Шелли П. Б.: сочинение

Шелли П. Б.: сочинение

Перси Биши Шелли. Биография и обзор творчества

Перси Биши Шелли — великий английский поэт — родился 4 августа 1792 г. в графстве Суссекс.

П. Шелли был выходец из богатой аристократической семьи. Его отец был человеком консервативных взглядов, и сын, обнаруживший свой вызывающий радикализм, рано с ним разошелся. В детстве поэт увлекался опытами с реактивами и электричеством, чем всегда смешил своих сестер, а также читал им страшные сказки. Суровое воспитание в семье, а также издевательства и насмешки в школе оказали серьезное влияние на тонкую, ранимую душу поэта. После окончания школы П. Шелли учился в Оксфордском университете, к моменту поступления в который он уже был автором двух произведений: «Цастроцци» и «Святой Ирвайн». Из университета он был исключен 25 марта 1811 г. за бунтарский нрав и публикацию памфлета с красноречивым заголовком: «Необходимость атеизма», на титульном листе которого даже не было фамилии Шелли, однако он занимался его распространением среди студентов. После этого отец запретил ему даже появляться на пороге дома, назначив ему ежегодную пенсию. Так началась самостоятельная жизнь автора.

Ранние стихи П. Шелли выражали наивные радикальнореволюционные воззрения: он разделял идеи национально-освободительного движения в Ирландии, даже пытался спровоцировать там восстание.

Светское, буржуазно-аристократическое общество очень резко реагировало на независимость и радикализм Шелли. В 1816 г. трагически погибла первая жена поэта. Против него восстает его тесть, который, используя свои связи с влиятельными людьми, запрещает ему воспитывать детей от первого брака. Главными аргументами тестя были атеистические взгляды поэта, высказанные им в «Королеве Маб», а также его связь с Мэри Годвин (которая к тому моменту стала женой овдовевшего поэта). В 1818 г. Шелли был вынужден покинуть Англию, переехать сначала в Швейцарию, а оттуда — в Италию.

В Италии Шелли прожил четыре года, и эти годы были самыми продуктивными в его творчестве. Автор пишет такие произведения, как «Освобожденный Прометей» и трагедия «Ченчи» (эти произведения были изданы в Лондоне в 1821 г., однако получили свою заслуженную известность лишь после смерти поэта).

В конце весны 1822 г. П. Шелли переезжает с семьей на остров Специи в Средиземном море. Надо отметить, что поэт ничего не знал о морском деле и даже не умел плавать, однако он со всей страстью любил море и вместе с Байроном приобрел шхуну, названную «Ариэль». 1 июля 1822 г. Шелли и Уильямс, который жил с ним по соседству, отправились на шхуне в Ливорно, где проходило совещание Байрона по поводу издаваемой им газеты. На обратном пути на шхуну налетел шквальный ветер, а когда туман рассеялся, от нее не осталось и следа. Так 8 июля 1822 г. не стало великого английского поэта. Лишь спустя несколько дней на берег вынесло два тела — П. Шелли и его соседа Уильямса. Урна с прахом П. Шелли была отправлена в Рим, где и находится до сих пор на протестантском кладбище.

Исповедуя идеи утопического социализма, автор верил в счастливое будущее человечества, верил в победу Добра над Злом, Света над Тьмой, будучи художником лучезарного, оптимистического миросозерцания. Все светлые мотивы мы находим в романтической поэме-«видении» «Королева Маб» (1813 г.), в драматической поэме «Освобожденный Прометей» (1820 г.), в эпической поэме «Восстание ислама» (1818 г.).

Поэма «Адонис» доносит до читателя все внутренние переживания автора за поэта Джона Китса — певца красоты, тонкого лирика, который умер в возрасте 26 лет. В политических стихах Шелли всегда стоит на стороне трудового народа. Одно из таких стихотворений «Песнь людям Англии».

П. Шелли был поэтом-романтиком, поэтому в своих произведениях широко использовал символы, аллегории, библейские и мифологические образы, олицетворения. И переход от настоящего к прошлому и будущему всегда производил легко.

В ранних своих произведениях Шелли доносил до читателя, что обновление человечества происходит лишь путем мирного прогресса и нравственной проповеди. В трагедии из пяти актов «Ченчи» (1819 г.) героиней является юная девушка Беатриче, которая убивает своего отца, тирана и насильника. Шелли, описывая страдания девушки, утверждает правомерность отпора преступлению.

Тема свободы занимает особое место в поэзии П. Шелли — «Ода защитникам свободы», «Ода свободе», «Свобода».

Лирика П. Шелли похожа на философские идеи Платона: поэт-философ утверждает «общественную» силу поэтов, «непризнанных законодателей мира» (в трактате «Защита поэзии», 1822 г.).

Вечная красота природы воспета в стихах П. Шелли. Природа наделена духовной силой, которая находится в постоянном движении и изменении (стихотворения «Облако», «Ода западному ветру», «Стансы близ Неаполя», «К жаворонку» и др.).

«Освобожденный Прометей»

Прометей — главный герой произведения — титан, защитник людей от злых богов. Обрекая себя на мучения, Прометей бросает вызов тирании Зевса — он похищает огонь для людей. Главный герой борется за свободу, за исполнение мечты человечества верить в любовь, а не в силу тирана. Правда Прометея носит трагический и обреченный характер. За неповиновение Зевс приковал Прометея к скале и посылал ему разные испытания (орел, терзающий прикованного к скале героя, фурии с железными крыльями, испепеляющая молния). Но несмотря на все страдания, главный герой побеждает тирана.

Зевс повержен. Он осознает свою причастность к человеческой семье, взваливая страдания народа на свои плечи.

Лишь после этого Прометей становится истинным героем, доказывая свою правоту.

И встал лицом к лицу С коварной силой .

Властителя заоблачных высот, Насмешливо глядящего на землю,

Где стонами измученных рабов Наполнены безбрежные пустыни.

Перевод К. Бальмонта

«Королева Маб»

Одна из ранних поэм английского поэта, строку из которой «День завтрашний придет!» использовал Ф. Энгельс для своего стихотворения «Вечер». В этой строке заключен весь основной мотив творчества П. Шелли, с его страстной верой в лучшее и светлое будущее человечества. Несмотря на то, что стихотворение явно навеяно философией и поэзией XVIII в., когда господствовали идеи Просвещения, в произведении очень много «светлых юношеских чувств», как сказал Бернард Шоу, и эмоций. Эти компоненты постоянно врываются в поток абстрактных рассуждений о том, что какой-то «дух природы» дает надежду на перемены к лучшему и «самоуничтожение» социального зла. По сюжету произведения, прекрасная девушка Ианте спит глубоким сном, а королева фей Маб показывает ее душе на волшебном экране картины прошлого, настоящего и будущего мира. Образ королевы взят из старинной английской сказки. Свои мысли автор как раз и вкладывает в уста королевы, которая периодически начинает страстно рассуждать о «коварных убийцах прошлого и настоящего», или дает резко отрицательные характеристики современным политикам, священнослужителям и капиталистам. Автор показывает читателям современную эпоху как эпоху всепоглощающей власти денег и корысти.

Все на публичном рынке продается:

Честь, добродетели, таланты,

Продажна и Любовь.

Перевод К. Бальмонта

Эта поэма сыграла важную роль в политическом просвещении рабочего класса Англии.

«Восстание ислама»

В отличие от предыдущих произведений поэта, в которых он сатирически высмеивал пороки современности и философски рассуждал о судьбах мира, в «Восстании ислама», написанном в 1818 г., Я. Шелли переходит к художественному воплощению темы «народ и революция». В этом произведении мы видим романтическое изображение народной революции, которая, по мнению поэта, может случиться в любой стране Европы.

Именно П. Шелли ввел в литературу начала XIX в. образ совершенно новых героев, которых никто до той поры не описывал — республиканцев. Эти новые герои абсолютно глухи к страданиям бедняков. Их основная цель — привести к власти рабочие массы, предварительно возглавив их.

И выковали люди из цепей

Оружье, чтоб лишить тирана власти.

Перевод К. Бальмонта

Цели представленных нам борцов за свободу Лаона и Цитны возвышены так, чтобы *троны навеки рухнули, а золото утратило бы свою кровавую силу*. К сожалению, герой погибли на костре, однако семена свободы, посаженные ими, дают свои плоды, и народ одерживает победу над тиранией.

В 1818 г. писатель, окончательно затравленный правительством Англии, навсегда покинул страну и поселился в Италии, где написал свои самые великие произведения.

Наиболее широко талант Я. Шелли раскрылся в его лирических произведениях. Его стихи всегда пронизаны силой и непосредственностью, музыкальностью, многообразием и новизной ритмов, яркими метафорическими высказываниями и эпитетами. Поэт тонко чувствует природу и всегда рисует в своих стихах безмятежное море, «смыкающуюся лазурь» небес, все это навеяно пейзажами Испании.

