Как можно понять Горького «слышать и видеть язык»: сочинение

Сочинение «Как можно понять Горького «слышать и видеть язык»»

В словах о «гордом человеке» — всего прекрасного на земле, прозвучавших более полувека тому назад, Горький со всей «илой неколебимой веры и убежденности выразил гуманистический смысл «единой темы» своего творчества—»темы воинственной, революционной», полной исторического оптимизма, с ней он пришел в театр.
В начале девятисотых годов Горький испытывает небывалый подъем творческих сил. К драматургии Горький обратился, чтобы «вмешиваться в самую гущу жизни». Писатель охвачен жаждой деяния, у него бунтует «солнце в крови», он убежден — «настало время нужды в героическом», он верит — «новый век — воистину будет веком духовного обновления» людей. Ничто не может помешать Горькому — ни арест, ни ссылка «под надзор». Он пишет и в Петропавловской крепости, и в Арзамасе, и в Нижнем Новгороде — под неусыпным оком полиции. «Я охвачен пламенем! Я хочу работать, хочу — страстно. И что мне министры, прокуроры, приговоры?»

Только что окончив пьесу «Мещане», он спешит сообщить друзьям: «Непременно зимой же буду писать другую. А эта не удастся — десять напишу, но добьюсь, чего хочу! Очень захватила меня эта форма письма».

Начиная с 1901 года до конца своей жизни Горький не оставлял трудного искусства драматурга. За тридцать с лишним лет он написал около двадцати пьес, среди которых — «Мещане», «На дне», «Егор Булычев и другие», «Варвары», «Зыковы», «Враги» и многие другие, каждая по-своему, составили целую эпоху не только в творчестве писателя, но и в истории русского театра.

Собранные воедино пьесы Горького — правдивая драматическая биография времени; ее содержанием явилась история «разрушения личности» мещанина, индивидуалиста и рождение нового сознания, нового психологического типа — «человека миропонимания»,— как называл его Горький. «Мещане» — это не просто дебют Горького, но и дебют нового героя, которого ждала, искала, о котором мечтала свободолюбивая Россия. Герой пьесы Нил знает, что хочет в жизни. Вот что услышал русский читатель и зритель после грустно-лирических монологов чеховских героев о безысходности настоящегои о далеком прекрасном будущем, к которому они не ведали путей. Нил предстал как живое олицетворение будущего, приблизив его, заставив поверить в его реальность. В пьесе идет нравственный суд над мещанством.
В пьесе «На дне», как утверждал автор, его занимали «общефилософские вопросы»: что лучше, истина или сострадание? Что нужнее? Нужно ли доводить сострадание до того, чтобы пользоваться ложью, как Лука»? Странник Лука появляется в ночлежке в самый разгар спора ее обитателей — Клеща, Бубнова и Васьки Пепла — о совести и чести: нужны ли они людям дна? Лука труслив и осторожен. В опасный момент, когда убивают Костылева, он исчезает, как «исчезают грешники от лица праведных».
Горький создал пьесу широкого эмоционального звучания, сумев передать противоречивую гамму человеческих состояний — от вдохновенных речей Сатина о Человеке до смертного отчаяния Актера.

С убежденностью мыслителя, страстностью гражданина, с вдохновенной одержимостью художника Горький-драматург сокрушал «религию рабов и хозяев», разоблачая ее «по всей длине истории» и утверждая Правду свободного человека, силу его мысли, его разума.

Ранние произведения М. Горького овеяны романтизмом. В них писатель предстает перед нами как романтик. Он выступает один на один с миром, подходит к действительности с позиции своего идеала. Романтический мир героев противостоит реальному.
Большое значение играет пейзаж. Он отражает душевное состояние героев: «…окружавшая нас мгла осенней ночи вздрагивала и, пугливо отодвигаясь, открывала на миг слева – безграничную степь, справа – бесконечное море…». Мы видим, что духовный
мир героев находится в конфликте с реальностью. Один из главных героев рассказа Макар считает, что «человек раб – как только родился». Попробуем доказать это или опровергнуть.

Герои Горького – одаренные вольнолюбивцы. Не скрывая темных сторон жизни своих героев, автор опоэтизировал многих из них. Это сильные духом, красивые и гордые люди, у которых «солнце в крови».

Лойко Зобар – молодой цыган. Для него высшей ценностью является свобода, откровенность и доброта: «Он любил только коней и ничего больше, и то недолго – поездит, да и продаст, а деньги, кто хочет, тот и возьми. У него не было заветного
– нужно тебе его сердце, он сам бы вырвал его из груди, да тебе и отдал, только бы тебе от того хорошо было». Радда настолько горда, что ее не может сломить любовь к Лойко: « Никогда я никого не любила, Лойко, а тебя люблю. А еще я люблю волю! Волю-то, Лойко, я люблю больше, чем тебя». Для этих героев характерен пафос свободы. Неразрешимое противоречие между Раддой и Лойко – любовью и гордостью, по мнению Макара Чудры, может разрешиться только смертью. И сами герои отказываются от любви, счастья и предпочитают погибнуть во имя воли и абсолютной свободы.
Макар Чудра, находясь в центре повествования, получает возможность самореализации. Он считает, что гордость и любовь несовместимы. Любовь заставляет смириться и покориться любимому человеку. Макар, говоря о человеке, с его точки зрения,
несвободном, скажет: « Ведома ему воля? Ширь степная понятна? Говор морской волны веселит ему сердце? Он раб – как только родился, и все тут!» По его мнению, человек, рожденный рабом, не способен совершить подвиг. Эта мысль перекликается с заявлением Ужа из «Песни о Соколе». Он сказал: «Рожденный ползать – летать не может». Но с другой стороны, мы видим, что Макар восхищается Лойко и Раддой. Он полагает, что именно так должен воспринимать жизнь настоящий человек, достойный подражания, и что только в такой жизненной позиции можно сохранить собственную свободу.
Читая рассказ, мы видим заинтересованность автора. Он, повествуя нам о Радде и Лойко Зобаре, пытался исследовать их слабые и сильные стороны. И авторское отношение к ним – восхищение их красотой и силой. Конец рассказа, где писатель видит, как « кружились во тьме ночи плавно и безмолвно, и никак не мог красавец Лойко поравняться с гордой Раддой», проявляет его позицию.

