Чуковский: сочинение

Сочинение «Корней Иванович Чуковский»

Ученый-филолог, поэт и прозаик, критик и добрый сказочник таков был Корней Иванович Чуковский. Диапазон его Творчества необыкновенно широк: он увлекает за собой и малышей, которые еще не умеют читать, и школьников-подростков, и взрослых людей самых различных профессий.

Ценой огромных усилий ей удалось устроить сына и гимназию, однако па основе циркуляра министра просвещения «о кухаркиных детях» он вскоре был исключен из гим-НВЗИИ, так как его мать была прачкой. Знания, которые он успел приобрести в гимназии, сводились к знакомству с классическими языками. Началась трудовая жизнь. Чуковский переменил несколько профессий, сталкивался с самыми различными людьми. Все свободное время он посвящал самообразованию, зачитывался Пушкиным, Некрасовым, Чеховым. В 1901 году К. И. Чуковский принес в редакцию газеты «Одесские новости» свою первую статью — «Что такое искусство». Статья была напечатана, а через два года он едет в Лондон в качестве корреспондента этой газеты. Однако вскоре газета перестала высылать ему деньги, и он вынужден был начать работать в Британском музее. Вернулся в Одессу он в разгар революции 1905 года. На рейде Одесского порта стоял в то время броненосец «Потемкин», и Чуковскому дважды удалось побывать на легендарном корабле. Переехав в Петербург, К. И. Чуковский начинает издавать журнал «Сигнал» (субсидировал издание известный оперный певец Л. В. Собинов). Журнал носил сатирический, антисамодержавный характер, за что К. И. Чуковский как редактор журнала был привлечен к суду. После революции 1905 года он сотрудничает во многих журналах, занимается литературной работой. В последующие годы К. И. Чуковский впервые обращается к детской литературе: он пишет статьи о специфике детской литературы, о детском чтении, о восприятии детьми литературы. Около 1907 года выходит его статья «Детский язык», а через десять лет был написан «Крокодил» — первая сказка для детей.

В 1916 году писатель познакомился с М. Горьким, который и натолкнул его на мысль написать «Крокодил». Сказка была напечатана в журнале «Для детей» (приложение к журналу «Нива»), редактором которого стал к этому времени Чуковский. После Октябрьской революции К. И. Чуковский вместе с М. Горьким подготовил к изданию первую советскую книгу для детей, которая вышла под названием «Елка» в январе 1918 года. В этом же 1918 году К. И. Чуковский был привлечен к работе в издательстве «Всемирная литература», основанном М. Горьким, где возглавил англо-американский отдел. В 1919 году под его редакцией выходит полное собрание сочинений Н. А. Некрасова, его любимого поэта. В те же годы он пишет сказки «Мойдодыр», «Тараканище», организует издательство для выпуска детских книг — «Радуга». В этом издательстве вышли его стихотворения «Домик», «Зайка», «Скок-поскок» и др. В 1924 году появилась книга Чуковского «Маленькие дети», которая впоследствии получила широкую известность под названием «От двух до пяти». В 20-е годы им были написаны ставшие со временем всемирно известными сказки: «Муха-Цокотуха», «Бармалей», «Телефон», «Федорино горе», «Чудо-дерево», «Путаница», «Лимпопо», «Краденое солнце», «Топтыгин и Лиса».

В 1934 году К. И. Чуковский принимал участие в работе I Всесоюзного съезда советских писателей, где дважды выступил с докладами: о детской литературе и о состоянии переводческого дела в нашей стране. 30-е годы — это время напряженнейшего литературного труда. Чуковский пишет повести «Солнечная» и «Гимназия», пересказывает прозой сказку о докторе Айболите, переиздает «От двух до пяти», пишет ряд критических статей о детской литературе: «Хорошая, яркая детская книга будет создана», «Поставщики литературных сухарей», «Дайте детям книгу», «О детской книжке» и др. С первого дня войны К. И. Чуковский весь свой талант, все спои силы отдает общему делу разгрома фашистов.

В западной прессе он публикует статьи, очерки «Плечом к плечу», «Дети великой эпохи», «Русско-американские сказки», в которых рассказывает о мужестве советского народа, о зверствах фашистов, о советских детях, которым пришлось жить в это страшное время («Дети и война»).

К изучению детской психологии Чуковский обратился сразу же после Октября, в 20-е годы. В этот период, по его словам, он «ушел в детвору», проводил с ней все свободное время, посещал детские сады, был активным участником всей внешкольной работы с детьми. С материалом, накопленным Чуковским, в те же годы познакомился М. Горький и посоветовал ему написать специальную книгу о детях. Так в 1924 году появилась первая книга писателя — «Маленькие дети», которая легла в основу одной из популярнейших его работ — «От двух до пяти». В этой книге К. И. Чуковский выступил прежде всего как ученый. Литературовед В. Перцов пишет: «Его К. И. Чуковского можно сравнить с натуралистом, который годами и десятилетиями присматривается к явлениям природы, чтобы, накопив наблюдения в достаточном количестве, сделать обоснованные выводы». Название книги, прежде всего, четко очерчивает границы исследования: это мир ребенка «от двух до пяти». Однако, утверждает К. И. Чуковский, этот возраст не есть какой-то замкнутый мир. В нем есть внутреннее движение, изменение: возраст до трех лет он называет периодом лингвистической одаренности, от трех до четырех лет — периодом максимальной одаренности, а возраст от четырех до пяти характеризуется спадом этой одаренности, а в восьмилетнем возрасте ее нет и в помине, так как надобность в ней миновала: к этому ребенок уже полностью овладел основными принципами. Помимо активного пополнения своего словаря ребенок за эти годы усваивает и многие грамматические нормы родного языка: «У взрослого лопнул бы череп, если бы ему пришлось в такое малое время усвоить то множество грамматических форм, которые так легко и свободно усваивает двухлетний «лингвист».

Стихотворения должны быть графичны;

* наибыстрейшая смена образов — …второе правило для писателей;
* словесная живопись должна быть в то же время лирична;
* подвижность и переменчивость ритма;
* повышенная музыкальность поэтической речи;
* рифмы в стихах для детей должны быть поставлены на самом близком расстоянии одна от другой;
* слова, которые служат рифмами в детских стихах, должны быть главными носителями смысла всей фразы;
* каждая строка детских стихов должна жить своей собственной жизнью и составлять отдельный организм;
* не загромождать своих стихов прилагательными;
* преобладающим ритмом ребячьих стихов должен быть непременно хорей;
* стихи должны быть игровыми…;
* поэзия для маленьких должна быть и для взрослых поэзией».

