Замятин: сочинение

Творчество Е. И. Замятина (сочинение)

Творчество Е. И. Замятина

Автор: Замятин Е.И.

Евгений Иванович Замятин родился 2 февраля 1884 года. Родился в краю, где “Русью пахнет” — среди тамбовских полей, в славной шулерами, цыганами, конскими ярмарками и крепчайшим русским языком Лебедяни, той самой, о которой писали Толстой и Тургенев. Гимназию он окончил в Воронеже. Частые встречи с русской провинцией продолжались и у взрослого Замятина. Но с тех пор, как в 1902 году будущий писатель стал студентом Петербургского политехнического института, Замятин — столичный житель, глубоко погруженный в культурную атмосферу времени.

Печать новейшей изощренной художественной культуры ложится уже на его ранние произведения. Много позже близко знавший его Константин Федин сказал, имея в виду это качество, об “европеизме” замятинского творчества как важной стороне его сущности. И однако на протяжении всего писательства этого “европейца”-художника больше всего влекла к себе захолустная Россия, городская и деревенская. Впитанная с материнским молоком, она осталась с ним на всю жизнь. Отсюда обильно черпал он для своих сочинений, благодарно приникал к этому роднику. Но уже в начале пути возникло и другое, гнетущее видение — замутненного родника, искаженного национального бытия. Впечатления от родины складывались в резко противоречивый образ. Непримиримое отношение к духовно-общественному состоянию России питали революционные настроения Замятина-студента. В “Автобиографии” 1929 года он рассказал о всплесках своей гражданской страсти в бурные 1905— 1906 годы. И о тяготении к самому радикальному, большевистскому образу мысли и действия.

С окончанием революции совпало вступление Замятина в самостоятельную творческую жизнь. Выпускник института, инженер-кораблестроитель, он пробует силы в литературе начиная с 1908 года, позднее весьма иронически оценив эти первые пробы. Истинным началом его пути стала повесть “Уездное”, появившаяся в 1913 году. Она ознаменовала приход в русскую литературу большого мастера.

К этому времени Замятин уже не занимался политической деятельностью, хотя продолжал оставаться под полицейским надзором. Но неизменной была его общественно-критическая непримиримость. Вместе с тем изменялось, существенно осложнялось другое — отношение к историческим надеждам, вызванным прошедшей революцией. В этом смысле молодой литератор был не одинок.

Замятинский мир чаще всего напряженно-драматичен. Писатель — во власти мыслей о том в национальной жизни, что попрано, извращено, мыслей, которые внушала ему память о поражении первой русской революции.

Об этом автобиографический рассказ “Три дня”. Он далеко не из самых лучших у Замятина, однако характерен и многое объясняет. Писатель вспоминал о трех днях, прожитых в бытность студентом-практикантом рядом с “Потемкиным” — легендарным броненосцем, поднявшим знамя восстания на морском рейде у Одессы в июне 1905 года. События тех дней описаны, судя по всему, с дневниковой точностью. Но на них ложится и горький отсвет позднейших раздумий. Несостоявшееся обновление (ждали “самого неожиданного, самого удивительного”) — лейтмотив рассказа. В центре его — разгул мятущейся толпы, сначала восторженно приветствовавшей восставших, а затем отдающейся разрушительным инстинктам. Засилье мещанско-анархической стихии, российской “азиатчины”, губительной для живой жизни в стране, и становится одной из главных тем писателя.

Она ярко предстала уже в замятинском первенце, известной повести “Уездное”. Тут и давно знакомое, и новое. Разве не узнаем мы сразу эту русскую глухомань с ее “домовитым. богомольным, степенным” народом, которому “с полной утробой сладко спится после обеда”, у которого “калитки на засовах железных”, который живет “вроде как во граде Китеже на дне озера. ничегошеньки у нас не слыхать, над головой вода мутная да сонная”? В повести Замятина есть и другое: приходят иные времена и кончается старинное житье. Исторический поток медленно просачивается и сюда. Но совладать ли ему с обитателями темных царств?

Поначалу кажется, что “герой” повести, звероподобный Ба-рыба, тупоумный невежда, угождающий лишь утробным своим инстинктам,— всего-навсего бытовое чудище из российского захолустья, но не слишком страшное. Но когда он пошел в рост, стал служить властям по части судебных лжесвидетельств (в том числе и политических), готовый к новым расправам, надел урядницкий китель, тогда повеяло жутковатым и зловещим от этой дремучей силы. Какую-то пугающую, уродливую монументальность приобрела она: “Будто и не человек шел, а старая воскресшая курганная баба, нелепая русская каменная баба”. Древняя каменная баба, воскресшая в уряднике! Этой многозначительной метафорой завершается “Уездное”. Она намекает на масштабы обобщения, заключенного и в главном образе, и во всем небольшом произведении. Здесь сходятся глубокое прошлое и настоящее. В слепой стихийной жестокости карателя революции, кем, наверное, станет Барыба (“Й-я им. У нас теперь смеяться с-строго не д-дозволяется. ”), угадываются и дурные черты национального наследия.

Замятину была дана в избытке беспощадная зоркость художественного глаза по отношению к настоящему. Так написаны и другие его вещи о русской провинции. Среди них маленькая повесть “Алатырь” — превосходное сочинение, привлекающее отточенной цельностью художественной манеры. От начала и до конца оно выдержано в фарсовом ключе. Но по существу это трагифарс.

В какой-то музей восковых фигур, кажется сначала, попадаем мы с вами. Собрание нелепиц и аномалий являют изображенные здесь люди. Однако в них не одни курьезы, но и загубленные душевные возможности.

