Распутин: сочинение

Сочинение по повести Прощание с Матерой Распутина

Можно сказать, что в творении своем Распутин говорит о «малой» Родине, которая останется в сердце каждой настоящей, живой личностей. Писатель считает, что эта самая земля способна дать человеку куда большее, чем он может представить.

Однако повесть не столько восхваление родного края, сколько крик души. Описываются разоренные, загубленные, затопленные деревни, а также жители этих земель, которых насильно выселяют из тех мест, в которых они прожили всю жизнь, к которым привыкли и без которых не могут.

Автор ценит и уважает традиции. А вот «люди нового склада» – нет. Им непонятно, почему старики и люди старой формации не желают покидать эти, казалось бы, весьма заурядные места? Почему бы им не переселиться в иные поселения, ближе к цивилизации?

Нет, героев не манят технологии, возможности, развитый социум. Они привыкли к этому поселку, где в избах провели свое детство, где жили их родители в те времена, когда деревья были большими, когда жизнь была счастливее.

Дарья именно такая. Это образ пожилой женщины, которая чтит традиции и обычаи, воспитала детей и внуков, прожила большую часть жизни. Потому ей очень важно, чтобы кончина ее произошла на Родине, а не где-нибудь «на материке», где все чужое.

По мере прочтения старуху становится жаль. Кстати, все пожилые женщины Матеры сравнивают себя со старыми деревьями, которые пытаются пересаживать. Но это же бессмысленно. Именно это пытаются донести жители Матеры и читатель проникается подобной атмосферой с первых страниц.

Особенно сердце щемит в те моменты, когда Дарья прощается с родной избой. Она обряжает ее как покойника. Также обидно от того, что «новые люди» не хотят понять, насколько важно для жителей Матеры это обжитое место – для них это целая жизнь, образ мыслей. Лишить их дома – значит, оборвать существование.

Кто возмущает в произведении, так это Петруха – совершенно бесполезный и глупый человек. Кроме алкоголя, ему нечем заполнить душевную пустоту, поэтому он «чудит» и даже сжигает дом. Конечно же, он никогда не смог бы самоутвердиться с ровесниками, обрушивает ругань только на стариков.

Достаточно живописные описания внушают ужас. Очень хорошо удалось автору «оживить» природу, которая мстит тем, кто угнетает ее. Допустим, листвень стойко держится в земле и не поддается топорам и огню. Так и уходит он вместе с землей, которая дала ему жизнь.

Однако присутствует ощущение «запутанности» – словно люди просто пошли иной дорогой и погубленная природа все же способна их простить…

2 вариант

Едва ли сюжет произведения можно назвать нетривиальным. Но в этом и кроется его соль: оно поднимает темы народные, близкие каждому жителю весей и поселков огромной страны.

Действие разворачивается в 60-е годы и имеет индустриальную подоплеку. Матера – это островная деревушка, расположенная на одном из островов на реке Ангара. В те годы началось строительство ГЭС, соответственно деревня будет затоплена в водах хранилища, которое образуется после постройки станции.

Для пожилого населения это становится трагедией. Неудивительно, ведь они душой приникли к родному месту, часть души уже заложена в каждом сантиметре родной земле. Здесь покоятся их предки, с этим местом связаны лучшие моменты их жизни. Их можно понять.

Эту ситуацию можно рассмотреть на примере главной героини, которая занимается побелкой родной хаты перед приездом санитарной бригады. Она настроена решительно против переезда в город.

Другие коренные тоже противятся переезду. Например, дед Егор, один из героев, вовсе не находит покоя в новых бытовых условиях, но находит покой на небесах. Он не принял на подсознательном уровне новое место жительства.

Молодежи легче принять участь деревушки на острове. Часть их души не была к ней прикреплена, поскольку они питали надежды на будущее. А будущее было тесно связано с переездом в город, где гораздо больше возможностей для самореализации. Они еще не утратили надежд, их мировоззрение свободно от местечковых предрассудков.

Символом краха местного традиционного уклада становится Хозяин острова, гибнущий под холодными сибирскими водами вместе с деревней. Надежду на вечную жизнь и память дает царская лиственница, которую санитарная бригада не может ни сжечь, ни срубить.

Произведение дает понять четкую мысль, что ничто не вечно. Но вечна память, вечна любовь к своей малой Родине. Человек должен задумываться над фундаментальными вещами: кто и куда он. Когда человек долго живет на одном месте, часть его духа остается там. С гибелью этого места погибает и часть души. Так же и с людьми, если задуматься, с гибелью близкого человека что-то в душе оставшихся в живых тоже умирает.

Также читают:

Картинка к сочинению По повести Прощание с Матерой Распутина

Популярные сегодня темы

Произведения Тургенева всегда наполнены большим количеством разных персонажей с разными характерами, принципами, и убеждениями. Множество из них отвечают за раскрытие той или иной проблемы

Конечно же любовь, можно назвать самым прекрасным, искренним и чудесным чувством на свете. Все люди сами по себе, понимают любовь по-разному. Для кого-то это возвышенные искренние и прекрасные чувства

Моя мама самая красивая, чудесная, добрая, умная, милая, творческая, интеллигентная, понимающая, умная, чуткая, вдумчивая, модная, стройная, веселая, озорная и нежная.

Одной из второстепенных героинь романа “Тихий Дон” является Евдокия Пантелеевна Мелехова или Дуняша, как ее ласково называли родные и односельчане, когда она была нескладным веселым подростком.

Люди мечтают о разном. Одни мечтают о материальном – съездить на море, купить машину, смартфон. Они долго копят, думают о своей мечте. Продвигаются к ней маленькими шажочками.

Эссе Григорий Распутин Новых и Время

Григорий Распутин (Новых) и Время

29декабря 2016 года исполнилось сто лет со дня злодейского убийства Григория Распутина и СМИ опубликовали массу материалов по этому поводу. Сама Личность Распутина всегда привлекала пристальный интерес близостью «старца» к Царской Семье и трагедии Русской катастрофы 1917 года.

Давайте сначала посмотрим на саму психологию личности Григория Новых. Здесь даже выбор новой фамилии говорит о многом. Распутин был сильной личностью, личностью проницательной, владеющей элементами гипнотического внушения, личностью погруженной в глубокую русскую “нестяжательную” православную мистику (она была тогда разных толков и не зря его взаимный богословский диалог был с иным “нестяжателем” старообрядцем высокого духа поэтом Клюевым). Такие люди, как Распутин, напрочь лишены в жизни холодного расчета, они живут порывами Высокого Духа мистики и часто в жизни поступают мистически не осознанно. Бросить семью и податься, по мистическому зову Веры, из Сибири в неизвестность, в столицу, этот порыв души Распутина, и он просто потверждает его глубокие мистические именно природные русские мистические мотивы. Подавляющее большинство людей не в состоянии понять и почувствовать движущие силы Духа подобной личности. Она для них непонятна, загадочна и вызывает чувство тревоги и опасения. Поэтому для большинства такой человек сродни колдуну и его влияние, по их мнению, опасно для близких и окружающих, вот в таковую ауру восприятия и попал сам Григорий Распутин.

Близость к Царскому семейству достоверно объяснима тем, что духовный друг Царственного Семейства, подвижник Веры Григорий, один мог унять боли терзающие постоянно маленького ребенка, Цесаревича Алексея Николаевича. Никто другой, в том числе и Доктор Боткин, не мог здесь ничем помочь, гемофилия болезнь наследственная и неизличимая. Трагедии Царицы Александры Федоровны (а гемофилия передается по женской линиии В.М.), сначала рожавшей одних дочерей, а затем родившей больного сына, долгожданного для всего Русского Народа Наследника Престола, и здесь трагедию обеих Царственных родителей, знавших о родовой болезни и о том, что она передается через женщин, не было предела. Это была еще и огромная трагедия Династии, и самой Русской России, а не обычная трагедия родителей. Можно предположить, что несчастные Царственные родители, вынужденные внешне скрывать свое глубокое несчастье от постоянно окружающих их царедворцев и других людей, наверное в душе все же надеялись на Чудо и перерождение болезни с возрастом, и при мистическом, лечебном влиянии и содействии Распутина. К тому же, принявшая Православие Императрица, черпала глубину своей личной Веры с помощью простой искренней Веры «Друга Семьи», с которым она могла поделиться своими религиозными переживаниями. Те же чувства испытывал к Распутину и сам Император.

Убийство «Друга Семьи, да еще участие в нем людей близких к Трону, и близких родственников, несомненно было страшным ударом для Императора, его Семьи, близких, самой Монархии и России.

А теперь давайте посмотрим на статью П. Акопова «Целили в Распутина – попали в Россию» и комментарии у ней: –

«Вопреки мифам массового сознания русская революция началась не с залпов «Авроры», а с выстрелов в ночь на 30 декабря на набережной Мойки. …именно убийство Григория Распутина дало старт русской смуте, продолжавшейся несколько лет и унесшей жизни миллионов человек.

