Северянин: сочинение

Все школьные сочинения по литературе

“Северянин” сочинение

Сочинение на тему: “«Король поэтов» И. В. Лотарев” (“Игорь Северянин” сочинение).

«Я, гений Игорь-Северянин…» – такой строкой начинается одно из стихотворений Игоря Васильевича Лотарева, русского поэта-футуриста. Уже с первой строчки становится ясно – читатель имеет дело с творчеством незаурядной личности. Игорь Васильевич писал под псевдонимом Игорь-Северянин, который он выбрал себе сам. Творчество поэта имеет эгоцентрический характер, так как в центре его произведений преимущественно собственное «Я» автора.

Тематика стихотворений Северянина довольно разнообразна, хотя в основном поэта привлекает экзотичность, изысканность, оригинальность. Поэтому он пишет о красоте, роскоши, молодости, часто о чем-то несуществующем, выдуманном. Неизменно одно – какой бы ни была тема произведения, в центре внимания всегда сам поэт.

Во многих стихотворениях Игорь-Северянин использует элементы иронии. Поэт иронизирует, размышляя о себе, окружающих его людях, существующих порядках и современности. Однако тонкая ирония Северянина не лежит на поверхности, не все адресаты замечают ее сразу. За смешивание серьезного лиризма и иронии в своей поэтике Северянин часто подвергался критике, так как ощутить грань между двумя этими составляющими мог не каждый. Так поэт бросал вызов обществу.

Высокомерность, манерность и чрезмерная самоуверенность Игоря-Северянина и его лирики призваны взбудоражить публику, вызвать у поклонников шквал эмоций:

«Я так велик и так уверен

В себе – настолько убежден,

Что всех прощу и каждой вере

Отдам почтительно поклон. »

Поэтика Северянина эпатирует, потрясает воображение читателей своей самобытностью и смелостью. По сути, это и есть цель его творчества, для достижения которой поэт создает целый ряд неологизмов, использует своеобразные словосочетания, то и дело нарушает грамматические правила и орфоэпические нормы. В поисках чего-то нового и необычного для мира поэзии Северянин создает несколько причудливых поэтических жанров, называя их музыкальными терминами.

Поэт сам любил читать свои стихи на творческих вечерах. Считается, что именно Игорь-Северянин положил начало традиции авторского чтения стихотворений, которая стала популярной в начале ХХ века. Современники поэта вспоминают, что у него была особая, присущая только ему манера чтения стихов. С первой строчки автор завладевал вниманием публики, гипнотизируя ее мелодичными интонациями и необычными образами. Слушатели, словно зачарованные, забывали, что перед ними – самоуверенный чудак, высмеивающий поклонников поэзии. Так, на одном из поэтических вечеров, очарованные лирикой Северянина коллеги избрали его «королем поэтов». Это был пик популярности автора.

К сожалению, этот период успеха быстро пошел на спад. Счастье и слава сменились нищетой и безвестностью. Поэт вынужден был эмигрировать в Эстонию. Так жизнь разделила творчество автора на два периода: ранний, когда Северянин жил на родине, и поздний, когда он покинул Россию. Для Северянина крах старого мира стал личной трагедией, что отразилось на его творческих успехах. Автор не находит себе места в чужих краях. Темой его стихотворений становится одиночество, чувство собственной бесполезности и боль от утраты родной земли.

Игорь-Северянин – талантливый, полный надежд поэт, который мечтал о славе и получил ее. Несмотря на признание публики, он так и не был понят ею. Многие восхищаются творчеством поэта, некоторые – критикуют его, но стихотворения автора никого не оставляют равнодушными.

«Сочинение по творчеству Игоря Северянина»

Игорь Северянин (Игорь Васильевич Лотарев), поэт серебряного века русской поэзии, любил, по его собственному выражению, ошеломить публику самовосхвалением:
Я, гений Игорь — Северянин,
Своей победой упоен…
Эти строки, воспринятые вне контекста стихотворения и всей книги, во многом определили отношение широкого читателя к Игорю Северянину. Появился термин «северянинщина» как некий апогей самомнения и самовосхваления, что никогда не приветствовалось российским читателем.