В его стихотворениях, объединенных общим названием «Изменчивость», ясно видна идея вечности природы, ее бессмертного развития и возрождения. Все стихи пропитаны оптимизмом, в них, так же как и в жизни, за зимой приходит весна, а на смену эпохе социальных бедствий и войн всегда придет эпоха процветания и мира. Тема «западного ветра» — разрушителя является классической в поэзии английских авторов, однако именно П. Шелли (в произведении «Ода западному ветру») описывает ветер не как разрушительную силу, уничтожающую все вокруг своим ледяным дыханием, а как образ хранителя сил новой жизни, который в снеге хранит ее семена.

Ты гонишь тучи, как круговорот

Листвы, не тонущей на водной глади,

Которую ветвистый небосвод

С себя роняет, как при листопаде.

То духи молний, и дожди, и гром.

Ты ставишь им, как пляшущей менаде,

Распущенные волосы торчком

И треплешь пряди бури. Непогода —

Как бы отходный гробовой псалом.

У Я. Шелли очень много любовной лирики, большую часть которой он посвящал своей жене Мэри Годвин. Шелли считал, что именно любовь является той великой и могущественной силой, которая поднимает людей на подвиги и борьбу за свободу. В его творчестве любовь всегда побеждает тиранию и смерть, ведь именно любовь «всему дает блаженство нового рождения».

Творчество П.Б. Шелли. Философско-эстетическая позиция автора. Трагедия Шелли «Ченчи»: основной конфликт и образ трагической героини.

Как и Байрон, Перси Биши Шелли (1792- 1822) был представителем английского романтизма и замечательным поэтом-лириком. Однако в целом его творчество отличается от поэзии Байрона прежде всего величайшим оптимизмом. Даже в самых мрачных стихотворениях Шелли всегда приходит к жизнеутверждающим выводам. «День завтрашний придет» – эта фраза поэта является лучшим эпиграфом к его произведениям.

Перси Биши Шелли родился в графстве Сассекс 4 августа 1792 г. Отец его принадлежал к английской аристократии. Детские годы мальчик провел в поместье родителей.

В колледже Шелли много читает и пишет первые стихи, в которых подражает знаменитому в те годы Саути. Настоящего друга и покровителя Шелли встретил в лице доктора Линда, преподававшего в колледже естественные науки. Тайный демократ и республиканец, Линд помог юноше разобраться в окружающей действительности. Линд познакомил Шелли с сочинением Уильяма Годвина «Политическая справедливость». По словам Линда, Годвин обнаружил корень социального зла, заявив, что неравенство и гнет происходят от того, что «богатые монополисты присваивают себе труд бедняков».

Труды французских материалистов XVII в. помогли Шелли прийти к атеизму. В университете он анонимно отпечатал и разослал членам ученого совета брошюру «О необходимости атеизма». Многие узнали в авторе брошюры Шелли. Его исключили из университета. Отец Шелли понял, что все его мечты о блестящей парламентской карьере для сына рухнули, как карточный домик. Он проклял сына и навсегда запретил ему появляться на пороге родительского дома. Шелли поселился в Лондоне и занялся изучением политэкономии и социально-утопических идей Уильяма Годвина. Изредка его тайно навещала сестра Елизавета, приходившая с подругой, шестнадцатилетней девушкой Гарриэт Вестбрук. Гарриэт была несчастна: она страдала от тирании отца. Из сострадания Шелли женился на Гарриэт и увез ее в Шотландию, в Эдинбург. Родители Шелли, взбешенные неравным браком поэта, потребовали, чтобы он отказался от права наследства на огромные владения, принадлежавшие роду Шелли. Они лишили его даже той скудной помощи (200 фунтов стерлингов в год), которую давали ему до сих пор. Жизнь Шелли складывалась трудно.

Грозные события 1819 г. в Испании, Италии и далекой Англии, крайнее обострение классовой борьбы, выразившееся в ряде кровавых конфликтов (Питерлоо, Тайн и Уир),- все это заставляло художника взглянуть на природу общественных отношений более трезво, более реально изобразить борьбу сил прогресса с силами деспотии, стоящими на страже «феодальной дикости».

Осмысляя обострение социальной борьбы эпохи, Шелли создает трагедию для сцены «Ченчи» (1819), в которой он стремился придать своим образам конкретно-жизненное содержание и отказывался от общественно-романтического и аллегорического изображения борьбы за свободу, которое было изображено в его ранних произведениях («Прометей»).

В качестве основы для сюжета своей первой сценической трагедии «Ченчи» (1820) поэт взял итальянскую хронику 200-летней давности, которая была очень популярна в итальянском обществе 10-20-х годов XIX в. Это была небольшая повесть о лютых, изуверских делах одного из римских феодалов – графа Франческо Ченчи, совершившего многочисленные кровавые преступления, умертвившего своих сыновей, обесчестившего единственную дочь Беатриче, которая тщетно искала защиты и заступничества у папского правительства: граф покупал молчание папы и его кардиналов огромными взятками. Тогда Беатриче наняла двух профессиональных убийц и с их помощью умертвила тирана и насильника. Однако папа, который закрывал глаза на преступления старого графа Ченчи, приказал предать казни Беатриче, ее брата и мачеху, помогавших ей уничтожить палача. Папа увидел в поступке мужественной Беатриче дурной пример для молодежи.

В центре пьесы Шелли – трагический конфликт между прекрасной, чистой Беатриче, с одной стороны, и чудовищным злодеем Франческо Ченчи, ее отцом,- с другой. Одинокая героиня, скорее протестующая, чем активно борющаяся со своим тираном, стремление драматурга вызвать жалость и сочувствие у зрителей – все это было типично для романтической драмы первой половины XIX в. Главная цель такой драмы заключалась в том, чтобы изумлять, поражать зрителя необыкновенностью, исключительностью образов и необычайностью сюжета. Однако без особого труда можно заметить, что Шелли, использовав традиции романтической драмы, внес много принципиально нового в каноны романтической драматургии, и это новое прокладывало путь подлинно народной драме, которая могла бы оживить английский национальный театр.

В отличие от своих ранних откровенно тенденциозных поэм Шелли нигде не подчеркивает атеистических и революционных идей, которыми насыщена пьеса. Духовное перерождение нерешительной молчаливо страдающей героини обосновано всей логикой событий, превращающих ее в сурового и беспощадного судью и мстителя. В первых явлениях Беатриче предстает перед нами как нежная и любящая сестра своих несчастных братьев, скромная девушка, глубоко сочувствующая страданиям своей мачехи. Она религиозна, поэтому уповает на милосердие Бога и надеется на помощь папы. Вместе с тем поэтом подчеркивается исключительная цельность ее натуры; она ненавидит лицемерие и ложь, столь характерные для высшего римского общества той эпохи. Презрев старинный обычай, запрещающий девушке первой говорить о своих чувствах, Беатриче открыто признается Орсино в любви. Более того, убедившись, что ее выбор был большой ошибкой, она находит в себе силы отказаться от любви к Орсино, сосредоточить все помыслы на освобождении себя и близких из-под гнусной власти Франческо Ченчи. Нелегко далось ей решение пойти против воли преступного отца.

Вначале рушится ее вера в Бога. Тщетно ждет Беатриче чуда от неба. «Не может быть, ведь есть же Бог на небе?» – в отчаянии восклицает она, видя злодеяния старого графа. После трагической гибели своих братьев Беатриче приходит к выводу, что Бог не защитит страдальцев, что «свод небес запачкан кровью».
Шелли беспощадно разоблачает коррупцию церкви, бюрократического государственного аппарата, потакающих всем преступлениям богачей, показывает зловещую власть золота, растлевающего души, уничтожающего в человеке все человеческое, разрушающего освященные веками семейные и общественные связи. Передовые демократические круги Англии, Франции, Германии восприняли трагедию Шелли как революционное произведение, направленное против основных устоев собственнического
Вальтер Скотт – создатель исторического романа. Особенности историзма Скотта. Анализ романа «Айвенго»: тематика и проблематика, система образов, реалистические и романтические элементы.

Вальтер Скотт (1771 -1832) – создатель исторического романа. В конце 1790-1800-х годах Вальтер Скотт выступил как переводчик, журналист, собиратель фольклора, автор романтических поэм и баллад. Примечателен был выбор произведения для перевода: он перевел историческую драму «Гёте «Гёц фон Берлихинген».

С юных лет В. Скотт много путешествовал по родному краю – горной Шотландии, посетил места ее’ «древней славы».

Поэзия Бернса была спутницей всей жизни Скотта. Проникнутая гуманизмом, пафосом жизнеутверждения, она была дорога писателю как проявление одаренности шотландского народа. Скотт шел по пути своего предшественника, прославляя богатство души людей труда и выражая презрение к стяжателям и поработителям.

Вальтер Скотт приобрел известность в своей стране, когда в 1802 г. опубликовал два тома «Песен шотландской границы» (третий том увидел свет в 1803 г.).

Поэтическое творчество В. Скотта оказалось важным этапом в становлении его как писателя-романиста. Б. Г. Реизов, посвятивший В. Скотту свою монографию, указал на основные достижения Скотта в жанре баллады и поэмы. Дух баллады, занимавший Скотта в течение нескольких десятилетий, не оказался чуждым и историческому роману. Напротив, поэтические вставки, эпиграфы, поэтические образы, даже балладное осмысление исторических персонажей (Робин Гуд, Ричард Львиное Сердце в «Айвенго») стали органической частью романной структуры, существенно обогатив ее, позволив роману занять достойное место среди других жанров.

