Булгаков испытывал всю жизнь острую и уничтожающую ненависть ко всему, что носило в себе хотя бы малейшие черты обывательщины, дикости и фальши: сочинение

Сочинение «”Булгаков испытывал всю жизнь острую и уничтожающую ненависть ко всему, что носило в себе хотя бы малейшие черты обывательщины, дикости и фальши”»

На окраине Москвы, вдали от шумных улиц и площадей, расположился старинный двухэтажный дом с решётками на окнах. На небольшой заасфальтированной площадке прямо перед домом с раннего утра выстраивалась очередь, но не чрезмерная, человек в полтораста. Если же погода благоволила, то желающих примкнуть к толпе было ещё больше. Одни записывались, чтобы улучшить собственное благосостояние, другие желали завести новые знакомства и тоже вставали в очередь, третьи присоединялись из любопыт-ства. Этот пчелиный рой копошился, непрерывно передвигался, но безуспешно. На дубовой двери висела табличка с изображением покосившегося дома: “Квартирный вопрос. Приём с 11 до 12”, – и, что немаловажно, – огромный железный замок. Те счастливчики, кому удавалось-таки попасть на приём за отведённые шестьдесят минут, через несколько лет становились обладателями бесплатной квартиры в каменном доме. Ежедневно в городе пять человек обретали свой новый кров, и ради этого можно было стоять в очереди сутки напролёт. Каждого среднестатистического москвича терзала чёрная зависть: почему небо наградило их, а не меня? Кто скажет что-нибудь в защиту зависти? Это чувство дрянной категории, но всё же надо войти и в положение очередника. За дубовой дверью находилась крохотная, но в изысканном стиле отделанная приёмная, с телефоном и узорным ковриком для ног. За столом в течение всего рабочего часа сидели два полнощёких, румяногубых и гладко выбритых гражданина лет шестидесяти. В их поведении было сразу несколько странностей: они не переставали что-то бормотать, время от времени громко хихикали, вызывая у посетителей небезосновательные опасения за их душевное состояние. Истинная натура москвичей проявляется лишь тогда, когда эти граждане материалистиче-ского государства оказываются вовлечены в нечто, отличное от ежедневной чертовщины их жизни. В романе Булгакова “Мастер и Маргарита” московское народонаселение подвергается влиянию так называемой “чёрной магии”. Разумеется, проделки Воланда и его свиты оборачиваются массой неприятностей для московских обывателей. Но приводят ли они хотя бы к одной подлинной катастрофе? В советском мире двадцатых-тридцатых годов чёрная магия оказывается менее примечательной, чем реальный быт, с его ночными исчезновениями и другими видами узаконенного насилия. Но о российском тиране в московских главах нет ни слова. Читателю самому предоставляется возможность догадаться, по чьей воле производятся аресты, из квартир исчезают люди, а “тихие, прилично одетые” граждане “с внимательными и в то же время неуловимыми глазами” стараются запомнить как можно больше и доставить информацию по нужному адресу. Доносчики сидят повсюду, даже в Доме Грибоедова, за резною чугунною решёткой. Этим домом владел Массолит, во главе которого стоял несчастный Михаил Александрович Берлиоз до своего появления на Патриарших прудах. “Приблизительно сорокалетний, маленького роста, темноволос, упитан, лыс”. Лишь “сверхъестественных размеров очки в чёрной роговой оправе” выдавали в нём человека незаурядного ума, начитанного, каким и подобает быть редактору “толстого художественного журнала”. Берлиоз был в высшей степени недоверчив, любил продемонстрировать собственную значимость (принимал от четырёх до пяти), подобно Иисусу Христу на тайной вечере, председательствовал на заседании двенадцати литераторов – словом, являл собою типичного руководящего москвича. Какие замечательные привилегии членам Массолита давал литературный талант! Вернее, его мирское воплощение – “членский массолитский билет, коричневый, пахнущий дорогой кожей, с золотой широкой каймой”. Подобно тому, как во всех других областях искусства люди делятся на талантливых и заурядных, московские литераторы делились на счастливых обладателей коричневой корочки и мечтающих стать таковыми. Члены Массолита “заслуженно” удостаивались вкусной и здоровой пище по удачной цене, творческих отпусков “от двух недель до одного года”, а наиболее талантливые получали дачи за городом, на свежем воздухе. Литераторы 1000 серьёзно страдали от духоты. “Ни одна свежая струя не проникала в открытые окна”. Они были духовно мертвы, писали не по велению души, а по заказу редакторов. Столичная жизнь скучна и монотонна, ничего сверхъестественного в Москве никогда не происходит, оттого с таким удивлением и восторгом воспринимаются москвичами проделки Воланда и его свиты. Воланд выступает в романе в первую очередь как судья. Он является в Москву выяснить, изменилось ли человечество. И для этого проводит жителей города через всевозможные испытания, которых те обыкновенно не выдержива-ют. Воланд не получает особого удовлетворения, лишний раз убеждаясь в корыстолюбии и низости людей, хотя ничего другого от них и не ожидает. При редких же встречах с теми, кто ещё не утратил способности к состраданию, он иронически удивляется и, что характерно, выполняет их просьбы. Он играет роль провокатора, расставляет ловушки, но всегда даёт людям шанс выбрать между добром и злом, использовать свою свободную волю. Поэтому-то он и не оставляет впечатления существа, стремящегося творить зло, а добро совершающего лишь невольно. У москвичей всегда есть возможность обойти это зло стороной. Так, у Берлиоза было предчувствие немедленно бежать с прудов, икота, предшествовавшая появлению “иностранца”, была предупреждением председателю Массолита. И, наконец, даже предсказание смерти не подействовало на этого самонадеян-ного безбожника. Ведь если “отрежут голову”, то непременно враги или интервенты, но никак не комсомолка. Все москвичи выглядят на одно лицо, ничем друг от друга не отличаются. Словом, граждане, винтики общества. Любой человек необычной наружности, в дорогом костюме, немного странный, воспринимается ими как иностранец, “заграничный чудак”. А знают ли о нём в бюро иностранцев? Необходимо принять меры! Московское народонаселение ни во что не хочет верить без доказательств, ни в Бога, ни в дьявола, Иван Бездомный доказывает дьяволу, что его нет. Да и проделки Воланда интересуют москвичей гораздо меньше, нежели их разоблачение. Присутствовавшую на сеансе чёрной магии публику объединяла страстная любовь к деньгам, чрезмерное любопытство, атеизм, недоверчивость и страсть к разоблачениям. Да, граждане сильно изменилисьЕ внешне. А внутренне они люди как люди. “Ну, легкомысленныЕ ну, что жЕ и милосердие иногда стучится в их сердцаЕ обыкновенные люди”. Возможность лёгкой наживы опьяняет, деньги разжигают злобу, выявляют и без того накопившуюся в большом количестве в умах граждан глупость. И голову болтуну Бенгальскому Фагот отрывает не по собственной инициативе. Это безобразное предложение поступило с галёрки. Даже когда оторванная голова звала доктора, никто не пришёл к ней на помощь. Публика не привыкла видеть такое количество крови и посему просила Фагота простить несчастного конферансье, надеть обратно его глупую голову. Наряду с корыстолюбивыми и жестокими москвичами, в зале имелся один заботливый муж. Во время бесплатной раздачи дамской одежды, выйдя на сцену, он попросил передать что-нибудь его больной супруге. В качестве доказательства того, что он действительно женат, гражданин готов был предъявить паспорт. Заявление было встречено хохотом. Зрителям трудно было понять этого заботливого мужа, ведь сами они таковыми не были. Типичный представи-тель зала – женщина, вышедшая на сцену, чтобы забрать бесплатные туфли. Ей бы поскорее удалиться с товаром, но она ещё спрашивает: “А они не будут жать?” Москвичи к тому же ещё и большие вруны. Они обманывают друг друга и самих себя. Аннушка, виновная в убийстве Берлиоза по неосторожности, начала врать, когда в её руки случайно попала золотая подкова: “Так это ваша подковочка? А я смотрю, лежит в салфеточкеЕ Я нарочно прибрала, чтобы кто не поднял, а то потом поминай как звали”. Жадность и лицемерие управляют такими людьми. Не прочь обмануть, пусть даже самого себя, был Римский.

