Заболоцкий: сочинение

Николай Алексеевич Заболоцкий

Скачать сочинение

НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ ЗАБОЛОЦКИЙ, поэт, прозаик, переводчик. Родился в 1903 году в Казани в семье агронома. В 1910 г. семья переехала в село Сернур Уржумского уезда, Вятской губернии, там окончил школу. В 1920 – 1925 гг. учился в вузах Москвы и Петрограда, где окончил Педагогический институт. В 1926 – 1927гг. служил в армии. Стихи начал писать десяти лет от роду, но осознал своё призвание по настоящему позже. В 1925г. после окончания отделения литературы и языка общественно – экономического факультета Ленинградского педагогического института, Заболоцкий познакомился с Хармсом и Введенским. Год спустя вошёл в творческое объединение Реального Искусства (ОБЭРИУ). Тогда организация ещё не оформилась и называлась «Левый фланг».
Существует миф о том, что все обэриуты превращали свою жизнь в какое-то беспрерывное шутовское представление. Заболоцкий же сторонился любой демонстративности, любых выходок. Он производил впечатление человека солидного и степенного. В молодости походил на красноармейца, в зрелые годы – на провинциального бухгалтера. Вместе с тем и Олейников, и Хармс, и Введенский, и близкий к группе Шварц любили розыгрыши, могли с важным видом произнести в обществе нарочитую бессмыслицу. Да и Заболоцкий, когда цензор потребовал от него замены строчки «Стоит, как кукла, часовой» (она показалась ему оскорбительной для красноармейца), немедленно предложил вариант: «Стоит, как брюква, часовой». Однако уже в 1929 г. Заболоцкий почувствовал, что в творчестве всё дальше отходит от Хармса и Введенского. Да и замкнутая атмосфера полулегальных литературных кружков была ему не по душе. Вскоре он перестал считать себя членом группы, хотя дружеских отношений с обэриутами не прерывал – поссорился только с Введенским. В 1928-1929 сотрудничал в детских журналах «Еж» и «Чиж». В 1938 г. Заболоцкий по ложному доносу был арестован и приговорён к пяти годам лагерей. Он прошёл через пытки, помрачение рассудка, но никого не оговорил, и до конца следствия утверждал, что неповинен. Отбывать заключение его отправили на Дальний Восток. Мучениям, которым там подвергался Заболоцкий, не поддаются описанию. Много раз он спасался чудом. После нескольких месяцев общих работ выдал себя за чертёжника и быстро освоил это ремесло – так удалось выжить. В 1944 г. Заболоцкий получил возможность выходить за пределы лагеря (его «расконвоировали»), а затем был оставлен на поселении. Выехать в Москву удалось только в 1946 году, после окончания войны. Реабилитирован в 1946. В «Истории моего заключения» (1956г.) и в опубликованных письмах из ГУЛАГА Заболоцкий рассказал об очень немногом.
Высшим поэтическим достижением обэриутов многие литературоведы считают сборник Н. Заболоцкого «Столбцы» (1929 г.). Это книга о советском мещанстве, о том, как на смену кровавым временам пришли времена пошлые (впрочем, тоже не бескровные). Обыватели потянулись к «изящной жизни». Название «Столбцы» как бы подчёркивало отличие от «высокой» поэзии (это будто и не стихи, а просто строчки, записанные столбиком). Но сам поэт говорил, что он хотел названием книги выразить «понятие дисциплины, порядка — всего, что противостоит стихии мещанства». Об этом многие «столбцы» Заболоцкого.
Но вот знакомые явились,
Завод пропел: «Ура! Ура!».
И Новый Быт, даруя милость,
В тарелке держит осетра.
Варенье, ложечкой носимо,
Шипит и падает в боржом.
Жених, проворен нестерпимо,
К невесте лепится ужом.
«Новый Быт», 1927 г.
А вот как выглядит этот мир в стихотворении «Свадьба» (1928 г.):
Мясистых баб большая стая.
Сидит вокруг, пером блистая,
И лысый венчик горностая
Венчает груди, ожирев
В поту столетних королев.
Они едят густые сласти,
Хрипят в неутолённой страсти,
И распуская животы,
В тарелки жмутся и цветы.
Прямые лысые мужья
Сидят, как выстрел из ружья,
Едва вытягивая шеи
Сквозь мяса жирные траншеи.
И пробиваясь сквозь хрусталь
Многообразно однозвучный,
Как сон земли благополучной,
Парит на крылышках мораль.
Заболоцкий не любил темноты и не верил в «звезду бессмыслицы» (выражение Введенского). «Столбцы» отличаются от поэзии Хармса и Введенского большей традиционностью и внятностью. Особый эффект этих стихов достигается благодаря столкновению формы русской классической поэзии (почти везде – четырёхстопный ямб) и приземлённых, бытовых деталей с карикатурными чертами:
О мир, свернись одним Кварталом,
Одной разбитой мостовой,
Одним проплёванным амбаром
Одной мышиною норой…
«Ивановы», 1928 г.
Зрелый Заболоцкий увлекался натурфилософией (философией природы) и пытался понять её законы:
Жук ел траву, жука клевала птица,
Хорёк пил мозг из птичьей головы.
«Лодейников», 1932—1933 гг.
Он считал, что человек рождён, чтобы разрушить это всеобщее поедание, стать «не детищем природы», а её «зыбким умом». Человек – не только высшее творение природы, но и величайший её реформатор. Он должен построить новый мир, в котором животные будут раскрепощены и станут его равноправными братьями. Заболоцкий любил повторять слова В. Хлебникова:
«Я вижу конские свободы и равноправие коров». В поэме «Торжество земледелия» (1929—1930 гг.) человеческий разум вносит гармонию и лад в мироздание, люди и животные объединяются в свободном труде:

