Тильзитский мир (Анализ эпизода из романа Л.Н.Толстого Война и мир, т. II, ч. 2, гл. XXI): сочинение

Тильзитский мир. (Анализ эпизода из романа Л.Н.Толстого “Война и мир”, т. II, ч. 2, гл. XXI.)

Скачать сочинение

В романе-эпопее “Война и мир” есть множество небольших, но исключительно значимых эпизодов, которые, не влияя на развитие сюжета и не являясь решающими для судеб главных героев, становятся важными для романа как целого, соединяющего в себе идеи о человеке, истории и мироздании вообще.
В Тильзите не происходит событий, которые в жизни героев имели бы такое значение, как мир с Францией в судьбе России, но эпизод находится на пересечении определенных идейных линий, затрагивая мотивы войны, справедливости, честности, а также добавляет штрихи к портретам очень важных персонажей — императоров Александра и Наполеона.
Само историческое событие было решающим в развитии международной политики начала XIX века, к тому же встреча двух великих императоров представлялась современникам и историкам эпохальной. Все это заставляет ожидать от сцены заключения мира торжественности, блеска и величия. Однако Толстой, подобно тому как он разрушал иллюзии относительно войны в сценах Шенграбенского и Аустерлицкого сражений, открывает всю правду и в этом эпизоде.
События Тильзитского мира показаны Толстым в восприятии Ростова, который приезжает доставить государю прошение Денисова о помиловании. Он едет ночью, в статском платье, чтобы не быть узнанным, и мы, следуя за ним, замечаем •’чувство неловкости, неестественности и смущения, которое связывается со всем, что было” увидено Ростовым. Сначала вызывает замешательство встреча с французами в квартире Бориса, к которым в армии “все еще продолжали испытывать смешанное чувство злобы, презрения и страха”. Однако сам Толстой безусловно не поддерживает ни Бориса, без смущения ужинающего со своими бывшими врагами, ни Ростова, не умеющего отвыкнуть от привычки ненавидеть французов. В этой сцене ставится под сомнение и абсолютность чрезмерного патриотизма, которая не оспаривалась в сценах войны, и абсолютность дружественного отношения к другому человеку, как в сцене встречи Ростова с немцем с вилами. Эта идея компрометируется тем, что выражена сценой ужина “нелюбимого” героя — карьериста Бориса — с врагами-французами.
В эпизоде важна расстановка образов. Первая оппозиция, которую мы находим, — Борис-Ростов. Показательна сцена, в которой Ростов просил за Денисова, а Борис “слушал Ростова, как слушает генерал доклад подчиненного”, между тем как раньше сам просил за себя у князя Андрея. Ростову было неловко, в то время как раньше они общались запросто. Правила “неписаной субординации” и ложные законы, по которым большей силой обладает тот, кто находится ближе ко двору, возвышают Бориса над Ростовым, и Толстой, позиция которого нам очень понятна, показывает наполняющую такие отношения фальшь, выставляя Бориса в невыгодном свете.
Идея неправды, разрушения старых убеждений распространяется и на область близких Ростову понятий и личностей. Направляясь к дому Александра, Ростов думает о нем: “Он бы понял, на чьей стороне справедливость. Он все понимает, все знает. Кто может быть справедливее и великодушнее его?” Он, как и прежде на войне, видит в государе свой идеал, идеал прекрасного и безгранично доброго и честного человека. Но идеализированный образ государя сначала изменяется Толстым, а потом становится иным и для Ростова. Оказывается, Александр — вовсе не тот безупречный монарх, который принимает всех несправедливо обиженных, путь к нему преграждает невысокий полный человек, обсуждающий хорошо сложенную и свеженькую девушку. Когда государь выходит на крыльцо, Ростов видит в нем только “соединение величия и кротости”, но Толстой сразу же находит недостатки Александра, показывая его фразером. Государь “громко, очевидно с желанием, чтобы все слышали его”, говорит: “Не могу, генерал, и потому не могу, что закон сильнее меня”, уделяя внимание фразе, форме, красивой формулировке, не имеющей ничего общего с реальной жизнью.
Ростов восхищается Александром, Борис — Наполеоном, и Наполеон оказывается так же уязвимее Александра, как Борис — Ростова: величие его образа постоянно снижается, и Толстой то сам, то глазами своих героев подмечает его слабые черты. Сначала Ростов замечает, что Наполеон плохо держит-“ся в седле; потом мы видим неприятно-притворную улыбку на его губах; затем длинный хвост свиты, тянущийся за ним, малый рост Наполеона, его белые маленькие руки. Важным становится то, что Ростов увидел, как “Бонапарт совершенно свободно, будто эта близость с государем естественна и привычна ему, как равный общался с русским царем”, в то время как Ростов был уверен, что “не может быть дружбы между законным государем и преступником Бонапартом”. Александр улыбается Наполеону, с ласковым выражением что-то говоря ему. Наполеон награждает Лазарева, которого называют тем, кто “храбрее всех вел себя в эту войну”, а между тем несправедливо наказанный Денисов, возможно, был гораздо храбрее его. Весь эпизод заключения Тильзитского мира противопоставляется сценам войны и предыдущим главам в госпитале, в которых раскрывалась чистая жизненная правда со всеми (в том числе и некрасивыми) истинами, правда, скрытая в этом эпизоде какими-то формальными отношениями, множеством непонятного и неопределенного. Нельзя сказать, что внутри Ростова происходит перелом: он не пытается разобраться в своих мыслях, пугается их, когда думает, что не соответствует встреча Бонапарта с белой ручкой и Александра представлению об осмысленности войны, оторванных рук, ног, убитых людей. Пьяный крик Ростова в финале эпизода — это вопль отчаяния, вызванный тягостным чувством отдаления от того, во что когда-то он верил свято, попытка убедить себя самого в непреложности старых истин. “Государя нет — святого нет — Бога нет — ничего нет!” – – так Ростов определяет тот путь, пройти по которому он никак не согласен. Здесь Толстой определяет формулу сомнения, являющуюся двигателем нравственного роста человека.
Таким образом, эпизод значим из-за того, что он показывает вторую сторону изображаемого Толстым мира, сторону, не проникнутую сознанием истины, проиллюстрированной примерами нагой жизненной правды, а непонятную, связи в которой ложны и существуют лишь благодаря форме, насквозь неоткровенной и фальшивой; искренний человек, попавший в такой мир, чувствует себя неловко в окружении неочевидного. За сутью этого эпизода виден и замысел всего романа: показать жизнь людей такой, как она есть, и увидеть путь человека в этой жизни.

