Великий писатель русской земли Лев Николаевич Толстой: сочинение

Сочинение «Великий писатель русской земли Лев Николаевич Толстой»

Живя в давнем родительском имении, Толстой еще в детстве услышал семейные легенды и пересказы о войне 1812 г. и не такое далекое восстание декабристов. Уже в детские и подростковые года у Толстого зародилась глубокая заинтересованность отечественной историей. «Без своей Ясной Поляны, — сознавался он со временем, — я едва могу себе вообразить Россию и свое отношение к ней». В Ясной Поляне Толстой вблизи видел, как живет обычный народ, который стал его «самой ранней любовью». Здесь еще до того времени, как он познакомился со стихами Пушкина, Толстой услышал немало народных сказок, песен, былин. Когда Толстому было девять лет, отец впервые повез его в Москву, впечатление от встречи с которой были незабываемыми.

Первый период московской жизни юного Толстого длился меньше четырех лет. Он рано осиротел, потеряв сначала мать, а со временем и отца. Вместе с сестрой и тремя братьями Толстой переехал в Казань. Там жила одна из отцовских сестер, которая и взяла опеку над детьми.

Живя в Котле, Толстой два с половиной года готовился к вступлению в университет, где учился с 1844 г. сначала на «восточном», а со временем на юридическом факультетах. Известный тюрколог профессор Казембек, который готовил его к экзаменам, был удивлен лингвистическими способностями юного Толстого. В зрелом возрасте Толстой свободно общался на английском, французском и сербском языках. Знал греческий, латинский, украинский, татарский, церковнославянский языки; изучал древнеегипетский, турецкий, голландский, болгарский и другие. Не считая себя полиглотом, Толстой, вопреки тому, имел возможность знакомиться с произведениями многих зарубежных писателей в оригинале.

Толстому шел девятнадцатый год, когда он начал вести дневник, который продолжал до самой смерти (в Полном собрании сочинений дневник занимает 13 томов).

Занятие за государственными программами и учебниками обременяли Толстого-студента. Он пришел в восхищение самостоятельной работой по исторической теме и, покинув университет, поехал из Котла в Ясную Поляну, которую получил после распределения наследства отца. Потом он отправился в Москву, где в конце 1850 г. началась его писательская деятельность: незаконченная повесть из цыганского быта (рукопись не сохранилась) и описание одного прожитого дня («История вчерашнего дня»). Тогда же он начал повесть «Детство» («Детство»). В скором времени Толстой решил поехать на Кавказ, где его старший брат Николай, офицер-артиллерист, служил в действующей армии. Молодому Толстому удалось увидеть войну своими глазами и проверить собственную отвагу. Вступив в армию юнкером, он потом защитил экзамен на младший офицерский чин. Эпизоды Кавказской войны Толстой описал в рассказах «Наскок» (1853), «Рубка леса» (1855), «Разжалованный» (1856), в повести «Казаки» (1852—1863). На Кавказе писатель закончил повесть «Детство», в 1852 г. опубликованное в журнале «Современник».

С началом Крымской войны Толстой перевелся из Кавказа в Дунайскую армию, которая воевала против турок, а потом в Севастополь, осажденный объединенными силами Англии, Франции и Турции. Командуя батареей на бастионе, Толстой проявил незаурядную отвагу и был награжден орденом Анны и медалями. Осенью 1856 г. Толстой вышел в отставку и в скором времени отправился в полугодичное заграничное путешествие, посетив Францию, Швейцарию, Италию и Германию. В 1859 г. Толстой открыл в Ясной Поляне школу для крестьянских детей, а потом помог открыть свыше 20 школ в окружающих селах. Писатель издавал педагогический журнал «Ясная Поляна» (1862).

Уже первые произведения Толстого — повести «Детство», «Отрочество» («Отрочество») и «Юность» («Юность»), кавказские и севастопольские военные рассказы, «Утро помещика « — свидетельствовали, что в русскую литературу пришел новый выдающийся художник. По замыслу автора, «Детство», «Отрочество» и «Юность», а также повесть «Молодость», которая, тем не менее, не была написана, должны были составить роман «Четыре эпохи развития». Изображая становление характера Николая Иртеньева, Толстой кропотливо исследует, как влияла на его героя среда — сначала узкий родственный мир, а потом все шире круг его новых знакомых, ровесников, друзей, соперников. Уже в первом законченном произведении, посвященному ранней и, как твердил Толстой, наилучшей, самой поэтичной поре человеческой жизни — детству, он с глубокой печалью пишет о том, что между людьми воздвигнуты жестокие преграды, которые разъединяют их на множество групп, разрядов и классов. Особенно трудным для Иртеньева оказалось отрочество. Изображая эту «эпоху» в жизни героя, писатель решил «показать плохое влияние» на Иртеньева «суетности воспитателей и столкновенье интересов семьи». В сценах университетской жизни с симпатией изображены его новые знакомые и друзья — студенты-разночинцы, подчеркивается их умственное и моральное превосходство над героем-аристократом, который придерживается кодекса comme il faut (светского человека).

В самом начале писательского пути Толстого в его творчество входит тема разъединения людей. В трилогии «Детство», «Отрочество», «Юность» четко проявляется этическая невозможность идеалов светского человека, аристократа «по наследству». Кавказские военные рассказы писателя и рассказ о Севастопольской обороне поражали не только суровой правдой о войне, а и правдой об офицерах-аристократов, которые пришли в действующую армию за чинами, рублями и наградами. В «Утре помещика» трагедия русского дореформенного села приводила к мысли об аморальности крепостничества.

Повесть «Казаки», которая завершает первое десятилетие литературной деятельности Толстого, предрасположила к себе внимание свежестью и яркостью красок, особым превосходством и звучностью тона.

Картины жизни ее героев, их цельные характеры писатель связал с особенностями истории гребенского казачества, которое не испытало злоключений крепостного порядка. В этом произведении писатель попробовал соединить романную форму с эпопеей, поместив типичного толстовского героя, рефлектирующего, неудовлетворенного собой молодого дворянина Оленина, в народную среду.

Осенью 1862 г. 34-летний граф Толстой вступил в брак с дочерью врача придворного ведомства 18-летней Софией Андреевной Берет. Первая семейная радость создала у Толстого ощущение найденного мира и большого счастья. Увлекшись хозяйством, он приумножил свои имения, купил землю в Самарской губернии. Вместе с тем досуг Толстой отдавал литературе и, прежде всего, романа «Война и мир», который он писал с «болезненным упрямством и волнением на протяжении семи лет».

На страницах «Войны и мира» («Война и мир», 1863-1869) объединяется огромный и пестрый материал. Здесь соединяются, образовывая органическое единство, картины исторической и родственно-бытовой, общенародной и частной жизни. Перед глазами читателя проходят, не мешая друг другу, свыше шестисот персонажей. Действие романа длится более пятнадцати лет. Для успешной работы над произведением, подчеркивал Толстой, необходимо, чтобы художник любил в нем главную мысль. В «Войне и мире», как сознавался писатель, он «любил мысль народную». «Мысль народная» положена Толстым в основу характеристики и оценки героев произведения, исторических событий и исторических деятелей. Возражая трактовке Отечественной войны 1812 г. как войны Наполеона І и Александра І, Толстой указывал, что, кроме пораженной гордости двух императоров, были «миллионы миллионов других причин». Между них были большие и мелкие, общие и частные, государственные и личные. И лишь по неизвестным людям законом совпадения причин происходят большие события, связанные «со всем ходом истории».

В одном из писем, датированных временем окончания «Войны и мира», Толстой говорит о главных героях романа: «Я бы хотел, чтобы вы полюбили моих этих детей. Там есть красивые люди. Я их очень люблю». Тем не менее по-отечески любя Андрея Болконского, Пьера Безухова, Наташу Ростову, писатель их не идеализировал. Достаточно напомнить о становых предрассудках князя Андрея, которых он так и не смог преодолеть до конца. Герои толстовского романа привлекательны, прежде всего, тем, что стремятся к деятельному участию в общей жизни, отважно идут навстречу трудным испытаниям, стараются ставить и решать вопрос, который касается не только их личной жизни, а и всего человечества.