«Есть еще,— говорит Чуковский,— и тринадцатая. Мы должны не столько приспособляться к ребенку, сколько приспособлять его к себе, к своим «взрослым» ощущениям и мыслям». Высокая культура, целеустремленность, неистощимая трудоспособность всегда отличали этого талантливого человека. Он с одинаковой глубиной работал и над детской сказкой, и над исследованием творчества Н. А. Некрасова, и над книгой о современном русском языке. Ему удалось сделать поэзию для детей поэзией большого искусства. Он наполнил сказки огромным познавательным и воспитательным материалом, учил своих слушателей и читателей быть смелыми, храбрыми, находчивыми, а главное — гуманными, умеющими ценить доброту и быть добрыми. Его сказки — ценнейший фактор эстетического воспитания детей. Путь Чуковского в литературу не был легким. Подвергались осуждению сказки, перевертыши, формально были восприняты даже его известные «заповеди» для детских поэтов. Отдельные творческие неудачи писателя (например, сказка «Одолеем Бармалея») служили поводом к нападкам на все его творчество, на художественные принципы. В борьбе за сказку для детей, за свои литературные принципы К. И. Чуковский оказался победителем. Книги, написанные им, выдержали испытание временем. Его герои живут широкой жизнью среди нашей детворы. Творческое наследие Чуковского— это и своеобразный художественный портрет самого писателя, так как вся его жизнь отражена в его произведениях. К. И. Чуковский навсегда останется в памяти читателей как человек, глядящий на мир широко открытыми глазами ребенка.

Чуковский Корней Иванович

Сочинение по литературе: Чуковский Корней Иванович

Чуковский Корней Иванович.

Он родился в Петербурге.
Вскоре отец навсегда ушел из семьи.
Мать, оставшись одна, решила перебраться на юг, в Одессу.
Там на свой скудный заработок прачки она отдала сына учиться.
Юноша каждую свободную минуту отдавал учению, много и жадно читал. Многие стихи Тютчева, Пушкина, Некрасова он знал наизусть.
После нескольких неудачных попыток Чуковскому удалось сдать экзамены экстерном за гимназический курс. В это время его увлекала работа газетчика. Вскоре он оказался в Лондоне в качестве корреспондента “Одесских новостей”.
Когда в 1905 г. Чуковский возвратился в Одессу, у города, на рейде, стоял броненосец “Князь Потемкин-Таврический”, но не под андреевским флагом царского флота, а под красным флагом революции. В числе немногих, кому удалось побывать на восставшем броненосце, был журналист Чуковский. В конце 1905 г. в Петербурге вышел под редакцией Чуковского сатирический журнал “Сигнал”. В первом же номере была помещена карикатура, изображавшая известного царского карателя Тре-пова с кровавым приказом в руках: “Патронов не жалеть!” Художник очень бледно вывел первые две буквы, и читатели с удовольствием увидели совсем другой приказ: “Тронов не жалеть!” Журнал пользовался успехом, но вскоре власти привлекли двадцатичетырехлетнего редактора к суду. Адвокат Чуковского провел защиту дерзко и остроумно. Предъявляя суду карикатуры на царя, за публикацию которых Чуковскому грозило тюремное заключение, адвокат спрашивал: “Кто посмеет утверждать, что изображенный здесь кретин – государь император?!” Этого утверждать никто не посмел, и Чуковского оправдали. Талант и огромная работоспособность вскоре сделали Чуковского одним из популярных литературных критиков. Но он мечтал отдать все свои силы большой литературоведческой работе и по совету В. Г. Короленко занялся изучением творчества Некрасова. Стихи поэта-демократа печатались с цензурными искажениями и сокращениями, а многие из них вообще еще не вышли в свет. Чуковский разыскивал и публиковал некрасовские рукописи, в результате наследие поэта увеличилось в полтора раза, т. е. из каждых трех известных ныне некрасовских строк одна разыскана Чуковским. Сегодняшние школьники, заучивая строки из поэмы “Кому на Руси жить хорошо” : Работаешь один, А чуть работа кончена, Гляди, стоят три дольщика: Бог, царь и господин!
Даже не подозревают, что во всех дореволюционных изданиях поэмы Некрасова строчка “Бог, царь и господин” отсутствовала. Благодаря Чуковскому были найдены и в советское время опубликованы многие крамольные некрасовские строки. Находки Чуковского значительно изменили наши представления о революционной настроенности поэта. Познакомившись с первым советским собранием сочинений Некрасова, вышедшим под редакцией Чуковского, Горький нашел, что это хорошая, толковая работа. Первое послеоктябрьское десятилетие в творчестве Чуковского – время стихотворных сказок. Он и раньше интересовался детской литературой, писал критические статьи о детских писателях и журналах, изучал особенности детской речи. За “Крокодилом”, напечатанным еще в 1917 г., последовали “Тараканище” (1924) и “Мойдодыр” (1923), “Муха-Цокотуха” и “Путаница” (1924), “Телефон”, “Бармалей” (1926) и “Федорино горе” (1926), “Айболит” (1929), “Краденое солнце” и “Топтыгин и лиса” (1934). Эти удивительные сказки принесли автору такую громкую славу, что она на время совершенно заслонила известность Чуковского – ученого-литературоведа. Сказки Чуковского стали любимым чтением детей. В сказках движутся и пересыпаются, как стеклышки в калейдоскопе, забавные сценки и опасные приключения, внезапные несчастья сменяются радостными праздниками. Добро борется со злом, и вот что замечательно: маленький и слабый всегда побеждает здесь большого и сильного. Воробышек избавляет львов и тигров от грозного Тараканища, Муху-Цокотуху спасает самый крохотный из героев сказки – Комарик. Веселый сказочник как бы советует своему маленькому читателю: “Борись – и ты будешь победителем! Эти сказки написаны звонкими стихами, которые легко запоминаются и поются. Они выросли из детских игр, из детского и народного поэтического творчества. В них то и дело звучат считалки, дразнилки, скороговорки, перевертыши, шуточные афоризмы, ставшие поговорками, вроде: “Ох, нелегкая это работа – из болота тащить бегемота”. Чуковский жестоко высмеивает всяких тиранов-угнетателей и тех, кто делает угнетение возможным, прежде всего трусов. Он рисует галерею этих типов. Здесь и волки, которые “от испуга скушали друг друга”, и храбрящиеся трусы – раки, “наступающие” не в ту сторону, и крупные рогатые скоты, которые на призыв забодать Тараканище отвечают: Мы врага бы На рога бы, Только шкура дорога, И рога нынче тоже не дешевы. Сказки Чуковского – классические произведения русской поэзии. С творчеством Чуковского-поэта тесно связана книга “От двух до пяти”, выдержавшая уже два десятка изданий. Разнообразие творческих интересов Чуковского поразительно. Среди его сочинений вместе с критическими статьями, литературоведческими исследованиями и детскими сказками есть повести для юношества, книга по теории художественного перевода (“Высокое искусство”, 1964) и книга воспоминаний о писателях и художниках, которых Чуковский близко знал: о Горьком, Репине, Врюсове, Маяковском, Блоке, А. Толстом (“Современники”, 1962).
Он блестящий переводчик Марка Твена, Редьярда Киплинга, Уолта Уитмена.
В мае 1962 г. под сводами Оксфордского университета – одного из старейших в Европе – Корнею Ивановичу Чуковскому набросили на плечи черно-красную мантию и вручили диплом почетного доктора литературы.
После И. С. Тургенева он стал вторым русским писателем, удостоенным этого звания в Англии.
А за монументальное исследование “Мастерство Некрасова” ему была присуждена Горькийская премия.

