Здесь Бог с дьяволом борется, а поле битвы – сердца людей: сочинение

Здесь Бог с дьяволом борется, а поле битвы – сердца людей

Гражданская война 1918-1920 годов — один из самых трагичных периодов в истории России; она унесла жизни миллионов, заставила столкнуться в жестокой и страшной борьбе народные массы разных сословий и политических взглядов, но одной веры, одной культуры и истории. Война вообще, а гражданская в частности — действо изначально противоестественное, но ведь у истоков любого события стоит Человек, его воля и желание: еще Л. Н. Толстой утверждал, что объективный результат в истории достигается путем сложения воль отдельных людей в единое целое, в одну результирующую. Человек — крохотная, порой невидимая, но вместе с тем незаменимая деталь в огромном и сложном механизме войны. Отечественные писатели, отразившие в своих произведениях события 1918-1920 годов, создали ряд жизненных, реалистичных и ярких образов, поставив в центр повествования судьбу Человека и показав влияние войны на его жизнь, внутренний мир, шкалу норм и ценностей.

Любая экстремальная ситуация ставит человека в крайне сложные условия и заставляет его проявить самые значительные и глубинные свойства характера; в борьбе доброго и злого начал души побеждает сильнейшее, а совершаемый человеком поступок становится итогом и следствием этой борьбы. И нередко корыстные интересы и страх берут верх над лучшимв человеке; такая ситуация, например, изображена в романе А. Фадеева «Разгром»: Мечик, по своему же легкомыслию и юношеской увлеченности попавший в отряд, оказывается абсолютно неприспособленным к тяжелым условиям войны, ведет себя низко и недостойно. У него нет элементарного чувства долга, он не способен заботиться не только о других (Варе и даже своей лошади), но и о себе; это слабый, малодушный, эгоистичный и потому ненужный на войне человек. Мечик — обуза для отряда; в финале же накопившиеся в его душе страх и трусливая ненависть к войне выплескиваются — Мечик предает отряд, бежит из него. Мотив бегства и предательства звучит и в другом произведении, посвященном теме Гражданской войны, — пьесе М. Булгакова «Дни Турбиных». Здесь гетман и его приближенныеоставляют на произвол судьбы целый город, бегут, спасая лишь свои жизни. Бежит и Тальберг, причем его вина едва ли меньше: этот человек оставляет в опасности жену и ее братьев. Тальберг недостоин сочувствия, а тем более уважения (Елена так и говорит об этом Шервинскому: «Не люблю я его и не уважаю»). Действительно, все то худшее, что может проявиться в человеке в трудное время — трусость, низость, себялюбие, — воплощено в этом явно нелюбимом герое Булгакова. Другой герой, Шервинский, присутствует при бегстве гетмана, никак ему не препятствуя (вероятно, сознавая бесполезность всех попыток), но после бегства сообщает Турбиным об опасности, то есть ведет себя максимально честно и благородно в условиях бесчестной игры гетмана и его команды.

Сложность ситуации заключается, в частности, в том, что нравственный выбор, совершаемый человеком, не всегда может быть однозначен, и благородный человек, приспособившись к внешним условиям, способен принести объективно больше добра окружающим.

ести объективно больше добра окружающим. Если бы не вести от Шервинского, Турбины не успели бы подготовиться к защите, а ни от кого другого эту информацию по — лучить было невозможно. Проблема еще и в том, что порядочному человеку порой приходится перешагивать через свои принципы, — война диктует новые правила и нормы. В рассказе И. Бабеля «Мой первый гусь» герой совершает вынужденное убийство (хотя и гуся), при этом, естественно, нарушает моральные законы; но на войне убийство морально оправданно, смерть — в порядке вещей, особенно если есть реальная необходимость преступить закон «не убий» (в случае с Лютовым — герою просто невозможно было бы жить дальше с казаками). Человеку приходится идти на компромисс с собой, потому что война меняет понятие о нравственности и безнравственности, о допустимом и о недопустимом; кругом смерть, которая уже не воспринимается как нечто особенное. В двух других рассказах Бабеля, «Письмо» и «Берестечко» (оба входят в цикл «Конармия»), автор показывает сознание, искалеченное войной; в первом — солдата Курдюкова, «в самых первых строках» своего письмаматери спрашивающего о любимом жеребце Степке, а лишь «во-вторых» извещающего ее о смерти брата и отца. И сама смерть описывается с леденящим душу спокойствием, в подробностях. Сцена убийства старого еврея ужасает обыденностью, в восприятии героя ничего выдающегося в ней нет; видимо, герой видит такое не в первый и не в последний раз, и тем более страшно звучит брошенная убийцей фраза: «Если кто интересуется, нехай приберет. Это свободно. » Сознание человека на войне деформируется, меняется; становятся неясными, расплывчатыми рамки дозволенности.

В теме смерти, пронизывающей практически все произведения о войне, звучит один, на мой взгляд, самый страшный мотив; тот факт, что аналогичные сцены встречаются в трех очень разных работах («Доктор Живаго», «Конармия», «Разгром»), говорит об остроте, актуальности и повсеместности проблемы в период войны. Эта проблема — убийство во спасение, то есть смерть, воспринимаемая в силу различных причин как необходимость, несущая облегчение умирающему. У Бабеля Долгушев сам требует смерти, осознавая, что она неминуема; Фролова («Разгром») убивают, но перед

Смертью он понимает, что в пробирке не лекарство, и фактически соглашается на гибель. Такая ситуация мучительна и для убийц, и для жертвы; не всякий способен отнять жизнь у человека, даже обреченного: Левинсону стоит немалых душевных усилий принять это решение, а герой «Смерти Долгушева» вообще оказывается не в силах выстрелить в уже умирающего. С другой стороны, молчаливое согласие Фролова на смерть — тоже подвиг, который может совершить только очень сильный человек. Особенный случай — убийство Памфилом Палых семьи («Доктор Живаго»): цель та же — предотвратить мучения, но здесь эта идея полностью завладевает героем и практически сводит его с ума.

В этих условиях крайне тяжело сохранить здравый ум, остаться самим собой, не дать худшему в себе одержать верх над лучшим. И все же такие люди есть; мотив героического поведения человека на войне звучит во многих произведениях, причем героизм проявляется на разных уровнях, как у руководителей, от которых требуется решительность, самообладание и, пожалуй, самое трудное — способность возложить на себя ответственность, так и у подчиненных, достоинства которых составляют храбрость и беззаветная преданность командиру и отряду.