«Великий писатель земли Русской» или правда о «Двух стариках»

„Великий писатель земли Русской“, вот прозвание, данное гр. Л. Н. Толстому и нередко встречающееся в печати, особенно газетной.

Не оспаривая этого прозвания, не возвеличивая и не умаляя заслуг гр. Толстого пред русской литературой и родным народом, мы избираем более скромную задачу – просмотреть и хоть отчасти проверить некоторые произведения гр. Толстого, чтобы дать себе отчет в том, что принадлежит ему собственно и что ему не принадлежит, хотя издано им самим, с подписью его имени и – без всяких оговорок…

Как будто странно ставить вопрос о самостоятельности такого писателя, как „великий“ Толстой; но мы берем на себя смелость вопрос этот ставить и, по мере возможности, решать его; а насколько удачно или удовлетворительно оный будет решен, это пусть скажет беспристрастный читатель.

В ряду предпринятых вами таких критических этюдов, первый имеет предметом рассказ Толстого под названием: „Два старика“ 1 . Посмотрим же, есть ли действительно правда в этом рассказе или нечто другое, и прежде всего, насколько в этом произведении Толстой является изобретателен и самостоятелен, а если не самостоятелен, то в каком отношении стоит он здесь к своему источнику, о котором умалчивает.

Содержание рассказа очень известно, вкратце оно таково.

„Собрались два старика (идти) Богу молиться в старый Иерусалим. Один был богатый мужик, Ефим Шевелев. Другой был не богатый, Елисей Бодров. Собрались старики и пошли. Шли пять недель старики и пришли к хохлам (?). Пришли в большое село. Остановился Елисей. – Ты, говорит Елисей Ефиму, не жди: я только забегу вон в хатку, напьюсь. – Ладно, говорит Ефим, и пошел один вперед по дороге, а Елисей повернул к хатке, а в ней оказалась семья, умирающая от голода“. Снял Елисей сумку с плечей, развязал, достал хлеба и накормил всех, а затем, сам сварил похлебку и кашу и накормил людей. Наконец, раздав почти все деньги, Елисей сообразил, что ему не с чем идти за море, и решил возвратиться. Пришедши домой, Елисей принялся за свое хозяйство, особенно хлопотал на пчельнике.

Ефим, не дождавшись Елисея, пошел один, достиг Одессы, отсюда на корабле отправился в Царьград и, чрез Смирну и Александрию, прибыл в пристань Яффы; а отсюда, с прочими пешеходами, на четвертый день пришел в Иерусалим. „Несколько пообедав, пошел со странником по святым“ (?). –

Желал Ефим поклониться и Гробу Господню, но так как „в храме людей было видимо-невидимо“ (?), то за теснотой, не мог приблизиться. Стоя в храме, он, к изумлению своему, увидал, что впереди всех стоял Елисей. Вглядываясь пристально, Ефим убедился, что это подлинно отставший от него товарищ Елисей. Однако, вышедши из храма, Ефим не нашел своего товарища.

Не найдя Елисея, отправился Ефим обратно чрез Яффу на Одессу, а отсюда пешеходом домой. На пути Ефим нечаянно зашел в ту самую хату, где был Елисей: здесь гостеприимные хозяева приветили его с полным радушием. Хозяева рассказали Ефиму о благодеянии какого-то странника и тем напомнили ему о Елисее. Размышляя о видении Елисея у Гроба Господня, Ефим решил, что дело Елисея угодно Богу более, чем подвиг его, Ефима, и -потому-то он видел Елисея при Гробе Господнем впереди всех. Да и когда домой пришел, то у себя встретил пьяного сына и упущение в хозяйстве и пр., a у Елисея полное благополучие. Соображая все, виденное и слышанное, в своем путешествии и по приходе домой, Ефим «понял, что по миру (?) велел Бог по смерть отбывать каждому свой оброк – любовью и добрыми делами».

Таково главное содержание в «рассказе Толстого». – В отношении к этому „рассказу“ спрашивается:

а) Принадлежит ли этот рассказ Толстому всецело?

б) Если же принадлежит не всецело, то что же собственно ему принадлежит и что нет?

– Нет, рассказ этот не принадлежит ему всецело: он представляет любопытную переделку чужого рассказа на свой лад и со своей определенной тенденцией.

Еще лет сорок назад, до появления рассказа Толстого, в свое время очень популярный редактор известного журнала „Домашней Беседы“, профессор Киевской Духовной Академии, В. Ип. Аскоченский напечатал составленный им сборник назидательных рассказов, под заглавием: „Чтение для православного Русского народа“, в количестве 33-х 2 . В числе этих рассказов помещен один под заглавием: «Странник и домосед» (стр.80–87). Причем, издатель, проф. Аскоченский добросовестно в подстрочном замечании заявил, что его рассказ передает быль и – что она им записана со слов покойного старца Саровской пустыни о. Илариона, которому лично были знакомы оба действующие лица этого рассказа. Это были крестьяне Орловской губернии, по селу соседи и друзья. Они также оба решили было идти в Иерусалим, поклониться Гробу Господню; но и также один раздумал, а другой побывал в Святом граде; также, один, оставшись дома, совершал дела милосердия, а другой, будучи в Иерусалиме, постоянно видел там своего друга впереди себя и у Гроба Господня. И, наконец, по возвращении, один, „странник“ рассказал о своем видении, а другой, домосед – о своей благотворительности. При этом для обоих стало ясно, что один, оставаясь дома, истинно угождал Богу; а другой, отправившись в св. Землю с нечистыми помыслами о своей праведности и с осуждением в душе друга своего, который оставался дома, хотя и совершил подвиг, но Богу не угодный.

Из такого сопоставления двух рассказов, по их содержанию, очевидно, что Толстой заимствовал свой рассказ у проф. Аскоченского. – А если так, то –

Что же принадлежит Толстому в его компилятивном пересказе? – Из ближайшего сличения и сопоставления данных двух редакций этого рассказа открывается, что Толстой, держась близко к своему оригиналу, старался, конечно, многое в нем изменить – переставить, перефразировать текст, сократить дополнить, даже переполнить. При всем том, он, однако, не мог избежать даже буквального сходства со своим оригиналом.

Для подтверждения сказанного, достаточно дать здесь несколько образчиков такой операции Толстого над чужим рассказом. Вот такие образчики: 3

Аскоченский:Толстой:
Странник и домоседДва старика
В Орловской губернии жили два друга – Яков и Димитрий. Были они близкие соседи, оба трудолюбивые и набожные, любили в Божий храм ходить, и в воскресные дни по-пустому не болтались и не пьянствовали. И нищих угощали и больных и бедных навещали. За то Господь и благословил их большими семьями; амбары у них были полным-полнехоньки, да и деньжонки водились у обоих. Вот однажды запало им в душу сильное желание побывать в Иерусалиме, чтоб поклониться гробу Господню. (стр. 80–81).Собрались два старика Богу молится в старый Иерусалим. Один был богатый мужик; звали его Ефим Тарасыч Шевелев. Другой был не богатый человек, Елисей Бодров. Ефим был мужик степенный, водки не пил. Семья у него была большая. Елисей был старичок ни богатый, ни бедный. Человек был Елисей добродушный и весёлый. Пивал и водку. но человек был смирный, с домашними и соседями жил дружно. (стр. 1–2).