«Мы знаем Северянина как самовлюбленного лирика, не разбирающегося в общественных проблемах, как искусного версификатора, сумевшего вложить в свои субъективистские «поэзы» большую напевность и легкость» — так характеризует поэта один из его друзей последнего периода жизни, эстонский исследователь В. Адаме. Но это, наверное, не может полностью характеризовать поэта, ибо, читая стихи Северянина, все время испытываешь ощущение чего-то важного, чего-то самобытного, о чем мы еще не знаем…

Моя двусмысленная слава
И недвусмысленный талант…

В этом чуть ироническом самопризнании Игоря Северянина — намеки на его поэтическую личность. «Недвусмысленный талант» — это не только хвастовство, но и действительное внутреннее ощущение, выраженное прямо и без обиняков: Северянин знал, что он талантлив, и не считал нужным притворяться. «Двусмысленная слава» — это тоже серьезно: это — ощущение изначальной противоречивости своей шумной поэтической известности. Кумир восторженной публики в предреволюционные годы, к 1980—1990-м годам он казался почти забыт… Наше читательское восприятие его «недвусмысленного таланта» тоже оказывается весьма своеобразным и «двусмысленным»:

Ананасы в шампанском!
Ананасы в шампанском!
Удивительно вкусно, искристо, остро!
Весь я в чем-то норвежском!
Весь я в чем-то испанском!
Вдохновляюсь порывно! и берусь за перо.
В группе девушек нервных, в остром обществе дамском
Я трагедию жизни претворю в грезо-фарс…

Странные стихи, а привяжутся, и их хочется повторять, перебирая звуки, как камушки во рту.
Это было у моря, где ажурная пена,
Где встречается редко городской экипаж…

Стихи Северянина музыкальны, отличаются большой напевностью и своеобразным лиризмом. Свои устные выступления он называл «поэзоконцертами» и, по словам современников, почти пел свои стихи. Поэт нередко прибегал к сочетанию «высокого» и «низкого» стиля. Характерно в этом плане стихотворение «Мороженое из сирени»:
Мороженое из сирени! Мороженое из сирени!

Полпорции десять копеек, четыре копейки буше.
Сударыни, судари, надо ль? — не дорого — можно без прений…
Поешь деликатного, площадь: придется товар по душе!

С юности Игорь Северянин стремился быть только поэтом — и никем другим. Он хотел достичь высшей поэтической славы — и стал «королем поэтов» (каковым был провозглашен в феврале 1918 года на вечере в Политехническом музее). И в тяжелые годы вынужденной эмиграции он мог оставаться только тем, кем был всю свою жизнь, — поэтом, умевшим претворять обыденные жизненные явления в откровение русского слова.

Мгновенья высокой красы!
Совсем незнакомый, чужой,
В одиннадцатом году,
Прислал мне «Ночные часы».
Я надпись его приведу:
«Поэту с открытой душой»…

«Поэтом с открытой душой» назвал Игоря Северянина другой поэт — Александр Блок. Эта надпись на подаренной книге относится ко времени, когда Игорь Северянин еще только вступал на литературное поприще. Слова «поэт с открытой душой» очень точно определяют существо поэтического дарования Игоря Северянина, его необыденную для русской поэзии XX века личность, которая до конца не понята.

Я, гений Игорь Северянин,
Своей победой упоен:
Я повсеградно озкранен!
Я повсесердно утвержден!
И. Северянин

Игорь Васильевич Лотарев (псевдоним Северянин) вошел в историю классической русской литературы как поэт-новатор. С первого же сборника стихов «Зарницы мысли» проявил себя склонным к словотворчеству и лирической иронии, которая в последующих стихах развивалась и обогащалась новыми впечатлениями. В 1911 году возглавил движение эгофутуристов, потом разошелся с ними во взглядах на поэзию.

В шумном платье муаровом, в шумном, платье муаровом
По аллее олуненной Вы проходите морево…
Ваше платье изысканно. Ваша тальма лазорева,
А дорожка песочная от листвы разузорена —
Точно лапы паучные, точно мех ягуаровый.

Выходят подряд его сборники стихов: «Громокипящий кубок» (1918 г.), «Златолира», «Ананасы в шампанском»… Огромным успехом пользовались концерты Игоря Северянина, на которых он нараспев читал свои поэзы. Он смело вводил в свои стихи новые ритмы, каламбурные неологизмы, вводил небывалые в русской словесности жанры: гирлянды триолетов, квадраты квадратов, мильонеты:

Это было у моря, где ажурная пена,
Где встречается редко городской экипаж…
Королева играла — в башне замка — Шопена,
И внимая Шопену, полюбил ее паж.
Было все очень просто, было все очень мило:
Королева просила перерезать гранат,
И дала половину, и пажа истомила,
И пажа полюбила, вся в мотивах сонат.
А потом отдавалась, отдавалась грозово,
До восхода рабыней проспала госпожа…
Это было у моря, где волна бирюзова.
Где ажурная пена и соната пажа.

Валерий Брюсов отмечал у Игоря Северянина отсутствие строгого вкуса и глубоких знаний, но не отрицал, что он тонкий лирик, пришедший со своим видением мира и особым взглядом на задачи поэта.

Читайте также:  Лессинг: сочинение

Я выполнил свою задачу,
Литературу покорив.
Бросаю сильным на удачу
Завоевателя порыв.
Но даровав толпе холопов
Значенье собственного «я»,
От пыли отряхаю обувь,
И вновь в простор — стезя моя.

