Гибель Най-Турса и спасение Николки: сочинение

Гибель Най-Турса и спасение Николая (анализ эпизода из 11 главы части 2 романа М.А.Булгакова «Белая гвардия»)

Скачать сочинение
Тип: Анализ эпизода

Книги Булгакова читали тайком, хотя официального запрета на них не было. И поэтому души широкого круга читателей Булгаков начал завоевывать только в 70-ые годы 20 века. Судьба писателя была трудной, но, несмотря на это, исключительно счастливой. В 1925 году роман «Белая гвардия» начинает публиковаться в журнале «Россия».

Роман “Белая гврдия”– история семьи Турбиных. Их жизнь совсем не идеализируется, хотя Россию дореволюционную Булгаков считал идеальной и не желал, чтобы она рушилась.

Много внимания в романе уделяется смелым и благородным людям, таким, как Алексей и Николка Турбины, Най-Турс, Мышлаевский, Карась, Шервинский. Они отважно защищают своих близких, своих соотечественников, хотя и знают, что, скорее всего, победы за ними не будет. Но они не отступают, выполняя свой долг, долг чести офицеров. А долг, по мнению Булгакова, то, без чего жить на свете бессмысленно. Значит, у достаточного числа действующих лиц в романе нет смысла существования.

Николка Турбин, несмотря на свою молодость, возглавляет отряд юнкеров, хотя порой его одолевает немалый страх. Он ведет свой отряд из двадцати восьми юнкеров на указанное ему по телефону место. И вот они на месте – безлюдный перекресток, никакого неприятеля нет, но повсюду слышится грохот пулеметов. Вскоре в конце переулка Николка разглядел бегущих.… Но по золотистым погонам он понял, что это «свои»: «Тяжелые, рослые, запаренные в беге, константиновские юнкера в папахах вдруг остановились, упали на одно колено и, бледно сверкнув, дали два залпа по переулку туда, откуда прибежали. Затем вскочили и, бросая винтовки, кинулись через перекресток, мимо Николкиного отряда. По дороге они рвали с себя погоны, подсумки и пояса, бросали их на разъезженный снег. – Бегите, бегите с нами! Спасайся, кто может!»

Николкины юнкера недоуменно поднимаются на ноги.… Последним бежит Най-Турс, Николка его сразу узнал. В правой руке у него кольт, пустая кобура хлопает по ноге. Лицо офицера зло. Най-Турс с треском срывает Николкины погоны, да так сильно, что Николка упал на Ивашина, который сидел на корточках у пулемета. И вдруг Най-Турс отдает команду таким громким голосом, что Николка думает, что ее слышно, наверное, на весь город. Полковник кричит юнкерам, чтобы те бежали как можно быстрее, срывая на бегу погоны и уничтожая свои документы. Чтобы всем, кто встретится на пути, приказывали бежать.

Юнкера в панике подчиняются приказу. Все вокруг закрутилось-завертелось, и Николка в этот момент не сошел с ума потому, что все произошло слишком быстро.

Николка не желал бежать, он сел на корточки у пулемета и начал заправлять в него ленту. Вдали показались несколько конных.… Най-Турс стреляет, несколько лошадей падают: «И полковник Най-Турс отнесся к ним странно. Он подпрыгнул на одной ноге, взмахнул другой, как будто в вальсе, и по-бальному оскалился неуместной улыбкой. Затем полковник оказался лежащим у ног Николки. Тут он увидел, что из полковника через левый рукав стала вытекать кровь, а глаза у него зашли к небу».
Николка не сразу понимает, что именно произошло. Смерть полковника Булгаков сравнивает с танцем, вальсом. Неожиданное сравнение. Неожиданное, как и то, что «из полковника через левый рукав вытекает кровь» – описание уже чего-то неживого. Писатель так и не сказал, что полковника убили. Ни слова о том, что в него выстрелили. Най-Турс просто умер. Теперь уже из полковника по капле вытекает и голос – он просит, уже не приказывает, чтобы Николка бросил все и бежал. Просит уже не как высший по званию, а как человек, который сейчас умрет потому, что сам не бежал ранее.

Най-Турс, как и некоторые герои «Белой гвардии», вызывает у автора большое уважение, ведь он отважен и храбр. Он защищает Россию, несмотря на то, что почти уверен, что сильнее окажутся не его воины. А так как Булгаков никогда не скрывал отношения к своим героям, то и читатель проникается восхищением к этому человеку. И эпизод его смерти Най-ТУрса в середине романа никак не убавляет его заслуг – он успел сделать много важного. К тому же, есть те, кто так же предан своей родине, как он.

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Булгаков М.А. / Белая гвардия / Гибель Най-Турса и спасение Николая (анализ эпизода из 11 главы части 2 романа М.А.Булгакова «Белая гвардия»)

Смотрите также по произведению “Белая гвардия”:

Сочинение: Гибель Най-Турса и спасение Николки

Трагические события революции и братоубийственной Гражданской войны отражались в русской литературе с разных точек зрения. Пролетарские писатели изображали эту эпоху как борьбу народа за своё счастье, писатели, не разделявшие большевистских взглядов, рассматривали её как национальную трагедию. Такую же авторскую позицию занял и М.А. Булгаков, посвятив событиям 1918 года роман «Белая гвардия». Город, в котором происходят события, неоднократно переходит из рук в руки. Один из наиболее драматических эпизодов романа – захват Города петлюровскими войсками. Русская армия готова защищать Город, но офицеры ещё не знают, что командование сбежало вместе с отступившими немецкими войсками. Поэтому нет организованной обороны Города, защитники его фактически брошены на произвол судьбы. Полковник Най-Турс приказал своим юнкерам отходить на Город, а троих отправил узнать, где остальные части и что с ними. Но посланные вернулись с сообщением, что никаких частей нет, стрельба идёт в тылу и будто бы неприятельская конница уже входит в Город. И юнкера услышали от полковника «никогда ими не слыханную странную команду».

