Шариков и шариковщина (по повести М. Булгакова Собачье сердце): сочинение

Шариков и шариковщина (по повести М.А.Булгакова «Собачье сердце»).

Скачать сочинение
Тип: Характеристика героев

«Собачье сердце» – одно из знаменитейших произведений М. А. Булгакова. Эта повесть стала этапной в творческой эволюции писателя. О важности для Булгакова «Собачьего сердца» свидетельствует и тот факт, что он добивался возвращения арестованной рукописи наряду с личными дневниками.
Вместе с «Роковыми яйцами» «Собачье сердце» открывает многие темы, нашедшие свое воплощение в последующих произведениях писателя, – эволюции и революции, стремления к познанию окружающего мира и опасности непредвиденных результатов научных экспериментов, нравственной ответственности человека за совершенные поступки, нераздельности реального и мистического. В повести мы обнаруживаем и острую сатиру на современную писателю действительность, и элементы фантастики, и мистику, и психологическую достоверность, и философские взгляды писателя. Именно в «Собачьем сердце» завершается процесс перехода М. А. Булгакова от фельетонности к «высокому творчеству».

В этом произведении писатель поднимается на вершину сатирической фантастики. Если сатира констатирует, то сатирическая фантастика предупреждает общество о грядущих опасностях и катаклизмах. Булгаков воплощает свою убежденность в предпочтительности нормальной эволюции перед насильственным методом вторжения в жизнь. Он говорит о страшной разрушительной силе самодовольного агрессивного новшества. Эти темы вечны, и они не утратили своего значения и теперь.

Большинство исследователей творчества М.А.Булгакова склоняются к тому мнению, что источником сюжета для повести “Собачье сердце” послужил реальный исторический факт – социальная революция в России. Действительно, “экспериментом” и “опытом” называли революцию и общественное переустройство, последовавшее за ней, многие русские писатели и философы. Однако Булгаков мыслил гораздо шире: его герой профессор Ф.Ф.Преображенский не копия с “вождя мирового пролетариата”, а один из тех “вечных” образов “ученых-творцов”, рискнувших посягнуть на тайны мироздания.

Основа повествования – внутренний монолог Шарика, вечно голодного, горемычного уличного пса. Он очень неглуп, по-своему оценивает жизнь улицы, быт, нравы, характеры Москвы времен НЭПа. Перед его глазами каждый день мелькают многочисленные магазины, чайные, трактиры на Мясницкой “с опилками на полу, злыми приказчиками, которые ненавидят собак”, “где играли на гармошке и пахло сосисками”.

Весь продрогший, голодный пес, к тому же ошпаренный, наблюдает жизнь улицы и делает умозаключения: “Дворники из всех пролетариев самая гнусная мразь”, “Повар попадается разный. Например, – покойный Влас с Пречистенки. Скольким жизнь спас.”

Шарик сочувствует бедной барышне-машинистке, замерзшей, “бегущей в подворотню в любовниковых фельдеперсовых чулках”:”Ей и на кинематограф не хватает, на службе с нее вычли, тухлятиной в столовой накормили, да половину ее столовских сорока копеек завхоз украл. “. В своих мыслях – представлениях Шарик противопоставляет бедной девушке образ торжествующего хама – нового хозяина жизни: “Я теперь председатель, и сколько не накраду – все на женское тело, на раковые шейки, на Абрау-Дюрсо.” “Жаль мне ее, жаль. А самого себя мне еще больше жаль,”- сетует Шарик.

Увидев Филиппа Филипповича Преображенского, Шарик понимает: “он умственного труда человек. ” ,”этот не станет пинать ногой”.

И вот Шарик живет в роскошной профессорской квартире. Начинает звучать одна из ведущих, сквозных тем творчества Булгакова – тема Дома как средоточия человеческой жизни. Большевики изничтожили Дом как основу семьи, как основу общества. Обжитому, теплому, казалось, вечно прекрасному дому Турбиных (“Дни Турбиных”) писатель противопоставляет распадную Зойкину квартиру (комедия “Зойкина квартира”), где идет яростная борьба за жилплощадь, за квадратные метры.

Но вот профессор совершает главное дело своей жизни – уникальную операцию: он пересаживает псу Шарику человеческий гипофиз от скончавшегося за несколько часов до операции мужчины 28 лет.

Человек этот – Клим Петрович Чугункин, был трижды судим: “Профессия – игра на балалайке по трактирам. Маленького роста, плохо сложен. Печень расширена (алкоголь). Причина смерти – удар ножом в сердце в пивной”.

В результате сложнейшей операции появилось безобразное, примитивное существо – нелюдь, целиком унаследовавшее “пролетарскую” сущность своего “предка”. Первые произнесенные им слова были ругань, первое отчетливое слово:”буржуи”. А потом – слова уличные: “не толкайся!” “подлец”, “слезай с подножки” и.т.п. Это был омерзительный “человек маленького роста и несимпатичной наружности. Волосы у него на голове росли жесткие . Лоб поражал своей малой вышиной. Почти непосредственно над черными ниточками бровей начиналась густая головная щетка”. Так же безобразно-вульгарно он и “принарядился”.

Чудовищный гомункулус, человек с собачьим нравом, “основой” которого был Клим Чугункин, чувствует себя хозяином жизни. Он нагл, чванлив, агрессивен. Конфликт между профессором Преображенским, Борменталем и человекообразным Шириковым абсолютно неизбежен. Жизнь профессора и обитателей его квартиры становится сущим адом.

Усмешка жизни в том, что едва встав на задние конечности, Шариков готов утеснить, загнать в угол породившего его профессора. И вот уже это человекообразное существо требует от профессора документ о проживании, уверенный, что в этом ему поможет домком, который “интересы защищает”.

Шариков наглеет с каждым днем. К тому же он находит союзника – Швондера. Именно он, Швондер, требует выдачи документа Шарикову, утверждая, что документ – самая важная вещь на свете. Формализм и бюрократия 30-х годов, кстати, преследует нашу страну и по сей день.

Страшно то, что бюрократической системе наука профессора не нужна. Ей ничего не стоит кого угодно назначить человеком. Любое ничтожество, даже пустое место – взять и назначить человеком. Ну, естественно, оформив это соответствующим образом и отразив, как положено, в документах.

Нужно отметить что Швондер, председатель домкома, несет не меньшую ответственность, чем профессор, за человекообразного монстра. Швондер поддержал социальный статус Шарикова, вооружил его идейной фразой, он его идеолог, его “духовный пастырь”.

Парадокс в том, что, помогая утвердиться существу с “собачьим сердцем”, Швондер и себе копает яму. Натравливая Шарикова на профессора, домком не понимает, что кто-то другой легко может натравить Шарикова на самого же Швондера. Человеку с собачьим сердцем достаточно указать любого, сказать, что он враг, и Шариков его унизит, уничтожит и.т.д.

Швондер, аллегоричный “черный человек”, снабжает Шарикова «научной» литературой, дает тому на «изучение» переписку Энгельса с Каутским. Звероподобное существо не одобряет ни того, ни другого автора: «А то пишут, пишут… Конгресс, немцы какие-то…» Вывод он делает один: «Надо все поделить».

Так Шариков инстинктивно «учуял» главное кредо новых хозяев жизни, всех Шариковых: грабь, воруй, растаскивай все созданное, а также главный принцип так называемого социалистического общества – всеобщая уравниловка, называемая равенством.

Шариков, поддерживаемый Швондером, все более распоясывается, хулиганит открыто. На слова измученного профессора, что он найдет для Шарикова комнату, чтоб тот съезжал, отвечает: “- Ну да, такой я дурак, чтобы съехать отсюда, – очень четко ответил Шариков” и предъявил ошарашенному профессору бумагу Швондера, что ему полагается в профессорской квартире жилая площадь в 16 метров.

Вскоре «Шариков присвоил в кабинете профессора 2 червонца, пропал из квартиры и вернулся поздно, совершенно пьяный».