Читайте также:  Чехов: сочинение

Примеры школьных сочинений
по литературе. Готовые
школьные сочинения
для 1 – 10 классов.

Итоговое сочинение

Примеры сочинений по тематическим направлениям:

«Корней Иванович Чуковский»

Ученый-филолог, поэт и прозаик, критик и добрый сказочник таков был Корней Иванович Чуковский. Диапазон его Творчества необыкновенно широк: он увлекает за собой и малышей, которые еще не умеют читать, и школьников-подростков, и взрослых людей самых различных профессий.

Ценой огромных усилий ей удалось устроить сына и гимназию, однако па основе циркуляра министра просвещения «о кухаркиных детях» он вскоре был исключен из гим-НВЗИИ, так как его мать была прачкой. Знания, которые он успел приобрести в гимназии, сводились к знакомству с классическими языками. Началась трудовая жизнь. Чуковский переменил несколько профессий, сталкивался с самыми различными людьми. Все свободное время он посвящал самообразованию, зачитывался Пушкиным, Некрасовым, Чеховым. В 1901 году К. И. Чуковский принес в редакцию газеты «Одесские новости» свою первую статью — «Что такое искусство». Статья была напечатана, а через два года он едет в Лондон в качестве корреспондента этой газеты. Однако вскоре газета перестала высылать ему деньги, и он вынужден был начать работать в Британском музее. Вернулся в Одессу он в разгар революции 1905 года. На рейде Одесского порта стоял в то время броненосец «Потемкин», и Чуковскому дважды удалось побывать на легендарном корабле. Переехав в Петербург, К. И. Чуковский начинает издавать журнал «Сигнал» (субсидировал издание известный оперный певец Л. В. Собинов). Журнал носил сатирический, антисамодержавный характер, за что К. И. Чуковский как редактор журнала был привлечен к суду. После революции 1905 года он сотрудничает во многих журналах, занимается литературной работой. В последующие годы К. И. Чуковский впервые обращается к детской литературе: он пишет статьи о специфике детской литературы, о детском чтении, о восприятии детьми литературы. Около 1907 года выходит его статья «Детский язык», а через десять лет был написан «Крокодил» — первая сказка для детей.

В 1916 году писатель познакомился с М. Горьким, который и натолкнул его на мысль написать «Крокодил». Сказка была напечатана в журнале «Для детей» (приложение к журналу «Нива»), редактором которого стал к этому времени Чуковский. После Октябрьской революции К. И. Чуковский вместе с М. Горьким подготовил к изданию первую советскую книгу для детей, которая вышла под названием «Елка» в январе 1918 года. В этом же 1918 году К. И. Чуковский был привлечен к работе в издательстве «Всемирная литература», основанном М. Горьким, где возглавил англо-американский отдел. В 1919 году под его редакцией выходит полное собрание сочинений Н. А. Некрасова, его любимого поэта. В те же годы он пишет сказки «Мойдодыр», «Тараканище», организует издательство для выпуска детских книг — «Радуга». В этом издательстве вышли его стихотворения «Домик», «Зайка», «Скок-поскок» и др. В 1924 году появилась книга Чуковского «Маленькие дети», которая впоследствии получила широкую известность под названием «От двух до пяти». В 20-е годы им были написаны ставшие со временем всемирно известными сказки: «Муха-Цокотуха», «Бармалей», «Телефон», «Федорино горе», «Чудо-дерево», «Путаница», «Лимпопо», «Краденое солнце», «Топтыгин и Лиса».

В 1934 году К. И. Чуковский принимал участие в работе I Всесоюзного съезда советских писателей, где дважды выступил с докладами: о детской литературе и о состоянии переводческого дела в нашей стране. 30-е годы — это время напряженнейшего литературного труда. Чуковский пишет повести «Солнечная» и «Гимназия», пересказывает прозой сказку о докторе Айболите, переиздает «От двух до пяти», пишет ряд критических статей о детской литературе: «Хорошая, яркая детская книга будет создана», «Поставщики литературных сухарей», «Дайте детям книгу», «О детской книжке» и др. С первого дня войны К. И. Чуковский весь свой талант, все спои силы отдает общему делу разгрома фашистов.

В западной прессе он публикует статьи, очерки «Плечом к плечу», «Дети великой эпохи», «Русско-американские сказки», в которых рассказывает о мужестве советского народа, о зверствах фашистов, о советских детях, которым пришлось жить в это страшное время («Дети и война»).

К изучению детской психологии Чуковский обратился сразу же после Октября, в 20-е годы. В этот период, по его словам, он «ушел в детвору», проводил с ней все свободное время, посещал детские сады, был активным участником всей внешкольной работы с детьми. С материалом, накопленным Чуковским, в те же годы познакомился М. Горький и посоветовал ему написать специальную книгу о детях. Так в 1924 году появилась первая книга писателя — «Маленькие дети», которая легла в основу одной из популярнейших его работ — «От двух до пяти». В этой книге К. И. Чуковский выступил прежде всего как ученый. Литературовед В. Перцов пишет: «Его К. И. Чуковского можно сравнить с натуралистом, который годами и десятилетиями присматривается к явлениям природы, чтобы, накопив наблюдения в достаточном количестве, сделать обоснованные выводы». Название книги, прежде всего, четко очерчивает границы исследования: это мир ребенка «от двух до пяти». Однако, утверждает К. И. Чуковский, этот возраст не есть какой-то замкнутый мир. В нем есть внутреннее движение, изменение: возраст до трех лет он называет периодом лингвистической одаренности, от трех до четырех лет — периодом максимальной одаренности, а возраст от четырех до пяти характеризуется спадом этой одаренности, а в восьмилетнем возрасте ее нет и в помине, так как надобность в ней миновала: к этому ребенок уже полностью овладел основными принципами. Помимо активного пополнения своего словаря ребенок за эти годы усваивает и многие грамматические нормы родного языка: «У взрослого лопнул бы череп, если бы ему пришлось в такое малое время усвоить то множество грамматических форм, которые так легко и свободно усваивает двухлетний «лингвист».