В это же время Николка Турбин по телефонному приказу вывел свою команду – двадцать восемь юнкеров – по маршруту. Они должны были встретить и «подкрепить» отряд третьей дружины, но, как ни странно, никакого отряда не было. Юнкера залегли цепью, пулемётчик устроился возле пулемёта, а Николка предаётся рассуждениям о том, что ему кажется странным. Он озадачен тем, что нет отряда, что выстрелы слышны где-то в тылу, он не уверен в себе и боится обнаружить свой страх. И далее действие развивается очень динамично и сумбурно, и Николка подчиняется этому бешеному непонятному ритму. «Посыпались по переулку серые фигуры в бешеном беге», Николка с удивлением понимает, что это свои, но ещё больше его удивляет то, что они на ходу срывают с себя погоны и кричат всем: «Спасайся кто может». Молниеносно подумав о том, что он может стать героем, Николка пытается остановить панику и обращается к последнему бежавшему – полковнику Най-Турсу. «И тут последовало чудовищное»: полковник сам оборвал погоны на Николкиной шинели. Он приказывает всем юнкерам бежать, срывать погоны, уничтожить документы, но сам он не бежит далее – он устраивается у пулемёта. Ошеломлённый Николка отказывается бежать и помогает с пулемётом полковнику. Ругаясь, Най-Турс начинает обстрел показавшихся вдали конных фигур, одновременно крича Николке, чтобы «глупый малый» удирал, и в это время его смертельно ранили. Он успел только сказать Турбину, чтобы тот бросил геройствовать, и назвал улицу – Мало-Провальная. Николке «страшно от тоски и одиночества», он сумел доползти до угла и свернуть в переулок, считая это господним чудом. Дворник в каком-то дворе пытался задержать Николку, но у того в руках Най-Турсов кольт, и дворник, получив удар рукояткой револьвера, убежал к воротам, зовя петлюровцев. Сообразив, что нельзя возвращаться в переулок, потому что конница Петлюры заскочила с фланга в Город, Николка дворами пробирается на другую улицу, перелезая через стены, бросив на ходу папаху и подобрав чью-то студенческую фуражку. Редкие прохожие на улицах в панике разбегаются, теряя вещи, и Николка явственно ощущает случившуюся катастрофу. По дороге он заставляет скрыться в подъезд кадета с винтовкой в руках и благополучно достигает своего района, где ещё тихо и стрельба слышна только издалека. И у самого своего дома Николка с удивлением видит, как мирно катаются дети на салазках, занятые игрой и своими детскими переживаниями. Дети мало что понимают в происходящем, поэтому, по их мнению, так офицерам и надо за то, что они «дурака валяли». «Пришёл Петлюра, а у него миллион войска», – видимо, такое мнение они услыхали от кого-то из старших. И только дома Николка узнаёт, что Алексей ещё не вернулся.

В этом эпизоде ярко раскрываются характеры героев: и полковник Най-Турс, и Николай Турбин – люди чести. Не считая возможным губить зря своих подчинённых, полковник разгоняет их по домам, но себя он не освобождает от ответственности за людей от исполнения своего долга. По тем же принципам поступает Николка – он не может бросить полковника одного. Его нравственные переживания, сумятица чувств, объяснимая возрастом героя и его неопытностью, вызывают к нему ещё большую симпатию читателей. Но главное в эпизоде – динамичное развитие действия, драматизм сюжета и наглядное ощущение напрасности жертв братоубийственной войны.

Гибель Най-Турса и спасение Николая

Книги Булгакова читали тайком, хотя официального запрета на них не было. И поэтому души широкого круга читателей Булгаков начал завоевывать только в 70-ые годы 20 века. Судьба писателя была трудной, но, несмотря на это, исключительно счастливой. В 1925 году роман “Белая гвардия” начинает публиковаться в журнале “Россия”. Роман “Белая гврдия”- история семьи Турбиных.

Их жизнь совсем не идеализируется, хотя Россию дореволюционную Булгаков считал идеальной и не желал, чтобы она рушилась. Много внимания в романе уделяется смелым

А долг, по мнению Булгакова, то, без чего жить на свете бессмысленно. Значит, у достаточного числа действующих лиц в романе нет смысла существования. Николка Турбин, несмотря на свою молодость, возглавляет отряд юнкеров, хотя порой его одолевает немалый страх.

Он ведет свой отряд из двадцати восьми юнкеров на указанное ему по телефону место.

Но по золотистым погонам он понял, что это “свои”: “Тяжелые, рослые, запаренные в беге, константиновские юнкера в папахах вдруг остановились, упали на одно колено и, бледно сверкнув, дали два залпа по переулку туда, откуда прибежали. Затем вскочили и, бросая винтовки, кинулись через перекресток, мимо Николкиного отряда. По дороге они рвали с себя погоны, подсумки и пояса, бросали их на разъезженный снег. – Бегите, бегите с нами! Спасайся, кто может!” Николкины юнкера недоуменно поднимаются на ноги…. Последним бежит Най-Турс, Николка его сразу узнал.

