Гёте: сочинение

Сочинение «Иоганн Вольфганг Гёте (1749—1832)»

Иоганн Вольфганг Гёте — вершина не только немецкого, но и европейского Просвещения. Творчество Гёте — величайшее достояние мировой литературы, оно является грандиозным итогом всего, что было создано «веком разума»: драмы и трагедии «Гёц фон Берлихинген с железной рукой» (1773), «Клавиго» (1774), «Ифиге-ния в Тавриде» (1787), «Эгмонт» (1788), «Торква-то Тассо» (1790), философская драма «Фауст» (ч. 1—2, 1808—1831); романы «Страдания молодого Вертера» (1774), «Годы учения Вильгельма Мейстера» (1795—1796), «Годы странствий Вильгельма Мейстера» (ч. 1—3, 1821 — 1829); стихотворный цикл «Римские элегии» (1790), книги «Западно-восточный диван» (1819), «Мариен-бадская элегия» (1823); поэмы «Поэтическое призвание Ганса Сакса» (1776), «Рейнеке-Лис» (1793) и др.

Гёте родился во Франкфурте-на-Майне в знатной бюргерской семье, получил хорошее домашнее образование, а затем учился праву в двух университетах — Лейпцигском, а после некоторого перерыва из-за болезни — Страсбургском. Защитив диссертацию, летом 1771 г. Гёте возвращается домой и начинает заниматься адвокатской деятельностью. Однако его влечет литература, и постепенно писательство становится его главным занятием. Наследие Гёте разнообразно и огромно: это стихотворения, поэмы, повести и романы, воспоминания и статьи. Художественный метод Гёте называют универсальным: в нем сочетаются черты барокко и рококо, сентиментализма и классицизма. Два основных этапа творчества писателя — это период «Бури и натиска» (до 1775 г.) и период «веймарского классицизма». В то время, когда Гёте участвует в движении «Бури и натиска», он дружит с известным историком Гердером, собирает народные песни и создает новый тип лирики. К этому же времени относится и роман «Страдания юного Вертера». В основе романа — реальное биографическое переживание, связанное с несчастной любовью самого писателя — его влюбленностью в Шарлотту Буфф, невесту секретаря ганноверского посольства Кестнера. Роман в письмах, каким является «Вертер», начинается с настроения легкой меланхолии, но в конце превращается в лирический дневник, когда одинокий герой, описывая свои чувства, обращается лишь к самому себе. История Вертера — это рассказ о молодом человеке незаурядных способностей, который не находит достойного места в обществе и не испытывает полного удовлетворения и в общении с природой. Любовь к Лотте — попытка Вертера найти близкого человека — доброго, простого, естественного. Но то, что героиня принадлежит другому, усугубляет драму героя, его одиночество в конце концов приводит его к самоубийству. Эффект романа был оглушительным, а его воздействие на нравы — весьма драматическим: волна самоубийств прокатилась по Европе. Произведение знаменовало одновременно писательскую зрелость и идейный кризис писателя, который разочаровался в индивидуалистическом бунте «бурных ге-ниев» «Бури натиска».

«Фауст» — самое значительное произведение зрелого творчества Гёте. Его часто и справедливо называют поэтическим завещанием цисате-ля человечеству. Над этой книгой Гёте работал более шестидесяти лет. В основу сюжета положена старинная легенда об ученом-чернокнижнике, заключившем договор с дьяволом. Этот сюжет присутствует в народной книге о докторе Фаусте (1587), с которой Гёте был знаком, а также в трагедии английского драматурга К. Марло «Доктор Фауст» (1588—1589). Но Гёте существенно перерабатывает старинный сюжет, насыщает его просветительской проблематикой. «Фауст» у Гёте— сложное, многогранное произведение — и по содержанию, и по стилю, языку, композиции. Главная проблема книги сформулирована в прологе. Это «вечные», философские вопросы: что такое человек? В чем его сущность? Спор между Господом и Мефистофелем призван разрешить Фауст — беспокойный, ищущий герой. Познав книжную мудрость, он ощущает, что еще не понял главного — «вселенной внутреннюю связь». Поиск истины Фауст осуществляет в непрестанном споре с Мефистофелем. Испытания-соблазны, которым подвергает Мефистофель Фауста в первой части трагедии, протекают в обстановке повседневности, в реальном мире. Вторая часть — более сложное, условное повествование, где действуют исторические и мифологические персонажи. Обе части несут не только прямой, но и симвог лико-аллегорический смысл. Лишь в глубокой старости, на пороге смерти Фауст познает истину: «Лишь тот достоин жизни и свободы,^ /Кто каждый день за них идет на бой» (перевод Н. Холодковского).

Краткое сочинение на тему Гёте “Фауст”

Ответ

. Что значит — знать? Вот в чем все затрудненья!

Кто верным именем младенца наречет?

Где те немногие, кто век свой познавали,

Ни чувств своих, ни мыслей не скрывали,

С безумной смелостью к толпе навстречу шли?

Их распинали, били, жгли.

«Величайшим немцем” называл Ф. Энгельс выдающегося писателя эпохи Просвещения И. В. Гете. Его творчество не только открыло новую страницу в истории национальной литературы, но и стало отражением взглядов и устремлений целого поколения. “Я охотно вникаю в жизнь и культуру иноземных народов”, — писал Гете, сознавая, что для того, чтобы воздействовать на окружающий мир, нужно знать, как он устроен, видеть и различать все его грани.

Произведения Гете стали воплощением передового образа мыслей, бунтом против средневековой отсталости, предрассудков, невежества. Поэт бросил смелый вызов миру насилия и несправедливости. И. Франко писал, что “Фауст” стал проявлением революции, той самой, которая вспыхнула в Париже грозным пожаром, разрушила автократическое королевство дворян и попов и провозгласила “Декларацию прав человека”. И это не случайно, ведь замысел трагедии сложился непосредственно после знаменитых событий во Франции.

«Фауст” — философская драма, где основа конфликта определяется не просто столкновением различных человеческих характеров и мнений, а столкновением идей, борьбой принципов. И главное в произведении — даже не сюжет, а развитие мысли автора. Известные образы христианской легенды в изложении Гете приобретают совершенно иной смысл. Все в природе пребывает в постоянном движении, в борьбе. Но какое же место, какая роль отведена здесь человеку? В чем смысл его существования? Велик он или же ничтожен? Вот какие вопросы ставит перед нами поэт, хотя сам твердо уверен, что

. чистая душа в своем исканьи смутном

Сознаньем истины полна!

А потому он верит в высокое предназначение человеческой жизни.

