Искандер: сочинение

Вариант 7

Начало формы. Шестидесятипятилетнего Георгия Андреевича, известного физика-ядерщика, лауреата нескольких международных премий, беспокоило, что младший сын увлекается спортом и почти ничего не читает.


Испокон веков книги была лучшим другом человека, она являлась приятным собеседником, антидепрессантом, мотиватором и просто способом интересного времяпрепровождения.

В своем тексте Фазиль Абдулович Искандер предлагает нам задуматься на вопросом: «Какова роль художественной литературы в духовной жизни человека?».

Автор, подводя к проблеме, знакомит нас с историей из жизни Георгия Андреевча, известного физика-ядерщика, который пытался навязать своему сыну любовь к чтению. Писатель обращает наше внимание на отношение Георгия Андреевича к книгам: герой, наблюдая за тем, как его сын предпочитает чтению спорт, телевизор и компьютерные игры, с негодованием восклицает: «Не может быть, чтобы книга, самый уютный, самый удобный способ общения с мыслителем и художником, ушла из жизни!». Мужчина всеми силами старается приобщить сына к литературе: он читает ему книги вслух и даже соглашается на опасный для его возраста поединок в бадминтон, надеясь завоевать у сына хоть немного уважения. Примечательным и удивительным становится именно тот факт, что такому известному, умному, мудрому человеку приходится завоевывать уважение собственного сына: мальчик не просто не уважал своего отца, он даже не замечал его состояния и при огромной разнице в возрасте играл в полную силу, будто бы стараясь навредить отцу, «вытолкнуть его з жизни». Мальчик, воспитанный на играх, телевидении, не имел простого уважения к взрослому человеку, уже не говоря о любви и трепете к Георгию Андреевичу как к отцу.

Фазиль Абдулович Искандер считает, что в книгах содержится духовный опыт человечества, такты и нормы, которые должен знать любой воспитанный и образованный человек. Книги способны всесторонне развить человека, зарядить «азартом вдохновения» и помочь ему открыть и понять самого себя.
Я полностью согласна с мнением писателя и тоже считаю, что чтение способствует моральному, духовному и умственному развитию человека. Именно с помощью книг мы получаем незаменимый опыт общения с передовыми, честными мыслителями прошлого.

В романе А.С. Пушкина «Евгений Онегин» автор на примере Татьяны показывает нам, какую роль в духовной жизни человека играет художественная литература». Девушка выросла в простой, необразованной семье, однако автор описывает её как девушку необычную, отреченную от постылых и обыденных вещей. А.С. Пушкин делает акцент на том, что вместо шумных игр и девичьих разговоров со своими сестрами Татьяна предпочитает чтение. Благодаря хорошей классической литературе и долгим душевным разговорам со своей няней, героиня обладает глубокой романтической душой, и своими тончайшими душевными порывами не может не вызывать симпатию читателей и самого автора. И даже позже, в пошлости светского общества, уже будучи взрослой, статной особой, Татьяна не потеряла своей естественности и достоинства, а лишь приукрасила их легкой дымкой величия светской дамы. Чем и выделялась на фоне заурядных красавиц.

В антиутопии Рэя Брэдбери «451 градус по Фаренгейту» ярко показано, каким становится общество, в котором чтение книг является нарушением закона. В обществе, где книги сжигают, мы видим полную духовную пустоту и деградацию людей как личностей. Люди в этом обществе бездуховны, безнравственны, они не имеют собственного мнения, не имеют критического мышления и вообще какого-либо желания самостоятельно мыслить, все их развитие сконцентрировано вокруг стен, напоминающих экраны телевизоров. Но главный герой по началу, как и окружающие его люди, не замечает ничего плохого в своем укладе жизни, пока не встречает необычную девушку, способную мыслить и чувствовать иначе, и пока не решается прочесть книгу. И лишь после прочтения герой осознал, насколько пусты, глупы и несчастны окружающие, осознал, что чтение может заменить ему и жену, и друзей и даже весь мир, бездуховный и пустой. Автор подводит нас к мысли о том, что в книге заключен опыт достойнейших людей, и читающий имеет возможность прожить судьбу великой личности, вобрать в себя её мысли и опыт, словно вживую с ним пообщавшись.

Таким образом, можно сделать вывод, что художественная литературы позволяет нам познавать и воспитывать самого себя, самосовершенствоваться и развиваться, заряжаться эмоциями, любовью, стремлением к жизни, получать ничем не заменимый опыт общения с величайшими личностями, тем самым играя очень важную роль в духовной жизни человека.

Проблема взаимоотношения поколений.. По Ф. Искандеру

Сочинение по тексту:

Как вызвать к себе уважение младшего поколения? Как добиться того, чтобы подросток прислушался к советам старших, понял их добрые намерения, согласился с ними? Такие вопросы ставит в своём тексте замечательный писатель Фазиль Искандер.

Действительно, проблема взаимопонимания поколений весьма актуальна. Не всегда старшие и младшие находят общий язык. Автор показывает нам пример того, как отец, понимая, что что-то упустил в воспитании своего сына, пытается исправить ситуацию не нравоучениями, а собственным примером. Герой рассказа, известный учёный, озабочен тем, что его сын ничего не читает. Сам-то он читал запоем, и книги во многом помогли ему стать тем, кем он стал: физиком-ядерщиком, лауреатом многих премий, уважаемым человеком. Автор подчёркивает, как переживает отец из-за того, что сын увлечён спортом, а книги его не интересуют. Отец понимает, что должен завоевать авторитет сына, а поскольку для того главное — спорт, то он должен переиграть его хотя бы в бадминтон. Искандер и иронично, и в то же время драматично показывает игру отца и сына. Отцу шестьдесят пять. Он идёт на огромный риск, он может получить инфаркт, он задыхается, но не сдаётся. И он выигрывает! Сын проникается уважением к отцу и выполняет его просьбу — два часа чтения. Можно только восхищаться настойчивостью и мужеством этого человека, понимающего, что просто словами уважения не заслужить.