Стихотворения должны быть графичны;

* наибыстрейшая смена образов — …второе правило для писателей;
* словесная живопись должна быть в то же время лирична;
* подвижность и переменчивость ритма;
* повышенная музыкальность поэтической речи;
* рифмы в стихах для детей должны быть поставлены на самом близком расстоянии одна от другой;
* слова, которые служат рифмами в детских стихах, должны быть главными носителями смысла всей фразы;
* каждая строка детских стихов должна жить своей собственной жизнью и составлять отдельный организм;
* не загромождать своих стихов прилагательными;
* преобладающим ритмом ребячьих стихов должен быть непременно хорей;
* стихи должны быть игровыми…;
* поэзия для маленьких должна быть и для взрослых поэзией».

«Есть еще,— говорит Чуковский,— и тринадцатая. Мы должны не столько приспособляться к ребенку, сколько приспособлять его к себе, к своим «взрослым» ощущениям и мыслям». Высокая культура, целеустремленность, неистощимая трудоспособность всегда отличали этого талантливого человека. Он с одинаковой глубиной работал и над детской сказкой, и над исследованием творчества Н. А. Некрасова, и над книгой о современном русском языке. Ему удалось сделать поэзию для детей поэзией большого искусства. Он наполнил сказки огромным познавательным и воспитательным материалом, учил своих слушателей и читателей быть смелыми, храбрыми, находчивыми, а главное — гуманными, умеющими ценить доброту и быть добрыми. Его сказки — ценнейший фактор эстетического воспитания детей. Путь Чуковского в литературу не был легким. Подвергались осуждению сказки, перевертыши, формально были восприняты даже его известные «заповеди» для детских поэтов. Отдельные творческие неудачи писателя (например, сказка «Одолеем Бармалея») служили поводом к нападкам на все его творчество, на художественные принципы. В борьбе за сказку для детей, за свои литературные принципы К. И. Чуковский оказался победителем. Книги, написанные им, выдержали испытание временем. Его герои живут широкой жизнью среди нашей детворы. Творческое наследие Чуковского— это и своеобразный художественный портрет самого писателя, так как вся его жизнь отражена в его произведениях. К. И. Чуковский навсегда останется в памяти читателей как человек, глядящий на мир широко открытыми глазами ребенка.

К. И. Чуковский — крупный литературовед. Под его редакцией вышло полное собрание сочинений Н. А. Некрасова, книги «Лев Толстой и Дружинин», «Жизнь и смерть Николая Успенского» и др. После войны он закончил книгу «Мастерство Некрасова», которая была удостоена Ленинской премии, опубликовал книгу о русском языке «Живой как жизнь». В 1957 году К. И. Чуковскому было присвоено звание доктора филологических наук, в 1962 году — почетное звание доктора литературы Оксфордского университета в Англии. К. И. Чуковский награжден орденом Ленина, двумя орденами Трудового Красного Знамени. Скончался К. И. Чуковский в 1969 году.

Сочинение 26. Сборник ЕГЭ-2019

Наш язык до сих пор ощущается многими как некая слепая стихия, которой невозможно управлять.

Одним из первых утвердил эту мысль гениальный учёный В. Гумбольдт. «Язык, — писал он, — совершенно независим от отдельного субъекта. Перед индивидом язык стоит как продукт деятельности многих поколений и достояние целой нации, поэтому сила индивида по сравнению с силой языка незначительна».

Наш язык до сих пор ощущается многими как некая слепая стихия, которой невозможно управлять.

Одним из первых утвердил эту мысль гениальный учёный В. Гумбольдт. «Язык, — писал он, — совершенно независим от отдельного субъекта. Перед индивидом язык стоит как продукт деятельности многих поколений и достояние целой нации, поэтому сила индивида по сравнению с силой языка незначительна».

Это воззрение сохранилось до нашей эпохи. «Сколько ни скажи разумных слов против глупых и наглых слов, они — мы это знаем — от того не исчезнут, а если исчезнут, то не потому, что эстеты или лингвисты возмущались», — так писал один даровитый учёный. «В том и беда, — говорил он с тоской, — что ревнителей чистоты и правильности родной речи, как и ревнителей добрых нравов, никто слышать не хочет. 3а них говорят грамматика и логика, здравый смысл и хороший вкус, благозвучие и благопристойность, но из всего этого натиска грамматики, риторики и стилистики на бесшабашную, безобразную, безоглядную живую речь не выходит ничего». Приведя образцы всевозможных речевых «безобразий», учёный воплотил свою печаль в безрадостном и безнадёжном афоризме: «Доводы от разума, науки и хорошего тона действуют на бытие таких словечек не больше, чем курсы геологии на землетрясение».

В прежнее время такой пессимизм был совершенно оправдан. Нечего было и думать о том, чтобы дружно, планомерно, сплочёнными силами вмешаться в совершающиеся языковые процессы и направить их по желанному руслу. Старик Карамзин очень точно выразил это общее чувство смиренной покорности перед стихийными силами языка: «Слова входят в наш язык самовластно».

С тех пор крупнейшие наши языковеды постоянно указывали, что воля отдельных людей, к сожалению, бессильна сознательно управлять процессами формирования нашей речи.

Все так и представляли себе: будто мимо них протекает могучая речевая река, а они стоят на берегу и с бессильным негодованием следят, сколько всякой дребедени несут на себе её волны.

— Незачем, — говорили они, — кипятиться и драться. До сих пор ещё не было случая, чтобы попытка блюстителей чистоты языка исправить языковые ошибки сколько-нибудь значительной массы людей увенчалась хотя бы малейшим успехом.

Но можем ли мы согласиться с такой философией бездействия и непротивления злу? Неужели мы, писатели, педагоги, лингвисты, можем только скорбеть, негодовать, ужасаться, наблюдая, как портится русский язык, но не смеем и думать о том, чтобы мощными усилиями воли подчинить его коллективному разуму?

Пусть философия бездействия имела свой смысл в былые эпохи, когда творческая воля людей так часто бывала бессильна в борьбе со стихиями — в том числе и со стихией языка. Но в эпоху завоевания космоса, в эпоху искусственных рек и морей неужели у нас нет ни малейшей возможности хоть отчасти воздействовать на стихию своего , языка?

Читайте также:  Шекспир У.: сочинение

Всякому ясно, что эта власть у нас есть, и нужно удивляться лишь тому, что мы так мало пользуемся ею. Ведь существуют же в нашей стране такие сверхмощные рычаги просвещения, как радио, кино, телевидение, идеально согласованные между собой во всех своих задачах и действиях. Я уже не говорю о множестве газет и журналов — районных, областных, городских, — подчинённых единому идейному плану, вполне владеющих умами миллионов читателей.