20788 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Толстой Л.Н. / Война и мир / Тильзитский мир. (Анализ эпизода из романа Л.Н.Толстого “Война и мир”, т. II, ч. 2, гл. XXI.)

Смотрите также по произведению “Война и мир”:

Тильзитский мир. (Анализ эпизода из романа Л. Н. Толстого “Война и мир”, т. II, ч. 2, гл. XXI.)

В романе-эпопее “Война и мир” есть множество небольших, но исключительно значимых эпизодов, которые, не влияя на развитие сюжета и не являясь решающими для судеб главных героев, становятся важными для романа как целого, соединяющего в себе идеи о человеке, истории и мироздании вообще. В Тильзите не происходит событий, которые в жизни героев имели бы такое значение, как мир с Францией в судьбе России, но эпизод находится на пересечении определенных идейных линий, затрагивая мотивы войны, справедливости, честности, а также добавляет штрихи к портретам очень важных персонажей – императоров Александра и Наполеона. Само историческое событие было решающим в развитии международной политики начала XIX века, к тому же встреча двух великих императоров представлялась современникам и историкам эпохальной.

Все это заставляет ожидать от сцены заключения мира торжественности, блеска и величия. Однако Толстой, подобно тому как он разрушал иллюзии относительно войны в сценах Шенграбенского и Аустерлицкого сражений, открывает всю правду и в этом эпизоде. События Тильзитского мира показаны Толстым в восприятии Ростова, который приезжает доставить государю прошение Денисова о помиловании. Он едет ночью, в статском платье, чтобы не быть узнанным, и мы, следуя за ним, замечаем -‘чувство неловкости, неестественности и смущения, которое связывается со всем, что было” увидено Ростовым.

Сначала вызывает замешательство встреча с французами в квартире Бориса, к которым в армии “все еще продолжали испытывать смешанное чувство злобы, презрения и страха”. Однако сам Толстой безусловно не поддерживает ни Бориса, без смущения ужинающего со своими бывшими врагами, ни Ростова, не умеющего отвыкнуть от привычки ненавидеть французов. В этой сцене ставится под сомнение и абсолютность чрезмерного патриотизма, которая не оспаривалась в сценах войны, и абсолютность дружественного отношения к другому человеку, как в сцене встречи Ростова с немцем с вилами.

Эта идея компрометируется тем, что выражена сценой ужина “нелюбимого” героя – карьериста Бориса – с врагами-французами. В эпизоде важна расстановка образов. Первая оппозиция, которую мы находим, – Борис-Ростов.

Показательна сцена, в которой Ростов просил за Денисова, а Борис “слушал Ростова, как слушает генерал доклад подчиненного”, между тем как раньше сам просил за себя у князя Андрея. Ростову было неловко, в то время как раньше они общались запросто. Правила “неписаной субординации” и ложные законы, по которым большей силой обладает тот, кто находится ближе ко двору, возвышают Бориса над Ростовым, и Толстой, позиция которого нам очень понятна, показывает наполняющую такие отношения фальшь, выставляя Бориса в невыгодном свете. Идея неправды, разрушения старых убеждений распространяется и на область близких Ростову понятий и личностей. Направляясь к дому Александра, Ростов думает о нем: “Он бы понял, на чьей стороне справедливость.

Он все понимает, все знает. Кто может быть справедливее и великодушнее его?” Он, как и прежде на войне, видит в государе свой идеал, идеал прекрасного и безгранично доброго и честного человека. Но идеализированный образ государя сначала изменяется Толстым, а потом становится иным и для Ростова. Оказывается, Александр – вовсе не тот безупречный монарх, который принимает всех несправедливо обиженных, путь к нему преграждает невысокий полный человек, обсуждающий хорошо сложенную и свеженькую девушку.