На вечере в Политехническом музее в 1918 году Игорь Северянин был избран «Королем поэтов». Его поэтике были присущи экспериментаторство, сочная звукопись, игра словами и сложными ритмами и рифмами.

Январь, старик в державном сане,
Садится в ветровые сани, —
И устремляется олень,
Бездушней вальсовых касаний
И упоительней, чем лель.
Его разбег направлен к дебрям,
Где режет он дорогу вепрям,
Где глухо бродит пегий лось,
Где быть поэту довелось…

Гумилев в статье «Из .писем о русской поэзии» писал, что Северянин свои неологизмы заимствовал у таких известных поэтов, как Жуковский и Державин, Языков и Карамзин. «То, что считается заслугой поэтов признанных, всегда вменяется в вину начинающим», — отмечал далее Гумилев. Благодаря ; своим исканиям Северянин добивается в поэзии прекрасной > выразительности и музыкальности стиха,

Леса сосновые. Дорога палевая.
Сижу я в ельнике, костер распаливая.
Сижу до вечера, дрова обтесывая…
Шуршит зеленая листва березовая…
Пчела сердитая над муравейниками,
Над мухоморами и над репейниками
Жужжит и кружится, злом обессиленная—
Деревья хвойные. Дорога глиняная,

Неологизмы Северянина позволяют ему с замечательной остротой выразить главное содержание его поэзии: чувство современности. Необычные слова обороты создают для читателя неожиданную иллюзию: ему кажется, что творчество происходит на их глазах.

Валентина, сколько счастья!
Валентина, сколько
Сколько чары!
Валентина, отчего же ты грустишь?
Это было на концерте в медицинском институте,
Ты сидела в вестибюле за продажею афиш.
Выскочив из ландолета, девушками окруженный,
Я стремился на эстраду, но, меня остановив.
Предложила мне программу, и, тобой завороженный,
На мгновенье задержался, созерцая твой извив.

Живя в Эстонии, Северянин оказывается отрезанным от Родины, в его стихах главенствует ностальгическая нота. Умер поэт в забвении и бедности. Но в истории поэзии «серебряного века» Северянин остался как талантливый новатор, ищущий в области языка и форм.

В группе девушек нервных, в остром обществе дамском
Я трагедию жизни претворю в грезофарс
Ананасы в шампанском.
Ананасы в шампанском!
Из Москвы — в Нагасаки!
Из Нью-Йорка — на Марс!

Сочинение по творчеству Игоря Северянина

Игорь Северянин (Игорь Васильевич Лотарев), поэт серебряного века русской поэзии, любил, по его собственному выражению, ошеломить публику самовосхвалением:
Я, гений Игорь – Северянин,
Своей победой упоен.
Эти строки, воспринятые вне контекста стихотворения и всей книги, во многом определили отношение широкого читателя к Игорю Северянину. Появился термин “северянинщина” как некий апогей самомнения и самовосхваления, что никогда не приветствовалось российским читателем.
“Мы знаем Северянина как самовлюбленного лирика,

“Двусмысленные темы” в поэзии Игоря Северянина Среди множества мифов XX века живет миф и о поэте Игоре Северянине. О том, что он якобы воспел мещанство и пошлость, что ввел в свою поэзию интонации самовосхваления и самолюбования.

Нравственные устои в поэзии декаданса Ананасы в шампанском! Ананасы В шампанском! Удивительно вкусно, искристо, остро. И. Северянин Игорь Северянин – кумир буржуазно-мещанской публики кануна революции. Первое, что мне всегда приходит в голову при упоминании этого.

Анализ стихотворения И. Северянина “Моя Россия” Стихотворение “Моя Россия” написано Игорем Северяниным. Оно очень красиво и содержательно. Автор хочет показать всю Родину: и ее природу (“равнины снеговые”, “соловьи ночные”, “ночи пламно-ледяные”), и ее жителей (“писатели живые”.

Игорь Северянин мой поэт поэт большой яркий Нынче мне очень близок и дорог Игорь Северянин. Сущность этого большого поэта, как всякого большого поэта, – в первооткрывательстве. Он рассказал мне то, что ранее не было известно. Мой путь.

Игорь Северянин – псевдоним Игоря Васильевича Лотарева Сам Игорь Северянин писал свой псевдоним через дефис: как первое и второе имя, а не имя и фамилию. Свое творчество Игорь Северянин определил как футуристическое. Выпустивший к 1910 году уже.

Игорь Северянин необычный поэт Игорь Северянин необычный поэт, творчество которого сочетало “классическую банальность и мелодическую музыкальность”. Его стихи, насыщенные музыкой, зажигали огонек счастья в сердцах читателей. Как поэт, Северянин находит себя в 1907 году.