В этом рассказе Горький на примере Лойко Зобара и Радды доказывает, что человек не раб. Они гибнут, отказываясь от любви, счастья. Радда и Лойко жертвуют своей жизнью ради свободы. Именно эту мысль Горький выразил устами Макара Чудры, который свою историю о Лойко и Радде предваряет следующими словами: «Ну, сокол, хочешь скажу одну быль? А ты ее запомни и, – как запомнишь, – век свой будешь свободной птицей». Горький стремится своим произведением взволновать и вдохновить читателя, чтобы он, как и его герои, почувствовал себя «свободной птицей». Гордость делает раба свободным, слабого – сильным. Герои рассказа «Макар Чудра» Лойко и Радда предпочитают смерть несвободной жизни, потому что сами горды и свободны. В рассказе Горький выступил с гимном прекрасному и сильному человеку. Он выдвинул новое мерило ценности человека: его волю к борьбе, активность, способность перестроить жизнь.

«Как можно понять Горького «слышать и видеть язык»»

В словах о «гордом человеке» — всего прекрасного на земле, прозвучавших более полувека тому назад, Горький со всей «илой неколебимой веры и убежденности выразил гуманистический смысл «единой темы» своего творчества—»темы воинственной, революционной», полной исторического оптимизма, с ней он пришел в театр.
В начале девятисотых годов Горький испытывает небывалый подъем творческих сил. К драматургии Горький обратился, чтобы «вмешиваться в самую гущу жизни». Писатель охвачен жаждой деяния, у него бунтует «солнце в крови», он убежден — «настало время нужды в героическом», он верит — «новый век — воистину будет веком духовного обновления» людей. Ничто не может помешать Горькому — ни арест, ни ссылка «под надзор». Он пишет и в Петропавловской крепости, и в Арзамасе, и в Нижнем Новгороде — под неусыпным оком полиции. «Я охвачен пламенем! Я хочу работать, хочу — страстно. И что мне министры, прокуроры, приговоры?»

Только что окончив пьесу «Мещане», он спешит сообщить друзьям: «Непременно зимой же буду писать другую. А эта не удастся — десять напишу, но добьюсь, чего хочу! Очень захватила меня эта форма письма».

Начиная с 1901 года до конца своей жизни Горький не оставлял трудного искусства драматурга. За тридцать с лишним лет он написал около двадцати пьес, среди которых — «Мещане», «На дне», «Егор Булычев и другие», «Варвары», «Зыковы», «Враги» и многие другие, каждая по-своему, составили целую эпоху не только в творчестве писателя, но и в истории русского театра.

Собранные воедино пьесы Горького — правдивая драматическая биография времени; ее содержанием явилась история «разрушения личности» мещанина, индивидуалиста и рождение нового сознания, нового психологического типа — «человека миропонимания»,— как называл его Горький. «Мещане» — это не просто дебют Горького, но и дебют нового героя, которого ждала, искала, о котором мечтала свободолюбивая Россия. Герой пьесы Нил знает, что хочет в жизни. Вот что услышал русский читатель и зритель после грустно-лирических монологов чеховских героев о безысходности настоящегои о далеком прекрасном будущем, к которому они не ведали путей. Нил предстал как живое олицетворение будущего, приблизив его, заставив поверить в его реальность. В пьесе идет нравственный суд над мещанством.
В пьесе «На дне», как утверждал автор, его занимали «общефилософские вопросы»: что лучше, истина или сострадание? Что нужнее? Нужно ли доводить сострадание до того, чтобы пользоваться ложью, как Лука»? Странник Лука появляется в ночлежке в самый разгар спора ее обитателей — Клеща, Бубнова и Васьки Пепла — о совести и чести: нужны ли они людям дна? Лука труслив и осторожен. В опасный момент, когда убивают Костылева, он исчезает, как «исчезают грешники от лица праведных».
Горький создал пьесу широкого эмоционального звучания, сумев передать противоречивую гамму человеческих состояний — от вдохновенных речей Сатина о Человеке до смертного отчаяния Актера.

С убежденностью мыслителя, страстностью гражданина, с вдохновенной одержимостью художника Горький-драматург сокрушал «религию рабов и хозяев», разоблачая ее «по всей длине истории» и утверждая Правду свободного человека, силу его мысли, его разума.

Ранние произведения М. Горького овеяны романтизмом. В них писатель предстает перед нами как романтик. Он выступает один на один с миром, подходит к действительности с позиции своего идеала. Романтический мир героев противостоит реальному.
Большое значение играет пейзаж. Он отражает душевное состояние героев: «…окружавшая нас мгла осенней ночи вздрагивала и, пугливо отодвигаясь, открывала на миг слева – безграничную степь, справа – бесконечное море…». Мы видим, что духовный
мир героев находится в конфликте с реальностью. Один из главных героев рассказа Макар считает, что «человек раб – как только родился». Попробуем доказать это или опровергнуть.

Герои Горького – одаренные вольнолюбивцы. Не скрывая темных сторон жизни своих героев, автор опоэтизировал многих из них. Это сильные духом, красивые и гордые люди, у которых «солнце в крови».

