Лев Толстой – классик мировой литературы: сочинение

Лев Толстой – классик мировой литературы

В мировой культуре есть книги, без которых невозможно представить себе художественное развитие человечества. Все новые и новые поколения открывают их и находят там отзвук своим мыслям и чувствам, надеждам и тревогам. К таким вечным нашим спутникам принадлежат великие творения классика русской в мировой литературы Льва Толстого.

Произведения второй половины 50-х годов. Поражение России в Крымской войне обострило социальные и общественные противоречия, сложившиеся в русской жизни к середине 50-х годов. Переломный период в истории русского обществ и русской литературы отразился и в творчестве Толстого. От военной тематики писатель обращается к проблеме наиболее актуальной в условиях русской жизни середины 50-х годов — крестьянской. Однако изменение тематики не меняет основного направления творчества Толстого. Его новые произведения — «Утро помещика» (1856), «Люцерн» (1857), «Казаки» (1852— 1853) запечатлели разные варианты исканий героя, переступившего порог юности, и, следовательно, генетически были связаны с автобиографической трилогией.

В начале 80-х годов происходит решительный перелом во взглядах Толстого на жизнь, ее нравственные основы, на общественные отношения. Лев Толстой, принадлежавший по рождению и воспитанию к высшей помещичьей знати в России, «порвал со всеми привычными взглядами этой среды и в своих последних произведениях обрушился с страстною критикой на все современные государственные, церковные, общественные, экономические порядки, основанные на порабощении масс, на нищете их, на разорении крестьян и мелких хозяев вообще, на насилии и лицемерии, которые сверху донизу пропитывают всю современную жизнь».

Писатель становится выразителем идей и настроений русского патриархального крестьянства, что и предопределило как сильные, так и слабые стороны его мировоззрения и творчества. Теперь Толстой на все явления жизни, на все стороны эксплуататорского общества смотрит глазами народа. Он последовательно защищает интересы «земледельческого класса», призывает к уничтожению зла и насилия во всех их разновидностях, но без применения силы. Речь идет не о проповеди равнодушия, безразличия к господствующему злу, несправедливости, угнетению. Толстой призывает к борьбе с ними, однако борьба эта должна быть ненасильственной, бескровной, ибо любое насилие (в том числе и революционное), по мнению писателя, только увеличивает зло. «Как огонь не тушит огня, так зло не может потушить зла»,— писал Толстой в трактате «В чем моя вера?».

Учение о нравственном самоусовершенствовании, о непротивлении злу насилием, которое Толстой рассматривал как действенное средство в борьбе с общественной несправедливостью, определяло характер его творчества конца XIX — начала XX в. В публицистических произведениях «Исповедь», «В чем моя вера?», «Царство божие внутри нас», «Так что же нам делать?» и других Толстой с полной искренностью рассказывал о своих новых взглядах. С позиций патриархального крестьянства он подвергал страстной критике не только основы жизни господствующих классов, но отвергал даже завоевания культуры и цивилизации, коль скоро они, по мысли Толстого, не содействовали улучшению жизни простого трудового народа, были недоступны для восприятия крестьян и не приносили им прямой и непосредственной пользы. Он не делал исключения и для своего собственного художественного творчества предыдущих периодов.

Стремясь реализовать на практике свои новые требования к литературе, а также шире распространить свои новые взгляды, Толстой создал ряд народных рассказов («Чем люди живы», «Два брата и золото», «Упустишь огонь — не потушишь», «Много ли человеку земли нужно» и др.), близких по стилю к фольклорным произведениям — притчам, сказкам, легендам. Он рассматривал свои народные рассказы как своеобразное практическое руковод-

ство в повседневной жизни, как опыт создания новой литературы, адресованной читателям всех сословий и всех возрастов. Максимально просто и доходчиво он обличал несправедливость всего строя, утверждал те вечные общечеловеческие истины, которые с детских лет были близки ему,— о братстве и единстве людей, о любви к людям как основе человеческого существования и т. д. Эти возвышенные идеи нередко выражались у него в форме религиозной проповеди, содержали поучения о христианской кротости и терпении.

К народным рассказам по содержанию, внутреннему пафосу и стилю близка народная драма «Власть тьмы» (886), замечательная своим народным языком, запоминающимися характерами действующих лиц, суровым р

Сближаясь с народниками в обличении растлевающего влияния города, Толстой в то же время нисколько не идеализирует деревню. Пьеса производит страшное и мрачное впечатление, несмотря на финальное покаяние Никиты, к которому он пришел отчасти под влиянием своего отца, Акима, проповедующего излюбленные идеи самого Толстого о «жизни по правде» и непротивлении.

Другой аспект русской жизни был отражен в остроумной комедии «Плоды просвещения» (890), в которой ощущаются живые традиции поэмы «Горе от ума» и «Ревизора» (быстрота развития действия, сатирические характеристики персонажей, меткий язык, мастерство диалога). Уже в заглавии содержится определенная перекличка с предыдущей пьесой Толстого: там тъм&Ш здесь свет («просвещение»). В действительности в комедии злоЯ и язвительно высмеиваются увлечение образованных и «просвечй щенных» господ спиритизмом, глупые барские затеи, особенно нелепые и даже оскорбительные на фоне мужицкой нищеты. В пьесе прямо и непосредственно сталкивается барский мир с миром народным. Образы крестьян, обладающих трезвым умом, ясным сознанием, созданы Толстым с глубоким сочувствием. Они выступают как судьи никчемной, глупой и по существу темной жизни господ. Пьесы «Власть тьмы» и «Плоды просвещения», воплотившие единый авторский замысел, воспроизводят две стороны одного и того же социального зла.

