Влияние Салтыкова-Щедрина на творчество Булгакова: сочинение

Своеобразие сказок М. Е. Салтыкова-Щедрина (1)

Школьное сочинение

Сказка — малый эпический жанр, истоки которого коренятся в устном народном творчестве. В основе сказки лежат вымышленные, фантастические или авантюрные события, а финал чаще всего оптимистический: добро побеждает зло. Как и большинство других эпических жанров, сказка параллельно существует в фольклоре и в форме авторского литературного творчества.

Форму народной сказки использовали многие писатели. Их литературные сказки, написанные в стихах или прозе, воссоздавали мир народных представлений, народной поэзии, а иногда заключали в себе и сатирические элементы. Одним из ярчайших образцов жанра русской литературной сказки стал цикл фантастических миниатюр М.Е. Салтыкова-Щедрина.

Призванием М.Е. Салтыкова-Щедрина была политическая сатира, основным оружием — бичующий смех, социальным идеалом — общество равноправных, свободных, счастливых людей. Для сатиры Салтыкова-Щедрина были обычны приемы художественного преувеличения (гипербола, гротеск), фантастики, иносказания, сближения обличаемых социальных явлений с явлениями животного мира. Эти приемы приводили сначала к появлению сказочных эпизодов внутри произведений, а затем и к первым самостоятельным сказкам как к жанру. Именно сказки стали итогом многолетних жизненных наблюдений и размышлений писателя. В них сплетается фантастическое и реальное, комическое и трагическое, в них широко используется гротеск и гипербола, проявляется удивительное искусство эзопова языка. Но в отличие от народных сказок, сказки Салтыкова-Щедрина всегда острополитичны, в них ставятся самые животрепещущие вопросы современной ему жизни.

Каждая из сказок Щедрина — законченное и совершенное произведение. Но целостное представление о замысле и идее возникает только после знакомства со всем сказочным циклом.

К жанру сказки Салтыков-Щедрин обратился еще в 60-е годы XIX века, создав три замечательных произведения: “Дикий помещик”, “Пропала совесть” и “Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил”. Большинство же сказок цикла, состоящего из тридцати двух произведений, было написано в 80-е годы. Все сказки объединяются в цикл общими идеями и темами. Основной смысл цикла — в развитии идеи непримиримости классовых интересов в эксплуататорском обществе, в стремлении поднять самосознание угнетенных, пробудить в них веру в собственные силы. Не случайно сборник сказок М. Е. Салтыкова-Щедрина издатели-подпольщики назвали “Сказками для детей изрядного возраста”, то есть для взрослых, вернее, для тех, кто не только размышляет о жизни, но в ком пробуждается осознание своего человеческого достоинства.

Почему писателем был избран именно этот жанр? Во-первых, для едкой обличительной сатиры хороша была аллегорическая форма, ведь иносказания — любимая сфера мастера эзопова языка. Во-вторых, любая сказка заключает в себе или откровенное назидание (как мораль в басне), или фокусирует народную мудрость, идеальные представления. В-третьих, язык сказок необыкновенно ярок и образен, что позволяет наиболее точно донести до читателя идею произведения.

По своему содержанию сказки Салтыкова-Щедрина больше всего похожи на бытовые или плутовские, но действующие лица в них (как в баснях или сказках о животных) — звери, птицы, рыбы. С волшебными сказками щедринские роднит использование традиционных зачинов, присказок: “жили да были” (“Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил”), “в некотором царстве, в некотором государстве” (“Дикий помещик”, “Недреманное око”), “в старые годы, при царе Горохе” (“Дурак”) и другие; “ни в сказке сказать, ни пером описать”, “по щучьему велению, по моему хотению” и тому подобное; встречаются и троекратные повторы.

А дальше начинаются новаторские введения: в основе сатирической фантазии Щедрина лежат народные сказки о животных, и каждое животное наделено устойчивыми качествами характера: волк жаден и жесток, лиса коварна и хитра, заяц труслив, щука хищна и прожорлива, осел беспросветно туп, а медведь глуповат и неуклюж. Герои-животные вроде ведут себя, как им положено, но вдруг проскользнет что-то, присущее человеку, да еще принадлежащему к определенному сословию и живущему в то или иное историческое время (“премудрый пискарь”, например, просвещенный, умеренно-либеральный, в “карты не играет, вина не пьет, табаку не курит, за красными девушками не гоняется”).

Кроме всем известных по народным сказкам трусливого зайца, туповатого медведя, хищной щуки писатель придумывает новые обобщающие образы-аллегории: карась-идеалист, орел-меценат и другие. Язык сказок Салтыкова-Щедрина тоже не совсем сказочный: фольклорные обороты в нем смешиваются с канцеляризмами, книжная лексика сменяется просторечием (причем как в речи персонажей, так и в авторском повествовании). Это создает комические эффекты несоответствия, например, положения в обществе — умственному кругозору (Орел-меценат, если понимал что-то, произносил одно слово: “Имянно”).

Излюбленные художественные приемы Щедрина — ирония, гипербола и гротеск, которые усиливают горестные впечатления от столкновения с “чудесами” русской жизни. Так, например, генералы, откормленные мужиком (“Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил”), сделались “веселые, рыхлые, сытые, белые”. Такое перечисление неоднородных определений как однородных звучит издевательски: только сытое тело может развеселить генералов. В “Диком помещике” почти те же эпитеты еще больше усиливают обличение паразитизма “русского дворянина” — “тело имел мягкое, белое и рассыпчатое”.

Сказки Салтыкова-Щедрина можно разделить на несколько основных тематических групп. Это сатира на правительственные верхи, эксплуататорские классы: “Дикий помещик”, “Медведь на воеводстве”, “Орел-меценат”, “Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил”. Обличение поведения и психологии обывательски настроенных интеллигентов: “Премудрый пискарь”, “Самоотверженный заяц”, “Карась-идеалист”, “Вяленая вобла”. Изображение трудолюбивых, талантливых, могучих и вместе с тем покорных своим угнетателям народных масс: “Коняга”, “Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил”, “Богатырь”. Пропаганда новой морали: “Дурак”, “Христова ночь”.

В сказке “Медведь на воеводстве” разворачивается беспощадная критика самодержавия в любых его формах — в лесу царствуют трое воевод-медведей, разных по характеру: злого сменяет ретивый, ретивого — добрый, но эти перемены никак не отражаются на общем состоянии лесной жизни.

Зло заключается не в частных злоупотреблениях отдельных воевод, а в звериной природе власти. В сказке “Орел-меценат” Щедрин показывает враждебность деспотической власти просвещению, а в “Богатыре” история российского самодержавия заключена в образе гниющего богатыря и завершена полным его распадом и поражением.