Стоит только всему этому целенаправленному комплексу сил дружно, планомерно, решительно восстать против уродств нашей нынешней речи, громко заклеймить их всенародным позором — и можно не сомневаться, что многие из этих уродств если не исчезнут совсем, то, во всяком случае, навсегда потеряют свой массовый, эпидемический характер.

Правда, я очень хорошо понимаю, что всех этих мер недостаточно.

Ведь культура речи неотделима от общей культуры. Чтобы повысить качество своего языка, нужно повысить качество своего сердца, своего интеллекта. Иной и пишет, и говорит без ошибок, но какой у него бедный словарь, какие заплесневелые фразы! Какая худосочная душевная жизнь отражается в них!

Между тем лишь та речь может по-настоящему называться культурной, у которой богатый словарь и множество разнообразных интонаций. Этого никакими походами за чистоту языка не добьёшься. 3десь нужны другие, более длительные, более широкие методы. Для подлинного просвещения создано столько библиотек, школ, университетов, институтов и т. д. Поднимая свою общую культуру, народ тем самым поднимает и культуру своего языка.

Но, конечно, это не освобождает любого из нас от посильного участия в борьбе за чистоту и красоту нашей речи.

(По К. И. Чуковскому*)
Корней Иванович Чуковский (настоящее имя — Николай Васильевич Корнейчуков, 1882-1969) — русский советский поэт, детский писатель, литературовед, публицист, журналист, литературный критик, переводчик.

Корней Иванович Чуковский — детский писатель, литературовед, публицист, журналист, литературный критик, переводчик, в данном тексте поднимает проблему повышения культуры речи.

Раскрывая данную проблему, автор пишет: «Наш язык до сих пор ощущается многими как некая слепая стихия, которой невозможно управлять», – и приводит факты из истории развития языка, когда многие деятели культуры и науки высказывались о том, что культура языка падает, и с этим ничего невозможно сделать. Затем Корней Иванович задается сразу несколькими вопросами: «Но можем ли мы согласиться с такой философией бездействия и непротивления злу? неужели у нас нет ни малейшей возможности хоть отчасти воздействовать на стихию своего языка?». Отвечая на эти вопросы, он призывает использовать для развития «радио, кино, телевидение, идеально согласованные между собой во всех своих задачах и действиях». Далее он замечает, что стоит «только всему этому целенаправленному комплексу сил дружно, планомерно, решительно восстать против уродств нашей нынешней речи, громко заклеймить их всенародным позором — и можно не сомневаться, что многие из этих уродств если не исчезнут совсем, то, во всяком случае, навсегда потеряют свой массовый, эпидемический характер..». Заканчивает Чуковский свое рассуждение рецептом, который позволит поднять культуру языка. Автор считает, что необходимо поднимать общую культуру народа, тогда и культура языка поднимется сама собой.

А поднимать эту самую культуру можно, используя, так называемые, рычаги просвещения. К сверхмощным рычагам просвещения относятся библиотеки, учебные заведения, средства массовой информации, «идеально согласованные между собой во всех своих задачах и действиях, – в этом состоит позиция автора данного текста.

С данной позицией можно согласиться. Язык придуман людьми для общения, для выражения мыслей и чувств. Но выразить все, что ты хочешь словами можно только после того, как понял и запомнил значения слов. Скорее всего, падение культуры речи происходит от части, от того, что люди не запоминают или не понимают оттенков значения многих слов. К тому же в русском языке есть большое количество слов, которое отличается одной буквой, а значение у них разное, отсюда происходит путаница, появляется неумение использовать слова в тех или иных выражениях. К тому же современные гаджеты не располагают к многословию, что тоже вредит культуре и качеству речи. И хочется верить, что люди будут соблюдать культуру речи, обогащать и развивать ее, а не уничтожать и трансформировать до неузнаваемости.

Таким образом, хочется надеяться, чтобы пословица: «Встречают по одежке, а провожают по уму», – еще долгое время не потеряет своей актуальности, так как ум человека отражается, прежде всего, в его словах, в правильной культурной речи, в использовании слов в свойственных им значениях.

Корней Иванович Чуковский. В чем секрет популярности его детских произведений?

31 марта 1882 года в Санкт-Петербурге родился замечательный детский писатель Корней Иванович Чуковский, автор множества сказок, которые вы помните наизусть, даже если у вас нет детей.

Биография его описана в различных источниках и им самим в автобиографической повести «Серебряный герб». В ней значится, что имя Корнея Ивановича Чуковского при рождении — Николай Васильевич Корнейчуков. Его отцом был Эммануил Соломонович Левенсон, в семье которого жила прислугой мать Корнея Чуковского — полтавская крестьянка Екатерина Осиповна Корнейчук. Отец оставил их, и мать переехала в Одессу. Писатель долгие годы страдал от того, что был «незаконнорожденным». В пятом классе его отчислили из гимназии из-за низкого происхождения…

В 1901 году появилась его первая статья в газете «Одесские новости». Он писал статьи на самые разные темы — от философии до фельетонов. В 1903 году Корней Иванович отправился в Петербург с твердым намерением стать писателем. Он ездил по редакциям журналов и предлагал свои произведения, но везде получил отказ. Это не остановило Чуковского. Он познакомился со многими литераторами, привык к жизни в Петербурге и нашел-таки себе работу — стал корреспондентом газеты «Одесские новости», куда отправлял свои материалы из Петербурга. «Одесскими новостями» он был командирован в Англию в качестве корреспондента. В 1904 году Чуковский вернулся в Россию и стал литературным критиком, печатая свои статьи в петербургских журналах и газетах. В 1916 году Чуковский стал военным корреспондентом газеты «Речь» в Великобритании, Франции, Бельгии.
Данный этап биографии не обнаруживает в Чуковском задатков детского писателя. К этому времени он получил известность и признание как литературный критик и журналист.

Что же заставило писателя на этапе определенных жизненных достижений и успехов обратиться к детскому творчеству?