В исследовательской литературе уже сделаны многие сопоставления определенных образов и мотивов в творчестве Толстого и Франко. Однако, как справедливо пишет Н. Е. Крутикова, дело даже не в конкретных аналогиях. Могущественное влияние толстовского реалистического гения проявилось у Франко прежде всего «в решительном повороте к действительности, в стремлении к художественной типизации хорошо знакомых явлений и характеров из жизни всех слоев галицкого общества, в присущем писателю вниманию к тончайшим переживаниям и психологическим оттенкам». Художественный опыт Толстого оказал благотворное воздействие на художественное творчество Франко, на развитие сложных форм анализа духовной жизни персонажей в его произведениях (внутренний монолог, несобственногпрямая речь, психологизация портретов действующих лиц и т. д.). Изучение «диалектики души» давало возможность Франко осознать законы развития личности в ее социально-исторической обусловленности (сборник «У потчола»).

Создание многопланового романа в украинской реалистической литературе в последней трети XIX в. было бы невозможно без учета художественных открытий Толстого. Так, Панас Мирный, с именем которого связано появление в украинской литературе романа-эпопеи, во многом воспользовался примером своего гениального современника. Работая над заключительной частью своего романа «Гулящая» («Повия»), Панас Мирный с напряженным интересом следил за публикацией «Воскресения» и учитывал творческий опыт великого русского писателя.

Для демократических украинских писателей нового поколения (О. Кобылянская, В. Стефаник, С. Васильченко и др.) творческие достижения Л. Толстого, как и других русских классиков, способствовали развитию и разрешению широкого идейно-художественного значения.

Новый этап в истории восприятия и использования традиций Толстого в украинской литературе начался после революции. Переводы его произведений (далеко не всех!) на

украинский язык появлялись преимущественно на Западной Украине небольшими тиражами (переводчики В. Симович, М. Павлык, В. Щурат, Г. Хоткевич, Б. Гринченко и др.). За годы неоднократно переиздавались массовыми тиражами все наиболее значительные произведения писателя, в том числе «Война и мир», «Анна Каренина», которые ранее не были переведены на украинский язык (переводчики О. Кундзич, А. Хуторян, Е. Дробязко и др.).

Традиции Льва Толстого помогают в решении важнейших творческих задач, связанных с художественным воплощением идеи решающей роли народа в истории, в постановке важнейших проблем эстетического и нравственного воспитания, в борьбе за высшие идеалы мира, гуманизма, справедливости, дружбы всех народов земли.

Лев Толстой – классик мировой литературы: сочинение

Л. ТОЛСТОЙ В МИРОВОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Роман «Война и мир» – первое произведение, доставившее Толстому мировую славу, – был переведён на французский язык в 1879 г. Роман произвёл сильнейшее впечатление. «Я чувствовал себя унесённым течением спокойной реки, дна которой я не мог достать»,- писал один известный французский критик. К нему присоединился Флобер. «Какой художник и какой психолог!» – восторженно воскликнул он, прочитав два первых тома романа.

Так ещё в последнюю треть XIX в. воздействие творчества Толстого разнообразными способами проявилось у зарубежных писателей демократического, реалистического направления.

Воздействие писателя стало гораздо более заметным и широким на рубеже двух столетий, когда Толстой вошёл в мировую литературу не только как создатель «Войны и мира», «Анны Карениной», повестей и рассказов, но и как автор «Воскресения». Последняя книга Толстого с особенной силой раскрыла перед всем миром подлинную сущность капитализма.

Толстой-художник оказал благотворное влияние на лучших мастеров западного критического реализма XX в., выступивших ещё в дооктябрьскую эпоху: на Анатоля Франса, Бернарда Шоу, Теодора Драйзера, Генриха Манна, Ромена Роллана и др.

Все названные писатели видели в Толстом вдохновляющий пример писательской правдивости, искренности, смелости и бесстрашия.

Теодор Драйзер рассказывает о впечатлении, которое произвели на него в юности книги Толстого: «Я снова усиленно занялся чтением. Дороже всех мне тогда был Толстой, как автор повестей «Крейцерова соната» и «Смерть Ивана Ильича». Я был так восхищён и потрясён жизненностью картин, которые мне в них открылись, что меня внезапно озарила мысль, как бы совсем новая для меня: как чудесно было бы стать писателем. Если бы можно было писать, как Толстой, и заставить весь мир прислушаться!»

В юные годы много и жадно читал Толстого Фучик. Сохранились сделанные им записи о том впечатлении, которое произвели на него «Анна Каренина» и «Крейцерова соната». В ученическом сочинении «О счастье», написанном Фучиком в шестнадцатилетнем возрасте, говорится: «Прихожу к выводу, что прав Толстой: в труде, только в труде заключается подлинное счастье!»

Английский писатель Джон Голсуорси заявляет: «Если бы понадобилось назвать роман, соответствующий определению, столь дорогому сердцу составителей литературных анкет: «величайший роман в мире»,- я выбрал бы «Войну и мир».