Звездным часом для Полиграфа Полиграфовича явилась его «служба». Исчезнув из дома, он предстает перед изумленным профессором и Борменталем эдаким молодцом, полным достоинства и уважения к себе, «в кожаной куртке с чужого плеча, в кожаных же потертых штанах и высоких английских сапожках”. Страшный, неимоверный запах котов сейчас же расплылся по всей передней. Ошарашенному профессору он предъявляет бумагу, в которой говорится, что товарищ Шариков состоит заведующим подотделом очистки города от бродячих животных.

Итак, булгаковский Шарик совершил головокружительную карьеру: из бродячих собак – в санитары по очистке города от бродячих собак /и кошек, естественно/. Что ж, преследование своих – характерная черта всех Шариковых. Они уничтожают своих, словно заметая следы собственного происхождения…

Следующий ход Шарикова – явление в пречистинскую квартиру вместе с молодой девушкой. «Я с ней расписываюсь, это – наша машинистка. Борменталя надо будет выселить… – крайне неприязненно и хмуро пояснил Шариков». Конечно, негодяй обманул девушку, рассказывая о себе небылицы. Он вел себя с ней столь безобразно, что в пречистенской квартире вновь вспыхнул грандиозный скандал: доведенные до белого каления профессор и его помощник стали защищать девушку…

Последний, заключительный аккорд шариковской деятельности – донос-пасквиль на профессора Преображенского.

Нужно отметить, что именно тогда, в тридцатые годы, донос становится одной из основ «социалистического» общества, которое правильней было бы назвать тоталитарным.

Шарикову чужды совесть, стыд, мораль. У него отсутствуют все человеческие качества, кроме подлости, ненавести, злобы…

Хорошо, что на страницах повести чародею-профессору удалось обратное превращение человека-монстра в животное, в собаку. Хорошо, что профессор понял, что природа не терпит насилия над собой.
Увы, в реальной жизни Шариковы оказались более живучими, ползущими из всех щелей. Самоуверенные, наглые, полуграмотные, они довели страну до глубочайшего кризиса, ибо «швондеровская» теория «большого скачка социалистической революции», глумливое пренебрежение законами развития эволюции могло породить только Шариковых.

Внешне шариковы ничем не отличаются от людей, они всегда среди нас. Их нелюдская сущность только и ждет, чтобы проявиться. И тогда судья, в интересах карьеры и выполнения плана по раскрытию преступлений, осуждает невиновного, врач отворачивается от больного, мать бросает свое дитя. Все самое высокое и святое превращается в свою противоположность, потому что в них проснулся «нелюдь» и втаптывает их в грязь. Приходя к власти, «нелюдь» старается лишить человеческого всех вокруг, потому что нелюдями легче управлять, у них все человеческие чувства заменяет инстинкт самосохранения.

Собачье сердце в союзе с человеческим разумом – главная угроза нашего времени. Именно поэтому повесть, написанная в начале века, остается актуальной и в наши дни. Она служит предупреждением грядущим поколениям. Сегодняшний день так близок ко вчерашнему…
На первый взгляд кажется, что внешне все изменилось, что страна стала другой. Но сознание, стереотипы, образ мышления людей не поменяются ни за десять, ни за двадцать лет. Пройдет не одно поколение, прежде чем Шариковы исчезнут из нашей жизни, прежде чем люди станут другими, прежде чем не станет пороков, описанных Булгаковым в его бессмертном произведении.

Показывая, как происходит эволюция Шарикова, как он постепенно становится все наглее и агрессивнее, Булгаков заставляет читателя, весело смеющегося над комическими ситуациями и остроумными репликами, ощутить страшную опасность шариковщины, этого нового социального явления, которое начало зарождаться в 20-е годы. Революционная власть поощряет стукачество, доносительство, высвобождая самые низменные инстинкты некультурных и необразованных людей. Она дает им ощущение власти над людьми умными, культурными, интеллигентными. Шариковы, дорвавшиеся до власти, представляют страшную угрозу обществу.
Булгаков касается в своей повести и причины их появления. Если Шариков возник в результате научного опыта профессора Преображенского, то подобные люди с собачьим сердцем могут появиться в результате того рискованного эксперимента, который именовался в нашей стране строительством социализма, эксперимента, огромного по масштабам и очень опасного.
Попытка создать новое справедливое общество, воспитать свободного и сознательного человека революционными, то есть насильственными методами, по мнению писателя, была изначально обречена на неудачу. Ведь стремление «до основания» разрушить старый мир с его вечными общечеловеческими нравственными ценностями и построить жизнь на принципиально новой основе – это значит насильственно вмешаться в естественный ход вещей. Последствия этого вмешательства будут плачевными. Это понимает Филипп Филиппович, когда горестно размышляет о том, почему его блестящий научный эксперимент породил настоящего монстра, который стал представлять смертельную опасность для всех окружающих. Это произошло потому, что исследователь нарушил законы природы, а этого делать ни в коем случае нельзя.

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Булгаков М.А. / Собачье сердце / Шариков и шариковщина (по повести М.А.Булгакова «Собачье сердце»).

Смотрите также по произведению “Собачье сердце”:

Философско-библейские мотивы в романе М. А. Булгакова “Мастер и Маргарита”

Школьное сочинение

Русская литература XX века выросла из литературы века XIX, в которой значительное место уделялось евангельским мотивам. Но политические события в новой России наложили отпечаток на отношение к религии и церкви. Советское время ознаменовалось, помимо всего прочего, гонениями на церковь и ее служителей, в стране шла бурная антирелигиозная, атеистическая пропаганда, но какой бы методичной и целенаправленной она ни была, она так и не смогла разрушить в сознании людей многовековые традиции их предков. Евангельские мотивы стали ключевыми образами русской литературы XX века. Рожденные бурей революции, они возникали в произведениях самых гнетущих лет, неся людям откровение, веру, надежду.

К евангельским мотивам обращались в своем творчестве А. Блок и Б. Пастернак, А. Ахматова и М. Горький, И. Бунин и Л. Андреев и многие другие. Примечательно, что особое внимание русские писатели уделяли определенным моментам Евангелия — трагическому периоду от Великого понедельника до Пасхи. Чаще всего в их произведениях мы встречаем ссылки на распятие Христа и на дни Его страстей. И все же, несмотря на сходство взятых образов, авторы переосмысливают их по-разному.

В творчестве Михаила Булгакова отразились лучшие традиции отечественной прозы и наиболее высокие идеи мировой литературы. В своих произведениях он затрагивал самые актуальные, самые волнующие и жизненно важные вопросы. Булгаков стремился осветить глобальные темы истории, нравственности, морали. С уникальной философской глубиной подходил он к осмыслению практически всех вечных проблем человечества.

Роман “Мастер и Маргарита” стал своеобразной энциклопедией человеческих душ, исторических событий и библейских сюжетов. В нем органически соединились события в раннесоветской Москве и древнем Ершалаиме, драматическая история Мастера и его Маргариты и мистическое театральное действо — бал Воланда. Причем ершалаимская трагедия Иешуа Га-Ноцри и Понтия Пилата стала как бы мерилом всего человеческого, мерилом духовности, нравственности, морали. Булгаков не случайно переплетает романтические библейские мотивы и реалистическое повествование о московской жизни — в романе автор стремится не столько осмыслить и поведать людям историю Иешуа, сколько вдается в более глубокие философские исследования человеческой души. Евангельские мотивы тесно переплелись с текстом романа, который представляет собой как бы два Евангелия: авторское Евангелие “от Воланда” и Евангелие Мастера “от Иешуа”. История Иешуа зеркально отражается в окнах московских многоэтажек, во всем ходе мистерии, разыгравшейся в столице.

Действие “Мастера и Маргариты” разворачивается на Страстной неделе перед Пасхой, т. е. перед днем, когда, по преданию, воскрес Иисус Христос. Бал Воланда — это праздник прощения преступников, один из которых, по Евангелию, первым вошел в рай с Христом. Евангельская история зеркально отражается в событиях на Страстной неделе, в символике праздника Воланда: бал — Страсти по Христу, одеяние Воланда —: рубище Иисуса, череп барона Майгеля — череп Адама и т. д.