Еще одна повесть, “На куличках”, написана, казалось бы, о другом — о военной среде. Бог знает как далеко, на Дальний Восток, “к черту на кулички”, переносится на сей раз действие повести. Но прежде всего это иная, иносказательная отдаленность, точно такая, как в близкой мещанской провинции, от всего естественного и человеческого! Изображением психологических казусов трагикомического свойства “На куличках” сходится с “Алатырем”, а социальной злободневностью сближается с “Уездным”. Вслед за знаменитой купринской повестью “Поединок” сочинение Замятина живописует устрашающий тупик русского офицерского быта.

Перед революцией Замятин вынужден был уехать в Англию, где работал на судостроительных верфях с марта 1916 года до сентября 1917 года. Он был крупным инженером-кораблестроителем. Построенные им ледоколы “Ленин” и “Красин” пробивались к полюсу.

Он верил в будущее России и боролся за него. Он писал о застрявшем в сегодня прошлом и боролся с ним, мечтая о будущей жизни.

Из Англии Замятин привел ледоколы и повесть “Островитяне”. Она одна из лучших в его творчестве. Повесть посвящена Англии. Замятин увидел Англию новую, незнакомую. Это была Англия первой мировой войны, но портрет Замятина — обобщенный. Его Англия сатирическая, пародийная; англичане условны, гротескны. Лондон Замятина — город со свежевыстриженными газонами, город, в котором жизнь организована по часам, в котором даже собаке дают спокойно перейти улицу — она может оказаться породистой. Жизнь “островитян” расписана по минутам, люда похожи друг на друга так, что даже ошибаются. Это ненастоящая жизнь, фальшивая жизнь заводной куклы. Замятин сумел это разглядеть и описать.

В городе, изображенном писателем, существует строгая пуританская мораль, и есть жизнь, которая обтекает эту мораль. Это подчеркнуто названием повести.

Англия живет двойной жизнью.

Герой рассказа “Ловец человеков” (выражение “ловец чело-веков” взято из Евангелия и иронически переосмыслено) из того же английского цикла занимается тем, что вылавливает парочки, занимающиеся любовью в неположенных местах. Он шантажирует их и получает свои деньги. На мир наброшена паутина ложной нравственности. Герой вылавливает попавших в нее людей. Это обыкновенное дело. Торгуют страхом, торгуют стыдом.

Замятин вынес свой приговор старой царской России, он осудил и жизнь буржуазной Англии.

Взгляд Замятина — взгляд со стороны, резкий и точный. Он умел смотреть со стороны и чуть сверху. Он умел видеть вещи никем не замечаемые, видеть их заново, а это необходимое, но очень редкое качество в искусстве.

В России его называли “англичанином”, но английская у него была, пожалуй, только его трубка.

После революции Замятин не мог оставаться больше в Англии. Он возвращается в блокадный голодный Петербург. Голод был всеобщим, голодала вся страна. Замятин был с нами в это тяжелое время, он сам все это пережил и описал правдиво и точно в рассказах “Дракон”, “Мамай”, “Пещера”.

Рассказ “Пещера” построен пронзительно обнаженно в своей правдивости. В голодном Петербурге живут мужчина и женщина. У них ничего уже не осталось, кроме их любви и сбереженной, как последняя драгоценность, крошечной ложки настоящего чая. Они заваривают его и вливают в чай яд. Пьют и говорят о своей любви. Умирают они, улыбаясь.

Революция изменила Замятина, и он разрушил, сломал о колено свою ставшую уже привычной манеру. Рассказы “Икс” и “Рассказ о самом главном”, может быть, не самые лучшие в творчестве Замятина, но без них нельзя понять писателя, его позицию и его отношение к трудно и медленно рождающейся новой действительности.

Замятин революцию принял, но понял по-своему: как то, чего он ждал сам, как силу, способную уничтожить ту мертвую “уездную” жизнь “островитян”, из которой он сам вышел и с которой боролся. Он поверил в революцию как в силу, которая начнет новый этап жизни человечества.

Название “Рассказа о самом главном” говорит само за себя. Это главная для писателя попытка осмысления революции.

Видение Замятина расширяется до космических масштабов. Он вводит в повествование то, что мы называем сейчас научной фантастикой. В этих космических масштабах попытка осмысления писателя революции и всего происходящего после нее на Земле. Будущее взято в еще незавершенном виде, оно как бы скрыто, не родилось, этот плод еще вызревает, но скоро явится. В рассказе говорится о превращении червя в кокон. Он корчится на листе, не зная, что его ожидает.

Самое крупное произведение писателя послеоктябрьского времени стало и самым “фантастическим”. Роман “Мы”, написанный в 1921 году,— первое явление этого рода в советской литературе. Признано, что это сочинение Замятина во многом предопределило развитие жанра “антиутопии” в зарубежных литературах; ведущая его проблематика — драматические судьбы личности в условиях тоталитарного общественного устройства.

“Предупреждением о двойной опасности, грозящей человечеству: гипертрофированной власти машин и гипертрофированной власти государства”, называл свой роман Замятин.

Проза Замятина 20-х годов трудная, очень талантливая, но читается она нелегко.

Замятин был писателем-сатириком. И мы должны знать законы его творчества. Он рассмотрел в нашей только начинавшейся новой жизни обломки “уездного”, куски “островитян” — островки прошедшей жизни, он увидел, как пух, выбитый из подушек, опускается на людей.

Нельзя не упомянуть и о пьесе Замятина “Блоха”, которая шла много лет с огромным успехом в наших театрах.

Творчество Замятина — это то, чем мы должны гордиться.

В 1931 году Замятин, тяжело больной, при помощи Горького уехал на лечение за границу. Он долго болел и мечтал о возвращении в Россию, но умер в 1937 году в нищете, так и не сумев вернуться домой.

Время отсеяло сиюминутное, неверное, сохранив ценное и значительное в замятинском наследии. Лучшее в нем доставляет пищу для размышлений и эстетическую радость.