В правой руке у него кольт, пустая кобура хлопает по ноге. Лицо офицера зло. Най-Турс с треском срывает Николкины погоны, да так сильно, что Николка упал на Ивашина, который сидел на корточках у пулемета.

И вдруг Най-Турс отдает команду таким громким голосом, что Николка думает, что ее слышно, наверное, на весь город. Полковник кричит юнкерам, чтобы те бежали как можно быстрее, срывая на бегу погоны и уничтожая свои документы. Чтобы всем, кто встретится на пути, приказывали бежать. Юнкера в панике подчиняются приказу.

Все вокруг закрутилось-завертелось, и Николка в этот момент не сошел с ума потому, что все произошло слишком быстро. Николка не желал бежать, он сел на корточки у пулемета и начал заправлять в него ленту. Вдали показались несколько конных….

Най-Турс стреляет, несколько лошадей падают: “И полковник Най-Турс отнесся к ним странно. Он подпрыгнул на одной ноге, взмахнул другой, как будто в вальсе, и по-бальному оскалился неуместной улыбкой. Затем полковник оказался лежащим у ног Николки… Тут он увидел, что из полковника через левый рукав стала вытекать кровь, а глаза у него зашли к небу”. Николка не сразу понимает, что именно произошло.

Смерть полковника Булгаков сравнивает с танцем, вальсом. Неожиданное сравнение. Неожиданное, как и то, что “из полковника через левый рукав вытекает кровь” – описание уже чего-то неживого. Писатель так и не сказал, что полковника убили.

Ни слова о том, что в него выстрелили. Най-Турс просто умер. Теперь уже из полковника по капле вытекает и голос – он просит, уже не приказывает, чтобы Николка бросил все и бежал. Просит уже не как высший по званию, а как человек, который сейчас умрет потому, что сам не бежал ранее. Най-Турс, как и некоторые герои “Белой гвардии”, вызывает у автора большое уважение, ведь он отважен и храбр.

Он защищает Россию, несмотря на то, что почти уверен, что сильнее окажутся не его воины. А так как Булгаков никогда не скрывал отношения к своим героям, то и читатель проникается восхищением к этому человеку. И эпизод его смерти Най-ТУрса в середине романа никак не убавляет его заслуг – он успел сделать много важного.

К тому же, есть те, кто так же предан своей родине, как он.

“Формування навичок здорового способу життя у молодших школярів” “Формування здорового способу життя у молодших школярів”. Оскільки рік 2012 проголошено роком “Спорту та здорового способу життя”, дослідження проблеми формування навичок здорового життя не залишили осторонь и мене. На цю.

Характеры “темного царства” в пьесах А. Н. Островского А. Н. Островский – писатель-драматург, отразивший в своем творчестве жизнь России второй половины XIX века. Он анализировал как общественные, так и нравственные проблемы эпохи, создавал запоминающиеся зарисовки быта современников из.

Художественное своеобразие романа “Мастер и Маргарита” У романа М. А. Булгакова “Мастер и Маргарита” сложная судьба. Произведение, законченное в конце тридцатых годов, не было опубликовано при жизни автора и впервые увидело свет в середине шестидесятых годов.

Характеристика чиновников в комедии Ревизор 8 класс “Ревизор” – комедия Н. В. Гоголя. Как писал сам автор, он хотел показать и, одновременно, высмеять все недостатки чиновничества и несправедливости, которая царит в отдаленных местах России. В комедии раскрываются.

Своєрідність клімату у зв&;apos;язку з рухами повітряних мас. Південна Америка – найвологіший материк світу. Кліматичні пояси й області Тема: Своєрідність клімату у зв’язку з рухами повітряних мас. Південна Америка – найвологіший материк світу. Кліматичні пояси й області. Мета: дослідити своєрідність клімату Південної Америки, з’ясувати вплив повітряних мас на.

Рецензия на произведения В. С. Пикуля Существует русская поговорка: “Иван, не помнящий родства”. К сожалению, в смысле знаний нашей истории очень многие люди стали такими “Иванами”, а ведь без истории не может быть образованного человека. Настоящее.

О таланте В своем тексте К. С. Станиславский затрагивает проблему зависимости проявления таланта от личностных качеств одаренного человека и от той среды, где он живет и развивается. Не всегда люди способны заметить.

Сочинение на тему Устное народное творчество Устное народное творчество богатство каждого народа. Русский народ имеет очень много памятников народного творчества. Каждый памятник уникален и своеобразен. В этих произведениях сохранились все важные поверья народа. Это богатство дает.

“Повесть о капитане Копейкине” – острый протест, доведенный до конца Николай Васильевич Гоголь – честный и смелый художник. В своей поэме “Мертвые души” он дает уничтожающую характеристику и критику существующему строю в России – крепостничеству и ее столпам – помещикам.

Мое любимое произведение о Великой Отечественной Войне В. Быков писал о войне и о людях на войне не понаслышке. Он принадлежит к поколению, которое попало на фронт, только-только окончив школу. Поэтому героями многих его произведений являются юноши.

Идейно-художественное своеобразие рассказа Л. Н. Толстого “После бала” В рассказе “После бала” особенно силен обличительный пафос по сравнению с другими произведениями писателя. В рассказе есть элементы притчи, морализаторское начало, идея просветительства противопоставляется идее духовного совершенствования – все это.