Когда государь выходит на крыльцо, Ростов видит в нем только “соединение величия и кротости”, но Толстой сразу же находит недостатки Александра, показывая его фразером. Государь “громко, очевидно с желанием, чтобы все слышали его”, говорит: “Не могу, генерал, и потому не могу, что закон сильнее меня”, уделяя внимание фразе, форме, красивой формулировке, не имеющей ничего общего с реальной жизнью. Ростов восхищается Александром, Борис – Наполеоном, и Наполеон оказывается так же уязвимее Александра, как Борис – Ростова: величие его образа постоянно снижается, и Толстой то сам, то глазами своих героев подмечает его слабые черты. Сначала Ростов замечает, что Наполеон плохо держит-“ся в седле; потом мы видим неприятно-притворную улыбку на его губах; затем длинный хвост свиты, тянущийся за ним, малый рост Наполеона, его белые маленькие руки.

Читайте также:  Идейно-художественное своеобразие рассказа Л.Н.Толстого «После бала»: сочинение

Важным становится то, что Ростов увидел, как “Бонапарт совершенно свободно, будто эта близость с государем естественна и привычна ему, как равный общался с русским царем”, в то время как Ростов был уверен, что “не может быть дружбы между законным государем и преступником Бонапартом”. Александр улыбается Наполеону, с ласковым выражением что-то говоря ему. Наполеон награждает Лазарева, которого называют тем, кто “храбрее всех вел себя в эту войну”, а между тем несправедливо наказанный Денисов, возможно, был гораздо храбрее его.

Весь эпизод заключения Тильзитского мира противопоставляется сценам войны и предыдущим главам в госпитале, в которых раскрывалась чистая жизненная правда со всеми (в том числе и некрасивыми) истинами, правда, скрытая в этом эпизоде какими-то формальными отношениями, множеством непонятного и неопределенного. Нельзя сказать, что внутри Ростова происходит перелом: он не пытается разобраться в своих мыслях, пугается их, когда думает, что не соответствует встреча Бонапарта с белой ручкой и Александра представлению об осмысленности войны, оторванных рук, ног, убитых людей. Пьяный крик Ростова в финале эпизода – это вопль отчаяния, вызванный тягостным чувством отдаления от того, во что когда-то он верил свято, попытка убедить себя самого в непреложности старых истин. “Государя нет – святого нет – Бога нет – ничего нет!” – – так Ростов определяет тот путь, пройти по которому он никак не согласен. Здесь Толстой определяет формулу сомнения, являющуюся двигателем нравственного роста человека. Таким образом, эпизод значим из-за того, что он показывает вторую сторону изображаемого Толстым мира, сторону, не проникнутую сознанием истины, проиллюстрированной примерами нагой жизненной правды, а непонятную, связи в которой ложны и существуют лишь благодаря форме, насквозь неоткровенной и фальшивой; искренний человек, попавший в такой мир, чувствует себя неловко в окружении неочевидного.

За сутью этого эпизода виден и замысел всего романа: показать жизнь людей такой, как она есть, и увидеть путь человека в этой жизни.

Тильзитский мир. (Анализ эпизода из романа Л.Н.Толстого “Война и мир”, т. II, ч. 2, гл. XXI.)

Тильзитский мир. (Анализ эпизода из романа Л.Н.Толстого “Война и мир”, т. II, ч. 2, гл. XXI.)

В романе-эпопее “Война и мир” есть множество небольших, но исключительно значимых эпизодов, которые, не влияя на развитие сюжета и не являясь решающими для судеб главных героев, становятся важными для романа как целого, соединяющего в себе идеи о человеке, истории и мироздании вообще.

В Тильзите не происходит событий, которые в жизни героев имели бы такое значение, как мир с Францией в судьбе России, но эпизод находится на пересечении определенных идейных линий, затрагивая мотивы войны, справедливости, честности, а также добавляет штрихи к портретам очень важных персонажей — императоров Александра и Наполеона.

Само историческое событие было решающим в развитии международной политики начала XIX века, к тому же встреча двух великих императоров представлялась современникам и историкам эпохальной. Все это заставляет ожидать от сцены заключения мира торжественности, блеска и величия. Однако Толстой, подобно тому как он разрушал иллюзии относительно войны в сценах Шенграбенского и Аустерлицкого сражений, открывает всю правду и в этом эпизоде.

События Тильзитского мира показаны Толстым в восприятии Ростова, который приезжает доставить государю прошение Денисова о помиловании. Он едет ночью, в статском платье, чтобы не быть узнанным, и мы, следуя за ним, замечаем •’чувство неловкости, неестественности и смущения, которое связывается со всем, что было” увидено Ростовым. Сначала вызывает замешательство встреча с французами в квартире Бориса, к которым в армии “все еще продолжали испытывать смешанное чувство злобы, презрения и страха”. Однако сам Толстой безусловно не поддерживает ни Бориса, без смущения ужинающего со своими бывшими врагами, ни Ростова, не умеющего отвыкнуть от привычки ненавидеть французов. В этой сцене ставится под сомнение и абсолютность чрезмерного патриотизма, которая не оспаривалась в сценах войны, и абсолютность дружественного отношения к другому человеку, как в сцене встречи Ростова с немцем с вилами. Эта идея компрометируется тем, что выражена сценой ужина “нелюбимого” героя — карьериста Бориса — с врагами-французами.