Обличению паразитической сущности господ посвящены сказки о диком помещике и двух генералах. Между ними много общего: и в том и в другом случае писатель оставляет господ наедине, освобожденными от кормильцев и слуг. Но перед “освобожденными” от мужика господами открывается один-единственный путь — полное одичание.

В сказке “Карась-идеалист” писатель развенчивает драматические заблуждения русской и западноевропейской интеллигенции, примыкающей к социалистическому движению. Карась-идеалист исповедует высокие социалистические идеалы и готов к самопожертвованию ради их осуществления, он верит в достижение социальной гармонии через нравственное перерождение, перевоспитание щук. Но дело совсем не в “злых” и “неразумных” щуках: сама природа хищников такова, что они проглатывают карасей непроизвольно—у них тоже “комплекция каверзная”.

С негодованием и болью пишет Салтыков-Щедрин о трудящихся, жизнь которых можно приравнять только к каторге (“Коняга”). “Работой исчерпывается весь смысл его существования, для нее он зачат и рожден, вне ее он не только никому не нужен, но как говорят расчетливые хозяева, представляет ущерб”. Писатель возмущен пассивностью народа, каким-то врожденным холопством: умный мастеровитый “мужичина” в “Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил” не только беспрекословно служит генералам, но и всячески унижается перед ними: им нарвал спелых яблок, а себе взял одно кислое; по требованию “хозяев” сплетает себе веревку и сам же себя привязывает, “чтоб не убег”. Это предел абсурдности холопского поведения, но в этом проявляется и главная особенность сказок Щедрина — сочетание смешного и трагического.

Тем не менее, вера Салтыкова-Щедрина в свой народ, в свою историю остается неизменной. Свою надежду на счастливое преображение жизни, на неизбежность справедливого возмездия писатель воплотил в сказке “Христова ночь”. Вначале мы видим тоскливый серый пейзаж. На всем лежит печать сиротливости, все сковано молчанием, задавлено какой-то грозной кабалой. Но раздается звон колоколов, и мир оживает. Совершается великое чудо: воскресает поруганный и распятый Христос. Воскресает, чтобы словами “Мир вам!” к народу, не утратившему веры в торжество правды, клеймить “мироедов”, но все же открывает им путь к спасению — суд их совести беспощадный, но справедливый. Только предателей не прощает Христос, обрекая их на вечное странствие. На наших глазах совершается страшный суд, но не в загробном мире, а на земле, где много оступившихся, забывших христианские идеалы. Это, конечно, всего лишь утопия, но писатель верил в нее, потому что без такой веры жить невозможно.

“Я люблю Россию до боли сердечной”, — писал Щедрин. И все его творчество, вся жизнь — яркое тому доказательство.

ПРОБЛЕМА ТРАДИЦИЙ И НОВАТОРСТВА В ТВОРЧЕСТВЕ М.А. БУЛГАКОВА Танашева М.З.

Кабардино-Балкарский государственный университет им.Х.М.Бербекова

ISSN (печатный вариант): 2073-0071

Ключевые слова

литературная традиция, новаторство, сатира, гротеск, literary tradition, innovation, satire, grotesque

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Ваш браузер не поддерживает фреймы

Аннотация к статье

В данной статье рассматриваются понятия «литературная традиция» и «новаторство». Исследуется влияние гоголевской и щедринской традиций на становление творчества М.А. Булгакова.