Очевидно, в рассказе Толстого одно переставлено на место другого, – что в оригинале сказано после, то у него поставлено в начале, изменены имена, изменена отчасти характеристика лиц и пр., но в общем сходство очевидное. Далее, по рассказу Аскоченского, Яков в Димитрий расстались в своем же селе, а по рассказу Толстого, Ефим и Елисей, вышедши вместе из своего села, расстались только где-то в Малороссии. После этого в рассказе Толстого идет речь о благотворительности Елисея, а у Аскоченского о путешествии Димитрия и о видении им Якова в Иерусалиме и во всех местах, какие посетил Димитрий. И в этой части рассказа Толстой снова близко держится своего оригинала. Пример:

Аскоченский:Толстой:
Добрался (Димитрий) до святаго града Иерусалима. Со страхом и трепетом вступил он в храм Воскресения и пал со слезами, молясь о себе, о своих и воздыхая о грешном Якове. Только вдруг видит его (Якова) впереди всех стоящим и усердно молящегося. Что это? Уж не сон ли? – думает он. Протирает глаза. нет, не во сне, а наяву он видит своего друга. Всматривается ближе, – Яков: „да как же, думает он, попал он в Иерусалим? ведь я его дома оставил. Нечто позже спохватился за мною вслед? Все-ж таки не могло статься, чтоб он не столкнулся со мной где-нибудь на дороге“. Пробирается Димитрий к другу своему, – никак не проберется. (стр. 82).Высадились (с корабля), пошли пешие; на четвёртый день дошли до Иерусалима. На утро встали и пошли к ранней обедне в большой храм Воскресения, – к гробу Господню. Стоит Ефим, молится и смотрит вперед, в часовню, где самый гроб. Стоит Ефим, чрез головы смотрит, – что за чудо! Под самыми лампадами, впереди всех, видит стоит старичок. Похож, думает, на Елисея. Да нельзя же ему. Нельзя ему прежде меня поспеть. И подивился, как так Елисей наперёд его поспел. И стал (Ефим) продиратся, только бы на простор выбраться. Выбрался на простор, ходил, ходил, искал Елисея, так и вышел из храма, не столкнулся с ним. (стр. 20–25).
Читайте также:  Протасов: сочинение

У Аскоченского после, а у Толстого прежде этого видения рассказывается о благотворительности Якова – Елисея. И здесь также Толстой близко держится оригинала, – даже до буквального сходства. Пример:

Аскоченский:Толстой:
Идя по улице. вижу в одной избе, где, я знал, жили бедные люди, ставни среди белого дня закрыты. Словно потянуло меня что-то туда; я вошел в избу. Сначала в темноте не мог я разобрать ничего; только слышу стон да храпенье. Это был бедный хозяин, лежавший в углу на соломе. И горемычная жена его, выбившись из сил и потратив на больного мужа все, что было у них, сидела у холодной печки. – „Маланья! сказал я горемычной. Что с тобою. Отчего это так темно и холодно у вас?“ – „Ах, родной ты мой батюшка! отвечала она, – последний час настал. Степан мой умирает, да и мне самой что-то тяжко стало. Вот третий день как изба у нас не топлена; дрова все вышли, хлебушка нет; коровку давно сбыли со двора, и ребятишек- το накормить нечем. Как на беду, вон оба старшие-то лежат без памяти в горячке. И опять начала рыдать она, а истощенные голодом крошки чуть-чуть пищали. (стр. 84–85).Подошел Елисей к хате. Вошел Елисей во двор, видит – у завалинки человек лежит. Окликнул его Елисей, спросил напиться, – не отвечает человек. Либо больной, либо неласковый, подумал Елисей, и подошел к двери. Слышит – в хате в два голоса дети плачут. Вошел Елисей в хату. Смотрит: за печью на полатях женщина лежит. Лежит ничком и не глядит, только хрипит, и ногу то вытянет, то подтянет. Только хотел спросить Елисей старуху, ввалился мужик в хату. и стал говорить. – И болезнь, говорит, напала, да и голодны. Во – с голода помирает, – показал мужик головой на мальчика и заплакал. (стр. 9–10).

Что же сделал Яков – Елисей, видя злострадание бедной и больной семьи?

– по Аскоченскому:– по Толстому:
В сумерки этак, говорит Яков, пришедши домой, я запряг сани, наложил дров, насыпал муки в мешок, взял свежего молока, круп, соли, хлеба печеного, мясца кусок, – и отправился к бедному Степану. Приехавши туда, я сам затопил печку, изготовил похлебку, кашицу молочную, и всех наделил, чем Бог послал, обещал затем навестить их. (стр.85).Пошел Елисей на село в лавку, купил пшена, соли, муки, масла, разыскал топоришко. Нарубил дров, – стал печку топит. Стала ему девочка помогать. Сварил Елисей похлебку и кашу, накормил людей. (Стр. 11).

Из представленных образчиков очевидно, как близко Толстой стоял к своему оригиналу. Однако, как уже было замечено, у него немало и своего, это – подробное изображение обстановки, среди которой действовал герой его рассказа. Таково особенно описание путешествия Ефима, его знакомство с каким-то странником – монахом, или подробное перечисление святых мест и пр. Но и здесь Толстой не был совершенно самостоятельным: он стоял здесь под влиянием другого источника или пособия.

Известно, что Толстой сам не был в Палестине, а потому, при изображении, например, того, как паломники высаживаются с корабля на берег в Яффе в т. п., он естественно должен был обратиться к источнику -пособию. Оказывается, в этом случае ему служило сочинение небезызвестного путешественника A. В. Елисеева 4 , – к которому Толстой держит себя также очень близко.

Елисеев:Толстой:
Еще недалеко то время, когда наших богомольцев в Яффе бросали, как товар, с борта парохода на руки лодочников-арабов, не желая даже спустить лестницы. Еще в 1881 году мне самому пришлось быть свидетелем подобной сцены. Двое арабов. недолго думая сбросили одну старушонку-богомолку вниз на лодку с высоты трех саженей; бедная старушка едва не попала в воду, если бы ее не схватили на руки уже сидевшие в лодке богомольцы, так как волнение было настолько сильно, что лодка не могла подойти близко к борту. (стр. 97).В Яффе высадка всем богомольцам. При высадке набрался страху народ: корабль высокий, и с корабля вниз на лодку народ кидают, а лодку качает, того и гляди не угодишь в лодку, а мимо; человек двух замочило, а высадились все благополучно. (стр. 20).

И здесь, очевидно, работа Толстого та же по своим приемам: оригинал частью сокращается, частью перефразируется; но основные черты в компиляции оного остаются.

Идея рассказа: Ефиму не следовало бы ходить на поклонение гробу Господню в Иерусалим; было бы лучше, богоугоднее, если бы он, как Елисей, оставаясь дома, совершал дела благотворительности. –

Нова ли эта идея? – Так стара, как стара наша литература: она высказана еще лет за 800-т до Толстого! Еще первый русский паломник, игумен Даниил, путешествовавший в святую Землю еще в начале ХII-го века (в 1113–1115 г.) и оставивший нам свое „Сказание“ о своем пути, в самом начале его говорит: „Мнози, дома суще, в своих местах добрии человеци милостынями к убогым и добрыми делы своими достизают сих мест святых, иже большюю мьзду приимут от Бога: мнози же и ходивше святых сих мест и видевше святый град Иерусалим, и взнесшеся умом, яко нечто добро створивше, и пакы погубляють мьзду труда своего, от них же первий есмь аз“ 5 .

Соображая все изложенное, приходим к выводам:

а) Мысль, что благотворительность выше, нежели путешествие по св. местам, впервые является в русской письменности еще в начале ХII-го столетия и притом даже прямо в сказании именно первого русского паломника во Св. Землю.

б) Мысль эта впервые облекается в легенду крестьянами Орловской губернии Яковом и Димитрием.

в) Легенда эта впервые пересказывается, со слов ее составителей, старцем Саровской пустыни, о. Иларионом, проф. В. Ив. Аскоченскому.

г) Устный пересказ о. Илариона впервые записывается и издается в печати проф. Аскоченским в его Сборнике: „Чтение для православного русского народа“. – Наконец,

д) Рассказ Аскоченского получает художественную переработку с очевидным характером компиляции под пером гр. Л. Толстого.

Что же касается характера внутренней стороны, т. е. нравоучения такого рода компиляции Толстого; то она имеет, очевидно, тенденцию – внушить православному народу, что для спасения души нет надобности путешествовать по святым местам и даже ко Гробу Господню. – „Пойдешь за морем Христа искать, говорит Толстовский Елисей, а в самом себе потеряешь (?). Надо справлять людей“. (Стр. 15).

Внушение такого рода морали, очевидно, стремится подменить религию благотворительностью в ее прямом смысле, – ради простого житейского благополучия, а, следовательно, – христианство заменить социализмом. Этика очень известная и без Толстого! –

Нельзя, наконец, не отметить в Толстовском пересказе чужого рассказа его глубокого и грубого недоразумения, притом, несомненно уже принадлежащего собственно Толстому.