Один старик, сидя в овраге,
объясняет философию собаке.
Потом тихо составляет
идею точных молотилок
и коровам объясняет,
сердцем радостен и пылок.

Язык поэмы необычен. Сочетание вполне серьёзных экономических и политических терминов с просторечиями и наивными, детскими оборотами заставляет читателя смеяться. Поэтому, несмотря на прославление коллективизации и механизации в «Торжестве земледелия», советская критика ополчилась на автора. В сказочном сюжете, в монологах действующих лиц усмотрели издевательство над строительством социализма. Можно полагать, что в дальнейшем эти статьи сыграли свою роль в аресте Заболоцкого.
После возвращения из лагерей поэт почти десять лет занимался в основном переводами. «Своих стихов не пишу и не знаю, как их нужно писать», — признавался он в одном из писем 1946 г. И всё-таки вскоре появляется несколько лирических стихотворений. В их числе — одно из самых знаменитых:
Я не ищу гармонии в природе.
Разумной соразмерности начал
Ни в недрах скал, ни в ясном
небосводе
Я до сих пор, увы, не различал.
Как своенравен мир её дремучий!
В ожесточённом пении ветров
Не слышит сердце правильных
созвучий,
Душа не чует стройных голосов.
Но в тихий час осеннего заката,
Когда умолкнет ветер вдалеке,
Когда, сияньем немощным объята,
Слепая ночь опустится к реке,
Когда огромный мир
противоречий
Насытится бесплодною игрой, —
Как бы прообраз боли человечьей
Из бездны вод встаёт передо
мной.
И в этот час печальная природа
Лежит вокруг, вздыхая тяжело,
И не мила ей дикая свобода,
Где от добра неотделимо зло.
«Я не ищу гармонии в природе. », 1947 г.
В поздних стихах Заболоцкого — тёплое, заинтересованное и милосердное внимание к миру, ко всему живому.
Но при вдумчивом чтении открывается нечеловеческая, мучительная тоска, сокрытая даже в самых строгих и сдержанных образах:

Но ведь в жизни солдаты мы,
И уже на пределах ума
Содрогаются атомы,
Белым вихрем взметая дома.
Как безумные мельницы,
Машут войны крылами вокруг.
Где ж ты, иволга, леса отшельница?
Что ты смолкла, мой друг?
«В этой роще берёзовой», 1946 г.
В стихотворении «Старая актриса» (1956 г.) – интонация кроткого, всё выносящего терпения, достоинства и скорби ребёнка, живущего из милости у тётки-актрисы, которая когда-то была кумиром театральной Москвы. Но сквозь броню этой сдержанности пробивается тайная мука, живое, надрывное сострадание:
И когда её старая тётка бранит,
И считает и прячет монеты, –
О, с каким удивленьем ребёнок глядит
На прекрасные эти портреты!
Разве девочка может понять до конца,
Почему, поражая нам чувства,
Поднимает над миром такие сердца
Неразумная сила искусства!
В стихах 1956 – 1958 гг. у Заболоцкого впервые столь органично сочетаются строгая красота формы – и небывалая прежде нежность, почти сентиментальность. Поразителен по силе и чистоте чувства его горестный цикл «Последняя любовь» (1957 г.).
Можжевеловый куст, можжевеловый куст,
Остывающий лепет изменчивых
уст,
Лёгкий лепет, едва отдающий смолой,
Проколовший меня смертоносной
иглой! «Можжевеловый куст»
Заболоцкий умер на творческом взлёте. Зная о своей неизлечимо тяжёлой сердечной болезни, он ни на миг не допускал мысли, что может исчезнуть бесследно:
Я не умру, мой друг. Дыханием цветов
Себя я в этом мире обнаружу.
Над головой твоей, далёкий
правнук мой,
Я в небе пролечу, как медленная
птица,
Я вспыхну над тобой, как бледная
зарница,
Как летний дождь прольюсь,
сверкая над травой.
«Завещание», 1947 г.

Умер Николай Алексеевич Заболоцкий в 1958 году в Москве.