На протяжении всего произведения автор утверждает стремление человека к познанию мира. И здесь возникает очередной

конфликт — между подлинной наукой и мертвым знанием, носителем которого выступает Вагнер, который

. Без скуки безотрадной

Копается в вещах скучнейших и пустых.

Фауст же, наоборот, стремится вырваться из оков средневековой науки и познать жизнь во всей ее красоте и многообразии. А это познание невозможно без движения вперед. “Деяние — начало бытия”, — эту мысль поэт развивает на протяжении всего действия трагедии, ведь только своей деятельностью, своим трудом человек может проложить себе дорогу в будущее и доказать величие человеческого рода.

Еще одним существенным фактом, в котором твердо уверен автор, является то, что любое познание невозможно без сомнения. Отсюда и вытекает основной мотив драмы — борьба противоположностей, возникновение постоянных противоречий. Потому и происходит в душе героя столкновение веры и сомнения, душевного порыва и холодного рассудка, что все это — неотъемлемые части сложного, порой трагического процесса постижения истины. Наиболее ослепительно тот самый мотив выражен в словах Фауста:

Ах две души живут в больной груди моей

Друг другу чуждые, — и жаждут разделенья!

Действительно, именно сомнение часто служит одним из элементов познания, — когда, пристально изучая факты и явления, проверяя и перепроверяя их, ничего не принимая на веру, человек постепенно достигает истины.

Таким образом, в “Фаусте” поэт отразил сложный и противоречивой путь героя к истине, к живому знанию. Ради овладения этим знанием, Фауст готов преодолевать любые препятствия, соблазны: и сомнения. Потому что перед ним высокая поставленная задача — доказать высокое предназначение человека, опровергнуть утверждение Мефистофеля, что свой разум человек

. на одно лишь смог употребить —

Чтоб из скотов скотиной быть!

Своим произведением Гете зовет нас к непрерывному подвигу во имя будущего, к непрерывному стремлению вперед, к постоянной борьбе с пассивностью, смирением, равнодушием и успокоенностью.

Сочинение на тему «И.- В. Гете. «Фауст»

Перед вами сочинение на тему «И.- В. Гете. «Фауст»

Двадцать восьмого августа 1749 г. во Франкфурте-на-Майне, в семье императорского советника Гете родился сын. Младенец едва подавал признаки жизни. Крайнее беспокойство матери сменилось слезами радости, когда престарелая бабушка, прислушавшись к биению сердца новорожденного воскликнула: «Он жив!»

Так начинается жизнь великого немецкого поэта и мыслителя Иоганна Вольфганга Гете. Мальчик рос в богатой среде франкфуртской буржуазной аристократии. Родители приложили немало стараний, чтобы дать сыну всестороннее образование. В раннем возрасте Гете уже писал по-немецки, по-латыни и по-гречески. Желая дать сыну высшее образование, родители отправили его сначала в Лейпцигский, а затем в Страсбургский университеты, где он изучал юридическое право и многие другие дисциплины.

Писать Гете начал рано, и уже в его ранних произведениях отражались его нетипичные взгляды на религию. Первым крупным произведением Гете была драма «Гетц фон Берлихинген с железной рукой». Позже Гете написал роман «Страдания молодого Вертера» (1774 г.). После появления этих книг Гете стал известным и признанным писателем. Молодой человек много путешествовал. Так его пребывание в Италии послужило созданию двух замечательных произведений: «Римские элегии» и «Ифигения в Тавриде».

Великий мыслитель, поэт и естествоиспытатель Иоганн Вольфганг Гете умер 22 марта 1832 г. Его литературное и научное наследие составило более 143 томов.

Над «Фаустом» Гете начал работать еще в студенческие годы, и только за год до смерти, восьмидесятилетним стариком, Гете закончил вторую часть «Фауста».

Легенда о докторе Фаусте сложилась в Германии в эпоху Возрождения. А источником для легенды явилась подлинная личность Фауста. Жизнь его была полна диковинных приключений. Он изучал физику и химию. Как и другие маги, Фауст вел бродячую жизнь, и однажды его нашли убитым в одном немецком городке. Таинственная смерть дала повод рассказам о том, что дьявол, с которым он будто бы заключил договор, убил Фауста и унес его душу. О такой жизни, полной приключений, неясностей и тайн, и завершенной столь необъяснимо и трагически, нетрудно было создать целый ряд легенд. Гете решил создать своего Фауста и сделал это великолепно, посвятив ему почти всю жизнь.

Первая часть поэмы — трагедии начинается с «Посвящения» и двух прологов. В прологе «На небесах» мы видим божественный рай. Господь разрешает черту Мефистофелю хитрыми уловками входить в доверие Фауста, и тут мы видим яркое различие двух личностей. Мефистофель — сатана, коварный хозяин на земле, который все делает лишь в угоду себе. И Фауст — человек, стремящийся понять смысл жизни — не потусторонней, обещанной религией, а земной, основанной на действительности. Мефистофелю удается склонить Фауста на сделку. Дьявол обязался во всем служить Фаусту, а тот, если он произнесет слова «Остановись, мгновенье, ты прекрасно!» продаст ему душу. Такова завязка. Дальше начинается путешествие героев трагедии.

Мефистофель приводит Фауста в общество пьяниц и гуляк. Мы видим, как Фаусту чужда такая обстановка. Мефистофель тоже замечает это и решает проучить Фауста искушением земных благ. Мефистофель приводит доктора в дом ведьмы. Фауст поражен! Гете великолепно выразил это словами: «К бессмысленным их чарам отвращение питаю я…» Но Мефистофель знает, чего он хочет. Появившаяся ведьма омолаживает Фауста и делает его способным влюбиться в первую миловидную девушку. Мефистофель тайно празднует победу, но все оборачивается иначе. Фауст действительно порывисто влюбляется, но предается размышлениям.

Эта часть трагедии по праву считается самой глубокой по мысли. В этих строках Гете открывается нам как талантливый философ. Через своего героя Фауста он говорит о необходимости постигать природу, но уже не с помощью магии, а путем сосредоточенного созерцания и изучения, чем и занят Фауст. Мефистофель разочарован неудачей своих замыслов, он пытается возвратить Фауста к Гретхен, но уже поздно. Гретхен обречена на смерть. Фауст стремится помочь ей, но Гретхен отказывается от его помощи, не желая идти за ним. Фауст в отчаянии восклицает; «Она погибла!». Но вдруг голос Господа с неба опровергает это: «Она спасена!». Вот так трагично и возвышенно заканчивает Гете свою первую часть.