е такие люди есть; мотив героического поведения человека на войне звучит во многих произведениях, причем героизм проявляется на разных уровнях, как у руководителей, от которых требуется решительность, самообладание и, пожалуй, самое трудное — способность возложить на себя ответственность, так и у подчиненных, достоинства которых составляют храбрость и беззаветная преданность командиру и отряду. Мудрые и расчетливые руководители, Левинсон и Алексей Турбин, стремятся сохранить жизни своим подчиненным, делают для этого все возможное: Турбин приказывает юнкерам: «По домам!», понимая, что это. противоречит кодексу чести и достоинства воина, но иначе молодые, неопытные, «зеленые» солдаты погибнут, и погибнут ни за что, ничего не добившись, потому что серьезного сопротивления они все равно оказать не смогут. Должность руководителя стоила Турбину жизни: спасая других, не успел спастись сам. В финале романа «Разгром» Левинсон не умирает, но предстает перед выжившими постаревшим; внезапно окружающие видят в нем обыкновенного человека со слезящимися глазами, похудевшего и побледневшего. Но последняя фраза романа (нужно было жить и исполнять свои обязанности») возвращает оптимистичный настрой; слабость Левинсона временна, потому что храбрый человек — это не тот, кто не испытывает страха, ведь инстинкт самосохранения есть у всех; это тот, кто умеет подавить в себе страх, поставить общие интересы, идею выше страха и не дает ему перерасти в трусость.

Не меньше храбрости требуется от подчиненных — Морозки, Николки Турбина. Эти герои двух разных произведений принадлежат различным сословиям, у них совершенно разные судьбы, и, пожалуй, единственное, что их объединяет, — то лучшее, что есть в солдате: смелость, верность, преданность, в известной мере инициатива. И оба автора, Булгаков и Фадеев, явно симпатизируют героям, хотя в силу реалистичности произведений приводят их к трагичному финалу: Морозку — к героической смерти, Николку — к тяжелому ранению.

Особенное место в произведениях о войне занимают образы женщин, казалось бы неуместные в суровых реалиях военного времени. В пьесе «Дни Турбиных» Елена, главная героиня, женщина сильная, незаурядная; она наравне с мужчинами встречает тревожные времена, находит в себе силы после отъезда мужа начать новую жизнь. В романе «Разгром» образ Вари — также один из центральных, но у Фадеева женщина воспринимается скорее не как идеал, объект поклонения (вспомним, что у Булгакова почти все мужчины в пьесе влюблены в Елену), а скорее как друг, верный товарищ и спутник. В то же время показан ее внутренний мир и эволюция: от романтической увлеченности Мечиком к спокойному пониманию истинных ценностей и возвращения к Морозке. Эпизодичен, но очень характерен образ хозяйки, из рассказа «Мой первый гусь», обреченно повторяющей: «Товарищ, я желаю повеситься». Образы молодых женщин, традиционно в литературе обозначающие все хрупкое, нежное, прекрасное, подчеркивают ужасы и жестокости войны по принципу несовместимости и контраста.
«Доктор Живаго», «Конармия», «Разгром», «Дни Турбиных» — произведения, в которых отражены реалии войны с разных сторон, в жизни разных сословий, национальностей, в разных уголках страны, от Украины до Дальнего Востока.

«Доктор Живаго», «Конармия», «Разгром», «Дни Турбиных» — произведения, в которых отражены реалии войны с разных сторон, в жизни разных сословий, национальностей, в разных уголках страны, от Украины до Дальнего Востока. И на фоне бесконечных таежных лесов, горящих городов и разоренных деревень возникают образы людей, в судьбах которых авторы порой объединяют типические черты определенного сословия или нации; но общечеловеческие ценности не подвластны ни времени, ни пространству; везде и всегда ценились и будут цениться честность, храбрость и благородство, и то лучшее, что любили в своих героях Бабель, Булгаков, Фадеев, Пастернак, — это вечно, поэтому их произведения любят и будут любить отечественные и зарубежные читатели.

«Здесь Бог с дьяволом борется, а поле битвы – сердца людей»

Гражданская война 1918-1920 годов – один из самых трагичных периодов в истории России; она унесла жизни миллионов, заставила столкнуться в жестокой и страшной борьбе народные массы разных сословий и политических взглядов, но одной веры, одной культуры и истории. Война вообще, а гражданская в частности – действо изначально противоестественное, но ведь у истоков любого события стоит Человек, его воля и желание: еще Л. Н. Толстой утверждал, что объективный результат в истории достигается путем сложения воль отдельных людей в единое целое, в одну результирующую. Человек – крохотная, порой невидимая, но вместе с тем незаменимая деталь в огромном и сложном механизме войны. Отечественные писатели, отразившие в своих произведениях события 1918-1920 годов, создали ряд жизненных, реалистичных и ярких образов, поставив в центр повествования судьбу Человека и показав влияние войны на его жизнь, внутренний мир, шкалу норм и ценностей.

Любая экстремальная ситуация ставит человека в крайне сложные условия и заставляет его проявить самые значительные и глубинные свойства характера; в борьбе доброго и злого начал души побеждает сильнейшее, а совершаемый человеком поступок становится итогом и следствием этой борьбы. И нередко корыстные интересы и страх берут верх над лучшимв человеке; такая ситуация, например, изображена в романе А. Фадеева «Разгром»: Мечик, по своему же легкомыслию и юношеской увлеченности попавший в отряд, оказывается абсолютно неприспособленным к тяжелым условиям войны, ведет себя низко и недостойно. У него нет элементарного чувства долга, он не способен заботиться не только о других (Варе и даже своей лошади), но и о себе; это слабый, малодушный, эгоистичный и потому ненужный на войне человек. Мечик – обуза для отряда; в финале же накопившиеся в его душе страх и трусливая ненависть к войне выплескиваются – Мечик предает отряд, бежит из него. Мотив бегства и предательства звучит и в другом произведении, посвященном теме Гражданской войны, – пьесе М. Булгакова «Дни Турбиных». Здесь гетман и его приближенныеоставляют на произвол судьбы целый город, бегут, спасая лишь свои жизни. Бежит и Тальберг, причем его вина едва ли меньше: этот человек оставляет в опасности жену и ее братьев. Тальберг недостоин сочувствия, а тем более уважения (Елена так и говорит об этом Шервинскому: «Не люблю я его и не уважаю»). Действительно, все то худшее, что может проявиться в человеке в трудное время – трусость, низость, себялюбие, – воплощено в этом явно нелюбимом герое Булгакова. Другой герой, Шервинский, присутствует при бегстве гетмана, никак ему не препятствуя (вероятно, сознавая бесполезность всех попыток), но после бегства сообщает Турбиным об опасности, то есть ведет себя максимально честно и благородно в условиях бесчестной игры гетмана и его команды.

