другом — это было время бесчисленных «измов», начиная еще с конца XIX века, а зрелые годы Кафки пришлись на период становления искусства экспрессионизма — яркого, шумного, кричащего, протестующего. Но вот парадокс: экспрессионисты «откричали» свое — и остались в основном только в истории литературы, не стали живой составляющей частью литературного процесса XX века, а тихий Кафка оказался одним из самых знаменитых прозаиков своего века, одним из самых признанных литературных новаторов. Как и экспрессионисты, Кафка в своем творчестве разрушал традиционные представления и нормы. Но внешне он совершенно не выглядел сокрушителем — напротив, он всегда был робким, застенчивым, нерешительным, закомплексованным человеком.

Как и все его поколение, вступившее в литературу накануне Первой мировой войны и последовавших за ней революционных потрясений в России и Германии, Франц Кафка жил с постоянным ощущением глубокой враждебности бездушного, технизированного и бюрократизированного мира человеку, человеческой природе. «Всю прозу Франца Кафки, — пишет доктор филологических наук И. В. Шабловская, — можно назвать одним большим эссе о страхе, о состоянии одинокого и замордованного враждебной цивилизацией человеческого существа, обреченного в любой его попытке пройти к Закону, достичь справедливости, даже если он и проявляет активность.

Из этой психологии страха вырастает философия человеческого бытия, стоящего вне политики и классовых теорий». Как-то Франц Кафка сказал, глядя на плакат Г. Гросса, где был изображен толстяк-капиталист, восседающий на куче денег бедняков, что этот символ и правдив, и ложен: толстяк облечен властью, но он тоже носит цепи; капитализм —. это «состояние мира и душ». Эту вселенскую несвободу человечества, опутанного цепями — социальными, идеологическими, психологическими, нравственными, — и воссоздал Кафка в художественных образах своих произведений.

Одинокий и непонятый в семье, где его увлечение литературой никем не было разделено, Кафка писал преимущественно по ночам. При жизни он печатался мало, хотя и получил в 1915 году одну из значительных в Германии премий — премию Фонтане. Творческое наследие Кафки состоит из трех, неоконченных романов — «Америка», «Процесс» и «Замок», изданных сразу после смерти писателя (1925-1926) его душеприказчиком, литератором Максом Бродом, автором первой монографии о Кафке, а также серим рассказов, среди которых наибольшей популярностью пользуются «Превращение» (1914) и «В исправительной колонии» (1919), маленьких рассказов-притч, дневниковых записей и переписки («Письма к Милене»).

Читайте также:  Купер: сочинение

Независимо от жанра, все написанное Кафкой можно отнести к притче — настолько ощутима зссеистичность его книг, подтекста, второго плана, возникающих ассоциаций. Так, например, в рассказе «Нора» наделенный человеческим сознанием крот живет в постоянном страхе, что его обнаружат. Люди в притчах Кафки уподобляются то срубленным зимой деревьям, которые невозможно сдвинуть с места, — так крепко они примерзли к земле, то пассажирам, попавшим в крушение в длинном железнодорожном туннеле; им неизвестно, где начало или конец туннеля, вокруг одни чудища, «то ли от смятения чувств, то ли от их обострения». В маленькой притче «Мост» Кафка наделил неодушевленный предмет способностью чувствовать. Мост чувствует сильную боль от острого наконечника тросточки проходящего по нему человека. В притче «Верхом на бочке» (фантастичность ситуации заставляет вспомнить повести Гоголя) события происходят холодной зимой 1917 года. Бедняк вынужден отправиться верхом на пустой бочке к торговцу углем, но тот его выгоняет. Здесь перед нами снова трагизм существования маленького человека. При этом Кафка вовсе не стремится выяснить причины бедственного положения своего персонажа и, тем более, пути преодоления нищеты.

Центральное место в творчестве Франца Кафки по праву занимает рассказ «Превращение». Он производит ошеломляющее впечатление буквально с первой фразы: «Проснувшись однажды утром после беспокойного сна, Грегор Замза обнаружил, что он у себя в постели превратился в страшное насекомое.