Искандер считает, что старшее поколение должно идти навстречу молодым, делать всё для достижения взаимопонимания и уважения, как это делает герой рассказа.

Я полностью согласна с мнением писателя: одними словами, без личного примера подростка не воспитаешь.

Примером сложных взаимоотношений отца и сына может служить великолепная повесть В. Короленко «В дурном обществе». Отец мальчика, честный и неподкупный судья, пользуется огромным уважением в среде бедняков, но со своим сыном не может найти общего языка: недавно умерла его жена, и он не может оправиться от этой потери. А сын слишком напоминает умершую. Потребовалось множество драматических событий, чтобы отец понял: его сын не пропащий бездельник, а добрый, умеющий сострадать людям, деятельно помогающий своим друзьям человек.

Ещё одним примером непростых отношений между взрослыми и детьми является потрясающий рассказ В. Распутина «Уроки французского». Учительница хочет помочь голодающему мальчишке, но он из гордости отвергает все её попытки. Он готов умереть с голоду, но не хочет принимать ничего от чужих людей. Тогда учительница идёт на хитрость: она играет с ним в игру на деньги, и он постоянно выигрывает. Случайно об этом узнает директор, и учительница вынуждена уехать. Только став взрослым, герой рассказа понимает, как много она для него сделала: спасла от голода, дала возможность учиться, пожертвовав собой.

Эти замечательные произведения помогают нам разобраться в сложных, запутанных отношениях поколений, показывают, как мудрость взрослых помогает юности. И есть надежда, что те молодые люди, к которым так отнеслись взрослые, продолжат эстафету доброты, сочувствия и деятельной помощи.

Текст Фазиля Искандера:

(1)Шестидесятипятилетнего Георгия Андреевича, известного физика-ядерщика, лауреата нескольких международных премий, беспокоило, что младший сын увлекается спортом и почти ничего не читает. (2)Неужели это свойство поколения, неужели книга перестала быть тем, чем она уже была в России в течение двух столетий для образованных людей? (3)Не может быть, чтобы книга, самый уютный, самый удобный способ общения с мыслителем и художником, ушла из жизни!

(4)Он сам стал читать двенадцатилетнему сыну. (5)Но сын не улавливал того очаровательного перемигивания многих смыслов, которое даёт настоящий художественный текст и в который автор вовлекает благодарного читателя. (6)Неужели телевизор и компьютерные игры победили? (7)И нельзя же всё время читать ему вслух. (8)Георгия Андреевича в этом возрасте невозможно было оторвать от книги! (9)Более того, он был уверен, что его успехи в физике каким-то таинственным образом связаны с прочитанными и любимыми книгами. (10)Занимаясь физикой, он заряжал себя азартом вдохновения, который охватывал его при чтении. (11)А ведь счастье этого состояния он испытал до физики. (12)Книга была первична.

(13)Нет, надо приучить сына читать самостоятельно. (14)Но сын этого не хотел, морщился, пытался любым способом увильнуть от постылой обязанности.

(15)На даче отец с сыном играли в бадминтон. (16)Из-за язвительных насмешек постоянно выигрывавшего сына отец вдруг понял, что он, хотя и физик высокого класса, никаким авторитетом у сына не пользуется. (17)Нужно завоевать авторитет. (18)Но как это сделать?

(19)Спорт — единственное, что увлекает мальчика кроме телевизора и компьютерных игр. (20)Он должен через спорт завоевать авторитет у сына. (21)Он должен переиграть его в бадминтон.

(22)На следующий день, когда сын предложил поиграть, отец сказал ему: —(23)Если я у тебя выиграю, будешь два часа читать книгу!

—(24)Ты у меня выиграешь. — презрительно ответил сын. — (25)Папа, у тебя крыша поехала!

—(26)Но ты согласен на условия? —(27)Конечно!

(28)Отец, решив во что бы то ни стало выиграть у сына, внутренне сосредоточился, напружинился, хотя взял себя в руки и внешне держался равнодушно.

(29)То и дело слышалось шлёпанье ракеткой по волану.

(30)Хотя Георгий Андреевич весь был сосредоточен на игре, в голове его мелькали мысли, никакого отношения к игре не имеющие.

(31)Если бы Пушкин прожил ещё хотя бы десять лет, вероятно, история России могла быть совершенно другой

(33)Вся русская культура расположена между двумя фразами: пушкинской: подите прочь, какое дело поэту мирному до вас! (34)И толстовской: не могу молчать! (35)Удар!

(36)Задыхаюсь! (37)Задыхаюсь! (38)Нельзя было почти всю жизнь работать по четырнадцать часов! (39)Удар!

(40)Выражение «тихий Дон», кажется, впервые упоминается у Пушкина в «Кавказском пленнике». (41)Если бы не перечитывал сыну, никогда бы не вспомнил. (42)Удар!

(43)Если предстоит конец книжной цивилизации, это удесятерит агрессивность человечества. (44)Ничто не может заменить натурального Толстого и натурального Шекспира.