На протяжении нескольких лет в высшем обществе судачили о том, что Распутин хлыст, развратник, проходимец, взяточник, а с началом войны с немцами – и «сторонник сепаратного мира с кайзером». В общем, «святой черт», которого нужно устранить, чтобы спасти Родину и монархию.

Спасением Отечества занялась кампания – вместе с великим князем Дмитрием Павловичем и женатым на племяннице царя князем Юсуповым в убийстве участвовали депутат Госдумы крайне правый монархист Пуришкевич и, как выяснилось уже в XXI веке, английский офицер Рейнер, Содомия, масонство, иностранные разведки и ослепленный «либеральной пропагандой» наивный (. сущая примитивная глупость В.М.) русский патриот-депутат.

Распутин не решал ни вопросы персональных назначений, ни дела войны и мира – да, его близость к царице пытались использовать всевозможные проходимцы, представлявшие собой порученцев как раз разных группировок «высшего света». Распутин лично не был ни интриганом, ни манипулятором, ни властолюбцем.

Зато самоустранения России из войны очень боялись в союзном Лондоне (который ее и спровоцировал и которому единственному она и была выгодна).
…убийцы Распутина в глазах части высшего света выступали как «спасители России» от предательницы-императрицы.

В реальности же все оказалось прямо противоположным – целили в Распутина, чтобы «убить» царицу, а убили Россию. Да, убийство Распутина стало именно убийством Российской империи.

В убийстве Распутина, точнее, в его мотивах, как в капле воды отразились все причины русской революции. Именно поэтому убийство Распутина имеет столь важное символическое значение и является подлинным началом русской революции.

…в реальности царь всего несколько раз общался с Григорием (не доказательно по количеству, и было связано с религиозными мистическими переживаниями и с болезнью Цесаревича В.М.), – правящая элита придумала «распутинщину», поверила в нее и возненавидела за нее и царицу-немку с ее «православной мистикой» (так называли представители “общественности”, ушедшие в масонство и спиритизм, глубокую Веру Александры Федоровны, и самого Царя В.М.).

Противоречия между народом и правителем (надуманная мысль присущая демократизированной черни В.М.), с одной стороны, и лишенной национального начала «элитой», с другой (а вот это абсолютно верно В.М.), – вот что проявило собой ритуальное по сути убийство Распутина.

Фактически и в убийстве царской семьи в немалой степени виноваты те, кто убил Григория Распутина.

При этом монархисты-националисты-патриоты, как и весь русский народ, оказались в числе наиболее проигравших после фактической ликвидации монархии весной 1917-го. Даже Гражданская война велась между республиканцами («белыми») и Советами («красными») – сторонников монархии в той «элите» уже (почти В.М.) не было.

Убийство Распутина – это еще и урок того, как часто в русской истории, будучи увлеченными видимыми событиями, мы не замечали чужой игры и чужестранных происков.

Кто придумал распутинщину, кто ушел в масонство и спиритизм? Архиепископ Ермоген или вел.княгиня Елизавета Федоровна? Или может быть масоном был выдающийся православный проповедник Владимир Востоков (эта фигура здесь совсем не показательна В.М.) – противник Распутина, в котором он, как и А. Д. Самарин и многие другие представители московской патриотической общественности, видел угрозу для престола и церкви.

Автор разве не знает, что как раз сам Распутин демонстрировал качества, свойственным сектантам мистического толка?».

(вот тут пример безнационального, космополитствующего верующего “нет элина, нет иудея”, это то,во что вырождались многие пастыри последователи догм Ветхого Завета, не ощущавшего здоровую мистику личности и приравнивающего ее к нездоровой мистике спиритистов и прочего поветрия духовного сектанства Серебреного Века В.М.)

«Только ограниченный человек может думать, будто Распутин выдвинулся благодаря своей половой потенции. Поверьте мне, что вся мировая история не знает случая, чтобы человек выдвинулся благодаря этим качествам. Если присмотреться к известным фигурам фаворитизма, к таким ярким и самобытным личностям, какими были герцог Бирон, семья Шуваловых, братья Орловы, князь Потемкин-Таврический, Годой в Испании или Струензе в Дании, то мы увидим картину, совершенно обратную распутинщине». В. Пикуль”.

(“исторический” писатель Пикуль лишь изредка давал верные оценки и он зачинатель “псевдонародной демократической” плебейской литературы на советском небосклоне, это прямая предтеча современных “исторических” графоманов «радзинских» и иже с ним В.М.).

«Акопов считает Распутина «символом единения царя с народом». Распущенность и порочность Распутина были общеизвестны, неоднократно и неопровержимо засвидетельствованы многочисленными и достаточно авторитетными современниками. Помимо этого, есть авторитетные выводы синодальной комиссии Русской Православной церкви».

(здесь той, не Веры (Бог поругаем не бывает), а Архирейской верхушки РПЦ окончательно потерявшей к тому времени Дух Правоверия Преподобного Сергия Радонежского и 1 марта 1917 года провозгласившего осанну богоданному Временному Правительству и коварно предавшего Императора, Монархию и Русский Народ В.М.).

«Англия боялась выхода России из войны не потому, что последняя была союзником первой, а потому, что только затяжное участие России в войне с Германией привело бы к разрушению и русской и немецкой империй, что и было главной целью англосаксонских организаторов Первой мировой. Напомню, что ФРС по «случайному совпадению» возникла за один год до войны. Без ее создания денег на организацию мировой войны у англосаксов могло не хватить. Именно Рейнер, английский разведчик, и был организатором убийства Распутина. Ему же принадлежит контрольный выстрел в голову Распутина». (не в бровь, а в глаз В.М.).

«Есть два взаимоисключающих мнения о Распутине. Личность его демонизируется. Но, по моему, важным является тот факт, что убийство Распутина было выгодно Англии и в какой-то степени спровоцировано ею. Мне кажется, вокруг его личности много лжи. Так, например, утверждалось, что фрейлина Вырубова была его любовницей, а оказалось, что она до конца жизни оставалась девицей».

«Есть неопровержимые (заказные, от противников Распутина в условно антимонархических властных и полицейских кругах В.М.) документы ежедневного (!) наблюдения за Распутиным департамента полиции. Помимо этого есть очень большое число свидетельств очевидцев о его омерзительном поведении, в частности, он изнасиловал даже няню детей в доме Романовых. Это есть в архивах и опубликовано».

Где прячут дерево? – в лесу. Так и про Григория Распутина написано столько разных версий, что истинную правду, среди них, простому читателю уже не найти. Да это и было целью либерального клана живущего патологической ложью. Правда современной публицистики и серьезные исторические исследования политического национально патриотического плана грешат наклонностями «исповеди на заданную тему», но это уже вопрос внутренней культуры самих авторов исторических трудов и исторического времени.

Здесь, пока не прошло достаточно времени для верной оценки исследователя, то на подобный труд неминуемо накладывается отпечаток времени, эпохи, которая все еще продолжается в виде русского Лихолетья.

Только Русское Расовое Наднациональное Имперское Чувство поможет в поисках Высокой Истины Русской Имперской Эстетики. Обретение подобного Духа трудная и длительная задача, но Мы с Вами вернемся на круги своя! Мы Русские! С нами Бог! Нам все по плечу!

Сочинение: Валентин Распутин

(род. 1937)

Биография писателя

Валентин Распутин – яркий представитель «дере­венской прозы» – одного из ведущих явлений совре­менной литературы. В его творчестве нашла отражение острейшая проблема конца XX века: разрушение при­роды и нравственности под воздействием цивилизации. Противостояние национальных традиций духовности и воинствующего цинизма воплотилось в образной и язы­ковой системе произведений писателя.

Валентин Григорьевич Распутин родился в 1937 го­ду в с. Усть-Уда Ир­кут­с­кой области. В 1959 году окончил Иркутский университет. Работал кор­рес­пон­дентом в местных газетах Сибири. Корреспондентские впечатления наш­ли отражение в его первых книгах рассказов и очерков.

Известность Распутину принесла повесть «Деньги для Марии», сюжет ко­то­рой (поиски денег для довер­чивой и не искушенной в бухгалтерских делах про­давщицы сельской лавки, обвиненной в растрате) по­зволил писателю пси­хо­логически глубоко раскрыть характеры самых разных людей, показать как нрав­ст­венные вершины, так и глубины человеческого падения. Написанные затем повести «Последний срок» (1970), «Живи и помни» (1974), «Прощание с Матерой» (1976) закрепили за ним славу одного из лучших представителей так называемой деревенской прозы.

В начале 80-х годов Распутин создал цикл расска­зов («Век живи – век люби», «Что передать вороне?», «Наташа» и др.). в которых отошел от дере­вен­ской тематики, хотя и остался верен нравственной проблематике. Ре­зуль­татом наблюдений над далеко не лучшими изменениями в жизни деревни и нрав­ст­венности людей стала публицистическая повесть «По­жар» (1985).