Вторая часть поэмы гораздо меньше известна широкому кругу читателей. Это объясняется тем, что Гете насытил ее огромным количеством символов, намеков на злободневные события. Все это требует от читателя таких разнообразных и глубоких знаний, что не всегда легко с первого раза понять подлинный смысл того или иного события.

Читайте также:  Человек: сочинение

Вся часть написана в любимом Гете античном стиле. Автор здесь воспользовался древнегреческими мифами и их героями. Мне очень трудно передать своими словами смысл и содержание этой части. Это такое тонкое и замысловатое сплетение слов, что у меня вряд ли получится выразить все, что хотел нам объяснить Гете. Я расскажу лишь о последнем и решающем монологе Фауста.

Когда смерть уже на пороге и Фауст чувствует это, он произносит слова, окончательно решившие его судьбу. Он мечтает о большом честном и добром городе, где не будет зла и насилия, где будет править справедливость и мудрость. Лишь здесь он может воскликнуть: «Остановись мгновенье, ты прекрасно!».

Фауст умирает, оставив Мефистофеля без его драгоценной добычи: душу Фауста уносят ангелы. «Что? Как? Неужели меня вы даже обманули?… Расстался я с сокровищем великим…», — негодует в ярости Мефистофель.

Светлое окончание спора между Богом и дьяволом было предрешено в «Прологе на небесах». Как певец могучих творческих сил, таящихся в человеке, Гете не мог осудить Фауста и низвергнуть его в ад, во мрак небытия.

Гетевский Фауст был образом человека — строителя, полного творческих сил, видящего высшее счастье в труде. Пройдя сквозь строй заблуждений и исканий, Фауст пришел к пониманию смысла жизни.

«Фауст» явился произведением, ставившем для своего времени самые насущные жизненные проблемы. Гете призывал передовых людей не увлекаться бесплодными мечтаниями, не уходить в мистику, а избрать землю ареной разумной и полезной деятельности. И как бы не менялся мир, бессмертная поэма будет увлекать и удивлять людей глубиной художественной и философской мысли.

Образ Фауста в одноименном произведении Гете, сочинение

На протяжении всего произведения Фауст проходил удивительный путь, полный разочарований, боли, а также радости и неожиданных открытий.

Этот человек продал свою душу дьяволу ради того, чтобы познать основы мироздания. Ему мало обычных, обыденных знаний, которыми располагают почти все. Он жаждет большего, стремится к раскрытию тайн, получению новых откровений. Фауст научился ценить знания. Как это похоже на многих представителей человечества, желающих знать тайны, раскрывать их и готовых за это отдать даже то, что дорого.

Образ Фауста является противоречивым в самом начале – то он воодушевлен, то его мучают сомнения и в дальнейшем решается на самоубийство, думая что жизнь прошла напрасно. Фауста одолевают совершенно разные, даже противоположные чувства и эмоции.Такой период проходит тот, кто понимает, что окружающая реальность – это не предел, в ней нет границ, а значит, нужно отправляться в полет, нырять в глубины неопознанного. Фауст олицетворяет собой постоянное движение, постоянный труд, посредством всего этого можно познать не только окружающий мир, но и самого себя.

Фауст был одержим познанием истины. Многие ищут ее, иногда подсознательно, но все же ищут. Неважно, какие сейчас времена – фаустовские или современные, внутренняя сущность стремится освободиться от лжи, получить истину, знания. Он посвятил свою жизнь исследованиям, но понял, что это ничего не даст, не приведет к истине, так как она не состоит из фактов, расчетов и доказательств. Именно поэтому Фауст решился на такой рискованный поступок – продать свою душу дьяволу.

Герой Гете готов платить любую цену, он страдает, переживает взлеты и падения – это сильный и волевой человек, который несмотря ни на что идет к тому, чего желает его душа. Но для достижения чего-либо не хватит просто вдохновения и мечтаний, потому что придется пройти отчаянный путь испытаний и трудностей.

Положительным качеством этого персонажа является стремление быть свободным и счастливым, а также помогать этого достигать и другим людям. Образ Фауста неразрывно связан с темой смысла жизни, поэтому наблюдая за героем, начинаешь размышлять о собственной жизни, о ее смысле и значении, есть ли в ней то ценное, что видел Фауст в своей? Можно ли так же отдаться мечтам, погоне за чем-то новым и нераскрытым? Фауст жил беспечно, удовлетворяя свои желания, но когда ему представилась возможность построить плотину, он понял, что был рожден для этого дела, это его настоящее предназначение и смысл жизни. Так и в каждом человеке заложен дар, который нужно в себе раскопать, раскрыть, чтобы он стал ступенькой, а затем основой для новой жизни.

Также у этого героя можно научиться ценить все, что было в жизни, не жалеть об этом, а принимать все, как должное, находить в этом настоящее счастье. Особенно примечательно то, что имя Фауста в переводе с латинского означает счастливый и удачливый. Прожитая жизнь Фауста была яркой, она не прошла даром для самого героя. Конечно, есть вероятность после всех поисков остаться без желаемых ответов, но лучше такая жизнь, чем мир иллюзий.

Но одна вещь отличает Фауста от других людей. Он нашел то, что искал, сумел достичь единения с природой, понял, что является ее неотъемлемой частью. В конце жизни герой полностью удовлетворен –«Остановись мгновенье, ты прекрасно!». Кто теперь может похвастаться таким достижением? Таким осознанием, внутренней полнотой и самодостаточностью? Увы, немногие. Он показал, что за обычной, серой жизнью, земными целями и мечтаниями, есть то, что можно достичь и оно досягаемо, главное пойти этому навстречу.

Образ Мефистофеля в трагедии Гёте «Фауст»

Образ Мефистофеля в трагедии «Фауст»

Образ Мефистофеля в трагедии Гёте «Фауст» довольно чётко охарактеризован. Приведём для примера хотя бы эти строки:

Часть силы той, что без числа
Творит добро, всему желая зла.
Я дух, всегда привыкший отрицать.

Мефистофель отрицает схоластику, то есть оторванное от реальной жизни знание:

Теория, мой друг, суха,
Но зеленеет жизни древо.

Мефистофель может управлять огнём:

Не завладей я областью огня,
Местечка не нашлось бы для меня.

Сам Фауст выразился о своём госте так:

Так вот он в чем, твой труд почтенный!
Не сладив в целом со вселенной,
Ты ей вредишь по мелочам?

Внешний облик Мефистофеля также вырисовывается вполне ясно:

Цивилизация велит идти вперёд;
Теперь прогресс с собой и чёрта двинул.
Про духа северного позабыл народ,
И, видишь, я рога, и хвост, и когти кинул.