2558 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Рекомендуем эксклюзивные работы по этой теме, которые скачиваются по принципу “одно сочинение в одну школу”:

Творчество Н. Заболоцкого

Николай Заболоцкий пришел в поэзию на рубеже тридцатых годов, которые ломали жизнь миллионам людей. Его поэзия не криклива — это разговор по душам, вдумчивый взгляд художника на жизнь, природу, на человека. Заболоцкий старался найти в ней выход своим мыслям о смысле жизни, о предназначении человека в этом мире. Поэт старался найти и обосновать свое место среди людей

Читайте также:  Сочинения на английском: сочинение

Его литературное наследие невелико. Оно включает в себя томик стихотворений и поэм, несколько томов поэтических переводов, немногочисленные заметки о поэтах и писателях, произведения для детей. Преданность своему делу была характерной чертой писателя, и, несмотря на трудную жизнь, он сумел вписать новое, весомое слово в русскую поэзию. За каждой строкой встает образ сдержанного, не терпящего позы, требовательного к себе, немного ироничного человека.

Заболоцкий родился в Казани в 1903 году. После окончания реального училища поступает в педагогический институт, начинает серьезно заниматься стихами, искать свой путь в поэзии. Он видит мир глазами художника-живописца, мыслит пространственными образами, увлекается работами Павла Филонова.

Первая книга Заболоцкого называлась «Столбцы». Она выделялась оригинальностью на фоне разнообразия лирики конца 20-х годов. У него появляется своя манера повествования, философский взгляд на мир, на окружающую среду. Он видит, как все на земле взаимосвязано между собой, хрупко и непрочно. Поэт сознает себя частью этого хрупкого и прекрасного мира:

Уступи мне, скворец, уголок,
Посели меня в спшром скворешнике,
Отдаю тебе душу в залог
За твои голубые подснежники.
Повернись к мирозданью лицом,
Голубые подснежники чествуя,
С потерявшим сознанье скворцом
По весенним полям путешествуя.

В сознании поэта природа и человек неразрывно связаны между собой. Они дополняют друг друга, порой вступают в конфликт, но не могут существовать один без другого:
Когда устав от буйного движенья,
От бесполезно тяжкого труда,
В тревожном полусне изнеможенья
Затихнет потемневшая вода,
Когда огромный мир противоречий
Насытится бесплодною игрой —
Как бы прообраз боли человечьей
Из бездны вод встает передо мной.

В начале 30-х годов поэтом были написаны поэмы «Безумный волк», «Деревья», «Торжество земледелия», «Птицы». Эти произведения развивали идеи, которые позднее будут использованы в различных стихах. Часто Заболоцкий обращается к теме жестокости человека, который бездумно губит красоту природы, а значит, и себя самого. Поэт-гуманист не может пройти мимо этой темы, сделав вид, что ее не существует. Да, люди не только созидают, чаще они губят, пользуясь своим преимуществом перед природой, которое только видимое, эфемерное.

Вылетев из Африки в апреле
К берегам отеческой земли,
Длинным треугольником летели,
Утопая в небе, журавли.
Но когда под крыльями блеснуло
Озеро, прозрачное насквозь,
Черное зияющее дуло
Из кустов навстречу поднялось.

Заболоцкий умеет видеть и передавать в стихах неповторимую красоту земли, ее мудрую, спокойную величавость. Прекрасный лирик, умеющий донести тончайшие оттенки, запахи, звуки, поэт способен умиляться каждому цветку, молодому весеннему листку:
Я воспитан природой суровой,
Мне довольно заметить у ног
Одуванчика шарик пуховый,
Подорожника твердый клинок.
Чем обычней простое растенье,
Тем живее волнует меня
Первых листьев его появленье
На рассвете весеннего дня.

Но не только природой любуется Заболоцкий. Его интересуют и люди, их заботы, чаяния. В стихотворении «Ходоки» поэт обращается к недавней истории России, показывая время и людей, рожденных им. Поэт подчеркивает мудрость и знание жизни этих посланцев народа, переходит к философскому обобщению, гордясь лучшими чертами народного, национального характера:

Есть черта, присущая народу:
Мыслит он не разумом одним
Всю свою душевную природу
Наши люди связывают с ним.

Николай Заболоцкий прожил нелегкую жизнь и умер в возрасте 55 лет, так и не увидев то время, когда его поэзия стала широко издаваться, читаться и переводиться на разные языки мира. Но он достиг цели, к которой стремился. Он создал книгу, которая продолжает русскую философскую лирику, книгу, где природа и человек слиты в единое целое. Его поэзия заняла свое место в сокровищнице классической литературы.

Следующее сочинение из данной рубрики: Лад в мироздании в поэтике Заболоцкого

Сочинение: Заболоцкий Н.А.

Николай Алексеевич Заболоцкий (1903 – 1958)

В его биографии поражает удивительная преданность поэзии, упорная работа над совершенствованием поэтического мастерства, целеустремленное развитие собственной концепции мироздания и мужественное преодоление барьеров, которые судьба воздвигала на его жизненном и творческом пути. С молодых лет он очень взыскательно относился к своим произведениям и к их подбору, считая, что нужно писать не отдельные стихотворения, а целую книгу.

За несколько дней до смерти Николай Алексеевич написал литературное завещание, в котором точно указал, что должно войти в его итоговое собрание, структуру и название книги. В едином томе объединил он смелые, гротескные стихотворения 20-х годов и классически ясные, гармоничные произведения более позднего периода, тем самым признав цельность своего пути. Итоговый свод стихотворений и поэм следовало заключить авторским примечанием:

“Эта рукопись включает в себя полное собрание моих стихотворений и поэм, установленное мной в 1958 году. Все другие стихотворения, когда-либо написанные и напечатанные мной, я считаю или случайными, или неудачными. Включать их в мою книгу не нужно. Тексты настоящей рукописи проверены, исправлены и установлены окончательно; прежде публиковавшиеся варианты многих стихов следует заменять текстами, приведенными здесь”.