Читайте также:  Я прочитал пьесу М. Горького «На дне»: сочинение

Лойко Зобар – молодой цыган. Для него высшей ценностью является свобода, откровенность и доброта: «Он любил только коней и ничего больше, и то недолго – поездит, да и продаст, а деньги, кто хочет, тот и возьми. У него не было заветного
– нужно тебе его сердце, он сам бы вырвал его из груди, да тебе и отдал, только бы тебе от того хорошо было». Радда настолько горда, что ее не может сломить любовь к Лойко: « Никогда я никого не любила, Лойко, а тебя люблю. А еще я люблю волю! Волю-то, Лойко, я люблю больше, чем тебя». Для этих героев характерен пафос свободы. Неразрешимое противоречие между Раддой и Лойко – любовью и гордостью, по мнению Макара Чудры, может разрешиться только смертью. И сами герои отказываются от любви, счастья и предпочитают погибнуть во имя воли и абсолютной свободы.
Макар Чудра, находясь в центре повествования, получает возможность самореализации. Он считает, что гордость и любовь несовместимы. Любовь заставляет смириться и покориться любимому человеку. Макар, говоря о человеке, с его точки зрения,
несвободном, скажет: « Ведома ему воля? Ширь степная понятна? Говор морской волны веселит ему сердце? Он раб – как только родился, и все тут!» По его мнению, человек, рожденный рабом, не способен совершить подвиг. Эта мысль перекликается с заявлением Ужа из «Песни о Соколе». Он сказал: «Рожденный ползать – летать не может». Но с другой стороны, мы видим, что Макар восхищается Лойко и Раддой. Он полагает, что именно так должен воспринимать жизнь настоящий человек, достойный подражания, и что только в такой жизненной позиции можно сохранить собственную свободу.
Читая рассказ, мы видим заинтересованность автора. Он, повествуя нам о Радде и Лойко Зобаре, пытался исследовать их слабые и сильные стороны. И авторское отношение к ним – восхищение их красотой и силой. Конец рассказа, где писатель видит, как « кружились во тьме ночи плавно и безмолвно, и никак не мог красавец Лойко поравняться с гордой Раддой», проявляет его позицию.

В этом рассказе Горький на примере Лойко Зобара и Радды доказывает, что человек не раб. Они гибнут, отказываясь от любви, счастья. Радда и Лойко жертвуют своей жизнью ради свободы. Именно эту мысль Горький выразил устами Макара Чудры, который свою историю о Лойко и Радде предваряет следующими словами: «Ну, сокол, хочешь скажу одну быль? А ты ее запомни и, – как запомнишь, – век свой будешь свободной птицей». Горький стремится своим произведением взволновать и вдохновить читателя, чтобы он, как и его герои, почувствовал себя «свободной птицей». Гордость делает раба свободным, слабого – сильным. Герои рассказа «Макар Чудра» Лойко и Радда предпочитают смерть несвободной жизни, потому что сами горды и свободны. В рассказе Горький выступил с гимном прекрасному и сильному человеку. Он выдвинул новое мерило ценности человека: его волю к борьбе, активность, способность перестроить жизнь.

Как можно понять Горького “слышать и видеть язык”

В словах о “гордом человеке” – всего прекрасного на земле, прозвучавших более полувека тому назад, Горький со всей “илой неколебимой веры и убежденности выразил гуманистический смысл “единой темы” своего творчества-“темы воинственной, революционной”, полной исторического оптимизма, с ней он пришел в театр.
В начале девятисотых годов Горький испытывает небывалый подъем творческих сил. К драматургии Горький обратился, чтобы “вмешиваться в самую гущу жизни”. Писатель охвачен жаждой деяния, у него бунтует “солнце

По пьесе М. Горького “На дне” Горький своей пьесой “На дне” выступил как “создатель нового типа социальной драмы”. Пьеса “На дне” – обвинительный акт обществу, которое выбрасывает людей на дно жизни, унижая их, лишая чести и.

Философский спор о человеке в драме Горького “На дне” Драма по самой сути предназначена для постановки на сцене, а, следовательно, качественно отличается от других литературных жанров. Для драмы существуют определенные ограничения как в количестве действующих персонажей, так и в.

Отображение дествительности в пьесе “На дне” Хорошо, когда прочитанная книга или театральная постановка оставляет след в душе. И если он, этот след, яркий, мы задумывается над тем, какое значение имеет для нас это произведение, что оно.

Мое отношение к творчеству А. М. Горького Прежде чем начать писать, я задаю себе Три вопроса: что хочу написать, как написать И для чего написать. А. М.Горький. Недавно узнал, что Горький вносил большие суммы в партийную кассу.

Какое понимание жизни и человека утверждает Какое понимание жизни и человека утверждает М. Горький рассказом “Старуха Изергиль” На мой взгляд, рассказ “Старуха Изергиль” самый поэтичный и романтический из тех произведений М. Горького, которые я когда-либо читала.

Роль и значение романа “Мать” Роман “Мать” сыграл огромную роль в истории русского революционного рабочего движения; он стал настольной книгой и для революционеров всего мира, борющихся за победу над силами капиталистической реакции. Еще до выхода.

“Дно жизни” или в тупике ли герои пьесы “На дне” Максим Горький – великий писатель и драматург начала 20 века, материалист, человек своей эпохи. На рубеже 19-20 веков, во время перелома и кризиса, в России разорившиеся, обнищавшие крестьяне бродили по.

В чем смысл жизни (сочинение по “Песне о Соколе”) Максим Горький приходит в литературу страстным романтиком, зовущим к высоким и сильным страстям. Отдав дань романтизму, он придет к правде жизни, но его романтические герои останутся с ним навсегда. Читая.

Образ Пелагеи Ниловны в романе Максима Горького “Мать” Роман М. Горького “Мать” – одно из наиболее значительных произведений русской литературы начала двадцатого века. На страницах романа в первую очередь мы видим русское революционное движение как движение народных масс.