Сложность ситуации заключается, в частности, в том, что нравственный выбор, совершаемый человеком, не всегда может быть однозначен, и благородный человек, приспособившись к внешним условиям, способен принести объективно больше добра окружающим. Если бы не вести от Шервинского, Турбины не успели бы подготовиться к защите, а ни от кого другого эту информацию по – лучить было невозможно. Проблема еще и в том, что порядочному человеку порой приходится перешагивать через свои принципы, – война диктует новые правила и нормы. В рассказе И. Бабеля «Мой первый гусь» герой совершает вынужденное убийство (хотя и гуся), при этом, естественно, нарушает моральные законы; но на войне убийство морально оправданно, смерть – в порядке вещей, особенно если есть реальная необходимость преступить закон «не убий» (в случае с Лютовым – герою просто невозможно было бы жить дальше с казаками). Человеку приходится идти на компромисс с собой, потому что война меняет понятие о нравственности и безнравственности, о допустимом и о недопустимом; кругом смерть, которая уже не воспринимается как нечто особенное. В двух других рассказах Бабеля, «Письмо» и «Берестечко» (оба входят в цикл «Конармия»), автор показывает сознание, искалеченное войной; в первом – солдата Курдюкова, «в самых первых строках» своего письмаматери спрашивающего о любимом жеребце Степке, а лишь «во-вторых» извещающего ее о смерти брата и отца. И сама смерть описывается с леденящим душу спокойствием, в подробностях. Сцена убийства старого еврея ужасает обыденностью, в восприятии героя ничего выдающегося в ней нет; видимо, герой видит такое не в первый и не в последний раз, и тем более страшно звучит брошенная убийцей фраза: «Если кто интересуется, нехай приберет. Это свободно. » Сознание человека на войне деформируется, меняется; становятся неясными, расплывчатыми рамки дозволенности.

Читайте также:  Начало романа Булгакова «Белая гвардия». (Анализ 1 главы, 1 части): сочинение

В теме смерти, пронизывающей практически все произведения о войне, звучит один, на мой взгляд, самый страшный мотив; тот факт, что аналогичные сцены встречаются в трех очень разных работах («Доктор Живаго», «Конармия», «Разгром»), говорит об остроте, актуальности и повсеместности проблемы в период войны. Эта проблема – убийство во спасение, то есть смерть, воспринимаемая в силу различных причин как необходимость, несущая облегчение умирающему. У Бабеля Долгушев сам требует смерти, осознавая, что она неминуема; Фролова («Разгром») убивают, но перед

Смертью он понимает, что в пробирке не лекарство, и фактически соглашается на гибель. Такая ситуация мучительна и для убийц, и для жертвы; не всякий способен отнять жизнь у человека, даже обреченного: Левинсону стоит немалых душевных усилий принять это решение, а герой «Смерти Долгушева» вообще оказывается не в силах выстрелить в уже умирающего. С другой стороны, молчаливое согласие Фролова на смерть – тоже подвиг, который может совершить только очень сильный человек. Особенный случай – убийство Памфилом Палых семьи («Доктор Живаго»): цель та же – предотвратить мучения, но здесь эта идея полностью завладевает героем и практически сводит его с ума.

В этих условиях крайне тяжело сохранить здравый ум, остаться самим собой, не дать худшему в себе одержать верх над лучшим. И все же такие люди есть; мотив героического поведения человека на войне звучит во многих произведениях, причем героизм проявляется на разных уровнях, как у руководителей, от которых требуется решительность, самообладание и, пожалуй, самое трудное – способность возложить на себя ответственность, так и у подчиненных, достоинства которых составляют храбрость и беззаветная преданность командиру и отряду. Мудрые и расчетливые руководители, Левинсон и Алексей Турбин, стремятся сохранить жизни своим подчиненным, делают для этого все возможное: Турбин приказывает юнкерам: «По домам!», понимая, что это. противоречит кодексу чести и достоинства воина, но иначе молодые, неопытные, «зеленые» солдаты погибнут, и погибнут ни за что, ничего не добившись, потому что серьезного сопротивления они все равно оказать не смогут. Должность руководителя стоила Турбину жизни: спасая других, не успел спастись сам. В финале романа «Разгром» Левинсон не умирает, но предстает перед выжившими постаревшим; внезапно окружающие видят в нем обыкновенного человека со слезящимися глазами, похудевшего и побледневшего. Но последняя фраза романа (нужно было жить и исполнять свои обязанности») возвращает оптимистичный настрой; слабость Левинсона временна, потому что храбрый человек – это не тот, кто не испытывает страха, ведь инстинкт самосохранения есть у всех; это тот, кто умеет подавить в себе страх, поставить общие интересы, идею выше страха и не дает ему перерасти в трусость.

Не меньше храбрости требуется от подчиненных – Морозки, Николки Турбина. Эти герои двух разных произведений принадлежат различным сословиям, у них совершенно разные судьбы, и, пожалуй, единственное, что их объединяет, – то лучшее, что есть в солдате: смелость, верность, преданность, в известной мере инициатива. И оба автора, Булгаков и Фадеев, явно симпатизируют героям, хотя в силу реалистичности произведений приводят их к трагичному финалу: Морозку – к героической смерти, Николку – к тяжелому ранению.

Особенное место в произведениях о войне занимают образы женщин, казалось бы неуместные в суровых реалиях военного времени. В пьесе «Дни Турбиных» Елена, главная героиня, женщина сильная, незаурядная; она наравне с мужчинами встречает тревожные времена, находит в себе силы после отъезда мужа начать новую жизнь. В романе «Разгром» образ Вари – также один из центральных, но у Фадеева женщина воспринимается скорее не как идеал, объект поклонения (вспомним, что у Булгакова почти все мужчины в пьесе влюблены в Елену), а скорее как друг, верный товарищ и спутник. В то же время показан ее внутренний мир и эволюция: от романтической увлеченности Мечиком к спокойному пониманию истинных ценностей и возвращения к Морозке. Эпизодичен, но очень характерен образ хозяйки, из рассказа «Мой первый гусь», обреченно повторяющей: «Товарищ, я желаю повеситься». Образы молодых женщин, традиционно в литературе обозначающие все хрупкое, нежное, прекрасное, подчеркивают ужасы и жестокости войны по принципу несовместимости и контраста.

«Доктор Живаго», «Конармия», «Разгром», «Дни Турбиных» – произведения, в которых отражены реалии войны с разных сторон, в жизни разных сословий, национальностей, в разных уголках страны, от Украины до Дальнего Востока. И на фоне бесконечных таежных лесов, горящих городов и разоренных деревень возникают образы людей, в судьбах которых авторы порой объединяют типические черты определенного сословия или нации; но общечеловеческие ценности не подвластны ни времени, ни пространству; везде и всегда ценились и будут цениться честность, храбрость и благородство, и то лучшее, что любили в своих героях Бабель, Булгаков, Фадеев, Пастернак, – это вечно, поэтому их произведения любят и будут любить отечественные и зарубежные читатели.