Мефистофель отрицает божественное подобие людей, стремится доказать Господу, что от искушений Фауст навсегда останется во власти зла. Он уверенно заключает спор с Господом, совершенно не опасаясь, проиграть его:

Посмотрим. Вот моя рука,
И скоро будем мы в расчете.
Вы торжество мое поймете,
Когда он, ползая в помете,
Жрать будет прах от башмака.

Мефистофель выработал для себя незыблемые истины о мироздании и о людях. Он не способен на постижение «вселенной во весь объём», и не понимает, почему он часть силы, которая творит добро вопреки его воле. Мефистофель разрушал иллюзии Фауста, не осознавая, что именно так он приближал его к истине. Мефистофель в этой трагедии интеллектуал и философ, который знает слабости людей и знает, как играть на них. Он допускает много замечаний в адрес человеческого рода:

Божок вселенной, человек таков,
Каким и был он испокон веков.
Он лучше б жил чуть-чуть, не озари
Его ты божьей искрой изнутри.
Он эту искру разумом зовет
И с этой искрой скот скотом живет.

У Мефистофеля несколько обличий: среди гуляк он остряк, любящий исполнять весёлые куплеты, для императора он маг и мастер развлечений, а с Фаустом он и философ-наставник, и слуга, и сводник, и телохранитель. С представителями тёмного мира: чертями, духами и ведьмами он также умеет легко находить общий язык. Мефистофель не всесилен, и это можно понять в начале и в конце трагедии: «Я не всеведущ, я лишь искушен», «Подумай, друг: не всё же мне подвластно!». То, что он не смог освободить Маргариту из тюрьмы доказывает то, что ему не подчиняется весь мир.

Свои размышления о загнивающем феодальном обществе и пришедшем ему на смену капиталистическом, Гёте вкладывает в уста Мефистофеля. В сцене «Императорский дворец» Мефистофель предлагает императору выпустить бумажные деньги под обеспечение подземных кладов, которые по закону «принадлежат кесарю». Подземные клады, символизирующие здесь производительные силы страны, так и остаются нетронутыми, а это значит, что будет продолжаться обирание народа вооружёнными сборщиками податей. Бумажные деньги как символ перехода в капиталистическое общество не могут не пасть в цене при таком бездействии государства, но императора это мало волнует, он одаривает приближённых бумажными деньгами. А это доказывает, что капиталистический мир ничуть не лучше прежнего.

Мефистофель такой же неординарный, как и Фауст, но они антиподы, ведь Фауст стремится достичь глубин мудрости, Мефистофель уверен, что там ничего нет. Первый жаждет поисков, а второй пресыщен тем, что наблюдает на земле.

Некоторые исследователи считают, что Мефистофель – это второе «Я» Фауста, то есть телесное воплощение его подсознания. Обнажается внутренний конфликт Фауста: остаться одиноким, поглощённым своими проблемами и страстями или отказаться от своих интересов и помогать другим людям. В нём добро сражается со злом. Когда Фауст познал идеал, он сказал: «Мгновенье ты прекрасно, остановись, постой!». А достижение идеала – это смерть. В природе нельзя реализовать идеал, можно лишь стремиться к нему. Душу Фауста уносят ангелы, Мефистофель, который вериОбраз Маргариты в трагедии «Фауст» – сочинение

Образ Маргариты в трагедии «Фауст»

Одним из величайших произведений всех времен и народов, безусловно, является трагедия Гете «Фауст». В ее основу была положена немецкая легенда XVI века о чернокнижнике, который заключил договор с самим дьяволом. Но сюжет для Гете не являлся самоцелью, главной для себя задачей он считал дать ответы на самые животрепещущие вопросы своего времени.

Этой же цели служат и персонажи произведения: Фауст, Мефистофель, а также прекрасная девушка по имени Гретхен (Маргарита). Этот образ Гете считал одним из самых любимых и удавшихся. Скромной и наивной провинциалке, любящей тихий семейный уклад, удалось стать настоящим искушением для Фауста.

Это была любовь с первого взгляда. Встретив девушку на улице, ученый уже ничего не смог поделать с нахлынувшими чувствами, и назначил ей свидание в саду. Маргарита ответила Фаусту взаимностью. Несложно догадаться, какой вихрь чувств бушевал тогда в груди влюбленной девушки. Воспитанная в строгих правилах провинциального городка мелких бюргеров, она ради любви решилась на отчаянный поступок: усыпила свою мать, которая могла помешать свиданию с Фаустом.

Но что же так сильно привлекло ученого в этой простолюдинке? Неужели только молодость и красота звучным аккордом затронули потаенные струны души средневекового эскулапа? Пожалуй, этого было недостаточно. Фауст сумел разглядеть в молоденькой девушке природную зоркость и проницательность. Ведь Маргарита сразу же почувствовала в Мефистофеле представителя темных сил. Она томилась в его присутствии, чувствовала себя очень неуютно. И это естественное чувство собственного достоинства было оценено даже Мефистофелем.

Маргарита – типичная представительница молодых и обаятельных, но очень несчастных девушек, которые волей судьбы воспитывались в жестокой бюргерской среде. Они ощущают жестокость и несправедливость этого мира, но, пытаясь вырваться из порочного круга, попадают в очень неприятные истории.

Любовь Фауста и Маргариты, так внезапно и счастливо начавшаяся, претерпевает затем много трагических моментов. Сигналом тому послужила нелепая смерть брата Маргариты – Валентина, которого случайно убивает Фауст. В последние минуты жизни Валентин проклинает свою «гулящую» сестру, доставив, таким образом, бедной девушке двойное страдание.

Но это лишь начало трагедий Маргариты. Ей еще предстоит пройти все земные круги ада, чтобы в итоге обезуметь в тюрьме. Но в этот, казалось бы, самый безнадежный момент ее жизни, приходит благословение небес. Мефистофель считает, что Маргарита осуждена на вечные муки грешницы, однако голос свыше утверждает иначе: «Спасена».

Кроме Божественного понимания, есть в спасении Маргариты и земной смысл. Она в итоге смогла противостоять соблазнам и жестоким правилам этого мира, хоть и совершила в жизни много непоправимых ошибок. Ей было очень тяжело в своем окружении, ведь даже самые близкие и родные люди не стали опорой для девушки, а лишь усложнили ее жизнь. Не смог дай ей счастье и Фауст.