Читайте также:  Роль портрета в романе Л. Н. Толстого Воскресение: сочинение

Анатоль Франс писал в 1910 г. в статье, посвященной памяти Толстого: «Как эпический писатель Толстой – наш общий учитель; он учит нас наблюдать человека и во внешних проявлениях, выражающих его природу, и в скрытых движениях его души. Толстой даёт нам также пример непревзойдённого интеллектуального благородства, мужества и великодушия. С героическим спокойствием, с суровой добротой он изобличал преступления общества, все законы которого преследуют только одну цель – освящение его несправедливости, его произвола. И в этом Толстой – лучший среди лучших».

Столетний юбилей Толстого в 1928 г.. торжественно отмеченный в Европе, ещё более расширил и утвердил здесь популярность Толстого. Многочисленные статьи, появившиеся в журналах и газетах, единодушно признавали, что «Война и мир»- величайший роман в мире, а Толстой – величайший из всех романистов, стоящий «на голову выше всех других писателей».

Но не только роман «Война и мир» волновал и волнует читателей всего мира. Художник, философ, моралист-обличитель, Толстой поражает величием и грандиозностью своего творческого облика. В. И. Ленин, отмечая многогранность этого творческого облика, раскрывает и исторические корни всемирного влияния Толстого: «Его мировое значение, как художника, его мировая известность, как мыслителя и проповедника, и то и другое отражает, по-своему, мировое значение русской революции» (В. И. Ленин, Сочинения, т. 16, стр. 293). Вот в чём заключается основное значение Толстого в истории мировой культуры и литературы.

Толстой часто глубоко ошибался, но он всегда заставлял думать и волноваться. Одни им восхищались, другие протестовали против его учения. Но пройти спокойно мимо него было нельзя: он ставил вопросы, которые волновали всё человечество.

«Лев Толстой – классик мировой литературы»

В мировой культуре есть книги, без которых невозможно представить себе художественное развитие человечества. Все новые и новые поколения открывают их и находят там отзвук своим мыслям и чувствам, надеждам и тревогам. К таким вечным нашим спутникам принадлежат великие творения классика русской в мировой литературы Льва Толстого.

Произведения второй половины 50-х годов. Поражение России в Крымской войне обострило социальные и общественные противоречия, сложившиеся в русской жизни к середине 50-х годов. Переломный период в истории русского обществ и русской литературы отразился и в творчестве Толстого. От военной тематики писатель обращается к проблеме наиболее актуальной в условиях русской жизни середины 50-х годов — крестьянской. Однако изменение тематики не меняет основного направления творчества Толстого. Его новые произведения — «Утро помещика» (1856), «Люцерн» (1857), «Казаки» (1852— 1853) запечатлели разные варианты исканий героя, переступившего порог юности, и, следовательно, генетически были связаны с автобиографической трилогией.

В начале 80-х годов происходит решительный перелом во взглядах Толстого на жизнь, ее нравственные основы, на общественные отношения. Лев Толстой, принадлежавший по рождению и воспитанию к высшей помещичьей знати в России, «порвал со всеми привычными взглядами этой среды и в своих последних произведениях обрушился с страстною критикой на все современные государственные, церковные, общественные, экономические порядки, основанные на порабощении масс, на нищете их, на разорении крестьян и мелких хозяев вообще, на насилии и лицемерии, которые сверху донизу пропитывают всю современную жизнь».

Писатель становится выразителем идей и настроений русского патриархального крестьянства, что и предопределило как сильные, так и слабые стороны его мировоззрения и творчества. Теперь Толстой на все явления жизни, на все стороны эксплуататорского общества смотрит глазами народа. Он последовательно защищает интересы «земледельческого класса», призывает к уничтожению зла и насилия во всех их разновидностях, но без применения силы. Речь идет не о проповеди равнодушия, безразличия к господствующему злу, несправедливости, угнетению. Толстой призывает к борьбе с ними, однако борьба эта должна быть ненасильственной, бескровной, ибо любое насилие (в том числе и революционное), по мнению писателя, только увеличивает зло. «Как огонь не тушит огня, так зло не может потушить зла»,— писал Толстой в трактате «В чем моя вера?».

Учение о нравственном самоусовершенствовании, о непротивлении злу насилием, которое Толстой рассматривал как действенное средство в борьбе с общественной несправедливостью, определяло характер его творчества конца XIX — начала XX в. В публицистических произведениях «Исповедь», «В чем моя вера?», «Царство божие внутри нас», «Так что же нам делать?» и других Толстой с полной искренностью рассказывал о своих новых взглядах. С позиций патриархального крестьянства он подвергал страстной критике не только основы жизни господствующих классов, но отвергал даже завоевания культуры и цивилизации, коль скоро они, по мысли Толстого, не содействовали улучшению жизни простого трудового народа, были недоступны для восприятия крестьян и не приносили им прямой и непосредственной пользы. Он не делал исключения и для своего собственного художественного творчества предыдущих периодов.