Лежа на панцирно-твердой спине, он видел, стоило ему приподнять голову, свой коричневый, выпуклый, разделенный дугообразными чешуйками живот, на верхушке которого держалось готовое вот-вот сползти одеяло. Его многочисленные, убого тонкие по сравнению с остальным телом ножки беспомощно копошились у него перед глазами». Уже сам факт превращения человека в насекомое, в классической повествовательной манере сообщаемый в начале рассказа, вызывает чувство эстетического шока. И не столько потому, что ситуация кажется слишком неправдоподобной (нас не слишком шокирует, например, тот факт, что майор Ковалев у Гоголя не обнаружил утром у себя на лице носа, а глуповский градоначальник у Салтыкова-Щедрина носил на плечах фаршированную голову), сколько потому, что представление о насекомом человеческих размеров невольно вызывает чувство физического отвращения. Фантастический образ, созданный Кафкой, кажется вызывающим именно в силу своей демонстративной «неэстетичности». И если представить себе подобную метаморфозу в реальной жизни, то все дальнейшие события и поведение окружающих не вызывают удивления. Удивляет другое — насколько просто, по-обыденному автор рассказывает о житейских неудобствах, начавшихся для героя и его семьи с момента превращения. Кафка повествует о них таким сухим и лаконичным языком, что со временем как бы непроизвольно забываешь о невероятности факта, легшего в основу истории.

В рассказе подробно описаны ощущения, мысли, страхи Грегора-насекомого. Он пытается встать, выйти к родителям и навестившему их управляющему, как-то объяснить свой прогул, но все его попытки безрезультатны, а речь непонятна и лишь вызывает раздражение у отца и матери. Ужасно сознавать, что родителей пугает и раздражает не сама «болезнь» сына, а те неудобства, которые она доставляет. Родители недовольны тем, что сын не встал утром и не отправился в очередную коммивояжерскую поездку и теперь им самим придется искать работу, а Грете заниматься домашним хозяйством; недовольны тем, что им приходится скрывать от окружающих эту «домашнюю неприятность».

Превращение Грегора совершенно изменило привычный уклад жизни семьи, и потому он вызывает у своих родных только раздражение и отвращение. Все отвернулись от Грегора, все пренебрегают им. Даже сестра Грета, которая какое-то время относилась к брату с сочувствием (кормила, убирала в его комнате), спустя месяц становится такой же жестокой и высокомерной, как и остальные.

Грегор изолирован в своей комнате и невыносимо страдает (Кафка детально описывает его внутреннее состояние и переживания) оттого, что, став насекомым, он сохранил человеческое мышление и человеческие чувства. Сознавая, что никого не интересует его душевное состояние, что он вызывает у своих близких только ненависть и отвращение, сам Грегор по-прежнему думает о них с нежностью и любовью. Но «поскольку его не понимали, никому, в том числе и сестре, не приходило в голову, что он-то понимает других. » Понял он и намек отца на то, что для них спасением была бы его смерть, а потому отказался от пищи и умер от истощения.

Невероятно, но всеми окружающими его смерть была воспринята с облегчением. «Поглядите-ка, оно издохло, вот оно лежит, совсем-совсем дохлое», — сказала служанка, первой увидевшая мертвого Грегора. Она воспринимает его как насекомое, она же убирает его, как и прочий мусор. Мать Грегора только равнодушно переспрашивает: «Умер?», а реакция отца вообще чудовищна: «Ну вот, теперь мы можем поблагодарить Бога», — сказал он и перекрестился. Поражает не только бездушие, с которым семья Грегора приняла его смерть, но и дальнейшие действия. Будто ничего не произошло, они строят планы на будущее, обсуждают замужество Греты, планируют переезд на новое место жительства. Никто не жалеет, что рядом больше нет Грегора, никто не задумывается, почему с ним случилось такое несчастье.

Рассказ «Превращение» является самым ярким выражением трагического мироощущения и миропонимания Франца Кафки. Ситуация «превращения» в этом рассказе, как и в других его произведениях, допускает разные толкования. В то же время почти на поверхности лежит самое банальное прочтение. Это — отчуждение в семье и обществе, одиночество человека чувствительного, способного к состраданию и самопожертвованию, абсолютное одиночество, вызванное к тому же осознанием своей непохожести на других, своей отмеченности. Кафка заостряет до предела именно эту обреченность героя с помощью страшной метонимии: полную духовную изоляцию героя он передает через невероятную метаморфозу его внешности.

Французский литературовед Клод Давид считает, что герой рассказа — это сам Кафка: «превращенный своим нелюдимым характером, своей склонностью к одиночеству, своей неотвязной мыслью о писании в некое подобие монстра, он последовательно отрезан от работы, семьи, встреч с другими людьми, заперт в комнате, куда никто не осмеливается ступить ногой и которую постепенно освобождают от мебели, непонятный, презираемый, отвратительный объект в глазах всех».