В последние годы В. Распутин посвятил себя реше­нию актуальных проб­лем современности: экологиче­ских, нравственных, литературно-организа­ци­он­ных. Увидели свет его очерки и статьи на эти темы, а так­же главы пуб­ли­цистической книги «Сибирь, Си­бирь. ».

Художественный мир писателя

Творчество Валентина Распутина довольно часто противопоставляют «го­род­ской прозе». И действие у него почти всегда происходит в деревне, и глав­ные ге­рои (точнее, героини) в большинстве случаев – «ста­ринные ста­рухи», и симпатии его отданы не новому, а тому древнему, исконному, что безвозвратно уходит из жизни.

Все это так и не так. Критик А. Бочаров справедли­во заметил, что между «городским» Ю. Трифоновым и «деревенским» В. Распутиным при всем их раз­личии много общего. Оба взыскуют высокой нравст­венности человека, обоих интересует место личнос­ти в истории. Оба говорят о влиянии прошлой жиз­ни на современную и будущую, оба не приемлют ин­дивидуалистов, «железных» суперменов и бесхарак­терных конформистов, забывших о высшем назначе­нии человека. Словом, оба писателя разрабатывают философскую проблематику, хотя и делают это по-разному.

Сюжет каждой повести В. Распутина связан с ис­пытанием, выбором, смертью. В «Последнем сроке» говорится о предсмертных днях старухи Анны и о со­бравшихся у постели умирающей матери ее детях. Смерть высвечивает характеры всех персонажей, и в первую очередь самой старухи. В «Живи и помни» действие переносится в 1945 год, когда так не хоте­лось умереть на фронте герою повести Андрею Гусько-ву, и он дезертировал. В центре внимания писателя – нравственные и философские проблемы, вставшие как перед самим Андреем, так и – в еще большей сте­пени – перед его женой Настеной. В «Прощании с Матерой» описываются затопление для нужд ГЭС ост­рова, на котором расположена старая сибирская де­ревня, и последние дни стариков и старух, оставших­ся на нем. В этих условиях обостряется вопрос о смыс­ле жизни, о соотношении нравственности и прогресса, о смерти и бессмертии.

Во всех трех повестях В. Распутин создает образы русских женщин, но­си­тель­ниц нравственных ценнос­тей народа, его философского мироощущения, ли­те­ратурных преемниц шолоховской Ильиничны и сол-женицынской Мат­рены, развивающих и обогащаю­щих образ сельской праведницы. Всем им при­суще чувство огромной ответственности за происходящее, чувство вины без вины, осознание своей слитности с миром как человеческим, так и природным.

Старикам и старухам, носителям народной памяти, во всех повестях писа­теля противостоят те, кого, ис­пользуя выражение из «Прощания с Матерой», мож­но назвать «обсевками».

Пристально вглядываясь в противоречия современ­ного мира, Распутин, подобно другим писателям-«де­ревенщикам», видит истоки бездуховности в социаль­ной действительности (человека лишили чувства хо­зяина, сделали винтиком, исполнителем чужих решений). Вместе с тем писатель предъяв­ляет высо­кие требования к самой личности. Для него неприем­лемы индиви­дуа­лизм, пренебрежение такими народ­ными национальными ценностями, как Дом, труд, могилы предков, продолжение рода. Все эти понятия обретают в прозе писателя материальное воплощение, описываются в лирико-поэти­чес­кой манере.

От повести к повести усиливается в распутинском творчестве трагизм автор­ского мировосприятия.

И все же писатель верит в духовное здоровье рус­ского народа, передавая свою веру в образах-символах (солнца, царского лиственя, таинственного зверька).

Начатое еще в солженицынском «Матренином дво­ре» противопос­тав­ление сочного народного языка без­духовной казенной речи последовательно проводится во всех произведениях В. Распутина. Его любимые персонажи говорят живым образным языком, не ли­шенным и диалектных слов. В кульми­на­ци­онных сце­нах их речь становится афористичной, близкой к по­словицам и пого­воркам, воплощающим в себе народ­ную мудрость.

Позднее творчество писателя претерпело некото­рые стилевые изменения. В не­больших рассказах «Век живи – век люби» и «Что передать вороне?» пи­сатель, развивая уже освоенные им психологические и символические худо­жес­т­венные приемы, одновре­менно преодолевает границы сугубого жизнеподобия за счет использования иррациональных ситуаций, го­ворит о таинстве бытия чело­века, о связи самых раз­личных явлений с законами Космоса, о стремлении чело­века выйти за пределы обычной жизни и о его от­ветственности за духовное и физическое падение.

С другой стороны, в рассказах «Век живи – век люби», «Не могу-у» и осо­бенно в повести «Пожар» превалирует публицистический пафос. Вместе с тем глав­ный герой повести шофер Иван Петрович Егоров не является лишь ру­по­ром авторских идей. Это впол­не распутинский персонаж: человек совестливый, не столько обвиняющий земляков, сколько казнящий себя. Пожар помог ему прео­долеть нравственную усталость, отбросить малодушную мысль об отъезде. И здесь автор, оставляя финал повести открытым, тем не менее дает понять чита­телю, что жизнь не оконче­на, что его герой вышел из обрушившегося на него ис­пытания более закаленным, что он еще поборется.

В «Прощании с Матерой» с наибольшей полнотой воплотилась дорогая для В. Распутина русская идея соборности, слиянности человека с миром, Все­лен­ной, родом.

Вновь перед нами «старинные старухи» с типичны­ми русскими именами и фами­лиями: Дарья Васильев­на Пинигина, Катерина Зотова, Настасья Карпова, Сима. Среди имен эпизодических персонажей выделя­ется имя еще одной старухи – Аксиньи (быть может, дань уважения героине «Тихого Дона»), Наи­более ко­лоритному персонажу, похожему на лешего, дано по­лусимволическое имя Богодул. У всех героев за пле­чами трудовая жизнь, прожитая ими по совести, в дружбе и взаимопомощи. «Греть и греться» – эти слова старухи Симы в разных вариантах повторяют все любимые герои писателя.

В повесть включен ряд эпизодов, поэтизирующих общую жизнь миром. Один из смысловых центров повести – сцена сенокоса в одиннадцатой главе. Распу­тин подчеркивает, что главное для людей не сама ра­бота, а благостное ощу­щение жизни, удовольствие от единства друг с другом, с природой. Очень точно под­метил отличие жизни материнцев от суетной деятель­ности строи­те­лей ГЭС внук бабки Дарьи Андрей: «Они там живут только для работы, а вы здесь вроде как наоборот, вроде как работаете для жизни». Работа для любимых персонажей писателя не самоцель, а участие в продолжении семейного рода и – шире – всего человеческого племени. Вот почему не умел бе­речься, а работал на износ отец Дарьи, вот почему и сама Дарья, ощущая за собой строй поко­ле­ний пред­ков, «строй, которому нет конца», не может смирить­ся, что их могилы уйдут под воду – и она окажется одна: порвется цепь времен.

Именно поэтому для Дарьи и других старух дом не только место для жилья и вещи – не только вещи. Это одушевленная предками часть их жизни. Дважды рас­скажет Распутин, как прощаются с домом, с веща­ми сначала Настасья, а потом Дарья. Двадцатая глава повести, в которой Дарья через силу белит свой уже обреченный назавтра на сжигание дом, украшает его пихтой, – точное отра­жение христианских обрядов соборования (когда перед смертью наступает ду­хов­ное облегчение и примирение с неизбежностью), обмыва­ния покойника, отпевания и погребения.

«Все, что живет на свете, имеет один смысл – смысл службы». Именно эта мысль, вложенная писа­телем в монолог загадочного зверька, символизирую­щего хозяина острова, руководит поведением старух и Вогодула. Все они осознают себя ответственными пе­ред ушедшими за продолжение жизни. Земля, по их мнению, дана человеку «на подержание»: ее надо бе­речь, сохранить для потомков.

Распутин находит очень точную метафору для вы­ражения раздумий Дарьи Васильевны о течении жиз­ни: род – это нитка с узелками. Одни узелки распус­каются, умирают, а на другом конце завязываются новые. И старухам отнюдь не безразлично, какими будут эти новые люди, приходящие на смену. Вот почему Дарья Пинигина все время размышляет о смыс­ле жизни, об истине; вступает в спор с внуком Андре­ем; задает вопросы умершим.

В этих спорах, размышлениях и даже в обвинени­ях – и праведная тор­жест­вен­ность, и тревога, и – непременно – любовь. «Э-эх, до чего же мы все доб­рые по отдельности люди и до чего же безрассудно и много, как нарочно, все вместе творим зла», – рас­суждает Дарья. «Кто знает правду о человеке: зачем он живет? – мучается героиня. – Ради жизни самой, ради детей или ради чего-то еще? Вечным ли будет это движение. Что должен чувствовать человек, ради которого жили многие поколения? Ничего он не чув­ствует. Ничего не пони­мает. И ведет он себя так, буд­то с него первого началась жизнь и им она нав­сегда закончится».