Москва становится центром нового Евангелия, городом обновления и надежд.

Но Булгакова занимают не столько сами евангельские события, сколько проблемы добра и зла и их взаимоотношения. В его прочтении евангельской истории Иешуа предстает не как Бог, но как человек. Не случайно Булгаков выводит здесь Христа под Его арамейским именем.

Читайте также:  Жизнь с собачьим сердцем (по повести М. Булгакова «Собачье сердце»): сочинение

История 2000-летней давности открывается нам со страниц рукописи романа, который пишет Мастер. В этом романе он повествует о закате античной культуры и о начале христианской цивилизации. События разворачиваются в Страстную неделю — когда люди постятся, присутствуют на всех службах, когда открываются все человеческие грехи. Пытаясь приподнять завесу над истинной сущностью людей, Булгаков вводит в свое произведение образ Воланда, который фактически занимает место Бога и переворачивает на свой лад традиционную процедуру покаяния. Глазами Воланда автор с “точки зрения вечности” рассматривает все слабости и недостатки человеческие. Эти же недостатки писатель открывает и осуждает и в истории Иешуа и Понтия Пилата.

Никто не признает в Иешуа единственного пророка, его ученик — Левий Матвей — не представляет собой исключения. Сохранивший в себе черты евангельского апостола Матфея (сборщика податей), Левий представляет в своем лице сразу всех учеников, кроме Иуды. Даже слова, записанные им на пергаменте (“. Мы увидим чистую реку воды жизни. Человечество будет смотреть на солнце сквозь прозрачный кристалл”.”), взяты не из Евангелия, а из Откровения, следовательно, должны были быть записаны не Матфеем, но Иоанном. Кроме того, ученики Христа ждали, когда Он “придет во славе”. Левий Матвей не ждет этого, и заповедей Иешуа он не выполняет, угрожая зарезать Иуду из Кириафа. Да и главенствующее положение в мире занимает Воланд, князь тьмы.

Устами Иешуа Мастер упрекает современников в трусости, малодушии, в неспособности защитить собственное достоинство под напором диктатуры. Именно эту задачу ставил перед собой и Булгаков. К тому же судьба Мастера очень напоминает судьбу самого писателя. Как и перед Мастером, перед ним стояла непростая задача выжить во враждебных условиях и суметь при этом реализовать свой талант.

Как уже отмечалось, в “Мастере и Маргарите” поднимаются не только и не столько библейские вопросы, сколько проблемы философские, вечные. С помощью Библии автор старается переосмыслить борьбу добра и зла, преступление и последующие угрызения совести, казнь невиновного и ответственность за эту жестокость, бессмысленность предательства и бесплодные попытки искупить его наказанием зла. История Иешуа и Пилата воплощает в себе борьбу света и тьмы. Та же борьба происходит и в современной писателю Москве. Булгаков видит в Иешуа не столько Бога, сколько человека, чьи мысли и поступки могут быть присущи любому смертному. Он, так же как и каждый в этом мире, испытывает общечеловеческие чувства — от страха до страдания. И только сам человек способен разобраться в этих чувствах, управлять своей судьбой. Но какое бы направление ни избрал человек в жизни, все это контролирует Бог и потому наказание за грехи — справедливое наказание — обязательно настигнет грешника. Эту мысль автор проводит в истории Пилата — носителя “самого страшного порока” — трусости. Эту же мысль вкладывает он в уста Воланда. Трусость Понтия Пилата привела к гибели невиновного, и наказание за эту трусость несет именно Пилат. Однако прощен и Пилат и блудница Фрида, а Воланд выполняет просьбу Иешуа. Тьма же — обязательная часть мироздания, ведь если бы не было тьмы, что бы мы называли светом?

Булгаков пытается определить сущность добра и зла, а приходит все к одному и тому же: добро есть любовь, добро есть преданность; зло есть ненависть, трусость и предательство. Будь Маргарита хоть трижды ведьмой, она любит так, как могут любить немногие. Поэтому Левий просит, чтобы “. ту, которая любила и страдала. вы взяли бы тоже. “. Его слова перекликаются со словами Христа в Евангелии от Луки: “Прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много, а кому мало прощается, тот мало любит” (от Луки, 7:50). “Прощение и вечный приют” Пилата в романе — это акт доброты и свободы. И, как заключает Воланд, именно “на этом построен мир”.

И Мастер в своей рукописи, и Булгаков в своем романе возводят обычные житейские противоречия в высокую степень мирового зла. И автор, и его герой скорбят по утраченной духовности. Чтобы читатели поняли эту скорбь, прочувствовали, осознали, этот мир рассматривается во всех подробностях, в мельчайших деталях, чтобы не упустить главного, чтобы открыть людям путь к спасению, сохранению своего духовного мира.

Михаил Булгаков создал необыкновенное произведение, бесконечное, бескрайнее, как сама вечность.

Важнейшие, глобальные мировые вопросы, волновавшие писателя и освещенные им в романе “Мастер и Маргарита”, никогда не перестанут быть актуальными и никогда не станут менее острыми. Они всегда будут волновать читателей, заставлять снова и снова переосмысливать свою жизнь с точки зрения вечности, переосмысливать всю историю человечества в целом.

Сочинение Шариковщина, что это такое шариковщина

Это понятие зародилось в русском языке после написания повести Михаила Афанасьевича Булгакова “Собачье сердце”. Некоторые верят, что повесть является политической сатирой, ее цель выявить все пороки политической системы и общества.

Повествование начинается с того, что профессор Филипп Филиппович Преображенский находит бездомного пса шарика и задумывает провести над ним эксперимент. Он пересадил псу внутренние органы человека по имени Клим Чугункин, который был отъявленным пьяницей. Эксперимент вышел удачный и Шарик преобразился в подобие человека. Он назвался Полиграфа Полиграфовичем Шариковым.

Образ этого персонажа собирательный, он показывает себе всё общество пролетариата, все ценности. По мнению Булгакова, эти люди показали свои настоящие лица после того, как получили определённые права посредством революции. Они эгоистичные, жадные, у них отсутствует какая-либо мораль и принципы, они безграмотные неучи, всё это объединяется одним словом – “шариковщина”.

Шариков же ведет себя именно так: он непристойно выражается, выпивает, скандалит и не признаёт никого правым. Однако, он хитер и сразу же пронюхивает про идеи большевиков и начинает им поддакивать.

Шарикову помогает Швондер, он председательствует в домовом комитете и продвигает бывшего пса вверх по службе, тот занимает должность заменяющего по очистке Москвы от бродячих животных. Тут-то он и начинает проявлять свою настоящую сущность. Шариков пытается навредить профессору, испортив его репутацию, он поглощен идей уничтожения всех бродячих животных, включая кошек и собак.

Во времена Булгакова таких людей было много, и именно поэтому автору долго не разрешали выпускать свою книгу. Подобные Шарикову существует и в наше время: это люди, лишенные каких-либо ценностей, моральных устоев и принципов, они не хотят учиться, узнавать что-то новое, вечно хамят, скандалят и любой ценой пытаются подпортить репутацию хорошего человека.

Однако пока еще неизвестно как искоренить подобных людей из нашего общества, ведь никто еще до сих пор не понял, по каким принципам среди нас рождаются люди с такими черствыми, “собачьими” сердцами.

Сочинение на тему Что такое Шариковщина

Понятие «шариковщина» зародилось после издания повести Михаила Булгакова «Собачье сердце».

В основе сюжета произведения уникальный научный эксперимент, который осуществил профессор Преображенский с целью омоложения организма человека. Он вместе со своим помощником доктором Борменталем пересадил собаке Шарику гипофиз мозга от погибшего алкоголика, вора и дебошира Клима Чугункина. Операция прошла успешно и постепенно собака преобразилась в человека, который придумал себе имя Шариков Полиграф Полиграфович.