Понимая своего героя и искренне сочувствуя ему, писатель говорит о том, насколько беззащитен человек перед окружающей действительностью. Он — всего лишь «земной прах», «комок глины», бессильный, беспомощный, испытывающий страдания и постоянные мучительные поражения, обреченный на отчужденность даже в окружении самых близких людей, на безотрадное одиночество и, наконец, — на гибель.

В свое время Франц Кафка стал настоящим новатором в области художественной прозы, введя в обиход многозначные символические и аллегорические образы, подчеркивающие трагизм человеческой судьбы, бесконечную отчужденность отдельной личности, ее одиночество и бессилие перед абсурдностью окружающей действительности. Его произведения неизменно вызывают читательский интерес, заставляя задуматься над «вечными вопросами», которые ставит жизнь. И сегодня, когда проблема отчуждения личности стала одной из главных проблем человеческого общества, произведения Кафки особенно актуальны.

Elit-Knigi.ru



Привет, Гость



Самые активные релизы за неделю

Франц Кафка – Собрание сочинений (30 книг) / Художественная / 2014 / FB2, PDF, RTF

СкачатьСкачать .torrent файл (основная ссылка для скачивания файла)
Magnet-ссылка (альтернативная ссылка для скачивания файла)
Тегихудожественная литература, сюрреалистическая драма, 2014
Описание

Автор: Франц Кафка
Оригинальное название: Собрание сочинений
Год выпуска: 2014
Жанр: Художественная литература, сюрреалистическая драма
Выпущено: Россия, Москва, Аст, Эксмо, Домино, Азбука-классика
Язык: Русский

Описание: Франц Кафка (03.07.1883 – 03.06.1924) – австрийский писатель. Родился в Праге. Закончив 1906 году Пражский университет, получил степень доктора права, а затем поступил на службу чиновником в страховом ведомстве, где и проработал на скромных должностях до преждевременного — по болезни — выхода на пенсию в 1922 г. Юридическая практика приносила достаточно средств, чтобы снимать жильё, и оставляла достаточно времени на то, чтобы писать (а не писать Кафка, по его собственным словам, просто не мог).Виртуозно переплетая фантастику и реальность, Кафка создал в своих произведениях картину мира, чреватого для персонажей каким-то подвохом, неправильностью, опасной переменой привычной жизни. Это образ непознаваемого, враждебного человеку бытия, где все удивительное естественно, а все естественное удивительно, где люди ощущают жизнь как ловушку и даже природа вокруг них холодна и зловеща.

01. Америка (Пропавший без вести)
02. Замок
03. Замок /сверенный с рукописями/
04. Процесс
05. Процесс /сверенный с рукописями/

НОВЕЛЛЫ И РАССКАЗЫ

01. Аэропланы в Брешии
02. Блюмфельд, старый холостяк
03. В нашей синагоге
04. Гигантский крот
05. Верхом на ведре
06. Исследования одной собаки
07. Как строилась китайская стена
08. На чердаке
09. Нора
10. Описание одной борьбы
11. Охотник Гракх
12. Свадебные приготовления в деревне
13. Превращение

2. Созерцание (сборник)

4. Сельский врач (сборник)

5. Голодарь (сборник)

6. Маленькие рассказы

АФОРИЗМЫ, ДНЕВНИКИ И ПИСЬМА
01. Афоризмы
02. Дневники
03. Завещание Франца Кафки
04. Из разговоров Густава Яноуха с Францем Кафкой
05. Письма к Милене
06. Письма к Фелиции
07. Письмо к отцу

Формат: FB2, PDF, RTF
Качество: Электронная копия, eBook
Размеры листа:

210×296 мм
Количество страниц: 30 х

Франц Кафка: как неудачник стал самым культовым писателем века

После смерти Франц Кафка повелел своему душеприказчику и другу Максу Броду сжечь без исключения всё им написанное, но Макс Брод не подчинился воле усопшего и опубликовал бо́льшую часть его работ, которая вскоре начала привлекать к себе внимание. И спустя 25 лет после смерти от туберкулеза Кафка становится едва ли не самым знаковым и популярным писателем XX века. Мрачное насупленное лицо и образ несчастного человека до сих пор прельщают зрелые и не очень умы. Его боготворят, ему поклоняются, его чтят. Хотя многие его литературу не понимают. В чем же причина? В чем магия личности, которая впечатляет даже тех, кто его произведения не читал вовсе? Что же так прельщает людей, выстраивающихся в очередь на поклон его могиле и рыдающих над «Превращением»?