Размышления о продолжении рода и своей ответ­ственности за него пере­мешиваются у Дарьи с трево­гой о «полной правде», о необходимости памяти, со­хранения ответственности у потомков – тревогой, со­пряженной с трагическим осознанием эпохи.

В многочисленных внутренних монологах Дарьи писатель вновь и вновь гово­рит о необходимости каж­дому человеку «самому докапываться до ис­тины», жить работой совести. Сильнее всего и автора, и его стариков и старух тревожит желание все большей час­ти людей «жить не оглядываясь», «облег­ченно», нес­тись по течению жизни. «Пуп не надрываете, а душу потратили», – бросает в сердцах Дарья своему внуку. Она не против машин, облегчающих труд людям. Но неприемлемо для мудрой крестьянки, чтобы человек, обретший благодаря технике огромную силу, искоре­нял жизнь, бездумно подрубал сук, на котором сидит. «Человек – царь природы», – убеждает бабушку Андрей. «Вот-вот, царь. Поцарюет, по-царюет, да за­горюет», – ответствует старуха. Только в единстве друг с другом, с природой, со всем Космосом может смертный человек победить смерть, если не индивиду­альную, то родовую.

Космос, природа – полноценные действующие ли­ца повестей В. Распутина. В «Прощании с Матерой» тихое утро, свет и радость, звезды, Ангара, ласковый дождь являют собой светлую часть ж.изки,благодатъ, дают перспективу раз­ви­тия. Но они же в тон мрач­ным мыслям стариков и старух, вызванным трагиче­скими событиями повести, создают атмосферу трево­ги, неблагополучия.

Драматическое противоречие, сгущенное до симво­лической картины, возникает уже на первых страни­цах «Прощания с Матерой». Согласию, покою и миру, прекрасной полнокровной жизни, которой дышит Ма­тера (читателю ясна этимология слова: мать-роди­на-земля), противостоит запустение, ого­ле­ние, исте­чение (одно из любимых слов В. Распутина). Стонут избы, сквозит ветер, хлопают ворота. «Темь пала» на Матеру, утверждает писатель, много­крат­ными повто­рами этого словосочетания вызывая ассоциации с древ­нерус­скими текстами и с Апокалипсисом. Имен­но здесь, предваряя последнюю повесть В. Распутина, появляется эпизод пожара, а перед этим событием «звезды срываются с неба».

Носителям народных нравственных ценностей пи­сатель противопоставляет современных «обсевков», нарисованных в весьма жесткой манере. Лишь внука Дарьи Пинигиной наделил писатель более или менее сложным характером. С одной стороны, Андрей уже не чувствует себя ответственным за род, за землю предков (не случайно он так и не обошел родную Ма­теру в свой последний приезд, не простился с ней пе­ред отъездом). Его манит суета большой стройки, он до хрипоты спорит с отцом и бабушкой, отрицая то, что для них является извечными ценностями.

И в то же время, показывает Распутин, «минутное пустое глядение на дождь», завершивший семейную дискуссию, «сумело снова сблизить» Андрея, Павла и Дарью: не умерло еще в парне единство с природой. Объединяет их и работа на сенокосе. Андрей не под­держивает Клавку Стригунову (для писателя харак­терно наделять уничижительными именами и фами­лиями персонажей, изме­нивших национальным тра­дициям), радующуюся исчезновению родной Матеры: ему жалко остров. Более того, ни в чем не соглашаясь с Дарь­ей, он ищет бесед с ней, «ему для чего-то нужен был ее ответ» о сущности и предназ­на­чении человека.

Другие антиподы «старинных старух» показаны в «Прощании с Матерой» совсем иронично и зло. Сорока­летний сын Катерины, болтун и пьяница Никита Зо­тов, за свой принцип «лишь бы прожить сегодняшний день» лишен народ­ным мнением своего имени – пре­вращен в Петруху. Писатель, с одной стороны, ви­димо, обыгрывает здесь традиционное имя балаганного пер­сонажа Петруш­ки, лишая его, правда, той положи­тельной стороны, которая все-таки была у героя народ­ного театра, с другой – создает неологизм «петрухать» по сходству с глаголами «громыхать», «воздыхать». Пределом падения Петрухи является даже не сожже­ние родного дома (кстати, это сделала и Клавка), но из­дева­тель­ство над матерью. Интересно отметить, что от­вергнутый деревней и матерью Петруха стремится но­вым бесчинством привлечь к себе внимание, чтобы хоть так, злом, утвердить свое существование в мире.

Исключительно злом, беспамятством и бесстыдст­вом утверждают себя в жизни «официальные лица». Писатель снабжает их не только «говорящими» фами­лиями, но и емкими символическими характеристи­ками: Воронцов – турист (беззаботно шагающий по земле), Жук – цыган (т. е. человек без родины, без корней, перекати-поле). Если речь стариков и старух выразительна, образна, а речь Павла и Андрея – ли­тературно правильна, но сбивчива, полна неясных для них самих штампов, – то Воронцов и ему подоб­ные говорят рублеными, не по-русски построенными фразами, любят императив («Пони­мать будем или что будем?», «Кто позволил?», «И никаких», «Вы мне опять попустительство подкинете», «Что требуется, то и будем делать. Тебя не спросим»), В финале повести две стороны сталкиваются. Автор не оставляет сом­нений в том, за кем правда. Заблуди­лись в тумане (символика этого пейзажа очевидна) Во­ронцов, Павел и Петруха. Даже Воронцов «затих», «си­дит с опущенной головой, бессмысленно глядя перед собой». Все, что остается им делать, – подобно детям, звать мать. Характерно, что делает это именно Пет­руха: «Ма-а-ать! Тетка Дарья-а-а! Эй, Матера-а!» Впро­чем, делает, по словам писателя, «глухо и безнадеж­но». И, прокричав, вновь засыпает. Уже ничто не мо­жет разбудить его (вновь символика!). «Стало совсем тихо. Кругом были только вода и туман и ничего, кроме воды и тумана». А материнские старухи в это время, в последний раз объединившись друг с другом и малень­ким Колюней, в глазах которого «недетское, горькое и кроткое понимание», возносятся на небеса, равно при­надлежа и живым, и мертвым.

Этот трагический финал просветлен предварявшим его рассказом о царском листвене – символе неувяда-емости жизни. Пожегщикам так и не удалось ни сжечь, ни спилить стойкое дерево, держащее, по пре­данию, на себе весь остров, всю Матеру. Несколько ранее В. Распутин дважды (в девятой и тринадцатой главах) скажет, что, как бы тяжело ни сложилась дальнейшая жизнь пере­селен­цев, как бы ни издева­лись над здравым смыслом безответственные «ответ­ственные за переселение», построившие новый посе­лок на неудобных землях, без учета крестьянского распорядка, – «жизнь. она все перенесет и примет­ся везде, хоть и на голом камне и в зыбкой трясине, а понадобится если, -то и под водой». Человек своим трудом сроднится с любым местом. В этом – еще одно его назначение во Вселенной.

Валентин Григорьевич Распутин

Валентин Григорьевич Распутин вошел в нашу литературу сразу, почти без разбега и как истинный мастер слова. Трудно представить себе русскую литературу сегодня без повестей и рассказов нашего земляка. Его произведения снискали заслуженную популярность в нашей стране и за рубежом.

Биография писателя проста, но духовный опыт богат, неповторим, неисчерпаем и помогает понять, откуда явился такой могучий талант, который засверкал самыми яркими гранями. Путь Валентина Распутина в литературу определился наилучшим образом: в короткий срок молодой писатель стал вровень с большими мастерами прозы.

“Детство мое пришлось на войну и голодные послевоенные годы, – вспоминает писатель. – Оно было нелегким, но оно, как я теперь понимаю, было счастливым. Едва научившись ходить, мы ковыляли к реке и забрасывали в нее удочки; еще не окрепнув, тянулись в тайгу, начинавшуюся сразу за деревней, собирали ягоды и грибы, с малых лет садились в лодку и самостоятельно брались за вёсла. ”

Родина писателя, Аталанка, – небольшое село на берегу прославленной реки Ангары. Ныне она перенесена на берег Братского моря и превратилась в рабочий поселок.
Закончена учеба в Иркутском университете (1959), впереди работа корреспондентом в газетах “Советская молодежь” и “Красноярский комсомолец”.

Первый рассказ “Я забыл спросить у Лешки. ” был опубликован в 1961 году. На лесоповале упавшая сосна случайно задела парнишку Лешку. Двое друзей решили сопровождать Лешку до больницы – полсотни километров пешком.
Лешка умер на руках у друзей. Трагедия. Потрясение. В рассказе присутствует то, что станет затем неотъемлемым во всех произведениях Распутина: природа, чутко реагирующая на происходящее в душе героя; мучительные раздумья о справедливости, памяти, судьбе.