Текст научной статьи

В литературоведении термин «литературная традиция» используется в случае, если речь идет о передаче художественного опыта из поколения в поколение, его творческом преломлении в истории литературы. Одни традиции удерживаются в литературе сравнительно недолго, другие, трансформируясь, переходят из века в век. Под «новаторством» мы понимаем создание нового путем отказа от одних традиций и обращением к другим. Новаторство невозможно без высокого таланта, творческой смелости и понимания требований времени. Уже достаточно длительное время литературоведы пытаются обнаружить предпосылки преемственности литературных традиций, но конкретного решения этой проблемы не найдено. По мнению М. Шолохова все писатели «связаны преемственностью художественного мышления и литературными традициями» [13, 175]. В данной статье мы cтавим целью исследовать влияние гоголевской и щедринской традиций на становление творчества М.А. Булгакова. Следование традициям Н.В. Гоголя и М. Е. Салтыкова-Щедрина особенно видно в сатирической направленности произведений М.А. Булгакова. Творчество выдающихся русских писателей Н.В. Гоголя и М.Е. Салтыкова-Щедрина оказало благотворное влияние на литературную жизнь не только своего времени, но и на творческий путь писателей следующих поколений. Так, например, в XX в. сатирические традиции отразились в ряде произведений М. Горького, В. Маяковского, М. Булгакова, других. Нельзя не отметить, что М.Е. Салтыков-Щедрин во всех своих произведениях обращается к творчеству Н.В. Гоголя, к упоминанию его произведений, к употреблению гоголевских образов, к использованию сюжетно-композиционных приемов и т.д. В любом виде искусства существует преемственность. Когда видишь в литературе большого художника слова, то всегда обнаруживаешь, что он сумел воспользоваться достоинствами своих предшественников. Великие писатели не появляются на пустом месте, они в своем творчестве опираются на то лучшее, что было создано до них. Но всегда следует помнить, что художественное творчество не остается простым использованием готовых форм, приемов. Опираясь на традицию, оно каждый раз является новым способом, новым актом познания действительности. В сущности, традиция – это особая ценность, принадлежащая прежним поколениям, и писатель призван обогатить, дополнить ее своим творчеством. При определенной изученности, проблема гоголевской и щедринской традиций в творчестве М.Булгакова на сегодняшний день остаётся актуальной для современного литературоведения. Обратимся непосредственно к булгаковскому творчеству и попытаемся выявить те элементы поэтики, стиля, языка, которые заимствованы им у предшественников. Современными исследователями определяется значение традиций в творчестве Булгакова. М.Чудакова отмечает, что М.Булгаков «старался учиться у классиков, чтобы их заменить. Для него задачей было не стать «новым» классиком взамен «старого», а новым, т.е. еще одним – продолжить собою род, не давая образоваться тому пробелу, который казался очевидным . Это было самосознание не ученика, а наследника, продолжателя рода» [11, 25]. Булгаков весьма органично входит в русскую литературу. Первые повести и рассказы открыто ориентированы на гоголевские традиции, что подтверждается высказываниями П.С. Попова: «Михаил Афанасьевич с младенческих лет отдавался чтению и писательству. Первый рассказ «Похождение Светлана» был им написан, когда автору исполнилось всего семь лет. С девяти лет Булгаков зачитывался Гоголем, – писателем, которого он неизменно ставил себе за образец и любил наибольше из всех классиков русской литературы» [9, 156]. Первое увлечение Булгакова – фантастика украинских и петербургских повестей Гоголя с присущим им романтическим и реалистическим гротеском. Зунделович Я.О. под гротеском «понимает такую направленность действий и положений, при которой утрируется какое-нибудь явление, путем перемещения плоскостей, в которых это явление обычно строится. Получающееся таким образом воспроизведение известного явления «отстраняет» его в сторону или комедийной плоскостности, или, наоборот, трагической углубленности» [7, 61]. Следует подчеркнуть, что гротеск и фантастика – это неслучайные явления в творчестве писателя. При сравнении сюжетно-композиционных деталей «Сорочинской ярмарки» Н.В. Гоголя (1831г.) и «Похождения Чичикова» м.А. Булгакова (1922г.) у Гоголя можно отметить следующие внешние гротескные моменты: разделение на 13 глав («чертово число»), образ цыгана, наделенного дьявольскими характеристиками, свидетельствующий о вмешательстве черта. У Булгакова повествование также отталкивается от описания «царства теней» и проделок «шутника сатаны». «Похождения Чичикова» сразу же трактуют действительность через характерную метафору: «Диковинный сон. Будто бы в царстве теней, над входом в которое мерцает неугасимая лампада с надписью: «Мертвые души», шутник сатана открыл дверь. Зашевелилось мертвое царство и потянулась из него бесконечная вереница… И двинулась вся ватага на Советскую Русь, и произошли в ней тогда изумительные происшествия» [2, 208]. «Сорочинская ярмарка» для Гоголя и «Похождения Чичикова» для Булгакова были первыми произведениями, в которых был употреблен гротеск. В последующем творчестве у обоих авторов характер гротеска претерпевает изменения. В «Иване Федоровиче Шпоньке и его тетушке» Гоголь и «Дьяволиаде» Булгаков, описывая быт, отодвигают на второй план фантастику, отдавая предпочтение реалистическому изображению действительности. По мнению Зунделовича Я.О., «при построении реалистического гротеска надо, с одной стороны, делать лишь легкие сдвиги в плане данности, чтобы реальное оставалось реальным, а с другой – из таких легких сдвигов должна в результате получиться острая по смещению явлений картина данного» [8, 137]. При изучении вопроса традиций в сатирической литературе начала XX столетия следует обратить внимание на сходство мотивов творчества М.Е. Салтыкова-Щедрина и М.А. Булгакова, проявившееся в сюжетах, художественных приемах, языке, в самом мировоззрении обоих сатириков. Но существуют и определенные различия. Глубокому и объективному сопоставлению Щедрина и Булгакова мешает недостаточная изученность творчества Булгакова-сатирика. Будущий писатель принадлежал к семье русской интеллигенции, кумиром которой был М.Е. Салтыков-Щедрин. Л. Е. Белозерская, жена Булгакова, вспоминала, что собрание сочинений М. Е. Салтыкова-Щедрина стояло на книжной полке в кабинете писателя. [9, 139]. Начало XX века, время значительных перемен, мало располагало к созданию сатирических произведений. М.А. Булгаков испытывал привязанность к русской интеллигенции, подвергавшейся гонениям, и, также как и М.Е. Салтыков-Щедрин, считал себя вправе изображать уродства новой жизни, странные, с его точки зрения, для революционной страны контрасты. Огромная обличительная сила придавала творчеству М.Е. Салтыкова-Щедрина и М.А. Булгакова неповторимый стиль с характерными только для них меткими образами, сравнениями, неожиданными словосочетаниями. Их сатира включала в себя саму действительность, глубокий психологизм, тонкость анализа внутреннего мира человека и одновременно гротескность, фантастичность сюжетов, пародийность, переосмысление ситуаций и героев из иных литературных источников. Тема крепостничества и жизни крестьянства сыграла важную роль в творчестве М.Е. Салтыкова-Щедрина. Скрывая беспощадную критику самодержавия, Салтыков-Щедрин прибегает к сказочным мотивам. В сказках представлена галерея образов общества в виде зооморфных, сказочных персонажей. Также как и М.Е. Салтыков-Щедрин, М.А.Булгаков прибегает к сатире, чтобы выразить свое отношение к общественно-политической обстановке в России начала XX века. Гротесковая форма в сочетании с фантастикой позволили автору написать едкую сатиру на советское общество. К середине 20-х годов прошлого столетия, при создании повестей «Роковые яйца» и «Собачье сердце», писатель зарекомендовал себя как талантливый художник слова с ярко выраженной сатирической манерой. Смело можно утверждать, что выход в свет этих повестей свидетельствовал о том, что Булгаков успешно работал в жанре сатирической научно-фантастической повести, ставшей новым явлением в литературе тех лет. Для реализации замысла в обеих повестях Булгаковым был избран научно-фантастический сюжет, где важная роль отведена изобретателям. По своему пафосу повести являются сатирическими, но, в то же время, носят и открыто обличительный характер. На смену юмору пришла хлесткая сатира. Сама сатира, ставшая постоянной спутницей Булгакова-художника, в повестях «Роковые яйца» и «Собачье сердце» приобрела еще глубокий социально-философский смысл. М.А. Булгаков не сатирик в общепринятом понимании. Жанр сатиры, в котором написаны «Роковые яйца» и «Собачье сердце», предполагает изображение в смешном виде чего-то совсем не смешного в реальности. Таким образом, опираясь на труды отечественных исследователей (В.Г. Боборыкин, З.Г. Галинская, М.О. Чудакова) и тексты художественных произведений, мы делаем вывод, что М.А. Булгаков в своем творчестве следовал традициям Н.В. Гоголя и М.Е. Салтыкова-Щедрина, в то же время он открывал новые страницы в сатирическом изображении действительности 20-х годов XXвека.

Читайте также:  Мастер и его время в творчестве Булгакова: сочинение

Влияние Салтыкова-Щедрина на творчество Булгакова

Салтыков-Щедрин (настоящая фамилия: Салтыков, псевдоним: Н. Щедрин) Михаил Евграфович (1826-1889) – русский писатель-сатирик и государственный деятель, оказавший влияние на творчество Булгакова.

Родился 15/27 января 1826 г. в селе Спас-Угол Калязинского уезда Тверской губернии в богатой дворянской семье. Окончил Царскосельский лицей. За близость к социалистическому кружку М. В. Петрашевского (1821-1866) С.-Щ. был сослан в Вятку в 1848-1855 гг. чиновником особых поручений при губернаторе. Непосредственной причиной ссылки послужили сатирические повести “Противоречия” и “Запутанное дело”. В 1856 г. вернулся в Санкт-Петербург и обвенчался с Елизаветой Аполлоновной Болтиной. В 1858-1868 гг. С.-Щ. был на государственной службе – вице-губернатором в Твери и Рязани, председателем Казенной палаты в Пензе, Туле и Рязани, получил чин статского советника. В 1868-1884 гг. был редактором “Отечественных записок”. 28 апреля (10 мая) 1889 г. скончался в Санкт-Петербурге. Имел сына и дочь.