Борьба между добром и злом в трагедии Гёте «Фауст»

Проблема добра и зла, их абсолютного, трансцендентального и обыденного, земного воплощения, их взаимосвязь друг с другом и возможность перетекания одного в другое издавна волновала лучшие умы человечества. И если в Средние века добро и зло трактовалось, преимущественно, с религиозной, христианской позиции, то в эпоху Нового времени к ним стали применяться более трезвые и неоднозначные методы оценки. В своей поэтической трагедии Гёте пытается вскрыть истинную сущность двух непримиримых состояний бытия, и начинает он со знаковых для любого христианина фигур – Бога и Дьявола, носящего в трагедии имя Мефистофеля.

Читайте также:  Цветаева: сочинение

Уже с первых страниц произведения читатель оказывается перед вопросом: «Зачем Добру в лице Создателя нужно отдавать в руки Злу своего «верного раба» Фауста»? Авторское объяснение имеет классический христианский вид: только с помощью испытаний человеческая душа может обрести свою истинную сущность. Таким образом, вечные, незыблемые понятия Добра и Зла сходятся на единственном возможном поле битвы – душе человека. В качестве подопытного кролика автором выбирается известная полумифическая-полуреальная фигура своего времени – доктор Фауст. Уставший от научного познания, герой стремится к познанию чувственному – он хочет объять окружающий его мир во всей полноте его жизни, стать его частью, прикоснуться ко всем его проявлениям.

В своём поиске совершенной красоты и знания Фауст выходит за рамки как религиозных, так и общественных представлений о добре и зле. Он соблазняет невинную девушку, танцует с ведьмами в Вальпургиеву ночь, вызывает из преисподней духов умерших, участвует в императорских войнах и снабжает государство ничего не стоящими бумажными деньгами. При этом даже в злодеяниях Фауст по-своему прекрасен. Его одержимость жаждой познания гораздо лучше закостенелого в своих предрассудках немецкого общества, которое хочет денег – для пиршеств, здоровья – для телесных наслаждений, знаний – для всеобщего уважения, любви – для удовлетворения своих чувственных потребностей. В то время как мир живёт по законам мнимой добродетели, Фауст просто живёт, оценивая свои поступки только, когда они достигают пограничного состояния. Своей любовью к Гретхен герой наслаждается до тех пор, пока не понимает, что именно она стала причиной великого зла в жизни девушки.

Приговорённая к виселице за убийство дочери, Гретхен осуждена обществом по всем статьям: она виновна и в том, что любила, и в том, что наслаждалась своим счастьем, и в том, что родила вне брака. Фактически никто уже и не пытается разобраться, что же случилось с ребёнком. Главное, что вышедшая за рамки христианской добродетели девушка, уже сама по себе является великим злом. Когда-то осудившая нагулявшую младенца Варвару, Гретхен сама повторила её судьбу, и была осуждена окружающими, но спасена собственным желанием искупления и Богом, увидавшим её душу морально выросшей и не сдавшейся даже под влиянием высочайшего несчастья – потери любви, любимого, дочери и всей жизни. Несчастная судьба Гретхен как нельзя лучше показывает истинное лицо немецкого общества, бытовая добродетель которого на деле превращается в злобный оскал грехов – осуждения, страстолюбия, лжи. Последнее очевиднее всего проявилось в репликах дам и кавалеров при императорском дворе. Знатная публика, разгоняющая скуку представлением с духами Париса и Елены, до глубины души возмущена естественным поведением Париса, посмевшего в присутствии высоких особ подпирать голову рукой и даже спать, немного похрапывая. По мнению высокородных дам, он ведёт себя неприлично; по мнению, автора – естественно, ведь он даже не видит всех этих людей, отдалённых от него целыми веками истории.

Йоганн-Вольфґанґ ҐЕТЕ (1749-1832)

Переклав з німецької Максим Рильський

Хто пізно так мчить у час нічний?
То їде батько, з ним син малий.
Чогось боїться і мерзне син –
Малого тулить і гріє він.

„Чому тремтиш ти, мій сину, щомить?”
– Король вільшаний он там стоїть!
Він у короні, хвостатий пан! –
“То, сину, вранішній туман!”

– „Любе дитя, до мене мерщій!
Будемо гратись в оселі моїй,
Квіти прекрасні знайду тобі я,
У злото матуся одягне моя”.

– Мій тату, мій тату, яке страшне!
Як надить вільшаний король мене! –
„Годі, маля, заспокойся, маля!
То вітер колише в гаю гілля!”

– „Хлопчику любий, іди ж до нас!
Дочки мої у танку в цей час,
Дочки мої тебе вийдуть стрічать,
Вітати, співати, тебе колихать!”

– Мій тату, мій тату, туди подивись!
Он королівни вільшані зійшлись! –
„Не бійся, мій синку! Повір мені:
То верби сивіють у далині!”

– „Мені, хлопче, люба краса твоя!
З неволі чи з волі візьму тебе я!”
– Мій тату, мій тату, він нас догнав!
Ой, як бол?юче мене він обняв! –

Батькові страшно, батько спішить,
В руках його хлопчик бідний кричить;
Насилу додому доїхав він,
В руках його мертвий лежав його син.

Гретхен
(одна за прялкою)
На серці жаль,
Мій спокій зник
І вже не вернеться
Повік, повік.

Де його нема –
Могильна тьма,
І білий світ –
Зів’ялий цвіт.

В голівоньці
Журба тяжка,
На думоньці
Печаль гірка.

На серці жаль,
Мій спокій зник
І вже не вернеться
Повік, повік.

Я виглядаю
Його в вікно.
Я дожидаю
Його давно.

Ой коли б прийшов,
Хорош, ласкáв,
Пройняв очима,
Словом заграв,

Посмішкою
Зачарував,
Потиснув руку,
Поцілував!

На серці жаль,
Мій спокій зник
І вже не вернеться
Повік, повік.

До нього рветься
Душа моя.
Його обняти
Жадаю я,

І цілувати,
І любо мліть.
В його цілунках
І смерть зустріть.

> — легенда или жизнь?