“Бывшие люди” в пьесе М. Горького “На дне” Творческий замысел пьесы “На дне” относится к самому началу 1900 года. М. Горький собирался создать “цикл драм” из четырех пьес, каждая из которых посвящена изображению определенного слоя русского общества. О.

Особенности раннего творчества М. Горького 1. Общие характеристики раннего творчества. 2. Главные темы периода. 3. Тема свободы человека на примере рассказов М. Горького “Макар Чудра” и “Старуха Изергиль”. 4. Два начала в мировосприятии М. Горького.

Автор и рассказчик в “Песне о Соколе” “Безумству храбрых поем мы славу! Безумство храбрых – вот мудрость жизни!” М. Горький В ранних романтических произведениях Максим Горький прибегает к испытанному способу “рассказ в рассказе”. Автор слушает мудрого Надыр-Рагим-Оглы.

М. Горький: “Правда – бог свободного человека” В начале своего творческого пути А. М. Горький писал преимущественно романтические произведения. Его герои были свободными, смелыми, сильными людьми, порожденными вымыслом писателя. Большинство же своих произведений Горький создал в 1900-е.

Социально-“педагогические” установки Горького Скорым и неправым был его суд над деревней в статье “О русском крестьянстве” (1922), в которой русский мужик уличался в жестокости и “слепоте разума”, в том, что в деревне преобладают.

Идея подвига во имя общего счастья в рассказе М. Горького Для романтических рассказов Горького характерно, что среди людей, обладающих сильными характерами, писатель различал силу, действующую во имя добра, и силу, приносящую зло. В Ларре себялюбие переходит все границы, перерастает в.

В чем драма Челкаша и Гаврилы в рассказе Горького “Челкаш” В чем драма Челкаша и Гаврилы в рассказе Горького “Челкаш” Драма, разыгравшаяся между Чеклашом и Гаврилой, со­стояла в том, что Челкаш спровоцировал, сам того не желая, попытку Гаврилы убить его.

Анализ творчества Горького за границей Публицистические произведения, созданные за границей в 1906 году, Горький объединил в два цикла, исходя из их жанровых особенностей. Первый цикл – “В Америке” составляют три очерка: “Город Желтого Дьявола”, “Царство.

М. Горький сегодня В нашем сознании сегодня М. Горький (Алексей Максимович Пешков, 16 28.III.1868, Нижний Новгород – 18.VI.1936, Горки под Москвой, прах похоронен в Кремлевской стене) – непростая проблема. Время, особенно нынешнее, испытующее.

Сочинение по творчеству М. Горького Сочинение по творчеству М. Горького. Письмо. Здравствуйте, Алексей Максимович, пишет вам земляк с вашей малой родины, из Нижегородской области, ученик одиннадцатого класса сельской школы. Мы в школе только-только закончили изучать.

Сюжет пьесы “На дне” Пьеса содержит в себе как бы два параллельных действия. Первое – социально-бытовое и второе – философское. Оба действия развиваются параллельно, не переплетаясь. В пьесе существуют как бы два плана: внешний.

Сейчас вы читаете: Как можно понять Горького “слышать и видеть язык”

Слово в ранних произведениях М. Горького.