Слишком трагическая фигура

Жизнь дает нам множество шансов хоть как-то оправдать собственное существование. И если первый этап оказался, мягко говоря, не очень удачным, то возможно, при должном старании тебе представится еще один шанс. Единственная проблема — даже в этом случае надо что-то делать, причем делать качественно, ибо дерьмо классикой стать не может.

Кафка именно таков. Сгусток комплексов, страхов и противоречий, которые не давали Францу ни жить в полную силу, ни раскрыться и превратиться в большого писателя. А всё благодаря собственному страху быть воспринятым отталкивающим как физически, так и умственно. И всё это при том, что Франц с младых ногтей крутился в обществе германоязычных поэтов Чехии. При его жизни было опубликовано всего несколько коротких рассказов, составивших очень малую долю его работ, а потому странное творчество Франца Кафки привлекало мало внимания.

Кафка разрывался между чувством и долгом — с одной стороны, Франц считал себя «должным» своим родителям, навязывающим ему юриспруденцию, с другой — его тянуло к литературе и писательству. «Всё, не связанное с литературой, я ненавижу, — записывал он, — …мне скучно ходить в гости, страдания и радости моих родственников наводят на меня безмерную скуку».

Некоторое время Кафка был простым скучным офисным работником в страховом отделе по несчастным случаям, что приводило его в полное отчаяние и еще больший пессимизм. В дневнике Франц писал: «Для меня это ужасная двойная жизнь, из которой, возможно, есть только один выход — безумие».

Боязнь быть высмеянным и непризнанным вкупе с деспотией родителей — как же это знакомо. Читая письма и дневники Кафки, понимаешь, что за 100 лет ничего не изменилось, — до сих пор непонимание и конфликты поколений мешают таким вот талантам раскрыться и наслаждаться прижизненной славой. Чтобы понять всю полноту трагедии, нужно прочитать его знаменитое письмо отцу, так и не дошедшее до адресата. Хотя Франц Кафка и винил во всех бедах отца, главными причинами его бед были неспособность подстроиться под реалии мира и гора комплексов.

И была третья группа, которая жила в Праге едва ли не с момента ее основания, жила в изолированном гетто, окруженном высокой стеной. Жила обособленно, лепя мифических големов и насылая проклятия на несчастных христиан. Это были евреи, к коим Франц Кафка и относился. Евреи, евреи, кругом одни евреи. Абсолютные чужаки, которые так и не стали своими, с которыми связывали ряд суеверий (в том числе и пресловутого голема), которых выгоняли, а потом возвращали в город. В середине XIX века гетто сделали официальным кварталом, а сынам иудейским наконец дали все гражданские права. И, казалось бы, жизнь наладилась, отец Кафки стал одним из успешнейших предпринимателей города, его дядя был генеральным директором железных дорог Испании. Но в 1897 году, когда Францу было 14, случился очередной еврейский погром. Немецкую речь, разносившуюся эхом над Влтавой, сменила чешская, Австро-Венгрия распалась на куски, образовав единую Чехословакию в 1918, а евреи так и остались чужаками.

Изгнанник, ставший везде своим

К чему этот объемный исторический экзерсис? Чтобы лучше понять ощущение ничтожности маленького человека, после смерти превратившегося в большого писателя. Франц писал: «Прага никогда не выпустит, у этой матушки те еще клешни», — вот так он любил родной город и всё равно стал его маскотом. Домов, где он бывал, проживал и останавливался — уйма, на каждом втором — мемориальная табличка, но надо отметить, что речь идет о самом читаемом немецкоязычном писателе. Отбросим стереотипы о нехороших взаимоотношениях германцев и иудеев, появившихся после Второй мировой, не стоит забывать, что это был государственный язык страны, в которой он прожил большую часть жизни. Кафка и чешским владел, но чего изменять традициям, если все твои произведения пишутся в стол, а сам ты просишь их уничтожить? Может быть, если бы Франц Кафка писал на чешском, то не стал бы таким популярным (все же на немецком говорит гораздо больше людей), но важно другое. Вот что он говорит о немецкоязычных писателях еврейского происхождения: «Они живут с тремя невозможностями: невозможностью не писать, невозможностью писать по-немецки, невозможностью писать иначе. Можно добавить четвертую невозможность — невозможность писать вообще».