Стремясь реализовать на практике свои новые требования к литературе, а также шире распространить свои новые взгляды, Толстой создал ряд народных рассказов («Чем люди живы», «Два брата и золото», «Упустишь огонь — не потушишь», «Много ли человеку земли нужно» и др.), близких по стилю к фольклорным произведениям — притчам, сказкам, легендам. Он рассматривал свои народные рассказы как своеобразное практическое руковод-

ство в повседневной жизни, как опыт создания новой литературы, адресованной читателям всех сословий и всех возрастов. Максимально просто и доходчиво он обличал несправедливость всего строя, утверждал те вечные общечеловеческие истины, которые с детских лет были близки ему,— о братстве и единстве людей, о любви к людям как основе человеческого существования и т. д. Эти возвышенные идеи нередко выражались у него в форме религиозной проповеди, содержали поучения о христианской кротости и терпении.

К народным рассказам по содержанию, внутреннему пафосу и стилю близка народная драма «Власть тьмы» (886), замечательная своим народным языком, запоминающимися характерами действующих лиц, суровым реализмом в изображении деревенского быта. Здесь с необычной даже для Толстого прямотой и жестокостью нарисована потрясающая картина гибели нравственных устоев патриархальной деревни под воздействием проникающих в нее буржуазных порядков, денежных отношений, «власти тьмы». В результате неплохой по натуре деревенский парень Никита начинает стремиться к богатству и в конечном счете становится убийцей.

Сближаясь с народниками в обличении растлевающего влияния города, Толстой в то же время нисколько не идеализирует деревню. Пьеса производит страшное и мрачное впечатление, несмотря на финальное покаяние Никиты, к которому он пришел отчасти под влиянием своего отца, Акима, проповедующего излюбленные идеи самого Толстого о «жизни по правде» и непротивлении.

Другой аспект русской жизни был отражен в остроумной комедии «Плоды просвещения» (890), в которой ощущаются живые традиции поэмы «Горе от ума» и «Ревизора» (быстрота развития действия, сатирические характеристики персонажей, меткий язык, мастерство диалога). Уже в заглавии содержится определенная перекличка с предыдущей пьесой Толстого: там тъм&Ш здесь свет («просвещение»). В действительности в комедии злоЯ и язвительно высмеиваются увлечение образованных и «просвечй щенных» господ спиритизмом, глупые барские затеи, особенно нелепые и даже оскорбительные на фоне мужицкой нищеты. В пьесе прямо и непосредственно сталкивается барский мир с миром народным. Образы крестьян, обладающих трезвым умом, ясным сознанием, созданы Толстым с глубоким сочувствием. Они выступают как судьи никчемной, глупой и по существу темной жизни господ. Пьесы «Власть тьмы» и «Плоды просвещения», воплотившие единый авторский замысел, воспроизводят две стороны одного и того же социального зла.

В исследовательской литературе уже сделаны многие сопоставления определенных образов и мотивов в творчестве Толстого и Франко. Однако, как справедливо пишет Н. Е. Крутикова, дело даже не в конкретных аналогиях. Могущественное влияние толстовского реалистического гения проявилось у Франко прежде всего «в решительном повороте к действительности, в стремлении к художественной типизации хорошо знакомых явлений и характеров из жизни всех слоев галицкого общества, в присущем писателю вниманию к тончайшим переживаниям и психологическим оттенкам». Художественный опыт Толстого оказал благотворное воздействие на художественное творчество Франко, на развитие сложных форм анализа духовной жизни персонажей в его произведениях (внутренний монолог, несобственногпрямая речь, психологизация портретов действующих лиц и т. д.). Изучение «диалектики души» давало возможность Франко осознать законы развития личности в ее социально-исторической обусловленности (сборник «У потчола»).

Создание многопланового романа в украинской реалистической литературе в последней трети XIX в. было бы невозможно без учета художественных открытий Толстого. Так, Панас Мирный, с именем которого связано появление в украинской литературе романа-эпопеи, во многом воспользовался примером своего гениального современника. Работая над заключительной частью своего романа «Гулящая» («Повия»), Панас Мирный с напряженным интересом следил за публикацией «Воскресения» и учитывал творческий опыт великого русского писателя.

Для демократических украинских писателей нового поколения (О. Кобылянская, В. Стефаник, С. Васильченко и др.) творческие достижения Л. Толстого, как и других русских классиков, способствовали развитию и разрешению широкого идейно-художественного значения.

Новый этап в истории восприятия и использования традиций Толстого в украинской литературе начался после революции. Переводы его произведений (далеко не всех!) на

украинский язык появлялись преимущественно на Западной Украине небольшими тиражами (переводчики В. Симович, М. Павлык, В. Щурат, Г. Хоткевич, Б. Гринченко и др.). За годы неоднократно переиздавались массовыми тиражами все наиболее значительные произведения писателя, в том числе «Война и мир», «Анна Каренина», которые ранее не были переведены на украинский язык (переводчики О. Кундзич, А. Хуторян, Е. Дробязко и др.).

Традиции Льва Толстого помогают в решении важнейших творческих задач, связанных с художественным воплощением идеи решающей роли народа в истории, в постановке важнейших проблем эстетического и нравственного воспитания, в борьбе за высшие идеалы мира, гуманизма, справедливости, дружбы всех народов земли.

Лев Толстой – классик мировой литературы

В мировой культуре есть книги, без которых невозможно представить себе художественное развитие человечества. Все новые и новые поколения открывают их и находят там отзвук своим мыслям и чувствам, надеждам и тревогам. К таким вечным нашим спутникам принадлежат великие творения классика русской в мировой литературы Льва Толстого.