(45)Удар!
(46)Сын, не замечая необычайной сосредоточенности отца, пропустил достаточно : много ударов, уверенный, что отец случайно вырвался вперёд. (47)Но при счёте десять — пять в пользу отца (а играть решили до двадцати одного очка) он как бы очнулся.
(48)Шквал сильных ударов посыпался на отца. (49)Но почти все удары, сам удивляясь себе, отец изворачивался брать и посылать обратно. (50)Он дотягивался до очень трудных подач и отбивал их, замечая в глазах у сына как бы комически-заторможённое уважение. (51)Однако сын порядочно загнал его своими подачами. (52)Сердце колотилось во всю грудную клетку, он был весь мокрый от пота. (53)Но чем трудней ему было, с тем большей самоотдачей он шёл к победе. (54)В каждый удар он вкладывал все силы, как будто удар этот был последним и самым решительным.

Читайте также:  Пастернак: сочинение

(55)Игра приближалась к победному концу, и сын стал нервничать.
— (56)Эта ракетка соскальзывает с руки, — крикнул он, — я пойду возьму запасную.

(57)И побежал домой. (58)Отцу показалось, что эта передышка в две-три минуты спасла его. (59)Сейчас, когда игра остановилась и он осознал свою усталость, он чуть не отдал концы от пережитого напряжения.

(60)Отец слегка отдышался. (61)Сын прибежал с новой ракеткой, и они продолжили игру. (62)И хотя эта ракетка была ничуть не лучше прежней, сын стал бить по волану с такой размашистой силой, словно стремился не просто выиграть у отца, а вытолкнуть его из жизни.

(63)Сын опять загнал отца, но вдруг споткнулся, наступив на шнурок незавязанного кеда. (64)Он занялся своими шнурками, а отец в это время старался отдышаться, иначе от переутомления он сам мог грохнуться.

(65)Через минуту отец выиграл, на два очка опередив сына, и вдруг почувствовал всем своим существом, что сын проникся к нему уважением.

(66)После обеда мальчик послушно пошёл читать в свою комнату.

(По Ф. Искандеру)

Искандер: сочинение

Эссе и публицистика

Одно из самых очаровательных воспоминаний детства — это наслаждение, которое я испытал, когда наша учительница первых классов читала нам вслух на уроке “Капитанскую дочку”. Это были счастливые минуты, их не так много, и потому мы бережно проносим их сквозь всю жизнь. Счастлив человек, которому повезло с первой учительницей. Мне повезло.

Александра Ивановна, моя первая учительница, любовь и благодарность к ней я пронес сквозь всю жизнь.

Уже зрелым человеком я прочел записки Марины Цветаевой о Пушкине. Из них следует, что будущая мятежная поэтесса, читая “Капитанскую дочку”, с таинственным наслаждением все время ждала появления Пугачева. У меня было совсем другое. Я с величайшим наслаждением все время ждал появления Савельича.

Этот заячий тулупчик, эта доходящая до безрассудства любовь и преданность своему Петруше. Невероятная трогательность. Разве Савельич раб? Да он на самом деле хозяин положения! Петруша беззащитен против всеохватывающей деспотической любви и преданности ему Савельича. Он беспомощен против нее, потому что он хороший человек и понимает, что деспотичность именно от любви и преданности ему.

Еще почти ребенком, слушая чтение “Капитанской дочки”, я чувствовал комическую перевернутость психологических отношений хозяина и слуги, где слуга и есть истинный хозяин. Но именно потому, что он бесконечно предан и любит своего хозяина. Любовь — главнее всех.

Видно, Пушкин сам тосковал по такой любви и преданности, может быть, ностальгически переодел Арину Родионовну в одежды Савельича.

Главным и неизменным признаком удачи художественного произведения является желание вернуться к нему, перечитать его и повторить наслаждение. В силу жизненных обстоятельств мы можем и не вернуться к любимому произведению, но сама надежда, мечта вернуться к нему греет сердце, придает жизненные силы.

Насколько легко ограбить, обмануть культурного человека в жизни, настолько трудней его ограбить в духовном отношении. Потеряв многое, почти все, культурный человек, по сравнению с обычным, крепче в сопротивлении жизненным обстоятельствам. Богатства его хранятся не в кубышке, а в банке мирового духа. И многое потеряв, он может сказать себе и говорит себе: я ведь еще могу слушать Бетховена, перечитать «Казаков» и “Войну и мир” Толстого. Далеко не все потеряно.

Чтение Достоевского в юности производило потрясающее впечатление. Я до сих пор уверен, что человек, прочитавший “Преступление и наказание”, гораздо менее способен убить другого человека, чем человек, не читавший этого романа. И дело не в том, что Достоевский говорит о справедливой наказуемости преступления.

Дело в том, что Достоевский в этом романе разворачивает перед нашими глазами грандиозную психическую сложность человека. Чем отчетливее мы понимаем психическую сложность живого существа, тем трудней его уничтожить.

Нормальный человек может срубить дерево, некоторым образом чувствуя жалость к нему, с еще большим чувством жалости, но преодолевая его, он может зарезать животное, чтоб воспользоваться его мясом, но перед убийством человека для нормального человека встает невидимая, но хорошо ощущаемая стена — это сама психическая сложность человека. Человек слишком сложен, чтобы убивать его. Убивая человека, ты слишком многое убиваешь заодно с ним, и прежде всего свою душу.

Убийство человека — это в миниатюре уничтожение жизни на Земле. Профессиональный убийца сам психически примитивен, почти как животное, и потому он не видит большой разницы между убийством человека и животного.

Однажды я спросил нашего знаменитого священника и богослова отца Александра Меня, впоследствии зверски убитого топором:

— Вам приходилось ли когда-нибудь убивать?