Лицо поэзии Игоря Северянина Знакомясь с поэзией начала XX века, я открыл для себя имена новых, незнакомых мне поэтов. Но особое место в моем сердце заняло имя автора, чьи стихи своей дерзостью, уверенностью, иронией.

Мне нравятся стихи Игоря Северянина Не думаю, чтобы надобно было доказывать, что Игорь-Северянин – истинный поэт. Это почувствует каждый, способный понимать поэзию, кто прочтет “Громокипящий кубок”. Это – лирик, тонко воспринимающий природу и весь мир.

Творчество эгофутуриста Игоря Северянина Поучительна судьба эгофутуриста Игоря Северянина (литературный псевдоним Игоря Васильевича Лотарева, 1887-1934). Он запомнился как автор “поэт”, пользовавшихся шумным успехом в среде мещанских любителей острых ощущений и сытого покоя. Поклонники Северянина.

Тема родины в стихотворениях Северянина Игорь Северянин – необычный поэт, творчество которого сочетало “классическую банальность и мелодическую музыкальность”. Его стихи, насыщенные музыкой, зажигали огонек счастья в сердцах читателей. Как поэт, Северянин находит себя в 1907.

Мои размышления над строкой И. Северянина Знакомясь с поэзией начала XX века, я открыл для себя имена новых, незнакомых мне поэтов. Но особое место в моем сердце заняло имя автора, чьи стихи своей дерзостью, уверенностью, иронией.

“Громокипящий кубок” По творчеству Игоря Северянина) Игорь Северянин (Игорь Васильевич Лотарев), поэт серебряного века русской поэзии, любил, по его собственному выражению, ошеломить публику самовосхвалением: Я, гений Игорь – Северянин, Своей победой упоен.

И. Северянин и В. Хлебников: сопоставительный анализ двух поэтических миров Поэзия “серебряного века” поражает созвездием ярких индивидуальностей. Несмотря на то что большинство поэтов принадлежало к какому-либо модернистскому течению (символизм, акмеизм, футуризм), их поэзия привлекает нас прежде всего своей самобытностью, неповторимостью.

“Моя безбожная Россия священная моя страна” Игорь Северянин Игорь Северянин – необычный поэт, творчество которого сочетало “классическую банальность и мелодическую музыкальность”. Его стихи, насыщенные музыкой, зажигали огонек счастья в сердцах читателей. Как поэт, Северянин находит себя в 1907.

Моя безбожная Россия, священная моя страна Игорь Северянин – необычный поэт, творчество которого сочетало “классическую банальность и мелодическую музыкальность”. Его стихи, насыщенные музыкой, зажигали ого – нек счастья в сердцах читателей. Как поэт, Северянин находит себя.

Нравственные устои в поэзии декаданса Игорь Северянин Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском! Удивительно вкусно, искристо, остро. И. Северянин Игорь Северянин – кумир буржуазно-мещанской публики кануна революции. Первое, что мне всегда приходит в голову при упоминании этого.

“Король поэтов” Я, гений Игорь Северянин, Своей победой упоен: Я повсеградно озкранен! Я повсесердно утвержден! И. Северянин Игорь Васильевич Лотарев (псевдоним Северянин) вошел в историю классической русской литературы как поэт-новатор. С первого.

Россия в изображении Игоря Северянина Игорь Северянин – необычный поэт, творчество которого сочетало “классическую банальность и мелодическую музыкальность”. Его стихи, насыщенные музыкой, зажигали огонек счастья в сердцах читателей. Как поэт, Северянин находит себя в 1907.

Игорь Северянин (Игорь Васильевич Лотарев) Игорь-Северянин (Игорь Васильевич Лотарев) родился 4 (16) мая 1887 г. в Петербурге. Отец его, Василий Петрович, – военный инженер (выходец из “владимирских мещан”), дослужившийся до штабс-капитана, умер в 1904 г.

Сейчас вы читаете: Сочинение по творчеству Игоря Северянина

Творчество Игоря Северянина

Скачать сочинение
Тип: Анализ творчества поэта/писателя

Истинный поэт, глубоко переживающий жизнь.

Свой талант Игорь Северянин часто ориентировал на вкусы эстетствующей петербургской публики, живущей стилизованной декадентской жизнью. Имя «Игорь Северянин» стало псевдонимом Игоря Васильевича Лотарева (1887 – 1941). Поначалу этот поэт печатался в скромных периодических изданиях, читал свои стихи в разных студенческих аудиториях. Он выпускал небольшие брошюры и рассылал их по редакциям в надежде получить хоть отзыв. Но признания не было. Лишь в 1909 году отрицательный отзыв Л.Н. Толстого сделал имя Северянина печально известным. Но литературные журналы откликнулись на это происшествие и открыли свои страницы для произведений молодого автора.