С.-Щ. – автор многих романов и очерков, преимущественно сатирического характера. Наиболее известные его произведения – “Губернские очерки” (1856-1857), сатирические очерки “Помпадуры и помпадурши” (1863-1874), романы “История одного города” (1869-1870), “Дневник провинциала в Петербурге” (1872), “Господа Головлевы” (1875-1880), “Современная идиллия” (1877-1883), сборники “Сказки” (1869-1886) и “Пошехонская старина” (1887-1889). По довольно точному определению писателя и публициста Николая Чернышевского (1828-1889), С.-Щ. – “писатель по преимуществу скорбный и негодующий”.

Булгаков высоко ценил сатиру С.-Щ. В письме правительству от 28 марта 1930 г. самой главной чертой своего творчества писатель назвал “изображение страшных черт моего народа, тех черт, которые задолго до революции вызывали страдания моего учителя М. Е. Салтыкова-Щедрина”.

В сентябре-октябре 1933 г. Булгаков по просьбе редакции “Литературного наследства” ответил на две анкеты о творчестве С.-Щ. При жизни писателя они не были напечатаны. Сокращенный вариант одной из них в 1976 г. появился в № 1 журнала “Новый мир”, а полностью тексты обеих анкет были опубликованы: Творчество Михаила Булгакова. Исследования. Материалы. Библиография. Кн. 1. Л.: Наука, 1991.

Булгаков утверждал, что “начал знакомиться с произведениями Щедрина, будучи, примерно, в тринадцатилетнем возрасте, причем, эти произведения мне чрезвычайно понравились. В дальнейшем я продолжал их читать и перечитывать, постоянно возвращаясь к ним”.

Он назвал роль С.-Щ. в формировании своего мировоззрения значительной. Булгаков признавался: “Влияние на меня Салтыков оказал чрезвычайное, и, будучи в юном возрасте, я решил, что относиться к окружающему надлежит с иронией. Сочиняя для собственного развлечения обличительные фельетоны, я подражал приемам Салтыкова, причем немедленно добился результатов: мне не однажды приходилось ссориться с окружающими и выслушивать горькие укоризны. Когда я стал взрослым, мне открылась ужасная истина. Атаманы-молодцы, беспутные Клемантинки, рукосуи и лапотники, майор Прыщ и бывший Прохвост Угрюм-Бурчеев пережили Салтыкова-Щедрина. Тогда мой взгляд на окружающее стал траурным”.

В связи с вопросом анкеты об оценке С.-Щ. в контексте задач создания советской сатиры автор “Роковых яиц” и “Собачьего сердца” не только рекомендовал “усиленное изучение Щедрина” “каждому из советских сатириков”, но и поделился мыслями, выстраданными на собственной шкуре: “. Всякие попытки создать сатиру обречены на полнейшую неудачу. Ее нельзя создать. Она создается сама собой, внезапно. Она создается тогда, когда появится писатель, который сочтет несовершенной текущую жизнь и, негодуя, приступит к художественному обличению ее. Полагаю, что путь такого художника будет весьма и весьма труден”.

Булгаков сознавал свое духовное родство с С.-Щ., родство, связанное со сходным положением обоих в литературно-общественной жизни, и это при том, что конкретных параллелей с щедринским творчеством у него почти нет. Сходство скорее на уровне сатирических приемов, а не конкретных образов.

У С.-Щ. не найти таких булгаковских типов как Рокк из “Роковых яиц” или Шариков из “Собачьего сердца”, а у Булгакова нет градоначальников из “Истории одного города”. Если у С.-Щ. зло персонифицировано в ряде колоритных, из жизни взятых героев, то у Булгакова в сатирических повестях оно чаще обезличено, предстает в виде бездушной государственной машины, противостоящей страдающим от нее интеллигентам и служащим, вроде делопроизводителя Короткова в “Дьяволиаде”, профессоров Персикова и Преображенского в “Роковых яйцах” и “Собачьем сердце”, Мастера в “Мастере и Маргарите”.

Дело здесь в различии характера эпох, в которые творили оба писателя. Расцвет творчества С.-Щ. приходится на царствование Александра II (1855-1881), время великих реформ, когда, несмотря на цензурные препоны и преследования, и общество и власть до определенной степени испытывали потребность в сатире, реагировали на критику.

Во времена Булгакова уже к концу 20-х годов, с окончательным становлением тоталитарного режима, всякая критика власти стала невозможной и опасной, нужда в сатире практически отпала. Позднее, 6 января 1955 г. вдова писателя Е. С. Булгакова писала поэту Самуилу Маршаку (1887-1964) по поводу II съезда Союза советских писателей: “Кажется, Эренбург сказал на съезде: – воображаю, как бы встретили на улице Воровского (в Союзе советских писателей) Маяковского с его первыми стихами! – А я добавлю: – и Салтыкова-Щедрина и Гоголя!”

Когда-то выдающийся русский физиолог И. М. Сеченов (1829-1905) произнес тост за С.-Щ. как за “величайшего диагноста”. Булгаков, сам врач по образованию и первой профессии, часто делает медиками или биологами своих героев – автора в “Записках юного врача”, Персикова в “Роковых яйцах”, Преображенского в “Собачьем сердце”. Они выступают диагностами серьезного общественного нездоровья.

Жанр политической сатиры, в котором работал С.-Щ., с конца 20-х годов стал в СССР абсолютно невозможен. Булгаков в 30-е годы создавал “Мастера и Маргариту” – роман философско-сатирический, не зависящий от решения сиюминутных задач, а также “Театральный роман”, где объектом сатиры и юмора становилась только театральная сцена и внутритеатральные отношения.

Путь С.-Щ. для автора “Мастера и Маргариты” был закрыт. Поэтому влияние С.-Щ. на булгаковское творчество оказалось не столь значительным, как могло бы быть, принимая во внимание любовь Булгакова к щедринским произведениям.

Сочинение на тему «Сатира М.Е. Салтыкова-Щедрина»

Перед вами сочинение, в котором проводится анализ сатирического творчества Салтыкова-Щедрина. Данное сочинение поможет вам в подготовке к урокам русской литературы.

В сочинении упоминаются произведения Господа Головлевы, История одного Города, Сказки для детей изрядного возраста, Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил.