Из биографии: дало толчок предложение от М. Горького в 1917 г. стать руководителем детского отдела издательства «Парус». Тогда же он стал обращать внимание на речь и обороты маленьких детей и записывать их, изучать детскую психологию. Однажды Чуковскому надо было составить альманах «Жар-птица». Это была обыкновенная редакторская работа, но именно она явилась причиной рождения детского писателя. Написав к альманаху свои первые детские сказки «Цыпленок», «Доктор» и «Собачье царство», Чуковский выступил в совершенно новом свете. Его работы не остались незамеченными. решил выпустить сборники детских произведений и попросил Чуковского написать поэму для детей к первому сборнику. Чуковский вначале очень переживал, что он не сможет написать, поскольку никогда ранее этого не делал. Но помог случай. Возвращаясь в поезде в Петербург с заболевшим сыном, он под стук колес рассказывал ему сказку про крокодила. Ребенок очень внимательно слушал. Прошло несколько дней, Корней Иванович уже забыл о том эпизоде, а сын запомнил все, сказанное тогда отцом, наизусть. Так родилась сказка «Крокодил», опубликованная в 1917 году. С тех пор Чуковский стал любимым детским писателем.

Чуковский — отец четырёх детей: Николая, Лидии, Бориса и умершей в детстве Марии (Мурочки), которой посвящены многие его детские стихи.

В основе его произведений лежит беззаветная любовь к детям. Он хорошо знал и понимал их. Писатель сумел сохранить в себе ту детскую непосредственность, которая позволила ему на языке, понятном детям, и в близких им образах рисовать замечательные словесные картинки: родные и запоминающиеся, ведущие в увлекательный большой мир без скучных нравоучений и нудных нотаций. В моей семье эти стихи прошли через четыре поколения и занимают на книжных полках видное место в ожидании следующих.

В чем секрет популярности и «живучести» его детских произведений?

Кто лучше «Мойдодыра» без утомительных нотаций может рассказать детям про важность личной гигиены? Замечательно закрепляет материал урока чистоты «Федорино горе».

А «Айболит»? Как часто не хватает нам сегодня образа доброго волшебника в лице доктора.
«Слава, слава Айболиту!
Слава добрым докторам!»

«Телефон» — современно и актуально, даже, благодаря сотовым телефонам, современней и актуальней, чем во времена Чуковского.
«И такая дребедень
Целый день:
Динь-ди-лень,
Динь-ди-лень,
Динь-ди-лень!
То тюлень позвонит, то олень…»
Знакомая ситуация, верно?

«Тараканище» — легко и просто помогает справиться с детскими страхами, показывает, как можно на ровном месте создать объект для страха, превратить маленького таракана в огромного великана, рассеять ужас и панику. Решает проблему маленький воробей, который вмиг съел «проблему». Оказывается все просто и совсем не страшно.

«Краденое солнце» — проблема посерьезней, но тоже решаемая. Главное не сидеть на месте и не скулить, а искать пути решения и действовать. И взрослым не помешает перечитать и вникнуть в суть.

Можно долго говорить о «детском» творчестве писателя. Оно несет в себе вечные понятия добра и справедливости, оно — искренне, правдиво и непосредственно, как само детство.

Когда читаешь о притеснениях, которым подвергся писатель со стороны властей, становится горько и обидно. «Чуковщина» — этот термин придуман противниками не только писателя, но и великого чуда — детства. Как-то мне попался отзыв о детских стихах писателя как о «бессмысленном нагромождении рифм». Возникло ощущение, что у меня хотят отнять и сломать любимую игрушку. Создалось впечатление, что у человека, который сказал эти слова, по каким-то непонятным причинам выпал из жизни период детства, либо он исчез из памяти вследствие тяжелой болезни.

Давайте ещё раз перечитаем замечательные произведения писателя, возьмем из них все самое лучшее и передадим нашим детям:
«Да здравствует мыло душистое,
И полотенце пушистое…»

Да здравствует великий детский писатель и психолог Корней Иванович Чуковский!

Чуковский, Корней Иванович

Корней Иванович Чуковский, настоящее имя Николай Иванович Корнейчуков, родился 31 марта (19 марта по старому стилю 1882 в Санкт-Петербурге; умер 28 октября 1969 в Кунцево, в то время уже в черте г. Москвы) – русский и советский поэт, критик, литературовед, переводчик. Один из первых в России исследователей феномена массовой культуры. Читателям больше всего известен как детский поэт.

Семья

Мать Чуковского, Екатерина Осиповна Корнейчукова, украинская крестьянка из Полтавской губернии, работала прислугой в доме отца Чуковского, петербургского студента. Он бросил Екатерину Осиповну, не посмев нарушить запрет своего отца, препятствовавшего их браку. Екатерина Осиповна вынуждена была уехать в Одессу вместе с Николаем и его старшей сестрой Марией Корнейчуковой (родилась в 1879 г.)

Двусмысленное положение “незаконнорожденного” оскорбляло и заставляло страдать Чуковского, особенно в детстве и юности. Будучи уже взрослым человеком, он в 1912 г. встретился с отцом. Члены семьи Чуковских не узнали подробности беседы за закрытыми дверями, но после разговора отец Чуковского ушел и никогда больше не появлялся в их доме. Чуковский не смог простить предательства по отношению к своей матери, которая любила отца всю жизнь.

В 1903 году женился на двадцатитрехлетней одесситке, дочери бухгалтера частной фирмы, Марии Борисовне Гольдфельд. Брак был единственным и счастливым. Из четверых родившихся в их семье детей (Николай, Лидия, Борис и Мария) долгую жизнь прожили только двое старших – Николай и Лидия, сами впоследствии ставшие писателями. Младшая дочь Маша умерла в детстве от туберкулёза. Сын Борис погиб на войне в 1941 году; другой сын Николай тоже воевал, участвовал в обороне Ленинграда. Лидия Чуковская (родилась в 1907) прожила длинную и трудную жизнь, подвергалась репрессиям, пережила расстрел мужа, выдающегося физика Матвея Бронштейна.

Жизнь и творчество Чуковского

Николай провел свои детские годы в Одессе. Семья жила очень бедно. В пятом классе Николай был исключен из гимназии вследствие печально известного циркуляра “о кухаркиных детях” [1] . Занимался самообразованием. Самостоятельно выучил английский язык.

С 1901 печатался в газете «Одесские новости», в 1903–1904 в качестве корреспондента этой газеты жил в Лондоне.

Читайте также:  Зайцев: сочинение

Вернувшись в Россию в 1904 г., приобрел известность как блестящий литературный критик, сотрудничал со многими петербургскими журналами, организовал собственный сатирический журнал “Сигнал”. В его журнале печатались такие авторы, как Федор Сологуб, Тэффи, А.И. Куприн. За резкий антиправительственный тон материалов, печатаемых в журнале, Чуковский подвергся аресту. В 1906 он стал постоянным сотрудником журнала В.Я.Брюсова “Весы”.

Критические статьи, принесшие известность своему автору, впоследствии вышли отдельными сборниками “От Чехова до наших дней” (1908), “Критические рассказы” (1911), “Лица и маски” (1914), “Футуристы” (1922).