Однако, спустя незначительное время, экспериментаторы совершенно разочаровались в результате своей работы. Новоявленное существо вобрало в себя все самые худшие качества собаки и человека. Добрый пёс превратился в грубого, невежественного, бескультурного и наглого пьяницу Шарикова, который возомнил себя хозяином жизни. Пороки не мешали ему предъявлять свои требования к профессору Преображенскому, связывая их с большевистскими идеями социального равенства в обществе. «Духовным» учителем Шарикова стал управдом Швондер. Благодаря ему, Полиграф Полиграфович получил невысокую руководящую должность уполномоченного по уничтожению тех, кто слабее его – кошек, а так же и своих сородичей – собак.

Люди, подобные Шарикову, проявляют покорность, лесть, угодничество только к вышестоящим лицам по рангу, чтобы заслужить их доверие и продвинуться во власть. Смысл жизни «шариковых» – в утверждении своей значимости за счёт унижения, уничтожения других, себе подобных. Для них является нормой – безнравственность, посягательство на чужое, отсутствие совести, хамское отношение к людям. Изменить «шариковых» можно только силой, поставив их на своё место. Профессор Преображенский и доктор Борменталь исправили свою ошибку и вернули Шарикова к своему первозданному образу собаки.

Автор своим произведением показал последствия «шариковщины» у власти. Он сравнил опыт хирурга с революционными переменами в России, которые поменяли человеческие ценности в стране. К власти пришёл пролетариат, который получил неожиданно много прав, что привело к разрушению многовековой культуры, духовности. Самое страшное, что никто не мог предсказать результата такого эксперимента над народом.

Таким образом, «шариковщина» – это мстительность исподтишка, невежественность, неблагодарность и подлость. У «шариковых» нет никаких моральных принципов, они неуязвимы и неразборчивы в средствах для достижения своих целей. «Шариковщина» несёт большую опасность для человечества.

Также читают:

Картинка к сочинению Шариковщина, что такое шариковщина

Популярные сегодня темы

Данная легенда начинается с того, что двухгодичный ребенок лесника пропадает в тропических зарослях.Безусловно, ребенку грозит гибель, в одичавшей натуре очень многое количество угроз

В своих рассказах и других произведениях Чехов часто поднимает тему бесцельности или своеобразной обреченности человеческого существования. Он передает эти мотивы через образы интеллигентов

Москва, возможно, любимый город Пушкина, сердце страны, которое пытались завоевать все нации, воевавшие с Россией. При его жизни, столицей Российской империи был Санкт-Петербург

Плюшкин – своеобразный персонаж в произведении Н. В. Гоголя «Мертвые души». Автор представил его скупым человеком с сильной алчной жаждой скапливания денег. Зачем он это делает и в чем же состоит его основное занятие?

Лев Николаевич Толстой всегда был религиозным человеком, постоянно находился в поисках смысла жизни, ставил в собственных произведениях вечные вопросы. Рассказ – «Бедные люди»

Образ Шарикова и явление шариковщины в по повести М.А.Булгакова «Собачье сердце»

«Собачье сердце» – одно из знаменитейших произведений М. А. Булгакова. Эта повесть стала этапной в творческой эволюции писателя. О важности для Булгакова «Собачьего сердца» свидетельствует и тот факт, что он добивался возвращения арестованной рукописи наряду с личными дневниками.

Вместе с «Роковыми яйцами» «Собачье сердце» открывает многие темы, нашедшие свое воплощение в последующих произведениях писателя, – эволюции и революции, стремления к познанию окружающего мира и опасности непредвиденных результатов научных экспериментов, нравственной ответственности человека за совершенные поступки, нераздельности реального и мистического. В повести мы обнаруживаем и острую сатиру на современную писателю действительность, и элементы фантастики, и мистику, и психологическую достоверность, и философские взгляды писателя. Именно в «Собачьем сердце» завершается процесс перехода М. А. Булгакова от фельетонности к «высокому творчеству».

В этом произведении писатель поднимается на вершину сатирической фантастики. Если сатира констатирует, то сатирическая фантастика предупреждает общество о грядущих опасностях и катаклизмах. Булгаков воплощает свою убежденность в предпочтительности нормальной эволюции перед насильственным методом вторжения в жизнь. Он говорит о страшной разрушительной силе самодовольного агрессивного новшества. Эти темы вечны, и они не утратили своего значения и теперь.

Большинство исследователей творчества М.А.Булгакова склоняются к тому мнению, что источником сюжета для повести “Собачье сердце” послужил реальный исторический факт – социальная революция в России. Действительно, “экспериментом” и “опытом” называли революцию и общественное переустройство, последовавшее за ней, многие русские писатели и философы. Однако Булгаков мыслил гораздо шире: его герой профессор Ф.Ф.Преображенский не копия с “вождя мирового пролетариата”, а один из тех “вечных” образов “ученых-творцов”, рискнувших посягнуть на тайны мироздания.

Основа повествования – внутренний монолог Шарика, вечно голодного, горемычного уличного пса. Он очень неглуп, по-своему оценивает жизнь улицы, быт, нравы, характеры Москвы времен НЭПа. Перед его глазами каждый день мелькают многочисленные магазины, чайные, трактиры на Мясницкой “с опилками на полу, злыми приказчиками, которые ненавидят собак”, “где играли на гармошке и пахло сосисками”.

Весь продрогший, голодный пес, к тому же ошпаренный, наблюдает жизнь улицы и делает умозаключения: “Дворники из всех пролетариев самая гнусная мразь”, “Повар попадается разный. Например, – покойный Влас с Пречистенки. Скольким жизнь спас.”

Шарик сочувствует бедной барышне-машинистке, замерзшей, “бегущей в подворотню в любовниковых фельдеперсовых чулках”:”Ей и на кинематограф не хватает, на службе с нее вычли, тухлятиной в столовой накормили, да половину ее столовских сорока копеек завхоз украл. “. В своих мыслях – представлениях Шарик противопоставляет бедной девушке образ торжествующего хама – нового хозяина жизни: “Я теперь председатель, и сколько не накраду – все на женское тело, на раковые шейки, на Абрау-Дюрсо.” “Жаль мне ее, жаль. А самого себя мне еще больше жаль,”- сетует Шарик.

Увидев Филиппа Филипповича Преображенского, Шарик понимает: “он умственного труда человек. ” ,”этот не станет пинать ногой”.

И вот Шарик живет в роскошной профессорской квартире. Начинает звучать одна из ведущих, сквозных тем творчества Булгакова – тема Дома как средоточия человеческой жизни. Большевики изничтожили Дом как основу семьи, как основу общества. Обжитому, теплому, казалось, вечно прекрасному дому Турбиных (“Дни Турбиных”) писатель противопоставляет распадную Зойкину квартиру (комедия “Зойкина квартира”), где идет яростная борьба за жилплощадь, за квадратные метры.

Но вот профессор совершает главное дело своей жизни – уникальную операцию: он пересаживает псу Шарику человеческий гипофиз от скончавшегося за несколько часов до операции мужчины 28 лет.

Человек этот – Клим Петрович Чугункин, был трижды судим: “Профессия – игра на балалайке по трактирам. Маленького роста, плохо сложен. Печень расширена (алкоголь). Причина смерти – удар ножом в сердце в пивной”.

В результате сложнейшей операции появилось безобразное, примитивное существо – нелюдь, целиком унаследовавшее “пролетарскую” сущность своего “предка”. Первые произнесенные им слова были ругань, первое отчетливое слово:”буржуи”. А потом – слова уличные: “не толкайся!” “подлец”, “слезай с подножки” и.т.п. Это был омерзительный “человек маленького роста и несимпатичной наружности. Волосы у него на голове росли жесткие . Лоб поражал своей малой вышиной. Почти непосредственно над черными ниточками бровей начиналась густая головная щетка”. Так же безобразно-вульгарно он и “принарядился”.

Чудовищный гомункулус, человек с собачьим нравом, “основой” которого был Клим Чугункин, чувствует себя хозяином жизни. Он нагл, чванлив, агрессивен. Конфликт между профессором Преображенским, Борменталем и человекообразным Шириковым абсолютно неизбежен. Жизнь профессора и обитателей его квартиры становится сущим адом.