Ведь, если православный народ идет в Св. Землю, ко Гробу Господню, то не „Христа искать“, как говорит Толстой устами своего героя, а наоборот: всегда нося Христа в глубине души своей, а крест Его на своей груди, он стремится, вместе со Христом и под крестом Его, пройти по Его земным путям, и, при яснейшем воспоминании всех Евангельских событий, пройти со Христом от Вифлеема к берегам Иордана или, по обычному пути Господа, от Вифании чрез гору Елеонскую и на Голгофу – святейшее место крестной Его смерти, или в светлый храм Его пресветлого Воскресения. И шествуя так, он переживает с Господом живейшие чувства то глубочайшая скорби, то высочайшей радости.

Да и может ли человек иметь чувство истинно христианской любви, – любить ближнего и, видя его на месте его страданий, благотворить ему во имя Христа, если в его собственном сердце нет чувства любви и благодарности даже к Самому Христу, – если нет потребности поклониться Ему на страшном, святом и славном месте Его смерти и воскресения? –

Но вот, находится непризванный учитель и благожелатель народный, увы! – явно зловредный в самой своей благожелательности, непристойный даже и в самом способе своего учительства, решительно недостойном истинно-народного учителя, – ибо он преподает чужое в грубо извращенном виде и искаженном содержании.

Несчастный в самом своем „величии“, старец Лев Толстой внушает простому православному люду, детски доверчивому ко всякому учительству, – что не надо-де посещать святых мест Востока, бесполезно ходить на поклонение Гробу Господню.

Итак, что же? не лучше ли уже странствовать по сценично-циничным вертепам Западной заграницы? Не полезнее ли вдыхать там испарения стихийно-тлетворной ее атмосферы, – разрушительных идей ее безбожной литературы, животной культуры или знойно и гнойно страстных произведений всякого рода ее бессовестного искусства.

Да. Но не такие ли именно путешествия в „прелестных“ заграницах перерождают простое, верующее, доброе русское сердце и леденят его так, что оно становятся мертвенно-нечувствительным даже и к величайшей святыне вселенной, – не преклоняется даже и пред Гробом Спасителя мира?!

Тула. Август, 21. 1915 г.

У нас под руками этот рассказ в издании «Посредника» 1906 г., № 4. С рисунками А. Кившенко.

У нас под руками 2-е издание этого сборника. С.-Петербург. 1862 г.

Примечание. Курсивом отмечаем фразы, близко сходные в том и другом рассказе. Автор.

С русскими паломниками на Святой Земле весною 1881 года. (Очерки, заметки и наблюдения). А. В. Елисеева. С.-Петербург. 1885 г.

Путешествие игумена Даниила по Святой Земле, в, начале XII-века (1113–1115 г.). Изд. Археогр. Ком. под ред. A. С. Норова. С. Петербург. 1864 г. Стр. 2–3.

Вам может быть интересно:

1. Профессор Евграф Иванович Ловягин – профессор Александр Иванович Садов

Лев Николаевич Толстой великий русский писатель – сочинение

Лев Николаевич Толстой, великий русский писатель, родился 28 августа 1828 года. Ему было 9 лет, когда погиб Пушкин. Тринадцатилетним подростком он узнал о дуэли и смерти Лермонтова. Когда умер Гоголь, он был уже автором повести “Детство”. Толстой знал Некрасова, Чернышевского, Тургенева, Островского, Герцена, Чехова, Горького. Из всех уголков России, из других стран мира приезжали в Ясную Поляну в гости к нему люди. И каждый, кто подходил к яснополянскому дому, думал о том, что на его судьбу выпало огромное счастье быть современником Толстого. И вот Льву Николаевичу уже скоро 80 лет, но он все так же легко садится на коня и отправляется на обычную прогулку по широкой дороге или, опираясь на палку, идет к старому лесу, проходит липовые и кленовые аллеи, дубовые рощи, сидит на любимой лавочке из молодых березок. Здесь, в имении Ясная Поляна, прошла почти вся его жизнь.

Где бы он ни был, куда бы не занесла его судьба, он всегда сюда возвращался, так как ощущал: здесь его корни, истоки его вдохновенного творчества, здесь начинается его любовь к России. “Без своей Ясной Поляны я тяжело могу себе представить Россию и мое отношение к ней. Без Ясной Поляны я, может быть, яснее увижу общие законы, необходимые для моего отечества, но я не буду до пристрастия любить его”, – в эти знаменитые слова писатель вложил всю свою любовь к родной земле. Каким же человеком был Лев Толстой? Что же такое Ясная Поляна? Почему такую магическую власть имела она над русским гением? Если ехать по дороге Москва-Тула, с правой стороны ответвляется дорога на Ясную Поляну. Доезжая до села, любуешься бесконечными березовыми рощами, в верхушках которых играет солнце, а подножие покрыто земляничным ковром.

Тогда чудесно понимаешь, почему С. Есенин воспевал Россию как “страну березового ситца”. И вот мы при въезде к имению. По бокам ворот две белые башни, здесь всегда дежурили сторожа. В плохую погоду они прятались в эти башни. От ворот идет широкая березовая аллея – “прешпект”. Она ведет к дому, в котором жил Лев Николаевич со своей многочисленной семьей, хотя родился в другом, так называемом «большому доме», который позднее из-за определенных обстоятельств был разобран. Теперь лишь камень от фундамента указывает на место, где раньше он стоял. В нескольких десятках метров, по левую сторону от господского дома, расположился так называемый дом Волконского, в котором жила прислуга и были подсобные помещения. Вся усадьба – утопает в зелени: клумбы, сады, пасека, ставки.

Но более всего привлекает глаз нерукотворная природа – бесконечные луга, леса, река Воронка. Воздух настоян на аромате луговых трав, так что невозможно спать долго: до рассвета просыпаешься от пьянящих запахов и исподволь бредешь некошеными высокими в пояс травами, присматриваешься к каждому растеньицу, так как каждое из них – чудо. Душа наполняется прекрасными и высокими чувствами, кажется, ты затрагиваешь какую-то тайну. Становится легко и светло, поэтические строки рождаются сами по себе:

* Здесь все торжественно, все празднично, спокойно,
* Ничто не нарушает тишины..
* Бреду я по лугам, таким зеленым,
* Куда-то боль уходит из души.
* Здесь все прекрасно, целомудренно, высоко.
* Блестит трава, седая от росы,
* И бархатный листок – огромный глаз,
* Что стал убежищем непролитой слезы.
* К нему я молча дотянусь рукой,
* Я поклонюсь ему до самой до земли.
* Я к красоте земной коснусь душою
* И попрошу тихонько: “Исцели…”

Как не понять любви Льва Николаевича к этим заповедным замечательным местам, которые приворожили его на всю жизнь, пленили его душу, поселили в ней навсегда любовь к родной земле и народу. Собственно повелительницей этого имения была мать, Мария Николаевна Волконская, единственная дочь князя Николая Сергеевича Волконского. А село Ясная Поляна приобрел еще его отец Сергей Федорович. Отец Толстого – граф Николай Ильич, подполковник, герой Отечественной войны 1812 года. У него после смерти отца ничего, кроме долгов, не было, а на руках – мать, которая привыкла к роскоши. Родня устроила ему бракосочетание с богатой княжной Волконской. В семье было пятеро детей: Николай, Сергей, Дмитрий, Лев и дочь Машенька. Мать много любви, тепла и ласки отдавала детям, со всеми была добрая, спокойная, никто не слышал от нее резкого слова.

И, к сожалению, когда маленькому Льву было всего полтора года, мать умерла. Воспитанием детей стали заниматься отец и тетки. Особенно все любили тетю Татьяну Александровну Ергольскую, которая заменила им маму “по праву любви”, как говорил позднее Лев Николаевич. Таким образом, жили дети счастливо, весело и дружно, часто играли в игры, которые придумывал старший Николай. Именно ему принадлежит идея игры в “муравьиных братьев”. Как-то Николай заявил, что у него есть тайна, и когда она откроется, все люди станут счастливыми, не будут ссориться, будут любить друг друга и станут муравьиными братьями. Тайну муравьиных братьев он будто бы написал на зеленой палочке, а палочку спрятал в лесу, на краю буерака. Долго еще потом дети искали эту волшебную палочку, которая включала в себя тайну общечеловеческого счастья… Дети подрастали, старшим мальчикам нужно было готовиться к университету. Решено было всем переехать в Москву.