Скачать сочинение

Любовь Горького к слову хорошо известна. Он призывал молодых литераторов “слышать и видеть язык”, глубоко продумывать свои произ ведения, с тем чтобы избегать “хлама торопливых и непродуманных слов”. Конечно, говоря о слове, писатель имел в виду не только сами слова, но также словосочетания, предложения и вообще язык.
Как можно понять выражение “слышать и видеть язык”? Попробуем ответить на этот вопрос, анализируя ранние рассказы Горького. Я думаю, что прежде всего он хотел этим сказать, что литературное произведение должно опираться на речь народа. Сам Горький очень широко пользуется оборотами и выражениями народного языка. Создавая образ того или иного героя, автор большое внимание уделяет тому, как этот герой должен говорить, и потому речь старого цыгана Макара Чудры отличается от речи молодого татарина в рассказе “Хан и его сын” или от речи заключенных в рассказе “Зазубрина”. Так, например, Макар Чудра часто прерывает свой рассказ обращением к собеседнику, называя его соколом. “Ты славную долю выбрал себе, сокол”; “вот она какова была Радда, сокол”. В подобном обращении мы видим образ, близкий цыганскому духу, образ свободной и смелой птицы. Чудра свободно переделывает некоторые географические названия тех мест, по которым кочевали цыгане: “Галичина” — вместо Галиция, “Славония” — вместо Словакия. В рассказе “Хан и его сын” молодой татарин, ханский сын Амалла, по восточной традиции показывая уважение к отцу, обращается к нему “повелитель отец”. Мусульманская вера хана и его сына выражается в том, что они все время взывают к Аллаху. “И мне такое же твердое сердце дай, о Аллах!”
Есть и другая сторона у высказывания Горького о необходимости “слышать и видеть язык”. Литератор должен так писать, чтобы, читая или слушая его,*можно было как бы слышать звуки реального мира, видеть реальные образы окружающей действительности. Именно в этом и заключается для Горького мастерство писателя. Такая объемистость речи достигается ее образностью и точностью определений. Рассказ “Макар Чудра” полон образных сравнений, точно передающих картины мира, чувства и настроения людей. “Улыбка — это целое солнце”; “Лойко стоит в огне костра, как в крови”; “сказала, точно в нас кинула”; “зашатался, как сломанное дерево. ” Точные определения действительно позволяют увидеть живой образ. Описывая дочь Чудры, Нонку, Горький говорит, что на ее лице замерла “надменность царицы”, и мы сразу видим неприступную цыганскую красавицу. Когда мы читаем, как очи Лойко “темнее. смотрят”, мы сразу понимаем, что именно происходит в душе героя.
Особый интерес представляет использование писателем глаголов со значением действия по отношению к неодушевленным предметам. Горький как бы одушевляет их и тем самым изображает природу живой, находящейся в движении. Особенно отчетливо это проявляется в его романтических рассказах. Рассказ “Макар Чудра” начинается с описания природы. Мы видим и слышим, как “мгла осенней ночи вздрагивала и, пугливо отодвигаясь, открывала на миг слева — безграничную степь, справа — бесконечное море”, как “темнота степи мертво молчит”, “море шепчется с берегом, и ветер носит его шепот по степи”. В “Старухе Изергиль” как живой описан темный и страшный лес, через который должны были идти люди: “. там стояли великаны-деревья, плотно обняв друг друга могучими ветвями, опустив узловатые корни глубоко в цепкий ил болота”. В рассказе “Челкаш” “жаркое солнце смотрит в зеленое море”, “суда глубоко вздыхают”, “волны бьются и ропщут”. Приведенные примеры показывают, как можно “слышать язык”. Произведения Горького наполнены звуками. И если в рассказе “Макар Чудра” мы слышим “мертво молчавшую темноту степи”, то в “Чепкаше”, напротив, с самого начала на нас обрушивается лавина самых разнообразных звуков. “Звон якорных цепей, грохот сцеплений вагонов, металлический вопль железных листов, глухой стук дерева, дребезжание извозчичьих телег”. Звуки, издаваемые предметами, как бы начинают властвовать над людьми, так автор проводит одну из идей данного рассказа. “Созданное ими, — пишет Горький, — поработило и обезличило их”.
Звуки окружающего мира, получившие своеобразное воплощение в языке писателя, напоминают о еще одной черте ранних произведений Горького — их музыкальности. Музыка как бы является фоном для развития повествования. Музыка сопровождает всю историю о судьбе Лойко и Радды. Перед тем как старуха Изергиль начинает рассказывать свои легенды, мы слышим мелодичные песни. “Кто-то играл на скрипке. девушка пела мягким контральто. ” Как только старуха закончила говорить о Ларре, вновь зазвучала музыка. Интересно, как Горький описывает эту музыку: он заставляет не только услышать, но и увидеть ее, достигая с помощью слов эффекта звучания. “Каждый голос женщин звучал совершенно отдельно, все они казались разноцветными ручьями и, точно скатываясь откуда-то сверху по уступам, прыгая и звеня, вливались в густую волну мужских голосов, плавно лившуюся кверху, тонули в ней, вырывались из нее, заглушали ее и снова один за другим взвивались, чистые и сильные, высоко вверх”. Писатель считает, что музыка обладает даже большей выразительностью, чем слово, и иногда, рисуя образ героя, как бы отдает предпочтение музыке. “О ней, этой Радде, словами и не скажешь ничего. Может быть, ее красоту можно бы на скрипке сыграть, да и то тому, кто эту скрипку, как свою душу, знает”. Такое определение — авторская находка, оно красиво и нестандартно.
Не все обороты речи, выбранные Горьким, кажутся мне такими же интересными и удачными. В том же рассказе “Макар Чудра” меня поразило обилие метафор и сравнений, но далеко не все они являются находкой автора. Некоторые из них банальны и затерты, например: “сабля сверкает, как молния”, “скакал так, что земля дрожала”, “пыль взвилась тучей”, “мудр, как старик”, “качается, как ковыль под ветром”. Такие сравнения встречаются часто, и не только в художественных произведениях, но и в обычной разговорной речи. Не совсем удачно словосочетание “аквамариновая” вода моря в рассказе “На соли”, так как аквамарин и есть цвет морской воды. Кажется навязчивым выражение “вырвать из груди сердце”, которое мы встречаем и в “Макаре Чудре”, и в “Старухе Изергиль”, и в “Матери”. Удивляют некоторые повторы как формы, так и содержания, то есть почти одинаковые фрагменты в текстах разных произведений. Так, начало рассказа “На соли” очень напоминает начало рассказа “Емельян Пиляй”. “Рыбак. сплюнул в сторону, посмотрел в голубую даль моря и меланхолически замурлыкал в бороду себе какую-то песню” (“На соли”). “Емельян Пиляй. вздохнул, сплюнул и, повернувшись на спину, посвистывая, стал смотреть на безоблачное, дышавшее зноем небо”. Правда, можно-предположить, что это — особый художественный прием, которым Горький связывает в единое целое два произведения, близких по содержанию (оба рассказа написаны в одном году).
В целом, безусловно, язык горьковских произведений, особенно ранних романтических, необычайно ярок и выразителен.

Читайте также:  «Несвоевременные мысли» М. Горького: сочинение

3876 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Горький М. / Разное / Слово в ранних произведениях М. Горького.

Смотрите также по разным произведениям Горького:

СЛОВО В РАННИХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ М. ГОРЬКОГО

СЛОВО В РАННИХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ М. ГОРЬКОГО
А, и ты иногда страдаешь, что мысль не пошла в слова. Это благородное страдание, мой друг, и дается лишь избранным.
Ф. М. Достоевский. «Подросток»