«Булгаков . испытывал всю жизнь острую и уничтожающую ненависть ко всему, что носило в себе хотя бы малейшие черты обывательщины, дикости и фальши» (К.Г.Паустовский)

Скачать сочинение
Тип: Анализ творчества поэта/писателя

Время – неподкупный судья, оно отводит каждому писателю свое заслуженное место. Сегодня том Михаила Афанасьевича Булгакова, стоящий на книжной полке, свидетельствует о хорошем вкусе читателя. Но так было не всегда. Булгаков пережил годы цензурных запретов, страшную травлю в печати. Но он продолжал писать, даже допуская, что читатель никогда не увидит его творения.

Зная жизненный путь этого писателя, трудную судьбу многих его произведений, можно понять, почему с такой горечью, уничтожающим сарказмом он описывает нравы современных ему «служителей музы». В романе «Мастер и Маргарита» писатель знакомит нас с жестоким миром псевдолитераторов. Это глупые, злобные, обласканные властью халтурщики. О них хорошо сказал прозревающий поэт Иван Бездомный, обличая Рюхина: «Типичный кулачок по своей психологии, но кулачок тщательно маскирующийся под пролетария. Посмотрите на его постную физиономию и сличите с теми звучными стихами, которые он сочинил к первому числу. «Взвейтесь» да «Развейтесь»… А вы загляните к нему внутрь… вы ахнете». Страшно становится оттого, что судьбой такого истинного художника, как Мастер, распоряжаются бездарные и трусливые лжелитераторы.

В этом же романе мы знакомимся с таким представителем «пишущей братии», как председатель Массолита Михаил Берлиоз. Этот «служитель муз» давно продал свой талант. Теплое местечко ему стало гораздо дороже настоящего произведения искусства. Берлиоз уже не способен отличить настоящее произведение искусства от халтуры, а настоящего Художника – от ремесленника.

В своих произведениях Булгаков со всей силой таланта, со свойственной только ему иронией и сарказмом обличает пошлость и подлость, низость и безвкусицу во всех сферах человеческой жизни. Так, в «Мастере и Маргарите» он горько высмеивает нравы современных ему москвичей. Эти люди падки до «бесплатных денег». Как только из-под купола варьете начинают сыпаться деньги – воспитанные и благообразные, на первый взгляд, люди моментально превращаются в животных. В погоне за купюрами они забывают обо всем: «В бельэтаже послышался голос: «Ты чего хватаешь? Это моя! Ко мне летела!» и другой голос: «Да ты не толкайся, я тебя сам как толкану!» И вдруг послышалась плюха».

Неодобрительно относится писатель и к чрезмерному увлечению жительниц Москвы заграничными вещами. Из-за модной вещицы из Парижа они забывают о своем достоинстве. Воланду ничего не остается, как проучить их, в один момент уничтожив всю одежду, надетую на модниц.

Но это не самые страшные пороки современников Булгакова. Писатель показывает нам, что люди его времени непорядочны (Семплияров с его «семейной» историей), корыстолюбивы (Никанор Иванович Босой). Они ленятся, хамят, подличают, врут напропалую. Чего стоят, например, сотрудники варьете – Степа Лиходеев, Римский, Варенуха. В своем романе Булгаков карает их, наказывая за пороки.