Читайте также:  Лермонтов: сочинение

Сочинение отзыв на тему романа Замятина “Мы”

Роман Евгения Замятина “Мы” был написан в последние годы Гражданской войны, когда было уже понятно, что власть останется в руках большевиков. В это время общество волновал вопрос о том, какое будущее ждет Россию, и многие писатели и общественные деятели пытались дать на него свой ответ. Среди них был и Евгений Замятин, представивший собственный взгляд на проблему в своем романе-антиутопии “Мы”.
Он высказал сомнение по поводу возможности построения идеального общества при помощи вмешательства в естественный ход жизни и подчинения

В чем причины трагизма человеческого бытия? (по рассказу Е. Замятина “Пещера”) Достойно прожить отведенный провидением срок – это, наверное, главная и самая сложная задача, стоящая перед каждым отдельным человеком, а также перед обще­ством в целом. Не зря с давних времен народ.

Общество будущего и настоящее в романе Е. Замятина “Мы” Настоящий писатель это всегда мыслитель, стремящийся заглянуть в будущее, предсказать жизнь потомков. Но писатель это и человек, создающий систему: нравственных ценностей, взглядов на историю, развитие общества. Литература часто становилась средством.

Е. И. Замятин. “Мы” Как известно, цензура 20-х годов отличалась острым “диагностическим” чутьем. Редкие произведения, авторы которых игнорировали классовый подход к литературе, своевременно выходили в свет. Роман “Мы” был задержан почти на семьдесят лет.

Развитие жанра антиутопии в романах “Мы” Е. Замятина и “Чевенгур” А. Платонова “Будущее светло и прекрасно”, – писал в своем романе “Что делать?” идеолог русской революции Н. Г. Чернышевский. С ним соглашались многие русские писатели прошлого столетия, создавшие свои варианты социальных утопий.

Роман “Мы” Фантастика Замятина убедительна, Потому что не писатель шел К ней, а она к нему. Ю. Тынянов Имя Евгения Ивановича Замятина почти не известно широкому кругу российских читателей. Произведения, написанные автором.

“Мы” Замятина – “злобный памфлет” или долг художника “Мы” есть “злобный памфлет на советское государство”. Все это имеет мало общего с действительностью. Замятин не был ни антисоветчиком, ни злобным памфлетистом. Это был честный художник, полный тревоги о судьбах.

В двадцатом, сорок втором и. сегодня (По рассказу “Пещера” Е. И. Замятина) “Между скал, где века назад был Петербург, ночами бродил серохоботый мамонт”. Строка, вырванная из рассказа Е. Замятина “Пещера”, строка, оставшаяся где-то внутри, когда книга была уже прочитана и закрыта. “Века.

Роман-антиутопия Е. Замятина “Мы” Роман Е. Замятина “Мы” был написан в 1921 году. Время было сложное и судьбоносное, и поэтому произведение написано в необычайном жанре “антиутопии”. Ведущая тема – драматическая судьба личности в условиях.

Евгений Замятин и его роман “Мы” Особенность личности Е. И. Замятина можно охарактеризовать так: он был очень русский человек. Его отношение к стране варьировалось от обожания до ненависти, что говорило о том, что писатель глубоко понимал.

Счастье “нумера” и счастье человека .О чем люди – с самых пеленок молились, Мечтали, мучились? О том, чтобы Кто-нибудь раз и навсегда сказал им, Что такое счастье. Е. Замятин. Мы Что такое счастье? К этому.

Драматические судьбы личности в условиях тоталитарного общественного устройства (по роману Замятина “Мы”) Человеку свойственно заглядывать в будущее, пытаться распознать его очертания. Сколько пи­сателей разных исторических эпох пытались приоткрыть завесу, за которой скрывается буду­щее, предугадать то, что не дано знать никому (Кампанелла в.

Обзор произведений Замятина Статья известного русского писателя А. Ремизова, посвященная памяти Евгения Ивановича Замятина, завершается знаменательными словами: ‘И в третий раз я его видел во сне. Я его увидел у калитки сада –.

Антиутопия Е. Замятина “Мы” “Настоящее всегда чревато будущим”. Г. Лейбниц Весьма интересный жанр антиутопия. Вроде читаешь научно-фантастическое произведение, а все время возникает ощущение попадания этого чужого мира в твою жизнь. Возьмем, к примеру, Р.

Авторское видение эпохи в рассказе Е. Замятина “Пещера” Я знаю, что в первые 3-4 года после Рево­люции среди прочего, написанного Мною, были вещи, которые могли дать Повод для нападок. Е. Замятин Творческие личности, которым суждено было пережить переломное.

Евгений Иванович Замятин Евгений Иванович Замятин, ставший в итоге очень оригинальным писателем, тоже начинал как ремизовец. Он родился в 1884 г. в Лебедяни (Тамбовская губерния, Центральная Россия), учился кораблестроению в Петербургском политехническом институте.

Размышления об антиутопии Замятина Дж. Оруэлл сказал в 1932 году о романе Е. Замятина “Мы”: “.Этот роман – сигнал об опасности, угрожающей человеку, человечеству от гипертрофированной власти машин и власти государства – все равно.

Антиутопия для античеловечества Жанр утопии появился в Европе с зарождением гуманизма. Мудрецы прошлого с радостью изображали счастливый мир будущего, где нет войны, болезней, а все сферы жизни общества подчинены законам разума. Прошли века.

Социальный прогноз в романе Е. Замятина “Мы” Мы живем в нелегкое время, но должны быть благодарны ему хотя бы за то, что к нам вернулись незаслуженно забытые имена и произведения. Среди них Е. Замятин и его роман.