Талантливо написаны и другие ранние рассказы писателя: “Рудольфио”, “Василий и Василиса”, “Продается медвежья шкура”.

“Я рано пристрастился к чтению, к книгам, – вспоминает Валентин Распутин, – в ученье показывал усердие, и меня после четырех классов деревенской школы, по общему мнению, следовало учить дальше”.

Самый популярный из ранних рассказов писателя “Уроки французского” автобиографичен. Одиннадцатилетний мальчик приезжает учиться в райцентр, где есть школа-восьмилетка. Он впервые оторван от семьи, от родной деревни. Не удивительны его неодолимая тоска и тяга домой. Однако маленький герой понимает, что на него возложены надежды не только родных, но и всей деревни: ведь он, по единодушному мнению односельчан, “самой природой призван быть ученым человеком”. Это мнение земляков подтверждается и в новой школе, в новом кругу общения. Но время было тяжелое – послевоенное и полуголодное. Мальчик начинает играть на деньги, единственно только для того, чтобы иметь возможность ежедневно купить баночку молока “от малокровия”. И учительница французского языка идет на рискованный шаг: тайком, у себя дома, играет с учеником, просто из легко объяснимого человеческого сострадания: “Мальчик крайне истощен, а в долг брать отказывается”. Позднее по этому рассказу был поставлен кинофильм.

Сам Распутин отмечает, что “писателем человека делает его детство, способность в раннем возрасте увидеть и почувствовать все то, что дает ему затем право взяться за перо. Образование, книги, жизненный опыт воспитывают и укрепляют в дальнейшем этот дар, но родиться ему следует в детстве”.

О более поздних рассказах Распутина лучше всего сказал писатель Алесь Адамович: “Новое, действительно новое здесь – подчеркнутое чувство реальности происходящего. Человек в них – существо, само себя удивляющее глубинами, просторами, которые в нем скрыты. И вдруг распахивается существо светоносное”.

В рассказе “Век живи – век люби” пятнадцатилетний Саня с юношеской категоричностью решает обрести “самостоятельность”. “Хватит ходить по указке, поступать по подсказке, верить сказке”. А дальше все происходит именно как в сказке.

Родители уезжают в путешествие, отправив сына к бабушке на Байкал. Бабушка получает телеграмму о болезни дочери и уезжает нянчить внуков. А Саня обретает желанную свободу и возможность провести в жизнь свое твердое решение. Саня отправляется не в дальние страны и не на зеленые океанские острова, а всего лишь на тихоходном поезде да на своих двоих уходит с Митяем и дядей Володей в родную прибайкальскую тайгу на два дня с ночевкой. И перед Саней так раскрывается тайга в своем величии и первозданности, что эти два дня запомнятся ему на всю жизнь.

А у героя рассказа “Что передать вороне?” есть дача на Байкале, во дворе могучая лиственница, где живет вполне обыкновенная, земная, добрая и разговорчивая ворона. Дочка верила рассказам отца о вороне, умеющей все видеть и слышать. Но вот так вышло: отец незаслуженно обидел дочку и все стало у него не ладиться, кругом виноват, места себе не находит. Уезжая из города на дачу, спросил: “Что передать вороне?”, надеясь на примирение. Что ответила девочка, простила ли отцу обиду, вы узнаете, прочитав этот рассказ.

В сборники “Что передать вороне?” и “Век живи – век люби” вошли и другие рассказы: “Люся”, “Ледоход”, “Лужайка”. Все они о природе и людях, живущих на Байкале.

В конце 60-х годов В. Распутин был принят в Союз писателей СССР. Тогда же одна за другой появляются повести молодого прозаика “Деньги для Марии” и “Последний срок”, в которых ясно определились предмет изображения – сибирская деревня – и направление таланта – глубокое проникновение в народную жизнь, уважение к традиции, внимание к нравственным проблемам.

Бабушка и дедушка писателя “были людьми сильных характеров. ” Это о них рассказ “Василий и Василиса”. “С него я начал, – вспоминает Валентин Григорьевич, – я бабушку писал постоянно, с нее слеплены старуха Анна в “Последнем сроке” и старуха Дарья в “Прощании с Матерой”. Судьба моих односельчан и моей деревни почти во всех книгах, и их, этих судеб, хватило бы еще на многое”.
В повести “Живи и помни”(1974г.) Валентин Распутин пытается понять, почему нормальный, казалось бы, деревенский мужик Андрей Гуськов вырождается в существо, лишенное человеческого облика. Дезертирство с фронта, предательство, трусость Андрея приводят к трагической гибели его жену Настену. Эта повесть принесла в литературу новое о войне и по-новому осветила характер русской женщины. За повести “Живи и помни” и “Пожар” Валентин Григорьевич был дважды удостоен звания лауреата Государственной премии СССР.
Литературная критика называет В. Распутина “могучим явлением современной отечественной и мировой литературы”, книги его все чаще издаются в стране и за рубежом, по отдельным произведениям ставятся спектакли, снимаются фильмы. Он удостаивается самых высоких наград и премий.
Валентин Распутин – очень талантливый и деятельный человек. Его имя часто можно встретить на страницах центральных газет, в передачах радио и телевидения. Одна из важнейших проблем, с которыми часто выступает В. Распутин, – проблема сохранения России, Байкала, сбережения для потомков его красоты и природных богатств.

15 марта 2007 года писателю Валентину Распутину исполнилось 70 лет.

Указ о награждении Валентина Распутина орденом «За заслуги перед Отечеством» третьей степени подписал президент России Владимир Путин. Как сообщается в указе, государственную награду Валентину Григорьевичу присвоили за заслуги в развитии отечественной литературы и многолетнюю творческую деятельность.

Совесть — мерило жизни В. Г. Распутина

Человеком тревожной совести называют Валентина Распутина за его нравственную причастность ко всему, что происходит на родной земле, за осознание ответственности перед прошлым и настоящим Родины.

Таковы и герои произведений В. Г. Распутина, заявившего о себе как о писателе в 1967 году повестью «Деньги для Марии», повестью о простых людях, ощущающих жизнь в ее простоте и полноте, верящих в человеческую отзывчивость, доброту и честность.
Совесть — то мерило жизни, в котором для героев и особенно героинь В. Распутина сошлись многие нравственные критерии.

Анна из повести «Последний срок», Настена из «Живи и помни», Дарья из «Прощания с Матерой» — это образы, в которых воплотилось нравственное величие русской женщины, ее высокий дух, ее великая самоотверженность.

Русская женщина вошла в творчество В. Распутина вместе со своим подвигом-страданием.
Анна, уходя из жизни, спокойна, ибо «всегда твердо знала, что жила для того, чтобы мир никогда не скудел без людей и не старел без детей».

Дарья, прощаясь с Матерой, утверждает: «Эта земля-то вся принадлежит — кто до нас был и кто после нас придет. Правда в памяти. У кого нет памяти, у того нет жизни».

Перед миром и людьми чиста Настена, уходящая, в волны Ангары. Она ищет очищения перед людьми, верит до последней своей минуты: «Правда — она сквозь камни прорастет, посреди Ангары, в самом быстром и глубоком месте поднимется из воды говорящим деревом. Никакой силой ее не скрыть». Трагедия Настены предостерегает каждого от отступничества от Родины, от народа.

В высоком образе своей героини В. Распутин вновь выказал себя «царем пафоса семьи». Писатель утверждает: «В обычае русской бабы устраивать свою жизнь лишь однажды и терпеть все, что ей выпадет».

Светлая душой Настена своей способностью на жертву, принятием на себя, неповинную, вины мужа воплощает истинные ценности.

Г. Распутин всегда в русле наиболее напряженных нравственных проблем современности. Он не просто и не только писатель, он страстный публицист и активный общественный деятель. Всем известна и памятна его многолетняя и трудная борьба за спасение Байкала, за спасение великих рек и природы Сибири.

Последняя книга В. Распутина «Россия: дни и времена» пронизана сыновним чувством любви и сострадания к Отечеству. Духовные ценности нашего народа, его судьба — об этом беспрестанная забота человека и писателя Валентина Григорьевича Распутина. Животворящее слово его — мощная сила, укореняющая высокие нравственные традиции, искони связанные с идеалами Правды, Красоты, Добра.

«Душа не может быть необитаемой» — это слова В. Г. Распутина. И как хорошо, что в сотворении души нашего современника огромная роль принадлежит Валентину Григорьевичу Распутину.

Тема деревни в современной литературе (по произведениям В. Распутина)”

Звезда полей горит, не угасая,
Для всех тревожных жителей земли,
Своим лучом приветливым касаясь
Всех городов, поднявшихся вдали.