Роль эпилога в романе И. С. Тургенева “Дворянское гнездо” В произведениях Тургенева эпилогам всегда отводится особое место: в них сообщается о дальнейшей судьбе героев, их жизненных итогах, проясняется авторская позиция, звучит тема жизни и смерти. Роман “Дворянское гнездо” имеет.

Образ революционной эпохи в произведениях С. А. Есенина ХХ век для нашей страны был судьбоносным, полным потрясений, разочарований. Его начало опалено пожаром революций, изменивших ход всей мировой истории. Именно в ту эпоху довелось творить С. А. Есенину –.

Писательская трагедия Мастера в романе Михаила Булгакова “Мастер и Маргарита” Над романом “Мастер и Маргарита” М. Булгаков работал в течение двенадцати лет. Этот роман является вершиной его творчества. Произведение долгое время находилось в рукописях и при жизни автора не было.

Система персонажей повести “Котлован” Фамилия главного героя “Котлована” Вощев сразу же обращает на себя внимание читателя. Грамматически это типично русская фамилия, оканчивающаяся на – ев. Лексически – конгломерат разнородных значений, угадываемых на слух. Возможно.

ЭЙЛЕР ЛЕОНАРД апреля 1707 – 7 сентября 1783 ) Ко дню рождения великого математика и механика Идеальный математик 18 века – так часто называют Эйлера. Это был недолгий век Просвещения, вклинившийся между.

Твоє “Я” Твоє ” Я “ КОНСПЕКТ УРОКУ З ПРЕДМЕТУ “Я і Україна “ Для 3 класу Вчителя 3 класу Смірнової Алли Анатоліївни Нікополь 2011 Тема. Твоє “Я ” . Мета. Розширити.

Сопоставление стихотворений “Россия” А. Блока и “Родина” Н. А. Некрасова Стихотворения А. Блока “Россия” и Н. А. Некрасова “Родина” посвящены одной теме – описанию родной земли, места, с которым лирические герои произведений связаны кровными узами. Но нам важнее не эти.

Урок геометрии для 8 класса на тему “Площадь многоугольника” Автор: Чичерова Татьяна Ивановна. Место работы: МОУ “Образцовская СОШ”. Должность: учитель математики. Урок геометрии в 8классе. Тема: ” Площадь многоугольника”. Цели урока : отработка навыка применения формул площадей простых фигур.

Анализ финала третьего акта пьесы М. Горького “На дне” Драматургия Горького сложна и очень интересна. Талант одаренного писателя помог ему найти нужное место действия и подходящий конфликт, чтобы раскрыть свои позиции и взгляды. Интересно и то, что каждая реплика.

Сейчас вы читаете: Гибель Най-Турса и спасение Николая

Гибель Най-Турса и спасение Николки

Трагические события революции и братоубийственной Гражданской войны отражались в русской литературе с разных точек зрения. Пролетарские писатели изображали эту эпоху как борьбу народа за своё счастье, писатели, не разделявшие большевистских взглядов, рассматривали её как национальную трагедию. Такую же авторскую позицию занял и М.А. Булгаков, посвятив событиям 1918 года роман «Белая гвардия». Город, в котором происходят события, неоднократно переходит из рук в руки. Один из наиболее драматических эпизодов романа – захват Города петлюровскими войсками. Русская армия готова защищать Город, но офицеры ещё не знают, что командование сбежало вместе с отступившими немецкими войсками. Поэтому нет организованной обороны Города, защитники его фактически брошены на произвол судьбы. Полковник Най-Турс приказал своим юнкерам отходить на Город, а троих отправил узнать, где остальные части и что с ними. Но посланные вернулись с сообщением, что никаких частей нет, стрельба идёт в тылу и будто бы неприятельская конница уже входит в Город. И юнкера услышали от полковника «никогда ими не слыханную странную команду».

В это же время Николка Турбин по телефонному приказу вывел свою команду – двадцать восемь юнкеров – по маршруту. Они должны были встретить и «подкрепить» отряд третьей дружины, но, как ни странно, никакого отряда не было. Юнкера залегли цепью, пулемётчик устроился возле пулемёта, а Николка предаётся рассуждениям о том, что ему кажется странным. Он озадачен тем, что нет отряда, что выстрелы слышны где-то в тылу, он не уверен в себе и боится обнаружить свой страх. И далее действие развивается очень динамично и сумбурно, и Николка подчиняется этому бешеному непонятному ритму. «Посыпались по переулку серые фигуры в бешеном беге», Николка с удивлением понимает, что это свои, но ещё больше его удивляет то, что они на ходу срывают с себя погоны и кричат всем: «Спасайся кто может». Молниеносно подумав о том, что он может стать героем, Николка пытается остановить панику и обращается к последнему бежавшему – полковнику Най-Турсу. «И тут последовало чудовищное»: полковник сам оборвал погоны на Николкиной шинели. Он приказывает всем юнкерам бежать, срывать погоны, уничтожить документы, но сам он не бежит далее – он устраивается у пулемёта. Ошеломлённый Николка отказывается бежать и помогает с пулемётом полковнику. Ругаясь, Най-Турс начинает обстрел показавшихся вдали конных фигур, одновременно крича Николке, чтобы «глупый малый» удирал, и в это время его смертельно ранили. Он успел только сказать Турбину, чтобы тот бросил геройствовать, и назвал улицу – Мало-Провальная. Николке «страшно от тоски и одиночества», он сумел доползти до угла и свернуть в переулок, считая это господним чудом. Дворник в каком-то дворе пытался задержать Николку, но у того в руках Най-Турсов кольт, и дворник, получив удар рукояткой револьвера, убежал к воротам, зовя петлюровцев. Сообразив, что нельзя возвращаться в переулок, потому что конница Петлюры заскочила с фланга в Город, Николка дворами пробирается на другую улицу, перелезая через стены, бросив на ходу папаху и подобрав чью-то студенческую фуражку.