Любовь Горького к слову хорошо известна. Горький призывал молодых литераторов «слышать и видеть язык», глубоко продумывать свои произведения, с тем чтобы избегать «хлама торопливых и непродуманных слов». Конечно, говоря о слове, Горький имел в виду не только сами слова, но также словосочетания, предложения и вообще язык.
Как можно понять Горького «слышать и видеть язык»? Попробуем ответить на этот вопрос, анализируя ранние рассказы писателя.
Я думаю, что прежде всего Горький хотел этим сказать, что литературное произведение должно опираться на речь народа. Сам Горький в своих произведениях очень широко пользуется оборотами и выражениями народного языка. Создавая образ того или иного героя, Горький большое внимание уделяет тому, как этот герой должен говорить, и потому в его произведениях речь старого цыгана Макара Чудры отличается от речи молодого татарина в рассказе «Хан и его сын» или от речи заключенных в рассказе «Зазубрина».
Так, например, Макар Чудра по цыганской традиции перебивает свой рассказ обращением к собеседнику, называя его соколом: « — Эге! Было, сокол. », « — Вон он какой был, сокол. », « — Вот она какова была Радда, сокол. », «Так-то, сокол. »
В обращении «сокол» мы видим образ, близкий цыганскому духу, образ свободной и смелой птицы. Чудра свободно переделывает некоторые географические названия тех мест, по которым кочевали цыгане: «Галичина» — вместо Галиция, «Славония» — вместо Словакия. В его рассказе часто повторяется слово «степь», так как степь была основным местом жизни цыган: «Плачет девушка, провожая добра молодца! Добрый молодец кличет девушку в степь. », «Ночь светлая, месяц серебром всю степь залила. », «На всю степь гаркнул Лойко. » и др.
В рассказе «Хан и его сын» молодой татарин, ханский сын Амалла, по восточной традиции, показывая уважение к отцу, обращается: «Повелитель отец. »
Мусульманская вера хана и его сына выражается в том, что они все время обращаются к Аллаху. «И мне такое же твердое сердце дай, о Аллах!» Но у высказываний Горького о необходимости «слышать и видеть язык» есть и другая сторона. Литератор должен так писать, чтобы, читая или слушая его, можно было как бы слышать звуки реального мира, видеть реальные образы окружающей действительности. Именно в этом и заключается для Горького мастерство писателя. Такая объемистость речи достигается ее образностью и точностью определений.
Рассказ «Макар Чудра» полон образных сравнений, точно передающих картины мира, чувства и настроения людей: «Улыбка — это целое солнце», «Лойко стоит в огне костра, как в крови», «Сказала, точно в нас кинула», «Зашатался, как сломанное дерево. »
Точные определения Горького действительно позволяют увидеть живой образ. Описывая Нонку, Горький говорит, что на ее лице замерла «надменность царицы», и мы сразу видим неприступную цыганскую красавицу. Когда мы читаем, что очи Лойко «темнее… смотрят», мы сразу понимаем, что происходит в душе героя. Особый интерес представляет использование Горьким глаголов со значением действия по отношению к неодушевленным предметам. Горький как бы одушевляет их и тем самым изображает природу живой, находящейся в движении.
Особенно отчетливо это проявляется в его романтических рассказах. Рассказ «Макар Чудра» начинается с описания природы.
Мы видим и слышим, как «осенняя мгла ночи вздрагивает и, пугливо отодвигаясь, открывает безграничную степь», «темнота степи мертво молчит», «море шепчется с берегом, и ветер носит его шепот по степи».
В «Старухе Изергиль» как живой описан темный и страшный лес, через который должны были идти люди: «там стояли великаны-деревья, плотно обняв друг друга могучими ветвями, опустив узловатые корни глубоко в ил болота. », «когда ветер бил по вершинам деревьев, лес глухо гудел, точно грозил и пел похоронную песню, а когда грянула гроза, деревья глухо и грозно зашептали. »
В рассказе «Челкаш»: «Жаркое солнце смотрит в зеленое море», «суда глубоко вздыхают», «волны бьются и ропщут».
Приведенные примеры показывают, как можно «слышать язык». Рассказы Горького наполнены звуками. И если в рассказе «Макар Чудра» мы слышим «мертво молчавшую темноту степи», то в рассказе «Челкаш», напротив, с самого начала на нас обрушивается лавина самых разнообразных звуков. Все вступление к рассказу посвящено звукам, шуму. Звуки, издаваемые предметами, звуки человеческой речи как бы начинают властвовать над людьми. «Созданное ими, — пишет Горький, — поработило и обезличило их».
Звуки природы, получившие своеобразное воплощение в языке писателя, напоминают об еще одной черте ранних произведений Горького — их музыкальности. Музыка как бы является фоном для развития повествования. Музыка сопровождает весь рассказ «Макар Чудра» о судьбе Лойко и Радды.
Перед тем как старуха Изергиль начинает рассказывать свои легенды, мы слышим мелодичные песни. «Кто-то играл на скрипке… девушка пела мягким контральто. » Как только старуха закончила свой рассказ о Ларре, вновь зазвучала музыка. Интересно, как Горький описывает эту музыку, он заставляет не только услышать, но и увидеть ее, достигая с помощью слов эффекта звучания.
«Каждый голос женщин звучал совершенно отдельно, все они казались разноцветными ручьями и, точно скатываясь откуда-то сверху по уступам, прыгая и звеня, вливаясь в густую волну мужских голосов, плавно лившуюся кверху, тонули в ней, вырывались из нее, заглушали ее и снова один за другим взвивались, чистые и сильные, высоко вверх». Горький считает, что музыка обладает даже большей выразительностью, чем слово, и иногда, рисуя образ героя, как бы отдает предпочтение музыке.
«О ней, этой Радде, словами и не скажешь ничего. Может быть, ее красоту можно бы на скрипке сыграть, да и то тому, кто эту скрипку как свою душу знает».
Красота Радды — это прекрасная музыка, но совсем другую песню мы слышим в рассказе «Двадцать шесть и одна», это протяжное пение, «жалобно-ласковый мотив которого всегда облегчает тяжесть на душе поющего», «и в любой момент может погаснуть и заглохнуть под тяжелым потолком подвала», «но когда ее подхватывает несколько голосов, она способна раздвинуть серые стены тюрьмы», «она бьется о камни, стонет, плачет и оживляет сердце, тихо щекочущей болью, бередит в нем старые раны и будит тоску».
Необычным является построение некоторых рассказов. Это относится в первую очередь к началу рассказа «Макар Чудра». Начало рассказа построено в форме диалога, но в этом диалоге слышится голос одного человека, и только из реплик этого одного говорящего мы догадываемся о реакции и возможно ответных репликах его собеседника.
« — Учиться и учить, говоришь ты?» — спрашивает Макар Чудра автора в ответ на какую-то его реплику, о которой мы можем только догадываться. Такую форму диалога я не встречала у других писателей. И эти своеобразные формы фраз привлекают внимание.
Но не все обороты речи, выбранные Горьким, кажутся мне такими же интересными и удачными. В том же рассказе «Макар Чудра» меня поразило обилие метафор и сравнений, но далеко не все они являются находкой автора. Некоторые из них банальны и затерты, например: «сабля сверкает, как молния», «скакал так, что земля дрожала», «пыль взвилась тучей», «мудр, как старик», «качается, как ковыль под ветром».
Такие сравнения встречаются часто, и не только в художественных произведениях, но и в обычной разговорной речи.
Не совсем удачно словосочетание «аквамариновая» вода моря, в рассказе «На соли», так как аквамарин и есть цвет морской воды (аква — вода, марина — морская).
Кажется навязчивым выражение «вырвать из груди сердце», которое мы встречаем и в «Макаре Чудре», и в «Старухе Изергиль», и в «Матери».
Удивляют некоторые повторы как формы, так и содержания, то есть почти одинаковые фрагменты в текстах разных произведений.
Так, начало рассказа «На соли», очень напоминает начало рассказа «Емельян Пиляй»:
«Рыбак… сплюнул в сторону, посмотрел в голубую даль моря и меланхолически замурлыкал в бороду себе какую-то песню» («На соли»).
«Емельян Пиляй… вздохнул, сплюнул и, повернувшись на спину, посвистывая, стал смотреть на безоблачное, дышавшее зноем небо» («Емильян Пиляй»).
Правда, можно предположить, что это — особый художественный прием, которым Горький связывает в единое целое два рассказа, близких по содержанию (оба рассказа написаны в одном году).