Жанровое своеобразие романа Замятина “Мы” Роман Е. И. Замятина “Мы” по своему жанру принадлежит к антиутопиям. Подобные произведения рождались в литературе как ответ на утопии, которые существовали в мировой культуре еще во времена Платона. В.

Нравственная проблематика в прозе Замятин “Роман “Мы” – ужас перед реализующимся социализмом. Этот роман – злой памфлет-утопия о царстве коммунизма, где все подравнено, оскоплено.” – писал Дм. Фурманов. Нам так долго говорили о свободе, которая.

Сейчас вы читаете: Сочинение отзыв на тему романа Замятина “Мы”

Сочинение по роману Е. Замятина «Мы»

Роман Замятина «Мы» – это предупреждение об опасностях тоталитаризма. Написанное в 1920 году, произведение стало пророчеством последовавших в стране ужасов сталинского режима.
По форме «Мы» – фантастический роман-антиутопия. Его действие происходит в некоем Едином Государстве, которое образовалось на месте тех стран, что существовали в «далеком двадцатом веке». Жители Единого Государства добровольно отказались от свободы личного самоосуществления и выбрали несвободу коллективного счастья.
Во что же превращается цивилизация, основанная на вере в силу возможности научного обустройства мира и в существование единой формулы счастья?
Жители, а вернее, нумера Единого Государства, существуют в идеально спланированном мире. Скрижаль регламентирует их бытие, превращает каждого в винтик хорошо отлаженного механизма. Здесь регламентируется все: любовь, деторождение и воспитание детей. Единый Музыкальный Завод и Единая Государственная газета обеспечивают потребности нумеров в искусстве и информации.
Изобретение нефтяной пищи решило проблему питания, покорена природа. Свободная стихия осталась за Зеленой Стеной, выйти за которую – значит совершить преступление. Каждый год в день Единогласия в Едином Государстве избирается Благодетель, в чьих руках будут «ключи от незыблемой твердыни» всеобщего счастья.
Но в этом идеально-счастливом мире все несвободны не только внешне, но и внутренне. Личная жизнь каждого у вcex на виду: за ней через стеклянные стены наблюдают соседи и дежурные. Каждое действие жителей контролируется Хранителями, да и в сознании каждого нумера сидит свой собственный «хранитель» – бдительный цензор, управляющий поведением, мыслями и чувствами.
Однако большинство нумеров не чувствуют своей несвободы, они считают устройство Единого Государства практически идеальным. Так, главный герой романа, инженер-конструктор Д-503 в своем дневнике часто размышляет на эту тему. И находит множество преимуществ в окружающей его жизни. Например, сравнивая современное искусство с искусством прошлого, он приходит к выводу, что рационализм – вот главный стержень всего прекрасного. По мнению героя, раньше творческий потенциал разбрасывался совершенно впустую – на бесполезные слова о любви, на беспочвенные метания и так далее.
Все это, пишет Д-503, не имеет никакого практического смысла. Единое же Государство смогло направить творческий потенциал на общественно полезное дело – искусство здесь призвано прославлять Благодетеля и само государство, а также обучать законам и правилам жизни. С ранних лет нумера твердят школьные правила, написанные ямбами и хореями.
Д-503 считает, что совершенно разумно жить под полным контролем государства. Именно тогда существование человека будет полностью осмысленным и рациональным. Все должно быть подчинено логике и разуму, вплоть до очень личных, интимных вещей (процесса деторождении, например).
Кроме того, пишет Д-503, подчинение потребностям «мы», а не прихоти «я» обусловлено законами природы и общества. Прав тот, кто силен, а масса всегда, по мнению героя, сильнее отельной личности. Именно поэтому «мы» – это разумный выверенный закон, в отличие от иррационального и нестабильного «я»: «Отсюда -распределение: тонне – права, грамму – обязанности; и естественный путь от ничтожества к величию: забыть, что ты – грамм и почувствовать себя миллионной долей тонны. »
Однако и в Едином Государстве есть те, кто не принимает его законов, кто еще помнит о тех временах, когда личность была относительно свободна. Среди них – I-330, в которую безоглядно влюбляется герой романа. Именно она открывает Д-503 закон энтропии и энергии, который, по ее мнению, руководит людьми: «Вот: две силы в мире – энтропия и энергия. Одна – к блаженному покою, к счастливому равновесию; другая – к разрушению равновесия, к мучительно-бесконечному движению».
Большинство людей тянутся к энтропии как к безопасности и стабильности. Именно это – гарант существования Единого Государства. Но есть и другие – вечные бунтари и революционеры. Их стихия – это мятущееся движение, благодаря которому в мире и появляется что-то новое. Именно такую жизнь – жизнь энергии – I-330 считает настоящей жизнью. И ради нее она и ее сторонники, живущие за Зеленой Стеной, готовы на все.
Энергия и Энтропия – две противоположности, которые постоянно борются друг с другом. В одно время побеждает одна стихия, в другое – другая. Однако этот закон вечен и применим ко всем сферам жизни.
Печальная судьба главных героев романа еще раз показывает нам, что человек в Едином Государстве, лишенный главного – свободы выбора – перестает быть человеком, а превращается в бездумную машину, лишенную главного – души. В финале произведения I-330 погибает, а над Д-503 производят операцию, в результате которой тот забывает все, что с ним произошло, даже свое чувство к I. Герой вновь превращается в робота, способного лишь производительно трудиться на благо Единого Государства.
И в этом трагическом финале – главное предупреждение Замятина, всеми силами пытающегося предотвратить такую участь своих сограждан и всего человечества в целом.

Все школьные сочинения по литературе

Замятин “Мы” сочинение

Сочинение на тему: “«Я» и «Мы» в романе Е. Замятина”.

Люди любознательны, поэтому мысли о будущем всегда занимали человека, особенно в спорные исторические периоды. Размышления о возможной трагичности будущего из-за ошибок настоящего, воплощенные в художественный текст, образовали новый жанр в литературе – антиутопию.