Усмешка жизни в том, что едва встав на задние конечности, Шариков готов утеснить, загнать в угол породившего его профессора. И вот уже это человекообразное существо требует от профессора документ о проживании, уверенный, что в этом ему поможет домком, который “интересы защищает”.

Читайте также:  Тема добра и зла в романе “Мастер и Маргарита” М. Булгакова: сочинение

Шариков наглеет с каждым днем. К тому же он находит союзника – Швондера. Именно он, Швондер, требует выдачи документа Шарикову, утверждая, что документ – самая важная вещь на свете. Формализм и бюрократия 30-х годов, кстати, преследует нашу страну и по сей день.

Страшно то, что бюрократической системе наука профессора не нужна. Ей ничего не стоит кого угодно назначить человеком. Любое ничтожество, даже пустое место – взять и назначить человеком. Ну, естественно, оформив это соответствующим образом и отразив, как положено, в документах.

Нужно отметить что Швондер, председатель домкома, несет не меньшую ответственность, чем профессор, за человекообразного монстра. Швондер поддержал социальный статус Шарикова, вооружил его идейной фразой, он его идеолог, его “духовный пастырь”.

Парадокс в том, что, помогая утвердиться существу с “собачьим сердцем”, Швондер и себе копает яму. Натравливая Шарикова на профессора, домком не понимает, что кто-то другой легко может натравить Шарикова на самого же Швондера. Человеку с собачьим сердцем достаточно указать любого, сказать, что он враг, и Шариков его унизит, уничтожит и.т.д.

Швондер, аллегоричный “черный человек”, снабжает Шарикова «научной» литературой, дает тому на «изучение» переписку Энгельса с Каутским. Звероподобное существо не одобряет ни того, ни другого автора: «А то пишут, пишут… Конгресс, немцы какие-то…» Вывод он делает один: «Надо все поделить».

Так Шариков инстинктивно «учуял» главное кредо новых хозяев жизни, всех Шариковых: грабь, воруй, растаскивай все созданное, а также главный принцип так называемого социалистического общества – всеобщая уравниловка, называемая равенством.

Шариков, поддерживаемый Швондером, все более распоясывается, хулиганит открыто. На слова измученного профессора, что он найдет для Шарикова комнату, чтоб тот съезжал, отвечает: “- Ну да, такой я дурак, чтобы съехать отсюда, – очень четко ответил Шариков” и предъявил ошарашенному профессору бумагу Швондера, что ему полагается в профессорской квартире жилая площадь в 16 метров.

Вскоре «Шариков присвоил в кабинете профессора 2 червонца, пропал из квартиры и вернулся поздно, совершенно пьяный».

Звездным часом для Полиграфа Полиграфовича явилась его «служба». Исчезнув из дома, он предстает перед изумленным профессором и Борменталем эдаким молодцом, полным достоинства и уважения к себе, «в кожаной куртке с чужого плеча, в кожаных же потертых штанах и высоких английских сапожках”. Страшный, неимоверный запах котов сейчас же расплылся по всей передней. Ошарашенному профессору он предъявляет бумагу, в которой говорится, что товарищ Шариков состоит заведующим подотделом очистки города от бродячих животных.

Итак, булгаковский Шарик совершил головокружительную карьеру: из бродячих собак – в санитары по очистке города от бродячих собак /и кошек, естественно/. Что ж, преследование своих – характерная черта всех Шариковых. Они уничтожают своих, словно заметая следы собственного происхождения…

Следующий ход Шарикова – явление в пречистинскую квартиру вместе с молодой девушкой. «Я с ней расписываюсь, это – наша машинистка. Борменталя надо будет выселить… – крайне неприязненно и хмуро пояснил Шариков». Конечно, негодяй обманул девушку, рассказывая о себе небылицы. Он вел себя с ней столь безобразно, что в пречистенской квартире вновь вспыхнул грандиозный скандал: доведенные до белого каления профессор и его помощник стали защищать девушку…

Последний, заключительный аккорд шариковской деятельности – донос-пасквиль на профессора Преображенского.

Нужно отметить, что именно тогда, в тридцатые годы, донос становится одной из основ «социалистического» общества, которое правильней было бы назвать тоталитарным.

Шарикову чужды совесть, стыд, мораль. У него отсутствуют все человеческие качества, кроме подлости, ненавести, злобы…

Хорошо, что на страницах повести чародею-профессору удалось обратное превращение человека-монстра в животное, в собаку. Хорошо, что профессор понял, что природа не терпит насилия над собой.

Увы, в реальной жизни Шариковы оказались более живучими, ползущими из всех щелей. Самоуверенные, наглые, полуграмотные, они довели страну до глубочайшего кризиса, ибо «швондеровская» теория «большого скачка социалистической революции», глумливое пренебрежение законами развития эволюции могло породить только Шариковых.

Внешне шариковы ничем не отличаются от людей, они всегда среди нас. Их нелюдская сущность только и ждет, чтобы проявиться. И тогда судья, в интересах карьеры и выполнения плана по раскрытию преступлений, осуждает невиновного, врач отворачивается от больного, мать бросает свое дитя. Все самое высокое и святое превращается в свою противоположность, потому что в них проснулся «нелюдь» и втаптывает их в грязь. Приходя к власти, «нелюдь» старается лишить человеческого всех вокруг, потому что нелюдями легче управлять, у них все человеческие чувства заменяет инстинкт самосохранения.

Собачье сердце в союзе с человеческим разумом – главная угроза нашего времени. Именно поэтому повесть, написанная в начале века, остается актуальной и в наши дни. Она служит предупреждением грядущим поколениям. Сегодняшний день так близок ко вчерашнему…

На первый взгляд кажется, что внешне все изменилось, что страна стала другой. Но сознание, стереотипы, образ мышления людей не поменяются ни за десять, ни за двадцать лет. Пройдет не одно поколение, прежде чем Шариковы исчезнут из нашей жизни, прежде чем люди станут другими, прежде чем не станет пороков, описанных Булгаковым в его бессмертном произведении.

Показывая, как происходит эволюция Шарикова, как он постепенно становится все наглее и агрессивнее, Булгаков заставляет читателя, весело смеющегося над комическими ситуациями и остроумными репликами, ощутить страшную опасность шариковщины, этого нового социального явления, которое начало зарождаться в 20-е годы. Революционная власть поощряет стукачество, доносительство, высвобождая самые низменные инстинкты некультурных и необразованных людей. Она дает им ощущение власти над людьми умными, культурными, интеллигентными. Шариковы, дорвавшиеся до власти, представляют страшную угрозу обществу.

Булгаков касается в своей повести и причины их появления. Если Шариков возник в результате научного опыта профессора Преображенского, то подобные люди с собачьим сердцем могут появиться в результате того рискованного эксперимента, который именовался в нашей стране строительством социализма, эксперимента, огромного по масштабам и очень опасного.

Попытка создать новое справедливое общество, воспитать свободного и сознательного человека революционными, то есть насильственными методами, по мнению писателя, была изначально обречена на неудачу. Ведь стремление «до основания» разрушить старый мир с его вечными общечеловеческими нравственными ценностями и построить жизнь на принципиально новой основе – это значит насильственно вмешаться в естественный ход вещей. Последствия этого вмешательства будут плачевными. Это понимает Филипп Филиппович, когда горестно размышляет о том, почему его блестящий научный эксперимент породил настоящего монстра, который стал представлять смертельную опасность для всех окружающих. Это произошло потому, что исследователь нарушил законы природы, а этого делать ни в коем случае нельзя.

Сочинение на тему: ЧТО ТАКОЕ «ШАРИКОВЩИНА»

ЧТО ТАКОЕ «ШАРИКОВЩИНА»

«В настоящее время каждый имеет свое право», — говорит Шариков профессору Преображенскому, и за безобидностью фразы кроется сама сущность «шариковщины». Ведь на самом деле явление это отнюдь не ново, оно было всегда и, к сожалению, искоренения его не предвидится. Но что же такое «шариковщина »? Прежде, чем дать ответ на этот вопрос, нужно просле­дить за тем персонажем «Собачьего сердца», который удостоился сомнительной чести дать свое имя древней, как мир, проблеме.