1913 год был отмечен для Северянина выходом его первого сборника – «Громокипящий кубок». Он принес поэту известность. Книга вышла с предисловием Ф. Сологуба и переиздавалась 10 раз. О ней положительно отозвался сам В. Брюсов. Вскоре, один за другим, начали выходить и другие сборники Северянина: «Златолира» (1914), «Ананасы в шампанском» (1915), «Поэзонтракт» (1915), «Тост безответный» (1916).

Читайте также:  Доде: сочинение

И. Северянин стал на время самым модным «певцом», но он оценил такое свое положение очень трезво, назвав все это «двусмысленной славой». И действительно, массовый читатель не смог уловить главного нерва творчества поэта.

Именно Игорь Северянин ввел в поэтический обиход слово «футуризм». Творчество молодого поэта отличалось позицией откровенного самоупоения, которая должна была потрясти публику своим нахальством и вызовом:

Не мне расчет лабораторий,

Нет для меня учителей.

Парю в лазоревом просторе

Со свистом солнечных лучей!

В своем поэтическом творчестве Северянин во многом следовал принципам акмеизма. Но некоторые эстетические принципы этого литературного направления обнажались у поэта с какой-то пародийной наглядностью. Так, в сонете, посвященном Георгию Иванову, Северянин декларирует безоговорочное и радостное принятие мира: «Я говорю мгновению: Постой!»
Поэтизация совершенной жизненной гармонии акмеистов оборачивается у Северянина акмеистической стилизацией – картинами мещанских будуаров, ресторанной жизни, прогулок в кабриолетах, обстановки легкого, бездушного флирта.

В предреволюционной лирике Северянина обнаруживаются связи с темами и мотивами его ранней символистской поэзии. Прежде всего, в ней проповедуется культ индивидуализма, самоценного «Я». Желание и воля этого «Я» становится для поэта единственной реальностью мира. В программном «Эгополонезе» (1912) Северянин писал:

Все жертвы мира во имя эго!

Живи, живое! – поют уста.

Во всей вселенной нас только двое,

И эти двое – всегда одно!

Я и Желанье! Живи, Живое!

Тебе бессмертье предрешено.

А в «Самогимне» (1912) поэт надменно провозглашает:

Мой стих серебряно-брильянтовый

Живителен, как кислород.

«О гениальный! О талантливый!» –

Мне возгремит хвалу народ.

Сущностью поэзии Северянин считал свою фантазию – «мои капризы, мои волшебные сюрпризы». Для творчества Игоря Северянина характерна маскарадность, стилизация действительности. «Трагедию жизни превратить в грезофарс» – вот в чем усматривал Северянин назначение поэта и поэзии.

Игорь Северянин обладал способностью переживать события очень глубоко и остро. Он подмечал такие черты в окружающей действительности, которые могли бы воссоздать картину в воображении читателей.

Славе поэта во многом способствовал и его исполнительский дар. Северянин был одним из основоположников русских реситалей – авторских читок перед многотысячной публикой. Вечера поэта Игоря Северянина всегда проходили с неизменным успехом.

Северянин умел покорить воображение небывалыми соцветьями образов. Упоенные переживания, «чувства без названия» доносит поэт до своего читателя и слушателя. Лирический герой в его стихах «упоенно молится», его «сердце крылит к раздолью».

Игорь Северянин вошел в историю русского стиха как основатель эгофутуризма, как король поэтов, автор изысканных стихов. В то же время он известен как один из родоначальников массовой культуры 20 века.

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Игорь Северянин

Игорь Северянин (1887-1941) (псевдоним поэта Игоря Василье­вича Лотарева) родился в Петербурге в семье офицера. По материн­ской линии был в родстве с писателем и историком Н.М. Карамзиным и принадлежал к тому же дворянскому роду Шеншиных, что и рус­ский поэт XIX века А.А. Фет. Будущий поэт не получил серьезного академического образования: закончил реальное училище. И. Севе­рянина начал печататься в 1905 году, а уже в 1908 году выпустил свой первый сборник стихотворений «Зарницы мысли», в котором выступал в традициях «чистой лирики», обнаруживая при этом особую склон­ность к словотворчеству и лирической иронии, которая впоследствии станет отличительной особенностью поэтического мира поэта:

Благословляя мир, проклятье войнам

Он шлет в стихе, признания достойном,

Слегка скорбя, подчас слегка шутя

Над всею первенствующей планетой…

Он — в каждой песне, им от сердца спетой, Иронизирующее дитя.