“Фауст” Гёте — одно из выдающихся художественных произведений, которые, доставляя высокое эстетическое наслаждение, одновременно открывают много важного о жизни.
Такие произведения превосходят по своему значению книги, которые читают из любопытства, для отдыха и развлечения.
В произведениях такого рода поражает особенная глубина постижения жизни и несравненная красота, с какою мир воплощён в живые образы. Каждая их страница таит для нас необыкновенные красоты, озарения о смысле некоторых жизненных явлений, и мы из читателей превращаемся в соучастников великого процесса духовного развития человечества.
Произведения, отличающиеся такой силой обобщения, становятся высшим воплощением духа народа и времени. Более того, мощь художественной мысли преодолевает географические и государственные рубежи, и другие народы также находят в творении поэта мысли и чувства, близкие им. Книга обретает всемирное значение.
Произведение, возникшее в определённых условиях и в определённое время, несущее на себе неизгладимую печать своей эпохи, сохраняет интерес и для последующих поколений, потому что человеческие проблемы: любовь и ненависть, страх и надежда, отчаяние и радость, успех и поражение, рост и упадок — всё это и многое другое не привязано к одному времени. В чужом горе и в чужой радости люди иных поколений узнают своё. Книга приобретает общечеловеческую ценность.
Создатель “Фауста” Иоганн Вольфганг Гёте (1749– 1832) прожил на свете восемьдесят два года, наполненных неустанной и разнообразной деятельностью. Поэт, драматург, романист, Гёте был также неплохим художником и весьма серьёзным учёным-естествоиспытателем. Широта умственного кругозора Гёте была необыкновенной. Не было такого жизненного явления, которое не привлекло бы его внимания.
Гёте работал над “Фаустом” почти всю свою творческую жизнь. Первый замысел возник у него, когда ему было немногим больше двадцати лет. Закончил он произведение за несколько месяцев до кончины. Таким образом, от начала работы до её окончания прошло около шестидесяти лет.
Больше тридцати лет заняла работа над первой частью “Фауста”, которая была впервые опубликована целиком в 1808 году. К созданию второй части Гёте долго не приступал, занявшись ей вплотную в самые последние годы жизни. В печати она появилась уже после его смерти, в 1833 году.
“Фауст” — поэтическое произведение особого, через-вычайно редкого стилевого строя. В “Фаусте” есть сцены реально-бытовые, как, например, пирушка студентов в погребке Ауэрбаха, лирические, как свидания героя с Маргаритой, трагические, как финал первой части — Гретхен в темнице.
В “Фаусте” широко использованы легендарно-сказочные мотивы, мифы и предания, а рядом с ними, причудливо сплетаясь с фантастикой, мы видим реальные человеческие образы и вполне жизненные ситуации.
Гёте прежде всего — поэт. В немецкой поэзии нет произведения, равного “Фаусту” по всеобъемлющему характеру его поэтического строя. Интимная лирика, гражданский пафос, философские раздумья, острая сатира, описание природы, народный юмор — всё это наполняет поэтические строки универсального творения Гёте.
Основу сюжета составляет легенда о средневековом маге и чернокнижнике Иоанне Фаусте. Он был реально существовавшей личностью, однако уже при его жизни о нём стали складывать легенды. В 1587 году в Германии вышла книга “История доктора Фауста, известного волшебника и чернокнижника, автор которой неизвестен. Он написал свое сочинение в осуждение Фауста как безбожника. Однако при всей враждебности автора в его сочинении проглядывает истинный облик замечательного человека, который порвал со средневековой схоластической наукой и богословием с целью постигнуть законы природы и подчинить её человеку. Церковники обвинили его в том, что он продал душу дьяволу.
Порыв Фауста к знанию отражает умственное движение целой эпохи духовного развития европейского общества, получившей название эпохи Просвещения или века Разума. В восемнадцатом веке в борьбе против церковных предрассудков и мракобесия развивалось широкое движение за изучение природы, постижение её законов и использование научных открытий на благо человечества. Именно на почве этого освободительного движения и могло возникнуть произведение, подобное “Фаусту” Гёте. Эти идеи имели общеевропейский характер, но были особенно характерны для Германии. В то время как Англия пережила свою буржуазную революцию ещё в семнадцатом веке, а Франция прошла через революционную бурю в конце восемнадцатого века, а в Германии исторические условия сложились так, что из-за раздробленности страны передовые общественные силы не могли объединиться для борьбы против отживших социальных установлений. Стремление лучших людей к новой жизни проявлялось поэтому не в реальной политической борьбе, даже не в практической деятельности, а в деятельности умственной.
В “Фаусте” Гёте выразил в образной поэтической форме своё понимание жизни. Фауст — несомненно живой человек с страстями и чувствами, присущими другим людям. Но будучи яркой и выдающейся индивидуальностью, Фауст отнюдь не является воплощением совершенства. Путь Фауста сложен. Сначала он бросает гордый вызов космическим силам, вызывая духа земли и надеясь помериться с ним силой. Жизнь Фауста, которую развёртывает перед читателем Гёте, — это путь неустанных исканий.
Отец Фауста был врачом, он привил ему любовь к науке и воспитал в нём стремление служить людям. Но врачевание отца оказалось бессильным против болезней, поражавших людей. Во время эпидемии чумы юный Фауст, увидев, что отцовские средства не могут остановить поток смертей, обратился с горячей мольбой к.небесам. Но помощь не пришла и оттуда. Тогда Фауст раз и навсегда решил, что бесполезно обращаться за помощью к богу. После этого Фауст посвятил себя науке.
Эту предысторию Фауста мы узнаём по ходу действия. С героем мы встретимся уже тогда, когда он проделал большой жизненный путь и пришёл к выводу о напрасных своих стараниях. Отчаяние Фауста настолько глубоко, что он хочет покончить жизнь самоубийством. Но в этот момент он слышит мольбы людей и решает остаться жить.
В критический момент на пути Фауста встречается Мефистофель. Здесь надо вернуться к одной из сцен, предваряющих начало действия, — к Прологу на небе. В нём Господь, окружённый ангелами, встречается с Мефистофелем. Обитатель ада Мефистофель воплощает зло. Вся сцена символизирует борьбу добра и зла, происходящую в мире.
Мефистофель полностью отрицает за человеком какие-либо достоинства. Господь признаёт, что человек далёк от совершенства, но всё же в конечном счёте способен выбраться “из мрака”. В качестве такого человека Господь называет Фауста. Мефистофель просит разрешения доказать, что и Фауста легко сбить с пути истинного. Спор между Мефистофелем и Богом является спором о природе и ценности человека.
Появление Мефистофеля перед Фаустом не случайно. Мефистофель совсем не похож на чёрта из наивных народных преданий. Образ, созданный Гёте, полон глубокого философского смысла. Гёте однако не изображает Мефистофеля исключительно воплощением зла. Он в самом деле “дьявольски” умён.
Мефистофель не даёт Фаусту успокоиться. Толкая Фауста на дурное, он, сам того не ожидая, пробуждает лучшие стороны натуры героя.
Фауст, требуя от Мефистофеля исполнения всех его Желаний, ставит условие:

Едва я миг отдельный возвеличу,
Вскричав: “Мгновение, повремени!” —
Всё кончено, и я твоя добыча,
И мне спасенья нет из западни.