дворами пробирается на другую улицу, перелезая через стены, бросив на ходу папаху и подобрав чью-то студенческую фуражку. Редкие прохожие на улицах в панике разбегаются, теряя вещи, и Николка явственно ощущает случившуюся катастрофу. По дороге он заставляет скрыться в подъезд кадета с винтовкой в руках и благополучно достигает своего района, где ещё тихо и стрельба слышна только издалека. И у самого своего дома Николка с удивлением видит, как мирно катаются дети на салазках, занятые игрой и своими детскими переживаниями. Дети мало что понимают в происходящем, поэтому, по их мнению, так офицерам и надо за то, что они «дурака валяли». «Пришёл Петлюра, а у него миллион войска», – видимо, такое мнение они услыхали от кого-то из старших. И только дома Николка узнаёт, что Алексей ещё не вернулся.

В этом эпизоде ярко раскрываются характеры героев: и полковник Най-Турс, и Николай Турбин – люди чести. Не считая возможным губить зря своих подчинённых, полковник разгоняет их по домам, но себя он не освобождает от ответственности за людей от исполнения своего долга. По тем же принципам поступает Николка – он не может бросить полковника одного. Его нравственные переживания, сумятица чувств, объяснимая возрастом героя и его неопытностью, вызывают к нему ещё большую симпатию читателей. Но главное в эпизоде – динамичное развитие действия, драматизм сюжета и наглядное ощущение напрасности жертв братоубийственной войны.

ГИБЕЛЬ ПОЛКОВНИКА НАЙ-ТУРСА И СПАСЕНИЕ НИКОЛКИ (анализ эпизода романа М. А. Булгакова «Белая гвардия»)

ГИБЕЛЬ ПОЛКОВНИКА НАЙ-ТУРСА И СПАСЕНИЕ НИКОЛКИ. Действие романа М. Булгакова «Белая гвардия» разворачивается в Киеве и охватывает период с середины 1918 года до 2 февраля 1919 года (ночь на третье число). Историческая система отсчета ориенти­рована на момент взятия Киева Петлюрой (4 декабря 1918 года) и его изгнания из города (5 февраля 1919 года). Но собственно романная хронология по сравнению с исторической смещена: роман Булгакова начинается ожиданием предстоящего Рождества, а момент изгна­ния Петлюры

передвинут с 5 февраля (реальная дата) на 2 февраля, то есть на Сретение. Для действующих лиц романа изгнание петлю­ровцев также стало своего рода Сретением — моментом встречи со своим будущим, моментом призвания к подвигу, жертве.

Г. Адамович отмечал, что в «Белой гвардии» Булгаков показал своих героев в основном «в несчастьях и поражениях». Таких эпи­зодов в романе немало. Нельзя не сказать о гибели полковника Най- Турса и «чудесном» спасении Николки Турбина, который активно ищет свое место в исторических событиях и стремится к самостоя­тельным действиям.

Полковник Най-Турс, как и полковник Малышев и Алексей Тур­бин, был человеком чести и долга, таким он оставался до конца. В страшный мороз сорок человек ждали сутки в снегу, без костров, смену, которая так бы и не пришла, если бы полковник Най-Турс не смог, вопреки безобразию, творящемуся в штабе, привести двести юнкеров, его же стараниями обмундированных и вооруженных.

Най-Typo со своими юнкерами пытается организовать защиту города от петлюровцев. Поняв, что он и его юнкера предательски брошены командованием, что его ребятам уготована судьба пушеч­ного мяса, Най-Турс ценой собственной жизни спасает своих маль­чиков. Он приказывает юнкерам срывать погоны, кокарды и уходить, а сам погибает за пулеметом, прикрывая их отход.

Писатель подробно, стремительно и ярко рисует эту необычную и сначала непонятную картину.

«В поперечном переулке, ведущем с перекрестка на Брест-Ли­товскую стрелку, неожиданно загремели выстрелы и посыпались по переулку серые фигуры в бешеном беге… винтовки торчали у них в разные стороны». Через мгновение Николка «разглядел золотые пятна у некоторых бегущих на плечах и понял, что это свои». По дороге они срывали с себя погоны и бросали их на снег и кричали: «Бегите, бегите с нами! Спасайся, кто может!» «Николка совершен­но одурел », в мозгу его промелькнула мысль, что сейчас можно стать героем, и он выкрикнул: «Не сметь вставать! Слушать команду!!», а про себя подумал: «Что они делают?»

Но константиновцы выскочили «с перекрестка без оружия, рас­сыпались в поперечном же Фонарном переулке», бросились «в пер­вые громадные ворота», «ускоряя бег, понеслись прямо по Фонар­ному и исчезли вдали». В последнем бежавшем Николка узнал «ко­мандира второго отделения первой дружины, полковника Най-Тур- са», крикнул ему, что его юнкера в панике бегут. «И тут произош­ло чудовищное», стремительное и непонятное: «Най-Турс подскочил к Николке вплотную, рзмахнул левой свободной рукой и оборвал с Николки сначала левый, а затем правый погон.