Н. А. Заболоцкий вырос в семье земского агронома. В первые годы после революции агроном заведовал фермой-совхозом в уездном городе Уржуме, где будущий поэт получил среднее образование. В 1920 году он покинул родительский дом и направился сначала в Москву, а на следующий год в Петроград, где поступил на отделение языка и литературы Педагогического института имени А. И. Герцена.

Он с увлечением читал Блока, Мандельштама, Ахматову, Гумилева, Есенина, но скоро понял, что его путь не совпадает с путем этих поэтов. Ближе его поискам оказались русские поэты XVIII века, классики XIX, из современников – Велимир Хлебников.

В 1926 году Заболоцкий нашел оригинальный поэтический метод. Основная тема его стихотворений 1926-1928 годов – зарисовки городской жизни, вобравшей в себя все контрасты и противоречия того времени. Осмысливая свое отношение к городу, Заболоцкий еще в 20-х годах пытался связать социальные проблемы с представлениями о взаимосвязях и взаимозависимости человека и природы. В стихотворениях 1926 года “Лицо коня”, “В жилищах наших” четко просматриваются натурфилософские корни творчества тех лет. Предпосылкой сатирического изображения пошлости и духовной ограниченности обывателя (“Вечерний бар”, “Новый быт”, “Ивановы”, “Свадьба”. ) явилось убеждение в пагубности ухода жителей города от их естественного существования в согласии с природой и от их долга по отношению к ней.

Два обстоятельства способствовали утверждению творческой позиции и своеобразной поэтической манеры Заболоцкого – его участие в литературном содружестве, называемом Объединением реального искусства (среди обериутов – Д. Хармс, А. Введенский, К. Вагинов и др.) и увлечение живописью Филонова, Шагала, Брейгеля. Позже он признавал родственность своего творчества 20-х годов примитивизму Анри Руссо. Умение видеть мир глазами художника осталось у поэта на всю жизнь.

Первая книжка Заболоцкого “Столбцы” (1929 г., 22 стихотворения) выделялась даже на фоне разнообразия поэтических направлений в те годы и имела шумный успех. Но дальнейшая литературная судьба поэта осложнилась превратным толкованием его произведений большинством критиков. Особенно усилилась травля Заболоцкого после публикации в 1933 году его поэмы “Торжество земледелия”. Составленная им новая, готовая к печати книга стихов (1933 г.) не смогла увидеть свет.

Он сотрудничал в журналах “Еж” и “Чиж”, писал стихи и прозу для детей. Наиболее известны его перевод – обработка для юношества поэмы Ш. Руставели “Витязь в тигровой шкуре” (в 50-х годах был сделан полный перевод поэмы), а также переложения книги Рабле “Гаргантюа и Пантагрюэль” и романа де Костера “Тиль Уленшпигель”.

В своем творчестве Заболоцкий все более сосредоточивался на философской лирике. Он увлекался поэзией Державина, Пушкина, Баратынского, Тютчева, Гете и, по-прежнему, Хлебникова, активно интересовался философскими проблемами естествознания – читал труды Энгельса, Вернадского, Григория Сковороды. В начале 1932 года познакомился с работами Циолковского.

Постепенно положение Заболоцкого в литературных кругах Ленинграда укреплялось. С женой и детый он Жил в “писательской надстройке” на Канале Грибоедова, активно участвовал в общественной жизни ленинградских писателей. Такие стихотворения, как “Прощание”, “Север” и особенно “Горяйская симфония” получили одобрительные отзывы в печати. В 1937 году вышла его книжка, включающая семнадцать стихотворений (“Вторая книга”).

19 марта 1938 года Н. А. Заболоцкий был арестован и надолго оторван от литературы, от семьи, от свободного человеческого существования. По 1944 год он отбывал незаслуженное заключение в исправительно-трудовых лагерях на Дальнем Востоке и в Алтайском крае. С весны и до конца 1945 года уже вместе с семьей жил в Караганде.

В 1946 году Н. А. Заболоцкий был восстановлен в Союзе писателей и получил разрешение жить в столице. Начался новый, московский период его творчества.

В стихотворениях, написанных Заболоцким после длительного перерыва, четко прослеживается преемственность с его творчеством 30-х годов, особенно в том, что касается натурфилософских представлений. Таковы стихотворения 10-х годов “Читайте, деревья, стихи Геэиода”, “Я не ищу гармонии в природе”, “Завещание”, “Сквозь волшебный прибор Левенгука”.