Читайте также:  Роль портрета в романе Л. Н. Толстого Воскресение: сочинение

Девятилетний Лев понял, что закончилось счастливое детство. Эта потеря была усилена еще одной – умер отец летом того же 1837 года. Лев переживал разлуку с Ясной Поляной, потерю отца, никак не мог привыкнуть к городу, а меньше чем через год после отца умерла бабушка. Младшие дети с тетей вернулись назад в Ясную Поляну. Лев был счастлив – он снова в селе! И как бы потом не складывалась его судьба – снова Москва, потом Казань, обучение в Казанском университете на турецко-арабском отделении восточного факультета, светская жизнь, к которой его приучала тетя Юшкова, занятие философией, рисованием, изучением языков, чтением, позднее военная служба на Кавказе, в Крыму, поездки за границу – он все равно возвращался в Ясную Поляну. Когда между Толстыми встал вопрос о наследстве, которое осталось после родителей, оно было разделено на пять равных частей. Лев Николаевич просил, чтобы ему оставили Ясную Поляну, хотя она приносила меньше всего дохода.

Таким образом, девятнадцатилетний Лев стал полновластным хозяином заветной усадьбы. Он с головой погрузился в хозяйственные дела, искренне хотел быть “отцом” своих крестьян и думал о том, как сделать их счастливыми. Открывает школу, выписывает разные машины, старается сблизиться с крестьянами. Но те настороженно относятся к “чудачествам” своего молодого господина, так как хорошо знают, какое расстояние между простым мужиком и помещиком. Но со временем они все-таки поняли и оценили Льва Николаевича, так как увидели его искреннюю любовь к простому народу, желание помочь людям. Например, возле помещичьего дома росло дерево. Его называли деревом бедных. На дереве был прикреплен звон.

Если кому-то из крестьян была необходима помощь хозяина, он приходил под дерево, звонил и ждал. Если Толстой был свободен, он сразу выходил к просителю, если занят – проситель ждал, так как знал, что “барин” обязательно выйдет. Никогда крестьяне не шли от Толстого с пустыми руками, он всегда помогал им или советом, или материально, или физически. В 1898 году к дереву бедных подошел начинающий поэт Вячеслав Ляпунов со своими стихами и попросил совета. Толстой прочитал один стих и ощутил, что в этом мальчике есть “искра Божья”. Тогда взял почитать все стихи. Потом вышел, улыбнулся, первым протянул руку и сказал, что нужно учиться. Пригласил Ляпунова в Ясную Поляну, здесь учил мальчика овладевать культурой письма. Успехи в литературе Ляпунов со временем действительно имел незаурядные, если М. Горький назвал его “звездой на фоне литературы русской”. Лев Николаевич Толстой знал всех своих крестьян по имени и отчеству, молодых звал по имени, всем глубоко сочувствовал, жалел, переживал. Когда крестьяне величали его графом, очень стыдился этого.
В селе жила бедная женщина Пелагея Житкова. Имела восемь детей, а семья рано осталась без кормильца. Когда Толстой зашел к ним в очередной раз (а проведывал он своих крестьян часто), женщина залилась слезами и созналась, что у нее погибла корова. Толстой посмотрел на Марию, старшую девочку, и сказал: “Отпуска ее со мной”. Пришли в дом, господин попросил подождать, вынес золотую монету и сказал: “Беги быстро домой и нигде не останавливайся. Отдай деньги маме”. Девочка бежала и всю дорогую оглядывалась. На бугорке все время видела Льва Николаевича. Толстой не только хорошо знал своих крестьян, а и часто они и их дети становились прообразами его литературных героев.

Так, герой детского рассказа “Филиппок” был действительно Филиппком Макаровым. Рассказывает Ольга Филипповна Макарова: “В 1978 году меня пригласили в Тулу на празднование 150-летия со дня рождения Льва Николаевича Толстого. Когда мне предоставили слово, я сказала: “Я дочь Филиппка”. Зал замер, не поняв, что хотела сказать женщина, а когда понял, взорвался бушующими овациями. Ольга Филипповна стала тогда героиней всех праздников. Великий писатель помогал не только “своим” крестьянам, а и всем простым людям, кто нуждался в помощи. Часто он выходил с палкой на прогулку или выезжал верхом на любимом Делири на Киевское шоссе (на Невский проспект, как он его называл). Здесь он встречался с проезжими или пешими, разговаривал с ними, расспрашивал о жизни.

Здесь он и встретил однажды маленького человечка с козлиной бородкой и взял его переписчиком. С того времени этот человек каждую осень появлялся у Толстых и переписывал произведения писателя, на лето же шел в странствования или запивал. Большого внимания заслуживают занятия Л.Н. Толстого с крестьянскими детьми. Он считал, что одной из причин нищей жизни народа является его невежество, и поэтому взялся исправить это положение. Школа, которую устроил Толстой, не была похожа на обычную. Сначала крестьяне с подозрением отнеслись к идее господина бесплатно учить их детей, поэтому учеников было мало, но со временем их стало очень много, и все они с удовольствием читали, гуляли, слушали интересные рассказы, считали. Писатель даже за границу ездил, чтобы посмотреть, как там учат детей.

С его помощью в окружающих селах начали открывать школы, учителями в них работали студенты. По воскресеньям они собирались в Ясной Поляне, рассказывали о школе и работе. Толстой издавал журнал “Ясная Поляна”, в котором печатались его статьи и статьи других учителей о обучении и воспитании.

Великий писатель русской земли Лев Николаевич Толстой — сочинение по творчеству Л. Н. Толстого

Страница: [ 2 ] Ильича» Толстой использовал художественный прием своеобразной ретроспекции: сначала в них речь идет о финале жизненной судьбы главных героев, а уже со временем, в свете конца, опысывается вся их предыдущая жизнь. Этот прием писатель использовал и в повести «Крейцерова соната» (1887—1889). В ней, а также в рассказе «Дьявол» (1889-1890) и повести «Отец Сергей»(1890-1898) остро поставлены проблемы любви и брака, чистоты семейных отношений. На основе социального и психологического контрастов построена повесть Толстого «Хозяин и работник» (1895) стилистически связанная с циклом его «народных рассказов», написанных в 80-х гг. Все остропроблемные произведения 90-х гг., а также статьи и трактаты «позднего» Толстого, посвященные самым злободневным вопросам современности, объединенные мысленным взором о неизбежности «развязки» социальных разногласий. «Какой будет развязка, не знаю, — писал Толстой в 1892 г., — но что речь идет к ней и что так продолжаться, в таких формах, жизнь не может, — я уверен». Этой идеей проникнут роман «позднего» Толстого «Воскресение» (1889-1899).

Продолжительное время, работая над архитектурой «Воскресения», писатель создал панорамную композицию, которая дала ему возможность показать все «этажи» пореформенного русского общества, ввести своего наблюдательного героя — князя Дмитрия Ивановича Нехлюдова — в разные сферы бюрократического государства. Встречаясь из высокопоставленными людьми из чиновничьей, военной, церковной, полицейской каст, Нехлюдов доходит до вывода, что они являются единой корпорацией «людоедов», полно глухих, равнодушных к бедствиям и потребностям людей из народа. Такими являются все «хозяева жизни», начиная от царских сановников, обер-прокурора Синода, сенаторов, министров, губернаторов и заканчивая тюремными начальниками. Толстой не идеализирует своего героя. Свыше десяти лет тому какая-то «страшная завеса» запрятала от сознания Нехлюдова и преступность учиненного им обмана Катюши Масловой, и преступность всего его образа жизни.