Уже в первых своих поэтических произведениях поэт — «ирони­зирующее дитя» объеденной и пошлой жизни, бросающий вызов об­щепринятым нормам, часто позируя («Я, гений Игорь Северянин…»). И. Северянин любил декламировать собственные стихи на публике, давая, по своему личному определению, «поэзоконцерты». Но, не­смотря на это, поэт оставался искренним, большим, необычным ре­бенком в поэзии: он играет со словесной тканью стихотворения, с упоительными созвучиями. Постоянно занимаясь словотворчеством, Игорь Северянин однако принципиально не согласен с футуристами в их отрицании наследия прошлого и желании писать литературу с «чистого листа». Поэт писал: «Пушкин — Пушкински велик». В его стихах можно увидеть поэтические тенденции, начатые не только А.С. Пушкиным, но еще Г.Р. Державиным. Он заимствовал у «старой литературы» рифмы, размеры, поэтические приемы изобразительно­сти. Основным художественным приемом поэтического мира И. Се­верянина стала ирония, которая ведет к театрализации современ­ных форм жизни, к созданию масок, а не отображению реальности, к утверждению утопии. Поэт пишет: «Я царь страны несуществую­щей». Мир, открывающийся читателю на страницах северянинской поэзии, реально не существует, он есть лишь в сознании поэта:

Не терпим мы дешевых копий,

Их примелькавшихся тонов,

И потрясающих утопий

Мы ждем, как розовых слонов…

Скрывая за маской иронии свое истинное лицо, поэт пребывает в некоем «фиолетовом трансе» и создает собственный мир, собственную реальность. Лирический герой Северянина наслаждается общением с природой, с крестьянской простой жизнью, где все естественно и гармонично, он тяжело переживает наступление цивилизации и псевдокультуры. Позиция поэта выражена в строках:

Скорей бы — в бричке по ухабам!

Скорей бы — в юные луга!

Смотреть в лицо румяным бабам!

Как друга, целовать врага!

Шумите, вешние дубравы!

Расти, трава! Цвети сирень!

Виновных нет: все люди правы В такой благословенный день!

В 1913 году И. Северянин издает второй поэтический сборник «Громкокипящий кубок», с выходом которого отношение к поэту становится более определенным, современники отмечают его та­лант. Например, В Брюсов, указывая и на «отсутствие знаний», и на «мучительную пошлость», и на «неумение мыслить», писал в своей статье: «…это — лирик, тонко воспринимающий природу и весь мир и умеющий несколькими характерными чертами заста­вить видеть то, что он рисует. Это — и истинный поэт, глубоко пе­реживающий жизнь и своими ритмами заставляющий читателя страдать и радоваться вместе с собой. Это — ироник, остро подме­чающий вокруг себя смешное и низкое и клеймящий это в меткой сатире. Это — художник, которому открылись тайны стиха и кото­рый сознательно стремится усовершенствовать свой инструмент…». Основные темы сборника: любовь, подчиненная определенной игре, нарушение естественных гармоничных отношений в природе из-за наступления цивилизации, поиск идеала в искусстве и литературе, мечта о слиянии с природой. Для поэтики сборника характерно лексическое и стилистическое разнообразие: поэт использует тра­диционные слова в необычных сочетаниях, создает, используя ос­новные принципы словообразования, неологизмы:

Мороженое из сирени! Мороженое из сирени!

Полпорции десять копеек, четыре копейки буше.

Пора популярить изыски, утончиться вкусам народа,

На улицу специи кухонь, огомнив эксцесс в вирелэ!

(«Мороженое из сирени»)

Появляются и другие поэтические сборники И. Северянина: «Златолира» (1914), «Ананасы в шампанском»(1915), «Поэзоантракт» (1915), «Тост безответный» (1916), тематика которых в основном про­должает темы, заявленные поэтом в первых сборниках. Стихотворе­ния И. Северянина имеют огромный успех, их постоянно переиздают. В стихотворении «Увертюра» (1915) поэт мечтает превратить «траге­дию жизни… в грезофарс». Художественный образ «ананасы в шам­панском» олицетворяет мираж современной жизни, «пульс вечеров»:

Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!

Удивительно вкусно, искристо, остро!

Весь я в чем-то норвежском!

Весь я в чем-то испанском!

Вдохновляюсь порывно! И берусь за перо!

Созданные поэтом неологизмы («ветропросвист», «крылолет») символизируют сущность цивилизованной жизни, увлечение все­общей механизацией. Весной 1918 года на вечере в Политехниче­ском музее И. Северянин был избран «Королем поэтов». Его экспе­риментаторство, игра словами и сложной рифмой, своеобразная звукопись не оставили равнодушными читателя:

Я выполнил свою задачу,

Бросаю сильным на удачу Завоевателя порыв.

Но, даровав толпе холопов Значенье собственного «я»,

От пыли отряхаю обувь,

И вновь в простор — стезя моя.