В стихотворениях московского периода появились ранее несвойственные Заболоцкому душевная открытость, иногда автобиографичность (“Слепой”, “В этой роще березовой”, цикл “Последняя любовь”). Обострившееся внимание к живой человеческой душе привело его к психологически насыщенным жанрово-сюжетным зарисовкам (“Жена”, “Неудачник”, “В кино”, “Некрасивая девочка”, “Старая актриса”. ), к наблюдениям над тем, как душевный склад и судьба отражаются в человеческой внешности (“О красоте человеческих лиц”, “Портрет”). Для поэта гораздо большее значение стали иметь красота природы, ее воздействие на внутренний мир человека.

За последние три года жизни (1956-1958) Заболоцкий создал около половины всех стихотворений московского периода. Некоторые из них появились в печати. В 1957 году вышел четвертый, наиболее полный его прижизненный сборник (64 стихотворения и избранные переводы).

В наше время поэзия Н. А. Заболоцкого широко издается, она переведена на многие иностранные языки, всесторонне и серьезно изучается литературоведами, о ней пишутся диссертации и монографии. Поэт достиг той цели, к которой стремился на протяжении всей своей жизни, – он создал книгу, достойно продолжившую великую традицию русской философской лирики, и эта книга пришла к читателю.

Сочинение по творчеству Заболоцкого

Н. Заболоцкий принадлежит к поколению писателей, вступивших в литературу уже после революции. В этом поэте поражает удивительная преданность творчеству, упорная работа над совершенствованием поэтического мастерства, целеустремленное развитие собственной концепции. Он критически относился к своим произведениям и к их подбору, считая, что нужно писать не отдельные стихотворения, а целую книгу. На протяжении жизни поэт несколько раз составлял превосходные сборники.

Заболоцкий очень внимательно относился к живой человеческой душе. Это

В творчестве поэта отчетливо выделяются три основных периода, каждый из которых отличается друг от друга. Раннее творчество Заболоцкого формировалось под влиянием эстетики обериутов, так как он был одним из создателей и идеологов литературной группировки ОБЕРИУ. В своей декларации они называли себя поэтами «голых конкретных фигур, вплотную придвинутых к глазам зрителя».

Диапазон идей лирики Н. А. Заболоцкого 20-х годов освещает, в основном, обличение бездуховности мещанского мира периода нэпа, жадность людей к материальным благам, которые мешают человеку чувствовать красоту мира. Образы ранних стихов Заболоцкого, вошедших в сборник «Столбцы», отличаются рельефностью и неожиданностью языковых изобразительных средств. В стихотворении «Свадьба» поэт сатирически рисует стаю «мясистых баб», которые едят «густые сласти». В «Вечернем баре» изображена атмосфера пивного погребка, названного бутылочным раем. Блик света, отраженный в пивной кружке, трансформируется в неожиданный образ — «в бокале плавало окно».

В конце 20-х — начале 30-х годов в поэзию Заболоцкого приходит его главная тема — тема природы. Сын агронома, Николай Заболоцкий с детства видел в природе живое существо, наделенное разумом. И по мысли поэта, социалистическая революция должна освободить от эксплуатации не только людей, но и животных. Поэт одухотворяет образы животных, птиц, деревьев. Но, восславив мудрость природы, он видит и ее злые, стихийные силы. Человек для него — венец природы, «мысль ее, зыбкий ум ее». И все же человек не царь, а сын природы. Поэтому он должен не покорять природу, а бережно вести ее от «дикой свободы», «где от добра неотделимо зло», в мир разума, гармонии и солнца.

Эти мысли звучат и в позднем стихотворении Заболоцкого «Я не ищу гармонии в природе…», и в стихотворениях 30-х годов «Все, что было в душе…» и «Вчера, о смерти размышляя…». В поздней лирике тема природы приобретает классическую стройность. Мир природы хранит «множество диковин» («Вечер на Оке»), но распознать их может далеко не каждый. Осень у Заболоцкого похожа на «молодую царевну в венце» («Сентябрь»), а сам поэт подобен кедру, расщепленному громами («Гроза идет»).

Увлекаясь в 30-е годы изучением трудов Ф. Энгельса и К. Циолковского, поэт размышляет о философии взаимоотношений человека и природы. В его натурфилософских стихах начинают звучать темы жизни и смерти, смерти и бессмертия. Заболоцкий уверен, что человек — это скопление атомов, а после смерти, в процессе перерождений самой материи, человек может стать частью мира природы, поэтому все живое на земле наделено разумом. Это отражено в стихотворении «Метаморфозы»:

Мысль некогда была простым цветком;

Поэма шествовала медленным быком.

Мысли о человеческом бессмертии, воплощенном в процессе превращения материальной оболочки человека в другие формы материи, развивается и в более позднем стихотворении «Завещание»: «Я не умру, мой друг. Дыханием цветов // Себя я в этом мире обнаружу».

В лирике Заболоцкого продолжаются традиции Тютчева и Баратынского. В стихотворении «Гроза» в метафорической форме показаны связи человека и природы, которая дарит миру возможность творить. Как во время грозы обновляется мир, идущий от тьмы к свету, так и в процессе творчества в «ночи вдохновенья» возникает «молния мысли», — и рождается слово.

В послевоенной лирике поэта ставятся проблемы истинной и ложной красоты (стихотворения «О красоте человеческих лиц», «Одинокий дуб», «Некрасивая девочка»). Красоту души мы «творим по мере наших сил», она не «сосуд, в котором пустота», а «огонь, мерцающий в сосуде».