Читайте также:  Верн: сочинение

Новаторство Скотта, так глубоко поразившее людей его поколения, заключалось в том, что он, как отметил В. Г. Белинский, создал жанр исторического романа, «до него не существовавший».
В основу мировоззрения и творчества Скотта лег громадный политический, социальный и нравственный опыт народа Шотландии, в течение четырех с половиной столетий боровшегося за свою национальную независимость против экономически гораздо более развитой Англии.
Художники, писатели, историки, философы Англии и Франции в 10-20-х годах XIX в. много размышляли о путях и законах исторического развития: на это их постоянно наталкивало зрелище громадных экономических и социальных сдвигов, политических бурь и революций, пережитых народами за двадцать пять лет (с 1789 по 1814 г.).

Исторический роман Скотта стал не просто продолжением литературных традиций, завещанных предшествующим периодом, а неизвестным до этого художественным синтезом искусства и исторической науки, открывшим новый этап в развитии английской и мировой литературы.

В. Скотт пришел к историческому роману, тщательно обдумав его эстетику, отталкиваясь от хорошо известных и популярных в его время готического и антикварного романов. Готический роман воспитывал у читателя интерес к месту действия, а значит, учил его соотносить события с конкретной исторической и национальной почвой, на которой эти события развивались. В готическом романе усилен драматизм повествования, даже в пейзаж внесены элементы сюжета, но самое главное то, что характер получил право на самостоятельность поведения и рассуждения, поскольку он тоже заключал в себе частицу драматизма исторического времени. Антикварный роман научил Скотта внимательно относиться к местному колориту, реконструировать прошлое профессионально и без ошибок, воссоздавая не только подлинность материального мира эпохи, но главным образом своеобразие ее духовного облика.

«Задача романиста,- писал В. Скотт,- заключается в том, чтобы дать читателю полное и точное представление о событиях, какое возможно при помощи одного только воображения, без материальных предметов. В его распоряжении только мир образов и идей, и в этом его сила и его слабость, его бедность и его богатство. У автора романа нет ни сцены, ни декоратора, ни труппы актеров, ни художника, ни гардероба; слова, которыми он пользуется в меру своих способностей, должны заменить все то, что помогает драматургу. Действие, тон, жест, улыбка влюбленного, насупленные брови тирана, гримаса шута – все это должно быть рассказано, так как ничто не может быть показано».

Повествовательная линия в романах Скотта заслуживает специального анализа. Создавая историческую перспективу развития событий, Скотт приобщает своего читателя к новой роли – не только участника событий, но и отстранённого человека, взирающего на все со стороны

Третьим компонентом романа после описания и повествования является диалог. Для В. Скотта диалог имел первостепенное значение. Диалоги у него определяются историзмом, особенностями поэтики. Устранение автора от повествования дает возможность персонажу самостоятельно передвигаться, мыслить и говорить. Современное мышление может исказить представление о характере персонажа, поэтому нужно, чтобы читатель сам перешел в другую эпоху, столкнулся с историей с глазу на глаз.
Роман «Айвенго» (1820) занимает особое место в творческой биографии В. Скотта. К этому времени романист написал несколько шотландских романов и решил обратиться к английскому и европейскому материалу. «Айвенго» также открывает цикл романов о средневековье и о крестовых походах («Талисман», «Граф Роберт Парижский», «Квентин Дорвард»).
«Айвенго» был создан в течение трех месяцев, хотя в отличие от предшествующих романов время действия его было отнесено в далекое прошлое Англии, спустя сто лет после норманнского завоевания. Более того, события относятся к 1194 г., когда король Ричард Львиное Сердце возвратился в Англию из австрийского плена. В «Айвенго» сосредоточены различные противоборствующие интересы: политические, национальные и социальные. Ричард ведет борьбу за престол, отнятый у него его братом принцем Джоном. Саксы, завоеванные норманнами, не могут примириться с участью покоренного народа, и война против норманнов обусловлена не только национальными, но и социальными противоречиями. Норманны находятся на более высоком уровне социального развития, но саксонская знать не может простить им потери своих владений и жестокого истребления соотечественников. В стране не сложилась единая нация, государственная система, национальный язык и культура. Судьба вымышленного персонажа доблестного рыцаря Айвенго зависит от участи английского короля Ричарда, который под именем Черного рыцаря появляется среди своих подчиненных и стремится узнать об их настроениях.

Особый интерес представляет в романе изображение народа и его вожаков, в первую очередь – изображение Робина Гуда, выступающего в романе под именем Локсли.
Образы Робина Гуда и его смелых стрелков — лучшие в романе. В них выражена сила и непобедимость народа, его уперство и отвага в борьбе, его решительность и смелость, его свободолюбие и нежелание подчиняться власти жестоких феодалов.
Кульминационным моментом становится в ррмане описание турнира и взятие дружиной Робина Гуда старинного замка Фрон де Бефа, этой крепости феодальной реакции. Силами простых людей захвачена эта феодальная твердыня. Ликуют в связи с этим событием не только стрелки Робина Гуда, но и крестьяне окрестных деревень, рабы Гурт и Вамба, впервые почувствовавшие себя людьми.

Главную привлекательность романа составляют динамика действия, колорит средневековья, выраженный не только в реалиях быта, в речи героев, описании обычаев и нравов, но и в мощной балладной эпической традиции, воспевающей благородство, смелость и справедливость демократического короля, находящегося на равных то в обществе монаха, то среди разбойников во главе с Робин Гудом (Локсли), то на рыцарском поединке. Разнообразие сцен и эпизодов, быстрая смена событий свидетельствуют о верности шекспировской традиции в изображении эпохи и характеров. Главный пафос романа заключается в утверждении места личности в историческом процессе. Жизнь частная неотделима от судьбы государства, монарха. Сочетание любовной и авантюрно-приключенческой линий придают убедительность и динамику сюжету исторического повествования. Повествователь, не вмешивающийся в происходящее, но комментирующий его, на какое-то время приостанавливает ход событий, но потом как бы наверстывает упущенное, быстро приближаясь к счастливой развязке. Король в романе идеализирован, приближен к балладному образу мудрого и справедливого правителя, а образ Айвенго – типично романтический, вполне соответствующий трактовке монарха, который ему покровительствует. Верный своему поэтическому кредо, Скотт уважает право каждого народа на свою историю, культуру, обычаи. Поэтому в романе с такой достоверностью и убедительностью одинаково полно и многосторонне показаны норманн Буагильбер и еврей Исаак, сакс Седрик и король Ричард, гонимые и угнетенные, угнетатели и завоеватели. Одно из главных достоинств романа в том, что каждый персонаж от знатного рыцаря или храмовника до свинопаса или шута строго индивидуализирован, каждый по-своему говорит, носит одежду, общается с другими героями.

Особый интерес в романе вызывают женские образы. Белокурая леди Ровена представляет собой достаточно типичный романтический образ прекрасной дамы, ради которой рыцарь совершает свои подвиги и которая в финале с блеском играет роль заслуженной награды. Но образ красавицы еврейки Ревекки более сложен.

В силу своего происхождения поставленная в особое положение, смелая и великодушная Ревекка высказывает отношение к происходящим событиям, достойное уст своего создателя. Так, описание подвигов Ричарда она сопровождает восклицанием: «Отпусти ему, Боже, грех кровопролития!». Вступая в спор с Айвенго, в которого она тайно влюблена, Ревекка называет рыцарские подвиги жертвоприношением демону тщеславия. В отличие от большинства героев, мечтающих о ратных подвигах, Ревекка врачует раны, исцеляет больных.

У Ревекки тоже есть свои понятия о чести, она упрекает Буагильбера в том, что он собирается ради неё изменить своему Ордену и своей вере. Именно она в ситуации выбора между жизнью и смертью ведёт философские споры с неукротимым храмовником о роли судьбы. Ей принадлежат слова, явно опережающие своё время, о том, что «люди нередко сваливают на судьбу последствия своих собственных буйных страстей».

Она способна объективно оценить характер своего жестокого похитителя Буагильбера: «У тебя сильная душа; иногда в ней вспыхивают благородные и великие порывы. Но она – как запущенный сад, принадлежащий нерадивому хозяину: сорные травы разрослись в ней и заглушили здоровые ростки». Ей не суждено быть счастливой: Ревекка воплощает идею автора о том, что «самоотречение и пожертвование своими страстями во имя долга редко бывают вознаграждены и что внутреннее сознание исполненных обязанностей даёт человеку подлинную награду — душевный покой, который никто не может ни отнять, ни дать». Итак, каждый герой получил по заслугам: Ричард Львиное Сердце – славу и память потомков, Айвенго – славу и возлюбленную, но самую высокую награду получила отказавшаяся от несчастной страсти Ревекка – душевный покой.