— Однажды шмеля убил, — сказал он с сожалением, — был раздражен, а он слишком пристал ко мне.

Это был человек огромной религиозной и светской культуры.

Еще пару слов о Достоевском. Лица его героев как бы слабо озарены еще далеким, но уже начавшимся пожаром всемирной катастрофы. И они, его герои, интуитивно чувствуют приближение этой катастрофы, спешат, захлебываются, надрываются, скандалят, пытаясь спасти свою душу или пытаясь, как отец Карамазов, ужраться жизнью до наступления этой катастрофы. Надвигающаяся катастрофа стократ усиливает чувство жизни в его героях. Гениальные прозрения соседствуют с мусорным потоком слов. У героев Достоевского слишком мало времени, чтобы сжато, афористично говорить. Слишком мало времени осталось до катастрофы, слишком много вопросов еще не разрешено и состояние предкатастрофной правды обрекает его героев на захлебывающееся многословие. Иначе было бы недостаточно правдиво.

В этом основа стилистики Достоевского. Предкатастрофное состояние героев. Сама жизнь Достоевского: эшафот, каторга, ожидание припадков вырабатывали его яростный предкатастрофный стиль.

Вообще свой собственный стиль есть абсолютная, единственная, последняя правда каждого настоящего писателя.

Как бы умен или красноречив ни был тот или иной писатель, но если мы не чувствуем его собственного стиля, который нас подхватывает, значит, у этого писателя нет высшей духовной правды, ради которой он пишет. Наличие собственного стиля, собственного почерка писателя неизменно делает правдой любую его фантазию. Отсутствие собственного стиля неизменно делает пустой фантазией любую его правду. Стиль невозможно выработать искусственно, как парус не может выработать ветер, который его надувает. Писатель может, как Достоевский и Толстой, говорить тысячи противоречивых вещей, но если все это несется в русле его стиля, значит, все это правда.

В этой связи вспоминаю записанный Горьким эпизод его разговора с Львом Толстым. Ручаюсь только за смысл.

— Страшна та женщина, — сказал Толстой, — которая держит мужа за душу.

— Но ведь в “Крейцеровой сонате”, — напомнил Горький, намекая на совсем другую материю, данную нам в ощущениях, — вы имели в виду прямо противоположное место.

— Я не зяблик, чтобы все время петь одну и ту же песню, — ответил Толстой.

До этого они говорили о зябликах.

Всю мировую литературу я разделяю на два типа — литература дома и литература бездомья. Литература достигнутой гармонии и литература тоски по гармонии. Разумеется, при этом качество литературного произведения зависит не от того, какого типа эта литература, а от силы таланта художника.

Интересно, что в русской литературе эти два типа художников появлялись нередко в виде двойчатки, почти одновременно.

Так Пушкин и Лермонтов — достигнутая гармония (Пушкин) и великая тоска по гармонии (Лермонтов). Такая же пара: Толстой — Достоевский. В двадцатом веке наиболее яркая пара: Ахматова — Цветаева.

Литература дома имеет ту простую человеческую особенность, что рядом с ее героями хотелось бы жить, ты под крышей дружеского дома, ты укрыт от мировых бурь, ты рядом с доброжелательными, милыми хозяевами. И здесь в гостеприимном и уютном доме ты можешь с хозяином дома поразмышлять и о судьбах мира, и о действиях мировых бурь.

Литература бездомья не имеет стен, она открыта мировым бурям, она как бы испытывает тебя в условиях настоящей трагедии, ты заворожен, затянут видением бездны жизни, но всегда жить рядом с этой бездной ты не хочешь. Впрочем, это во многом зависит от характера читателя.

Литература дома — преимущественно мудрость (Пушкин, Толстой). Литература бездомья — преимущественно ум (Лермонтов, Достоевский).

Мудрость сразу охватывает все окружение, но видит не так уж далеко, потому что далеко видеть и не надо, поскольку, видя все вокруг, мудрость убеждается, что человек везде человек и страсти человека вокруг одинаковы.

Ум имеет более узкий кругозор, но видит гораздо дальше. Так, Достоевский разглядел далеких бесов и в бешенстве помчался на них, как бык на красную тряпку.

Искандер: сочинение

Проблема роли детства в жизни человека. Сочинение по тексту Ф. Искандера

Сочинение по тексту:

«Все мы родом из детства» — эту фразу слышал хоть раз каждый. Это значит, что личность человека формируется в детские годы, и от того, как они проходят, в какой атмосфере развивается ребёнок, зависит судьба и характер. Вот об этом и рассуждает известный писатель Фазиль Искандер. Воспоминания о дедушкином доме, в котором вырос автор, проникнуты теплотой и нежной грустью. Именно там происходило знакомство писателя с миром: он слушал «бесконечные рассказы», читал выдержки из старых газет и журналов, рассматривал плакаты. Один из них Ф. Искандер запомнил на всю жизнь: на нём был изображён крестьянин и провалившаяся в реку лошадь. Видимо, плакат призывал страховать имущество. Мальчик недоумевал, так как не видел связи изображённого с жизнью. Наблюдения показывали ребёнку, : что настоящий крестьянин не стал бы взмахивать руками, а кинулся спасать лошадь. Изображение противоречило здравому смыслу.

Эти воспоминания привели писателя к выводу о том, что в детстве ребёнок ищет разумное объяснение всему. «Детство верит, что мир разумен», — пишет автор. По мнению писателя, способность сохранять это качество важна и для взрослых людей, так как оно помогает бороться с жестокостью и глупостью.