И хотя еврейские погромы не затронули семью Кафки, сам он чувствовал себя чужаком, о чем писал: «Prasive plemeno — поганая кровь. Так при мне называли евреев. Не правда ли, естественно покинуть место, в котором тебя так яростно ненавидят. Героизм, который требуется для того, чтобы остаться несмотря ни на что — героизм таракана, которого тоже ничем не выжить из ванной».

Но сама ситуация абсурдна: еврей из Чехии пишет на немецком, становится символом города, который он любил, но отождествлял со злом, которое высасывает из него силу. Так что абсурд есть не только в его романах, но и во всей жизни Франца Кафки. Чужак, изгой, ставший маскотом — это ли не квинтессенция абсурда? Правда, всё поклонение писательскому гению выражается не только в паломничестве к могиле Кафки.

Например, они построили музей, сильный и впечатляющий, но после него испытываешь всю экзистенциальную глубину и ходишь два часа как мешком прибитый. Памятник в виде огромной крутящейся головы писателя и монумент пониже, где он верхом на своем костюме. А напротив того самого музея сияет изящный скульптурный комплекс: двое мужчин стоят на карте Чехии и писают на нее, вырисовывая буквы национального алфавита. Олицетворяют, конечно же, отношение правительства. И хотя у всех выдающихся чешских авторов была особенная страсть к высмеиванию общества и политиков, это абсурдное творение смотрится более логично возле музея Кафки, чем музея Чапека и Гашека.

Швейк, конечно, издевательски абсурден, «Война с саламандрами» и вовсе пугает, но с «Замком» и «Процессом» они не сравнятся, там уровень абсурдности не поддается исчислению. Этим и ценен Кафка, за это его и любят: так обличать бюрократию, как он, не мог и не может никто. За эту его уникальность его и любят.

Любимец женщин Франц Кафка

Образ забитого, запуганного собственным отцом паренька, неспособного существовать в этом мире, рисует образ закоренелого девственника поневоле. Однако у этого рефлексирующего и слабого человека не было проблем с женщинами. Женщины его влекли и вместе с тем пугали. Встречам и общению с ними Франц предпочитал письма. Сейчас это называется «хорошо устроился» — встречался, когда хотел. Но это же Кафка, и причины у него были не такие приземленные.

Четыре женщины, 3 помолвки (причем с одной женщиной дважды). Некоторые недалекие неудачники считают, что если такой затворник, как Кафка, охмурял девиц, то и у них получится. Некоторые даже считают Франца «красавчиком» — обломал женщину, дважды унизил, не пошел на брак. Но это была патологическая боязнь брака и полной потери независимости, которой и так не было. Единственную женщину, на которой Франц Кафка готов был жениться, забраковал деспотичный папаша — не дал согласия, слишком низкородная и бедная у нее была семья.

К женщинам у Кафки странное отношение. Ту, что он обломал дважды — Фелицию Бауэр — он сам называл некрасивой и говорил о сходстве ее лица с лошадиной мордой. Единственное, что его в ней привлекало — берлинская прописка. Нет, Берлин как таковой тут не важен. Важно то, что она живет далеко. Ее можно не видеть. С ней можно не разговаривать.

Зато одна женщина была под стать ему. Милена — талантливая, эмоциональная бисексуалка, балующаяся наркотиками и отлежавшая в психушке. А на вопрос, почему они расстались, отвечает Франц Кафка так: «Я любил девушку, которая тоже любила меня, но я должен был ее покинуть. Почему? Не знаю… Я очень страдал. Была ли виновата девушка? Не думаю, или, скорее, я в этом не уверен, поскольку предшествующее сравнение неполное».

Вот такой вот половой декаданс, но образ неудачника, так нагло и сурово обращающегося с женщинами, привлекает не только биографов. Дело в том, что в кумире всегда хочется видеть идеал. Но Кафка идеалом не был, как и нормальным человеком. Но женщины в его жизни дают надежду на то, что он все-таки был мужиком.

Но говоря откровенно, инициатором разрыва становился всегда Кафка. Когда понимал, что всё зашло слишком далеко, или когда женщины его утомляли. Но кое в чем Франц тебя разочарует — его не особенно интересовал секс.

Жизненные, пугающе абсурдные произведения

И самая главная причина — это, конечно же, произведения, написанные, как любят говорить критики, кровью. Франц Кафка дал возможность людям понять, что страдание субъективно. Человек превращается в таракана, но все вокруг воспринимают это слишком по-бытовому.