Итак, перед нами Шариков Полиграф Полиграфович, человек, полученный путем пересадки бродя­чей собаке семенных желез и гипофиза убитого Кли­ма Чугункина. То есть фактически — две личности в одной.

Первая половина персонажа — это Шарик, точнее без­домный пес, которого назвала так «машинистка IX разря­да» Васнецова. В сущности, у него не отыскать особых пороков, а вот поводов для жалости и сочувствия до­статочно: обожженный бок, угроза голодной смерти, наивные мечты о лете, колбасных шкурках и особен­ной лечебной травке. А как трогательны раздумья пса перед зеркалом, когда он, уже подкормившийся и вы­леченный, ищет в своем дворняжьем облике черты чи­стопородного пса-аристократа. «Я — красавец. Быть может, неизвестный принц-инкогнито», — думает он, и, читая эти строки, совершенно невозможно удер­жаться от улыбки. Но не потому, что смешно, а оттого, что это так напоминает забавы ребенка, вообразившего себя машинистом и увлеченно «рулящего» поездом из пары табуреток.

Шарик — это существо, которое умеет искренне жалеть (ту же самую машинистку Васнецову), кото­рое может быть преданным и испытывать настоя­щую благодарность. И пусть эта благодарность вы­глядит подобострастно, но она есть, она не лицемер­на — откуда взяться лицемерию рядом с горькой долей бродяги?

А недостатки, которые тоже присутствуют в буду­щем человеке, совершенно простительны собаке с ули­цы. Неприязнь к кошкам, излишнее любопытство, следствием которого стала растерзанная сова-чучело, некоторая доля хитрости и нахальства — все это безо­бидно. Более того, без данных качеств (за исключени­ем ненависти к кошкам) бродячему псу не выжить. Он должен уметь и разнюхать что-нибудь съедобное в му­соре, и стащить лакомый кусочек у зазевавшегося че­ловека, и постоять за себя в соперничестве с другими бродячими собаками. Здесь ведь закон джунглей рабо­тает в полную силу: недаром Шарик пророчил себе не­минуемую смерть из-за обожженного бока.

Очень ярким свидетельством доброты Шарика яв­ляется фраза, промелькнувшая в его мыслях, в мыс­лях насмерть перепуганного, уверенного в своей обре­ченности пса, тогда, когда его оглушили хлороформом, чтобы залечить раненый бок. «Братцы живодеры, за что же вы меня?» — здесь только обида и ничего бо­лее. Даже живодеров, лютых врагов бродячего зверья, Шарик зовет «братцами».

А вот вторая половина детища профессора Преоб­раженского — это в некотором роде тот самый дьявол, который стоит за левым плечом каждого человека. При жизни Клим Григорьевич Чугункин имел две су­димости за кражи, приговаривался к каторге условно, злоупотреблял алкоголем и промышлял игрой на бала­лайке по трактирам. Умер он тоже весьма характер­но — от удара ножом. Специально для таких, как Чу­гункин, существует определение «деклассированный элемент».

Можно смело сказать, что несчастному подопыт­ному псу очень не повезло с донором органов для пе­ресадки. Шарик, которого смело можно уравнять с ребенком, получил соседом в свое тело уголовника, прожигателя жизни и вора. Вдобавок еще и подлеца, начисто лишенного чувства благодарности к тому, кто фактически воскресил его никчемную сущность, кто дал ему шанс немного дольше прожить на этом свете.

Хотя, если повнимательнее разобраться, то стано­вится ясным, что благодарности взяться неоткуда. Судите сами — ну что он видел в своей жизни, этот самый Клим Чугункин?- Трактирных оборванцев, гу­лящих девиц, пьяные потасовки — обычную и страшную в своей обыденности грязь городского дна. Это болото, которое не выпускает из своих липких объятий случайно провалившуюся жертву, но для исконных обывателей является ничуть не менее род­ным, чем для человека — уютная квартира, а для птицы — гнездо на высоком дереве. Гадкие и урод­ливые порождения этого болота копошатся в гнилой тине, пожирают друг друга и даже не пытаются най­ти себе участи лучше. Но вместе с тем они видят тех, кто живет по-другому. Городские люмпены, голь ка­бацкая, босота — вся их жизнь проходит от выпивки к тяжелому сну, от похмелья к случайной работе, за­тем — снова к выпивке. Иногда порочный круг рас­ширяется кражей, разбоем, грабежом (дополнитель­ные средства к существованию), дракой, мимолетным романом с потрепанной девицей неведомо какой све­жести. И на этом среда обитания тысяч Климов чугункиных замыкается, как магический круг, никого и ничего не пропускающий внутрь себя. Но ведь осталь­ного мира он не прячет. Дорогие магазины, прелест­ные барышни, сверкающие авто (редкий и дорогой предел мечтаний), квартиры на много комнат — вот лишь малая часть поводов для лютой, черной завис­ти. А черная зависть неспособна породить хороших чувств даже к тому, кто вытащил тебя из-за грани смерти. И снова в тексте находим набросанное не­сколькими очень меткими словами описание души Чугункина: «две судимости, алкоголизм, «все поде­лить», шапка и два червонца пропали».

Делить чужое — это тоже их особое, достигшее уровня искусства, умение. А также довод в оправдание собственной ничтожности: зачем годами гнуть спину, если можно прямо сейчас востребовать с того, кто бо­гаче, свою долю. Мотив? Да потому что все люди должны быть равны. О, этот лозунг революции люмпе­ны особенно сильно поддерживали — он давал им ощу­щение собственной значимости, оправдывал жажду чужого, дармового добра. «Чем мы хуже?!» — удивля­лись климы чугункины — и упивались возможностью спать на пуховых перинах, есть с дорогого фарфора столовым серебром, носить лаковые ботинки и лепить перегородки в квартирах, некогда принадлежавших богачам.

Однако вернемся к Полиграфу Полиграфовичу Ша­рикову. При всей своей гнусности этот персонаж за­служивает пристального рассмотрения. Ни в коей мере не надо его оправдывать — не заслужил, но понять следует, потому что иначе «шариковщина» не будет по­знана во всей своей мерзости, а значит — и мы не по­лучим надлежащего к ней иммунитета.

Клим Чугункин становится кривым зеркалом, изу­родовавшим все черты, доставшиеся Полиграфу По­лиграфовичу от пса. Даже машинистка Васнецова, ко­торую Шарику было так жаль в начале повести, в конце становится жертвой новоявленного «заведую­щего подотделом очистки города Москвы от бродячих животных». Хотя «хитроумный» Шариков пытается свое мошенничество скрыть за желанием добра несча­стной женщине. Хорошо, хоть не дошло дело до при­знаний в любви, а иначе и здесь остался бы гнусный след зверолова-получеловека, смердящий не менее сильно, чем он сам. Кстати, в какую страшную плоть облеклась извечная неприязнь кошек и собак! Раньше пес мог погонять мяукающую жертву, загнать ее на дерево, облаять. Но вряд ли он смог бы причинить кошке настоящий вред. Она ведь тоже имеет зубы и когти и способна великолепно постоять за себя, за­щититься от кого угодно, при условии, что этот «кто- то» ходит на четырех ногах. От человека не спасет ни зуб, ни коготь; против него даже быстрые лапы — очень плохое средство. Он хитрее, он вооружен, он безжалостен даже без собачьего сердца, а уж с ним… «на польты пойдут, будем из них белок делать на ра­бочий кредит». Интересно, а если бы дело дошло до охоты на бродячих собак? Впрочем, изворотливая смекалка балалаечника Чугункина и здесь наверняка подсказала бы Шарикову, как сохранить «чистую со­весть». А кошки — чего с ними церемониться? Осо­бенно если ты в прошлом — собака.