Я согласен с Ф. Искандером в том, что именно в детстве наблюдается страстное желание познавать и добиваться разумного объяснения всего. Дети не могут понять иррациональность войн, несправедливость, они отрицают ложь, измену, насилие. И если эти детские ощущения остаются с человеком навсегда, то он будет и во взрослом состоянии избегать лжи, бороться с жестокостью, искать разумное во всех действиях. Вспомним, например, эпизод романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» — первый сон Раскольникова, в котором он погружается в атмосферу детства. Маленький Родя испытал невыносимое отчаяние, когда увидел картину избиения лошади. Став взрослым, он пошёл на убийство. Однако именно во сне, когда разум уступил место чувству, когда герой снова погрузился в детские впечатления, он осознал неразумность жестокости. Может, этот факт и стал поворотной точкой в развитии внутреннего «я» Раскольникова на пути к раскаянию.

Читайте также:  Перро: сочинение

Многие известные и талантливые люди писали о том, что сохранили в себе непосредственность ребёнка. К ним относится и Лев Толстой, который в зрелом возрасте считал, что от пятилетнего ребёнка до него — один шаг. Может, поэтому великий писатель так активно отстаивал идеи ненасилия и гуманизма, а его лучшие герои — Наташа Ростова, Пьер Безухов — не утратили веру в разумность мира и сами старались поступать разумно.

Мне бы тоже хотелось не потерять детской веры в господство здравого смысла.

Текст Фазиля Искандера:

(1)Сейчас, где бы я ни жил, я всё чаще и чаще чувствую, что мне не хватает дедушкиного дома. (2)Мне не хватает дедушкиного дома с его большим зелёным двором, со старой яблоней, с зелёным шатром грецкого ореха, под которым мы валялись в самые жаркие часы. (3)Мне не хватает просторной кухни с её земляным полом, с большим жарким очагом, с длинной тяжёлой скамьёй, стоящей у очага. (4)На ней мы сидели по вечерам и слушали бесконечные рассказы.

(5)Мне не хватает самих стен из прочных каштановых досок, наивно оклеенных газетными и журнальными листами, плакатами, дешёвыми картинками. (6)Среди газетных и журнальных страниц 20-х и 30-х годов попадались иногда очень интересные вещи, и так уютно было читать их, лёжа на полу или влезая на стул, на кушетку. (7)Я перечитал все стены дедушкиного дома. (8)И чего там только не было!

(9)Один из плакатов помню хорошо. (10)Мужичок, горестно всплеснувший руками, перед неожиданно, словно из библейского проклятья, разверзшимся мостом, в который провалилась его лошадёнка вместе с телегой. (11)Под этой поучительной картинкой была не менее поучительная подпись: «Поздно, братец, горевать, надо было страховать!» (12)Я не очень верю этому мужичку. (13)Уж как-то слишком по-бабьи выражает он своё горе. (14)Не успела лошадь провалиться, как он уже всплеснул руками и больше ничего не делает. (15)То, что я видел вокруг себя, подсказывало мне, что крестьянин навряд ли так легко расстанется со своей лошадью, он до конца будет пытаться спасти её, удержать если не за вожжи, то хотя бы за хвост. (16)Подпись под этой картинкой тоже вызывала недоумение. (17)Я так до конца и не понял, что именно надо было страховать — лошадь или мост. (18)Мне казалось, что всё-таки лошадь. (19)Но тогда получалось, что мост так и должен остаться проваливающимся, потому что, если он перестанет проваливаться, тогда и лошадь незачем будет страховать.

(20)Может быть, самая трогательная и самая глубокая черта детства — бессознательная вера в необходимость здравого смысла. (21)Следовательно, раз в чём-то нет здравого смысла, надо искать, что исказило его или куда он затерялся. (22)Детство верит, что мир разумен, а всё неразумное — это помехи, которые можно устранить, стоит повернуть нужный рычаг. (23)Может быть, дело в том, что в детстве мы ещё слышим шум материнской крови, проносившейся сквозь нас и вскормившей нас. (24)Мир руками наших матерей делал нам добро и только добро, и разве не естественно, что доверие к его разумности у нас первично. (25)А как же иначе?

(26)Я думаю, что настоящие люди — это те, что с годами не утрачивают детской веры в разумность мира, ибо эта вера поддерживает истинную страсть к борьбе с безумием жестокости и глупости.

Готовимся к ЕГЭ

Для учеников 10-11-х классов Второй Санкт-Петербургской Гимназии

среда, 28 мая 2014 г.

Три сочинения по фрагменту из «Воспоминания о романе» Фазиля Искандера

(1) В тринадцать лет я впервые прочел «Анну Каренину». (2) Война подкатила к самому Туапсе. (3) Сухуми несколько раз небрежно бомбили, и мы с мамой и сестрой переехали в деревню Атары, где жила мамина сестра. (4) Мы наняли комнату у одной соломенной вдовушки, нам выделили землю под огород, где мы выращивали тыквы, дыни, помидоры и другие не менее изумительные по тем временам овощи. (5) В этом доме я случайно обнаружил книгу Толстого и прочел ее, сидя под лавровишней в зеленом дворике.