Читайте также:  Литература: сочинение

После революции 1917 года в России многие писатели задумались о будущем российского государства и его народа. Евгений Иванович Замятин в своем романе-антиутопии «Мы» высказал опасения по поводу сталинского режима, подавляющего личность насилием. Писателя тревожила мысль о том, чем стране и обществу грозит такая система государственного управления. Замятин изобразил будущее, видимое благополучие которого скрывает за собой искалеченные судьбы людей, отказавшихся от собственного «Я».

В произведении «Мы» автор воссоздал полностью бюрократизированное государство, власть в котором узурпирована всевидящим Благодетелем. Общество составляют люди без имен, у них есть лишь номера. Все они – винтики большой системы, неотличимые друг от друга. Семья и любовь больше не представляют ценности, как и сама жизнь человека, который является лишь средством достижения высшей цели. Общество предельно управляемо благодаря идеологической, психологической и медицинской обработке. Однако, рано или поздно под воздействием обстоятельств даже у номеров прорываются наружу человеческие переживания. Но чувства не совместимы с окружающей социальной системой, которая построена на полном подчинении и запрете всего, что выходит за ее рамки. Частная жизнь жителей «идеального мира» должна служить только интересам государства.

Главный герой произведения – инженер, математик D-503, который создает модель идеального мира и строит космический корабль «Интеграл». Текст произведения представляет собой его записи, в которых он тайно описывает события важного для него периода – строительства. Он коротко и лаконично, без каких-либо эмоций описывает происходящее. Такие слова, как Мы и Благодетель он всегда пишет с большой буквы. От записей веет искусственностью, как и от самой жизни героя и его окружающих. Главный герой никогда не говорит о себе в первом лице, потому что не чувствует себя отдельной личностью. Герой всегда употребляет «Мы» вместо «Я».

Поначалу повествователь действительно ощущает счастье и единение с другими. Но среди таких же счастливых живут и другие, неудовлетворенные бесконечно благополучной жизнью. Их не так много, но они являются ключевыми героями в романе – это O-90, I-330, R-13 и доктор. Примечательно, что они отличаются от счастливых обитателей государства не только внутренне, но и внешне. Так, О-90, постоянная сексуальная партнерша героя, мечтает родить ребенка, но ее рост не достигает нормы, установленной системой, поэтому ей запрещено беременеть. Даже интимная жизнь жителей полностью контролируется государством. Героиня решилась ради своей мечты переступить через законы государства, и в конце произведения она с ребенком все-таки будет спасена благодаря I-330. Этим автор дает надежду читателю на то, что живое победит искусственное.

I-330 – женственная, немного худощавая, с остроконечными чертами девушка. Она является членом тайной организации, которая планирует выпустить жителей из-под стеклянного колпака. Для осуществления своих планов эта женщина использует строителя, влюбляя его в себя. Герой пугается революционных идей I-330, но новое чувство любви полностью поглощает его. Повествователь впервые чувствует себя отдельной личностью, осознает свое «Я», ведь любовь у всех разная. Несмотря на помощь строителя, захватить корабль не удается, а I-330 пытают и казнят. Сам строитель подвергается насильственной операции – ему удаляют фантазию, полностью лишая его воображения, возможности мечтать и чувствовать. Остается только безликий номер, который жалко влачит свое существование.

Писатель показывает мощь тоталитарного государства, которое контролирует все сферы жизни его жителей, делая их «счастливыми». Главный герой чувствовал себя хорошо, пока был несвободен, но как только вырвался на волю – им овладели самые разнообразные человеческие чувства. Замятин наталкивает читателя на размышления о том, сможет ли человек противостоять надвигающемуся насилию со стороны беспощадной тоталитарной системы.

Сочинение на тему: Своеобразие конфликта в романе Замятина «Мы»

–>Просмотров : 153 | –>Добавил : Re-van (07.03.2019) (Изменено: 07.03.2019)

Обсуждение вопроса:

Своеобразие конфликта в романе Е. И. Замятина «Мы»

Труд художника слова — не профессия, а тяжелое бремя, можно ска­зать, образ жизни. Писатель постоянно раздираем противоречиями, хо­тя и стремится к гармонии; жаждет понимания, однако нередко остает­ся непонятым современниками; он втайне мечтает о «покое и воле», но находит их только в «буре», не умея останавливаться на достигнутом и даже боясь любой остановки «благодушества». И вот один борец за все­общее счастье, за установление справедливости на земле, переживший когда-то царские застенки, высмеивающий старорежимные болота Рос­сии, оказывается неуспокоенным даже в новом, так горячо некогда же­ланном мире. И снова критика и сатира (со слезами, как принято Испо­кон веков на Руси), снова застенки, но уже, увы, не царские, снова ссыл­ки, но уже, увы, с Родины освобожденной. А все почему? Как уже отме­чалось не одним критиком, талантливому писателю дано увидеть и показать (наверное, каким-то внутренним взором) даже больше, чем сам он предполагает или знает. Так и Евгению Замятину, основным врагом которого, по его же утверждению, была и будет энтропия духа, удалось заметить, что дело, которому он служит, слишком велико для человече­ской невсеохватной мысли, что результаты работы, тщательно и с любо­вью замысленной и исполненной, оказались иными, неожиданными и… страшными для человека. Вот иной взгляд в эпоху повального сча­стья — взгляд с позиции отдельной личности (для которой, кстати ска­зать, это счастье и замысливалось)!