Н. Рубцов

Описание событий в романах и других произведениях популярного русского писателя, нашего современника, Валентина Распутина большей частью посвящено проблемам деревни. Он из тех русских мыслителей, которые не без основания считают деревню центром нашего “национального космоса”, узлом множества жизненно важных и не разрешимых до сей поры проблем. Уже после выхода в свет его первой повести “Деньги для Марии” он попал в поле зрения серьезной литературной критики и обрел широкого читателя. Далее, одна за другой, стали выходить книги: “Последний срок”, “Прощание с Матерой”, “Живи и помни”, “Пожар”, которые сделали Распутина одним из ведущих писателей страны.

Все это происходило в начале 70-х годов. Наша страна переживала глубокие и не всеми принимаемые социальные изменения. Научно-техническая революция одурманила горячие головы, породила миф о спасительной роли науки и техники для всего человечества, а для России особенно. Поэзия в этот момент отдала предпочтение крайним урбанистам, вышла на эстраду.

Поэты, воспевающие деревню, такие, как Николай Рубцов, оставались в тени. Этот явно разрушительный процесс оправдывался отчасти успехами в покорении космоса, возникновением атомной энергетики, новых заводов и городов. О последствиях никто, вернее, почти никто не задумывался. Сейчас мы видим, к чему привело увлечение научно-техническим прогрессом. Мир ужаснулся перед чернобыльской катастрофой, пересох Арал, искусственные моря превратились в болота. Миллионы людей срывались с насиженных мест, отправляясь на “великие стройки коммунизма”. Люди, отрываясь от своих корней, нищали духовно. Особенно пострадала русская деревня. Вообще, если задуматься, сколько невзгод выпало на плечи сельчан, страшно становится.

Не случайно в конце 60-х годов в нашей литературе возникает такое явление, как “деревенская проза”. Потому что писатели не могли мириться с таким положением русской деревни. Движение выдвинуло на первый план общественной жизни страны талантливых писателей — Распутина, Белова, Абрамова, Носова, Шукшина. Их еще называют “почвенниками”, потому что они ратуют за сохранение родовых корней.

Повести Распутина “Последний срок”, “Прощание с Матерой”, “Пожар” как бы составляют трилогию о русской деревне, о гибели “крестьянской Атлантиды”. Мотивы катастрофы, расставания звучат в самих названиях этих повестей. К повести “Пожар” писатель взял эпиграфом слова из народной песни: “Горит, горит село родное. ” Положение с деревнями в стране было такое, что данный эпиграф отражал буквально суть происходящего в них разора.

Благодаря таланту В. Распутина образы его героев-сельчан как бы вступили в борьбу за спасение деревни и всего, что связано с этой стороной жизни человека. Старуха Анна из “Последнего срока” и старуха Дарья из “Прощания с Матерой” стали воплощением народной мудрости, которая дается не столько чтением книг, сколько жизненным опытом, трудом.
Интересно начинается повесть “Последний срок”: старуха Анна лежит на узкой железной кровати возле печи и дожидается смерти.

Валентин Распутин (сочинение)

(род. 1937)

Биография писателя

Валентин Распутин – яркий представитель «дере­венской прозы» – одного из ведущих явлений совре­менной литературы. В его творчестве нашла отражение острейшая проблема конца XX века: разрушение при­роды и нравственности под воздействием цивилизации. Противостояние национальных традиций духовности и воинствующего цинизма воплотилось в образной и язы­ковой системе произведений писателя.

Валентин Григорьевич Распутин родился в 1937 го­ду в с. Усть-Уда Ир­кут­с­кой области. В 1959 году окончил Иркутский университет. Работал кор­рес­пон­дентом в местных газетах Сибири. Корреспондентские впечатления наш­ли отражение в его первых книгах рассказов и очерков.

Известность Распутину принесла повесть «Деньги для Марии», сюжет ко­то­рой (поиски денег для довер­чивой и не искушенной в бухгалтерских делах про­давщицы сельской лавки, обвиненной в растрате) по­зволил писателю пси­хо­логически глубоко раскрыть характеры самых разных людей, показать как нрав­ст­венные вершины, так и глубины человеческого падения. Написанные затем повести «Последний срок» (1970), «Живи и помни» (1974), «Прощание с Матерой» (1976) закрепили за ним славу одного из лучших представителей так называемой деревенской прозы.

В начале 80-х годов Распутин создал цикл расска­зов («Век живи – век люби», «Что передать вороне?», «Наташа» и др.). в которых отошел от дере­вен­ской тематики, хотя и остался верен нравственной проблематике. Ре­зуль­татом наблюдений над далеко не лучшими изменениями в жизни деревни и нрав­ст­венности людей стала публицистическая повесть «По­жар» (1985).

В последние годы В. Распутин посвятил себя реше­нию актуальных проб­лем современности: экологиче­ских, нравственных, литературно-организа­ци­он­ных. Увидели свет его очерки и статьи на эти темы, а так­же главы пуб­ли­цистической книги «Сибирь, Си­бирь. ».

Художественный мир писателя

Творчество Валентина Распутина довольно часто противопоставляют «го­род­ской прозе». И действие у него почти всегда происходит в деревне, и глав­ные ге­рои (точнее, героини) в большинстве случаев – «ста­ринные ста­рухи», и симпатии его отданы не новому, а тому древнему, исконному, что безвозвратно уходит из жизни.

Все это так и не так. Критик А. Бочаров справедли­во заметил, что между «городским» Ю. Трифоновым и «деревенским» В. Распутиным при всем их раз­личии много общего. Оба взыскуют высокой нравст­венности человека, обоих интересует место личнос­ти в истории. Оба говорят о влиянии прошлой жиз­ни на современную и будущую, оба не приемлют ин­дивидуалистов, «железных» суперменов и бесхарак­терных конформистов, забывших о высшем назначе­нии человека. Словом, оба писателя разрабатывают философскую проблематику, хотя и делают это по-разному.

Сюжет каждой повести В. Распутина связан с ис­пытанием, выбором, смертью. В «Последнем сроке» говорится о предсмертных днях старухи Анны и о со­бравшихся у постели умирающей матери ее детях. Смерть высвечивает характеры всех персонажей, и в первую очередь самой старухи. В «Живи и помни» действие переносится в 1945 год, когда так не хоте­лось умереть на фронте герою повести Андрею Гусько-ву, и он дезертировал. В центре внимания писателя – нравственные и философские проблемы, вставшие как перед самим Андреем, так и – в еще большей сте­пени – перед его женой Настеной. В «Прощании с Матерой» описываются затопление для нужд ГЭС ост­рова, на котором расположена старая сибирская де­ревня, и последние дни стариков и старух, оставших­ся на нем. В этих условиях обостряется вопрос о смыс­ле жизни, о соотношении нравственности и прогресса, о смерти и бессмертии.

Во всех трех повестях В. Распутин создает образы русских женщин, но­си­тель­ниц нравственных ценнос­тей народа, его философского мироощущения, ли­те­ратурных преемниц шолоховской Ильиничны и сол-женицынской Мат­рены, развивающих и обогащаю­щих образ сельской праведницы. Всем им при­суще чувство огромной ответственности за происходящее, чувство вины без вины, осознание своей слитности с миром как человеческим, так и природным.

Старикам и старухам, носителям народной памяти, во всех повестях писа­теля противостоят те, кого, ис­пользуя выражение из «Прощания с Матерой», мож­но назвать «обсевками».

Пристально вглядываясь в противоречия современ­ного мира, Распутин, подобно другим писателям-«де­ревенщикам», видит истоки бездуховности в социаль­ной действительности (человека лишили чувства хо­зяина, сделали винтиком, исполнителем чужих решений). Вместе с тем писатель предъяв­ляет высо­кие требования к самой личности. Для него неприем­лемы индиви­дуа­лизм, пренебрежение такими народ­ными национальными ценностями, как Дом, труд, могилы предков, продолжение рода. Все эти понятия обретают в прозе писателя материальное воплощение, описываются в лирико-поэти­чес­кой манере.

От повести к повести усиливается в распутинском творчестве трагизм автор­ского мировосприятия.

И все же писатель верит в духовное здоровье рус­ского народа, передавая свою веру в образах-символах (солнца, царского лиственя, таинственного зверька).

Начатое еще в солженицынском «Матренином дво­ре» противопос­тав­ление сочного народного языка без­духовной казенной речи последовательно проводится во всех произведениях В. Распутина. Его любимые персонажи говорят живым образным языком, не ли­шенным и диалектных слов. В кульми­на­ци­онных сце­нах их речь становится афористичной, близкой к по­словицам и пого­воркам, воплощающим в себе народ­ную мудрость.