Писатель не мог и не хотел мириться с абсурдом, царящим в России 20-30 годов. Он тонко иронизирует над всеобщим страхом перед иностранными шпионами, распространённым в то время в стране, и горько – над поголовным безбожием в Советской России.

Читайте также:  Трагедия интеллигенции в романе М. А. Булгакова Белая гвардия: сочинение

Булгаков, как всякий творческий человек, обладал тонкой душевной организацией. Он очень остро воспринимал все, что происходило в его стране. Именно поэтому писатель не мог не переживать, видя трагичность существования в Советской России, не ощущать те жуткие процессы, которые в ней происходили. В повести «Собачье сердце» Булгаков выразил свое отношение ко всему, что видел вокруг.

В результате насильственной операции, произведенной профессором Преображенским, из милейшего пса Шарика получается «такая мразь, что волосы дыбом встают». Шариков гоняется за кошками, спит на полатях в кухне, бросает окурки на пол, непотребно ругается, пристает к Зине, ворует. Но это еще не самое страшное. Он, почувствовав свою полную безнаказанность, принадлежность к «пролетарскому классу», шантажирует беззащитную девушку, пишет доносы на профессора Преображенского и даже угрожает ему. Можно сказать, что ученый создал «мертвую душу», способную только уничтожать и истреблять.

В считанные месяцы пролетарий Шариков проделывает путь от «ничего» ко «всему». Мы понимаем намек Булгакова на революционные события 1917 года. Полиграф Полиграфович, как представитель «трудового элемента», заручается поддержкой власти, получает паспорт, устраивается на руководящую должность. Теперь он может творить все, что ему подскажет «классовая ненависть». Шариков – «полезный» член нового общества, обладающий «уже не собачьим, а именно человеческим», «самым паршивым из всех существующих в природе» сердцем.

Финал повести отражает отношение Булгакова к пролетарской революции и новым хозяевам положения. Шариков вновь превращается в Шарика и начинает заниматься своими, предназначенными ему природой, делами…

В заключение с уверенностью можно сказать, что Булгаков всю свою жизнь боролся против отрицательных человеческих качеств, мешающих свободно жить и творить. В своих произведениях он тонко и иронично высвечивал и высмеивал пороки людей, помогая нам избавляться от них и делать жизнь лучше.

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Булгаков М.А. / Разное / «Булгаков . испытывал всю жизнь острую и уничтожающую ненависть ко всему, что носило в себе хотя бы малейшие черты обывательщины, дикости и фальши» (К.Г.Паустовский)

Смотрите также по разным произведениям Булгакова:

«Булгаков . испытывал всю жизнь острую и уничтожающую ненависть ко всему, что носило в себе хотя бы малейшие черты обывательщины, дикости и фальши» (К.Г.Паустовский)

Время – неподкупный судья, оно отводит каждому писателю свое заслуженное место. Сегодня том Михаила Афанасьевича Булгакова, стоящий на книжной полке, свидетельствует о хорошем вкусе читателя. Но так было не всегда. Булгаков пережил годы цензурных запретов, страшную травлю в печати. Но он продолжал писать, даже допуская, что читатель никогда не увидит его творения.
Зная жизненный путь этого писателя, трудную судьбу многих его произведений, можно понять, почему с такой горечью, уничтожающим сарказмом он описывает нравы современных ему «служителей музы». В романе «Мастер и Маргарита» писатель знакомит нас с жестоким миром псевдолитераторов. Это глупые, злобные, обласканные властью халтурщики. О них хорошо сказал прозревающий поэт Иван Бездомный, обличая Рюхина: «Типичный кулачок по своей психологии, но кулачок тщательно маскирующийся под пролетария. Посмотрите на его постную физиономию и сличите с теми звучными стихами, которые он сочинил к первому числу. «Взвейтесь» да «Развейтесь»… А вы загляните к нему внутрь… вы ахнете». Страшно становится оттого, что судьбой такого истинного художника, как Мастер, распоряжаются бездарные и трусливые лжелитераторы.
В этом же романе мы знакомимся с таким представителем «пишущей братии», как председатель Массолита Михаил Берлиоз. Этот «служитель муз» давно продал свой талант. Теплое местечко ему стало гораздо дороже настоящего произведения искусства. Берлиоз уже не способен отличить настоящее произведение искусства от халтуры, а настоящего Художника – от ремесленника.
В своих произведениях Булгаков со всей силой таланта, со свойственной только ему иронией и сарказмом обличает пошлость и подлость, низость и безвкусицу во всех сферах человеческой жизни. Так, в «Мастере и Маргарите» он горько высмеивает нравы современных ему москвичей. Эти люди падки до «бесплатных денег». Как только из-под купола варьете начинают сыпаться деньги – воспитанные и благообразные, на первый взгляд, люди моментально превращаются в животных. В погоне за купюрами они забывают обо всем: «В бельэтаже послышался голос: «Ты чего хватаешь? Это моя! Ко мне летела!» и другой голос: «Да ты не толкайся, я тебя сам как толкану!» И вдруг послышалась плюха».
Неодобрительно относится писатель и к чрезмерному увлечению жительниц Москвы заграничными вещами. Из-за модной вещицы из Парижа они забывают о своем достоинстве. Воланду ничего не остается, как проучить их, в один момент уничтожив всю одежду, надетую на модниц.
Но это не самые страшные пороки современников Булгакова. Писатель показывает нам, что люди его времени непорядочны (Семплияров с его «семейной» историей), корыстолюбивы (Никанор Иванович Босой). Они ленятся, хамят, подличают, врут напропалую. Чего стоят, например, сотрудники варьете – Степа Лиходеев, Римский, Варенуха. В своем романе Булгаков карает их, наказывая за пороки.
Писатель не мог и не хотел мириться с абсурдом, царящим в России 20-30 годов. Он тонко иронизирует над всеобщим страхом перед иностранными шпионами, распространённым в то время в стране, и горько – над поголовным безбожием в Советской России.
Булгаков, как всякий творческий человек, обладал тонкой душевной организацией. Он очень остро воспринимал все, что происходило в его стране. Именно поэтому писатель не мог не переживать, видя трагичность существования в Советской России, не ощущать те жуткие процессы, которые в ней происходили. В повести «Собачье сердце» Булгаков выразил свое отношение ко всему, что видел вокруг.
В результате насильственной операции, произведенной профессором Преображенским, из милейшего пса Шарика получается «такая мразь, что волосы дыбом встают». Шариков гоняется за кошками, спит на полатях в кухне, бросает окурки на пол, непотребно ругается, пристает к Зине, ворует. Но это еще не самое страшное. Он, почувствовав свою полную безнаказанность, принадлежность к «пролетарскому классу», шантажирует беззащитную девушку, пишет доносы на профессора Преображенского и даже угрожает ему. Можно сказать, что ученый создал «мертвую душу», способную только уничтожать и истреблять.
В считанные месяцы пролетарий Шариков проделывает путь от «ничего» ко «всему». Мы понимаем намек Булгакова на революционные события 1917 года. Полиграф Полиграфович, как представитель «трудового элемента», заручается поддержкой власти, получает паспорт, устраивается на руководящую должность. Теперь он может творить все, что ему подскажет «классовая ненависть». Шариков – «полезный» член нового общества, обладающий «уже не собачьим, а именно человеческим», «самым паршивым из всех существующих в природе» сердцем.
Финал повести отражает отношение Булгакова к пролетарской революции и новым хозяевам положения. Шариков вновь превращается в Шарика и начинает заниматься своими, предназначенными ему природой, делами…
В заключение с уверенностью можно сказать, что Булгаков всю свою жизнь боролся против отрицательных человеческих качеств, мешающих свободно жить и творить. В своих произведениях он тонко и иронично высвечивал и высмеивал пороки людей, помогая нам избавляться от них и делать жизнь лучше.