Читайте также:  Значение творчества Толстого для русской литературы: сочинение

Произведения второй половины 50-х годов. Поражение России в Крымской войне обострило социальные и общественные противоречия, сложившиеся в русской жизни к середине 50-х годов. Переломный период в истории русского обществ и русской литературы отразился и в творчестве Толстого. От военной тематики писатель обращается к проблеме наиболее актуальной в условиях русской жизни середины 50-х годов — крестьянской. Однако изменение тематики не меняет основного направления творчества Толстого. Его новые произведения — «Утро помещика» (1856), «Люцерн» (1857), «Казаки» (1852— 1853) запечатлели разные варианты исканий героя, переступившего порог юности, и, следовательно, генетически были связаны с автобиографической трилогией.

В начале 80-х годов происходит решительный перелом во взглядах Толстого на жизнь, ее нравственные основы, на общественные отношения. Лев Толстой, принадлежавший по рождению и воспитанию к высшей помещичьей знати в России, «порвал со всеми привычными взглядами этой среды и в своих последних произведениях обрушился с страстною критикой на все современные государственные, церковные, общественные, экономические порядки, основанные на порабощении масс, на нищете их, на разорении крестьян и мелких хозяев вообще, на насилии и лицемерии, которые сверху донизу пропитывают всю современную жизнь».

Писатель становится выразителем идей и настроений русского патриархального крестьянства, что и предопределило как сильные, так и слабые стороны его мировоззрения и творчества. Теперь Толстой на все явления жизни, на все стороны эксплуататорского общества смотрит глазами народа. Он последовательно защищает интересы «земледельческого класса», призывает к уничтожению зла и насилия во всех их разновидностях, но без применения силы. Речь идет не о проповеди равнодушия, безразличия к господствующему злу, несправедливости, угнетению. Толстой призывает к борьбе с ними, однако борьба эта должна быть ненасильственной, бескровной, ибо любое насилие (в том числе и революционное), по мнению писателя, только увеличивает зло. «Как огонь не тушит огня, так зло не может потушить зла»,— писал Толстой в трактате «В чем моя вера?».

Учение о нравственном самоусовершенствовании, о непротивлении злу насилием, которое Толстой рассматривал как действенное средство в борьбе с общественной несправедливостью, определяло характер его творчества конца XIX — начала XX в. В публицистических произведениях «Исповедь», «В чем моя вера?», «Царство божие внутри нас», «Так что же нам делать?» и других Толстой с полной искренностью рассказывал о своих новых взглядах. С позиций патриархального крестьянства он подвергал страстной критике не только основы жизни господствующих классов, но отвергал даже завоевания культуры и цивилизации, коль скоро они, по мысли Толстого, не содействовали улучшению жизни простого трудового народа, были недоступны для восприятия крестьян и не приносили им прямой и непосредственной пользы. Он не делал исключения и для своего собственного художественного творчества предыдущих периодов.

Стремясь реализовать на практике свои новые требования к литературе, а также шире распространить свои новые взгляды, Толстой создал ряд народных рассказов («Чем люди живы», «Два брата и золото», «Упустишь огонь — не потушишь», «Много ли человеку земли нужно» и др.), близких по стилю к фольклорным произведениям — притчам, сказкам, легендам. Он рассматривал свои народные рассказы как своеобразное практическое руковод-

ство в повседневной жизни, как опыт создания новой литературы, адресованной читателям всех сословий и всех возрастов. Максимально просто и доходчиво он обличал несправедливость всего строя, утверждал те вечные общечеловеческие истины, которые с детских лет были близки ему,— о братстве и единстве людей, о любви к людям как основе человеческого существования и т. д. Эти возвышенные идеи нередко выражались у него в форме религиозной проповеди, содержали поучения о христианской кротости и терпении.

К народным рассказам по содержанию, внутреннему пафосу и стилю близка народная драма «Власть тьмы» (886), замечательная своим народным языком, запоминающимися характерами действующих лиц, суровым реализмом в изображении деревенского быта. Здесь с необычной даже для Толстого прямотой и жестокостью нарисована потрясающая картина гибели нравственных устоев патриархальной деревни под воздействием проникающих в нее буржуазных порядков, денежных отношений, «власти тьмы». В результате неплохой по натуре деревенский парень Никита начинает стремиться к богатству и в конечном счете становится убийцей.

Сближаясь с народниками в обличении растлевающего влияния города, Толстой в то же время нисколько не идеализирует деревню. Пьеса производит страшное и мрачное впечатление, несмотря на финальное покаяние Никиты, к которому он пришел отчасти под влиянием своего отца, Акима, проповедующего излюбленные идеи самого Толстого о «жизни по правде» и непротивлении.