В общем-то и не в прошлом. Человечье обличье стало всего лишь ширмой для животной сущности По­лиграфа Полиграфовича. Недаром блохи терзали его даже тогда, когда превращение состоялось полностью. Их, примитивных, руководствующихся только про­стейшими инстинктами, нельзя сбить с толку. Все вре­мя, начиная с того вьюжного вечера, когда бродячий пес впервые переступил порог профессорской кварти­ры, и вплоть до последнего абзаца повести, под одним кровом с хирургическим гением Филиппом Филиппо­вичем жило животное. Только характер его менялся от доброго к кошмарному.

Читайте также:  Мысль семейная в русской литературе: сочинение

От своей бездомной жизни Шарик-Шариков сохра­нил трусоватость в сочетании с готовностью при удоб­ной возможности тяпнуть. Когда доктор Борменталь брал нахала за глотку, тот поджимал хвост и скулил. Но были ведь и анонимные письма с нелепыми обвине­ниями, и угроза револьвером, и мгновенная перемена в поведении — стоило только Полиграфу Полиграфовичу обзавестись документами. Тоже ничего удиви­тельного — ну какой из бесправных бродячих псов упустит удобный случай отомстить обидчику? Образно говоря, документы — это те же самые клыки, только приготовленные и наточенные специально на человека, дающие возможность растерзать его так, чтобы не ока­заться виноватым и не сесть за решетку. У людей ведь тоже законы не очень отличаются от звериных. Только если закон джунглей не признает союзников, то закон человеческий их приветствует и даже частично по­рождает.

Главный союзник Шарикова — это председатель домкома Швондер. И поскольку мы рассматриваем не Шарикова, а «шариковщину», постольку следует и его изучить как бы под увеличительным стеклом, ибо Швондер порождает «шариковщину» ничуть не хуже, чем сам Полиграф Полиграфович.

Во-первых, Швондер не имеет имени. Только фа­милию, да и то больше похожую на кличку, а заодно на хлесткое и малоприятное словечко «шваль». Лучшей иллюстрации для поговорки «из грязи да в князи» и не придумаешь. Он тоже претерпел превращение, от по­хитителя калош вознесшись до председателя жилищ­ного товарищества. Что характерно — дай ему волю — он и сейчас будет продолжать воровать калоши.

Швондер — типичное детище своего времени. Бу­дучи абсолютно бесполезным в роли производительной единицы, он очень на своем месте там, где нужно отни­мать и делить. Во всяком случае, в Преображенского управдом вцепился бы мертвой хваткой и наверняка отгрыз бы себе мозолящий глаза куш — якобы лиш­нюю комнату. Но нашлись у профессора могуществен­ные покровители, и Швондеру пришлось вести себя вполне по-собачьи: поджимать хвост и перепуганно визжать, а когда непосредственная опасность для шку­ры отступит — самоутверждаться хотя бы тявканьем вслед. Вспомним заметку в газете, подписанную «Шв…р». Ту самую: «Семь комнат каждый умеет зани­мать до тех пор, пока блистающий меч правосудия не сверкнул над ним красным лучом». Красиво гово­рить — это конек люмпена, дорвавшегося до руковод­ства хотя бы самой ничтожной структурой.

Через Полиграфа Полиграфовича Швондер надеет­ся найти уязвимое место Филиппа Филипповича Пре­ображенского. Сам по себе профессор — птица высоко­го полета, но зато Шариков якобы прописан в его квар­тире на шестнадцати аршинах и на его подленькую дворняжью психологию запросто можно воздейство­вать. Пускай у Преображенского по-прежнему будет семь комнат, но зато там же будет проживать созна­тельный элемент Полиграф Полиграфович, который из прочтения переписки Маркса и Каутского вынес для себя главное: «Взять все, да и поделить». А иначе — голова пухнет.

Швондер видит в Шарикове своего близнеца, со­брата. И потому принимает живейшее участие в фор­мировании судьбы продукта эксперимента. И имя ему дает и впоследствии на должность устраивает. А Ша­рикову только того и надо — он растет в собственных глазах, у него появляется все больше смелости и на­глости, чтобы выпячивать грудь перед Борменталем и Преображенским. Ведь на самом деле здесь имеет место точное повторение одомашнивания бродяги. Был бездомный пес Шарик — стал профессорским любим­цем, был безродный продукт медицинского опыта — стал заведующим по очистке. Только теперь Шарикова приручает Швондер.

А теперь можно поговорить и о «шариковщине». Так что же это такое? Случайная неблагодарность или давным-давно сложившееся общественное явление? Скорее — второе. Потому что во все времена были до­носы и зависть к тому, кто преуспел. Всегда были мстительность и готовность укусить сзади, а если даже это сделать страшно, то хотя бы возможность облаять человека.

Неужели только в Полиграфе Полиграфовиче мож­но найти мелочное чванство, размеры которого во мно­го раз больше действительной значимости занимаемого положения. Да что далеко за примерами ходить? Сколько есть мелких чиновников, считающих себя вла­детелями мира сего, сколько вахтеров воображают се­бя выше директора? Неужели только на страницах «Собачьего сердца» мы сталкиваемся с примитивнос­тью суждений, скрывающейся под личиной житейско­го опыта и мудрости?

И разве неразборчивость в целях и средствах — это только литературный вымысел? Разумеется, нет. История с машинисткой Васнецовой вполне могла быть взятой из настоящей, не книжной жизни. Сколько их на свете — женщин, которых не считают за людей всякие «благодетели», вполне способные дарить филь­деперсовые чулки и сулить ананасы, но только в обмен на собачью, безоговорочную преданность. Швондеровские анонимки кажутся детским лепетом по сравнению с ухищрениями, которыми пользуются люди отнюдь не в книгах, чтобы заполучить заветную жилплощадь. Охота на кошек — просто ничто по сравнению с трав­лей, которую человек способен устроить своему собра­ту. Из шкурки убитой кошки хотя бы сошьют пальто, а вот человека просто смешают с грязью. Практичес­кой пользы никакой, зато самоудовлетворение — по высшему классу.

Петь хором вместо того, чтобы заниматься де­лом — это тоже знакомо каждому из нас не только со слов Булгакова. И это тоже одно из проявлений «шариковщины». У собак оно выглядит как завывания на Луну. У человека, как обычно, под все подведена иде­ологическая база. Домком во главе с Швондером не может не петь. Тогда их служение пролетарским иде­алам будет неполным. Шакалы, растерзавшие жерт­ву, всегда заявляют о своем успехе радостным визгом. А если профессор Преображенский заявляет, что раз­руха в стране как раз от того, что люди поют хором вместо того, чтобы заниматься делом, то заявление это происходит от его, профессора, буржуйской несо­знательности. «Если бы сейчас была дискуссия, — на­чала женщина, волнуясь и загораясь румянцем, — я бы доказала Петру Александровичу…» Разумеется, заниматься словесными дуэлями гораздо проще, чем строить то самое жилье, которого вечно не хватает со­знательным пролетариям, занятым кипучей револю­ционной деятельностью.

«Шариковщина» вездесуща и всепроникающа. В каждом человеке независимо от условий и обстоя­тельств его рождения и воспитания живет свой Поли­граф Полиграфович. Только некоторым удается взять его за горло, уподобившись Борменталю, а иные просто отпускают тварь на свободу и сами не замечают, что сердце, бьющееся в их груди, уже не человеческое, а собачье.

Ну что же, остается сделать вывод, дать оконча­тельную формулировку «шариковщине». Изучив По­лиграфа Полиграфовича, приглядевшись к Швондеру, сопоставив описанное в повести с жизненными реалия­ми, мы можем это сделать.

«Шариковщина» — это мелочная мстительность, когда невозможность укусить вполне может быть воз­мещена тявканьем издали. Это загребание жара чужи­ми руками и готовность в любой момент завизжать и поджать хвост.

«Шариковщина» — это нежелание вырваться из своей ограниченной и зачастую грязной среды обита­ния. Эта демонстративная темнота — «учиться читать совершенно ни к чему, когда мясо и так пахнет за версту». Это умение даже из самых умных вещей де­лать примитивные выводы, подчиненные шкурным интересам.