О Булгакове

Михаила Булгакова (1891—1940) стали вспоминать с опозданием: спустя 25 лет после его смерти. С конца 20-х годов и до конца 1961 года проза его не печаталась вовсе. В рукописях лежали основные книги. На сцене шли только пьеса «Последние дни» («Пушкин») и инсценировка «Мёртвых душ». Не принявший искусства соцреализма, политики пятилеток и лагерей, уцелевший лишь благодаря капризу Сталина, он писал для себя и для внуков, писал, как принято говорить, в стол.

Вот это я тебе, взамен могильных роз,
Взамен кадильного куренья;
Ты так сурово жил и до конца донёс
Великолепное презренье.
Ты пил вино, ты как никто шутил
И в душных стенах задыхался,
И гостью страшную ты сам к себе впустил
И с ней наедине остался.
И нет тебя, и всё вокруг молчит
О скорбной и высокой жизни.
А. Ахматова. Памяти Булгакова (1940)

— Вы писатель? — с интересом спросил поэт.
— Я мастер.
— .

М.А. Булгаков. Мастер и Маргарита

Сейчас М.А. Булгаков — признанный классик русской литературы ХХ столетия, и он по праву достоин звания Мастера.

Судьба писателя имеет свой драматический рисунок. В нём мало случайного и отчётливо проступает чувство пути. Будто заранее было предопределено, что мальчик, родившийся 3 мая 1891 года в Киеве в семье преподавателя духовной академии, пройдёт через тяжкие испытания эпохи войн и революций, будет голодать и бедствовать, станет драматургом лучшего театра страны, узнает вкус славы и гонения и умрёт, не дожив до 50 лет, чтобы лишь через многие годы окончательно вернуться к нам своими книгами, размышляя в них о таких вечных ценностях, как справедливость и милосердие, всепрощение и любовь.

М. Булгаков. Автобиография

Сын профессора Киевской духовной академии, родился 3 мая 1891 года в Киеве.

В 1909 году окончил Киевскую первую гимназию, а в 1916 году — Киевский университет по медицинскому факультету.

В 1916—17 годах служил в качестве врача в земстве Смоленской губернии.

В 1918—19 годах проживал в Киеве, начинал заниматься литературой одновременно с частной медицинской практикой.

В 1919 году окончательно бросил занятие медициной.

В 1920 году проживал в г. Владикавказе, работал в Подотделе искусств, сочиняя первые пьесы для местного театра.

В 1921 году приехал в Москву на постоянное жительство.

В 1921—24 годах в Москве служил в ЛИТО Главполитпросвета, работал в газетах в качестве хроникёра, а впоследствии — фельетониста (газета «Гудок» и другие), начал печатать в газетах и журналах первые маленькие рассказы.

В 1925 году был напечатан мой роман «Белая гвардия» (журнал «Россия») и сборник рассказов «Дьяволиада» (издательство «Недра»).

В 1926 году Московским Художественным театром была поставлена моя пьеса «Дни Турбиных», в том же году Театром имени Вахтангова в Москве была поставлена моя пьеса «Зойкина квартира».

В 1928 году Камерным московским театром была поставлена моя пьеса «Багровый остров».

В 1930 году Московским Художественным театром был принят на службу в качестве режиссёра-ассистента.

В 1932 году Московским Художественным театром была выпущена моя пьеса по Гоголю «Мёртвые души», при моём участии в качестве режиссёра-ассистента.

В 1932—36 годах продолжал работу режиссёра-ассистента в МХАТ, одно время работая и в качестве актёра (роль председателя суда в спектакле «Пиквикский клуб» по Диккенсу).