Шелли П. Б.: сочинение

Под небом Италии — Италии начала века, где вспыхнуло национально-освободительное движение, — Шелли увлекается Данте, с его «Божественной Комедией» и с более близкой лирическому гению самого Шелли. «Vita Nuova». С Италией, «раем изгнанников», как назвал её Шелли, связаны, кроме «Ченчи», «Строки, написанные среди Евганейских холмов» и «Юлиан и Маддало». Через посредство итальянского Возрождения Шелли понял и поэтов «старой веселой Англии» времён королевы Бетси, к изысканной прелести которых так внимательно прислушивались поэты-лэкисты и ещё больше Китс. Подобно лэкистам, поэта приковывает к себе и красота природы. Время пребывания в Италии может быть названо самым счастливым периодом в жизни Шелли. Первый год, проведённый частью в Ливорно, частью в Неаполе, был омрачен посещением Байрона в Венеции. Шелли был удручен не только распутством Байрона, но и его странным отношением к маленькой дочери Аллегре и к её матери. Несколько позже супругам Шелли пришлось оплакивать потерю своего сына Уильяма, похороненного на том же кладбище в Риме, где покоится теперь и прах Шелли. Но уже второй и третий год итальянской жизни, прошедшие частью в Пизе, частью в Ливорно, были полны надежд и разнообразия впечатлений. Кроме Байрона, которого, несмотря на разочарование в нём, как в человеке, Шелли продолжал от времени до времени посещать, к образовавшемуся около него кружку присоединились теперь Медвин и Трелоне, поддерживавшие бодрость духа Шелли. Медвин, двоюродный брат Шелли, был и товарищем его по пансиону, где он воспитывался до поступления в Итон. От него мы знаем о Шелли-мальчике (см. Th. Medwin, «The life of P. B. S.», Лондон, 1847). Блестящие и остроумные рассказы Трелоне касаются именно последних годов жизни Шелли; он же сообщил всего более подробностей и о несчастной поездке под парусами, во время которой погиб Шелли (см. E. Trelawny, «Recollections of the last days of S. & of Byron», 2 изд., Лондон, 1859; см. также «Records of S., Byron & the author», Л., 1878).

Известность Шелли возрастала туго (издание «Ченчи» и «Освобожденного Прометея», вышедшее в Лондоне в 1821 г., пошло в ход лишь после смерти поэта). Написанный в год смерти блестящий очерк: «В защиту поэзии», который справедливо характеризует один из биографов поэта, Шарп, говоря, что «каждый интересующийся поэзией должен не только прочесть, но изучить его», — вовсе не нашёл издателя.

В конце мая 1822 г. Шелли с женой и супругами Уильямс жили на берегу моря около Специи, в вилле Casa Nova. Шелли, не умевший плавать и не имевший понятия о морском спорте, страстно любил море и вместе с Байроном приобрёл шхуну, названную «Ариэль». Когда прибыла шхуна, у Шелли было несколько видений: то маленькая Аллегра выходила из моря, то какая-то фигура позвала его за собой в гостиную и там, сняв покрывало, оказалась его двойником, исчезнувшим со словами: «Siete soddisfatto». Кто-то видел также Шелли в лесу, когда он в это время был дома. 1-го июля Шелли и Уильямс отправились в Ливорно и оттуда в Пизу, где происходило совещание между Байроном и Ли Гентом по поводу затеянной первым газеты. На возвратном пути Шелли вновь шёл на шхуне «Ариэль» с Уильямсом и лишь одним мальчиком в виде матроса, а Трелоне следовал на яхте Байрона, «Боливар». Скоро из-за густого тумана «Ариэль» не был более виден, а после быстро налетевшего непродолжительного, но сильного шквала от «Ариэля» не оставалось уже и следа. Через несколько дней море выкинуло два трупа, оказавшихся Шелли и Уильямсом. Труп Шелли был сожжен на месте, и урна с его прахом отослана в Рим, где она покоится на протестантском кладбище рядом с останками поэта Китса и маленького сына Шелли. В карманах Шелли были найдены томики Софокла и Китса.

В честь Шелли назван кратер на Меркурии.

Ссылки

Wikimedia Foundation . 2010 .

Смотреть что такое “Шелли П. Б.” в других словарях:

ШЕЛЛИ — (Schelley) Перси Биш (1792 1822), английский поэт романтик. В поэме видении Королева Маб (1813) критика современного общества, его религиозного и политического институтов, идеализированная картина будущего общества, свободного от нужды,… … Современная энциклопедия

Шелли П. — Перси Биши Шелли Percy Bysshe Shelley Портрет Шелли. 1819 Дата рождения: 4 августа 1792(17920804) Место рождения: Суссекс, Англия … Википедия

Шелли — 1. (Shelley) (урождённая Годвин) Мэри (1797, Сомерстон – 1851, Лондон), английская писательница. П. Б. Шелли Её отец У. Годвин был философом и писателем, мать М. Уолстонкрафт – романисткой, выступавшей за права женщин, автором труда «Права… … Литературная энциклопедия

Шелли — I Шелли (Shelley) Мэри Уолстонкрафт (30.8.1797, Лондон, 1.2.1851, там же), английская писательница. Дочь У. Годвина; жена П. Б. Шелли. Герой её романа «Франкенштейн, или Современный Прометей» (1818, рус. пер. 1965) создаёт искусственного… … Большая советская энциклопедия

Шелли М. — Мэри Уолстонкрафт Шелли Mary Wollstonecraft Shelley Дата рождения: 30 августа 1797 Место рождения: Лондон Дата смерти: 1 февраля 1851 Место смерти … Википедия

Шелли М. У. — Мэри Уолстонкрафт Шелли Mary Wollstonecraft Shelley Дата рождения: 30 августа 1797 Место рождения: Лондон Дата смерти: 1 февраля 1851 Место смерти … Википедия

Шелли — Шелли: Шелли, Перси Биши английский поэт, муж Мэри Шелли Шелли, Мэри Уолстонкрафт английская романистка, жена Перси Биши Шелли Шелли, Эдриэнн (1966 2006) американская актриса Шелли Марш персонаж сериала «Южный парк» … Википедия

ШЕЛЛИ — (Перси Биш Ш. (1792 1822) англ. поэт) В темноту, под Манфредовы ели, И на берег, где мертвый Шелли, Прямо в небо глядя, лежал, И все жаворонки всего мира Разрывали бездну эфира, Ахм940 60 (295.2) … Собственное имя в русской поэзии XX века: словарь личных имён

Шелли М. — ШÉЛЛИ (Shelley) Мэри (1797–1851), англ. писательница. Жена П.Б. Шелли. Романтич. разочарование в просветит. идеалах выразила в ром. Франкенштейн, или Современный Прометей (1818) … Биографический словарь

Шелли П. Б. — ШÉЛЛИ Перси Биш (1792–1822), англ. поэт романтик. В поэме видении Королева Маб (1813) – критика совр. общества, его религ. и полит. институтов, идеализир. картина будущего общества, свободного от нужды, неравенства, бесправия, корысти и … Биографический словарь

Темы лирики в творчестве П.Б. Шелли

Автор работы: Пользователь скрыл имя, 03 Декабря 2013 в 15:13, реферат

Краткое описание

Почти одновременно с Байроном вступает в литературу другой выдающийся представитель революционного романтизма в Англии, .
Перси Биши Шелли (Percy Bysshe Shelley) родился 4 августа 1792 г. В это время Европа была потрясена революционными событиями во Франции, а в Англии совершался промышленный переворот, в корне изменивший общественно-экономический облик страны. Социальная среда, к которой принадлежал по рождению Шелли, была далека от передовых устремлений эпохи, и не ей обязан великий английский поэт своим революционным вдохновением.Шелли происходил из состоятельной дворянской семьи, поселившейся в графстве Суссекс, в Фильд-Плейсе, близ Хоршема. Ни дед поэта, баронет Биши Шелли, ни его отец, Тимоти Шелли, никогда не принимали активного участия в политической жизни страны; это были недалекие, законопослушные люди, твердо придерживавшиеся стародавних устоев.

Содержание

Введение
Великий английский поэт Шелли.
Первое большое поэтическое произведение Шелли.
Одним из наиболее значительных произведений Шелли.
Новаторское обобщение.
Разнообразие тем лирики поэта.
Список используемой литературы

Прикрепленные файлы: 1 файл

РЕФЕРАТ ПО ЗАРУБЕЖНОЙ.doc

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Борисоглебский государственный педагогический институт»

Факультет историко – филологический и филологического образования

Кафедра литературы и методики её преподавания

РЕФЕРАТ

«Темы лирики в творчестве П.Б. Шелли»

Кудрявцева Екатерина Юрьевна,

Читайте также:  Достоевский: сочинение

2 курс, 1 группа, историко – филологический факультет

Полуэктова Ирина Александровна

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Великий английский поэт Шелли.

Первое большое поэтическое про изведение Шелли.

Одним из наиболее значительных произведений Шелли.

Новаторское обобщение.

Разнообразие тем лирики поэта.

Список используемой литературы

Великий английский поэт Шелли

Почти одновременно с Байроном вступает в литературу другой выдающийся представитель революционного романтизма в Англии, .