Другой аспект русской жизни был отражен в остроумной комедии «Плоды просвещения» (890), в которой ощущаются живые традиции поэмы «Горе от ума» и «Ревизора» (быстрота развития действия, сатирические характеристики персонажей, меткий язык, мастерство диалога). Уже в заглавии содержится определенная перекличка с предыдущей пьесой Толстого: там тъм&Ш здесь свет («просвещение»). В действительности в комедии злоЯ и язвительно высмеиваются увлечение образованных и «просвечй щенных» господ спиритизмом, глупые барские затеи, особенно нелепые и даже оскорбительные на фоне мужицкой нищеты. В пьесе прямо и непосредственно сталкивается барский мир с миром народным. Образы крестьян, обладающих трезвым умом, ясным сознанием, созданы Толстым с глубоким сочувствием. Они выступают как судьи никчемной, глупой и по существу темной жизни господ. Пьесы «Власть тьмы» и «Плоды просвещения», воплотившие единый авторский замысел, воспроизводят две стороны одного и того же социального зла.

В исследовательской литературе уже сделаны многие сопоставления определенных образов и мотивов в творчестве Толстого и Франко. Однако, как справедливо пишет Н. Е. Крутикова, дело даже не в конкретных аналогиях. Могущественное влияние толстовского реалистического гения проявилось у Франко прежде всего «в решительном повороте к действительности, в стремлении к художественной типизации хорошо знакомых явлений и характеров из жизни всех слоев галицкого общества, в присущем писателю вниманию к тончайшим переживаниям и психологическим оттенкам». Художественный опыт Толстого оказал благотворное воздействие на художественное творчество Франко, на развитие сложных форм анализа духовной жизни персонажей в его произведениях (внутренний монолог, несобственногпрямая речь, психологизация портретов действующих лиц и т. д.). Изучение «диалектики души» давало возможность Франко осознать законы развития личности в ее социально-исторической обусловленности (сборник «У потчола»).

Создание многопланового романа в украинской реалистической литературе в последней трети XIX в. было бы невозможно без учета художественных открытий Толстого. Так, Панас Мирный, с именем которого связано появление в украинской литературе романа-эпопеи, во многом воспользовался примером своего гениального современника. Работая над заключительной частью своего романа «Гулящая» («Повия»), Панас Мирный с напряженным интересом следил за публикацией «Воскресения» и учитывал творческий опыт великого русского писателя.

Для демократических украинских писателей нового поколения (О. Кобылянская, В. Стефаник, С. Васильченко и др.) творческие достижения Л. Толстого, как и других русских классиков, способствовали развитию и разрешению широкого идейно-художественного значения.

Новый этап в истории восприятия и использования традиций Толстого в украинской литературе начался после революции. Переводы его произведений (далеко не всех!) на

украинский язык появлялись преимущественно на Западной Украине небольшими тиражами (переводчики В. Симович, М. Павлык, В. Щурат, Г. Хоткевич, Б. Гринченко и др.). За годы неоднократно переиздавались массовыми тиражами все наиболее значительные произведения писателя, в том числе «Война и мир», «Анна Каренина», которые ранее не были переведены на украинский язык (переводчики О. Кундзич, А. Хуторян, Е. Дробязко и др.).

Традиции Льва Толстого помогают в решении важнейших творческих задач, связанных с художественным воплощением идеи решающей роли народа в истории, в постановке важнейших проблем эстетического и нравственного воспитания, в борьбе за высшие идеалы мира, гуманизма, справедливости, дружбы всех народов земли.

Лев Толстой: классик мировой литературы

20 ноября 1910 года на станции Астапово Рязанско-Уральской железной дороги остановилось сердце величайшего русского писателя, графа Льва Николаевича Толстого. Он был не только крупнейшим мировым литератором, но и основоположником религиозно-нравственного течения – толстовства.

Биография и творческий путь Льва Толстого

Граф Лев Николаевич Толстой появился на свет в имении Ясная Поляна Тульской губернии в многодетной семье. Это произошло 28 августа (9 сентября по новому стилю) 1828 года. Его происхождение было знатным: отец – граф, мама – княгиня. Лев Толстой рано остался сиротой и с 1838 года воспитывался родственницей в Казани.

После обучения дома, два года Лев Толстой был студентом Казанского университета – сначала он учился на философском факультете, потом на юридическом. Однако курс он так и не окончил, решив вернуться домой, в Ясную Поляну.

Следующие четыре года он провел в поисках себя: в 1947 году занимался в имении переустройством крестьянского быта, в 1948-м он вёл светскую жизнь в столице, а в 1849 году учился в Петербурге и даже работал канцелярским служащим в Туле. Именно в этот период Толстой решил серьёзно заняться литературой.

Осенью 1851 года, поддавшись уговорам брата Николая, Толстой отправился на Кавказ. Три года он проживал в казачьей станице, был принят на военную службу и даже принимал участие в боевых действиях, а в 1854 году, будучи офицером, попросил о переводе в Дунайскую армию. Военная служба не мешала ему писать, и некоторые военные эпизоды нашли своё отражение в его творчестве.

Во время и после войн

Во время Крымской войны Лев Толстой участвовал в защите Севастополя, где проявил такое мужество и бесстрашие, что был награждён сразу несколькими медалями. Его «Севастопольские рассказы», опубликованные в журнале «Современник», имели невероятный успех. В те же годы он дописал повесть «Юность» – последнюю часть своей известной трилогии, две первые части которой «Детство» и «Отрочество» также были опубликованы в «Современнике» ранее.

Осенью 1855 года Толстой приехал в Петербург, и, несмотря на радушный приём в кружке «Современника», он не ощутил себя своим в литературной среде. В 1856 году, убедившись, что военное дело – не его призвание, он вышел в отставку, после чего съездил в Москву и за границу.