Добро и зло в понимании и изображении Достоевского

Скачать сочинение

Христос затем и приходил, чтобы человечество узнало, что и его земная природа, дух человеческий может явиться в таком небесном блеске, на самом деле, во плоти, а не то что в одной мечте и в идеале, — что это и естественно и
возможно.
Ф. Достоевский
Творчество Ф. М. Достоевского сосредоточено на человеке, точнее, на его мятущейся и страдающей душе. Всякий поступок человека, всякое его общественное движение, всякое желание или мысль, по мнению писателя, есть проявление колебаний и движений его духа. Но эта внутренняя истина, — не просветленная человеческая сущность: «В мире Дьявол с Богом борется. А поле их битвы — сердца людей» Слова эти вложены в уста Мити Карамазова, и они многое объясняют. Человек — мятущееся, противоречивое, страдающее существо. Его логика — это логика бесконечной внутренней войны. Отсюда происходит парадоксальное и загадочное поведение героев романа. Однажды Достоевский признался, что его всю жизнь «мучил Бог». Бог мучит и его героев. Складывается впечатление, что они, подобно ветхозаветному Моисею, обречены всю свою жизнь бороться с Богом, пока Бог не одолеет их. Достоевский с непревзойденной силой раскрыл «темную» сторону в человеке, силы разрушения и эгоизма, его страшный аморализм, таящийся в глубине души. Зло в человеке и зло в истории. И все же человек, пусть самый ничтожный и незначительный, — абсолютная ценность для писателя. Каждый его роман есть также апофеоз человека. Раскольников вспоминает вопрос Мармеладова: «Понимаете ли, понимаете ли вы, милостивый государь, что значит, когда уже некуда больше идти?» Возникла ситуация, парадокс, в котором раскрывается основная этическая сущность человека, потому что, как существо нравственное, он неизменно стоит перед дилеммой добра и зла, от которых он не может никуда уйти. Если ты не идешь дорогой добра — становишься на путь зла. Поиски «улицы к храму» — дороги к добру — составляют смысловой фон романов Достоевского. Слепая свобода, связанная с рассудком и разумом, не дает ориентиров I в исканиях. Раскольников, разложив в работе разума все предписания традиционной морали, вплотную встал перед «все дозволено» и пошел на преступление. Свобода оборачивается аморализмом. Он и на каторге долго не раскаивается. Поворот приходит позже, когда в нем расцветает любовь к Соне. По мнению Достоевского, преступление совсем не означает природной аморальности, а наоборот, свидетельствует о том, что, отходя от добра, человек теряет нечто, без чего ему жить нельзя. Однако писатель бесконечно верит в человека. Его вера покоится не на сентиментальном воспевании, она, наоборот, торжествует при погружении е самые темные движения человеческой души. В «Преступлении и наказании» этическая тема встает в такой глубине, которая была нова только для одной русской литературы. Бунт человека против Бога, связанные с этим мучения его героев — это диалектика добра и зла.
Зло таит в себе семена смерти.
Добро — память человека о Боге.
И то и другое действуют в человеке через страдание и, часто, через сострадание. Страдание очищает. Не в этом ли заключается смысл потребности в нем, о которой говорил Достоевский, когда через грех и несчастье приходит в действие механика добра. Недаром писатель совершает над Раскольниковым символический, очищающий акт. На каторге его герой заболевает тяжкой, смертной болезнью и проводит в больнице «конец поста и святую». Раскольникова посещают апокалипсические видения. В жару и бреду, он видит бесноватых людей, убивающих друг друга в «бессмысленной злобе», сходящихся на поле битвы армии, варварство и каннибализм. Это мучило и не отпускало его после выздоровления. Но явилась любовь к Соне, и еще: «Под подушкой его лежало Евангелие. Он взял его машинально. Эта книга принадлежала ей. » И — добро победило. Пришло спасение.
Диалектика добра и зла в прозе Достоевского составляет главную пружину его сюжетов. Как между полюсами магнита, судьбы героев находятся под постоянным напряжением, в постоянной борьбе темного и светлого начал, которая совершается в их душах. Позитивный итог ее состоит в абсолютной вере писателя в справедливость жизни и, как следствие в победу сил добра и любви.
Человек заслуживает своего счастья и всегда страданием (Ф. Достоевский).

12373 человека просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Рекомендуем эксклюзивные работы по этой теме, которые скачиваются по принципу “одно сочинение в одну школу”:

«Любовь к людям у Достоевского – это живая и деятельная христианская любовь, неразрывная с желанием помогать и самопожертвованием» (И.Ф. Анненский) (по одному из романов Ф.М. Достоевского – «Преступление и наказание» или «Идиот»)
«Корень злых дел в дурных мыслях» (по роману Ф.М. Достоевского “Преступление и наказание”)
Человеческое всегда неизбежно должно восторжествовать (по роману «Преступление и наказание» Ф.М. Достоевского)
«Любовь к людям у Достоевского – это живая и деятельная христианская любовь, неразрывная с желанием помогать и самопожертвованием» (И.Ф. Анненский) (по одному из романов Ф.М. Достоевского – «Преступление и наказание» или «Идиот»)

/ Сочинения / Достоевский Ф.М. / Преступление и наказание / Добро и зло в понимании и изображении Достоевского

Смотрите также по произведению “Преступление и наказание”:

Здесь Бог с дьяволом борется, а поле битвы – сердца людей: сочинение

Комментарий: Народ ожидает священника, не понимая – почему тот медлит? Захария выходит из Храма, но говорит не может. Люди понимают, что в Храме ему было видение. А он подает им знаки… далее

Объявление

Страниц: 1

#1 04.05.2006 22:49

“Дьявол с Богом борется, а поле битвы – сердца людей”

Эта фраза из романа”Братья Карамазовы” Ф.М. Достоевского всегда актуальна для нас, христиан. Всем нам нужно бороться с грехом. Давайте поразмышляем над этим и поделимся опытом.

#2 05.05.2006 12:56

Re: “Дьявол с Богом борется, а поле битвы – сердца людей”

Иак.1:15 “похоть же, зачав, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть”. В данном стихе слово сделанный точнее перевести с греческого оригинала “завершенный грех”. То есть если кто-то осознал, что он начал делать что-то, что на самом деле грех. Прекрати не доводи процесс до конца и грех не будет иметь силы и влияния. Осознал, что ты в гневе, остановись и т.п..
Вот такой совет. Пока всё.

#3 05.05.2006 13:14

Re: “Дьявол с Богом борется, а поле битвы – сердца людей”

То есть, как я понимаю, есть то, что пытается поселить в сердце человека сам дьявол, а есть искушения, которыми человек искушает себя сам (и тут дьявол не при чем).

А насчет борьбы с грехом – что тут много рассуждать?
Противостой, борись – и все дела. А что ещё?