Оторвавшись на мгновение от картины прекрасного будущего для «всех», Замятин, а вслед за ним еще многие и многие писатели, попробо­вал спроецировать это прекрасное будущее на единичного его представи­теля. И по старой русской литературной традиции сделал героем своего романа человека, а не целое дружное сообщество людей, как того требо­вала новая революционная поэтика. В эпоху массовости в литературе и жизни писатель закономерно вспомнил о человеке, без истории жизни которого, ставшей стержнем романа, произведение, по мнению О. Ман­дельштама (современника Е. Замятина), теряет всякий смысл. Неугод­ный взгляд на мир «несговорчивого» писателя привел к созданию не­угодного романа, в центре которого значимость одного человека вдруг противопоставили всему миру. Своеобразие же данного конфликта, не нового для насыщенной нравственно-психологической проблематикой (начиная с А. С. Пушкина и заканчивая Ф.М. Достоевским и Л. Н. Тол­стым) русской литературы, состоит в особенностях противостоящих сто­рон: утопически прекрасное, исконно желаемое общество, обретенный земной рай и обыкновенный, заурядный представитель «осчастливлен­ного» народа.

Абстракции будущих миров, так прекрасно изображенные в традици­онных утопиях, нашли себя в романе Е. Замятина. Писатель, подобно своему «учителю» Ф. М. Достоевскому, и не собирался перечить глаша­таям новоприобретенного Эдема, где всем хватает пищи и крова, где не надо трудиться в поте лица, добывая хлеб свой насущный, где люди прозрачно-чисты, где нет места лжи и зависти… Однако, ставя в центре произведения отдельного представителя облагодетельствованной расы, писатель невольно превратил произведение о лучшем обществе в про­изведение о жизни человека этого нового общества. От демонстрации правильного социального устройства «сторонним наблюдателем» он пе­решел к частным впечатлениям индивида, живущего по новым законам совершенного государства.

Мир антиутопии Замятина стерильно прекрасен: прозрачные, стек­лянные дома, прямые улицы-проспекты, нефтяная пища (решившая окончательно проблему Голода), чистота и порядок рационального бы­тия, отгороженного от неправильностей и неточностей природы Зеленой Стеной, радуют глаз не только повествователя, но и читателя. Сам рас­сказчик, Д-503, благонадежный представитель новой эпохи, талантли­вый математик и… обыкновенный, ничем не выдающийся человек. Он прекрасно существует в данном мире, вполне доволен своей жизнью и, более того, готов нести все достижения современного ему общества ми­рам, возможно, не достигшим такого идеального уровня развития. Мы пока имеем дело с «нумером» (так именуются члены общества будуще­го), не ощутившим себя человеком. Конфликт антиутопии завязывается тогда, когда в герое, рационально мыслящем существе, возникают ирра­циональные, собственно человеческие чувства, просчитать и предвидеть которые оказалось невозможно даже умнейшему нумеру Д-503. Незна­комое до этого чувство — любовь — пробуждает в герое-конформисте сознание внутреннего человека, до сих пор дремавшее, заглушенное в нем, включающее в себя противозаконную и опасную фантазию, жажду уединения, ненужное в новом обществе стремление к самопознанию и самообъяснению и, самое ужасное, желание свободы (главного разруши­теля всей стройной системы Единого Государства). Теперь врач, занятый профилактикой отклонений нумеров, ставит Д-503 диагноз: «Плохо ва­ше дело! По-видимому, у вас появилась душа». Итак, неожиданно про­снувшееся чувство помогло герою собрать воедино некогда специально разомкнутые составляющие человеческой природы — душу, ум и тело. Теперь уж он никогда не сможет целиком отдаться обществу, он непо­знаваем для «всех» именно из-за наличия «непрозрачного» элемента — души. Герой постепенно ощущает свое «Я», обретая природную память: он узнает тайну своего появления на свет (тайну всегда смущавших его волосатых рук), радость встречи с произведениями свободной (древней) культуры, необыкновенный вкус вольной природы, как вкус собствен­ного единоличного величия, он узнает боль ревности и радость от этой боли. И Д-503 готов уже на муки и смерть, лишь бы оставаться свобод­ным и любимым (для героя Замятина эти понятия едины).

Но гонимый человек в мире антиутопии не в состоянии, как правило, изменить своей участи (это уже стало законом жанра), и Д-503 обречен. Особенностью конфликта в романе Е. Замятина оказывается то, что окончательное развенчание мятежника (душевное) вкладывается в руки его Любви. В мире «Мы» одна утопия выступает против другой — уто­пия Единого Государства, тоталитарного режима, машинно-конвейерно- го бытия сменяется утопией партии «Мефи», ратующей фактически за освобождение животной сущности людей (практически — за разруше­ние Зеленой Стены). Любовь, намеренно возбуждаемая в Д-503 мятеж­ной героиней 1-330, оказывается оружием в руках члена партии, стремя­щегося к покорению и подчинению, нужного для воплощения партийной идеи в жизнь нумера. Для нее влюбленный лишь Строитель Интеграла (она так и представляет несчастного своим сторонникам на митинге за Зеленой Стеной), и он опять, уже в другом сообществе, не смог обрести собственного имени, а получил вместо числа (данного Единым Государ­ством) дескрипцию («Строитель Интеграла»), а по Замятину, и числа и дескрипции — признак разложения человека («По вас цифры ползают, как вши»).

Д-503, как и любой другой герой антиутопии, не побежден оконча­тельно, пока не допустит лживые идеи о всеобщем счастье в свою непро­зрачную душу. А потому слова старой доносчицы Ю и даже Благодете­ля, раскрывающие «притворство» и тайные замыслы I, вновь обретшему себя человеку практически безразличны. Он покоряется окончательно лишь тогда, когда одновременно включаются в его существе обе полови­ны — душа, растерзанная ревностью и разочарованием в возлюбленной, и интеллект, постигший бесконечность мира и тем самым опровергший основу Единого Государства. Так происходит окончательное развенча­ние обеих утопий романа: механистического, тоталитарного подавления и уничтожения природного, архаичного, доличностного. Все это рычаги одной машины, обе системы исходят из одной философской категории, из одной концепции мира, являясь только разными ее полюсами. Сча­стье и свобода в соединении их, а не в разобщении, но это в безысходном мире антиутопий недостижимо.