(6) Разумеется, навряд ли я тогда понимал многие особенности этого романа, но главное понял. (7) Это видно из того, что я был потрясен так, как никогда не бывал ни до, ни после чтения этой книги. (8) Дня три я ходил как пьяный и мычал какой-то дикарский реквием по поводу смерти героини. (9) И без того не склонный усердствовать лопатой и мотыгой, в эти дни я даже не откликался, когда мама и сестра звали меня на огород. (10) Опалывать глупые тыквы, когда мир вместе с Анной Карениной раздавлен под колесами паровоза?! (11) Я шагал по селу, и траурный шлейф реквиема развевался за моей спиной. (12) К сожалению, этот шедевр погиб навсегда по причине моей музыкальной безграмотности, а также отсутствия музыкальной памяти. (13) Впрочем, возможно, я его вспомню, когда начну впадать в детство, из которого никак не могу до сих пор выпасть.
(14) Вспоминаю впечатления, которые я вынес от того первого знакомства с «Анной Карениной». (15) Было жаркое лето, и я скучал по морю. (16) Мелкие деревенские ручьи, где невозможно было всплыть, не утоляли мою тоску. (17) И вот, может быть, поэтому во время чтения я испытывал приятное чувство, как будто плыву по морю. (18) Впервые я читал книгу, под которой не мог нащупать дна. (19) Каким-то образом возникло ощущение моря. (20) Незнакомые сцены усадебной жизни воспринимались как родные. (21) Хотелось к ним. (22) Хотелось посмотреть, как аппетитно косит Левин, побывать с ним на охоте, поиграть с его умной собакой, посидеть с женщинами, которые варят варенье, и дождаться своей доли пенок. (23) Это был роман-дом, где хочется жить, но я еще этого не понимал.
(24) Читаешь «Войну и мир», и мгновениями кажется, что автор стыдится непомерности своих сил, то и дело сдерживает себя, роман развивается в могучем, спокойном ритме движения земного шара. (25) Полный лад с собственной совестью, семьей, народом. (26) И это счастье передается читателю. (27) И что нам каторжные черновики! (28) Тургенев в одном письме раздраженно полемизирует с методом Толстого. (29) Он говорит: Толстой описывает, как блестели сапоги Наполеона, и читателю кажется, что Толстой все знает о Наполеоне. (30) На самом деле он ни черта о нем не знает. (31) Наполеон — мировоззренческий враг Толстого. (32) По Толстому, обновить человечество можно, только если человек, сам себя воспитывая, освободит себя изнутри. (33) Именно этим Толстой и занимался всю жизнь. (34) По Толстому, только так можно было и нужно было завоевывать человечество.
(35) И Толстой, как новый Кутузов, изгоняет Наполеона из области духа. (36) Поэтому, по Толстому, Наполеон — это огромный солдафон и судить о нем незачем выше сапога. (37) Пускать в ход собственный могучий психологический аппарат даже для отрицательной характеристики Наполеона Толстой не намерен. (38) Он боится этим самым его перетончить. (39) По Толстому, сложность зла есть надуманная сложность. (40) В Наполеоне Толстого никакого обаяния. (41) Словно предчувствуя трагические события двадцатого века, он пытается удержать человека от увлечения сильной личностью, от еще более кровавых триумфаторов.
По Фазилю Искандеру

Это предложение
нужно исправить .
К этому предложению
есть комментарий .

Сочинение первое

Каждый человек по-разному относится к литературе и воспринимает её. В данном тексте Фазиль Искандер
показывает воздействие, которое оказало на него великое произведение Толстого.

Автор поднимает вопрос о влиянии книги на мировосприятие ребёнка, опираясь на
собственные воспоминания об изменениях, происшедших в нём после прочтения «Анны Карениной».
Отношение мальчика к
обыденным вещам резко меняется после знакомства с этой книгой. «Анна Каренина» не только открывает ему новый мир, но и подталкивает к глубоким размышлениям. Осмысление этого произведения раздвигает границы его воображения и наполняет его новыми ощущениями .
Фазиль Искандер положительно относится к раннему знакомству с серьёзной литературой. Он с восторгом пишет о своих детских впечатлениях, отмечая, что уже тогда «главное понял».
Я согласна с писателем в том, что хорошее произведение может повлиять на человека в любом возрасте . В «Алых парусах»
Грэй, прочитав книгу о мореходстве, решил связать свою жизнь с морем. На меня так повлияла книга «Три мушкетёра» в детском возрасте, что я
не только прочитала ещё множество книг Дюма, но и начала изучать французский язык. Несмотря на то что мировоззрение человека меняется на протяжении всей жизни, чтение книги в любом возрасте направляет его на путь размышления, ведущий, как известно, к развитию.
Настя, 10 класс, первый опыт сочинения для ЕГЭ
(188 слов)

Оценка работы:

  • К1. Формулировка проблемы — 1.
  • К2. Комментарий к проблеме — 1 (из 2).
  • К3. Отражение позиции автора — 1 .
  • К4. Аргументация — 1 (из 3).
  • К5. Смысловая цельность (логические ошибки, деление на абзацы) — 0 (из 2).
  • К6. Точность и выразительность речи — 1 (из 2).