Пройдет немало времени, прежде чем он, все больше убеждаясь в аморальности своего образа жизни, решится на разрыв отношений с людьми, которых считал близкими. Рассказывая историю жизни главной героини романа, писатель говорит, что это была самая обычная история. Судьбу Катюши определили два пережитые ею «духовных переворота»: один был вызван подлым поступком Нехлюдова, который отверг ее, бросив именно на «дно» жизнь, а второй состоится с ней тогда, когда по дороге на каторгу она встретит людей, которым поверит и которые помогут ей духовно возродиться. В начале 900-х гг. в жизни Толстого состоялось событие, о котором писала пресса всего мира: святейший Синод отлучил его от православной церкви, прибавив фамилию писателя к перечню «еретиков», вероотступников, «слуг дьявола». Тем не менее «отлучение» от церкви не произвело на Толстого особого впечатления: когда петербургский митрополит Антоний старался найти путь для примирения писателя с официальной церковью, Толстой ответил: «О примирении речи быть не может».

В последнее десятилетие писатель занимался, как и всегда, напряженной творческой работой. С исключительным увлечением он работал над повестью «Хаджи-Мурат» (1896—1904), в которой старался сравнить «два полюса властного абсолютизма» — европейский, воплощаемый Николаем І, и азиатский, олицетворяемый Шамилем. Толстой называет «двумя главными неприятелями той эпохи» не народы — россиян и горцев, а «Шамиля и Николая».

От войны страдали и горцы, и простой, миролюбивый солдат Петр Авдеев. В то самое время Толстой создал одну из наилучших своих пьес — «Живой труп». Считая отягощающим помещичье устройство жизни в Ясной Поляне, Толстой несколько раз планировал, и продолжительное время не решался его покинуть. Тем не менее, жить по принципу «вместе-порознь» уже не мог, и в ночь на 28 октября 1910 г. тайно покинул Ясную Поляну.

По дороге он заболел воспалением легких и вынужден был остановиться на небольшой станции Астапово (теперь — Лев Толстой), где и провел свои последние несколько дней. 10 декабря 1910 г. Толстого похоронили в Ясной Поляне, в лесу, на краю буерака, где в детстве он вместе с братом искал «зеленую палочку», что прятала «тайну», как сделать всех людей счастливыми. Огромное влияние Толстого на мировой литературный процесс является общепризнанным и безоговорочным. Толстой сыграл значительную роль в истории украинско-русских культурных связей. Он интересовался жизням украинского народа, его культурой, не раз бывал в Украине — в городке Летичеве (Хмельнитчина), в 1879 г. — в Киеве, где посетил Киево-Печерскую лавру, Софийский и Михайловский соборы, духовную академию, ознакомился с археологическим музеем.

Киевские впечатления отображены в работе «Исследование догматического богословия». В 1884 г. Толстой приехал в Чернигов, гостил у художника М. Ге на хуторе Ивановском (теперь с. Шевченко). В письмах к Александру III и Николая II и публицистических произведениях с негодованием писал о жестоких репрессиях против участников крестьянских волнений в Харьковской и Полтавской губерниях. Толстой знал поэзию Т. Шевченко, особенно высоко ценил его «Наймичку». Ему было близко учение украинского философа Г. Сковороды, которого он называл мудрецом.

Писатель был лично знакомый и состоял в переписке с Марком Вовчком, Д. Яворницким, встречался из Г. Заньковецкой, Г. Кропивницким. Образы украинцев выведены в рассказах «Рубка леса», «Севастополь в августе 1855г.», «Два деды «и др. На основе украинской легенды «Святой и черт» написанное его народный рассказ «Старый в церкви». О Толстом как о большом мастере слова писали Леся Украинка, В. Стефаник, О. Кобилянска.

И. Франко был одним из активных популяризаторов и исследователей творчества Толстого, оказывал содействие изданию его произведений в Западной Украине, опубликовал статьи «Л. Толстой», «Толстой и земство» и др. В XIX ст. переводы произведений Толстого на украинском языке выходили преимущественно в Западной Украине. В XX ст. все его значительные произведения перевели В. Щурат, Г. Хоткевич, О. Кундзич, О. Хуторян, Е. Дробязко и др., а в 1960 г. вышло из печати 12-томное собрание сочинений Толстого на украинском языке. Комедия Толстого «Плоды образования», драмы «Влада тьмы», «Живой труп» широко представленные в украинских театрах, а на оперной сцене — опера «Война и мир» Сергея Прокофьева.

Л.Н. Толстой – великий русский писатель

Толстой Лев Николаевич (1828 – 1910)

Граф, знаменитый писатель, достигший небывалой в истории литературы XIX в. славы. Принадлежит к богатому и знатному роду, занимавшему высокое положение еще во времена Петра Великого. Прадеду Льва Николаевича, графу Петру Андреевичу, выпала печальная роль в истории царевича Алексея. Правнук Петра Андреевича, Илья Андреевич, описан в “Войне и мире” в лице старого графа Ростова. Сын Ильи Андреевича, Николай Ильич, был отцом Льва Николаевича (изображен в “Детстве” и “Отрочестве” в лице отца Николеньки). В чине подполковника Павлоградского гусарского полка принимал участие в войне 1812 г. и после заключения мира вышел в отставку. Весело проведя молодость, Николай Ильич проиграл огромное состояние. Страсть к игре перешла и к сыну. Чтобы привести свои расстроенные дела в порядок, Николай Ильич, как и Николай Ростов, женился на некрасивой и уже не очень молодой княжне Волконской. У них было четыре сына: Николай, Сергей, Дмитрий и Лев и дочь Мария. Дед Толстого по матери, екатерининский генерал, выведен на сцену в “Войне и мире” в лице старого князя Волконского, а мать Льва изображена в лице княжны Марьи. Кроме Волконских, Толстой состоит в близком родстве с целым рядом других аристократических родов – князьями Горчаковыми, Трубецкими.

Лев Николаевич родился 9 сентября (по старому стилю – 28 августа) 1828 в Крапивенском уезде Тульской губернии, в имении матери – Ясной Поляне. Отец – граф Николай Ильич Толстой (1794 – 1837); мать – Мария Николаевна (1790 – 1830), урожденная Волконская. Толстому не было и двух лет, когда умерла его мать. В 1837 семья переехала в Москву, но вскоре умер отец, оставив дела в довольно расстроенном состоянии, и трое младших детей снова поселились в Ясной Поляне. В 1840 дети переселились в Казань. Лев был некрасив, неловок, и застенчив. Образование Толстого шло сначала под руководством грубоватого гувернера-француза St. Thomas, заменившего собой добродушного немца Ресельмана. По собственному признанию Толстого, с 15-летнего возраста вел “франклиновский дневник” (по имени Бенджамина Франклина), в котором ежедневно отмечал, какую из добродетелей, провозглашенных Франклином в его альманахе “Бедный Ричард”, он нарушил за истекший день. В 1843 Толстой поступил в число студентов Казанского университета и провел 2 года на восточном факультете и 2 года – на юридическом. Вскоре он стал только числиться в университете, почти не занимаясь и получая двойки и единицы на экзаменах. Бросив университет еще до наступления переходных экзаменов на 3-й курс юридического факультета, Толстой с весны 1847 живет в Ясной Поляне. Весной 1848 уезжает в Петербург держать экзамен на кандидата прав, но сдача экзаменов ему надоела, и он уехал в деревню. Много времени уходило на кутежи, игру и охоту. Весной 1851, по совету приехавшего брата Николая, Толстой торопливо уехал из Москвы на Кавказ, чтобы сократить расходы и расплатиться с крупным долгом. Около 5 месяцев прожил в Пятигорске, в простой избе. Осенью 1851, сдав в Тифлисе экзамен, поступил юнкером в 4-ю батарею 20-й артиллерийской бригады, стоявшей в казацкой станице Старогладове под Кизляром. Литературные интересы всегда стояли у Толстого на втором плане: он писал, когда хотелось высказаться и никогда не нуждался в обществе литераторов. Первое произведение, “Детство”, было напечатано в “Современнике” в 1852, и подписано скромными инициалами Л. Н. Т. На Кавказе Толстой, произведенный в офицеры, оставался два года, участвуя во многих стычках. Имел права на Георгиевский крест, но не получил его. В конце 1853 перевелся в Дунайскую армию и участвовал в сражении при Ольтенице и в осаде Силистрии. С ноября 1854 по конец августа 1855 был в Севастополе: командовал батареей в сражении при Черной, был при бомбардировке во время штурма Малахова Кургана. Там же был написан первый из трех “Севастопольских рассказов” и отправлен в петербургский журнал “Современник”. Рассказ был замечен императором Николаем, велевшим беречь даровитого офицера, что было неисполнимо для Толстого, не хотевшего перейти в разряд ненавидимых им “штабных”. Толстой имел все шансы на карьеру, но сам себе “испортил” ее, написав сатирическую песенку, упоминавшую ряд генералов. После штурма 27 августа Толстой был послан курьером в Петербург, где зажил шумной жизнью: “на попойки, карты и кутежи с цыганами уходили целые дни и ночи” (Левенфельд). В Петербурге сблизился с сотрудниками “Современника”, познакомился с Н.А. Некрасовым, И.С. Тургеневым, И.А. Гончаровым, Н.Г. Чернышевским. Вскоре “люди ему опротивели, и сам он себе опротивел”, и в начале 1857, оставив Петербург, отправился за границу. В Германии, Франции, Англии, Швейцарии, Италии Толстой провел всего около полутора лет (1857 и 1860 – 1861). Впечатление было отрицательное. Вернувшись в Россию сразу после освобождения крестьян, стал мировым посредником и занялся устройством школ в своей Ясной Поляне и во всем Крапивенском уезде. Яснополянская школа принадлежит к числу самых оригинальных педагогических попыток, когда-либо сделанных: единственная метода преподавания и воспитания, которую он признавал, была та, что никакой методы не надо. Все в преподавании должно быть индивидуально – и учитель, и ученик, и их взаимоотношения. В Яснополянской школе дети сидели, кто где хотел, кто сколько хотел и кто как хотел. Никакой определенной программы преподавания не было. Единственная задача учителя заключалась в том, чтобы заинтересовать класс. Несмотря на этот крайний педагогический анархизм, занятия шли прекрасно. Их вел сам Толстой, при помощи нескольких постоянных учителей и нескольких случайных, из ближайших знакомых и приезжих. С 1862 Толстой стал издавать педагогический журнал “Ясная Поляна”. Соединенные вместе, педагогические статьи Толстого составили целый том собрания его сочинений. Радушно встретив дебюты Толстого, признав в нем великую надежду русской литературы, критика затем лет на 10 – 12 охладевает к нему.