Сатира Салтыкова-Щедрина – сочинение.

А.С. Пушкин, говоря о Фонвизине, назвал его «сатиры смелый властелин». Это определение в большей степени подходит великому русскому сатирику — Михаилу Евграфовичу Салтыкову-Щедрину. Он использовал в своем творчестве самые разные литературные жанры: романы, повести, рассказы, очерки и пьесы. Все они, как бы сливаются в одно целое, ярко и могуче изображают целое историческое время. Критикуя в своих произведениях темные и порочные стороны жизни, Салтыков-Щедрин всегда явно или скрыто, если того требовала цензура, воспевал счастливые идеалы социальной справедливости, разума и света.

Читайте также:  «Собачье сердце» повесть предупреждение: сочинение

Выступая беспощадным обличителем общественных пороков «сверху донизу», Салтыков-Щедрин исходил из своих собственных глубоких впечатлений и наблюдений жизни. Состоя на государственной службе в должности вице-губернатора, Михаил Евграфович воочию познакомился с царскими структурами власти и убедился, что государство прежде всего стоит на страже интересов правящего сословия — дворянства. Нужды простого народа никого не заботили, а напротив, считалось, что русский мужик счастлив и всем доволен. Его обманывали, обкрадывали, унижали и притесняли различные слои чиновничества, с которым писатель вплотную познакомился и изучил его, находясь в ссылке, в Вятке. Умело замечая в жизни все негативные ее проявления, известный сатирик воспроизводил действительность в своих произведениях с помощью преувеличения, заострения, гиперболизации и гротеска. Бескомпромиссностью своих суждений о предмете осмеяния Салтыков-Щедрин снискал у своих современников уважение и восхищение. Его называли «диагностом наших общих зол и недугов«.

Описывая в «Господах Головлевых» жизнь дворянской семьи, писатель остро высмеивает ущербную личность, тонко исследует природу зла в психологическом плане человека. Достается от его иронии и чиновникам да начальникам различных рангов, которые он едко изображает в «Истории одного города«. Здесь повествование ведется от лица летописца-обозревателя, который насмешливо коллекционирует пороки своего города. Конечно, сатира писателя создает образы высокой степени условности, но такие образы яснее и контрастнее дают нам возможность увидеть реальные недостатки и изъяны общества того времени, его различных слоев.

Многие из образов Салтыкова-Щедрина напоминают нам и сейчас встречающихся людей. Такие типы показаны в сатирических «Сказках для детей изрядного возраста«. Это великолепное произведение было издано нелегально, потому что царская цензура сочла его за яростный выпад против правящего класса. В сказках Щедрина изображено множество типов господ: помещиков, купцов, чиновников и прочих. Все они нарисованы художником высокомерными, заносчивыми и при этом совершенно беспомощными, неумелыми и глупыми. В «Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил» Салтыков-Щедрин пишет с присущей ему иронией:

«Служили генералы в какой-то регистратуре…, Следовательно, ничего не понимали. Даже слов никаких не знали».

Они ничего не умели делать, кроме как жить за чужой счет. Твердо зная, что булки растут на деревьях, они верили в свою исключительность, не задумываясь нисколько о собственной личной значимости. Разве нет таких «генералов» в нашей жизни? Они нередко встречаются, амбиции их велики. Они желают только иметь, а работать, по их убеждению, обязаны такие «бездельники«, как мужик из «Повести…» Изобличительная пародия Салтыкова — Щедрина, всегда снисходительная к народу-труженнику, ставит в укор мужику его безропотность и покорность. Мужик показан молодцом: все умеет, все может, даже суп в пригоршне сварит, но вот получает приказ вить для себя веревку, чтоб не убежал, и он с готовностью берется за дело.

В сказке «Дикий помещик» Щедрин так же высмеивает неспособность русских господ прожить без своих, хоть и дурно пахнущих, мужиков. Героя этой сказки мучает холопий дух и неприглядный вид его крестьян, он мечтает избавиться от них. И вот, оставшись один-одинешенек, он превращается в «дикого помещика»: «весь… оброс волосами… а когти у него сделались как железные«.

Сказки писателя полны сетований, что народ слишком молчалив, терпелив, забит и темен. Он смиренно несет лишения н свой тяжкий труд, не помышляя даже о сопротивлении. В сказке «Медведь на воеводстве» писатель показывает, на что способно возмущение народа. Медведь, который своими бесконечными погромами вывел мужиков из терпения, оказался посаженным на рогатины, с него «содрали шкуру». Понятно, почему эти сказки не допускали к изданию. Здесь явно слышится угроза жестокому правящему классу.

Уничтожающе беспощадная сатира Салтыкова-Щедрина воспроизводит действительность как нечто превратное, несообразное, несостоятельное, она вызывает очищающий смех над пороками времени и общества и одновременно возбуждает воспоминание о высших жизненных ценностях: добре, истине, красоте. Провожая в «царство теней все отжившее«, сатира М.Е. Салтыкова-Щедрина тем самым защищает положительное, подлинно живое, нравственное и духовное начало человека.

Читать произведения великого сатирика довольно непросто, не все в его творчестве понятно и интересно современному человеку. Но большинство «детей изрядного возраста» до сих пор с удовольствием читают «правдоподобное неправдоподобие» салтыковской сатиры.

Развернутые планы сочинений Н. В. Гоголь и М. Е. Салтыков-Щедрин. Традиции и новаторство

Н. В. Гоголь и М. Е. Салтыков-Щедрин. Традиции и новаторство

1. Художественный талант М. Е. Салтыкова-Щедрина и взгляды его на искусство формировались под непосредственным воздействием Н. В. Гоголя и его школы. Гоголь – зачинатель демократического века в развитии русской литературы, а для М. Е. Салтыкова-Щедрина он «родоначальник. нового, реального направления русской литературы», к которому «волею-неволею примыкают все позднейшие писатели».

Салтыков-Щедрин и Гоголь понимали общественно-воспитательную роль искусства, видели силу художественного слова в правдивом изображении действительности, считали, что жизненная правда произведений способна оказать благотворное влияние на общество.

Салтыкова-Щедрина считали преемником Гоголя. Но автор «Истории одного города» создал новый тип политической сатиры, усвоив художественный опыт Гоголя.

2. Объектом сатирического творчества Салтыкова-Щедрина была не Россия Гоголя. «Последнее время, – писал Салтыков-Щедрин в 1868 году, – создало великое множество типов совершенно новых, существования которых гоголевская сатира и не подозревала. Сверх того, гоголевская сатира сильна была исключительно на почве личной и психологической; ныне же арена сатиры настолько расширилась, что психологический анализ отошел на второй план, вперед же выступили сила вещей и разнообразнейшие отношения к ней человеческой личности». Предмет сатиры времен М. Е. Салтыкова-Щедрина – не «психологический» тип, а та или другая «язва», «моровое поветрие». Сатира преемника Гоголя острее, беспощаднее, емче.