Читайте также:  Христианские мотивы романа Л. Н. Толстого Воскресение: сочинение

Разочаровавшись в собственных литературных достижениях, Лев Толстой неожиданно решил покончить с писательской деятельностью и посвятить себя просвещению. Он не только открыл в Ясной Поляне школу для крестьянских детей, но и начал издавать журнал в виде детских книг.

В 1863 году Толстой женился и полностью погрузился в домашние и семейные хлопоты, у них с женой родились 9 детей. Однако бросить литературную деятельность ему не удалось: у Льва Николаевича возникла идея грандиозного романа «Война и мир», первая часть которого была напечатана в 1865 году. Это масштабное произведение, которое он писал до 1869 года, не только всколыхнуло общественность, но и обессмертило имя Льва Николаевича.

Ещё один роман «Анна Каренина», который он писал в 1873-77 годах, также вошёл в золотой фонд мировой литературы.

Перемена взглядов

В 1880-х годах семья писателя, чтобы дать образование выросшим детям, стала проводить зимы в Москве, где Лев Николаевич узнал, как живут люди в городских трущобах. В его мировоззрении произошёл серьёзный перелом, он даже подумывал о самоубийстве. Толстой начал изучать богословие и философию, из-под его пера стали выходить философско-религиозные произведения, такие как «Исповедь».

Перелом в мировоззрении писателя проявился в его поведении и внешнем виде: он отказался от прав на свои произведения в пользу членов семьи, стал просто одеваться, есть вегетарианскую пищу и много работать физически.

Лев Николаевич начал резко критиковать идеи крепостного права и бюрократии, а в романе «Воскресение» он выразил своё отрицательное отношение к духовенству и официальной церкви. Переживание глубокой личной драмы привело и к разладу с семьёй и близкими людьми.

Кончина Толстого

Проблемы со здоровьем у Льва Николаевича начались ещё в 1901 году, когда он долго лечился в Крыму после серьёзной болезни. Не мог не сказаться на его самочувствии и раздор с семьёй, которая отстаивала своё благополучие, не принимая простой уклад жизни графа, не соответствующий его происхождению и положению. Вероятно, не зная как уладить конфликт и тяготясь своими переживаниями, Лев Николаевич тайно покинул дом 10 ноября 1910 года вместе с личным врачом.

В дороге писатель заболел, и путешественники были вынуждены сойти с поезда на станции Астапово. Толстого приютил начальник станции, но через неделю, 20 ноября 1910 года Лев Николаевич скончался. Его похороны стали событием общероссийского масштаба.

Классика мировой литературы Льва Николаевича Толстого похоронили в Ясной Поляне.

Толстой и Роллан

Ромен Роллан (1866—1944), соединивший в себе многообразные таланты романиста, драматурга, искусствоведа, общественного деятеля, художника-гуманиста, к голосу которого прислушивались в мире, — одна из ключевых фигур литературного процесса на переломе XIX и XX столетий. Уроженец провинциального городка Клам- си в Бургундии, сын нотариуса, он с ранних лет обнаружил выдающиеся способности. Отец, чтобы обеспечить сыну достойное образование, продает свою контору и перебирается в Париж, где работает служащим банка. А молодой Роллан становится студентом Высшей нормальной школы. Блестящий студент, он проявляет жадный интерес к литературе, искусствознанию, музыке. Пребывает в интеллектуальной атмосфере середины 1880-х гг.

Эти обстоятельства объясняют, почему огромную роль в его духовном развитии в пору формирования его художественного мировоззрения сыграл Лев Толстой. 1880-е гг. были временем, когда подготовленная деятельностью Тургенева к французскому читателю пришла русская классика, произведения Толстого и Достоевского, наблюдался настоящий бум переводов. В 1886 г. в Париже увидела свет книга Мельхиора де Вогюэ «Русский роман»; она стала заметной вехой в истории не только французской, но и западной славистики и была переведена на ряд языков. Знакомя своих соотечественников с творчеством Гоголя, Тургенева, Достоевского, Толстого, Вогюэ отмечал гуманистический пафос их произведений и выражал убеждение, что их влияние может оказаться «спасительным» для современного «истощенного» словесного искусства.

Среди писателей, героев книги Вогюэ, Роллан выделил Толстого. Его роль была совершенно особой, во многом уникальный. Толстой стал духовным спутником Роллана едва ли не на протяжении всей его творческой жизни. Роллан переписывался с ним, создал о нем биографическую книгу, имя Толстого постоянно встречается в его переписке, статьях, дневниках, мемуарах [1] .

Уже с первых шагов в литературе Роллан исходил из представления о нравственной миссии искусства. Он хотел, чтобы оно несло «маленький лучик Любви», «божественный свет Милосердия». Опору этим своим убеждениям он иногда находил у Толстого. «Ни Эсхил, ни Шекспир не могли потрясти души соотечественников глубже, чем всколыхнули нас “Идиот”, “Братья Карамазовы”, “Анна Каренина” и великая эпопея, которая в моих глазах занимает среди этих шедевров мир новой “Илиады”, — “Война и мир”», — писал Роллан. Статья Толстого «Так что же нам делать?», содержащая беспощадную критику общества, построенного на угнетении одних людей другими, — буквально ошеломила Роллана. В ней содержались положения, которые были созвучны пока еще смутным, не оформившимся исканиям пытливого студента Эколь нормаль. И тогда он решается отправить письмо яснополянскому гению со списком вопросов, главным среди которых был: «Как жить?» Уже отмечалось, что Толстой воспринимался не только как великий художник слова, но учитель жизни, и буквально поток писем шел к нему со всего мира.