Вощеные лучшие нитки лопнули с треском, причем правый по­гон отлетел с шинельным мясом… Не сошел Николка с ума в этот момент лишь потому, что у него на это не было времени, так стре­мительны были поступки полковника Най-Турса. Обернувшись к разбитому взводу лицом, он взвыл команду необычным, неслыхан­ным картавым голосом»: «Юнкегга! Слушай мою команду: сгывай погоны, кокагды, подсумки, бгосай огужие! По Фонагному пегеул- ку сквозными двогами на Газъезжую, на Подол! На Подол!! Гвите документы по догоге, пгячьтесь, гассыпьтесь, всех по догоге гоните с собой-о-ой!»

«Через полминуты на перекрестке валялись патронные сумки, пояса и чья-то растрепанная фуражка. По Фонарному, переулку, влетая во дворы, ведущие на Разъезжую улицу, убегали юнкера*. Полковник повернулся к Николке и «бешено загремел»: «Оглох? Беги!» Ничего не понимая, Николка упрямо ответил: «Не желаю, господин полковник». Пальба пулемета, конные фигуры в темноте.

Най-Турс повернулся «к Николке и выкрикнул голосом, который показался Николке звуком нежной кавалерийской трубы: «Удигай, гвупый малый! Говогю — удигай!»

Дальше для младшего Турбина начало происходить совсем не­понятное, и «Николка вопросительно вперил взор в полковника Най- Турса, желая узнать, как нужно понимать… дальние шеренги и штукатурку». Но полковник Най-Турс отнесся к ним странно: он «подпрыгнул на одной ноге, взмахнул другой, как будто в вальсе, и по-бальному оскалился неуместной улыбкой». Николка увидел пол­ковника лежащим у его ног. Он «сел на корточки и неожиданно для себя, сухо, без слез всхлипнувши, стал тянуть полковника за пле­чи, пытаясь его поднять. Тут он увидел, что из полковника через левый рукав стала вытекать кровь, а глаза у него зашли к небу». Голосом, который «начал вытекать по капле, слабея на каждом сло­ве», умирая, Най-Турс продолжал говорить Николке, желая его спасти: «… бгосьте гегойствовать к чегтям, я умигаю…»

«Больше он ничего не пожелал объяснить. Нижняя его челюсть стала двигаться. Ровно три раза и судорожно, словно Най давился, потом перестала, и полковник стал тяжелый, как большой мешок с мукой».

Потрясенный, Николка не мог поверить происшедшему. «Так умирают? — подумал он. — Не может быть. Только что был живой. В бою не страшно, как видно. В меня же почему-то не попадают…» « Мо­жет быть, он просто в обмороке?» — в смятении вздорно подумал Николка… и почувствовал, что ему безумно страшно ». Он « сейчас же понял, что страшно от тоски и одиночества, что, если бы был сейчас на ногах полковник Най-Турс, никакого бы страха не было…» Оттого, что он совершенно один, Николке стало страшно. «Никакие конные не наскакивали сбоку, но очевидно, все были против Николки, а он последний, он совершенно один… И одиночество погнало Николку с перекрестка».

Одиночество и страх его и спасли: «Он полз на животе, перебирая руками, причем правым локтем, потому что в ладони он зажимал най-турсов кольт. Самый страх наступает уже в двух шагах от угла. Вот сейчас попадут в ногу, и тогда не уползешь, наедут петлюровцы и изрубят шашками. Ужасно, когда бежишь, а тебя рубят… Я буду стрелять, если в кольте есть патроны… И всего-то полтора шага… под­тянуться, подтянуться… раз… и Николка за стеной в Фонарном пере­улке». Николка удивился и одновременно обрадовался, что остался жив: «Удивительно, страшноудивительно, что не попали. Прямо чудо. Это уж чудо Господа Бога… вот так чудо. Теперь сам видал — чудо… »

В судьбе Николки, ставшего свидетелем последних героических минут жизни полковника, переплетаются линии Турбиных и Пий Турса. Восхищенный подвигом и гуманизмом полковника, Никол ка совершает невозможное: преодолевает, казалось бы, непреодоли­мое, чтобы отдать Най-Турсу последний долг — похоронить его до­стойно и стать родным человеком для матери и сестры человека, спасшего его от неминуемой смерти. Николка не может допустить, чтобы Най-Турс остался непогребенным. Он отыскивает в морге его тело, находит его сестру и мать и полковника хоронят по христиан­скому обряду.

«Най — обмытый сторожами, довольными и словоохотливыми, Най с венцом на лбу и тремя огнями, и, главное, Най с аршином пестрой георгиевской.ленты, собственноручно Николкой уложенной под рубаху на холодную его вязкую грудь… Старуха-мать от трех огней повернула к Николке трясущуюся голову и сказала ему:

— Сын мой. Ну, спасибо тебе.