3. В. Г. Белинский считал Гоголя главой новой реалистической школы. Критик полагал, что «совершенная истина жизни в повестях Гоголя тесно соединяется с простотой смысла. Он не льстит жизни, но не клевещет на нее; он рад выставить наружу все, что есть в ней прекрасного, человеческого, и в то же время не скрывает нимало и ее безобразия». Едкая сатира на существующую действительность нашла отражение в произведениях Гоголя, таких, как «Миргород», «Ревизор», «Нос», «Мертвые души». Пошлость и тунеядство помещиков, подлость и ничтожество обывателей обличает в названных произведениях писатель. «Кто же как не автор должен сказать святую правду!» – был уверен Гоголь.

Тема разоблачения чиновничества проходит через все творчество великого писателя, а в поэме «Мертвые души» она переплетается с темой крепостничества. Показывая пороки своих героев как результат влияния окружающей среды, Гоголь еще не ставил остро вопрос о личной ответственности конкретных носителей зла.

Салтыков-Щедрин не только раскрывал зависимость своих сатирических персонажей от общественных условий жизни, но и не снимал с них ответственности за совершенные ими преступления. Герои писателя, разлагаясь при феодально-крепостническом строе, поражали своей подлостью и уродством.

4. Формы художественной типизации у обоих писателей очень близки, но не тождественны. Гоголь умело сочетал общее и индивидуальное. Он – «гений детализации». А. С. Пушкин восхищался этим умением: «Еще ни у одного писателя не было этого дара выставлять так ярко пошлость жизни, уметь очертить в такой силе пошлость пошлого человека, чтобы вся та мелочь, которая ускользает из глаз, мелькнула бы крупно в глаза всем». Образы Манилова, Собакевича, Коробочки, Плюшкина, Хлестакова и других персонажей с «говорящими» фамилиями Гоголь создавал, тщательно продумывая каждую деталь, каждый элемент характеристики героев, обращая внимание на их речь, поведение, внутренний мир.

Салтыков-Щедрин, изображая типический характер, идет по пути большего, чем Гоголь, сатирического преувеличения и заострения образа. Сатирически выявляя ту или иную деталь, используя прием гротеска, Салтыков-Щедрин глубоко проникал в суть социально-исторического явления.

5. Судьба России, ее прошлое, настоящее и будущее – все это волновало обоих писателей. В первом томе «Мертвых душ» Гоголь раскрыл тему прошлого родины. Будущее являлось загадкой: «Русь, куда же ты несешься? Дай ответ. Не дает ответа». За страшным миром помещичьей и чиновничьей России писатель чувствовал душу русского народа, которую выразил в образе быстро* летящей вперед тройки, воплощающей в себе силы России: «Не так ли и ты, Русь, что бойкая, необгонимая тройка, несешься?» Миру «мертвых душ» в поэме противопоставлен лирический образ народной России.

Салтыков-Щедрин обратился в своем романе к истории Отечества, намереваясь изобразить начало конца деспотичной, бесчеловечной, антинародной власти. Он не мог остановиться на разоблачении явлений действительности, он проникал глубоко в сущность явления и человека. Иначе «невозможен правдивый суд над ними». Россия Салтыкова-Щедрина неразрывно связана с образом народа, его идеалами, устремлениями, трудолюбивостью, талантливостью, но и долготерпением. Сочувствие страданиям народа и осуждение его безропотности – такова авторская позиция.

6. Близость и различие писателей проявляются в особенностях их юмора. Смех Гоголя внушает мысль, что угнетатели народа не обладают силой и не имеют моральных прав на власть. Салтыков-Щедрин решал другую историческую задачу: сокрушал господствующий класс, раскрывал его полную политическую несостоятельность. Смех писателя-демократа утрачивает черты гоголевской грусти, он более яростный, не знает пощады к врагу, проникнут сарказмом, презрением к своим персонажам. Горький заметил: «Это не смех Гоголя, а нечто гораздо более оглушительно-правдивое, более глубокое и могучее. »

7. Для творческого метода Салтыкова-Щедрина характерно «воскрешение» гоголевских героев. Но автор «Истории одного города» не ограничивается только раскрытием особенностей их характера. Писатель открыл безграничные возможности типизации явлений действительности. «Для того, чтоб сатира была действительно сатирою и достигала своей цели, надобно, во-первых, чтоб она давала почувствовать читателю тот идеал, из которого отправляется творец ее, и во-вторых, чтоб она вполне ясно сознавала тот предмет, против которого направлено ее жало», – писал Салтыков-Щедрин.

Творческое наследие Н. В. Гоголя сыграло важную роль в судьбе русской литературы, а М. Е. Салтыков-Щедрин теоретически истолковал и практически развил гоголевские традиции в своих произведениях.

Народ и господа в сказках М. Е. Салтыкова-Щедрина

1.М. Е. Салтыков-Щедрин- «сатиры смелый властелин». Продолжатель традиций Фонвизина и Гоголя. Щедрин- вершина русской сатиры. Жанровое многообразие произведений Щедрина: романы, повести, очерки, рассказы, пьесы, сказки. Раннее знакомство с особенностями провинциальной бюрократической жизни. Прозрение Щедрина-обличителя. Индивидуальность писателя в создании сказок. Возможности жанра сказки в раскрытии истинного смысла произведения.

2. Политическое звучание сказок. Раскрытие темы эксплуатации, обличение дворян и чиновников, живущих народным трудом. Переосмысление сказочных образов и сюжетов. Отсутствие в сказках Щедрина счастливых концовок. Резкий социальный контраст – отличительная черта сказок писателя-демократа.

3. «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил». Изображение двух бывших чиновников, попавших на необитаемый остров. Паразитизм генералов, не принесших никакой пользы государству, неспособность заботиться о себе, обеспечивать себя всем необходимым, несмотря на обилие плодов, рыбы, дичи. В появлении мужика – спасение генералов от неминуемой гибели. Критика автором безропотного поведения мужика, исполняющего их прихоти, готового свить для себя веревку.

4. «Дикий помещик». Желание героя сказки избавиться от мужика, от запаха мякины. Превращение культурного человека в дикое животное, питающееся мухоморами. Беспомощность, неприспособленность, никчемность помещика. Уверенность автора в силе народа, трудом которого живут помещики.

5. «Премудрый пескарь». Высмеивание обывателей, боящихся за свою жизнь, скрывающихся от трудностей разноликой жизни. Реальные поступки, решительные дела как способ достижения счастливого будущего.