Каково же было радостное удивление Роллана, когда в один из вечеров 1887 г. в его скромную мансарду пришло письмо со штемпелем Ясной Поляны объемом в 17 страниц, написанных по-французски собственноручно самим графом Толстым. Оно открывалось словами «Дорогой брат» и произвело неизгладимое впечатление на Роллана. Сегодня мы знаем, что гениальный художник работал над письмом три дня, чтобы ответить неизвестному адресату, в котором он почувствовал глубокую искренность и богатство внутреннего мира. В своем письме Толстой в духе своей религиозно-нравственной доктрины отстаивал тезис о «ложной роли» науки и искусства, которые служат привилегированным классам. Не во всем Роллан был согласен с Толстым, но именно его письмо побудило задуматься над «прогнившей цивилизацией эксплуататоров». Особенно значим для молодого Роллана был трактат Толстого «Что такое искусство?» и прежде всего его главная мысль о том, что истинные художественные создания, прежде всего литература, призваны нравственно воздействовать на общество и облагораживать души людей. И этот тезис определил пафос всего последующего творчества Роллана, равно как и его общественной деятельности, гуманиста, антимилитариста, антифашиста.

В этом — пафос его научных публикаций искусствоведа, и работы педагога в Сорбонне, связанной с духовным общением с учениками, и его драматургических сочинений, изданных на переломе столетий, и поиски новых форм сценического искусства, обращенного к широкому зрителю (книга «Народный театр»).

В этом — смысл и направление серии книг «Героические биографии». В их основе — нравственный пример подлинно творческих личностей. Своеобразным эпиграфом к этой серии стали слова Роллана: «Вокруг нас душный смертный воздух. Дряхлая Европа впадает в спячку в этой гнетущей, затхлой атмосфере. Мир задыхается. Распахните же окна! Впустите воздух! Пусть нас овеет дыхание героев».

Этими героями стали Бетховен, Микеланджело и Толстой. О нем и была написана последняя третья книга серии, увидевшая свет в 1911 г., вскоре после смерти великого писателя. В отличие от биографии Сюареса «Живой Толстой», изданной тогда же, восторженной, но неглубокой, сочинение Роллана было значительно основательней, потому что оно создавалось большим писателем о писателе великом. Роллан не считал нужным говорить о своем несогласии с отдельными положениями толстовской доктрины. Силу Толстого он видел не только в его гениальности как художника слова, но в нерасторжимости связей с Россией, с чаяниями трудящихся. Не только языком и описаниями обязан Толстой народу; он был для него источником вдохновения.

И конечно же, гражданская позиция Толстого, возвысившего свой голос против несправедливости, не могла не быть нравственной опорой для Роллана. Это было в годы Первой мировой войны, когда вопреки нападкам и травле, обращался к «убиваемым народам», осуждая милитаризм (столь ненавистный Толстому). И позднее, в 1930-е гг., когда вместе с Горьким участвовал в сплочении «мастеров культуры» перед фашистской угрозой; и в тяжкий период оккупации Франции, когда больной, одинокий находил в себе силы трудиться до последнего дыхания.

Но, конечно, вершинным достижением Роллана-художника был его «Жан Кристоф», книга новаторская, в которой воплотилась его жизненная филология и художественная методология. Этот десятитомный «музыкальный роман», «роман-река» был построен как «четырехчастная симфония». Стилистически эпопея Роллана, с ее патетикой и романтической приподнятостью, — весьма отлична от манеры Толстого-прозаика. Но у них немало общего.

Это и резкое осуждение милитаризма и военщины в четвертой части «Бунт». Это — общий критический настрой в пятой части «Ярмарка на площади». Мы помним, что в своих статьях и трактатах на исходе столетия Толстой весьма резко (а порой и не вполне справед либо) отзывался о писателях, оторванных от жизни, «анемичных», увлеченных бесплодными формалистическими изысками и ориентированных на пресыщенную состоятельную читательскую прослойку. Жан Кристоф, приехавший из милитаризированной Германии во Францию, страну свободы, наблюдает в Париже, некогда одном из очагов европейской культуры — ярмарку, торжище всеобщей продажности. Современное искусство превратилось в предмет купли- продажи, демонстрацию лжи и пошлости, в «интеллектуальную проституцию». В духе Толстого Роллан также не приемлет радикальные, социалистические политические движения. Он — сторонник морального перевоспитания общества. Его идеал — созвучен толстовскому: это единение людей, преодоление национальных перегородок (дружба немца Жана Кристофа и француза Оливье). В роллановской эпопее царит атмосфера творческого горения главного героя, этого современного Бетховена. Утверждается сила дружбы, человеческой солидарности, великодушия.

Эти мотивы получают развитие в послевоенном творчестве Рол- лана, в частности в его эпопее «Очарованная душа», в драматургии, публицистике, в деятельности антифашиста и в дружбе с Горьким (см. гл. 25).

Ссылка на основную публикацию
×
×