Перси Биши Шелли (Percy Bysshe Shelley) родился 4 августа 1792 г. В это время Европа была потрясена революционными событиями во Франции, а в Англии совершался промышленный переворот, в корне изменивший общественно-экономический облик страны. Социальная среда, к которой принадлежал по рождению Шелли, была далека от передовых устремлений эпохи, и не ей обязан великий английский поэт своим революционным вдохновением.Шелли происходил из состоятельной дворянской семьи, поселившейся в графстве Суссекс, в Фильд-Плейсе, близ Хоршема. Ни дед поэта, баронет Биши Шелли, ни его отец, Тимоти Шелли, никогда не принимали активного участия в политической жизни страны; это были недалекие, законопослушные люди, твердо придерживавшиеся стародавних устоев. Свои голоса в палате общин они неизменно отдавали партии вигов и свято верили в незыблемость существующего порядка вещей.По свидетельству большинства друзей и биографов Шелли, будущий поэт был одинок в семье, с которой впоследствии порвал окончательно. Уже в юности зародилась у него неприязнь к надменным невеждам, составляющим привилегированную верхушку Англии. Эта неприязнь с годами перешла в глубокий социальный конфликт. Поэт рано столкнулся с несправедливостью и тупоумием английских законов о наследстве и первородстве уродующих человеческие отношения. Он с негодованием наблюдал, как его родной отец нетерпеливо ожидал смерти его деда, чтобы вступить во владение наследством и получить синекуру в парламенте.В школьные годы Шелли начинает задумываться над причинами социальных зол, в нем зарождается чувство протеста, мечта о справедливой жизни и желание всеми силами служить этой светлой мечте.Ко времени пребывания в Итоне относится и начало его литературной деятельности. В Итоне он написал большую часть своего первого романа «Застроцци» (Zastrozzi, 1810) и начал роман «Сент-Ирвин, или Розенкрейцер» (St Irvyne, or the Rosicrucian), законченный в 1811 г. Эти первые опыты Шелли в области прозы несут на себе отпечаток незрелости и несамостоятельности. Они написаны под сильнейшим воздействием модного в то время в Англии «готического» романа А. Радклиф и М. Льюиса, а также романа Годвина «Сент-Леон».

В Итоне Шелли пробует свои силы и в области лирики. Его первый сборник стихов, включавший также стихи сестры поэта, был выпущен анонимно в 1810 г. под названием «Подлинные стихотворения Виктора и Казиры» (Original Poetry. By Victor and Cazire). Сборник был изъят из продажи самим Шелли, признавшим его незрелость. Однако уже в нем встречаются стихотворения, позволяющие предугадать дальнейшее направление поэзии Шелли. Он клеймит тиранию и воспевает свободу; его волнует тяжелое положение народа. Такова, например, «Песнь ирландцев» (1809), где Шелли воспевает отважных борцов, павших за независимость Ирландии, тени которых призывают народ к мщению

Ирландия, бессмертен подвиг твой!

Бесчисленны страдания народа,

Ирландия, мечом верни свободу!

Увы, твои отважные солдаты

В сырой земле, могильным сном объяты,

Но даже тени их врагов пугают,

И к мщению сограждан призывают.

Шелли испытал сильное влияние французской буржуазной революции 1789 года, а также английского и французского Просвещения. В его памфлетах, письмах, художественных произведениях встречаются имена Локка, Вольтера, энциклопедистов и Руссо. В примечании к пятой песне «Королевы Маб» Шелли ссылается на трактат Ж.-Ж. Руссо «О происхождении неравенства» и цитирует его. В одном из писем к Годвину Шелли говорит о своем намерении написать «для блага человечества» «Исследование о причинах поражения французской революции». Французская революция нашла в иносказательной форме отражение и в поэме «Восстание Ислама».

На политических и некоторых философских сочинениях Шелли – на «Декларации прав», «Необходимости атеизма» и других – лежит несомненный отпечаток традиций Просвещения и французской буржуазной революции 1789 года

В атмосфере напряженной борьбы формируется Шелли – поэт, публицист и общественный деятель.

Шелли возмущен правительственной расправой над народом, над луддитами. «Военные отряды, – пишет он, – направились в Ноттингэм. Проклятие на их голову. если они станут расстреливать измученное голодом население».Шелли считает своим долгом гражданина содействовать всеми силами освобождению ирландского народа. С этой целью он уезжает в Дублин. Знакомство с жизнью Ирландии укрепило убеждение поэта в справедливости освободительной борьбы ирландского народа. Шелли писал Э. Хитченер из Дублина 10 марта 1812 г.: «Я не могу рассказать о всех ужасах неограниченной и безудержной тирании, о которых мне довелось слышать или с которыми я столкнулся лично. Богатые доводят бедных до крайней нищеты, а затем сетуют на их недовольство. Они мучают их голодом, а затем вешают за кражу хлеба».

«Обращение к ирландскому народу» (An Address to the Irish People, Dublin, 1812) начинает период политической и литературной деятельности Шелли, который проходит под знаком национально-освободительной борьбы в Ирландии, а также движения луддитов, развертывающегося по всей Англии. Этот памфлет свидетельствует о глубоко демократических источниках творчества Шелли. Роль народа в истории была им осознана далеко не до конца; но вся его поэзия развивалась в борьбе за счастье и свободу широких народных масс.

Хотя ближайшей целью борьбы Шелли считает отмену унии и свободу вероисповедания католиков, «Обращение к ирландскому народу» ставит гораздо более широкий социальный вопрос. «Я пишу не только с точки зрения эмансипации католиков, – говорит Шелли в «Обращении»,— но во имя всеобщего освобождения человечества» (for universal emancipation). Вся характеристика Ирландии в этом памфлете дается с точки зрения положения народа: «Ужасно, что низшие классы должны отдавать свою жизнь и свободу, доставляя своим же угнетателям средства для еще большего угнетения».«Обращение к ирландскому народу» содержит глубокую для того времени критику Англии и много замечательных высказываний относительно будущего «счастливого состояния общества».

Путешествуя по Ирландии, Шелли видит повсюду голодных, раздетых, изможденных непосильным трудом людей. Зрелище народного горя побуждает Шелли на создание другого замечательного политического документа – «Декларации прав» (Declaration of Rights, 1812): «Декларация» заключает в себе откровенно антиправительственную и антибуржуазную тенденцию, хотя и не свободна от абстрактности и выспренности. «Правительство существует для защиты прав человека», – утверждал Шелли. Напечатав «Декларацию прав», Шелли поручил доверенному Человеку, Даниэлю Гиллу, раздавать ее на улицах прохожим. Несмотря на то, что «Декларация» не содержала открытого призыва к революции, она была сочтена политически опасным произведением, призывающим к возмущению.Реакционные круги были весьма обеспокоены деятельностью Шелли в Ирландии.

Первое большое поэтическое произведение Шелли.

Поэма «Королева Маб» (Queen Mab, 1813), написано под непосредственным впечатлением от ирландских событий. Первые известия о замысле поэмы относятся ко времени пребывания Шелли в Ирландии. «Королева Маб» отражает политические, философские и эстетические взгляды Шелли. Демократическая критика буржуазного общества, характерная для его политической публицистики (памфлеты, письма), находит продолжение в гневных лирических монологах поэмы. Мечта о светлом будущем, свободном от тирании и деспотизма, страстное желание изменить общество к лучшему в интересах широких народных масс составляют основное ядро социальной утопии «Королевы Маб». Ненависть к религиозному фанатизму, водившая пером автора «Необходимости атеизма», а также «Обращения к ирландскому народу», проявилась также в общей стихийно-материалистической тенденции «Королевы Маб»: всей своей логикой поэма отвергает реакционную идею бога-творца и вседержителя.Шелли улавливает многие чрезвычайно важные черты своей эпохи. Это эпоха неравенства и жестоких насилий человека над человеком, когда «железный бич нищеты» обрекает на рабский, безрадостный труд неимущие массы тружеников.Картина мира всеобщей купли и продажи нарисована Шелли талантливо, убедительно и правдиво. В этом мире

Продажно все: продажен свет небес,

Дары любви, что нам даны землею,

Ничтожнейшие маленькие вещи,

Что в глубине, в далеких безднах скрыты,

Все, что есть в нашей жизни, жизнь сама,

Содружество людей, Свободы проблеск

И те заботы, что людское сердце

Хотело б инстинктивно выполнять —

Все на публичном рынке продается,

И себялюбье может все купить,

Всему своим клеймом поставить цену.

Продажна и любовь; услада скорби

В мученья агонии превратилась.

(Перевод К. Бальмонт).

За фантастической и причудливой оболочкой «Королевы Маб» ощущается земное, реальное содержание. И это соответствует эстетической программе Шелли, изложенной им впервые в примечаниях к этой поэме, где выясняется, как много опыта, наблюдений и фактов таит в себе каждый на первый взгляд чисто романтический образ.Шелли характеризует «современное состояние общества» как «смесь феодальной дикости и несовершенной цивилизации».Поэма заканчивается радужной картиной будущего общества.

Характер изображения природы у Шелли органически вытекает из его философских взглядов, как и из всего его мировоззрения в целом. Шелли опирается в своих исканиях на многовековый опыт истории философии с древнейших времен, обнаруживая истинно энциклопедические познания. Необычайно широк и разнообразен круг его чтения. Здесь и Сократ, и Платон, и Аристотель, и Лукреций, и Декарт, и Спиноза, и Беркли, и Кант, и Бэкон, и Локк, и Дидро, и Руссо, и Гельлеций, и Гольбах, и Кондорсе, и Ньютон, и многие другие.