В 1936 году МХАТом была поставлена моя пьеса «Мольер» при моём участии в качестве режиссёра-ассистента. В том же году Театром сатиры в Москве была подготовлена к выпуску пьеса моя «Иван Васильевич» и снята после генеральной репетиции.

Читайте также:  Тема семьи и дома в романе Булгакова «Белая гвардия»: сочинение

В 1936 году, после снятия моей пьесы «Мольер» с репертуара, подал в отставку в МХАТ и был принят на службу в Государственный академический Большой театр Союза ССР в Москве на должность либреттиста и консультанта, в каковой должности нахожусь и в настоящее время.

Для Государственного академического Большого театра в том же году сочинил либретто оперы «Минин и Пожарский», подготовляемой в настоящее время к постановке при моём участии.

В 1937 году для ГАБТ сочинил либретто оперы «Чёрное море».

Помимо вышеперечисленных пьес, автор пьес: «Бег», «Александр Пушкин» и других. Переведён на французский, английский, немецкий, итальянский, шведский и чешский языки.

Писатель и власть

К концу 20-х годов в общественно-политической жизни страны произошли значительные и неблагоприятные перемены, отразившиеся и на культурной политике. Резко ухудшилась и ситуация вокруг Булгакова. В 1929 году запрещаются ранее поставленные пьесы. Идеологизированная критика, не стесняясь в выражениях, развернула кампанию травли писателя. Булгаков умел держать удар, он даже собирал вырезки из газет и журналов с отзывами о себе и своих героях. По подсчётам писателя, за 10 лет его литературной деятельности был опубликован 301 отзыв, из них «похвальных было 3, враждебно ругательных — 298» (из письма правительству СССР от 28 марта 1930 года).

В сентябре 1929 года Булгаков в письме секретарю ЦИК СССР А.С. Енукидзе, констатируя абсолютную «неприемлемость моих произведений для советской общественности», просил отпустить его с женой за границу «на тот срок, который Правительство Союза найдёт нужным назначить мне».

Параллельно Булгаков продолжает работать: начинает писать роман о Мастере, заканчивает первую редакцию пьесы «Кабала святош», посвящённую Мольеру. Главное в пьесе — конфликт гениального драматурга и деспотической власти. Тема трагической зависимости художника от непросвещённой власти несомненно вызывала раздумья о современности. И как итог — запрещение пьесы «Кабала святош» («Мольер») к постановке на сцене. 28 марта 1930 года опальный писатель обращается с развёрнутым письмом к правительству СССР, в котором излагает своё писательское и человеческое кредо и вновь возвращается к просьбе о выезде за границу или о предоставлении ему работы в театре. Письмо возымело действие. 18 июля 1930 года Булгакову позвонил Сталин и посоветовал вновь подать заявление о приёме на работу в Художественный театр.

В итоге драматург был назначен на должность режиссёра-ассистента во МХАТ. Неизвестно, по какой причине Сталин так благосклонно отнёсся к Булгакову, выступая как бы его тайным покровителем. Но известно и то, что Сталин не менее 15 раз смотрел «Дни Турбиных» на сцене МХАТа, 8 раз он был на спектакле «Зойкина квартира» в Театре им. Вахтангова. Может быть, ему просто нравились пьесы драматурга. А возможно и другое. Булгаков написал своё обращение в правительство 28 марта 1930 года. Письмо рассматривалось в правительственных кругах, звучали фразы о «недопустимом тоне» автора. Но всё же по настоянию Сталина решено было разрешить писателю «жить и работать».

А 14 апреля на всю страну прогремел самоубийственный выстрел Маяковского. Это был ещё один трагический вызов «счастливой» жизни, устроенной вождём. И Сталин делает новый, хорошо рассчитанный политический шаг — лично звонит Булгакову с проявлением заботы о его судьбе. Постепенно в сознании Булгакова и в его окружении, среди близких, укрепилась легенда об особом покровительстве со стороны «отца народов». Эта легенда была своего рода самогипнозом и одновременно средством самозащиты для Булгакова. Однако в чуткости Сталина и его внимании к судьбе гонимого писателя позволяет усомниться один факт. Актёры МХАТа, зная о тяжёлой болезни Михаила Афанасьевича, направили письмо секретарю Сталина в надежде на то, что внимание вождя морально поддержит смертельно больного писателя. Однако Сталин позвонил жене Булгакова лишь на следующий день после похорон.

Воспоминания современников

Е.С. Булгакова. О пьесе «Бег» и её авторе

«. У него были необыкновенные ярко-голубые глаза, как небо, и они всегда светились. Я никогда не видела у него тусклых глаз. Это всегда были ярко горевшие интересом, жадностью к жизни глаза. Он безумно любил жизнь. И даже когда он умирал, он сказал такую фразу: «Это не стыдно, что я так хочу жить, хотя бы слепым». Он ослеп в конце жизни. Он был болен нефросклерозом и, как врач, знал свой конец. Он ослеп. Но он так любил жизнь, что хотел остаться жить даже слепым.

Это был человек, который когда появлялся где-нибудь, то очень скромно. Он никогда не претендовал на первое место, но невольно так получалось благодаря его остроумию, благодаря необычайной жизненной силе, бурлящей в нём. Всегда вокруг него начинались разговоры, споры, а главное, его заставляли рассказывать, потому что он был мастер рассказа. Он создавал тут же какие-то новеллы, при этом блестяще показывал их как актёр. Он бегал в соседнюю комнату, тут же переодевался в женщину или мужчину, ему было совершенно всё равно».

К. Паустовский. Булгаков

«. Он родился в Киеве и прожил в нём свою молодость. В те времена Киев был городом острых противоречий. Рядом с передовой научной и артистической интеллигенцией в Киеве существовал и благоденствовал злой и пронырливый обыватель. Выражение «киевский мещанин» было широко распространено и стало нарицательным.