В философской лирике последних лет поэт раскрывает тему памяти и преемственности поколений («Журавли»), болью отдается в его стихах тема войны («Прохожий», «В этой роще березовой…»).

Вторя Тютчеву, Заболоцкий воспевает «последнюю любовь» в одноименном цикле. Но его чувство лишено блаженства и полно горечи. То поэт признается, что «слезами и стихотвореньями» обожжет «свою горькую, милую…», то душа его «кричит от боли», то между ним и его радостью «встает стена чертополоха», потому что «их песенка спета» и «счастья до гроба не будет, мой друг».

Стихи Заболоцкого отличаются свежестью художественных образов, глубокой мыслью, искренним чувством и повышенной музыкальностью, что создается причудливыми звукописными образами. В образах его произведений «золото дубравы» и «серебро березняка» («Подмосковные рощи»), «зеленый луч» морского заката («Зеленый луч»), «белый блеск вольтовой дуги» («Гроза идет»). В них звучит призыв: «Откройся, мысль! Стань музыкою, слово, // Ударь в сердца, чтоб мир торжествовал!»

Сочинения по темам:

Лирика Заболоцкого Заболоцкий принадлежит к поколению писателей, вступивших в литературу уже после революции. В этом поэте поражает удивительная преданность творчеству, упорная работа.

Анализ стихотворения Заболоцкого «Гром идем» Поэт мысли, поэт философских раздумий и классической завершенности стиха — таким вошел Н. А. Заболоцкий в русскую поэзию. Писал он.

Анализ стихотворения Заболоцкого «Детство» Тема детства играла важную роль в творчестве Заболоцкого. Часто действующими лицами его стихотворений становились мальчики и девочки разных возрастов. Иногда.

Анализ стихотворения Заболоцкого «Можжевеловый куст» Практически у каждого человека есть собственный символ любви — предмет, явление природы, растение или образ, которые неразрывно ассоциируются с самым.

Анализ стихотворения Заболоцкого «Сентябрь» Трепетная любовь к родной природе появилась у Заболоцкого уже в раннем возрасте. Детские годы будущий поэт провел в Кизической слободе.

Анализ стихотворения Заболоцкого «Клялась ты — до гроба» Осень 1956 года — время трагическое для Заболоцкого. От поэта ушла горячо любимая жена Екатерина Клыкова. Причем в качестве нового.

Анализ стихотворения Заболоцкого «Сквозь волшебный прибор левенгука» Авторам, произведений фантастического жанра, научная картина мира необходима всего лишь для того, чтобы воспарить с нее, как со стартовой площадки.

Сочинение: Особенности философско-пейзажной лирики Заболоцкого

–>Просмотров : 130 | –>Добавил : Biz-ledy (06.03.2019) (Изменено: 06.03.2019)

Название: Заболоцкий Н.А.
Раздел: Сочинения по литературе и русскому языку
Тип: сочинение Добавлен 11:12:59 20 августа 2005 Похожие работы
Просмотров: 2177 Комментариев: 25 Оценило: 22 человек Средний балл: 4.4 Оценка: 4 Скачать
Обсуждение вопроса:

Философско-пейзажная лирика Заболоцкого — это прежде всего ли­рика природы. Причем природа предстает в этих стихах в разных об­личьях и с разных сторон, но в каждом случае она изображена как мир разнообразный и многоликий. Об этом ярко свидетельствуют многие стихотворения, в которых Заболоцкий широко использует разнооб­разные предметные детали, метафоры, олицетворения, выразительные образы-символы. Так, например, в «Начале зимы» автор рисует образ умирающей речки, которая бьется, «затвердевая в каменном гробу». Не менее яркие примеры метафор и олицетворений находим в стихотворе­нии «Засуха»: с одной стороны, «костлявый мир цветов», «как уголь черные растения», «бедная река» в «смертельном обмороке», с другой — «дождь», «вихрь», «радуга», символизирующие «природы очиститель­ную силу». Ряд поэтических сравнений возникает в «Ночном саде», где сад уподобляется «таинственному органу», «лесу длинных труб», «приюту виолончелей». Своеобразно одушевляется лесное озеро в одно­именном стихотворении: «Бездонная чаша прозрачной воды сияла и мыслила мыслью отдельной». Сказочное содружество животворящих природных сил, фантастических и реальных, «вешних дней лаборато­рия» предстает в стихотворении «Весна в лесу».

Одной из особенностей философско-пейзажной лирики Заболоцкого является то, что человеческие мысли и переживания движутся в ней вместе с движением образов природы, сплетаются с ними, прорастают в них. Отсюда своеобразная реалистическая символика. Так, в стихотво­рении «Засуха» налицо явная параллель между засухой как природным явлением и «засухой» в душе человека:

Но жизнь моя печальней во сто крат,

Когда болеет разум одинокий И вымыслы, как чудища, сидят,

Поднявши морды над гнилой осокой.

И в обмороке смутная душа…

Такая же перекличка имеет место в стихотворении «Все, что было в душе»:

И подобье цветка в старой книге моей шевельнулось Так, что сердце мое шевельнулось навстречу ему.