Из философов древности наибольший интерес вызывают у Шелли Платон, Аристотель, Эпикур и Лукреций. Произведения Платона – «Пир», «Республику» и другие – Шелли переводит на английский язык. Его интерес к учению Платона не был случайным – он объяснялся присущими мировоззрению Шелли, как и мировоззрению других ранних утопических социалистов XIX века, идеалистическими тенденциями. Восприятие природы у Шелли очень сложно. Мы встречаем у него реалистические пейзажи – плод непосредственного наблюдения природы. Шелли стремится найти научное объяснение картине мироздания. Так, в примечаниях к «Королеве Маб» он поясняет космические образы своей поэмы естественнонаучными данными астрономии и физики.Но часто Шелли одухотворяет природу, наделяет ее сознанием, переносит на нее свойства ее высшего творения – человека, слагает гимны «духу природы», объявляя все мироздание его храмом.

Влияние материалистической философии Просвещения и Возрождения сыграло определяющую роль в эволюции философских взглядов Шелли. Если учесть крайне отрицательное отношение Шелли к религии, которое складывается уже в студенческие годы и углубляется в дальнейшем, пронизывая собой антиклерикальные и атеистические памфлеты и художественные произведения поэта, то тяготение Шелли к материализму станет очевидным. Уже в своей ранней философской работе «Необходимость атеизма» Шелли, опираясь на философию Просвещения и научные изыскания своего времени, утверждает, что бога не существует, ибо его бытие не подтверждается опытом

Одно из наиболее значительных произведений Шелли

Одним из наиболее значительных произведений Шелли, законченных до отъезда из Англии, является поэма «Восстание Ислама» (The Revolt of Islam, 1818), первоначально озаглавленная «Лаон и Цитна, или революция в Золотом городе. Видение XIX века». Эту поэму рассматривают обычно как аллегорическое изображение французской буржуазной революции 1789 года, но такое истолкование сужает ее исторический смысл.В «Восстании Ислама» Шелли, действительно, уделяет большое внимание революционным событиям во Франции, но не из созерцательного интереса к прошлому. Назвав свою поэму «Видением XIX века», Шелли обращает ее целиком к настоящему. Революция 1789 года интересует поэта как важнейшее звено в современной освободительной борьбе европейских народов.В эти годы Шелли создает также ряд стихотворений. В них большое место занимает тема природы, а также интимно-лирическая, личная тема, но преобладает все же лирика политическая, одушевленная пафосом борьбы за свободу. Таковы стихотворения «Чувства республиканца при падении Бонапарта» (1815), «К лорд-канцлеру» (1817) и др. В стихотворении «Чувства республиканца при падении Бонапарта» Шелли клеймит в лице Наполеона узурпатора народных свобод.

Я проклинал тебя, низвергнутый тиран,

Сознаньем мучился, что, раб ничтожный, годы.

Над трупом ты плясал погубленной свободы.В философском стихотворении «Гимн интеллектуальной красоте» (1816) Шелли скорбит о духе гармонии, свободы и красоты, покинувшем землю, зачумленную рабством. Но поэт верит, что этот светлый дух, символ раскрепощенного человечества, вернется. Он вдохновенно призывает его.Шелли всюду находит подтверждение своей глубокой уверенности в том, что зло не вечно. Созерцает ли он величественную вершину Монблана («Монблан», 1816), следит ли за вольным полетом горного орла («Орел могучий», 1817) – всюду он видит стремление к свободе. В стихотворении «Озимандия» (1817), обращаясь к далекому прошлому, поэт показывает, как бессильны попытки тиранов и деспотов противостоять ходу истории:

. Вдали, где вечность сторожит,

Пустыни тишину, среди песков глубоких

Осколок статуи распавшейся лежит.

Из полустертых черт сквозит надменный пламень,

Желанье заставлять весь мир себе служить;

Ваятель опытный вложил в бездушный камень

Те страсти, что могли столетья пережить.

И сохранил слова обломок изваянья:

«Я – Озимандия, я – мощный царь царей.

Взгляните на мои великие деянья,

Владыки всех времен, всех стран и всех морей».

Кругом нет ничего. Глубокое молчанье.

Пустыня мертвая. и небеса над ней. Одним из наиболее ярких и политически насыщенных стихотворений Шелли, заключающих первый, «английский» период его творчества, является послание «К лорд-канцлеру» (1817), в котором Шелли клянет от имени родины ненавистные законы, освящающие рабство и унижение, и пророчит падение реакции.

Шелли П. Б.: сочинение

ШЕЛЛИ (Shelley), Перси Биш (Биши; 4.VIII.1792, Филд-Плейс, Суссекс, — 8.VII.1822, залив Специя, Италия) — английский поэт. Род. в семье баронета, учился в аристократич. школе в Итоне, где увлекался соч. Лукреция, М. Монтеня, Ф. Бэкона, А. Бейля, Вольтера, П. Гольбаха, Т. Пейна, У. Годвина и др. свободомыслящих философов. В юности анонимно опубл. романы «Застроцци» (1810) и «Сент-Ирвин» («St. Irvyne», 1811), написанные в манере готического романа , и сборники стихов «Посмертные отрывки Маргарет Николсон» («Posthumous fragments of Margaret Nicholson», 1810) и «Оригинальная поэзия Виктора и Казиры» («Original poetry by Victor and Cazire», 1810; совм. с сестрой Элизабет). Слабые в худож. отношении, эти произв. интересны как свидетельства бунтарских настроений молодого Ш. В 1810 поступил в Оксфордский ун-т, откуда вскоре был исключен за публикацию трактата «Необходимость атеизма» («The necessity of atheism», 1811; совм. с Т. Дж. Хоггом), где доказывал несовместимость религии с разумом. Исключение из ун-та и брак с Гарриет Уэстбрук, дочерью трактирщика, привели к разрыву Ш. с отцом. В 1812 Ш. уехал в Ирландию, где принял участие в движении ирландцев за независимость, опубликовав публицистич. работы — «Обращение к ирландскому народу» («An address to the Irish people»), призывающее ирландцев организоваться и вести борьбу политич. методами, и «Декларацию прав» («Declaration of rights»), мн. положения к-рой были вдохновлены амер. «Декларацией независимости» и опытом Великой франц. революции. Вернувшись в

Англию, Ш. опубл. большую философскую поэму «Королева Маб» («Queen Mab», 1813), написанную в традиц. для англ. поэзии форме «видений» (Ленгленд, Э. Спенсер, Дж. Мильтон). Фея Маб открывает девушке Ианте прошлое, настоящее и будущее. В основе социальных, политич. и религ. взглядов Ш. лежат воззрения мыслителей-демократов, преим. У. Годвина. Ш. критикует совр. ему политич. и социальные институты, обличает неравенство, насилие, резко нападает на торговлю и религию. Уверенный в конечной победе добра, Ш. рисует в финале идеализированную картину будущего, где нет промышленности, торговли и религии, исчезли нужда, бесправие, корысть и лицемерие. В пространных примечаниях к поэме Ш. на конкретных примерах обосновывает свои демократические и атеистические взгляды.

В 1814, расставшись с Г. Уэстбрук, Ш. женился на Мэри Годвин (см. М. Шелли ), брак с к-рой был оформлен в 1817, после самоубийства Гарриет. Лишившись права воспитывать своих детей от первого брака, Ш. в 1818 вместе с Мэри Шелли навсегда поселился в Италии. Через 4 года Ш. утонул во время шторма на пути из Ливорно.

В последние годы жизни Ш. вырабатывает более стройную систему философских и социальных взглядов. Если в юности он был близок к материализму, то теперь в значит. мере переходит на позиции идеализма, не имевшего, впрочем, последоват. характера. Его любимым философом становится Платон . Все в жизни преходяще, осн. реальность — это духовная, или «интеллектуальная», красота, она и есть истина (стих. «Гимн интеллектуальной красоте», 1816, опубл. 1817). Однако Ш.-идеалист остается атеистом. Платон привлекает его еще и потому, что его учение противоречит христ. доктрине (эссе «О возрождении литературы», 1819, опубл. 1832). Отрицая единого бога-творца, Ш. признает наличие т. н. Духа Природы (впервые он упоминается в «Королеве Маб»), управляющего Необходимостью, в согласии с к-рой совершается все во вселенной. В мире вечна только Изменчивость. Нет и не было бога, создавшего мир. В трактате «Опровержение деизма» («A refutation of deism», 1814) Ш.-пантеист выступает в защиту «чистого атеизма»: сама Природа есть бог, любая материя обладает чувствительностью и жизнедеятельностью живых существ. Идеалистич. категориями Ш. пользуется как последоват. демократ — они его оружие против социальной несправедливости. Исходя из доктрины Необходимости и Изменчивости, Ш. говорит о необходимости изменения существующей социальной системы — такова мысль трактатов «Предложение о всеобщем голосовании в защиту реформы» («A proposal for putting reform to the vote throughout the Kingdom», 1817) и «Философский взгляд на реформу» («A philosophical view of reform», 1820).

Читайте также:  Заболоцкий: сочинение

«Королева Маб» (Лондон, 1829). Титульный лист.