Позднее творчество писателя претерпело некото­рые стилевые изменения. В не­больших рассказах «Век живи – век люби» и «Что передать вороне?» пи­сатель, развивая уже освоенные им психологические и символические худо­жес­т­венные приемы, одновре­менно преодолевает границы сугубого жизнеподобия за счет использования иррациональных ситуаций, го­ворит о таинстве бытия чело­века, о связи самых раз­личных явлений с законами Космоса, о стремлении чело­века выйти за пределы обычной жизни и о его от­ветственности за духовное и физическое падение.

С другой стороны, в рассказах «Век живи – век люби», «Не могу-у» и осо­бенно в повести «Пожар» превалирует публицистический пафос. Вместе с тем глав­ный герой повести шофер Иван Петрович Егоров не является лишь ру­по­ром авторских идей. Это впол­не распутинский персонаж: человек совестливый, не столько обвиняющий земляков, сколько казнящий себя. Пожар помог ему прео­долеть нравственную усталость, отбросить малодушную мысль об отъезде. И здесь автор, оставляя финал повести открытым, тем не менее дает понять чита­телю, что жизнь не оконче­на, что его герой вышел из обрушившегося на него ис­пытания более закаленным, что он еще поборется.

В «Прощании с Матерой» с наибольшей полнотой воплотилась дорогая для В. Распутина русская идея соборности, слиянности человека с миром, Все­лен­ной, родом.

Вновь перед нами «старинные старухи» с типичны­ми русскими именами и фами­лиями: Дарья Васильев­на Пинигина, Катерина Зотова, Настасья Карпова, Сима. Среди имен эпизодических персонажей выделя­ется имя еще одной старухи – Аксиньи (быть может, дань уважения героине «Тихого Дона»), Наи­более ко­лоритному персонажу, похожему на лешего, дано по­лусимволическое имя Богодул. У всех героев за пле­чами трудовая жизнь, прожитая ими по совести, в дружбе и взаимопомощи. «Греть и греться» – эти слова старухи Симы в разных вариантах повторяют все любимые герои писателя.

В повесть включен ряд эпизодов, поэтизирующих общую жизнь миром. Один из смысловых центров повести – сцена сенокоса в одиннадцатой главе. Распу­тин подчеркивает, что главное для людей не сама ра­бота, а благостное ощу­щение жизни, удовольствие от единства друг с другом, с природой. Очень точно под­метил отличие жизни материнцев от суетной деятель­ности строи­те­лей ГЭС внук бабки Дарьи Андрей: «Они там живут только для работы, а вы здесь вроде как наоборот, вроде как работаете для жизни». Работа для любимых персонажей писателя не самоцель, а участие в продолжении семейного рода и – шире – всего человеческого племени. Вот почему не умел бе­речься, а работал на износ отец Дарьи, вот почему и сама Дарья, ощущая за собой строй поко­ле­ний пред­ков, «строй, которому нет конца», не может смирить­ся, что их могилы уйдут под воду – и она окажется одна: порвется цепь времен.

Именно поэтому для Дарьи и других старух дом не только место для жилья и вещи – не только вещи. Это одушевленная предками часть их жизни. Дважды рас­скажет Распутин, как прощаются с домом, с веща­ми сначала Настасья, а потом Дарья. Двадцатая глава повести, в которой Дарья через силу белит свой уже обреченный назавтра на сжигание дом, украшает его пихтой, – точное отра­жение христианских обрядов соборования (когда перед смертью наступает ду­хов­ное облегчение и примирение с неизбежностью), обмыва­ния покойника, отпевания и погребения.

«Все, что живет на свете, имеет один смысл – смысл службы». Именно эта мысль, вложенная писа­телем в монолог загадочного зверька, символизирую­щего хозяина острова, руководит поведением старух и Вогодула. Все они осознают себя ответственными пе­ред ушедшими за продолжение жизни. Земля, по их мнению, дана человеку «на подержание»: ее надо бе­речь, сохранить для потомков.

Распутин находит очень точную метафору для вы­ражения раздумий Дарьи Васильевны о течении жиз­ни: род – это нитка с узелками. Одни узелки распус­каются, умирают, а на другом конце завязываются новые. И старухам отнюдь не безразлично, какими будут эти новые люди, приходящие на смену. Вот почему Дарья Пинигина все время размышляет о смыс­ле жизни, об истине; вступает в спор с внуком Андре­ем; задает вопросы умершим.

В этих спорах, размышлениях и даже в обвинени­ях – и праведная тор­жест­вен­ность, и тревога, и – непременно – любовь. «Э-эх, до чего же мы все доб­рые по отдельности люди и до чего же безрассудно и много, как нарочно, все вместе творим зла», – рас­суждает Дарья. «Кто знает правду о человеке: зачем он живет? – мучается героиня. – Ради жизни самой, ради детей или ради чего-то еще? Вечным ли будет это движение. Что должен чувствовать человек, ради которого жили многие поколения? Ничего он не чув­ствует. Ничего не пони­мает. И ведет он себя так, буд­то с него первого началась жизнь и им она нав­сегда закончится».

Размышления о продолжении рода и своей ответ­ственности за него пере­мешиваются у Дарьи с трево­гой о «полной правде», о необходимости памяти, со­хранения ответственности у потомков – тревогой, со­пряженной с трагическим осознанием эпохи.

В многочисленных внутренних монологах Дарьи писатель вновь и вновь гово­рит о необходимости каж­дому человеку «самому докапываться до ис­тины», жить работой совести. Сильнее всего и автора, и его стариков и старух тревожит желание все большей час­ти людей «жить не оглядываясь», «облег­ченно», нес­тись по течению жизни. «Пуп не надрываете, а душу потратили», – бросает в сердцах Дарья своему внуку. Она не против машин, облегчающих труд людям. Но неприемлемо для мудрой крестьянки, чтобы человек, обретший благодаря технике огромную силу, искоре­нял жизнь, бездумно подрубал сук, на котором сидит. «Человек – царь природы», – убеждает бабушку Андрей. «Вот-вот, царь. Поцарюет, по-царюет, да за­горюет», – ответствует старуха. Только в единстве друг с другом, с природой, со всем Космосом может смертный человек победить смерть, если не индивиду­альную, то родовую.

Космос, природа – полноценные действующие ли­ца повестей В. Распутина. В «Прощании с Матерой» тихое утро, свет и радость, звезды, Ангара, ласковый дождь являют собой светлую часть ж.изки,благодатъ, дают перспективу раз­ви­тия. Но они же в тон мрач­ным мыслям стариков и старух, вызванным трагиче­скими событиями повести, создают атмосферу трево­ги, неблагополучия.

Драматическое противоречие, сгущенное до симво­лической картины, возникает уже на первых страни­цах «Прощания с Матерой». Согласию, покою и миру, прекрасной полнокровной жизни, которой дышит Ма­тера (читателю ясна этимология слова: мать-роди­на-земля), противостоит запустение, ого­ле­ние, исте­чение (одно из любимых слов В. Распутина). Стонут избы, сквозит ветер, хлопают ворота. «Темь пала» на Матеру, утверждает писатель, много­крат­ными повто­рами этого словосочетания вызывая ассоциации с древ­нерус­скими текстами и с Апокалипсисом. Имен­но здесь, предваряя последнюю повесть В. Распутина, появляется эпизод пожара, а перед этим событием «звезды срываются с неба».

Носителям народных нравственных ценностей пи­сатель противопоставляет современных «обсевков», нарисованных в весьма жесткой манере. Лишь внука Дарьи Пинигиной наделил писатель более или менее сложным характером. С одной стороны, Андрей уже не чувствует себя ответственным за род, за землю предков (не случайно он так и не обошел родную Ма­теру в свой последний приезд, не простился с ней пе­ред отъездом). Его манит суета большой стройки, он до хрипоты спорит с отцом и бабушкой, отрицая то, что для них является извечными ценностями.

И в то же время, показывает Распутин, «минутное пустое глядение на дождь», завершивший семейную дискуссию, «сумело снова сблизить» Андрея, Павла и Дарью: не умерло еще в парне единство с природой. Объединяет их и работа на сенокосе. Андрей не под­держивает Клавку Стригунову (для писателя харак­терно наделять уничижительными именами и фами­лиями персонажей, изме­нивших национальным тра­дициям), радующуюся исчезновению родной Матеры: ему жалко остров. Более того, ни в чем не соглашаясь с Дарь­ей, он ищет бесед с ней, «ему для чего-то нужен был ее ответ» о сущности и предназ­на­чении человека.

Другие антиподы «старинных старух» показаны в «Прощании с Матерой» совсем иронично и зло. Сорока­летний сын Катерины, болтун и пьяница Никита Зо­тов, за свой принцип «лишь бы прожить сегодняшний день» лишен народ­ным мнением своего имени – пре­вращен в Петруху. Писатель, с одной стороны, ви­димо, обыгрывает здесь традиционное имя балаганного пер­сонажа Петруш­ки, лишая его, правда, той положи­тельной стороны, которая все-таки была у героя народ­ного театра, с другой – создает неологизм «петрухать» по сходству с глаголами «громыхать», «воздыхать». Пределом падения Петрухи является даже не сожже­ние родного дома (кстати, это сделала и Клавка), но из­дева­тель­ство над матерью. Интересно отметить, что от­вергнутый деревней и матерью Петруха стремится но­вым бесчинством привлечь к себе внимание, чтобы хоть так, злом, утвердить свое существование в мире.