Иногда в картины природы вкраплены философские и психологиче­ские комментарии и рассуждения, например: «Природа в речке нам изо­бразила скользящий мир сознанья своего».

Особую роль приобретают у Заболоцкого пейзажи, которые имеют символический характер, насыщены метафорами и богатством предмет­ных деталей. Например, в «Осени» образ кленового листа, ставшего мед­ным, твердым, звонким, приобретает символический смысл, становится значимой смысловой деталью: «И мы должны понять, что это есть зна­чок, /Который посылает нам природа,/ Вступившая в другое время го­да». Подобные предметные символы являются характерной чертой всей поэтики Заболоцкого.

Стихотворение «Весна в лесу» — это стихотворение, в котором соеди­няются изобразительная точность и сказочные элементы. Весенний пей­заж напоминает автору работу лаборатории, где каждое «маленькое рас­теньице» похоже на «колбочку живую».

Появляется грач, сказочный химик, ученый врач, семейный человек. Затем — глухарь, «нелюдимый, как дикарь», похожий на «идолище». Рисуются таинственные леса с мифологическими образами: «…солнца празднуя восход,/С причитаньями старинными/ Водят зайцы хоровод». В качестве обобщения, итога в последних строфах стихотворения возни­кает солнечный лик, подчеркивающий чудеса реальной весны:

И над песнями, над плясками В эту пору каждый миг,

Населяя землю сказками,

Пламенеет солнца лик.

И, наверно, наклоняется В наши древние леса И невольно улыбается На лесные чудеса.

В философско-пейзажной лирике Заболоцкого можно проследить сходство с поэзией Тютчева. Но если Тютчев видел в природе сочетание гармонии и хаоса, души и свободы, то Заболоцкий увидел в ней движе­ние противоречий бытия — «совершенного творения» и «давильни».

Своими размышлениями о мире, о бесконечности бытия, о себе, своих метаморфозах, смертях и рождениях, личном бессмертии Заболоцкий делится в стихотворении «Метаморфозы». Здесь детально разрабатыва­ется тема реальности бессмертия, которое заключается в превращениях «клубка какой-то пряжи», в единстве мира «во всей его живой архитек­туре».

В пейзажной лирике Заболоцкого особое место занимают стихотворе­ния «Север», «Седов», так как в них поэт воспевает конкретные подвиги человека в борьбе с угрюмой и суровой природной стихией. Поэтика «Се­вера» обнаруживает подлинное художественное мастерство:

В воротах Азии, среди лесов дремучих,

Где сосны древние стоят, купая в тучах Свои закованные холодом верхи,

Где волка валит с ног дыханием пурги…

Где самый воздух, острый и блестящий,

Дает нам счастье жизни настоящей,

Весь из кристаллов холода сложен,

Где солнца шар короной окружен;

Где люди с ледяными бородами,

Надев на голову конический треух,

Сидят в санях и длинными столбами Пускают изо рта оледенелый дух;

Где лошади, как мамонты в оглоблях,

Бегут урча; где дым стоит на кровлях,

Как изваяние, пугающее глаз…

Это, безусловно, натурфилософская лирика. Но в то же время, не­смотря на грандиозность и конкретность образов, здесь есть элементы сказочности и гиперболизации (лошади — мамонты, дым — изваяние, в заключение появляется образ «метели», гигантского сказочного сущест­ва, которое «обнимает» всю огромную родину). Стихотворение «Седов» дополняет «Север», но в центре его не природа, а сам человек, борец — Седов.

Говоря о философско-пейзажной лирике Заболоцкого, надо отметить, что в ней отсутствует ярко выраженное лирическое «я». Кстати, в этом отличие стихов Заболоцкого от подобных стихов Баратынского и Тютче­ва. Это «я» слито у Заболоцкого с объективным изображением предме­тов и событий. В целом философско-пейзажные стихотворения Заболоц­кого обнаруживают строгие «вселенские» лирические образы, ослепи­тельную яркость метафор и ассоциаций, сказочность и карнавальность, удивительную новизну и подлинную самобытность.

Сочинение на тему: Поэтические особенности ранней лирики Заболоцкого

Поэтические особенности ранней лирики Н. А. Заболоцкого

Обретение Н. Заболоцким собственного поэтического голоса во многом связано с выходом в 1929 году сборника его стихов «Столбцы». Книга носи­ла явно экспериментаторский характер. И прежде всего это касалось откры­тия Заболоцким нового жанра столбцов, своеобразного синтеза оды, балла­ды, литературной пародии, в котором стало возможным сочетание несоче­таемого, столкновение высокого и низкого, их взаимопроникновение.

Писатель вспоминал в автобиографии: «По выходе из армии я попал в обстановку последних лет нэпа. Хищнический быт всякого рода дельцов и предпринимателей был глубоко чужд и враждебен мне. Сатирическое изображение этого быта стало темой моих стихов 1926—1928 годов, ко­торые впоследствии составили книжку «Столбцы». Надо сказать, что быт советской России действительно казался поэту отталкивающим: он с удивлением наблюдал грязные и мрачные «колодцы» городских дво­ров, зловонные выгребные ямы, рынки и толкучки, наполненные пест­рым людом: нищими, спекулянтами, калеками. Одна из реалий тогдаш­ней жизни, пивная, описана в стихотворении «Красная Бавария» (в по­здней редакции «Вечерний бар»):

В глуши бутылочного рая,

Где пальмы высохли давно,

Под электричеством играя,

В бокале плавало окно.