В эпизоде важна расстановка образов. Первая оппозиция, которую мы находим, — Борис-Ростов. Показательна сцена, в которой Ростов просил за Денисова, а Борис “слушал Ростова, как слушает генерал доклад подчиненного”, между тем как раньше сам просил за себя у князя Андрея. Ростову было неловко, в то время как раньше они общались запросто. Правила “неписаной субординации” и ложные законы, по которым большей силой обладает тот, кто находится ближе ко двору, возвышают Бориса над Ростовым, и Толстой, позиция которого нам очень понятна, показывает наполняющую такие отношения фальшь, выставляя Бориса в невыгодном свете.

Идея неправды, разрушения старых убеждений распространяется и на область близких Ростову понятий и личностей. Направляясь к дому Александра, Ростов думает о нем: “Он бы понял, на чьей стороне справедливость. Он все понимает, все знает. Кто может быть справедливее и великодушнее его?” Он, как и прежде на войне, видит в государе свой идеал, идеал прекрасного и безгранично доброго и честного человека. Но идеализированный образ государя сначала изменяется Толстым, а потом становится иным и для Ростова. Оказывается, Александр — вовсе не тот безупречный монарх, который принимает всех несправедливо обиженных, путь к нему преграждает невысокий полный человек, обсуждающий хорошо сложенную и свеженькую девушку. Когда государь выходит на крыльцо, Ростов видит в нем только “соединение величия и кротости”, но Толстой сразу же находит недостатки Александра, показывая его фразером. Государь “громко, очевидно с желанием, чтобы все слышали его”, говорит: “Не могу, генерал, и потому не могу, что закон сильнее меня”, уделяя внимание фразе, форме, красивой формулировке, не имеющей ничего общего с реальной жизнью.

Ростов восхищается Александром, Борис — Наполеоном, и Наполеон оказывается так же уязвимее Александра, как Борис — Ростова: величие его образа постоянно снижается, и Толстой то сам, то глазами своих героев подмечает его слабые черты. Сначала Ростов замечает, что Наполеон плохо держит-“ся в седле; потом мы видим неприятно-притворную улыбку на его губах; затем длинный хвост свиты, тянущийся за ним, малый рост Наполеона, его белые маленькие руки. Важным становится то, что Ростов увидел, как “Бонапарт совершенно свободно, будто эта близость с государем естественна и привычна ему, как равный общался с русским царем”, в то время как Ростов был уверен, что “не может быть дружбы между законным государем и преступником Бонапартом”. Александр улыбается Наполеону, с ласковым выражением что-то говоря ему. Наполеон награждает Лазарева, которого называют тем, кто “храбрее всех вел себя в эту войну”, а между тем несправедливо наказанный Денисов, возможно, был гораздо храбрее его. Весь эпизод заключения Тильзитского мира противопоставляется сценам войны и предыдущим главам в госпитале, в которых раскрывалась чистая жизненная правда со всеми (в том числе и некрасивыми) истинами, правда, скрытая в этом эпизоде какими-то формальными отношениями, множеством непонятного и неопределенного. Нельзя сказать, что внутри Ростова происходит перелом: он не пытается разобраться в своих мыслях, пугается их, когда думает, что не соответствует встреча Бонапарта с белой ручкой и Александра представлению об осмысленности войны, оторванных рук, ног, убитых людей. Пьяный крик Ростова в финале эпизода — это вопль отчаяния, вызванный тягостным чувством отдаления от того, во что когда-то он верил свято, попытка убедить себя самого в непреложности старых истин. “Государя нет — святого нет — Бога нет — ничего нет!” – – так Ростов определяет тот путь, пройти по которому он никак не согласен. Здесь Толстой определяет формулу сомнения, являющуюся двигателем нравственного роста человека.

Таким образом, эпизод значим из-за того, что он показывает вторую сторону изображаемого Толстым мира, сторону, не проникнутую сознанием истины, проиллюстрированной примерами нагой жизненной правды, а непонятную, связи в которой ложны и существуют лишь благодаря форме, насквозь неоткровенной и фальшивой; искренний человек, попавший в такой мир, чувствует себя неловко в окружении неочевидного. За сутью этого эпизода виден и замысел всего романа: показать жизнь людей такой, как она есть, и увидеть путь человека в этой жизни.

Анализ эпизода Тильзитский мир 1807 его значение по роману эпопее Война и мир (Толстой Лев Н.)

Роман-эпопея “Война и мир” насыщен большим количеством маленьких, но имеющих большое значение эпизодов, не влияющих непосредственно на развитие сюжета и не играющих решающего значения в судьбах главных героев. Эти эпизоды приобретают особое значение для понимания романа как произведения, которое соединяет в себе идеи о личности человека, его роли в истории и о мироздании в целом.

Таким эпизодом является и заключение мирного договора в Тильзите. В этом эпизоде пересекаются важные идейные линии, затрагиваются мотивы войны, честности, справедливости. Автор позволяет нам увидеть новые детали в описаниях двух императоров – Александра и Наполеона.

Тильзитский мир – важнейшее событие в развитии международной политики в начале XIX столетия, а сама встреча великих императоров стала эпохальной. Мы представляем атмосферу торжественности и величественности.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Читайте также:  Герои войны и военные трутни в романе Л.Н.Толстого Война и мир: сочинение

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Но Толстой в свойственной ему манере изображает все без величественного ореола, правдиво и просто.