Через неделю после своего триумфального выступления в Поли­техническом музеи И. Северянин уезжает из России в маленькую приморскую деревушку в Эстонии, провозглашая себя человеком «вне политики». Постепенно стихи поэта все реже печатаются в России, его имя предается забвению. В последние годы жизни И. Северянин жи­вет в основном в Таллинне, мечтая о возвращении на родину. В этот период опубликована его книга «Классические розы» (1931), в кото­рой поэт проповедует своеобразный поэтический классицизм, исче­зает беззаботная ирония, на смену ей приходит горькая усмешка, гневная сатира. Поэт умирает в Таллинне в конце 1941 года, ощу­щая себя изгнанником, чувствуя свою ненужность России.

Читайте также:  Верн: сочинение

Игорь Северянин — поэт Серебряного века

Тонкий знаток и строгий критик В. Я. Брюсов писал: «Не думаю, чтобы надобно было доказывать, что Игорь Северянин — истинный поэт. Это почувствует каждый, способный понимать поэзию, кто прочтет “Громкокипящий кубок”». О талантливости Северянина писали А. Блок, Ф. Сологуб, О. Мандельштам, М. Горький, В. Маяковский, А. Толстой.
Северянин начал писать стихи в 8 лет и называл их «поэ- зами».
Слава пришла к Северянину после выхода в свет его сборников «Громкокипящий кубок», «Златолира», «Ананасы в шампанском» (1913-1915). Стихи поэта имели мало общего с западным футуризмом. В них возникают причудливые образы «фарфоровых гробов», «олуненных оленей», «муаровых платьев», «ягуаровых пледов». Поэтический мир Северянина проступал в интерьерах дымных ресторанов, будуаров, где царят легкая любовь и праздник. Таков, например, его «Шампанский полонез»:
Шампанское, в лилии журчащее искристо, —
Вино, упоенное бокалом цветка.
Я славлю восторженно Христа и Антихриста
Душой, обожженною восторгом глотка!
Нередко Северянина воспринимали как «легкого» поэта, стихи которого служат лишь развлечением. Но от внимательного читателя не ускользало понимание поэтом исторических сдвигов эпохи. В стихотворении «Увертюра» среди пышных фраз, воссоздающих интерьер ресторана, находим четко сформулированную цель автора: «Я трагедию жизни претворю в грезо- фарс. »:
Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!
Удивительно вкусно, игристо, остро!
Весь я в чем-то норвежском! весь я в чем-то испанском!
Вдохновляюсь порывно! и берусь за перо!
Северянин первым ввел в обиход авторское исполнение стихов с эстрады. Он называл свои выступления перед публикой «поэзоконцертами». Поэт не читал стихи, а пел их. Он объехал всю страну, собирая на свои концерты толпы восторженных поклонниц.
Позовите меня — я прочту вам себя,
Я прочту вам себя, как никто не прочтет.
Кто не слышал меня, тот меня не постиг
Никогда — никогда, никогда — никогда!
Своей шумной славой поэт не тяготился. Скорее, наоборот. Северянин знал, что он талантлив, и не считал нужным скромничать. Мотивы избранничества, культа собственного «я» часто становились поводом для очередной поэзы:
Мой стих серебряно-брильянтовый
Живителен, как кислород.
О, гениальный! О, талантливый! —
Мне возгремит хвалу народ.
Я — я! Значенье эготворчества —
Плод искушенной Красоты.
Широкому читателю Северянин запомнился строчками из «Эпилога» к первой книге его «поэз» «Громкокипящий кубок»:
Я, гений Игорь Северянин,
Своей победой упоен:
Я повсеградно оэкранен!
Я повсесердно утвержден!
Безмерной радостью жизни наполнено стихотворение «Не мне в бездушных книгах черпать. ». Поэт выступает против разрушающего воздействия общества и среды на чистую душу человека. Он доверяет своей интуиции художника в деле познания красоты мира. Сухие, оторванные от жизни ученые книги не могут дать настоящего счастья:
Не мне в бездушных книгах черпать
Для вдохновения ключи, —
Я не желаю исковеркать
Души свободные лучи!
Я непосредственно сумею
Познать неясное земле.
Я в небесах надменно рею
На самодельном корабле!
В моей душе такая россыпь
Сиянья, жизни и тепла,
Что для меня несносна поступь
Бездушных мыслей, как зола.
Пытаясь сохранить от посягательств свой внутренний мир, поэт с максимализмом юности отказывается и от учителей в поэтическом мастерстве, и даже от культуры с ее ценностями, что соответствовало установкам футуризма:
Не мне расчет лабораторий!
Нет для меня учителей!
Парю в лазоревом просторе
Со свитой солнечных лучей!
Какие шири! дали! виды!
Какая радость! воздух! свет!
И нет дикарству панихиды,
Но и культуре гимна нет!
Стихотворение «Когда ночами. » представляет собой зарисовку-настроение. В нем отражен характерный для творческой манеры Северянина переход одного чувства в другое и природный оптимизм. Начавшись с грустных нот, к концу оно становится жизнеутверждающим:
. А сердце плачет, а сердце страждет,
Вот-вот порвется, того и ждешь.
Вина, веселья, мелодий жаждет,
Но ночь замкнула, — где их найдешь?
Сверкните, мысли! Рассмейтесь, грезы!
Пускайся, Муза, в экстазный пляс!
И что нам — призрак! И что — угрозы!
Искусство с нами — и Бог за нас.
Радостью, восторгом и восклицательными знаками наполнено стихотворение «Весенний день». Герой весел, молод, влюблен, готов обнять весь мир, его душа рвется и поет:
Скорей бы — в бричке по ухабам!
Скорей бы — в юные луга!
Смотреть в лицо румяным бабам!
Как друга, целовать врага!
Шумите, вешние дубравы!
Расти, трава! Цвети, сирень!
Виновных нет: все люди правы
В такой благословенный день!
И. Северянин объявлял себя поэтом-историком. У современников эти заявления вызывали улыбки, поскольку «историзма» творчество Северянина не содержало. Однако в его стихах отражались определенные стороны жизни. Биография поэта становится стержнем, на который нанизывается все остальное содержание:
Родился я, как все, случайно.
Был на Гороховой наш дом.
Точность автобиографических деталей прослеживается и в поэме «Падучая стремнина»:
Я вспоминал свою любовь былую,
Любовь души двенадцативесенней,
К другой душе пятью годами старше,
— Я вспоминал любовь к кузине Лиле,
Смотря на эти, милые когда-то
По детским впечатлениям места.
Поэт называет настоящее имя своей двоюродной сестры. Кроме того, его стихи имеют точную датировку с указанием числа, месяца, а иногда и места, где они были созданы. Северянин-поэт, таким образом, избрал себя в качестве объекта исследования.
Стремясь уйти от трагедии надвигающейся революции, поэт придумывает волшебную страну Миррэлию, названную так в честь восхищавшей его поэтессы-современницы Мирры Александровны Лохвицкой. В этой идеальной стране все живут по законам любви и гармонии с природой. Это край «ландышей и лебедей», двенадцати «принцесс»,
Где нет ни больных, ни лекарства,
Где люди не вроде людей.
Стихи о Миррэлии находили отклик в душах читателей, также ощущавших наступление исторических катаклизмов. В них отразились невозможность повлиять на ход событий, стремление укрыться от революционных бурь.
Тема любви — широчайшая в лирике Северянина. Ей посвящены такие стихотворения, как «Примитивный романс» и «Стансы». Лирический герой тоскует о возлюбленной. Его обращения к ней наполнены ласковой нежностью, тоской разлуки, уверениями в любви:
Моя ты или нет? Не знаю. не пойму.
Но ты со мной всегда, сама того не зная.
Простишь ли ты мои упреки,