Читайте также:  Красота человеческих отношений в романе Л. Н. Толстого «Война и мир»: сочинение

Когда Льву Николаевичу Толстому пошел уже четвертый десяток, он начал испытывать сильное чувство к Софье Андреевне Берс (1844-1919), дочери московского доктора из остзейских немцев. Софье Андреевне было всего 17 лет. В сентябре 1862 Лев Толстой женился. За 17 лет супружества у них родилось 13 детей. Софья Андреевна оказалась не только вернейшим и преданнейшим другом, но и незаменимой помощницей во всех делах. По семь раз она переписывала без конца им переделываемые, напоминающие стенограммы, записи. В течение первых 10 – 12 лет после женитьбы Лев Толстой создает “Войну и мир” и “Анну Каренину”. В начале 70-х гг. писателя снова захватывают педагогические интересы; он пишет “Азбуку” (1871-1872) и “Новую азбуку” (1874-1875), для которых сочиняет оригинальные рассказы и переложения сказок и басен, составившие четыре “Русские книги для чтения”. Будучи в цвете сил и здоровья, Толстой утратил всякую охоту наслаждаться достигнутым благополучием; ему стало “нечем жить”, потому что он не мог себе уяснить цель и смысл жизни, он “почувствовал, что-то, на чем он стоял, подломилось, что того, чем он жил, уже нет”. Естественным результатом была мысль о самоубийстве. Он стал вести беседы со священниками и монахами, ходил к старцам в Оптину пустынь, читал богословские трактаты, изучил древнегреческий и древнееврейский языки, чтобы в подлиннике познать первоисточники христианского учения, одновременно присматриваясь к раскольникам. В 80-е гг. Толстой заметно охладевает к художественной работе и даже осуждает как барскую “забаву” свои прежние романы и повести. Он увлекается простым физическим трудом, пашет, шьет себе сапоги, становится вегетарианцем, отдает семье все свое крупное состояние, отказывается от прав литературной собственности. В 1884 – поддерживает издательство “Посредник”, руководимое последователями и друзьями Толстого В. Г. Чертковым и И. И. Горбуновым-Посадовым и ставившее своей целью распространение в народе книг, служащих делу просвещения и близких толстовскому учению. Многие произведения Толстого по цензурным условиям печатались сначала в Женеве, затем в Лондоне, где по инициативе Черткова было основано издательство “Свободное слово”. В 1891, 1893, 1898 – участвует в помощи крестьянам голодающих губерний. Во 2-й половине 90-х гг. много сил отдает защите религиозных сектантов – молокан и духоборов, содействует переезду духоборов в Канаду. Ясная Поляна (в особенности в 1890-е гг.) становится местом паломничества людей из самых дальних уголков России и из других стран. В 1873 – Толстой избран членом-корреспондентом, а в 1900 – почетным академиком Петербургской Академии наук. В 1901 – отлучение Толстого святейшим Синодом от православной церкви. Одной из причин была резкая критика церковных обрядов в романе “Воскресение”. 20-22 февраля 1901 появилось определение Святейшего Синода: “Русский по рождению, православный по крещению и воспитанию своему, граф Толстой, в прельщении гордого ума своего, дерзко восстал на Господа и на Христа Его и на святое Его достояние, явно перед всеми отрекшись от вскормившей и воспитавшей его матери, церкви православной, и посвятил данный ему от Бога талант на распространение в народе учений противных Христу и церкви. В силу всего этого церковь не считает его своим членом”. В последнее десятилетие жизни Толстой становится признанный глава русской литературы, защитником реалистического направления. Он поддерживает личные отношения с В.Г. Короленко, А.П. Чеховым, М. Горьким. Последние годы жизни Лев Толстой провел в Ясной Поляне в непрестанных душевных страданиях, в атмосфере интриг и раздоров между толстовцами, с одной стороны, и С.А.Толстой – с другой. Пытаясь привести свой образ жизни в согласие с убеждениями и тяготясь бытом помещичьей усадьбы, 10 ноября (по старому стилю – 28 октября) 1910 Толстой тайно ушел из Ясной Поляны, по дороге простудился. Умер Лев Толстой 20 ноября (по старому стилю – 7 ноября) 1910 на станции Астапово Рязано-Уральской железной дороги (ныне станция Лев Толстой Липецкой области). Похоронен в Ясной Поляне. В 1928-1958 было издано Полное собрание сочинений Л.Н.Толстого в 90 томах.

Маршруты двух путешествий Льва Николаевича Толстого за границу:

в 1857 – Варшава – Берлин – Париж – Женева – Кларан – Веве – Монтрё – Турин – Люцерн – Цюрих – Штутгарт – Баден-Баден – Франкфурт – Эйзенах – Дрезден – Штеттин

в 1860-1861 – Штеттин – Берлин – Лейпциг – Киссинген – Зоден – Франкфурт – Гиер (близ Ниццы) – Париж – Марсель – Флоренция – Ливорно – Неаполь – Рим – Лондон – Брюссель – Антверпен – Веймар – Йена – Дрезден.

На английский язык “Войну и мир”, “Севастопольские рассказы”, повесть “Казаки” первым перевел американский переводчик и издатель Ю. Скайлер. По свидетельству современников, произведения Толстого нашли гораздо больше почитателей в США, чем в Англии. В стране повсеместно создавались клубы Толстого. Сам Толстой называл Америку “самой сочувственной” ему страной. Вместе с тем он считал в начале ХХ в., что “Америка утратила свою молодость”, что это страна, чьи идеалы “не пережили и одного поколения людей”. Признавая факт достижения Америкой “высшей ступени материального благосостояния”, Толстой отмечал одновременно ее падение на “низшую ступень нравственности, религиозного сознания” и иллюстрировал это убеждение тем, что ни один из посетивших его американских литераторов не знал лучших писателей своей страны (1906). Президент США Теодор Рузвельт назвал Толстого “великим писателем” и заметил, что читал “Анну Каренину” с большим интересом, чем “когда-либо на моей памяти какую-либо другую книгу”.