Заключение мирного Тильзитского договора автор изображает через восприятие Николая Ростова, прибывшего для того, чтобы доставить императору прошение Денисова о помиловании. Ростов едет ночью, он не хочет быть узнанным, поэтому на нем штатское платье, он чувствует неловкость и смущение, которые еще больше увеличиваются, когда он видит все происходящее. Сначала он с недоумением обнаруживает в квартире Бориса французов, а ведь в армии к ним еще относились с презрением, ненавистью и даже некоторым страхом. Толстой при этом не поддерживает ни Бориса, ни Николая. Первый спокойно ужинает с бывшими врагами, второй яростно их ненавидит, хотя, по сути, они уже не являются врагами.

В этом эпизоде автор дает нам понять, что чрезмерный патриотизм не всегда оправдан. Да, он естественен во время войны, но надо уметь общаться с людьми вне военных действий. Однако и эта мысль не абсолютна, ведь писатель рассказывает нам о том, как Борис, нелюбимый герой Толстого, запросто находится в одной компании с французами.

В данном эпизоде большое значение имеют образы и их расстановка. Мы видим противопоставление образов Ростова и Бориса. Ростов просит за Денисова, как ранее просил за себя Борис у князя Андрея. Но сейчас роли изменились. Борис слушает Николая свысока, будто тот – подчиненный и докладывает о происходящих событиях своему генералу. Ростов чувствует неловкость, ведь раньше они общались вполне дружески. Толстой выставляет в этой сцене Бориса в крайне невыгодном свете.

В этом эпизоде Николай Ростов разочаровывается и в своих идеалах, рушатся его прежние убеждения. Герой представлял государя исключительной личностью, справедливее и великодушнее которой никого нет. Но автор показывает нам и своему герою истинное лицо императора, и Николай постепенно меняет свое мнение об Александре. Император оказывается вовсе не таким безупречным монархом, каким он представлялся Николаю и народу. Вот государь показывается на крыльце, и Николая поражает его внешний облик, в котором читаются одновременно величие и кротость. Однако Толстой очень быстро снижает этот образ: император – фразер. Для него сказать фразу – это почти создать художественное произведение. Но эта фраза с реальной жизнью не имеет ничего общего.

Николай восхищается русским императором, а Борис – Наполеоном, который показан в романе более уязвимым, чем Александр. В свою очередь, Ростов сильнее Бориса.

Толстой планомерно развенчивает образ Наполеона. Французский император плохо держится в седле, его внешняя характеристика непривлекательна: на губах неприятно-притворная улыбка, у него малый рост и маленькие белые руки. За Наполеоном тянется длинный хвост свиты.

Ростову неприятно наблюдать за тем, как Бонапарт легко и свободно общается с Александром, а русский император благосклонно отвечает ему. Николай не может понять, как могут мирно общаться законный государь и преступник.

Лазарев, которого признали самым храбрым в этой войне, получает награду. Николаю это кажется несправедливым, ведь, по его мнению, Денисов, возможно, был храбрее Лазарева, а сейчас он отбывает наказание. Вся сцена заключения Тильзитского мирного договора является противопоставлением эпизодам войны, а также предшествующим главам в госпитале, где мы видели всю правду жизни, и поняли, насколько она неприглядна. При этом мы не можем сказать, что в душе Николая Ростова происходит кардинальный перелом. Он видит происходящее, но не пытается дать ему оценку, разобраться в том, что он чувствует, он пугается своих мыслей. И хотя он понимает, что война с ее жестокостью, с гибелью невинных людей, оторванными руками и искалеченными судьбами и Наполеон со своей белой ручкой и Александр, улыбающийся Бонапарту, как-то не вяжутся между собой. Вот и вырывается из души Ростова пьяный крик – вопль отчаяния, который вызван глубоким разочарованием в том, во что он свято верил. Но и верить в то, что нет государя, нет Бога, он не согласен. Так Толстой вводит мотив сомнения, благодаря которому возможен нравственный рост человека.

Итак, эпизод заключения Тильзитского мира играет в романе значительную роль, поскольку показывает оборотную сторону мира, которая не подвластна сознанию истины, но наполнена неприкрытой жизненной правдой. В таком мире искренний, честный человек чувствует себя неловко. Автор стремился показать реальную жизнь людей и человеческий путь в этой жизни.

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id3529

Тильзитский мир. – Анализ эпизода из романа Л.Н.Толстого “Война и мир”, т. II, ч. 2, гл. XXI.

В романе-эпопее “Война и мир” есть множество небольших, но только значимых эпизодов, которые, не влияя на развитие сюжета и не являясь решающими для судеб первостепенных героев, становятся важными для романа как целого, соединяющего в себе идеи о человеке, истории и мироздании вообще.