В 1912 Чуковский, живя в финском местечке Куоккала, поддерживал контакты с Н.Н.Евреиновым, В.Г.Короленко, Л.Н.Андреевым, А.И.Куприным, В.В.Маяковским, И.Е.Репиным. В это время Корней Иванович начал писать свой домашний рукописный альманах “Чукоккала” [2] (первое издание “Чукоккалы” в 1979). Этот юмористический рукописный альманах, где оставили свои творческие автографы знаменитные знакомые Чуковского: А. Блок, З.Гиппиус, Н. Гумилев, О. Мандельштам, А.И. Солженицын, И.Е Репин и многие другие – представляет собой уникальный литературный памятник. Чуковский возил свою Чукоккалу в Англию. В ней оставили свои автографы Артур Конан Дойл и Герберт Уэллс Впервые альманах публиковался в 1979, через десять лет после смерти Чуковского. Издание представляло собой сильно урезанный по сравнению с оригиналом вариант знаменитого альманаха. Чуковскому пришлось отказаться не только от публикации записей опальных Гумилева, Мандельштама, Гиппиус, Солженицына, но также и от собственных стихов и рисунков, бывших в оригинале.

В 1917 г. Чуковский принялся за исследование творчества Некрасова.Творчеством Некрасова Чуковский занимался почти полвека. По крупицам восстанавливал стихотворные тексты поэта, испорченные цензурой. Так же бережно восстановил он и образ самого поэта. Эта работа закончилась лишь в 1952 г., ее итогом стала книга “Мастерство Некрасова”, за которую автор получил в 1962 г. Ленинскую премию). Чуковский изучал также поэзию Т.Г.Шевченко, литературу 1860-х годов, биографию и творчество А.П.Чехова.

Совершенно особое место в творческой жизни критика К.И.Чуковского занимал Оскар Уайльд. В 1903-1904 гг., когда Чуковский жил в Англии, в качестве корреспондента газеты “Одесские новости” он впервые заинтересовался Уайльдом. Среди присланных им корреспонденций было и сообщение о постановке в лондонском театре “Корт” комедии Уайльда “Как важно быть серьезным”. Отношение к Уайльду менялось со временем, Чуковский всю жизнь “открывал” его для себя и для русских читателей.

По возвращении в Россию Чуковский выступал с лекциями об Уайльде в Москве, Киеве, Витебске, других городах. В 1911 г. он напечатал в “Ниве” этюд “Оскар Уайльд” – первый набросок портрета писателя, легший в основу всех других его работ об Уайльде.

Этот этюд был написан очень увлекательно, живым языком, иронично. В нем автор явно желал, чтобы русская публика трезво оценила своего кумира. В его талантливости Чуковский не сомневался, но считал его несколько поверхностным, неискренним, склонный к позерству. “Салонный” – таково было слово, определяющее как самого Уайльда, так и все его творчество.

В феврале 1916 г. Чуковский снова побывал в Англии и встретился в Лондоне с Р.Россом [3] , который внимательно следил за всем, что пишется о его друге , благодарный Чуковскому за прекрасную статью об Уайльде, Росс сделал автору поистине королевский подарок – страничку «Баллады Редингской тюрьмы» [4] , написанную рукой Уайльда. Опубликованная в 1922 г. отдельной книгой расширенная статья Чуковского была посвящена памяти Росса, скончавшегося в 1918 г.

Чуковский не скрывал, что разобраться в Уайльде помог ему А.М.Горький, к мнению которого он всегда прислушивался. Издательство «Всемирная литература», созданное в 1918 г. по инициативе Горького, предполагало выпустить новое собрание сочинений Уайльда со вступительной статьей Чуковского. Свой отзыв о статье Горький дал в письме Чуковскому (датируемом публикаторами условно 1918-1920 гг.), где он пишет:

«Вы несомненно правы, когда говорите, что парадоксы Уайльда – «общие места навыворот», но не допускаете ли Вы за этим стремлением вывернуть наизнанку все «общие места» более или менее осознанного желания насолить мистрисс Грэнди, пошатнуть английский пуританизм?» Письмо Горького заставило Чуковского пристальнее всмотреться в эпоху Уайльда, пересмотреть свое представление о нем.

Прочитав опубликованные в 1962 г. в Англии письма Уайльда, Чуковский удостоверился в том, “как он доблестно боролся за свободу искусства, за право художника не подчиняться диктатуре ханжей”. В последних редакциях статьи Чуковского ироническое некогда отношение к Уайльду сменяется признанием его бесспорных заслуг перед английской словесностью.

В 1916 Чуковский составил сборник для детей “Ёлка”. В 1917 г. М.Горький предложил ему возглавить детский отдел издательства “Парус”. Тогда же он стал обращать внимание на речь маленьких детей и записывать их. Из этих наблюдений родилась книга “От двух до пяти”(впервые вышла в 1928), которая представляет собой лингвистическое исследование детского языка и особенностей детского мышления.

Первая детская поэма “Крокодил” (1916) родилась случайно. Корней Иванович вместе с маленьким сыном ехали в поезде. Мальчик болел и, чтобы отвлечь его от страданий, Корней Иванович начал рифмовать строки под стук колес.

За этой поэмой последовали другие произведения для детей: “Тараканище” (1922), “Мойдодыр” (1922), “Муха-Цокотуха” (1923), “Чудо-дерево” (1924), “Бармалей” (1925), “Телефон” (1926), “Федорино горе” (1926), “Айболит” (1929) [5] , “Краденное солнце” (1945), “Бибигон” (1945), “Спасибо Айболиту” (1955), “Муха в бане” (1969)

Именно детские сказки стали причиной начатой в 30-е гг. травли Чуковского, так называемой борьбы с “чуковщиной”, инициированной Н.К. Крупской. В 1929 г. его заставили публично отречься от своих сказок. Чуковский был подавлен пережитым событием и долго после этого не мог писать. По собственному признанию, с того времени он из автора превратился в редактора.

Для детей младшего школькного возраста Чуковский пересказал древнегреческий миф о Персее, переводил английские народные песенки (“Барабек”, “Дженни”, “Котауси и Мауси” и др.). В пересказе [6] Чуковского дети познакомились с “Приключениями барона Мюнхгаузена” Э. Распе, “Робинзона Крузо” Д.Дефо, с “Маленьким оборвышем” малоизвестного Дж. Гринвуда; для детей Чуковский переводил сказки Киплинга, произведения Марка Твена[7] . Дети в жизни Чуковского стали поистине источником сил и вдохновения. В его доме в подмосковном поселке Переделкино, куда он окончательно переехал в 1950-е гг., часто собиралось до полутора тысяч детей. Чуковский устраивал для них праздники “Здравствуй, лето” и “Прощай, лето”. Много общаясь с детьми, Чуковский пришел к выводу, что они слишком мало читают и, отрезав большой кусок земли от своего дачного участка в Переделкино, построил там библиотеку для детей. “Библиотеку я построил, хочется до конца жизни построить детский сад”, – говорил Чуковский.