Другой персонаж пытается узнать, в чем же его обвиняют. Но сделать это невозможно из-за ужасающей бюрократии. Так и ведет свою обычную жизнь Йозеф К.: в ожидании суда, пытаясь найти справедливость.

Или абсурдный роман про чужака, который пытается попасть в проклятый замок. Вся жизнь в близлежащей деревне крутится вокруг Замка, его поручений и нелепых официальных писем-уведомлений. Существование людей не имеет смысла. Главному герою советуют сблизиться с любовницей важного чиновника, чтобы получить возможность поговорить с ним. Полный абсурд, но так сильно напоминает жизнь.

Или роман «В исправительной колонии». Тот самый, про жестокую казнь, в которой специальный аппарат выцарапывает на теле человека заповедь, которую он нарушил. С каждым разом всё глубже, пока провинившийся не умрёт.

В колонии появляется новый начальник, которому такая жестокая казнь не по душе. В итоге из великой любви к аппарату палач убивает сам себя.

Казалось бы, что за бред? Что за идиотизм? Но абсурд, в общем, а если присмотреться, то начинаешь разглядывать вполне банальные элементы из жизни.

Кафкианская модель мира неоднозначна, как неоднозначен и сам абсурд. Для кого-то это злая ирония, а для кого-то настоящая боль. Франц Кафка не загоняет в рамки, поэтому каждый при прочтении видит свое. Кто-то видит свои собственные страдания, кто-то видит несовершенство мира, а кто-то слишком любит абсурд.

Кафка свой, Кафка для всех

Феномен Кафки — в его универсальности. Он вроде как для всех, но сам не относил себя ни к кому. Его трактует кто хочет и как хочет. Его причисляют к анархистам и даже борцам за независимость Чехии, а в своем дневнике он написал: «2 августа. Германия объявила войну России». Называли иудеем, а сам он на одном хасидском собрании сравнивал их с африканским племенем. Но при этом некоторый период времени, прежде чем разочароваться в иудаизме, тщательно интересовался историей и мифами иудеев. Атеисты считают его своим, хотя в бога он верил. Модернисты сделают его своим символом, Камю сделает его аргументом своей философии абсурда, экзистенциалисты провозгласят Богом.

А самому Кафке на всё это было плевать. Прикованный личной болью к трагедии жизни, Кафка острее других ощущал абсурдную компоненту бытия. Страдание сделало его визионером, и он просто-напросто стал пророком пессимизма. Но людям свойственно копать глубже, чем оно есть, выискивать всякую дрянь и трактовать по-своему.

Он сам — жертва бытия, не эпохи, не строя, не семьи, не болезни, а именно нескончаемо-мучительного бытия. Бытия, в котором так трудно — быть. Отношение Франца Кафки к миру — это отношение ребенка, столкнувшегося с мировым несчастьем — надежда на чудо. Феномен Кафки — инфантильная беспомощность перед выбором, чего бы этот выбор ни касался — службы или писательства, действия или мечты, одиночества или брака, преданности семье или бунта против нее. Страхи и душевные страдания — результат бесконечного напряжения, вызванного столкновением между внутренней и внешней реальностью, возвышенной любовью и сексом, преданностью семье и ее неприятием, притязаниями инстинкта и стремлением к духовной жизни.

В итоге

Святой покровитель Праги стараниями туристических агентств. Символ абсурдизма стараниями Камю, философ и теоретик стараниями критиков и литературных исследователей; и бог неудачников стараниями самих нытиков и неудачников. Кафка оказался писателем для всех: для тех, кто читал его книги, и особенно для тех, кто изучал его биографию. От него оторвали по куску и растащили каждый себе, не оставив ничего ему самому. Казалось бы, он родился зря, так и не реализовав свой потенциал, но время показало, что его абсурдизм с вплетенными жестокими реалиями жизни как раз очень нужен очумевшему и сходящему с ума XX веку. В этом веке читателю стали важны не только произведения, но и судьба автора. А увидев судьбу этого несчастного человека, мы нашли себе оправдание и начали искать отсутствующий у нас гений. И слава Богу, что Брод ничего не уничтожил, иначе бы нытики не поняли, что такое экзистенциальная яма, а любители хорошего чтива не узнали про потрясающе-печальную сатиру на этот мир.

Ссылка на основную публикацию
×
×