И от этого Николка опять заплакал и ушел из часовни на снег. Кругом, над двором анатомического театра, была ночь, снег и звез­ды крестами, и Млечный Путь»…

Полемизируя с распространенной в литературе 20-х годов тен­денцией изображения гражданской войны как столкновения масс, Булгаков, по словам Максимилиана Волошина, стал одним из пер­вых писателей, «кто запечатлел душу русской усобицы». События гражданской войны в романе, по словам В. Муромского, «максималь­но очеловечены»: «Это было особенно заметно на фоне примелькав­шегося образа «революционной массы» в произведениях А. Серафи­мовича, Б. Пильняка, А. Белого…»

В своем романе Булгаков сознательно отошел от подчеркнуто от­рицательного изображения белогвардейцев. Такая позиция писате­ля навлекла на него обвинения в оправдании Белого движения: его герои стали жертвами переломного момента истории, трагической коллизии, из которой нет выхода.

По выражению самого писателя, «Белая гвардия» — «это упор­ное изображение русской интеллигенции как лучшего слоя в нашей стране…». Эпизод героической гибели полковника Най-Турса и спа­сения им Николки служит тому убедительным доказательством.

ГИБЕЛЬ ПОЛКОВНИКА НАЙ-ТУРСА И СПАСЕНИЕ НИКОЛКИ (анализ эпизода романа М. А. Булгакова «Белая гвардия»)

ГИБЕЛЬ ПОЛКОВНИКА НАЙ-ТУРСА И СПАСЕНИЕ НИКОЛКИ. Действие романа М. Булгакова «Белая гвардия» разворачивается в Киеве и охватывает период с середины 1918 года до 2 февраля 1919 года (ночь на третье число). Историческая система отсчета ориенти­рована на момент взятия Киева Петлюрой (4 декабря 1918 года) и его изгнания из города (5 февраля 1919 года). Но собственно романная хронология по сравнению с исторической смещена: роман Булгакова начинается ожиданием предстоящего Рождества, а момент изгна­ния Петлюры

передвинут с 5 февраля (реальная дата) на 2 февраля, то есть на Сретение. Для действующих лиц романа изгнание петлю­ровцев также стало своего рода Сретением — моментом встречи со своим будущим, моментом призвания к подвигу, жертве.

Г. Адамович отмечал, что в «Белой гвардии» Булгаков показал своих героев в основном «в несчастьях и поражениях». Таких эпи­зодов в романе немало. Нельзя не сказать о гибели полковника Най- Турса и «чудесном» спасении Николки Турбина, который активно ищет свое место в исторических событиях и стремится к самостоя­тельным действиям.

Полковник Най-Турс, как и полковник Малышев и Алексей Тур­бин, был человеком чести и долга, таким он оставался до конца. В страшный мороз сорок человек ждали сутки в снегу, без костров, смену, которая так бы и не пришла, если бы полковник Най-Турс не смог, вопреки безобразию, творящемуся в штабе, привести двести юнкеров, его же стараниями обмундированных и вооруженных.

Най-Typo со своими юнкерами пытается организовать защиту города от петлюровцев. Поняв, что он и его юнкера предательски брошены командованием, что его ребятам уготована судьба пушеч­ного мяса, Най-Турс ценой собственной жизни спасает своих маль­чиков. Он приказывает юнкерам срывать погоны, кокарды и уходить, а сам погибает за пулеметом, прикрывая их отход.

Писатель подробно, стремительно и ярко рисует эту необычную и сначала непонятную картину.

«В поперечном переулке, ведущем с перекрестка на Брест-Ли­товскую стрелку, неожиданно загремели выстрелы и посыпались по переулку серые фигуры в бешеном беге… винтовки торчали у них в разные стороны». Через мгновение Николка «разглядел золотые пятна у некоторых бегущих на плечах и понял, что это свои». По дороге они срывали с себя погоны и бросали их на снег и кричали: «Бегите, бегите с нами! Спасайся, кто может!» «Николка совершен­но одурел », в мозгу его промелькнула мысль, что сейчас можно стать героем, и он выкрикнул: «Не сметь вставать! Слушать команду!!», а про себя подумал: «Что они делают?»

Но константиновцы выскочили «с перекрестка без оружия, рас­сыпались в поперечном же Фонарном переулке», бросились «в пер­вые громадные ворота», «ускоряя бег, понеслись прямо по Фонар­ному и исчезли вдали». В последнем бежавшем Николка узнал «ко­мандира второго отделения первой дружины, полковника Най-Тур- са», крикнул ему, что его юнкера в панике бегут. «И тут произош­ло чудовищное», стремительное и непонятное: «Най-Турс подскочил к Николке вплотную, рзмахнул левой свободной рукой и оборвал с Николки сначала левый, а затем правый погон.

Вощеные лучшие нитки лопнули с треском, причем правый по­гон отлетел с шинельным мясом… Не сошел Николка с ума в этот момент лишь потому, что у него на это не было времени, так стре­мительны были поступки полковника Най-Турса. Обернувшись к разбитому взводу лицом, он взвыл команду необычным, неслыхан­ным картавым голосом»: «Юнкегга! Слушай мою команду: сгывай погоны, кокагды, подсумки, бгосай огужие! По Фонагному пегеул- ку сквозными двогами на Газъезжую, на Подол! На Подол!! Гвите документы по догоге, пгячьтесь, гассыпьтесь, всех по догоге гоните с собой-о-ой!»

«Через полминуты на перекрестке валялись патронные сумки, пояса и чья-то растрепанная фуражка. По Фонарному, переулку, влетая во дворы, ведущие на Разъезжую улицу, убегали юнкера*. Полковник повернулся к Николке и «бешено загремел»: «Оглох? Беги!» Ничего не понимая, Николка упрямо ответил: «Не желаю, господин полковник». Пальба пулемета, конные фигуры в темноте.