6. Народ талантлив, сообразителен, силен, обладает огромной жаждой знаний, трудолюбив, но терпелив, забит и темен. Плоды труда народа присваиваются генералами, помещиками, купцами, буржуазией. Призыв автора к народу задуматься над своей судьбой.

7. Творческая манера писателя – эзоповская, т. е. иносказательная. Подтекст. Переплетение реального и фантастического. Гипербола и гротеск как излюбленные приемы Щедрина. Связь сказок Щедрина с народным творчеством. Отражение ненависти писателя к тем, кто живет за счет народа, огромная вера в силу простых людей. Духовность человека и его нравственное очищение приобретают особое звучание в сказках Щедрина.

Читайте также:  Булгаков испытывал всю жизнь острую и уничтожающую ненависть ко всему, что носило в себе хотя бы малейшие черты обывательщины, дикости и фальши: сочинение

Бушмин А. С. Салтыков-Щедрин. Искусство сатиры. – М., 1976.

Книга известного литературоведа и критика рассказывает об эстетических воззрениях и своеобразии реализма великого русского писателя. Основное внимание уделено характеристике Щедрина как непревзойденного художника слова в области социально-политической сатиры.

Бушмин А. С. Художественный мир Салтыкова-Щедрина. – Л., 1987.

В книге определяются своеобразие реализма сатирика, природа жанров, повествовательная манера, выясняется роль художественной гиперболы, реалистической фантастики, эзоповского иносказания в системе эстетических воззрений и художественного творчества писателя.

М. Е. Салтыков-Щедрин в воспоминаниях современников. – М., 1975.

В книге собраны основные мемуарные и дневниковые источники, относящиеся к Салтыкову-Щедрину. В них освещены живая фигура писателя, многие стороны его личности и характера, литературной и общественной биографии.

М. Е. Салтыков-Щедрин в русской критике. – М., 1959.

В книге приведены статьи русских критиков, писателей, общественных деятелей о М. Е. Салтыкове-Щедрине.

Турков А. М. Ваш суровый друг: Повесть о М. Е. Салтыкове-Щедрине. – М., 1988.

Биография русского писателя-сатирика дается на фоне истории России, острой литературной борьбы.

Сочинение на тему “Актуальность сатиры М.Е.Салтыкова-Щедрина сегодня”.

Ученик рассказывает об актуальности сатиры писателя 19 века М.Е.Салтыкова-Щедрина.

Скачать:

ВложениеРазмер
Сочинение на тему “Актуальность сатиры М.Е.Салтыкова-Щедрина сегодня”.21.49 КБ

Предварительный просмотр:

Актуальность сатиры М.Е. Салтыкова-Щедрина сегодня.

Сатира – это литературная критика определенных явлений общества, образа жизни людей и образа их мыслей. По словарю Даля – «сочиненье насмешливое, осмеяние слабости и порока». Данный жанр в нашей стране переживал бурный рост в восемнадцатом веке. Он был популярен в журналах, повестях, романах и особенно в рассказах. Один из первых образцов сатиры – комедия Д. И. Фонвизина «Недоросль». Творчество Крылова также высмеивает людские пороки. В девятнадцатом веке наиболее яркими образцами сатиры являлись произведения Грибоедова, Гоголя, Некрасова и, конечно же, М.Е. Салтыкова-Щедрина. Его сатира являлась наиболее едкой, насмешливой и язвительной. Чернышевский говорил: “Ни у кого из предшествующих Щедрину писателей картины нашего быта не рисовались красками более мрачными. Никто не карал наших собственных язв с большей беспощадностью”.
Салтыков-Щедрин имел талант чутко улавливать все острые конфликты и проблемы в России и выставлять их напоказ перед всем русским обществом в своих произведениях. Его возмущало несправедливое отношение власти к подчиненным, покорность простого народа высшим чиновникам. Это и было центральной темой его сатиры – взаимоотношения господ и рабов. Несмотря на то, что свои произведения автор писал в девятнадцатом веке, многое из того, что он описывает в дореволюционной России актуально до сих пор. И думается мне, будет актуально еще долго. Поскольку в них затрагиваются “вечные проблемы”, которые всегда будут на злобе дня из-за людских недостатков и слабостей.

Возьмем для примера роман «История одного города». В нем Салтыков-Щедрин высмеивает самодержавие, потому как для него это бесчеловечный и жестокий строй. Прежде всего, люди, приходящие к единоличной власти, часто теряют разум, и ими овладевают такие качества как жадность, эгоизм, самолюбие, несправедливость, жестокость. Конечно, это происходит не всегда, но в большинстве случаев действительно так. Салтыков-Щедрин лихо проходится по градоначальникам города Глупова: Иван Великанов «обложил в свою пользу жителей данью по три копейки с души, предварительно утопив в реке экономии директора. Перебил в кровь многих капитан-исправников», Богдан Пфейфер, «ничего не свершив, сменен в 1762 году за невежество». У Брудастого в голове вместо мозга действует «органчик», периодически наигрывающей два окрика: «Разорю!» и «Не потерплю!». Онуфрий Негодяев (не правда ли, говорящая фамилия?) «размостил вымощенные предместниками его улицы и из добытого камня настроил монументов». Прыщ оказался с фаршированной головой, главным его девизом было «Отдохнуть-с», Перехват-Залихватский «въехал в Глупов на белом коне, сжег гимназию и упразднил науки». Маркиз де Санглот «отличался легкомыслием и любил петь непристойные песни. Летал по воздуху в городском саду, и чуть было не улетел совсем, как зацепился фалдами за шпиц, и оттуда с превеликим трудом снят» за это и был отправлен в отставку. ДюШарио вообще оказался женщиной. А Фердышенко, Петр Петрович, например, «недоимки запустил; любил есть буженину и гуся с капустой. Во время его градоначальствования город подвергся голоду и пожару». Есть еще некоторые градоначальники, но вообщем, смысл понятен: писатель стремится показать всех властителей как можно глупее и смешнее, не чурается обидных слов в их адрес. Приходишь в недоумение от таких управленцев и поражаешься, как все это терпит простой народ. Салтыков-Щедрин умело пользуется гротеском и гиперболой, что делает образы безмозглых градоначальников еще нелепее. В то же время, Салтыков-Щедрин обвиняет народ в его покорности, смирении и пассивности по отношению к самодержавной власти.