В Тильзите не происходит событий, которые в жизни героев имели бы такое важность, как мир с Францией в судьбе РФ, но момент пребывает на пересечении определенных идейных линий, затрагивая мотивы войны, справедливости, честности, а также добавляет штрихи к портретам очень важных персонажей — императоров Александра и Наполеона.
Само историческое событие было решающим в развитии международной политики начала XIX века, к тому же саммит двух великих императоров представлялась современникам и историкам эпохальной. Все это заставляет ожидать от сцены заключения мира торжественности, блеска и величия. Однако Толстой, подобно тому как он разрушал иллюзии относительно войны в сценах Шенграбенского и Аустерлицкого сражений, открывает всю правду и в этом эпизоде.

События Тильзитского мира показаны Толстым в восприятии Ростова, который приезжает привезти государю прошение Денисова о помиловании. Он едет ночью, в статском пла-7ье, чтобы не быть узнанным, и мы, следуя за ним, замечаем •”чувство неловкости, неестественности и смущения, которое связывается со всем, что былб” увидено Ростовым. Сначала вызывает замешательство саммит с французами в квартире Бориса, к которым в армии “все ещё продолжали проверять смешанное чувство злобы, презрения и страха”. Однако сам Толстой безусловно не поддерживает ни Бориса, без смущения ужинающего со своими бывшими врагами, ни Ростова, не умеющего отвыкнуть от привычки ненавидеть французов. В этой сцене ставится под сомнение и абсолютность чрезмерного патриотизма, которая не оспаривалась в сценах войны, и абсолютность дружественного отношения к другому человеку, как в сцене встречи Ростова с немцем с вилами. Эта мысль компрометируется тем, что выражена сценой ужина “нелюбимого” героя — карьериста Бориса — с врагами-французами.

В эпизоде важна расстановка образов. Первая оппозиция, которую мы находим, — Борис-Ростов. Показательна сцена, в которой Ростов просил за Денисова, а Борис “слушал Ростова, как слушает генерал рапорт подчиненного”, между тем как раньше сам просил за себя у князя Андрея. Ростову было неловко, в то час как раньше они общались запросто. Правила “неписаной субординации” и ложные законы, по которым большей силой обладает тот, кто пребывает ближе ко двору, возвышают Бориса над Ростовым, и Толстой, позиция которого нам очень понятна, показывает наполняющую такие отношения фальшь, выставляя Бориса в невыгодном свете.

Идея неправды, разрушения старых убеждений распространяется и на область близких Ростову понятий и личностей. Направляясь к дому Александра, Ростов думает о нем: “Он бы понял, на чьей стороне справедливость. Он все понимает, все знает. Кто может быть справедливее и великодушнее его?” Он, как и прежде на войне, видит в государе свой идеал, идеал прекрасного и безгранично доброго и честного человека. Но идеализированный образ государя сначала изменяется Толстым, а потом становится иным и для Ростова. Оказывается, Александр — совсем не тот безупречный монарх, который принимает всех несправедливо обиженных, путь к нему преграждает невысокий полный человек, обсуждающий хорошо сложенную и свеженькую девушку. Когда правитель выходит на крыльцо, Ростов видит в нем только “соединение величия и кротости”, но Толстой сразу же находит недостатки Александра, показывая его фразером. Государь “громко, очевидно с желанием, чтобы все слышали его”, говорит: “Не могу, генерал, и потому не могу, что закон сильнее меня”, уделяя чуткость фразе, форме, красивой формулировке, не имеющей ничего общего с реальной жизнью.

Ростов восхищается Александром, Борис — Наполеоном, и Наполеон оказывается так же уязвимее Александра, как Борис — Ростова: величие его образа постоянно снижается, и Толстой то сам, то глазами своих героев подмечает его слабые черты. Сначала Ростов замечает, что Наполеон плохо держит-“ся в седле; потом мы видим неприятно-притворную улыбку на его губах; далее продолжительный хвост свиты, тянущийся за ним, малый рост Наполеона, его белые маленькие руки. Важным становится то, что Ростов увидел, как “Бонапарт совершенно свободно, будто эта близость с государем естественна и привычна ему, как равный общался с русским царем”, в то час как Ростов был уверен, что “не может быть дружбы между законным государем и преступником Бонапартом”. Александр улыба ется Наполеону, с ласковым выражением что-то говоря ему. Наполеон награждает Лазарева, которого называют тем, кто “храбрее всех вел себя в эту войну”, а между тем несправедливо наказанный Денисов, быть может, был существенно храбрее его. Весь момент заключения Тильзитского мира противопоставляется сценам войны и предыдущим главам в госпитале, в которых раскрывалась чистая жизненная правда со всеми (в том числе и некрасивыми) истинами, правда, скрытая в этом эпизоде какими-то формальными отношениями, множеством непонятного и неопределенного. Нельзя сообщить, что внутри Ростова происходит перелом: он не пытается разобраться в своих мыслях, пугается их, когда думает, что не соответствует саммит Бонапарта с белой ручкой и Александра представлению об осмысленности войны, оторванных рук, ног, убитых людей. Пьяный крик Ростова в финале эпизода — это крик отчаяния, вызванный тягостным чувством отдаления от того, во что когда-то он верил свято, попытка убедить себя самого в непреложности старых истин. “Государя нет — святого нет — Бога нет — ничего нет!” – – так Ростов определяет тот путь, пройти по которому он никак не согласен. Здесь Толстой определяет формулу сомнения, являющуюся двигателем нравственного роста человека.