«Шариковщина» — это неблагодарность во всех ее проявлениях, даже к тем, кто даровал тебе жизнь. Это болезненная гордость — «Я вас не просил». Это эгоизм и нежелание понимать людей, отличающихся по обра­зу мысли. Их гораздо проще объявить несознательны­ми — обвинить в скудоумии другого всегда проще, чем признать собственную бедность ума.

«Шариковщина» — это элементарная житейская подлость. Это метод кнута и пряника к заведомо безза­щитному человеку. Ты должна быть моей. И если сего­дня ты отказываешься от авто и ананасов, то завтра тебе будет устроено сокращение штатов.

Можно было бы продолжить, но уже все ясно. Яс­но — и страшно. Ведь «шариковщина» — это не толь­ко средоточие мерзости и пороков. Это еще и верней­шее средство выжить среди людей. Тот, кто живет по методике Полиграфа Полиграфовича — неуязвим. Он сможет выйти из любой неурядицы, он победит любо­го противника, он преодолеет любое препятствие.

И в его глазах победа будет дешевой — что может быть бесполезнее другого человека? Слоны — и те су­щества нужные.

«Шариковщине» подчиняться нельзя. Потому что, как мудро заметил профессор Преображенский: «Наука еще не знает способов обращать зверей в людей».

Шариков и шариковщина (по повести М. Булгакова Собачье сердце): сочинение

Знаменитая повесть “Собачье сердце”, написанная в 1926 году – яркий образец булгаковской сатиры. Она развивает гоголевские традиции, органически соединив в себе два начала: фантастическое и реалистическое. Эта характерная черта сатиры писателя находит воплощение и в таких его произведениях, как “Дьяволиада” и “Роковые яйца”. Все три сатирические повести содержат предостережение писателя, обращенное к современникам, которое не было ими услышано. Сегодня нас не может не поражать удивительная прозорливость Булгакова, который сумел почувствовать опасность научных открытий, вырвавшихся из-под контроля, призвать людей к максимальной осторожности в обращении с неизведанными силами природы.

В центре повести “Собачье сердце” эксперимент профессора Преображенского, превративший милого, славного пса Шарика в низкорослого мужчину несимпатичной наружности. В этом появившемся в результате научного опыта существе задатки вечно голодного и унижаемого пса соединились с качествами его человеческого донора – алкоголика и уголовника Клима Чугункина. Такая наследственность весьма затрудняет процесс воспитания Шарикова. С одной стороны, профессор Преображенский и его ассистент доктор Борменталь безуспешно пытаются привить ему правила хорошего тона, развить и образовать его. Но из всей системы культурных мероприятий Шарикову по душе только цирк, ибо театр он называет контрреволюцией, а к книгам не испытывает ни малейшего интереса. С одной стороны, в процесс воспитания Шарикова вмешивается сама жизнь. Прежде всего в лице председателя домкома Швондера, который стремится как можно скорее превратить вчерашнего Шарика в сознательного строителя социализма, пичкая его пролетарскими лозунгами и книгами типа переписки Энгельса с Каутским. Многие высказывания Полиграфа Полиграфыча явно заимствованы у его благодетеля Швондера, который сознательно науськивает своего питомца против ненавистного профессора. Председатель домкома никак не может забыть своего позорного поражения в квартире Преображенского, смириться с тем, что профессор по-прежнему занимает семь комнат и не подлежит никакому уплотнению, ибо от его таланта хирурга зависит жизнь влиятельных начальников. Значит, Швондер видит в Шарикове своего рода орудие мести.

Полиграф Полиграфыч не только быстро запоминает социалистические лозунги, но и неплохо манипулирует ими в разговоре со своими противниками-интеллигентами. В речи Шарикова все чаще мелькают слова и фразы нового революционного лексикона. Например, себя он называет “трудовым элементом”, а Швондера – “защитником революционного интереса”. В ответ на требование Преображенского и Борменталя вести себя за столом культурно Шариков с иронией отвечает, что так люди мучили себя при царском режиме. Умственная ограниченность, моральное убожество, паразитизм – черты, изначально присущие Шарикову, – получили дальнейшее развитие и логическое завершение благодаря известному революционному лозунгу: “Кто был ничем, тот станет всем”. Эту мысль Швондер старательно внушает своему питомцу, делая его еще более самоуверенным и наглым. Ориентируясь на низменные качества Шарикова, учитель воспитывает из него по-настоящему агрессивное и жестокое существо. Уверенный в своей непогрешимости и безнаказанности, ибо его защищает родная пролетарская власть, Полиграф Полиграфыч уже откровенно угрожает Преображенскому и Борменталю, ставит им свои условия. Более того, Шариков теперь внимательно вслушивается в то, о чем говорят его враги, чтобы написать не них донос, в котором он обвиняет профессора в том, что он угрожает убить председателя домкома и произносит контрреволюционные речи. Даже тот факт, что разъяренный профессор велел сжечь в печке “Переписку Энгельса с Каутским”, нашел отражение в пасквиле Шарикова. Донос Полиграфа Полиграфыча написан в лучших традициях этого распространенного в 30-е годы “литературного жанра”. Здесь и доказательство антисоветских взглядов Преображенского, который поднял руку на самого Энгельса, и привычные ярлыки: “социал-прислужница”, “явный меньшевик”. Гениальный писатель еще в 1926 году предвидит будущую трагедию России, когда убогие, наглые и агрессивные шариковы, расплодившись, станут душить все им непонятное и враждебное, то есть гуманное, честное, благородное. Вчерашний Шарик показан в повести Булгакова как лицо , “социально близкое” новой власти. Недаром он так легко и просто находит место в революционной стране, не обладая ни умом, ни талантом. Но у него есть главное – расположение к нему совслужащего Швондера, который и устраивает Полиграфа Полиграфыча на должность заведующего подотделом очистки города Москвы от бродячих животных. Да, он действительно нашел себе дело по душе. Его заветная мечта – “душить, душить” котов сбылась и приобрела огромный размах. Автор показывает, как после назначения на начальническую должность изменяются и внешний вид, и его манеры. Теперь он звонит в дверь не боязливо, а уверенно, входит с необычайным достоинством. Даже в его одежде появились новые говорящие детали: “кожаная куртка с чужого плеча, кожаные же потертые штаны и английские высокие сапожки со шнуровкой до колен”. Как известно, революционные командиры предпочитали именно кожаную одежду. Человек с собачьим сердцем быстро усваивает выгоду начальнической должности, угрозами принудив свою секретаршу к сожительству и взяв у нее кольцо “на память”. Он беззастенчиво врет ей, что шрам на лбу получил на колчаковских фронтах.

Показывая, как происходит эволюция Шарикова, как он постепенно становится все наглее и агрессивнее, Булгаков заставляет читателя, весело смеющегося над комическими ситуациями и остроумными репликами, ощутить страшную опасность шариковщины, этого нового социального явления, которое начало зарождаться в 20-е годы. Революционная власть поощряет стукачество, доносительство, высвобождая самые низменные инстинкты некультурных и необразованных людей. Она дает им ощущение власти над людьми умными, культурными, интеллигентными. Шариковы, дорвавшиеся до власти, представляют страшную угрозу обществу. Булгаков касается в своей повести и причины их появления. Если Шариков возник в результате научного опыта профессора Преображенского, то подобные люди с собачьим сердцем могут появиться в результате того рискованного эксперимента, который именовался в нашей стране строительством социализма, эксперимента, огромного по масштабам и очень опасного. Попытка создать новое справедливое общество, воспитать свободного и сознательного человека революционными, то есть насильственными методами, по мнению писателя, была изначально обречена на неудачу. Ведь стремление “до основания” разрушить старый мир с его вечными общечеловеческими нравственными ценностями и построить жизнь на принципиально новой основе – это значит насильственно вмешаться в естественный ход вещей. Последствия этого вмешательства будут плачевными. Это понимает Филипп Филиппович, когда горестно размышляет о том, почему его блестящий научный эксперимент породил настоящего монстра, который стал представлять смертельную опасность для всех окружающих. Это произошло потому, что исследователь нарушил законы природы, а этого делать ни в коем случае нельзя.

Ссылка на основную публикацию
×
×