Также эту тему писатель затрагивает в своих сказках. « Повесть о том, как мужик двух генералов прокормил» является тому подтверждением. Автор пытается показать бесполезность существования генералов, которые ничего не умеют делать, кроме как эксплуатировать народ. Попав на необитаемый остров, сами они не могут ни рыбы поймать, ни плод с дерева сорвать, ни охотиться. Хорошо характеризует генералов их диалог, в котором они недоумевают, что пища в первоначальном виде « летает, плавает и на деревьях растет» и, оказывается, «кто хочет куропатку съесть, то должен сначала ее изловить, убить, ощипать, изжарить. » Смешно наблюдать. На помощь, как всегда, приходит простой работящий человек. Что-что, а командовать генералы умеют. Очень хорошо чувствуется, с какими теплыми чувствами Салтыков-Щедрин относится к мужику, который научился быть сильным, ловким, сообразительным. Он сумел поймать рябчика силком, сделанным из собственных волос, «развел огонь», «стал даже суп в пригоршне варить». И с острова необитаемого их вывез, а в награду получил лишь « рюмку водки да пятак серебра». Опять же мы наблюдаем, как автор осуждает паразитическую жизнь генералов, и в то же время ему грустно, от того, что русский человек настолько покорен.

Актуальна ли эта проблема в наше время? Думаю, что в какой-то степени да. Можно возразить, что монархия уже давно отсутствует в России, ведь наша страна пережила период социализма, сейчас переживает демократию. Но не все так просто. Как в Советском Союзе, так и в современной России власть всегда была выше народа и законов. Зачастую эти самые законы несправедливы, пишутся не для людей. Формально демократия – власть народа, на деле это не так. Любой чиновник, любой министр, любой человек, стоящий выше простого гражданина имеет свои нити власти, и если раньше ущемление прав народа происходило по закону (поскольку только царь мог решать, что ему делать), то сейчас мы можем столкнуться с беспределом, несправедливостью и неправотой формально незаконными, но на деле процветающими. И народ в наше время также достаточно пассивен, зачастую просто не способен устранить от власти нерадивого чиновника. Как сказал Ф. Ницше: “Тому повелевают, кто не может повиноваться сам себе”.

Сходную злободневную проблему – трусость простого обывателя, человека, боящегося перемен, можно встретить в сказке «Премудрый пескарь». В ней Салтыков-Щедрин изображает пескаря, рыбку, которая всю жизнь дрожала, боялась выйти наружу из своей норы, в итоге прожившая «с лишком сто лет» бесполезной, никчемной жизни. В образе пескаря мы видим простого трусливого мещанина, человека, который дрожит за свою шкуру, замкнут в себе, отчужден от реального мира, проблем и не способен реагировать на них. Только перед смертью задумывается пескарь о прожитой жизни: «Кому он помог? Кого пожалел, что он вообще сделал в жизни хорошего? Жил-дрожал и умирал-дрожал». В наше время тоже много инфантильных, апатичных, а главное трусливых людей, не способных бороться за свои права, за свою личную жизнь, в конце концов. Они просто плывут по течению и зачастую не приносят реальной пользы обществу. Бессмысленное существование пескаря помогает нам задуматься о своей собственной жизни: Что я делаю не так? Как это исправить? В чем смысл моего существования? Оно помогает нам понять, что необходимо приносить радость другим людям, жить не только для самого себя, но и для окружающих, стараться приносить реальную пользу обществу, не бояться перемен и всего нового. Читая произведения Щедрина, мы можем увидеть себя в главных героях его сказок, романов и повестей. Осознав это, мы получаем шанс измениться к лучшему.

В своем другом, не менее известном произведении «Господа Головлевы», помимо вышеназванных проблем поднимается также тема отношений в семье, отношений между людьми, а также личных качеств тех или иных индивидуумов. В романе показана картина разрушения дворянской семьи Головлевых, не в последнюю очередь из-за нахлебнического образа жизни оных, эксплуатирующих крестьян; но более важными причинами, выходящими на первый план, являются взаимное подозрение, недоверие, ложь, лицемерие, общая вражда. Вот перед нами глава семейства Арина Петровна Головлева, властная и энергичная помещица. Поражает её умение увеличивать капиталы. Копить и богатеть – вот единственная цель, которая целиком поглощает все ее силы и внимание. Других страстей и привязанностей у нее нет. Страшно становится, когда видишь, как она ради богатства превращает в каторгу жизнь крестьян. Лишает себя покоя и комфорта, кормит впроголодь своих детей.

Изумляет спокойствие и безжалостность, с которыми Арина Петровна наблюдает, как разоряются и умирают в нищете её дети. И только в конце жизни перед ней встал горький вопрос: «И для кого я припасала! Ночей не досыпала, куска недоедала… для кого?»

Деспотическая власть Арины Петровны, материальная зависимость детей от произвола «маменьки» воспитывали в них лживость и угодничество. Этими качествами особенно отличался Порфирий Головлев, получивший от других членов семьи прозвища «Иудушка» и «кровопийца». Иудушка с детских лет сумел опутать» доброго друга маменьку» паутиной лжи, подхалимства и еще при жизни завладел всем богатством. Образ Иудушки стал символом всякой эксплуатации и угнетения, человеконенавистничества, пустословия и лжи. Эти черты встречаются и в современных людях. Конечно, это вечная тема (что в очередной раз подчеркивает актуальность произведений Щедрина), и браться описывать здесь способы искоренения негативных свойств характера человека я не возьмусь, но факт остается фактом: проблемы в семьях у нас существуют и сегодня, в том числе из-за вышеописанных плохих качеств. Радует то, что многим людям, в том числе Салтыкову-Щедрину эти проблемы небезразличны, и они стараются отобразить их в своих произведениях максимально доступно и понятно простому человеку, чтобы тот лишний раз задумался о своем поведении и о своей семье.

Думаю, Салтыков-Щедрин как раз писал не только для современников, но и для будущего поколения людей. Важно, что в основе язвительных, остросатирических произведений писателя лежит любовь к народу, истинный патриотизм, который предполагает критическое отношение к недостаткам общества. К сожалению, жизнь не стоит на месте, а схожие проблемы остаются. Можно приводить в пример еще много произведений Салтыкова-Щедрина: “Дикий помещик”, “Карась-идеалист”, “Медведь на воеводстве”… Лишний раз мы подтверждаем их сегодняшнюю актуальность и необходимость ознакомления с ними любого современного человека. Ведь произведения Салтыкова-Щедрина могут являться своего рода толчком к активным действиям, к попыткам сделать хоть что-то для изменения жизни к лучшему. И если «в своем глазу бревна не видно», писатель может открыть глаза на многие вещи, достаточно лишь немного умения понимать скрытую в его сатире мораль. За это перед Салтыковым-Щедриным можно смело снимать шляпу. В свое время он проделал большую и полезную работу, задал тон современным людям с активной позицией, необходимо только суметь воспользоваться его трудами.

Ссылка на основную публикацию
×
×