Читайте также:  Тема жизни и смерти в романе Л. Н. Толстого Война и мир: сочинение

Таким образом, момент значим из-за того, что он показывает вторую сторону изображаемого Толстым мира, сторону, не проникнутую сознанием истины, проиллюстрированной примерами нагой жизненной правды, а непонятную, связи в которой ложны и существуют лишь благодаря форме, насквозь неоткровенной и фальшивой; искренний человек, попавший в такой мир, чувствует себя неловко в окружении неочевидного. За сутью этого эпизода виден и проект всего романа: показать жизнь людей такой, как она есть, и увидеть путь человека в этой жизни.

Тильзитский мир. Анализ эпизода из романа Л.Н.Толстого Война и мир, т. II, ч. 2, гл. XXI.

Тильзитский мир. (Анализ эпизода из романа Л.Н.Толстого “Война и мир”, т. II, ч. 2, гл. XXI.)

Автор: Толстой Л.Н.

В романе-эпопее “Война и мир” есть множество небольших, но исключительно значимых эпизодов, которые, не влияя на развитие сюжета и не являясь решающими для судеб главных героев, становятся важными для романа как целого, соединяющего в себе идеи о человеке, истории и мироздании вообще.

В Тильзите не происходит событий, которые в жизни героев имели бы такое значение, как мир с Францией в судьбе России, но эпизод находится на пересечении определенных идейных линий, затрагивая мотивы войны, справедливости, честности, а также добавляет штрихи к портретам очень важных персонажей — императоров Александра и Наполеона.

Само историческое событие было решающим в развитии международной политики начала XIX века, к тому же встреча двух великих императоров представлялась современникам и историкам эпохальной. Все это заставляет ожидать от сцены заключения мира торжественности, блеска и величия. Однако Толстой, подобно тому как он разрушал иллюзии относительно войны в сценах Шенграбенского и Аустерлицкого сражений, открывает всю правду и в этом эпизоде.

События Тильзитского мира показаны Толстым в восприятии Ростова, который приезжает доставить государю прошение Денисова о помиловании. Он едет ночью, в статском платье, чтобы не быть узнанным, и мы, следуя за ним, замечаем •’чувство неловкости, неестественности и смущения, которое связывается со всем, что было” увидено Ростовым. Сначала вызывает замешательство встреча с французами в квартире Бориса, к которым в армии “все еще продолжали испытывать смешанное чувство злобы, презрения и страха”. Однако сам Толстой безусловно не поддерживает ни Бориса, без смущения ужинающего со своими бывшими врагами, ни Ростова, не умеющего отвыкнуть от привычки ненавидеть французов. В этой сцене ставится под сомнение и абсолютность чрезмерного патриотизма, которая не оспаривалась в сценах войны, и абсолютность дружественного отношения к другому человеку, как в сцене встречи Ростова с немцем с вилами. Эта идея компрометируется тем, что выражена сценой ужина “нелюбимого” героя — карьериста Бориса — с врагами-французами.

В эпизоде важна расстановка образов. Первая оппозиция, которую мы находим, — Борис-Ростов. Показательна сцена, в которой Ростов просил за Денисова, а Борис “слушал Ростова, как слушает генерал доклад подчиненного”, между тем как раньше сам просил за себя у князя Андрея. Ростову было неловко, в то время как раньше они общались запросто. Правила “неписаной субординации” и ложные законы, по которым большей силой обладает тот, кто находится ближе ко двору, возвышают Бориса над Ростовым, и Толстой, позиция которого нам очень понятна, показывает наполняющую такие отношения фальшь, выставляя Бориса в невыгодном свете.

Идея неправды, разрушения старых убеждений распространяется и на область близких Ростову понятий и личностей. Направляясь к дому Александра, Ростов думает о нем: “Он бы понял, на чьей стороне справедливость. Он все понимает, все знает. Кто может быть справедливее и великодушнее его?” Он, как и прежде на войне, видит в государе свой идеал, идеал прекрасного и безгранично доброго и честного человека. Но идеализированный образ государя сначала изменяется Толстым, а потом становится иным и для Ростова. Оказывается, Александр — вовсе не тот безупречный монарх, который принимает всех несправедливо обиженных, путь к нему преграждает невысокий полный человек, обсуждающий хорошо сложенную и свеженькую девушку. Когда государь выходит на крыльцо, Ростов видит в нем только “соединение величия и кротости”, но Толстой сразу же находит недостатки Александра, показывая его фразером. Государь “громко, очевидно с желанием, чтобы все слышали его”, говорит: “Не могу, генерал, и потому не могу, что закон сильнее меня”, уделяя внимание фразе, форме, красивой формулировке, не имеющей ничего общего с реальной жизнью.