Читайте также:  Появление Луки в ночлежке (анализ сцены из 1 акта пьесы М. Горького На дне): сочинение

Я думаю, что прежде всего Горький хотел этим сказать, что литературное…

Сочинение: Горький. М. – Разное – “СЛОВО В РАННИХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ М. ГОРЬКОГО”

“СЛОВО В РАННИХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ М. ГОРЬКОГО”

СЛОВО В РАННИХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ М. ГОРЬКОГО

А, и ты иногда страдаешь, что мысль не пошла в слова. Это благородное страдание, мой друг, и дается лишь избранным.

Любовь Горького к слову хорошо известна. Горький призывал молодых литераторов «слышать и видеть язык», глубоко продумывать свои произведения, с тем чтобы избегать «хлама торопливых и непродуманных слов». Конечно, говоря о слове, Горький имел в виду не только сами слова, но также словосочетания, предложения и вообще язык.

Как можно понять Горького «слышать и видеть язык»? Попробуем ответить на этот вопрос, анализируя ранние рассказы писателя.

Я думаю, что прежде всего Горький хотел этим сказать, что литературное произведение должно опираться на речь народа. Сам Горький в своих произведениях очень широко пользуется оборотами и выражениями народного языка. Создавая образ того или иного героя, Горький большое внимание уделяет тому, как этот герой должен говорить, и потому в его произведениях речь старого цыгана Макара Чудры отличается от речи молодого татарина в рассказе «Хан и его сын» или от речи заключенных в рассказе «Зазубрина».

Так, например, Макар Чудра по цыганской традиции перебивает свой рассказ обращением к собеседнику, называя его соколом: « – Эге! Было, сокол. », « – Вон он какой был, сокол. », « – Вот она какова была Радда, сокол. », «Так-то, сокол. »

В обращении «сокол» мы видим образ, близкий цыганскому духу, образ свободной и смелой птицы. Чудра свободно переделывает некоторые географические названия тех мест, по которым кочевали цыгане: «Галичина» — вместо Галиция, «Славония» — вместо Словакия. В его рассказе часто повторяется слово «степь», так как степь была основным местом жизни цыган: «Плачет девушка, провожая добра молодца! Добрый молодец кличет девушку в степь. », «Ночь светлая, месяц серебром всю степь залила. », «На всю степь гаркнул Лойко. » и др.

В рассказе «Хан и его сын» молодой татарин, ханский сын Амалла, по восточной традиции, показывая уважение к отцу, обращается: «Повелитель отец. »

Мусульманская вера хана и его сына выражается в том, что они все время обращаются к Аллаху. «И мне такое же твердое сердце дай, о Аллах!» Но у высказываний Горького о необходимости «слышать и видеть язык» есть и другая сторона. Литератор должен так писать, чтобы, читая или слушая его, можно было как бы слышать звуки реального мира, видеть реальные образы окружающей действительности. Именно в этом и заключается для Горького мастерство писателя. Такая объемистость речи достигается ее образностью и точностью определений.

Рассказ «Макар Чудра» полон образных сравнений, точно передающих картины мира, чувства и настроения людей: «Улыбка — это целое солнце», «Лойко стоит в огне костра, как в крови», «Сказала, точно в нас кинула», «Зашатался, как сломанное дерево. »

Точные определения Горького действительно позволяют увидеть живой образ. Описывая Нонку, Горький говорит, что на ее лице замерла «надменность царицы», и мы сразу видим неприступную цыганскую красавицу. Когда мы читаем, что очи Лойко «темнее. смотрят», мы сразу понимаем, что происходит в душе героя. Особый интерес представляет использование Горьким глаголов со значением действия по отношению к неодушевленным предметам. Горький как бы одушевляет их и тем самым изображает природу живой, находящейся в движении.