Сочинение второе

«Это был роман-дом, где хочется жить…» Да, книги порой становятся целым отдельным
миром для нас,
миром заманчивым и непостижимым.
Миром , в
котором мы сами находим любимых героев,
которым потом подражаем,
миром , формирующим наш вкус, наши мечты и стремления.
Кто поспорит с тем, что рано прочтённая литература наравне с другими видами искусства оказывает
неизгладимое влияние на восприятие действительности?
Фазиль Искандер в приведённом отрывке
описывает своё первое знакомство с «Анной Карениной». Книгу, возможно, он понял в тринадцать лет не до конца, но в то же время,
главная идея и атмосфера книги его потрясли, оставшись в памяти на всю жизнь.
Разумеется, литература влияет и на литературных героев. В «Евгении Онегине» Татьяне Лариной «рано нравились романы». Читая их, она составляла собственное представление о любви. Во многом именно такой «французской романтики» она и пыталась добиться потом от Онегина, к сожалению (а может, и к счастью) неуспешно.
Я и сейчас помню впечатление, испытанное мной от прочтения повести
Солженицына «Матрёнин двор» в одиннадцать лет. Для меня тогда судьба праведницы Матрёны явилась настоящей трагедией, не меньшей, наверное, чем смерть Анны Карениной для Фазиля Искандера. Будучи совсем ещё ребёнком, я сумел где-то на подсознательном уровне почувствовать всю мощь этого произведения, прикоснуться
к ней , чтобы взять эту книгу в руки потом и
постигнуть ещё одну частичку того мира, в котором мы живём.
Книги, как, в общем, и музыка, и живопись, — то, с чем каждый человек должен знакомиться с самого рождения. Хорошая литература
прививает нам вкус , открывает новые тайны жизни… А в том, что книги мы не всегда понимаем полностью, нет ничего плохого. Узнать всё в один миг?
Так и жить будет неинтересно!
Тихон, 11 класс
(263 слова)

Оценка работы:

  • К1. Формулировка проблемы — 1.
  • К2. Комментарий к проблеме — 2.
  • К3. Отражение позиции автора — 1.
  • К4. Аргументация — 2 (из 3).
  • К5. Смысловая цельность (логические ошибки, деление на абзацы) — 1 (из 2).
  • К6. Точность и выразительность речи — 1 (из 2).
  • К7. Орфография — 3.
  • К8. Пунктуация — 3.
  • К9. Грамматические ошибки — 1 (из 2).
  • К10. Речевые ошибки — 0 (из 2).
  • К11. Соблюдение этических норм — 1.
  • К12. Фактологическая точность — 0 (из 1).
Читайте также:  Фонвизин: сочинение

Сочинение третье

Одной из проблем, раскрытых в этом тексте, является проблема влияния литературы на человека. Герой текста, случайно обнаруживший и прочитавший роман Л. Н. Толстого «Анна Каренина», будучи мальчиком тринадцати лет, не мог полностью понять значение и смысл этого произведения, но впечатление, произведённое данной книгой, запомнилось ему на всю жизнь.
Автор до сих пор помнит жаркое лето, когда он впервые познакомился с «Анной Карениной», помнит ту тоску, которую могла утолить только эта книга, в мир которой ему так хотелось попасть, где так хотелось жить. Этот роман стал для него чем-то большим, чем просто художественное произведение: он стал спасением для мальчика в трудное время войны.
Столь яркое впечатление, конечно же, оставляет след в сознании человека, влияет на его мировоззрение и дальнейшую жизнь. Подтверждение этого можно найти в романе А. С. Пушкина «Евгений Онегин». Татьяна,
любящая читать романы о возвышенной любви , придающая им большое значение, воплощает в жизнь
мечты, желания, действия их героев: она мечтает о вечной, чистой любви, встречает рассветы на балконе,
её манеры и образ жизни напоминают поведение романтических героев . А когда Татьяна влюбляется в Онегина, она пишет ему письмо так же, как
героини её любимых романов.
Влияние литературы на человека также прослеживается в романе И. С. Тургенева «Отцы и дети». В нём
противопоставлены два мира — Николая Кирсанова и Евгения Базарова . У них совершенно разные точки зрения, приоритеты, цели в жизни, и в формировании этих отличий книги играют не последнюю роль. Автор отмечает, что Николай Кирсанов любит Пушкина — поэта из того, «старого» мира, который пытаются разрушить такие, как Евгений Базаров. Он читает сугубо научную литературу и не признаёт художественную,
уважает только прикладные науки.
Таким образом , можно снова и снова убеждаться, насколько велика роль литературы в жизни человека, в формировании его моральных устоев, привычек и даже характера. Книга может сопровождать человека на протяжении всей его жизни, после каждого нового прочтения раскрывать ему новые смыслы и заново удивлять.
Лера, 11 класс
(312 слов)

Задание №2405

Условие

Напишите сочинение по прочитанному тексту.

Сформулируйте одну из проблем, поставленных автором текста.

Прокомментируйте сформулированную проблему. Включите в комментарий два примера-иллюстрации из прочитанного текста, которые, по Вашему мнению, важны для понимания проблемы исходного текста (избегайте чрезмерного цитирования).

Сформулируйте позицию автора (рассказчика). Напишите, согласны или не согласны Вы с точкой зрения автора прочитанного текста. Объясните почему. Своё мнение аргументируйте, опираясь в первую очередь на читательский опыт, а также на знания и жизненные наблюдения (учитываются первые два аргумента).

Объём сочинения — не менее 150 слов.

Работа, написанная без опоры на прочитанный текст (не по данному тексту), не оценивается. Если сочинение представляет собой пересказанный или полностью переписанный исходный текст без каких бы то ни было комментариев, то такая работа оценивается нулём баллов.

Сочинение пишите аккуратно, разборчивым почерком.

Текст:

(1)Александра Ивановна. (2)Может быть, любовь к первой учительнице, если вам на неё повезло, так же необходима и естественна, как и первая любовь вообще?

(3)Вспоминая свои чувства к Александре Ивановне, я думаю, что в моей любви к ней каким-то образом нераздельно слились два чувства — любовь к ней именно, такому человеку, каким она была, и любовь к русской литературе, которую она так умело нам раскрывала.

(4)Она почти каждый день читала нам что-нибудь из русской классики или несколько реже что-нибудь из современной литературы.