Ростов восхищается Александром, Борис — Наполеоном, и Наполеон оказывается так же уязвимее Александра, как Борис — Ростова: величие его образа постоянно снижается, и Толстой то сам, то глазами своих героев подмечает его слабые черты. Сначала Ростов замечает, что Наполеон плохо держит-“ся в седле; потом мы видим неприятно-притворную улыбку на его губах; затем длинный хвост свиты, тянущийся за ним, малый рост Наполеона, его белые маленькие руки. Важным становится то, что Ростов увидел, как “Бонапарт совершенно свободно, будто эта близость с государем естественна и привычна ему, как равный общался с русским царем”, в то время как Ростов был уверен, что “не может быть дружбы между законным государем и преступником Бонапартом”. Александр улыбается Наполеону, с ласковым выражением что-то говоря ему. Наполеон награждает Лазарева, которого называют тем, кто “храбрее всех вел себя в эту войну”, а между тем несправедливо наказанный Денисов, возможно, был гораздо храбрее его. Весь эпизод заключения Тильзитского мира противопоставляется сценам войны и предыдущим главам в госпитале, в которых раскрывалась чистая жизненная правда со всеми (в том числе и некрасивыми) истинами, правда, скрытая в этом эпизоде какими-то формальными отношениями, множеством непонятного и неопределенного. Нельзя сказать, что внутри Ростова происходит перелом: он не пытается разобраться в своих мыслях, пугается их, когда думает, что не соответствует встреча Бонапарта с белой ручкой и Александра представлению об осмысленности войны, оторванных рук, ног, убитых людей. Пьяный крик Ростова в финале эпизода — это вопль отчаяния, вызванный тягостным чувством отдаления от того, во что когда-то он верил свято, попытка убедить себя самого в непреложности старых истин. “Государя нет — святого нет — Бога нет — ничего нет!” – – так Ростов определяет тот путь, пройти по которому он никак не согласен. Здесь Толстой определяет формулу сомнения, являющуюся двигателем нравственного роста человека.

Таким образом, эпизод значим из-за того, что он показывает вторую сторону изображаемого Толстым мира, сторону, не проникнутую сознанием истины, проиллюстрированной примерами нагой жизненной правды, а непонятную, связи в которой ложны и существуют лишь благодаря форме, насквозь неоткровенной и фальшивой; искренний человек, попавший в такой мир, чувствует себя неловко в окружении неочевидного. За сутью этого эпизода виден и замысел всего романа: показать жизнь людей такой, как она есть, и увидеть путь человека в этой жизни.

Похожие работы

Первый бал Наташи Ростовой по роману Льва Толстого Война и мир “В романе-эпопее “Война и мир” есть множество небольших, но исключительно значимых эпизодов, которые очень важны для развития романа как целого соединяющего в себе идеи о человеке, истории мироздании”, — справедливо замечает писатель В.

На батарее Тушина. (Анализ эпизода из романа Л.Н.Толстого “Война и мир”, т. I, ч. 2, гл. XX.) Автор: Толстой Л.Н. Л.Н.Толстой был участником Севастопольской обороны и в те трагические месяцы позорного поражения русской армии многое поняли и осознал, как страшна война, какие страдания она несет людям, как ведет себя человек на войне.

Дуэль Пьера с Долоховым. (Анализ эпизода из романа Л.Н.Толстого “Война и мир”, т. II, ч. I, гл. IV, V.) Автор: Толстой Л.Н. Лев Николаевич Толстой в романе “Война и мир” последовательно проводит мысль о предначертанности судьбы человека. Его можно назвать фаталистом. Ярко, правдиво и логично это доказано в сцене дуэли Долохова с Пьером.

Сцена объяснения между Наташей Ростовой и Андреем Болконским (Анализ эпизода из романа Л. Н. Толстого «Война и мир», глава 23, часть третья, том второй)

В романе–эпопее “Война и мир” показаны две выдающиеся исторические личности — Наполеон и Кутузов.

Как роман Толстого “Война и мир” повлиял на мое мировоззрение Автор: Толстой Л.Н. В каждом из нас живет хорошее и плохое.У кого-то хорошего больше , у кого-то плохого. Отчего это зависит? Может быть , от воспитания, может, от судьбы, а может, от самого человека. Во многих этих опросах трудно разобраться.

Ночь в Отрадном. (Анализ эпизода из романа Л.Н.Толстого “Война и мир”, т. II, ч. 3, гл.11.) Автор: Толстой Л.Н. По определению, данному в Словаре литературоведческих терминов, эпизод — это отрывок, фрагмент какого-либо художественного произведения, обладающий известной самостоятельностью и законченностью.

«Война и мир». Анализ эпизода (главы XV – XVII, часть 3, том 2). Первый бал Наташи Ростовой Автор: Толстой Л.Н. В начале XIX века, в то самое время, которое описывается в романе Льва Николаевича Толстого «Война и мир», Одним из главных событий в жизни молодой девушки–дворянки был ее первый выход в свет. Автор произведения рассказывает о первом бале Наташи Ростовой, одной из центральных героинь повествования.

Андрей Болконский на поле боя под Аустерлицем анализ эпизода романа Льва Толстого Война и мир В жизни каждого человека бывают случаи, которые никогда не забываются и которые надолго определяют его поведение. В жизни Андрея Болконского, одного из любимых героев Толстого, таким случаем стало аустерлицкое сражение.

Совет в Филях. (Анализ эпизода из романа Л.Н.Толстого “Война и мир”, т. Ill, ч. 3, гл. IV.) Автор: Толстой Л.Н. Лев Николаевич Толстой в романе “Война и мир” неоднократно подчеркивал предопределенность происходящих событий. Он отрицал роль личности в истории, но отстаивал предначертанность судьбы отдельного человека и государства в целом.

Ссылка на основную публикацию
×
×