Роман Евгения Замятина «Мы» был написан в 1921 году и стал попыткой зафиксировать цикличность истории, отыскать подобное в прошлом и будущем, увидеть сегодняшний день сквозь отражение мыслей о нем. Автор обращается к принципиально новой жанровой форме романа-антиутопии для того, чтобы показать механизмы времени и истории. В начале века идеал счастливого мира начал воплощаться в действительность и предстал в тоталитарно-техническом воплощении.

Одним из определяющих факторов для творчества Е. Замятина является его отношение к революции. Писатель не покинул Россию после 1917 года. В революции он видел не только ужасы и жестокость, но и стихию свободы, подтверждение собственного видения мироустройства. Идеалом Замятина было постоянное движение вперед, он не терпел инертности и застоя. В связи с этим Замятину было сложно принять точку зрения Бердяева о состоянии культуры в переломные времена. Философ считал, что в период революции развитой культуры быть не может. В «Философии неравенства» он писал: «Революционное начало по существу враждебно культуре, антикультурно… Дух революционный хочет вооружить себя цивилизацией, присвоить себе ее утилитарные завоевания, но культуры он не хочет, культура ему не нужна». Потрясенный переменами в стране, Замятин раскрывает в своих произведениях проблему создания совершенного общества, задумывается об идеях, которые объединяют людей.

Роман Евгения Замятина «Мы» долгое время называли памфлетом на существующий политический строй. Для самого Замятина это был, в первую очередь, способ высказать свои мысли и ощущения о ходе истории. Естественно, что Единое Государство, описанное в его книге, во многом похоже на коммунистическое. Писатель не мог игнорировать окружающую его действительность, не мог не анализировать ее.

Замятин в своем произведении отразил опасные тенденции, которые могут привести человечество к жизни в тоталитарном государстве, где личность не сможет развиваться. Одинаковость всех, отказ от индивидуальности имеет серьезные последствия. В Едином Государстве все думают одинаково, ходят строем на прогулку, одеты в униформу и живут в однотипных домах. «Освобождение? Изумительно: до чего в человеческой породе живучи преступные инстинкты. Я сознательно говорю: “преступные”. Свобода и преступление так же неразлучно связаны между собой, как… скорость и движение…» – говорит герой Д-503.

В антиутопии «Мы» Замятин показал, как можно организовать жизнь человека, превратить его в послушную машину, которая будет выполнять любую работу, соглашаться на разные нелепости. Причем такая жизнь вполне устраивает жителей Единого Государства. Они счастливы, что живут в неком «идеальном» сообществе, где нет необходимости мыслить, что-то решать. Даже выборы главы государства доведены до абсурда. Уже несколько лет выбирают одного из одного же человека, подтверждая полномочия «Благодетеля». Государство смогло сделать самое страшное – убить в людях душу. Они потеряли ее вместе со своими именами. Теперь лишь номера отличают одного из них от другого.

В жизнь Первого Строителя «Интеграла» неожиданно для него самого входит любовь. Входит вместе с музыкой Скрябина. Звучит она как отрицательный пример, должный показать, что выше современных «математических композиций» быть ничего не может. На эстраде Аудиториума рояль из прошлого. Женщина в костюме древней эпохи. «Села, заиграла. Дикое, судорожное, пестрое, как вся тогдашняя их жизнь, – ни тени разумной механичности. И, конечно, они, кругом меня, правы: все смеются. Только немногие… но почему же и я – я?»

Свое возрождение Д-503 воспринимает как катастрофу и болезнь, когда врач говорит ему: «Плохо ваше дело! По-видимому, у вас образовалась душа». На время Д-503 пытается вырваться из обыденного круга, оказывается среди бунтарей. Но привычка жить по давно заведенному порядку оказывается сильнее любви, привязанностей, любопытства. В конце концов страх перемен и привычка к послушанию побеждают возродившуюся, но еще не окрепшую душу. Спокойнее жить по-прежнему, без потрясений, без мыслей о завтрашнем дне, вообще ни о чем не заботясь. Опять все хорошо: «Никакого бреда, никаких нелепых метафор, никаких чувств: только факты. Потому что я здоров, я совершенно, абсолютно здоров… из головы вытащили какую-то занозу, в голове легко, пусто…»

Ярко и убедительно Замятин показал, как возникает конфликт между человеческой личностью и бесчеловечным общественным укладом, конфликт, резко противопоставляющий антиутопию идиллической, описательной утопии.

Показательна фантастическая история Великой операции из романа «Мы», рассказывающая о насильственном удалении фантазии у всех «нумеров» – граждан Единого Государства. В условно-деформированном виде эта история отражает неприятие Замятиным уравниловки, несвободы, нивелирования индивидуального, увиденных им в жизни молодого советского общества. Финал романа показывает торжество тоталитарного строя, однако Стена, за которую убегают все недовольные режимом, все еще не восстановлена.

Свое великое произведение Е. Замятин написал в форме дневника, где содержится сорок записей. Для романа характерна исповедальная манера повествования, которая контрастирует с лаконичным и выверенным стилем Государственной Газеты. Неполные предложения и экспрессивные конструкции говорят о том, что Единое Государство все еще состоит из живых людей, способных на эмоции и чувства.

В модели идеального общества, которую сконструировал Замятин, нет места иррациональному началу, корню квадратному из –1 или любви. Писатель утверждает, что государственное устройство должно быть прямым следствием природы человека, не противоречить ей.