Знакомством с этим «киевским мещанином» и объясняется то, что Булгаков — представитель передовой интеллигенции — испытывал всю жизнь острую и уничтожающую ненависть ко всему, что носило в себе хотя бы малейшие черты обывательщины, дикости и фальши. Вся жизнь этого беспокойного и блестящего писателя была, по существу, беспощадной схваткой ради чистых человеческих помыслов, ради того, что человек должен быть и не смеет не быть разумным и благородным. В этой борьбе у Булгакова было в руках разящее оружие — сарказм, гнев, ирония, едкое и точное слово. Он не жалел своего оружия. Оно у Булгакова никогда не тупилось. »

М. Яншин. Дни молодости — «Дни Турбиных»

«Те, кому доводилось встречаться с Михаилом Афанасьевичем в ту пору, в середине двадцатых годов, помнят этого чуть сутулящегося, с приподнятыми плечами, светловолосого человека, с немного выцветшими глазами, с вечным хохолком на затылке, с постоянно рассыпавшимися волосами, которые он обыкновенно поправлял пятернёй. Чувствовалась в этом особенная, я бы сказал, подчёркнутая чистоплотность как внешнего, так и внутреннего порядка.

Я познакомился с Булгаковым, когда он жил на углу Левшинского переулка и Пречистенки, потом бывал на квартире у него на Пироговской улице, на первом этаже, почти полуподвальном. Но после мансарды на Левшинском эта квартира казалась дворцом.

Всегда жизнерадостный, лёгкий на подъём, всегда подобранный, с немного подпрыгивающей походкой, остроумный, очень легко идущий на всякие шутки, на всякие острые словца, устроитель всевозможных игр — в «блошки», в «бирюльки», организатор лыжных прогулок, он был неистощим на всякие выдумки, на всякого рода призы, на условия соревнования.

Походы в далёкие деревушки, остановки в тёплых трактирах с чаем, с жареной колбасой, с горячим хлебом.

И казалось, что этого человека ничем нельзя огорчить.

На стенах его кабинета и столовой висело очень много газетных вырезок, это были наиболее ругательные рецензии и в адрес Булгакова, и в адрес Художественного театра.

В последний раз я встретил его на Кузнецком мосту — ему, видимо, нужно было перейти через Петровку, но со всех сторон неслись машины, а он не любил этого. Он стоял в некоторой растерянности. Я окликнул его и предложил свои услуги. Мы перешли на другую сторону улицы, он поблагодарил меня и пошёл дальше.

Я долго смотрел ему вслед. Я не знал, что это последнее свидание с ним».

П. Марков. Булгаков и театр

«Он был, конечно, очень умён, дьявольски умён и поразительно наблюдателен не только в литературе, но и в жизни. И уж, конечно, его юмор не всегда можно было назвать безобидным — не потому, что Булгаков исходил из желания кого-либо унизить (это было в коренном противоречии с его сущностью), но его юмор порой принимал, так сказать, разоблачительный характер, зачастую вырастая до философского сарказма. Булгаков смотрел в суть человека и зорко подмечал не только внешние его повадки — он вникал в психологическую сущность человека. В самые горькие минуты жизни он не терял дара ей удивляться, любил удивляться.

Он обладал даром великолепного рассказчика, смелого, неожиданного. Он пришёл в театр с богатым жизненным опытом, который в его рассказах получал новую, порой парадоксальную образность. Он умел увлечь актёров. Он вносил в жизнь театра страстность, поиск и открывал всё новые и новые качества в созданных им литературных образах.

Он не только потенциально, но фактически был великолепным актёром. Может быть, именно это качество и определяет вообще подлинную сущность драматурга, ибо хороший драматург в потенции неизбежно является актёром. Если бы его попросили сыграть сочинённую им пьесу, он сыграл бы её всю и сделал бы это с совершенством. Так, в «Турбиных» он показывал почти все образы, охотно и щедро помогая актёрам. Он не просто присутствовал на репетициях — он ставил пьесу».

«Булгаков… испытывал всю жизнь острую, уничтожающую ненависть ко всему, что носило в себе хотя бы малейшие черты обывательщины, дикости и фальши»

Роман «Мастер и Маргарита» М. А. Булгакова состоит как бы из двух романов. Один — из античной жизни, который пишет Мастер, и другой — о современной жизни. Эти два параллельных на первый взгляд пласта связывает общая философская идея. Суть ее заключается в том, что Булгаков, отрицая социальные революции, предпочитая «излюбленную и Великую Эволюцию», делает все же ставку на сознательную или разумную волю на пути к добру. И Мастер, и Маргарита, и Иешуа, и даже Понтий Пилат с Иваном Бездомным, которые начинают сомневаться в правильности

сделанного жизненного выбора, живут в постижении именно этой философской идеи, потому они близки самому автору. Герои же, строящие общество, в котором все определяется положением человека, его низменными расчетами, протекционизмом, предательством, доносами, где царит строгая и несправедливая иерархия, нет места Мастеру и его единомышленникам, как и его герою Иешуа, изображены сатирико-юмористически, с элементами фантастики. Сцены, в которых они предстают, комические, яркие, с острыми репликами по ходу. Это серая, пошлая толпа, «гангрена»,по словам М. А. Булгакова, жизни, это «великие грешники».