#4 28.07.2010 18:59

Re: “Дьявол с Богом борется, а поле битвы – сердца людей”

Мне думается, зачем боротся с тем, что уже побеждено. Если хочешь боротся всю жизнь с одним и тем же грехом – масло в светильнике может кончится, а в Царство ничто нечистое не войдет. Противостань – понятно и абсолютно приемлемо, займи противоположную сторону (если хочешь) и ничто грязное тебя не коснется. Будут другие искушения, поступай так же и получишь похвалу от самого Иисуса Христа. Без веры в то, что говорил Христос, будет сплошная борьба с ветряными мельницами. Что человек ДЕРЖИТ в своем сердце по середине, то им и руководит.
Нам братья, просто нужно понять, что такое грех.
Простыми словами – непослушание Господу! Многие это знают, только вот многие ли ПОНИМАЮТ. Как же понять? Спросить у ТОГО, кто может дать мудрости. Пока Христиане не поймут, что самое важное во всей нашей жизни иметь чистые одежды, прорыва с противостоянием греху не будет.
Любое непослушание ГОСПОДИНУ – ГРЕХ! Поэтому ОН и СТУЧИТ в сердца людей, чтобы впустили, а не мудорствали как побороть грех.
Христос пришел спасти мир от греха, о чем это.

Читайте также:  Свита Воланда в романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита»: сочинение

Отредактированно Сергей Гончаров (28.07.2010 19:02)

#5 20.08.2010 19:25

Re: “Дьявол с Богом борется, а поле битвы – сердца людей”

Я родился имея грех в себе по НАСЛЕДСТВУ, избавиться от него, это значит мне нужно “ВЫЛЕЗТИ” из моей “ШКУРЫ”, что не возможно без ИИСУСА, поэтому получив ДАРОМ избавление я ХОЧУ ползти, а лучше БЕЖАТЬ как можно дальше от прежней ГНИЛОЙ оболочки. И чем БЛИЖЕ я к БОГУ, тем ОМЕРЗИТЕЛЬНЕЙ для меня становится ГРЕХ! Господу приятнее увидеть меня без глаза или руки, которые “уводили” меня в сторону, чем сохранившим себя для АДА!
ИМЕЕШЬ ГРЕХ – ЛЮБИШЬ ГРЕХ!
ГОВОРИШЬ, ЧТО НЕ МОЖЕШЬ ИЗБАВИТЬСЯ – ЛЖЁШЬ, ПРЕДСТАВЛЯЯ ГОСПОДА НЕСПОСОБНЫМ ОСВОБОДИТЬ!
ГОВОРИШЬ ЭТО ПРОЦЕСС – ЗНАЧИТ ЛЮБИШЬ ПИТАТЬСЯ СВОЕЙ БЛЮВОТИНОЙ ИЛИ ПРОСТО ЛИЦЕМЕР!

Я ПРИЗНАЛ ИИСУСА моим ГОСПОДИНОМ, нахожусь в ЕГО ЦАРСТВЕ и помышляю о своём? Такого нет даже в мире! В моей компании, работают на меня, и если начинают делать СВОЁ, я их УВОЛЬНЯЮ!
Лицемер – БУКЕТ ГРЕХА!
Поэтому ГОСПОДЬ и не ЛИЦЕПРИЯТЕН!
БОГ – ИСТИНА! Глядя на сердце человека ОН видит СОКРАВЕННОЕ!
И те, которые ВСЮ свою жизнь ПРИКИДЫВАЮТСЯ христианами уже имеют ТОПОР у КОРНЯ!
Вот и получается, что люди борятся с БОГОМ, потому, что ОН хочет забрать ЛЮБИМУЮ игрушку – ГРЕХ!

ГРЕХ ПОБЕЖДЁН! ИИСУС УЖЕ ПРИХОДИЛ! ХОЧЕШЬ БЫТЬ С НИМ ВЕЧНО – ПОКАЙСЯ!
ИДИ ТОЛЬКО ЗА НИМ И НЕ МУДРСТВУЙ, таким Господь противиться.

Это я себе напоминаю каждый день!

Господи открой глаза тем, которые имеют ЗАВИСИМОСТИ! Аминь!

БИБЛЕЙСКИЕ МОТИВЫ В ПРОЗЕ Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО (СОЧИНЕНИЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ НАД ПРОИЗВЕДЕНИЯМИ Ф. ДОСТОЕВСКОГО)

БИБЛЕЙСКИЕ МОТИВЫ В ПРОЗЕ Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО

(СОЧИНЕНИЕ-РАЗМЫШЛЕНИЕ НАД ПРОИЗВЕДЕНИЯМИ Ф. ДОСТОЕВСКОГО)

По выражению Л. Толстого, «Достоевский, бесспорно, один из самых замечательных, но вместе с тем один из самых трудных представителей не только русской, но и всемирной литературы. И не только самый трудный, но еще и мучительный».

По собственному признанию Достоевского, мучили его Бог и идея. Именно эти понятия стали основополагающими во Всем его творчестве. В понятие «идеи» писатель вкла­дывал смысл семени из библейской притчи о сеятеле, кото­рую мы находим в Евангелии от Матфея: «вот вышел сея­тель сеять; и когда он сеял, иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то; иное упало на места каменистые… иное упало в терние, и выросло терние и заглушило его; иное упало на добрую землю и принесло плод: одно во сто крат, а другое в шестьдесят, иное же в тридцать».

Семя, брошенное в землю, должно положить начало Божьего сада на земле. Обратной стороной идеи является «тайна» — такая идея, в которую человек верит и по кото­рой живет. Личность для Достоевского — это воплощен­ная «божественная» идея.

Несмотря на это, писатель терзался сомнениями. Реаль­ная жизнь преподносила загадки, которые никак не вкла­дывались в представление о Божьем саде. Террорист Шатов из «Бесов» признается: «Я … буду веровать в Бога», что означает — «пока не верую», хотя «бесы веруют и трепе­щут». Многогрешный Дмитрий Карамазов перед каторгой говорит Алеше: «О да, мы будем в цепях, и не будет воли, но тогда, в великом горе нашем, мы вновь воскреснем в радость, без которой человеку жить невозможно, а Богу быть, ибо Бог дает радость, это его привилегия великая… Да здравствует Бог и его радость! Люблю его!».

Глубокая вера в Бога дарует спокойствие за судьбу мира и свою личную жизнь, как о том говорит библейский Пса­лом: «Господь, твердыня моя и прибежище мое, избавитель мой, Бог мой — скала моя; На Него я уповаю».

Но кто отрицает существование Бога, тому «все позво­лено». Ложное «право имеет» Раскольников, Дмитрий Ка­рамазов тревожится: «Меня Бог мучит… А что как Его нет. Тогда если Его нет, то человек шеф Земли, мирозда­ния. Великолепно! Только как он будет добродетелен без Бога-то?».

Ответ на этот вопрос дадут большевики: «Все для блага человека, все во имя человека». Но прежде горьковский Сатин заявит: «Существует только Человек», который «зву­чит гордо», «остальное — деяние рук его».