Мои обидные слова?
Любовью дышат эти строки,
И снова ты во всем права!
Северянин известен как виртуоз стихосложения. Он создал множество неологизмов, но это не усложнило смысл его стихов. Поэт сознательно не принимал ничего усложненного, трудного и заумного:
В парке плакала девочка: «Посмотри-ка ты, папочка,
У хорошенькой ласточки переломана лапочка, —
Я возьму птицу бедную и в платочек укутаю».
Простота, искренность и цельность составляют одну из черт поэзии Северянина. Он воспевал любовь, радость бытия, природу, прекрасную в своем совершенстве.
Проснулся хутор.
Весенний гутор
Ворвался в окна. Пробуждены
Запели — юны —
У лиры струны.
И распустилась сирень весны.
Поэт всегда подчеркивал, что он «вне политики», называл себя «соловьем без тенденций». В начале марта 1918 года он уезжает в далекий эстонский поселок и принимает эстонское гражданство. В России в это время начался голод, царила смута. Северянин превратился в эмигранта, утратил родину, былую славу, остался без средств к существованию. Большое место в его поэзии стала занимать тема утраченной родины:
Стала жизнь совсем на смерть похожа:
Все тщета, все тусклость, все обман.
Я спускаюсь к лодке, зябко ежась,
Чтобы кануть вместе с ней в туман.
Чтоб целовать твои босые
Стопы у древнего гумна,
Моя безбожная Россия,
Священная моя страна!
Поэтическое наследие Игоря Северянина, с его яркими красками, умением радоваться жизни и создавать эту радость, с его проникновенной сыновней любовью к родине, оставило значительный след в развитии русской поэзии Серебряного века.

Ссылка на основную публикацию
×
×