Перед читателем проходит целая галерея героев, которым дается нелицеприятная характеристика. М. А. Берлиоз, «председатель правления одной из крупнейших московских литературных ассоциаций, сокращенно именуемой МАССОЛИТ», и редактор толстого журнала, человек начитанный, эрудированный. Чем же он раздражает самого Булгакова? За что его жестоко наказывает Воланд? Уверенность образованного Берлиоза в своих теоретических постулатах, слепое следование им начинающего поэта Бездомного пугают, как любой догматизм, который ведет к бездумному повиновению личности и — трагедии, трагедии уже целого общества, вынужденного подчиниться ложной тоталитарной идее. А своеобразной моделью общества в романе является тот самый «творческий союз», которым руководит Берлиоз и который изображен писателем как бюрократическая, далеко не творческая организация. Писатели поэты, состоящие в ней, лгут сами себе, друг другу, приспосабливаются. Так, поэт Рюхин после посещения дома скорби безжалостно обращается к себе: «Не верю ни во что из того, что пишу!» Но тут же пугается этих мыслей и примиряется с тем, что «исправить в его жизни уже ничего нельзя, а можно только забыть». И пьет рюмку за рюмкой. Да и вообще неизвестно, занимается ли кто-нибудь из трех тысяч ста одиннадцати членов МАССОЛИТа каким-либо творчеством. Одни — как «флибустьер» Арчибальд Арчибальдович, беллетрист Петраков-Сухвей, некие Амвросий и Фома — завсегдатаи грибоедовского ресторана, который не только славится на всю Москву «качеством своей провизии», но и отпускает ее массолитовцам «по самой сходной, отнюдь не обременительной цене».

Читайте также:  Мысль семейная в русской литературе: сочинение

Тут надо сказать о доме, в котором была расположена эта писательская организация. Назывался он «Домом Грибоедова». Название иронично. Ведь то, что в этом доме знаменитый писатель читал отрывок из «Горя от ума», рассказал «один московский врун», да и «не важно это». А вот ресторан с «порционными судачками а натюрель» — «виртуозная штучка». Помнят московские старожилы знаменитого Грибоедова. Булгаков же продолжает: «…А стерлядь, стерлядь в серебристой кастрюльке, стерлядь кусками, переложенными раковыми шейками и свежей икрой. »

Другие же члены писательской организации заседают в Правлении и ожидают своего вождя и учителя Берлиоза. Они страдают от «духоты»: «ни одна свежая струя не проникала в открытые окна», «все нервничали и сердились», досаждаемые запахами ресторанной кухни. Познакомившись с ними ближе, понимаешь, что такое «духота» по Булгакову. И беллетрист Бескудников, и поэт Двубратский, московская купеческая сирота Настасья Лукинична Непременова, сочиняющая батальные рассказы под псевдонимом «Штурман Жорж», автор популярных скетчей Загривов, новеллист Иероним Поприхин, критик Абабков, сценарист Глухарев, просто Денискин и Квант собрались обсуждать отнюдь не литературные проблемы, а заняты тем, что распределяют в своем воображении писательские дачи в поселке литераторов Перелыгино, обсуждают, кому они могут достаться. По этому поводу «назревало что-то вроде бунта». Дележка материальных благ и привилегий, здоровая и вкусная пища «по дешевке — вот и все, чем заняты умы и сердца «инженеров человеческих душ», наводнивших «грибоедов». А возможно ли заниматься здесь творчеством, если творческий процесс в МАССОЛИТе развивается по «плану» . Лучшие места для творчества: Ялта, Суук-Су, Боровое и даже Ленинград. С издевкой Булгаков пишет, как уютно разместился в Грибоедове МАССОЛИТ. Какое творчество! Двери пестрели табличками: «Рыбно-дачная секция». «Однодневная творческая путевка», «Касса», «Квартирный вопрос». И только где-то в изгибах, подъемах и спусках грибоедовского дома — «Редакционная коллегия». Будучи членом писательской организации, можно было решить не столько творческие проблемы, сколько квартирные, дачные, продовольственные. Чем выше административный пост, тем быстрее и удачнее они решаются. Бездуховность, корысть, карьеризм, цинизм, отсутствие живой мысли царят и за стенами Дома Грибоедова. Директор театра Варьете Степа Лиходеев «пьянствует, вступает в связи с женщинами, используя свое положение, ни черта не делает, да и делать ничего не может…»

Римский, финдиректор Варьете, явно занимает не свое место, труслив, жесток. Достопримечательностью его кабинета является облупленная несгораемая касса. Узнав об исчезновении Лиходеева, на слова Варенухи: «Уж не попал ли он, как Берлиоз, под трамвай?» — ответил сквозь зубы: «А хорошо бы было…» Явно паразитирующим на ниве руководителей культуры является администратор Варьете Варенуха. Председатель жилтоварищества Никонор Иванович Босой — выжига и плут. Майгель — «наушник» и «шпион». Алоизий Могарыч — «сюрприз в своем ящике». Поплавский — дядя Берлиоза, «приличный гражданин» так «потрясен» известием о гибели поямянника, что торопится не упустить момент, чтобы заполучить квартиру в Москве.

Неполным бы было представление читателя о «гангрене» на теле человечества, если бы Булгаков, изображая московское общество 30-х годов, остановился только на отдельных его представителях. Есть в романе и сатирически изображенные коллективные персонажи — зрители Варьете, прохожие, сотрудники различных учреждений. Во время сеанса черной магии Воланд пользуется своим могуществом, чтобы выявить человеческие пороки и слабости. Зрители не выдерживают испытания: мужчины бросаются за деньгами — и в буфет, а женщины — за тряпками. Однако, когда кот сорвал голову конферансье Бенгальского, вдруг из ложи прозвучал женский голос: «Ради бога не мучьте его!» В результате Булгаков устами Воланда делает вполне заслуженный вывод: «… Они люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было… Ну легкомысленны…ну, что ж… и милосердие иногда стучится в их сердца… обыкновенные люди… в общем, напоминают прежних… квартирный только испортил их… — и громко приказал: — Наденьте голову». Людям дается в новом тысячелетии шанс на исправление.