Особенно отчетливо это проявляется в его романтических рассказах. Рассказ «Макар Чудра» начинается с описания природы.

Мы видим и слышим, как «осенняя мгла ночи вздрагивает и, пугливо отодвигаясь, открывает безграничную степь», «темнота степи мертво молчит», «море шепчется с берегом, и ветер носит его шепот по степи».

В «Старухе Изергиль» как живой описан темный и страшный лес, через который должны были идти люди: «там стояли великаны-деревья, плотно обняв друг друга могучими ветвями, опустив узловатые корни глубоко в ил болота. », «когда ветер бил по вершинам деревьев, лес глухо гудел, точно грозил и пел похоронную песню, а когда грянула гроза, деревья глухо и грозно зашептали. »

В рассказе «Челкаш»: «Жаркое солнце смотрит в зеленое море», «суда глубоко вздыхают», «волны бьются и ропщут».

Приведенные примеры показывают, как можно «слышать язык». Рассказы Горького наполнены звуками. И если в рассказе «Макар Чудра» мы слышим «мертво молчавшую темноту степи», то в рассказе «Челкаш», напротив, с самого начала на нас обрушивается лавина самых разнообразных звуков. Все вступление к рассказу посвящено звукам, шуму. Звуки, издаваемые предметами, звуки человеческой речи как бы начинают властвовать над людьми. «Созданное ими, — пишет Горький, — поработило и обезличило их».

Звуки природы, получившие своеобразное воплощение в языке писателя, напоминают об еще одной черте ранних произведений Горького — их музыкальности. Музыка как бы является фоном для развития повествования. Музыка сопровождает весь рассказ «Макар Чудра» о судьбе Лойко и Радды.

Перед тем как старуха Изергиль начинает рассказывать свои легенды, мы слышим мелодичные песни. «Кто-то играл на скрипке. девушка пела мягким контральто. » Как только старуха закончила свой рассказ о Ларре, вновь зазвучала музыка. Интересно, как Горький описывает эту музыку, он заставляет не только услышать, но и увидеть ее, достигая с помощью слов эффекта звучания.

«Каждый голос женщин звучал совершенно отдельно, все они казались разноцветными ручьями и, точно скатываясь откуда-то сверху по уступам, прыгая и звеня, вливаясь в густую волну мужских голосов, плавно лившуюся кверху, тонули в ней, вырывались из нее, заглушали ее и снова один за другим взвивались, чистые и сильные, высоко вверх». Горький считает, что музыка обладает даже большей выразительностью, чем слово, и иногда, рисуя образ героя, как бы отдает предпочтение музыке.

«О ней, этой Радде, словами и не скажешь ничего. Может быть, ее красоту можно бы на скрипке сыграть, да и то тому, кто эту скрипку как свою душу знает».

Красота Радды — это прекрасная музыка, но совсем другую песню мы слышим в рассказе «Двадцать шесть и одна», это протяжное пение, «жалобно-ласковый мотив которого всегда облегчает тяжесть на душе поющего», «и в любой момент может погаснуть и заглохнуть под тяжелым потолком подвала», «но когда ее подхватывает несколько голосов, она способна раздвинуть серые стены тюрьмы», «она бьется о камни, стонет, плачет и оживляет сердце, тихо щекочущей болью, бередит в нем старые раны и будит тоску».

Необычным является построение некоторых рассказов. Это относится в первую очередь к началу рассказа «Макар Чудра». Начало рассказа построено в форме диалога, но в этом диалоге слышится голос одного человека, и только из реплик этого одного говорящего мы догадываемся о реакции и возможно ответных репликах его собеседника.

« – Учиться и учить, говоришь ты?» — спрашивает Макар Чудра автора в ответ на какую-то его реплику, о которой мы можем только догадываться. Такую форму диалога я не встречала у других писателей. И эти своеобразные формы фраз привлекают внимание.

Но не все обороты речи, выбранные Горьким, кажутся мне такими же интересными и удачными. В том же рассказе «Макар Чудра» меня поразило обилие метафор и сравнений, но далеко не все они являются находкой автора. Некоторые из них банальны и затерты, например: «сабля сверкает, как молния», «скакал так, что земля дрожала», «пыль взвилась тучей», «мудр, как старик», «качается, как ковыль под ветром».

Такие сравнения встречаются часто, и не только в художественных произведениях, но и в обычной разговорной речи.

Не совсем удачно словосочетание «аквамариновая» вода моря, в рассказе «На соли», так как аквамарин и есть цвет морской воды (аква – вода, марина – морская).

Кажется навязчивым выражение «вырвать из груди сердце», которое мы встречаем и в «Макаре Чудре», и в «Старухе Изергиль», и в «Матери».

Удивляют некоторые повторы как формы, так и содержания, то есть почти одинаковые фрагменты в текстах разных произведений.

Так, начало рассказа «На соли», очень напоминает начало рассказа «Емельян Пиляй»:

«Рыбак. сплюнул в сторону, посмотрел в голубую даль моря и меланхолически замурлыкал в бороду себе какую-то песню» («На соли»).

«Емельян Пиляй. вздохнул, сплюнул и, повернувшись на спину, посвистывая, стал смотреть на безоблачное, дышавшее зноем небо» («Емильян Пиляй»).

Правда, можно предположить, что это — особый художественный прием, которым Горький связывает в единое целое два рассказа, близких по содержанию (оба рассказа написаны в одном году).

Ссылка на основную публикацию
×
×