Философский характер носит большая часть лирики Ш. Пантеизм ярко проявляется в ряде его стихов на мифологические темы: «Гимн Аполлона» (1820, опубл.

1824), «Гимн Пана» (1820, опубл. 1824) и др. Природа у Ш. действует как живое существо, ибо все в мире взаимосвязано («Философия любви», 1819). Философским символом в лирике Ш. становится героиня греч. мифа Аретуза из одноим. стих. (1820, опубл. 1824): превратившись в ручей, она осталась частью природы, только перешла в другое состояние. Природа для Ш. — источник радости и красоты; поэт воспевает романтическое убежище на лоне природы (стих. «Приглашение», опубл. 1824, и др.). В стих. «Жаворонку» (1820) поэт предпочитает природную непосредственность книжной мудрости. Ту же красоту, что в природе, Ш. ищет в любви и иск-ве. У него немало проникновенных, светлых любовных стих. — «Индийская серенада» (1819, опубл. 1822), «Свадебная песня» (1821, опубл. 1824), «К Джейн» (1822, опубл. 1832) и др. В ряде стихов Ш. восторженно воспевает красоту и силу иск-ва: «Дух Мильтона» (1820, опубл. 1870), «Сонет Байрону» (1821, опубл. 1832), «Музыка» (1821, опубл. 1824) и др. Философская лирика Ш. пронизана вольнолюбивыми настроениями. Он создал ряд агитац., политич. стихов — «Лорду-канцлеру» (1817, опубл. 1839), «Людям Англии» (1819, опубл. 1839) и др., однако революц. демократич. содержание его поэзии чаще выражается не в прямых декларациях, а в аллегорич. образах вечно обновляющейся природы («Ода свободе», 1820; «Беглецы», 1821, опубл. 1824, и др.). Неизбежность гибели и забвения тирании символически выражена в образе обломка статуи в мертвой пустыне (стих. «Озимандия», 1817, опубл. 1818). Символом вечной Изменчивости — как природы, так и общества — становится Западный Ветер. «Ода Западному Ветру» (1819, опубл. 1820) — это аллегория будущего революц. изменения мира, предвидимая в годы реакции и застоя. Опираясь на доктрину Необходимости и Изменчивости, Ш. создавал свои оптимистич. социальные утопии; идеализированные картины будущего (в «Прометее», «Элладе») у Ш. часто выражены в форме романтич. символики. Политич. сторону поэзии Ш. высоко оценивал Ф. Энгельс, назвавший поэта «гениальным пророком» (см. «Положение рабочего класса в Англии», в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 2, с. 462). По словам дочери К. Маркса Элеоноры Эвелинг и ее мужа Э. Эвелинга, Ш., в отличие от Дж. Г. Байрона, «более ясно видел. что эпос XIX века будет заключаться в борьбе между классом собственников и классом производителей. И именно это выводит его из категории утопических социалистов и делает его, — насколько это было возможно в ту пору, — социалистом современного периода». Интимная же лирика Ш. чаще проникнута скорбью — «Стансы, написанные близ Неаполя в часы уныния» (1818, опубл. 1824), «Мимоза» (1820), «К ночи» (1821, опубл. 1824), отрывок «Суровые ветры поют» (1821, опубл. 1839).

Первым после «Королевы Маб» большим произв. Ш. стала поэма «Аластор, или Дух одиночества» («Alastor, or The spirit of solitude», 1815, опубл. 1816), где осужден романтич. индивидуалист, ищущий отвлеченную мудрость и идеальную красоту, но равнодушный к жизни. В поэме «Юлиан и Маддало» (1818, опубл. 1824) оптимист и борец Юлиан противостоит пессимисту и скептику Маддало. В поэмах нашли отражение споры с Байроном, с к-рым Ш. сдружился в Швейцарии.

Теме революц. преобразования мира посв. большая поэма «Лаон и Цитна» (1817; в неск. измененном виде переиздана как «Восстание Ислама» — «The revolt of Islam», 1818). Вместе со своей возлюбленной Цитной Лаон поднимает народ против тирании и побеждает, но, помиловав побежденного тирана, он т. о. дает ему возможность собрать войско и расправиться с восставшими. В символич. «храме свободы» души погибших Лаона и Цитны предсказывают будущую победу справедливости.

Прославлению борцов за свободу посв. ряд поздних стих. Ш. В своем призыве к народу восстать против угнетателей Ш. был в то время «. если не единственным, то во всяком случае редким исключением из общего правила» (Плеханов Г. В., Искусство и литература, 1948, с. 831—32). Борьба с тиранией составляет пафос поэмы «Маскарад анархии» («The masque of anarchy», 1819, опубл. 1832) — гневного отклика на расстрел рабочего митинга близ Манчестера (т. н. «Питерлоо»).

Живя в Италии, Ш. обращается к жанру драмы. Философским осмыслением проблем тирании и свободы явилась аллегорич. «лирическая драма» (как назвал ее Ш.) «Освобожденный Прометей» («Prometheus unbound», 1819, опубл. 1820), написанная по мотивам древнегреч. мифа и трагедии Эсхила «Прикованный Прометей». Прометей, олицетворяющий страдаюшее человечество, прикован к скале Юпитером. Когда-то Юпитер пришел к власти с помощью Прометея, но потом стал деспотом и угнетателем. Провидя будущие страдания людей, Прометей на миг теряет мужество, но вся природа ему сочувствует, и его возлюбленная Азия — символ светлого идеала — внушает ему веру в освобождение. Юпитера свергает его собств. сын Демогоргон, Дух времени, символ неизбежных перемен, — тирания сама порождает силы, несущие ей гибель. Драма кончается картиной патриархального мира всеобщей красоты и гармонии. В финале признается возможность временного возвращения Зла, однако тут же говорится о неодолимости естеств. Прогресса. Более конкретное воплощение тема оправданности насилия в борьбе со злом нашла в трагедии Ш. «Ченчи» (1819). Обратившись к сюжету ср.-век. итал. хроники, Ш. создал остросюжетную романтич. драму с живыми характерами. Тиран и садист граф Ченчи совершает насилие над своей дочерью Беатриче, к-рая с помощью мачехи и друзей убивает Ченчи. Ш. рисует образ Беатриче в развитии: из запуганной жертвы она превращается в грозную мстительницу, с редким мужеством выносит пытки и идет на казнь. Ш. снова нападает на религию, которая не только не мешает, но даже помогает творить зло (папа властью церкви покрывает преступления Ченчи).

Среди последних крупных произв. Ш. — повествоват. поэма «Розалинда и Елена» (1818, опубл. 1819); едкая сатирич. драма «Царь Эдип, или Тиран-толстоног» («Oedipus Tyrannus, or Swellfoot the tyrant», опубл. 1820); лирич. поэма «Адонаис» (1821), посв. памяти Дж. Китса; поэма «Эпипсихидион» (опубл. 1821); лирич. драма «Эллада» (1821, опубл. 1822), прославляющая нац.-освободит. борьбу греч. народа против тур. ига. Посмертно были опубл. сатирич. поэма «Питер Белл третий» («Peter Bell the Third», 1819), лирич. поэма на мифологич. сюжет «Атласская волшебница» («The witch of Atlas», 1820), поэма «Торжество жизни» («The triumph of life», 1822, неоконч.) и историч. трагедия «Карл I» (1822, неоконч.).

Помимо поэм, драм и лирики, Ш. принадлежит ряд прозаич. произв. — трактатов, эссе, статей о лит-ре и иск-ве и т. д. Особое значение имеет эстетич. трактат «Защита поэзии» («A defence of poetry», 1822, опубл. 1840). Уже в предисл. к «Восстанию Ислама» и «Прометею» Ш. высказывал мысли о зависимости художника от своей эпохи, о цели поэзии — доходить до сердца читателя, быть самобытной и избегать дидактики. «Защита поэзии» суммирует эстетич. кредо Ш. Поэты суть «учредители законов», «изобретатели искусства жить», а стихотворение — «образ жизни, выраженный в ее вечной истине». Цель поэзии — созидание красоты: «Поэзия поднимает покрывало со спрятанной красоты мира». При этом поэзия не оторвана от жизни: в «красоте» скрыта «польза», ибо красота поэзии служит нравств. совершенствованию людей. Поэзия несовместима

с себялюбием и алчностью. Потому особую роль поэзия играет в «темные времена», когда она становится «источником прекрасного, великодушного и истинного». Осмысливая роль, к-рую играли в деле прогресса поэты прошлого (древние греки, Данте, Шекспир), Ш. пришел к выводу, что поэзия всегда расцветает в период обществ. подъема, в ней воплощаются лучшие свойства жизни; «поэты — это непризнанные законодатели земли».

Могила П. Б. Шелли в Риме.