  • Переводчик, лингвист, исследователь массовой культуры

Чуковский любил англоязычную литературу и охотно переводил ее, в годы опалы переводы кормили его. Он перевел произведения Марка Твена, Редьярда Киплинга, Г. Честертона, Конан Дойла, О.Генри и написал несколько статей об их творчестве. Любимым поэтом Чуковского с юных лет был У.Уитмен. При переменном отношении Чуковского к собственному творчеству переводы из Уитмена доставляли ему радость всю жизнь. В начале ноября 1965 г., когда ему сообщили о смерти сына Николая Чуковского записал: “Потом пришла Облонская, мы редактировали Уолта Уитмена, и это меня спасло”. Чуковский написал книгу о любимом поэте и озаглавил ее “Мой Уитмен”.

Чуковский написал исследовательский труд “Искусство перевода” (1936), позднее переработанный в “Высокое искусство” (1941), расширенные издания – 1964 и 1968 гг.

Увлеченный англоязычной литературой, Чуковский не мог не обратить внимание на жанр детектива, набиравший обороты в первой половине двадцатого века. Он прочел очень много детективов, выписывал особенно удачные места из них, “коллекционировал” способы убийств [8] . В связи с этим, он первый в России заговорил о зарождающемся феномене массовой культуры, приводя в пример детективный жанр в литературе и кинематограф (статья “Нат Пинкертон и современная литература” (1908) об особенностях детективного жанра). Всплеск интереса к детективам низкого пошиба Чуковский объяснял как выражение “жажды крови” масс, продолжение военной истерии первой половины двацатого столетия. Кинематограф же считал новой формой мифотворчества, в которой народ, оторванный от земли и исконных занятий, пытался довольно убого творить новых мифических героев, новые культурные ценности.

Всегда относившийся к языку как к живому существу, Чуковский в 1962 г. написал книгу “Живой как жизнь” о русском языке, в которой описал несколько проблем современной речи, причем главной болезнью назвал “канцелярит” (выдуманное Чуковским слово, обозначающее захламление языка бюрократическими штампами). Корней Иванович до конца жизни боролся с канцеляритом, подменяющим живые оригинальные мысли и чувства. Он считал, что если современная обстановка рождает канцелярит, то воздействие правильной речью может по принципу обратного действия улучшить жизнь носителей языка.

Прототипы

Неизвестно, были ли прототипы у героев сказок Чуковского. Но существуют довольно правдоподобные версии возникновения ярких и харизматичных персонажей его детских сказок.

В прототипы Айболита годятся сразу два персонажа, один из которых был живым человеком, доктором из Вильнюса. Его звали Цемах Шабад (на русский манер – Тимофей Осипович Шабад). Доктор Шабад, окончив медицинский факультет Московского университета в 1889 г, добровольно отправился в московские трущобы, чтобы лечить бедняков и бездомных. Добровольно поехал в Поволжье, где рискуя жизнью, боролся с эпидемией холеры. Вернувшись в Вильнюс (в начале двадцатого века – Вильно) бесплатно лечил бедняков, кормил детей из бедных семей, не отказывал в помощи, когда к нему приносили домашних животных, лечил даже раненных птиц, которых ему приносили с улицы. С Шабадом писатель познакомился в 1912 году. Он дважды побывал в гостях у доктора Шабада и сам лично назвал его прототипом доктора Айболита в своей статье в “Пионерской правде”.

В письмах Корней Иванович, в частности, рассказывал: «. Доктор Шабад был очень любим в городе, потому что лечил бедняков, голубей, кошек. Придет, бывало, к нему худенькая девочка, он говорит ей – ты хочешь, чтобы я выписал тебе рецепт? Нет, тебе поможет молоко, приходи ко мне каждое утро, и ты получишь два стакана молока. Вот я и подумал, как было бы чудно написать сказку про такого доброго доктора».

В воспоминаниях Корнея Чуковского сохранилась другая история о маленькой девочке из бедной семьи. Доктор Шабад поставил ей диагноз «систематическое недоедание» и сам принес маленькой пациентке белую булку и горячий бульон. На следующий день в знак благодарности выздоровевшая девчушка принесла доктору в подарок своего любимого кота.

Сегодня в Вильнюсе установлен памятник доктору Шабаду. [9]

Существует и другой претендент на роль прототипа Айболита – это доктор Дулитл из книги английского инженера Хью Лофтинга. Находясь на фронте Первой мировой войны, он придумал сказку для детей о докторе Дулитле, умевшем лечить разных животных, общаться с ними и воевать со своими врагами – злыми пиратами. История доктора Дулитла появилась в 1920 году.

Долгое время считали, что в “Тараканище” изображен Сталин (Таракан) и сталинский режим. Искушение провести параллели было очень сильным: Сталин был невысокого роста, рыжий, с пышными усами (Таракан – “жидконогая козявочка, букашечка”, рыжий с большими усами). Ему покоряются и его боятся большие сильные звери. Но “Тараканище” был написан в 1922 г., Чуковский мог не знать о важной роли Сталина и, тем более, не мог изображать режим, набравший силу в тридцатые годы.

Почетные звания и награды

  • 1957 – Награждён орденом Ленина; присвоена ученая степень доктора филологических наук
  • 1962 – Ленинская премия (за книгу “Мастерство Некрасова”,вышедшую в 1952 г.); звание почетного доктора литературы Оксфордского университета.

Цитаты

  • Если вам захочется пристрелить музыканта, вставьте заряженное ружье в пианино, на котором он будет играть. [10]
  • Детский писатель должен быть счастлив.
  • Начальство при помощи радио распространяет среди населения разухабистые гнусные песни – дабы население не знало ни Ахматовой, ни Блока, ни Мандельштама.
  • Чем старше женщина, тем больше в ее руках сумка. [11]
  • Все, чего хочется обывателям, – они выдают за программу правительства.
  • Когда тебя выпускают из тюрьмы и ты едешь домой, ради этих минут стоит жить!
  • Единственное, что прочно в моем организме – это вставные зубы.
  • Свобода слова нужна очень ограниченному кругу людей, а большинство, даже из интеллигентов, делает свое дело без нее.
  • В России надо жить долго. [12]
  • Кому велено чирикать, не мурлыкайте! [13]

Мила мне русская беседа
В ней, разум собственный любя,
Никто не слушает соседа,
Но каждый слушает себя.

Ссылка на основную публикацию
×
×