Для Достоевского все было куда как сложнее. «Тут дья­вол с Богом борется, а поле битвы — сердца людей», — говорит Митя Карамазов об ужасной отцеубийственной борьбе в русской дворянской семье Карамазовых. Провинциальный городок, в котором она живет, как все названия, имена и фамилии персонажей у Достоевского, имеет символическое название — Скотопригоньевск. Только дьявол, нагоняю­щий страсти, имеет скотскую природу. Да и сама семья Карамазовых — это не что иное, как модель российского общества: Иван — свихнувшаяся интеллигенция, Митя — белое офицерство, Алеша — духовно слабая культура, их отец Федор Павлович — беспутная российская власть, а Смердяков — грядущий большевик и разрушитель Рос­сии, погубитель святых отеческих заветов.

Во время разговора в трактире Иван говорит Алеше: «У нас с тобой еще бог знает сколько времени до отъезда. Целая вечность времени, бессмертие!» Что сказано, то ска­зано. Но вот насчет бессмертия Иван Карамазов заблуж­дается. Вождь большевиков Ленин определил конкретный срок для русской интеллигенции и культуры —- до 1922 года.

Крест Ивана (российской интеллигенции) — в его при­знании своей вины в убийстве отца-государства. Свой суд истории и у русского офицерства — Мити, который про­сит Алешу: «…перекрести меня … на завтрашний крест». Кажется, только Алешу (русскую культуру) минует «крест». Алешин простодушный порыв ко «всем и вся», его послушание «в миру» означает рабскую покорность русской культуры.

Старец Зосима толкует «ад» как «муку духовную» и «не­возможность больше любить», а «рай» — как «подвиг бра­толюбивого общения» и даруемую им духовную гармонию. Именно эти слова американский писатель Сэллинджер сде­лал эпиграфом своего творчества, отрекшись не только от мира, но и от веры. «Ад муки духовной» для каждого свой и дан в наказание за то, что каждый из братьев «Бога убил», выражаясь словами обесчещенной девочки из «Бесов».

Ум Ивана в «Легенде о Великом инквизиторе» выбирает «ад», но сердце его тянется к Христу, преодолевшему Голгофу и познавшему конечное воссоединение с Богом-Отцом. Вторгаясь в художественное повествование, «Леген­да» звучит как пророчество: «Очистите пути пред Госпо­дом, да минует вас десница гнева Его!»

Владыка ФЕОФАН: «Бог с дьяволом борется, а поле битвы – сердце человеческое»

О судьбе и белой магии

– «Прямая линия»? Владыка, скажите, по христианской религии есть ли у человека судьба и можно ли ее переделать?

– Есть самый важный момент в жизни каждого человека, который дал Бог, – это свобода. От свободы действий человеческих зависит и его жизнь, то, что мы называем судьбой. Хотя судьбы, как чего-то предопределенного, нет. Бог знает все о каждом человеке еще до его рождения. Но человек не запрограммированное существо. Свобода дает право выбора, а значит, его судьба зависит от его жизни, но никакого рока над человеком не висит.

– Добрый день. Меня зовут Нина Афанасьевна. Христианству на Руси более тысячи лет, учение Христа настолько справедливо и необходимо человеку, что отступление от его заповедей ведет к духовной и физической гибели. Но почему люди не воспринимают и не исполняют этих заповедей. Может, при создании человека была допущена возможность совершения греха?

– Спасибо большое. Вопрос замечательный. Я чувствую, вы человек грамотный. У Достоевского есть простое и ясное высказывание: «Бог с дьяволом борется, а поле битвы – сердце человеческое». Вы говорите, что хотите творить доброе, а не можете. Вспомните, что сказал апостол Павел: «Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю» (Послание римлянам, 7,19). Это следствие первого греха, когда Адам нарушил заповедь и грех проник в род человеческий. Весь вопрос заключается в свободе. И то, как мы используем эту свободу, так и будет устрояться наша вечная жизнь. Самая главная наша задача – каждому на своем месте делать все по законам Христа, с помощью Божьей, поддержка в Боге. Бог создал церковь святую, надо идти в храм, молиться. Бог дал и средства покаяния, очищения – это исповедь, посты. Постепенно человек будет преображаться. Здоровья вам, храни вас Бог.

– Здравствуйте, «Прямая линия»? Владыка, Северный Кавказ – регион очень опасный. Наши священники помогают воинам, выезжают к ним в части?

– Естественно. В епархии есть отдел, который осуществляет связь с воинскими подразделениями, а также и с милицейскими службами, то есть с теми людьми, которые под погонами, которые защищают родину. Мы активно участвуем в их жизни, выезжаем в Чечню , в воинские подразделения, во многих из которых построены часовни. В военном комиссариате построен новый храм, мы постоянно ведем работу с призывниками, командным составом. Кстати, в обществе идут дебаты о возрождении официального капелланства в России . На мой взгляд, это необходимо.

– Здравствуйте, владыка Феофан. Меня зовут Анна, звоню из Ставрополя . У меня такой вопрос. Как церковь и вы лично относитесь к магии и знахарям, которые лечат людей?

– Отрицательно. Вам нужно запомнить одну вещь – это очень опасная игра – знахари и гадалки. В мире существуют две силы – Бог и дьявол. Так вот, как правило, все гадалки и знахари, магия черная и белая берут свою основу не от Бога, а от противной стороны, что опасно для человека. Вспомните, когда Чумак у нас лечил людей, все, как сумасшедшие сидели у телевизоров, и сколько потом было бед у людей, у них нарушалась психика. Я бы не советовал вам обращаться никогда к знахарям, магии, ни к белой, ни к черной.

Атеист – тоже верующий

– Добрый день. Владыка, а можно вам вопрос задать?

– Ваше преосвященство, в Архызе неподалеку от лика Христа шашлыки жарят, встречают туристов, то есть ведут коммерческую деятельность у святыни. Как вы к этому относитесь?

– Я уже долгое время пытаюсь решить этот вопрос. Надеюсь, что в ближайшее время нам отдадут участок земли около лика Христа, и там мы возведем храм.

– А в селе Александровском есть источник, там и иконы стоят. К этому можно относиться серьезно, молиться там, ставить свечи?

– Обязательно наведу там порядок, построим часовню. А молиться там можно.

– И еще вопрос об оплате за венчание, крещение.

– Я давно дал такое указание, если в храм придет человек и скажет, что ему нечего дать за крещение, но он этого действительно хочет, его покрестят бесплатно. Недавно в Осетии я одновременно сам крестил 1200 человек, и ни о какой оплате речь не шла. Так же и с венчанием, отпеванием.

– Добрый день. Зовут меня Ксения. Вопрос владыке Феофану. Если человек считает себя верующим, он обязательно должен ходить в храм?

– Я постараюсь провести аналогию. Если человек считает себя больным, он идет к врачу, чтобы получить помощь, консультацию, лечение. Люди по сути все больны, поражены грехом без исключения. Церкви даны средства для излечения духа. В храме таинство исповеди, причащение, кроме того, посты, общие молитвы, то есть те средства, которые Господь дал через церковь для исцеления духа. Мы живем в мире, и он настолько действует на всю нашу природу, что мы как будто через репейник идем и цепляем грехи. А храм это то место, где освящается и душа и тело, где подаются дары, способные укрепить человека на шествование по этому морю житейского репейника. Но если ваша вера серьезна, постепенно вы сами придете в церковь.