Почему же именно Воланд и его свита выступают в роли разоблачителей и карателей тех, кто создает так называемые «новые» общества, в котором царят формализм, бездушная бюрократия, безнравственность, общество, в котором нет истинной свободы, потому что им управляют самонадеянные берлиозы, не только не препятствующие агрессивному невежеству, но и искусно использующие его. Они имеют власть, но обделены нравственностью, а невежественные бездомные не противятся им. Сам Булгаков не претендует на истину, иначе роман противоречил бы его философской концепции. Он постигает ее вместе со своими героями. Писатель не надеется образумить романом какого-нибудь Берлиоза или Латунского. Важно другое, история отправляет их в небытие, и Воланд не столько Сатана, сколько фантастическая сила, воплощение непрерывно длящейся вечности, нерасторжимой взаимосвязи эпох, тысячелетий. Эта сила должна помочь человеку остаться Человеком. Обращаясь к мертвому Берлиозу, Князь Тьмы — Воланд говорит: «Вы уходите в небытие, а мне радостно будет из чаши, в которую вы превращаетесь, выпить за бытие».

“Булгаков… испытывал всю жизнь острую и уничтожающую ненависть ко всему, что носило в себе хотя бы малейшие черты обывательщины, дикости и фальши”

Время – неподкупный судья, оно отводит каждому писателю свое заслуженное место. Сегодня том Михаила Афанасьевича Булгакова, стоящий на книжной полке, свидетельствует о хорошем вкусе читателя. Но так было не всегда. Булгаков пережил годы цензурных запретов, страшную травлю в печати.

Но он продолжал писать, даже допуская, что читатель никогда не увидит его творения. Зная жизненный путь этого писателя, трудную судьбу многих его произведений, можно понять, почему с такой горечью, уничтожающим сарказмом он описывает нравы современных ему

Посмотрите на его постную физиономию и сличите с теми звучными стихами, которые он сочинил к первому числу. “Взвейтесь” да “Развейтесь”… А вы загляните к нему внутрь… вы ахнете”. Страшно становится оттого, что судьбой такого истинного художника, как Мастер, распоряжаются

Этот “служитель муз” давно продал свой талант. Теплое местечко ему стало гораздо дороже настоящего произведения искусства. Берлиоз уже не способен отличить настоящее произведение искусства от халтуры, а настоящего Художника – от ремесленника. В своих произведениях Булгаков со всей силой таланта, со свойственной только ему иронией и сарказмом обличает пошлость и подлость, низость и безвкусицу во всех сферах человеческой жизни. Так, в “Мастере и Маргарите” он горько высмеивает нравы современных ему москвичей.

Эти люди падки до “бесплатных денег”. Как только из-под купола варьете начинают сыпаться деньги – воспитанные и благообразные, на первый взгляд, люди моментально превращаются в животных. В погоне за купюрами они забывают обо всем: “В бельэтаже послышался голос: “Ты чего хватаешь? Это моя! Ко мне летела!” и другой голос: “Да ты не толкайся, я тебя сам как толкану!” И вдруг послышалась плюха”.

Неодобрительно относится писатель и к чрезмерному увлечению жительниц Москвы заграничными вещами. Из-за модной вещицы из Парижа они забывают о своем достоинстве. Воланду ничего не остается, как проучить их, в один момент уничтожив всю одежду, надетую на модниц.

Но это не самые страшные пороки современников Булгакова. Писатель показывает нам, что люди его времени непорядочны , корыстолюбивы . Они ленятся, хамят, подличают, врут напропалую. Чего стоят, например, сотрудники варьете – Степа Лиходеев, Римский, Варенуха. В своем романе Булгаков карает их, наказывая за пороки. Писатель не мог и не хотел мириться с абсурдом, царящим в России 20-30 годов.

Он тонко иронизирует над всеобщим страхом перед иностранными шпионами, распространенным в то время в стране, и горько – над поголовным безбожием в Советской России. Булгаков, как всякий творческий человек, обладал тонкой душевной организацией. Он очень остро воспринимал все, что происходило в его стране. Именно поэтому писатель не мог не переживать, видя трагичность существования в Советской России, не ощущать те жуткие процессы, которые в ней происходили. В повести “Собачье сердце” Булгаков выразил свое отношение ко всему, что видел вокруг.

В результате насильственной операции, произведенной профессором Преображенским, из милейшего пса Шарика получается “такая мразь, что волосы дыбом встают”. Шариков гоняется за кошками, спит на полатях в кухне, бросает окурки на пол, непотребно ругается, пристает к Зине, ворует. Но это еще не самое страшное.

Он, почувствовав свою полную безнаказанность, принадлежность к “пролетарскому классу”, шантажирует беззащитную девушку, пишет доносы на профессора Преображенского и даже угрожает ему. Можно сказать, что ученый создал “мертвую душу”, способную только уничтожать и истреблять. В считанные месяцы пролетарий Шариков проделывает путь от “ничего” ко “всему”.

Мы понимаем намек Булгакова на революционные события 1917 года. Полиграф Полиграфович, как представитель “трудового элемента”, заручается поддержкой власти, получает паспорт, устраивается на руководящую должность. Теперь он может творить все, что ему подскажет “классовая ненависть”. Шариков – “полезный” член нового общества, обладающий “уже не собачьим, а именно человеческим”, “самым паршивым из всех существующих в природе” сердцем. Финал повести отражает отношение Булгакова к пролетарской революции и новым хозяевам положения.

Шариков вновь превращается в Шарика и начинает заниматься своими, предназначенными ему природой, делами… В заключение с уверенностью можно сказать, что Булгаков всю свою жизнь боролся против отрицательных человеческих качеств, мешающих свободно жить и творить. В своих произведениях он тонко и иронично высвечивал и высмеивал пороки людей, помогая нам избавляться от них и делать жизнь лучше.

Ссылка на основную публикацию
×
×