Почти не признанный своими современниками, Ш. уже вскоре после смерти стал широко популярен. Наряду с Байроном он — крупнейший революц. поэт англ. романтизма. В его творчестве читатели увидели горячую, самозабвенную любовь к людям и ненависть к угнетению, лицемерию, лжи, насилию, религии. Как писала М. Шелли, «в улучшении политической системы нашей страны мы видим следы и его борьбы». Произв. Ш. исполнены высокого гуманизма, страстного свободолюбия. Язык его произв. отличается яркостью выразительных средств, грандиозностью и масштабностью образов. Поэзии Ш. свойственны чрезвычайное богатство фантазии, космич. мощь аллегорич. картин, разнообразие стилей и интонаций. Новатор в области стихосложения, Ш. одним из первых стал внедрять тонич. стихосложение с пропусками неударных слогов (дольник), введенное в англ. поэзию С. Т. Колриджем. Продуманная система рифмовки, последовательность ударений, рефрены, повторы, аллитерации и ассонансы, смены ритмов делают стих Ш. необычайно гибким, звучным и музыкальным. Его творчество оказало огромное влияние на англ. и мировую поэзию. Поиски новых средств худож. выразительности, начатые Ш., были продолжены Р. Браунингом, Э. А. По, Т. Х. Чиверсом, Д. Г. Россетти, А. Ч. Суинберном, У. Б. Йитсом и др. Созданный им жанр аллегорич. «лирической драмы» мн. критики считают близким совр. лирич. и драматич. поэзии (У. Х. Оден, С. Спендер, Л. Мак-Нис, К. Фрай, А. Мак-Лиш и др.).

Произв. Ш. многократно переиздавались и переводились на мн. иностр. языки (в т. ч. на русский); непрерывно растет число исследований о его творчестве.

Соч.: Posthumous poems. Ed. by M. Shelley, L., [1824]; The poetical works. Ed. by M. Shelley, v. 1—4, L., 1839; Essays. Letters from abroad. Translations and fragments. Ed. by M. Shelley, v. 1—2, L., 1840; Letters. With an introductory essay by R. Browning, L., 1852; The complete poetical works. Ed. by T. Hutchinson, L., 1960; The complete works, v. 1—10, N. Y., 1965; Prose. Ed. by D. L. Clark, Albuquerque, 1954; The letters, v. 1—2, Oxf., 1964; Note books, v. 1—3, N. Y., 1968; в рус. пер. — Полн. собр. соч., пер. К. Д. Бальмонта, т. 1—3, СПБ, 1903—07; Избр. стихотворения, М., 1937; Лирика, М., 1957; Избранное, М., 1962; Письма. Статьи. Фрагменты, М., 1972.

Лит.: Басардин В., Перси Б. Шелли, «Дело», 1880, № 9, 10; Брандес Г., Натурализм в Англии, Собр. соч., т. 6, К., 1902, с. 3—43; История англ. лит-ры, т. 2, в. 1, М., 1953; Неупокоева И., Революц. романтизм Шелли, М., 1959; Елистратова А. А., Наследие англ. романтизма и современность, М., 1960; Dowden E., The life of P. B. Shelley, v. 1—2, L., 1886; Yeats W. B., Ideas of good and evil, L., 1903; Medwin Т., The life of P. B. Shelley, L., 1913; Ingpen R., Shelley in England, L., 1917; Maurois A., Ariel ou la vie de Shelley, P., 1947; Salt H. S., P. B. Shelley, N. Y., [1968]; Stovall F. H., Desire and restraint in Shelley, Durham (N. C.), 1931; Peacock T. L., Memoir of Shelley, в кн.: Wolfe H. (ed.), Life of P. B. Shelley, v. 1—2, L., 1933; Barnard E., Shelley’s religion, Minneapolis, 1937; White N. I., Shelley, v. 1—2, L., 1947; Aveling E. B.,

Shelley’s socialism, Manch., 1947; Kirchner G., Shelley als revolutionärer Dichter, Iserlohn, 1948; Baker С., Shelley’s major poetry, Princeton, 1948; Notopoulos J. A., The platonism of Shelley, Durham (N. C.), 1949; Brailsford H. N., Shelley, Godwin and their circle, 2 ed., L., 1951; Spender S., Shelley, L., 1952; Cline C. L., Byron, Shelley and their Pisan circle, Camb. (Mass.), 1952; King-Hele D., Shelley. His thought and work, L. — N. Y., 1962; Pulos Chr. E., The deep truth. A study of Shelley’s scepticism, Lincoln (Nebr.), 1962; Solve M. T., Shelley: his theory of poetry, N. Y., 1964; McNiece G., Shelley and the revolutionary idea, Camb. (Mass.), 1969; Reiman D. H., P. B. Shelley, N. Y., 1969; Guinn J. P., Shelley’s political thought, The Hague — P., 1969; Green D. B., Wilson E. G. (ed.), Keats, Shelley, Byron, Hunt and their circles. A bibliography, Lincoln (Nebr.), 1964; Chernaik J., The lyrics of Shelley, Cleveland — L., 1972; Shelley and his circle, 1773—1822. v. 1—6, Camb. (Mass.), 1961—73.

Шелли П. Б.: сочинение

Напишите сочинение по прочитанному тексту.

Сформулируйте одну из проблем, поставленных автором текста.

Прокомментируйте сформулированную проблему. Включите в комментарий два примера-иллюстрации из прочитанного текста, которые, по Вашему мнению, важны для понимания проблемы исходного текста (избегайте чрезмерного цитирования). Поясните значение каждого примера и укажите смысловую связь между ними.

Сформулируйте позицию автора (рассказчика). Выразите своё отношение к позиции автора по проблеме исходного текста (согласие или несогласие) и обоснуйте его.

Объём сочинения — не менее 150 слов.

Работа, написанная без опоры на прочитанный текст (не по данному тексту), не оценивается. Если сочинение представляет собой пересказанный или полностью переписанный исходный текст без каких бы то ни было комментариев, то такая работа оценивается 0 баллов.

Сочинение пишите аккуратно, разборчивым почерком.

(1)В конце жизни Гёте сказал: (2)«Добрые люди не знают, как много времени и труда необходимо, чтобы научиться читать. (3)Я затратил на это восемьдесят лет и всё ещё не могу сказать, что достиг цели».

(4)Действительно, читать — это осмысливать жизнь, себя самого в этой жизни. (5)Книги пишут в расчёте на тех людей, которые способны сопереживать и тем соучаствовать в творчестве. (6)А тут многое нужно, в том числе и мудрость, и опыт жизни. (7)Тогда словом ли, фразой ли коснулся чего-то в душе и — «Минувшее проходит предо мною. ». (8)«Нельзя представить себе, как это трудно, хотя и кажется, что быть простым очень просто, — говорил Пушкин. — (9)Все те, которые обладают этим даром, поэты с будущностью, особенно если эти свойства проявляются в ранней молодости, потому что вообще молодые поэты редко бывают просты».

(10)Впервые серьёзно начал я читать, когда ко дню рождения подарили мне книгу Льва Толстого «Хаджи-Мурат», голубую, с серебряным тиснением. (11)Эта книга оказалась для меня особенной на всю дальнейшую мою жизнь. (12)Я не только её вид помню, но помню запах, хотя нет сомнений, что это просто запах клея и коленкора.

(13)Я всегда завидовал моим сверстникам, у кого были и сохранились отцовские библиотеки. (14)Мне же многое приходилось открывать поздно. (15)Бунина, Хемингуэя, Ремарка я прочёл только в конце сороковых — середине пятидесятых годов. (16)А потом были годы, когда я пытался во что бы то ни стало объять необъятное и перечитал массу книг.

(17)В разные годы разные книги и разные писатели становятся интересней, нужней. (18)Но богом для меня был и остался Лев Толстой.

(19)Все великие книги созданы страданием и любовью к людям. (20)И если книга причинит вам боль, это боль исцеляющая. (21)Эта боль вызвана состраданием, сочувствием к другому, а такое сочувствие и должна вызывать литература, чтобы в людях не угасло человеческое. (22)Литература до тех пор жива, пока она рассказывает о человеке, о человечном и бесчеловечном в нём, то есть о Добре и Зле, творит Добро. (23)Я сейчас говорю, по сути, о традициях русской литературы. (24)Толстой, например, едет на голод, едет с дочерью, дочь ходит по избам, где тиф. (25)Ну ладно сам, но пустить дочь?! (26)По-другому совесть не позволяла. (27)А Чехов разве не отправился спасать от холеры, в жуткую эпидемию, как будто не существовало угрозы самому заразиться? (28)Но для него вопрос — лечить или не лечить, разумеется, не возникал. (29)Так всегда было. (30)И не только в России Толстого и Чехова. (31)Какие традиции великой русской литературы продолжает в XX веке Светлана Алексиевич? (32)То, что она сделала, её “Чернобыльская молитва”, — это творческий и нравственный подвиг. (ЗЗ)Ездила несколько лет в зону, зная, что неминуемо схватит радиацию, что малые дозы тоже таят опасность, но не остановилась, написала книгу, которая буквально переворачивает душу.

(34)Цена такого слова всегда велика. (35)А сейчас велика особенно, потому что в обществе нашем усталость и тусклое равнодушие. (36)И всё упорней пишут о том, что литература избавилась, наконец, от несвойственного ей — быть совестью, болью, философией, историей человеческой души, а ведь к писателям не только за советом обращались. (37)Исповедовались.

*Григорий Яковлевич Бакланов (1923-2009) — русский советский писатель, публицист.

Ссылка на основную публикацию
×
×