Оно, как золото, блестело, Потом садилось, тяжелело,

Над ним пивной дымок вился… Но это рассказать нельзя.

И в том бутылочном раю Сирены дрогли на краю Кривой эстрады. На поруки Им были отданы глаза.

Они простерли к небесам Эмалированные руки И ели бутерброд от скуки.

Поэтическая система стихотворения имеет вполне ясную смысловую направленность: поэт стремится ударить в нэповский быт, взорвать его изнутри силой художественного слова. Отсюда в приведенном отрыв­ке — иронические метафоры («в глуши бутылочного рая», «сирены», то есть певицы, руки которых кажутся «эмалированными» от яркого электрического света); эффектные зрительные образы, в которых стал­киваются разные по масштабу детали (бокал и отражающееся в нем, «плавающее» окно, которое «садилось, тяжелело»). Заболоцкий придви­гает картину вплотную к глазам зрителя. Она становится рельефной, выпуклой, одушевленной.

Подобные изобразительные приемы использованы поэтом в стихотво­рении «Свадьба», где вещи наделяются самостоятельным бытием: здесь сковорода «сидит орлом» и «над нею проклинает детство цыпленок, си­ний от мытья». Перед нами не только ироническое описание вещей и предметов, но и людей на свадьбе, которые напоминают Заболоцкому те же вещи в силу своей бездуховности и ограниченности:

Мясистых баб большая стая Сидит вокруг, пером блистая,

И лысый венчик горностая Венчает груди, ожирев В поту столетних королев.

Поэт задыхается в пошлой атмосфере свадьбы, и в его изображении она постепенно перерастает в фарс и ужас: танец превращается в чудовище со «скорченными ногами», поп не поет, а «воет», бокалы становятся «пудо­выми» и «ревут». Да и сам дом, в котором разыгралась эта гротескная свадьба, подобен «норе». В противоречивых ощущениях художника кро­ется понимание того, что звериное и вещное действительно живет в чело­веке и человек его преодолевает. В конечном итоге именно из этого живот­ного хаоса, по мнению Заболоцкого, вырастает разумное и живое.

Можно назвать еще ряд стихотворений, в которых тоже возникают «кошмары бытия», пошлости быта. Это, например, страшный фокстрот из стихотворения с одноименным названием, «уроды, словно истука­ны», обитающие во мраке нэповского базара («На рынке»), это хлебопе­ки, превращающиеся в идолов с тиарами на головах («Пекарня»).

Но жутким кошмарам противостоит скрытый образ поэта-человека, «праведника отважного», в котором прорастает пафос лирического «я» Заболоцкого. А также сказочная радость человеческого обихода, как в стихотворении «Рыбная лавка»:

Тут тело розовой севрюги,

Прекраснейшей из всех севрюг,

Висело, вытянувши руки,

Хвостом прицеплено на крюк.

Под ней кета пылала мясом,

Угри, подобные колбасам,

В копченой пышности и лени Дымились, подогнув колени,

И среди них, как желтый клык,

Сидел на блюде царь-балык.

На примере этого отрывка хорошо видно, что Заболоцкий вводит в образ­ный строй живописные приемы. Подбор метафор по подобию формы или цвета, четкое представление о взаимном расположении предметов — все го­ворит об интересе поэта к живописи. И действительно, в 20-е годы он увле­кался творчеством Филонова, Шагала, Малевича, на всю жизнь полюбил картины Брейгеля. Позднее признавал родственность своего раннего твор­чества примитивизму Руссо. Со временем круг художников, у которых За­болоцкий учился видеть мир, менялся, но интерес к живописи сохранился на всю жизнь. В 1958 году Б. Пастернак так написал о встрече с Заболоц­ким: «Когда он тут читал свои стихи, мне показалось, что он развесил по стенам множество картин в рамках, и они не исчезли, остались висеть…»

Оценивая поэтику цикла «Столбцы», можно сказать, что она была и традиционной, и новаторской. Традиционными были пластическая конкретность, внутренняя законченность, некоторые приемы русского модернизма и футуризма. Новаторство составляли сдвиги и нагроможде­ния словесных образов, контрастные переходы высокого и низкого. Ко­нечно, стихи этого сборника были многоплановы, их воздействие на чи­тателей не было одинаковым. Поэтому критические оценки были раз­личными: от восторженных похвал до резкого неприятия. Но одно каче­ство этих стихов было несомненным: дух раблезианства, карнавальной пляски, цирковой феерии. По словам критика Д. Максимова, Заболоц­кий любовался в «Столбцах» «грубой и тупой, но остро ощутимой мате­риальностью, фламандской плотью этого мира, громыханием его тяже­ловесной материи, его грузной, утробной, но красочной жизненностью».

Ссылка на основную публикацию
×
×

Всего ответов: 2