(5)Осталось в памяти чтение «Капитанской дочки» Пушкина, как минуты сладчайших переживаний. (6)Если в области духа есть чувство семейного уюта, то я его впервые испытал во время чтения этой книжки, когда в классе стояла мурлыкающая от удовольствия тишина.

(7)Недавно, читая записки Марины Цветаевой «Мой Пушкин», я вспомнил наши чтения «Капитанской дочки» и удивился несходству впечатлений. (8)Мятежную душу будущего поэта поразил в этой книге Пугачёв, он показался ей таинственным, заманчивым, прекрасным. (9)Меня же, как сейчас помню, больше всего поражал и радовал в этой книге Савельич. (10)Не только меня, я уверен, и весь класс. (11)Как? — могут удивиться некоторые ценители литературы, — тебе понравился холоп и раб Савельич? (12)Да, именно Савельич мне понравился больше всех, именно появления его я ждал с наибольшей радостью. (13)Более того, решаюсь на дерзость утверждать, что он и самому автору, Александру Сергеевичу, нравился больше всех остальных героев.

(14)Дело в том, что рабство Савельича — это только внешняя оболочка его сущности.

(15)Во время чтения «Капитанской дочки» мы это всё время чувствовали, и потому его рабская должность, если можно так сказать, нам никак не мешала. (16)Что же в нём было прекрасного, заставлявшего любить его вопреки ненавистному нам рабству и холопству?

(17)Была преданность. (18)Величайшее чувство, красоту которого Пушкин столько раз воспевал в стихах. (19)Ненасытный, видно, так голодал по этому чувству, особенно в его материнском проявлении, что, посвятив столько стихов своей няне Арине Родионовне, он решил и в прозе, уже в облике Савельича, создать ещё один образ материнской преданности.

(20)Савельич — это то чувство, которое всю жизнь Пушкин так ценил в людях. (21)И, наоборот, предательство, коварство, измена всегда заставляли его или в ужасе бежать, или корчиться с пристальным отвращением. (22)Наверное, страшнейшей казнью для поэта было бы, связав по рукам и ногам, заставить его, бессильного вмешаться, наблюдать за картиной предательства.

(23)В образе Савельича Пушкин устроил себе пир, который не всегда мог позволить себе в жизни. (24)Тут преданность выступает во всех обличиях. (25)Преданность — готовность отдать жизнь за жизнь барчука. (26)Преданность — готовность каждую вещь его беречь, как собственную жизнь и даже сильнее. (27)Преданность, творящая с робким человеком чудеса храбрости. (28)И, наконец, преданность, доходящая в своём ослеплении до того, что Савельич затевает с Пугачёвым разговор о злосчастном зипуне, когда его любимец находится на волоске от виселицы.

(29)Но Пушкину мало и этого. (30)Комендант Белогорской крепости предан царице точно так, как Савельич своему барчуку. (31)Жена коменданта, такая же ворчливая, как Савельич, сама предана до последнего часа своему мужу, как предан своему барину Савельич. (32)То же самое можно сказать о Маше и о юном Гринёве. (33)Одним словом, здесь торжество преданности.

(34)И вот эта идея преданности с неожиданной силой погружала нас в свой уют спокойствия и доверия, уют дружеского вечернего лагеря перед последним утренним сражением.

(35)Мы ведь тоже преданы своему милому, ещё кудрявоволосому барчуку, чей портрет висит на стене нашего класса.

(36)Мы ещё дети, но уже, безусловно, думаем (может, именно потому, что дети) об этом грядущем последнем сражении со старым миром. (37)Пусть мы его представляем смутно, но в этом ожидании заложено то организующее, то духовное начало, без которого нет жизни.

(38)То, что мы собираемся делать завтра, делает нас сегодня такими или иными людьми.

(39)Идея преданности идее, а следовательно, и друг другу, была самым человечным сегодняшним воплощением нашего завтрашнего дела.

(40)Может быть, именно поэтому чтение «Капитанской дочки» производило тогда такое сладостное, такое неизгладимое впечатление.

Фазиль Абдулович Искандер (1929-2016) — русский и абхазский писатель и поэт.

Пояснение

Проблема разного проявления преданности.

Что такое преданность? Как она по-разному проявляется?

Проблема роли преданности в жизни людей.

Какую роль играет преданность в жизни людей?

Проблема роли учителя в понимании литературного произведения и в жизни человека.

Какую роль играет учитель в понимании литературного произведения и в жизни человека?

Проблема восприятия классики.

Как воспринимаются классические произведения разными читателями?

Проблема роли художественной литературы в понимании жизни.

Какую роль играет художественная литература в понимании жизни?

Ссылка на основную публикацию
×
×
Примерный круг проблемАвторская позиция
Преданность «выступает во всех обличиях». Например, «преданность — готовность отдать жизнь за жизнь барчука. Преданность — готовность каждую вещь его беречь, как собственную жизнь и даже сильнее».
Преданность, по мнению автора, «пропитывает» жизнь человека. «Идея преданности идее, а следовательно, .и друг другу, была самым человечным сегодняшним воплощением нашего завтрашнего дела».
Вспоминая об учительнице Александре Ивановне, герой-рассказчик думал о том, что в его любви к ней «каким-то образом нераздельно слились два чувства — любовь к ней именно, такому человеку, каким она была, и любовь к русской литературе». Учительница умело передала свою любовь к русской литературе ребёнку — будущему писателю.
Читатели по-разному воспринимают одно и то же литературное произведение. Например, после прочтения повести А.С. Пушкина «Капитанская дочка» на Марину Цветаеву сильное впечатление произвёл образ Пугачёва, а на героя-рассказчика — образ Савельича.