Исключительно злом, беспамятством и бесстыдст­вом утверждают себя в жизни «официальные лица». Писатель снабжает их не только «говорящими» фами­лиями, но и емкими символическими характеристи­ками: Воронцов – турист (беззаботно шагающий по земле), Жук – цыган (т. е. человек без родины, без корней, перекати-поле). Если речь стариков и старух выразительна, образна, а речь Павла и Андрея – ли­тературно правильна, но сбивчива, полна неясных для них самих штампов, – то Воронцов и ему подоб­ные говорят рублеными, не по-русски построенными фразами, любят императив («Пони­мать будем или что будем?», «Кто позволил?», «И никаких», «Вы мне опять попустительство подкинете», «Что требуется, то и будем делать. Тебя не спросим»), В финале повести две стороны сталкиваются. Автор не оставляет сом­нений в том, за кем правда. Заблуди­лись в тумане (символика этого пейзажа очевидна) Во­ронцов, Павел и Петруха. Даже Воронцов «затих», «си­дит с опущенной головой, бессмысленно глядя перед собой». Все, что остается им делать, – подобно детям, звать мать. Характерно, что делает это именно Пет­руха: «Ма-а-ать! Тетка Дарья-а-а! Эй, Матера-а!» Впро­чем, делает, по словам писателя, «глухо и безнадеж­но». И, прокричав, вновь засыпает. Уже ничто не мо­жет разбудить его (вновь символика!). «Стало совсем тихо. Кругом были только вода и туман и ничего, кроме воды и тумана». А материнские старухи в это время, в последний раз объединившись друг с другом и малень­ким Колюней, в глазах которого «недетское, горькое и кроткое понимание», возносятся на небеса, равно при­надлежа и живым, и мертвым.

Этот трагический финал просветлен предварявшим его рассказом о царском листвене – символе неувяда-емости жизни. Пожегщикам так и не удалось ни сжечь, ни спилить стойкое дерево, держащее, по пре­данию, на себе весь остров, всю Матеру. Несколько ранее В. Распутин дважды (в девятой и тринадцатой главах) скажет, что, как бы тяжело ни сложилась дальнейшая жизнь пере­селен­цев, как бы ни издева­лись над здравым смыслом безответственные «ответ­ственные за переселение», построившие новый посе­лок на неудобных землях, без учета крестьянского распорядка, – «жизнь. она все перенесет и примет­ся везде, хоть и на голом камне и в зыбкой трясине, а понадобится если, -то и под водой». Человек своим трудом сроднится с любым местом. В этом – еще одно его назначение во Вселенной.

Распутин: сочинение

Напишите сочинение по прочитанному тексту.

Сформулируйте одну из проблем, поставленных автором текста.

Прокомментируйте сформулированную проблему. Включите в комментарий два примера-иллюстрации из прочитанного текста, которые, по Вашему мнению, важны для понимания проблемы исходного текста (избегайте чрезмерного цитирования). Поясните значение каждого примера и укажите смысловую связь между ними.

Сформулируйте позицию автора (рассказчика). Выразите своё отношение к позиции автора по проблеме исходного текста (согласие или несогласие) и обоснуйте его.

Объём сочинения — не менее 150 слов.

Работа, написанная без опоры на прочитанный текст (не по данному тексту), не оценивается. Если сочинение представляет собой пересказанный или полностью переписанный исходный текст без каких бы то ни было комментариев, то такая работа оценивается 0 баллов.

Сочинение пишите аккуратно, разборчивым почерком.

(1)Моё детство прошло в глухой ангарской деревне, в четырёхстах километрах от Иркутска. (2)Жили мы бедно, и не мы одни, вся деревня жила бедно, земли для хлебов были худородные, мошка (мелкий гнус) заедала скотину, которая днями во всё лето спасалась только под дымокуром и лишь на короткие ночные часы выбегала на выгон. (3)Да и сами мы ходили в сетках из конского волоса, натягиваемых на голову, мазались дёгтем. (4)Колхоз наш не вылезал из долгов, они время от времени списывались и снова нарастали, и жила деревня огородами. (5)Да ещё тайгой и Ангарой.

(6)Но бедность быта никак не влияла на богатство души. (7)Судьба моих односельчан и моей деревни почти во всех книгах. (8)И их, этих судеб, хватило бы ещё на многие. (9)Будь у меня три жизни и пиши я в десять раз быстрей (а я всегда писал медленно), то и тогда мне вполовину не выбрать судеб, которые складывались только в одной нашей деревне, тихой, незаметной, полусонной. (10)Но в этой неказистой деревне жила часть русского народа, пусть очень малая часть, но той же кости, того же духа, сохранившегося ещё и лучше, чем в людных местах, на семи ветрах. (11)Да и что такое «полусонная» деревня, если этот народ жил в беспрестанных трудах, играл свадьбы, рожал детей и воспитывал их, хранил традиции, держался вместе и не гнался за «современностью»?

(12)А как говорили у нас в деревне, как говорили! (13)Баско баяли – метко, точно, не растекаясь мыслью по древу. (14)У нас все знали уйму пословиц, без них речь не лепилась. (15)Все имели прозвища, пристававшие намертво. (16)Одним словом умели сказать многое, словесная мелочь была не в ходу. (17)Болтливость высмеивалась. (18)По русскому языку, да позволено будет так выразиться, ходили пешком, пo-рабочему, а не разъезжали в лимузинах. (19)И какая же это была живая речь! (20)И так мне хочется передать хотя бы часть этой простой красоты деревенского языка в своих книгах!

(21)Должен признаться я в грехе: было время, когда я, смущённый университетом, образованием, стал стыдиться своего деревенского языка, считать его несовременным. (22)О, эта «современность», скольким она закружила головы! (23)Позже я прочитал у Шукшина, что и он, попав в Москву, прикусывал своё простонародное слово, стараясь говорить на городской манер. (24)То же самое было и со мной в Иркутском университете. (25)Как же – ведь я изучал теперь Гомера и Шекспира! (26)Надо было соответствовать филологической выправке, не показывать себя лаптем. (27)Вынесенный из деревни язык, конечно, нуждался в обогащении. (28)Но в обогащении, а не замене. (29)Я и не подозревал, каким владел богатством, заталкивая его поглубже и с удовольствием названивая всякими «эквивалентами» и «экзистенциализмами». (30)И даже когда начал писать – начал вычурно, неестественно. (31)О самых первых своих опытах я стараюсь не вспоминать, там были и Хемингуэй, и Ремарк, и Борхерт. (32)Выручила бабушка, моя незабвенная Марья Герасимовна. (33)Когда я задумал рассказ о ней, тот самый, где она Василиса, эта самая Василиса решительно отказалась говорить на чужом языке. (34)Я и так и этак, послащивая городским, давал для утешения погорчить во рту деревенским – ничего не выходило. (35)Пришлось подчиниться. (36)Мне с самого начала следовало догадаться, что их «в одну телегу впрячь неможно». (37)Получив своё слово, Василиса сразу заговорила легко – и заставила освободиться от вычурной «книжности» и меня.

(38)Меня много упрекали за сибирский диалект, которым я пользуюсь якобы без меры. (39)Но что такое диалект? (40)Это местные прибавки к языку, заимствования от местных народов, подвёрнутые под нашу речь, обозначение областной предметности. (41)Пользоваться диалектом действительно нужно разумно. (42)Но ведь за диалект зачастую принимают сам досельный русский язык, его заглубленную позднейшими наростами корневую породу. (43)А её предлагают зарыть ещё глубже: своё зарыть, а чужое, валом повалившее из «красивых» стран, принять с великими почестями.

(44)Ничего плохого, я считаю, нет в том, если читатель, встретив незнакомое слово, пороется в памяти, пороется в словарях и – вспомнит, ещё на одну крупицу обогатится родным, удерживающим нас в отчих пределах. (45)Это не может быть только филологической радостью: смысловой звук, вставший на своё место, – это радость исцеляющегося человека.

* Валентин Григорьевич Распутин (1937–2015) — русский писатель и публицист, общественный деятель, один из наиболее значительных представителей «деревенской прозы».

Читайте также:  Лермонтов: сочинение
Ссылка на основную публикацию
×
×
Название: Валентин Распутин
Раздел: Сочинения по литературе и русскому языку
Тип: сочинение Добавлен 20:28:17 02 августа 2005 Похожие работы
Просмотров: 3839 Комментариев: 21 Оценило: 15 человек Средний балл: 3.9 Оценка: 4 Скачать