– А чем верующий человек отличается от атеиста?

– Атеист тоже может быть и порядочным, и честным. Но все-таки верующий человек – это человек более жертвенного подхода и к окружающим, и к самому себе. А самое главное, верующий знает, что любой поступок, который он совершает здесь на Земле, не останется безнаказанным, и это его останавливает от совершения грехов. Вообще, нет неверующих людей. Один верит в то, что Бог есть, а другой в то, что его нет.

Сильную веру поменять не заставишь!

– Владыка Феофан, очень рада вас слышать. Ответьте на такой вопрос. Моему сыну семь лет, ему уже можно говорить о Боге, Библии?

Читайте также:  Вера в человека и ее воплощение в одном из произведении русской литературы: сочинение

– Не просто можно, а нужно. Сейчас в Кисловодске строится детский православный садик при Крестовоздвиженском храме, где детки будут учить слово Божье. Когда ваш сынок будет знать, что маму и папу обманывать нельзя, потому что Бог все видит и все знает, и если даже мама с папой не видели, то Бог-то все видел, то вашему сыну будет стыдно перед Богом. У него будет вырабатываться иммунитет добра и опасения творить зло.

– Сейчас очень много детских Библий разных издательств. Какую лучше для ребенка купить?

– Покупать лучше в храме. Некоторые издания могут быть и искажены, а в храме они проверены.

– Как считаете, должно ли в наших школах быть православное образование?

– Обязательно. Сейчас нам хотят навязать религиоведение. Но человек, который читает лекции по атеизму, не может на следующий день говорить о Боге, о вере, о заповедях, он признает Бога в таком случае как историческую личность, но не верит в него. Должны преподаваться основы традиционной религиозной и духовной культур: рассказывать о православии православным, об исламе – мусульманам, иудаизме – иудеям, буддизме – буддистам.

– А может ли священник

прийти по просьбе директора или завуча школы на классный час к детям?

– Конечно, может. Ведь это не противоречит законодательству.

– «Прямая линия»? Екатерина вам звонит из Ставрополя. Владыка Феофан, можно ли сменить веру? Моя подруга собралась замуж за мусульманина, он настаивает на смене ее веры. И какую веру должен будет принять их ребенок?

– Веру менять нельзя. Когда православная девушка будет выходить замуж за мусульманина, она должна обговорить с будущим супругом этот момент, объяснить ему, что они будут верны в браке друг другу, будут жить одной семьей, но веру она менять не будет. Желательно обговорить зара нее и веру детей, ребенок должен быть той же веры, что и мать. Если же девушка меняет свою веру, это значит, что она у нее была не такой уж и сильной, настоящей.

– Здравствуйте, меня Анна зовут. У меня очень большая проблема. Мы с супругом поженились, а потом обвенчались. Жили трудно, собираемся развестись. Можно ли нам и развенчаться?

– Обряда на развенчание никакого нет. Если люди венчаются – это раз и навсегда. Надо бы научиться терпеть друг друга. Но есть и вопрос обстоятельств. Вам нужно пойти в храм к тому священнику, который вас венчал, объяснить ему, почему вы расстаетесь. Но обстоятельства должны быть действительно серьезными. Хотя я отрицательно отношусь к разводам. Жизнь супружеская – это подвиг, и в этом подвиге самое важное научиться уважать друг друга. А что происходит на самом деле? Юноша и девушка встречаются, влюбляются. Они думают друг о друге, рисуют в голове какие-то образы, он – сильный и красивый, она – умная, добрая. Поженились, а начали жить с реальным человеком, и может настать разочарование, как бы раздвоение личности, человек ведь продолжает жить с созданным образом. Надо научиться жить с человеком, любить его, прощать и уважать. Дай Бог, чтобы у вас все наладилось.

– «Прямая линия»? Меня Маша зовут, я скоро стану мамой. Владыка Феофан, а в каком возрасте можно крестить ребенка?

– На сороковой день после дня рождения уже можно.

– А крестик сразу надевать?

– Можно и сразу, но будьте осторожны. Ребенок есть ребенок.

– А брат у меня некрещеный, ему уже 25. Не поздно ли ему креститься?

– Обязательно нужно это сделать. Некрещеный человек, как горох при дороге, кто идет, тот и скубет его. Так и бесы потихоньку щиплют некрещеного, нет от них ограды.

– Это «Прямая линия»? Светлана меня зовут. Владыка Феофан, у моего брата родился сын, я бы хотела стать его крестной, но мне сказали, что родная тетя не может крестить племянника.

– А мы ходили в храм, и там сказали, что нельзя.

– Вернитесь в тот же храм и скажите, что вам это разрешил владыка. Вопрос здесь в другом – в дальнейшем христианском воспитании ребенка, нельзя откупаться от него в дни рождения подарками. Крестный берет на себя ответственность за воспитание ребенка в христианском духе. А чтобы воспитывать, надо и самому знать, чему учить.

– Можно ли одному человеку быть крестным несколько раз?

– Здесь нет никаких противопоказаний. Только крестному надо помнить об ответственности за своих крестников.

– Здравствуйте, владыка Феофан. Беспокоит вас Елена, а можно ли держать дома животных, говорят, что собака – это бес?

– Во многих культурах есть понятие о нечистых или, наоборот, священных животных. К примеру, свинину не едят мусульмане и иудеи. В христианстве такого нет. Однако наша традиция не очень положительно относится к тому, чтобы собака, тем более большая, жила в доме, ведь и повадки у нее не очень хорошие. Отрицательное отношение к содержанию в доме или квартире собаки – это больше относится к традициям, а не к канонам. И конечно, собака – это не бес.

– Добрый день. Владыка Феофан, Игорь звонит. Многие сейчас освящают квартиры, машины. Хорошо ли это?

– Что такое освящение? Это призвание благодати, то есть божественной энергии, которая защищает человека от различных искушений, от влияния злых сил, бесов. В древности всегда все освящали – поле, реку, начало и окончание жатвы. Знайте, это кольчуга, которая будет вас защищать.

– А можно еще узнать ваше мнение о гражданских браках? Сейчас так много разводов…

– Я не приемлю понятие гражданского брака. На Руси это называлось простым и емким словом – блуд. Когда-то союз мужчины и женщины был на Руси твердым и вечным, особенно после таинства венчания, во время которого, в первую очередь, священник спрашивал – добровольно ли молодые люди вступают в брак, любят ли друг друга, не обещали ли кому замужества или женитьбы, и перед Богом и церковью они дают клятву. Священник молится о ниспослании благодати брачующимся на чадородие, на благополучие в доме, продолжение жизни. Венчание – великое дело, а гражданский брак – это блуд, который позволяет легко расходиться и сходиться, к добру это не приведет. Храни вас Бог!