Най-Турс повернулся «к Николке и выкрикнул голосом, который показался Николке звуком нежной кавалерийской трубы: «Удигай, гвупый малый! Говогю — удигай!»

Дальше для младшего Турбина начало происходить совсем не­понятное, и «Николка вопросительно вперил взор в полковника Най- Турса, желая узнать, как нужно понимать… дальние шеренги и штукатурку». Но полковник Най-Турс отнесся к ним странно: он «подпрыгнул на одной ноге, взмахнул другой, как будто в вальсе, и по-бальному оскалился неуместной улыбкой». Николка увидел пол­ковника лежащим у его ног. Он «сел на корточки и неожиданно для себя, сухо, без слез всхлипнувши, стал тянуть полковника за пле­чи, пытаясь его поднять. Тут он увидел, что из полковника через левый рукав стала вытекать кровь, а глаза у него зашли к небу». Голосом, который «начал вытекать по капле, слабея на каждом сло­ве», умирая, Най-Турс продолжал говорить Николке, желая его спасти: «… бгосьте гегойствовать к чегтям, я умигаю…»

«Больше он ничего не пожелал объяснить. Нижняя его челюсть стала двигаться. Ровно три раза и судорожно, словно Най давился, потом перестала, и полковник стал тяжелый, как большой мешок с мукой».

Потрясенный, Николка не мог поверить происшедшему. «Так умирают? — подумал он. — Не может быть. Только что был живой. В бою не страшно, как видно. В меня же почему-то не попадают…» « Мо­жет быть, он просто в обмороке?» — в смятении вздорно подумал Николка… и почувствовал, что ему безумно страшно ». Он « сейчас же понял, что страшно от тоски и одиночества, что, если бы был сейчас на ногах полковник Най-Турс, никакого бы страха не было…» Оттого, что он совершенно один, Николке стало страшно. «Никакие конные не наскакивали сбоку, но очевидно, все были против Николки, а он последний, он совершенно один… И одиночество погнало Николку с перекрестка».

Одиночество и страх его и спасли: «Он полз на животе, перебирая руками, причем правым локтем, потому что в ладони он зажимал най-турсов кольт. Самый страх наступает уже в двух шагах от угла. Вот сейчас попадут в ногу, и тогда не уползешь, наедут петлюровцы и изрубят шашками. Ужасно, когда бежишь, а тебя рубят… Я буду стрелять, если в кольте есть патроны… И всего-то полтора шага… под­тянуться, подтянуться… раз… и Николка за стеной в Фонарном пере­улке». Николка удивился и одновременно обрадовался, что остался жив: «Удивительно, страшноудивительно, что не попали. Прямо чудо. Это уж чудо Господа Бога… вот так чудо. Теперь сам видал — чудо… »

В судьбе Николки, ставшего свидетелем последних героических минут жизни полковника, переплетаются линии Турбиных и Пий Турса. Восхищенный подвигом и гуманизмом полковника, Никол ка совершает невозможное: преодолевает, казалось бы, непреодоли­мое, чтобы отдать Най-Турсу последний долг — похоронить его до­стойно и стать родным человеком для матери и сестры человека, спасшего его от неминуемой смерти. Николка не может допустить, чтобы Най-Турс остался непогребенным. Он отыскивает в морге его тело, находит его сестру и мать и полковника хоронят по христиан­скому обряду.

«Най — обмытый сторожами, довольными и словоохотливыми, Най с венцом на лбу и тремя огнями, и, главное, Най с аршином пестрой георгиевской.ленты, собственноручно Николкой уложенной под рубаху на холодную его вязкую грудь… Старуха-мать от трех огней повернула к Николке трясущуюся голову и сказала ему:

— Сын мой. Ну, спасибо тебе.

И от этого Николка опять заплакал и ушел из часовни на снег. Кругом, над двором анатомического театра, была ночь, снег и звез­ды крестами, и Млечный Путь»…

Полемизируя с распространенной в литературе 20-х годов тен­денцией изображения гражданской войны как столкновения масс, Булгаков, по словам Максимилиана Волошина, стал одним из пер­вых писателей, «кто запечатлел душу русской усобицы». События гражданской войны в романе, по словам В. Муромского, «максималь­но очеловечены»: «Это было особенно заметно на фоне примелькав­шегося образа «революционной массы» в произведениях А. Серафи­мовича, Б. Пильняка, А. Белого…»

В своем романе Булгаков сознательно отошел от подчеркнуто от­рицательного изображения белогвардейцев. Такая позиция писате­ля навлекла на него обвинения в оправдании Белого движения: его герои стали жертвами переломного момента истории, трагической коллизии, из которой нет выхода.

По выражению самого писателя, «Белая гвардия» — «это упор­ное изображение русской интеллигенции как лучшего слоя в нашей стране…». Эпизод героической гибели полковника Най-Турса и спа­сения им Николки служит тому убедительным доказательством.

Читайте также:  Воланд в романе «Мастер и Маргарита»: сочинение
Ссылка на основную публикацию
×
×
Название: Гибель Най-Турса и спасение Николки
Раздел: Сочинения по литературе и русскому языку
Тип: сочинение Добавлен 10:14:13 13 февраля 2011 Похожие работы
Просмотров: 17 Комментариев: 5 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно Скачать