Среди произведений Льва Николаевича Толстого – романы, повести, пьесы, рассказы, сказки, публицистика: “Детство” (1852, повесть, 1 часть автобиографического романа “Четыре эпохи развития”), “Отрочество” (1852-1854, повесть, 2 часть автобиографического романа “Четыре эпохи развития”), “Набег” (1853), “Рубка леса” (1853-1855), “Казаки” (1853-1863, повесть), “Юность” (1855-1857, повесть, 3 часть автобиографического романа “Четыре эпохи развития”; 4 часть “Молодость” не была написана), “Севастопольские рассказы” (1855-1856), “Утро помещика” (1856, рассказ, фрагмент неосуществленного “Романа русского помещика”), “Люцерн” (1857, рассказ, навеян впечатлениями первой поездки в Западную Европу), “Семейное счастье” (1858-1859, роман), “Война и мир” (1863-1869, начало публикации 1865), “Азбука” (1871-1872, рассказы, сказки, басни), “Новая азбука” (1874-1875, рассказы, сказки, басни), “Анна Каренина” (1873-1877, роман, опубликован 1876-1877), “Исповедь” (1879-1880, опубликована 1884), “Исследование догматического богословия” (1879-1880), “Соединение и перевод четырех евангелий” (1880-1881), “В чем моя вера?” (1882-1884), “Так что же нам делать?” (1882-1886), “Смерть Ивана Ильича” (1884-1886, повесть), “Власть тьмы” (1886, драма) “Плоды просвещения” (1886-1890, комедия, опубликована 1891), “Крейцерова соната” (1887-1889, повесть, опубликована 1891), “Дьявол” (1889-1890, повесть, опубликована 1911), “Воскресение” (1889-1899, роман, сюжет возник на основе подлинного судебного дела), “Отец Сергий” (1890-1898, опубликован 1912), “Хозяин и работник” (1894-1895), “Хаджи-Мурат” (1896-1904, повесть, опубликована 1912), “Что такое искусство?” (1897-1898, трактат), “Рабство нашего времени” (1899-1900), “Живой труп” (1900, драма, опубликована 1911), “Фальшивый купон” (1902-1904, опубликован 1911), “После бала” (1903, опубликован 1911), “Посмертные записки старца Федора Кузмича. ” (1905, опубликован 1912), “Не могу молчать” (1908, протест против смертной казни), “Нет в мире виноватых” (опубликована 1911, неоконченная повесть)

Мой любимый писатель (О Льве Николаевиче Толстом и его рассказах) (Школьные сочинения)

Лев Николаевич Толстой является одним из моих любимых писателей. Его произведения учат меня доброте, состраданию, честности, самоотверженности и смелости. Всем тем качествам, которые я очень ценю. Наверное, именно поэтому он мне так нравится.

С рассказами Толстого я познакомилась очень рано. Мама и бабушка читали мне их перед сном. До сих пор помню маленького Липунюшку, убежавшего от барина, непослушного Филипка, девочку, которую похитили разбойники, хитрую белку, обманувшую волка. Каждое произведение чему-то учит, рассказывает что-то интересное. Например, в сказке «Шат и Дон» идет речь о двух сыновьях – Шат Иваныче и Доне Иваныче. Отец показал им обоим дорогу и наказал идти по ней. Шат не послушался, не пошел по указанному пути и пропал. А Дон слушал отца, прошел всю Россию и прославился.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

В Тульской губернии есть озеро, из которого вытекают два ручья – Шат и Дон. Дон идет все время прямо и впадает в Азовское море, а Шат вертится с одной стороны на другую и вливается в реку Упу. Так происходит часто и с нами. Те, кто слушает советы старших, добивается того, чего хочет, а те, кто игнорирует, встречает на своем пути трудности и препятствия, мешающие им достичь желаемого.

О самом писателе, о его жизни я узнала, когда мне было семь лет. Мама рассказала мне про удивительную школу, которую в прошлом веке открыл для крестьянских детей граф Толстой в своем имении Ясная Поляна. В ней не звонил звонок на уроки и перемены. Вместо парт стояли длинные столы и скамейки, а самое почетное место было на шкафу, куда учитель сажал отличившихся в чем-либо ребят. Дети сидели по двое, по трое, а кто и по пять человек. Занимались тем, чем хотели. Одни читали, другие писали буквы или слова, третьи считали, четвертые рисовали. Ребята шли в школу с охотой, их никто не заставлял. Ведь каждый брался за то дело, которое ему было по душе, которое его интересовало. В свободное от уроков время Лев Николаевич Толстой ходил с ребятами в лес, на реку. Зимой катался с ними на коньках. Учил их играть в крокет, подтягиваться на турнике. А в праздники приглашал деревенских ребят в имение. Рассказывал, как правильно выращивать яблони и овощи, ухаживать за животными. Но самое главное, он пытался им привить любовь к книгам, которые учили их важным жизненным ценностям.

В то время книг для детей было очень мало, и писатель, известный всему миру, стал создавать рассказы для ребят. Понятные, увлекательные и с нравоучением. Некоторые из них мне особенно нравятся. Это «Котенок», «Лев и собачка», «Собака Якова», «Как мальчик рассказывал о том, как он перестал бояться слепых нищих».

В рассказе «Котенок» идет речь о брате и сестре, у которых была кошка. Однажды она пропала, а когда ее обнаружили, то нашли не только ее, но и пять котят. Одного из них ребята взяли себе. Кормили его, играли с ним. Однажды они пошли играть на дорогу и взяли с собой котенка. Вдруг увидели, что прямо на него бегут две собаки, собираясь его схватить. Сестра испугалась и убежала, а брат кинулся к котенку, упал на него животом и закрыл от собак. Подъехал охотник, отогнал собак. А мальчик принес котенка домой и больше никогда не брал его с собой на дорогу. Несмотря на то что герой рассказа еще очень маленький, он уже осознает, что отвечает за тех, кого приручил. Он несет ответственность за своего котенка. А ещё мне нравится герой тем, что он смелый. Не каждый на его месте рискнет собственной безопасностью ради животного.

В рассказе «Лев и собачка» рассказывается о верных друзьях. Однажды в клетку ко льву бросили маленькую собачку, но тот не съел ее и даже поделился с ней едой. Животные стали жить вместе. Через несколько лет собачка заболела и умерла, а лев от тоски перестал есть и скоро время издох. Он не смог пережить расставание со своим другом. Такая преданность животных достойна восхищения. Не каждый человек будет так же верен своим друзьям и родным. Этот рассказ заставляет задуматься о том, что превыше всего в дружеских отношениях ценится доверие и преданность.

В рассказе «Собака Якова» тоже говорится о верности. Он очень печальный. Я всегда плачу, когда читаю его. В нем рассказывается о собаке, которая пыталась защитить детей своего хозяина от волка. И она смогла это сделать, но сама пострадала и умерла от ран. Истекая кровью, она ползком добралась до родного дома, стремясь оказаться рядом со своими хозяевами. Я думаю, Л.Н.Толстой в этом рассказе хотел показать своим читателям, что собака всегда будет самым преданным другом человека, готовым в любой момент броситься ему на выручку.

В произведении «Как мальчик рассказывал о том, как он перестал бояться слепых нищих» идет речь о милосердии и сострадании к другим людям. Главный герой очень боялся слепых нищих. Однажды он их встретил на крыльце своего дома. Мальчик испугался и бросился к матери. А она дала ему хлеба и денег и попросила отдать это нищим. Сын выполнил ее наказ. Один из нищих взял мальчика за руку и поблагодарил за хороший хлеб. Герою рассказа стало жалко этих людей, и с тех пор он больше слепых нищих не боялся.

У известного писателя есть еще много замечательных детских рассказов, и в каждом из них он пытается чему-то научить детей: быть милосердными, гуманными к окружающим, ценить заботу и внимание близких, любить свою Родину и заботиться о животных. Но самое главное – Л.Н.Толстой показывает ребятам, как нужно и как нельзя поступать в определенных жизненных ситуациях. Рассказывает им о том, что духовное богатство человека заключается в его великодушии, доброте, честности и верности. И это богатство нужно постоянно пополнять за счет хороших и благородных поступков.

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id16511

Ссылка на основную публикацию
×
×