О грехах и Григории Грабовом

– Владыка Феофан, беспокоит вас Ирина. Я курю. Считается ли это грехом? В Библии я не нашла на этот вопрос никакого ответа.

– Вы постепенно принимаете вещество, которое разрушает ваш организм. Так вот вы стоите на пути вреда своему здоровью. И делаете это сознательно, то есть убиваете себя. А самоубийство – грех. С другой стороны, это и ваша привычка. А есть много привычек, которые являются дурными.

– Я обязательно брошу.

– Здравствуйте. Владыка Феофан, беспокоит вас Инна. Как вы оцениваете деятельность Григория Грабового?

– Я был на Первом канале, когда шли дебаты, Грабовой там тоже был. Я подошел к Андрею Малахову и спросил: «Андрей, тут морг есть около Останкино »? Он очень удивился: «Какой морг? Не знаю, может, и есть». Я: «Принесите сюда парочку покойников, и если Грабовой их оживит, буду с ним разговаривать». Шарлатан.

– Я с вами согласна.

– Добрый день. Владыка Феофан, у нас в крае секты есть?

– Бесчисленное множество. Бойтесь сект, берегите свои корни, корни православные. Опасайтесь, когда вас на улице будут хватать за руки, просить поговорить о Боге, задавать вопросы, это все секты.

– А с сектами борются?

– Секты нередко нарушают законодательство, даже такое либеральное, как у нас. Однако, как правило, это вызывает только общественное возмущение, а сектанты продолжают свою деструктивную деятельность.

– Добрый день, владыка Феофан, уже более 10 лет отлученный от церкви бывший игумен Василиск строит на Кавминводах дома, называет их то монастырями, то церквами. К нему уходят молодые люди, отрекаясь от родных, уничтожая документы, без которых человек не может ни работать, ни учиться, и ждут за высокими заборами и железными решетками конца света. Почему ни правоохранительные органы, ни священнослужители не могут запретить Василиску манипулировать людьми?

– Действительно, Василиск создал нечто вроде тоталитарной секты со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями. И наши священнослужители предупреждают людей об этой духовной опасности. Что касается правоохранительных органов, то могу только присоединиться к вашему вопросу.

На ком креста нет.

– Здравствуйте, это вам звонят из Кировского района, село Орловка. У нас строится храм, к декабрю должно завершиться возведение. Вы говорили, что периодически бываете во всех ставропольских храмах. К нам приедете?

– Конечно, я обязательно приеду освятить его.

– Здравствуйте, владыка Феофан. Меня зовут Светлана. Если свечку в церкви ставить за здравие, за упокой, как-то надо готовиться?

– Когда вы идете в храм, вы идете на беседу с Богом. И соответствующим должно быть и ваше внутреннее устроение. Идя в храм, сосредоточьтесь, оглянитесь назад, полистайте книгу своей жизни, что вас беспокоит, за что совесть мучает. Подойдя к иконе Божьей Матери или Спасителя, в первую очередь, попросите прощения, расскажите о своих недостатках. Потом можно прийти на исповедь к священнику.

Когда ставите свечу, покайтесь молитвой, не бойтесь ставить свечу, это видимый знак горения перед Богом вашей души, вы просите о прощении грехов, о здравии, не только физическом, а духовном, ведь чаще мы больны душой, нас терзают грехи и пороки. Если говорить о внешней стороне. То женщина должна идти в храм в юбке, но не короткой, в платке, никаких брюк и декольте, это традиции православные, уважение к православной культуре своего народа. Мужчины в храм идут без головного убора.

– Добрый день. Владыка, сейчас часто продают крестики, иконы, Библии вне храма. Можно их покупать?

– Я не советую покупать все это вне стен церкви. Я объясню почему. Когда вы покупаете в храме, в первую очередь, это ваша жертва на содержание храма. Не раз видел, как у икон и свечей стоит порнография, или продавец с папиросой в зубах продает крестики. Это кощунство для некоторых бесстыдных лиц стало формой бизнеса. Можно, конечно, освятить крестик или икону в храме, но лучше покупать в церкви. Зачастую певцы цепляют на себя кресты и поют блудные песни. И это кощунственно. Что такое крест? Человек надевает на себя крест как духовную защиту. Почему раньше говорили человеку, который поступал плохо: «Креста на тебя нет»? Значит, у человека нет христианского самосознания, защиты от бесов, и поэтому он поступает плохо.

Епископ Ставропольский и Владикавказский Феофан (в миру – Иван Андреевич Ашурков ) родился 21 мая 1947 года в городе Дмитрове Курской области в рабочей семье. Окончив школу, служил в рядах Советской Армии. В 1972 году окончил Московскую духовную семинарию и был зачислен в Московскую духовную академию. В 1973 году был принят послушником в братство Троице- Сергиевой лавры. 19 декабря 1973 года был пострижен в монашество с именем Феофан в честь преподобного Феофана исповедника. В 1976 году окончил Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия. В 1977 году направлен в Русскую Духовную Миссию в Иерусалиме , где нес послушание до 1982 года. С 1984 по 1987 год нес послушание секретаря Экзархата Центральной и Южной Америки . С 1987 по 1989 год нес послушание в Отделе внешних церковных сношений Московского патриархата. С 1989 по 1993 год – Экзарх Патриарха Московского при Патриархе Александрийском и всей Африки . С 1993 по 1999 год – заместитель Председателя Отдела внешних церковных сношений Московского патриархата. В 1999 году назначен представителем Патриарха Московского при Патриархе Антиохийском и всего Востока . В 1985 году, в Неделю всех святых, в Земле Российской просиявших, возведен в сан архимандрита. 7 мая 2003 года епископ Магаданский и Синегорский Феофан стал епископом Ставропольским и Владикавказским.

ИЗ ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ

– Почему терроризм и ислам стали почти синонимами в последнее время. Даже устоялось такое выражение в сознании многих – «исламский терроризм»? Как на Северном Кавказе священники борются с терроризмом?

– Я не играю в дипломатию и всегда говорю, что среди мусульман есть хорошие, верующие, простые люди, которые никакого отношения не имеют к терроризму. Мы в ад превратим всю нашу страну, если поставим знак равенства между исламом и терроризмом.

Нашей епархией очень много делается для того, чтобы предотвращать на Кавказе терроризм. Это и конференции, и чтение лекций в университетах Нальчика , Грозного . Главное ведь воспитание будущего поколения. И эта работа ведется постоянно.

– Насколько духовна наша нация?

– Люди чаще стали ходить в храмы. Но вот насколько они духовны… Свободу смешали с произволом – свободная любовь, гражданский брак, а это разврат и произвол. Показывают по телевидению и пишут в прессе что хотят, это тоже развращает наше общество. Идти по течению – просто, а жить по вере – трудно. Этому надо учиться.

В Ставропольской и Владикавказской епархии более 500 храмов, еще 76 строятся.

Ссылка на основную публикацию
×
×