Первое, что он ему предлагает, – посетить кабачок, где пируют студенты. Он надеется, что Фауст, попросту говоря, предастся пьянству и забудет о своих исканиях. Но Фаусту компания забулдыг противна, и Мефистофель терпит своё первое поражение. Тогда он готовит ему второе испытание. С помощью колдовских чар возвращает ему молодость.
Мефистофель рассчитывает, что молодой Фауст предастся чувствам.
Действительно, первая красивая девушка, увиденная Фаустом, возбуждает его желание, и он требует от чёрта, чтобы тот ему сразу предоставил красавицу. Мефистофель помогает ему познакомиться с Маргаритой, надеясь, что Фауст в её объятиях найдёт то прекрасное мгновенье, которое он захочет продлить до бесконечности. Но и тут чёрт оказывается побит.
Если поначалу отношение Фауста к Маргарите было только грубо чувственным, то уже очень скоро оно сменяется всё более истинной любовью.
Гретхен — прекрасное, чистое юное существо. До встречи с Фаустом её жизнь текла мирно и ровно. Любовь к Фаусту перевернула всю её жизнь. Ею овладело чувство, столь же могучее, как и то, что охватило Фауста. Их любовь взаимна, но, как люди, они совершенно различны, и в этом отчасти причина трагического исхода их любви.
Простая девушка из народа, Гретхен обладает всеми качествами любящей женской души. В отличие от Фауста, Гретхен приемлет жизнь как она есть. Воспитанная в строгих религиозных правилах, она считает естественные склонности своей натуры греховными. Позже она глубоко переживает своё “падение”. Изображая герои- ню так, Гете наделил её чертами, типичными для женщины в его время. Чтобы понять судьбу Гретхен, надо достаточно ясно представить себе эпоху, когда подобные трагедии действительно имели место.
Гретхен оказывается грешницей как в собственных глазах, так и в глазах окружающей среды, с её мещанскими и ханжескими предрассудками. Гретхен оказывается жертвой, обречённой на гибель.
Не могли принять как должное последствия её любви окружающие, считавшие позором рождение внебрачного ребёнка. Наконец, в критический момент около Гретхен не оказалось Фауста, который мог бы предотвратить убийство ребёнка, совершённое Гретхен.
Ради любви к Фаусту она идёт на “грех”, на преступление. Но это надорвало её душевные силы, и она лишилась рассудка.
Своё отношение к героине Гёте выражает в финале. Когда в темнице Мефистофель торопит Фауста бежать, он говорит, что Гретхен всё равно осуждена. Но в это время раздаётся голос свыше: “Спасена!”. Если Гретхен осуждена обществом, то с точки зрения небес, она оправдана. До последнего мига она даже в помрачении рассудка полна любви к Фаусту, хотя эта любовь и привела её к гибели.
Гибель Гретхен — трагедия чистой и прекрасной женщины, из-за своей великой любви оказавшейся вовлечённой в круг страшных событий.
Гибель Гретхен — трагедия не только для неё, но и для Фауста. Он любил её всеми силами души; женщины прекрасней чем она для него не было. Фауст был сам отчасти виноват в смерти Гретхен.
Гёте избрал трагический сюжет потому, что хотел поставить своих читателей перед лицом самых тяжёлых фактов жизни. Он видел свою задачу в том, чтобы возбудить внимание к нерешённым и трудным вопросам жизни.
Вторая часть “Фауста” — один из образцов литературных идей. В символической форме Гёте изображает здесь кризис феодальной монархии, бесчеловечность войн, поиски духовной красоты, труд на благо общества.
Во второй части Гёте больше увлекает задача осветить некоторые мировые проблемы.
Таков вопрос о главном законе развития жизни.
Глубоко убеждённый в материальности мира, Гёте вместе с тем считал, что движение жизни определяется духовными силами.
Глубоко перестрадав гибель Гретхен, Фауст возрождается к новой жизни и продолжает поиски истины. Сначала мы видим его на государственном поприще.
Разочарованный в государственной деятельности, Фауст ищет новые пути. Вызванный посредством магии образ Елены Прекрасной возбуждает в нём желание увидеть её воочию.
Елена прекрасная служит Гёте символом его художественного идеала. Но идеал возник не сразу, и поэт создаёт целый акт трагедии, чтобы показать, как в мифах и легендах Древней Греции рождалось понятие о прекрасном.
Параллельно возникает тема. Книжный учёный Вагнер создаёт в лаборатории искусственного человека Гомункула. Он сопутствует Фаусту в его поисках пути к прекрасному, но разбивается и гибнет, тогда как Фауст достигает цели.
Фауст и Елена воплощают два начала: она — символ идеальной античной красоты, он — воплощение беспокойного “романтического” духа. От символического брака Фауста и Елены рождается прекрасный юноша Эвфорион, соединяющий черты родителей. Но такому существу не дано жить в нашем мире. Он слишком идеален для него и разбивается насмерть.
Фаусту важно убеждение, что он нашёл то, что искал.

Читайте также:  Лермонтов: сочинение

Вот мысль, которой весь я предан,
Итог всего, что ум скопил:
Лишь тот, кем бой за жизнь изведан,
Жизнь и свободу заслужил.

Трагично, что высшую мудрость Фауст обретает лишь на исходе жизни. Он слышит стук лопат и думает, будто ведётся работа, намеченная им. На самом деле лемуры, подвластные Мефистофелю, роют Фаусту могилу.
После смерти Фауста, Мефистофель хочет утащить его душу в ад, но вмешиваются божественные силы и уносят ее на небо, где ей предстоит встреча с душой Гретхен.
Если весь путь героя является трагическим, это не означает, что жизнь его была пустой и бесплодной. Он мучился, страдал, но жизнь его была полноценной, ибо требовала от него напряжения всех душевных сил.
Невозможно исчерпать всё богатство идей “Фауста” Гёте.
Общий смысл “Фауста” как прекрасной драматической поэмы едва ли может вызвать сомнения.

В нашей базе:

Сочинений: 4132
Биографий: 283
Изложений: 432

Гёте: сочинение

ГЕТЕ И ЕГО ВРЕМЯ

Жизнь Иоганна Вольфганга Гете, величайшего поэта Германии и одного из замечательнейших ее мыслителей, неразрывно связана с великим историческим катаклизмом, преобразившим — под грохот войн и революций — Европу феодальную, дворянско-монархическую в Европу буржуазно-капиталистическую. Эпицентром этих чрезвычайных потрясений и социально-политических сдвигов была Франция, где медленно, на глаз современных наблюдателей и позднейших историков, но неуклонно назревала Великая французская революция.