Анализ «Мы» Замятин

В произведении Замятина “Мы”, которое называют антиутопией, нарисован мир: абсурдный, но ужасающе похожий на тот, в котором мы живём. Писатель затронул не только проблематику большевистской политики, но и поглощения техническим прогрессом духовной стороны жизни. В произведении “Мы” анализ романа позволяет сделать вывод, что он по-прежнему актуален и абсолютно оригинален. Полный анализ произведения, который вы сможете найти в нашей статье, будет полезен учащимся 11 класса для подготовки к уроку литературы, тестированию или творческим работам.

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться с самим произведением Мы.

Год написания – 1920 год.

История создания – Роман написан после революции, а опубликован в России в 1988 году.

Тема – жизнь людей в условиях тоталитарного общества.

Композиция – произведение написано в форме конспекта инженера Д-503, 40 записей, которые прослеживают “оживание” человека и последующую “ампутацию” его души.

Жанр – роман-антиутопия с элементами сатиры.

Направление – неореализм. Элементы фантастики следует рассматривать как художественную составляющую, не влияющую на жанр и направление.

История создания

После возвращения из Англии во время гражданской войны Евгений Замятин создаёт свой шедевральный роман. Глядя в далёкое будущее, писатель увидел и “напророчил” многие вещи, которые стали реальными совсем недавно. Его расчёт оказался верным, а творческий потенциал – удивительно самобытным. Прекрасно понимая, что в России ему не стоит пытаться напечатать своё произведение, Замятин отдаёт его на публикацию за границу. В 1923 году роман был напечатан в Нью-Йорке на английском языке, а в 1952 – на русском, там же, где и впервые.

Слава писателя дошла до родины, но суть романа была искажена. В 1929 году на Евгения Замятина обрушился шквал литературной критики, обвиняющей его в искажении действительности, начались притеснения, травля: жизнь и творчество в России стало невозможным. Писатель обращался с И. В. Сталину с письменной форме, однако был вынужден уехать за границу.

Непринятие и вражеская интерпретация существующей политической системы – совсем не то, что хотел донести автор до читателя. Социализм не был чужд Замятину, скорее – напротив. Но жёсткие перегибы, нездоровые тенденции, которые могли в будущем стать катастрофой для духовности страны и отдельной личности, Евгений Замятин рассмотрел ещё в зародыше. Не секрет, что многие писатели, которые погружались в мир будущего, оказались предсказателями, особенно свойственно это было для автора “Мы”, учитывая его образование и профессиональную деятельность. За спиной уже опытного писателя был политехнический институт (факультет кораблестроения) и работа за границей в качестве инженера. На замысел романа оказали влияние впечатления из поездки и жизни в Англии. Евгений Замятин считал, что настоящая литература, как и всякое другое искусство, может существовать только там, где есть полная свобода, “бунтари, отшельники, мечтатели”.

Посмотрите, что еще у нас есть:

Антиутопия поднимает ряд проблем, которые неминуемо грозят человечеству: потеря индивидуальности, духовности, обезличивание, общая универсализация. Смысл названия романа является ярким сигнальным стилистическим приёмом: нет людей, характеров, эмоций, есть общее, пустое, безликое “мы”.

Имеется в виду жизнь человека в условиях тоталитарного общества: образ всевидящего Благодетеля вызывает страх. По прошествии 1000 лет с момента последней революции на земле осталось только 2 процента населения, это те, кто выжил после войны между городом и деревней. Символично, что их отделяет Великая стена (очень прозрачная параллель с ситуацией в России во время правления Сталина) от другого дикого, опасного мира. Изображение Единого государства – точная копия политики тоталитаризма, которая стремилась контролировать все сферы жизни людей, даже семью. В своей жёсткой искромётной сатире Замятин дошёл до грани, придумав отсутствие любви, розовые билеты, право человека обладать другим человеком, если возникло желание близости. Таким образом, Единое государство уничтожает всякую привязанность, семейность, ревность и другие пагубные понятия прошлого. Одинаковые квартиры, стеклянные стены, униформа, прогулки строем – ужасающая аллегория, которая так близка к действительности, завуалированной под счастливую жизнь.

Композиция

Действие романа начинается весной. Тон записей рабочего довольный и восторженный: он видит свой мир идеальным, ничто не омрачает его восприятия реальности. События романа заканчиваются осенью, в пору грусти, тоски и угасания всего живого.

Произведение написано в форме конспекта, дневниковых записей инженера – нумера Д-503 от первого лица. 40 дневниковых записей, которые становятся удивительной историей с печальным финалом – вот структура и основа композиции.

Идеология, история и “мудрая политика” Благодетеля – вот то, что составляет большую часть произведения. Логические выводы главного героя, его стремительно меняющаяся жизнь – то, что подаётся через призму, принятых в обществе будущего, норм, становится содержанием дневниковых записей. Изначально они были написаны, чтобы возвеличить идеальную реальность Единого государства, но у Д-503 начинает появляться душа. Это считается заболеванием, но поддаётся лечению в идеальном мире будущего.

“Мы” – роман-антиутопия с элементами сатиры. Антиутопиями называют не те произведения, которые конфликтуют с существующим строем, а своеобразное социальное предвидение. Писатель заглядывает в будущее и делает неутешительный прогноз. Для Замятина, человека с “математическим” мышлением, это было достаточно просто, даже очевидно.

Антиутопия – всегда ответ на утопию, в нашем случае на счастливое будущее, которое обещал людям новый политический строй. Нужно отметить, что роман “Мы” повлиял на творчество ряда зарубежных писателей. Сыграло роль то, что он был опубликован на английском языке за границей. Произведение в смысловом и художественном плане – масштабное, грандиозное и необычайно оригинальное.

Ссылка на основную публикацию
×
×

Всего ответов: 4