Я сказал «медленно назревала», имея прежде всего в виду тот примечательный факт, что крупные и средние собственники, определявшие лицо так называемого «третьего сословия», чуть ли не до последнего предреволюционного часа ждали «благодетельных перемен» разве лишь от королевского абсолютизма; более того, устами своих идеологов не раз заявляли, что даже не могут себе представить Францию без сильной, никем и ничем не ограниченной королевской власти. Презирая и нещадно клеймя — вслед за великими энциклопедистами — весь социально-юридический уклад монархии Бурбонов сверху донизу, буржуазия предреволюционной Франции неизменно делала исключение для королевского абсолютизма, не желая замечать, как нерасторжимо спаяно полновластие французских государей со столь ненавистным ей режимом. То же приходится сказать и о величайших мужах французского Просвещения, о Вольтере, Дидро и даже о Руссо — этом страстном теоретике демократии. Что же касается известных слов Вольтера, что произойдет «un beau tapage» («хорошенький грохот крушения»), то они были «гениальным прозрением», но никак не политической стратагемой, не даже призывом к действию.

Только 5 мая 1789 года, в день открытия Генеральных штатов, стала очевидной — одинаково неожиданно для обеих сторон — полная немощь королевской власти и, напротив, полная «оснащенность» французской буржуазии для захвата и упрочения своего политического господства. В 1789, да еще и в 1791 году компактное большинство буржуазии считало наиболее отвечающей его интересам формой управления конституционную монархию.

Но этой сделке восторжествовавшего класса с монархией не суждено было состояться, как ни была она выгодна для имущих слоев третьего сословия, для революционеров malgré eux[1], уже мечтавших поскорее поставить «спасительную точку», то есть попросту пресечь «затяжную и разорительную смуту». Пришедшая в движение лавина грозных революционных событий приняла такие масштабы, которые, не без веского на то основания, закрепили за французской революцией 1789–1794 годов название Великой.

Гете отчетливо сознавал, сколь многим он был обязан своему времени, какое мощное воздействие на него оказали «грандиозные сдвиги в мировой политической жизни», — как сказано в предисловии к его знаменитой автобиографии. Но он же (в числе очень немногих) ясно уразумел, что буржуазно-капиталистическое мироустройство не является последним словом Истории. Прельстительный девиз французской революции — «свобода, равенство, братство» — не был ею претворен в живую действительность. «Из трупа поверженного тирана, — говоря образным языком Гете, — возник целый рой малых поработителей». А посему — по-прежнему — «ношу тащит несчастный народ, и в конце концов безразлично, какое плечо она ему оттягивает, правое или левое». Не отрицая неоспоримых заслуг французской революции перед человечеством, Гете отнюдь не считает достигнутое ею чем-то незыблемым. «Время никогда не стоит, жизнь развивается непрерывно, человеческие взаимоотношения меняются каждые пятьдесят лет, — так говорил он Эккерману. — Порядки, которые в 1800 году могли казаться образцовыми, в 1850 году, быть может, окажутся гибельными». Прошлым сделается и Великая революция, провозгласившая новую эру в истории человечества. Да она уже и сделалась им еще при жизни Гете. И, как все отошедшее в прошлое, станет и она «прилагать старые закоснелые мерки к новейшим порослям жизни. Этот конфликт между живым и отжившим, который я предрекаю, будет схваткой не на жизнь, а на смерть. Начнут ужасаться, искать выхода, издавать законы… и ничего не достигнут. Ни предупредительными мерами, ни запретами тут ничего не добьешься. Придется за все браться по-новому». Так — в «Годах странствия Вильгельма Мейстера» (кн. 3, гл. 3). И в другой раз — уже в беседе с канцлером фон Мюллером (от 4 ноября 1823 г.): «Нет такого прошлого, о котором стоило бы печалиться. Существует лишь вечно новое, образовавшееся из разросшихся элементов былого. Достойная тоска по иному должна быть продуктивна, должна стремиться к лучшему будущему».

Да, он всегда «стоял за новое», если оно, по его разумению (не всегда безошибочному), было достойно этого имени. Больше всего возмущало Гете, когда (вслед за Бёрне) его называли «другом существующих порядков». «Ведь это почти всегда означает: быть другом всего устаревшего и дурного». С юных лет и до глубокой старости Гете был великим тружеником, всеми средствами художественного, научного и философского познания стремившимся разгадать «тайны» природы и «тайны» исторического бытия человечества, дабы — на основе все более широкого опыта — посильно приблизить осуществление такого социального уклада на нашей планете, при котором свободное проявление высших духовных задатков, заложенных в душу человеческую, стало бы неотъемлемым свойством раскрепощенных народов.

В такой универсальности Гете иные его биографы и толкователи хотели видеть только заботу «великого олимпийца» о всестороннем развитии собственной личности. Но Гете не был таким бесстрастным «олимпийцем», равнодушным к насущным чаяниям и нуждам простого народа. Более того, его духовный демократизм не позволял ему смотреть и на собственное свое творчество как на лично ему принадлежавшее достояние. «Все мы, по сути, коллективные существа, что бы мы о себе ни воображали… За долгую жизнь я, правда, кое-что создал и завершил, чем можно было бы похвалиться. Но, говоря по чести, что тут было собственно моим, кроме желания и способности видеть и слышать, различать и избирать, вдыхать жизнь в услышанное и увиденное и с известной сноровкой все это воссоздавать…»

сказано в «Посвящении», которое Гете (начиная с 1787 г.) предпосылал всем прижизненным изданиям своих сочинений.

Мы знаем, нетерпеливая надежда увидеть собственными глазами первые, еще смутные, контуры «золотого века» хотя бы только на малом клочке Германии побудила Гете на вершине его молодой славы откликнуться на призыв веймарского герцога, юного Карла-Августа: стать его ближайшим советчиком, наставником и другом. Ничего путного из этого союза не могло получиться. Широко задуманный план политических преобразований был положен под сукно. И все же картина лучшего будущего («Народ свободный на земле свободной») не померкла в душе создателя «Фауста». Но отныне она рисовалась воображению поэта лишь в отдаленной перспективе всемирной истории человечества.

Другое дело, что путь, которым шел Гете в поисках «высшей правды», не был неуклонно прямым путем. «Кто ищет, вынужден блуждать», — сказано в «Прологе на небе», предпосланном «Фаусту». Гете не мог не блуждать, не ошибаться, не давать порою неверных оценок движущим силам всемирно-исторического процесса. Отчасти уже потому, что вся его деятельность протекала в обстановке убогой действительности — в Германии, лишенной национально-политического единства и дееспособного прогрессивного бюргерства.

Ссылка на основную публикацию
×
×