От чьего лица ведётся повествование в повести Собачье Сердце: сочинение

От чьего лица ведется повесть собачье сердце. Cочинение «От чьего лица ведётся повествование в повести “Собачье Сердце”

В формулировке вопроса учебника допущена фактическая ошибка: повесть завершается не от имени автора, а от имени Ша­рика, как и начиналась.

Суть же столь разнопланового повествования в том, что надо было отобразить самые различные пласты реальности.

Рассказ начинается от имени Шарика, потому что надо было показать мир, в который он должен вскоре попасть, – мир людей. Мир людей, с точки зрения пса, – это та правда, которую трудно выразить человеческим языком, не впадая в цинизм. Кро­ме этого, необходимо было показать внутренний мир главного персонажа, то есть самого Шарика, когда он был ещё собакой, чтобы после разительнее был контраст с ним же в человеческом облике.

После надо было продемонстрировать момент превращения собаки в человека. Ничто лучше врачебного журнала, который вёл ассистент профессора Преображенского доктор Борменталь, не могло бы помочь отследить динамику превращений, а эмоции в таком журнале только подчёркивают всю необычайность про­исходящего.

было желательно для наиболее бесстрастного рассмотрения всего происходящего. По­следние предложения закольцовывают композицию, возвращая нас в мир собаки; это необходимо для финального завершения, чтобы у читателей не возникало вопросов относительно возмож­ности внутренних перемен у Шарика после возврата ему его соб­ственного гипофиза. Как нетрудно убедиться, перемен не про­изошло, и история получила удовлетворительное разрешение.

Глоссарий:

  • почему часть повествования ведется с точки зрения шарика
  • от чьего имени ведется повествование в повести собачье сердце
  • Почему часть повествования ведется с точки зрения шарика часть от лица борменталя а завершается повесть от имени автора
  • от чьего имени ведется повествование в повести булгакова собачье сердце
  • почему часть повествования ведется с точки зрения шарикова

(Пока оценок нет)

Другие работы по этой теме:

  1. Реальное и фантастическое в повести М. Булгакова “Собачье сердце” Повесть “Собачье сердце” стала одним из лучших произведений М. А. Булгакова. Она была написана в 1925.
  2. Повесть М. А. Булгакова “Собачье сердце”. Центральной темой повести М. А. Булгакова “Собачье сердце”, написан­ной в 1925 г., становится стремление автора предостеречь об­щество от страшных.
  3. В “Собачьем сердце”, одной из трех московских повестей, М. Булгаков создает гротескный образ современности. Повесть основана на типичном для гротеска мотиве превращения: в основе ее.
  4. 1. Путь повести к читателю. 2. Создание Шарикова. 3. Результат эксперимента. Сообразите, что весь ужас в том, что у него уж не собачье, а именно.

В данной главе нашего исследования будет представлен анализ нарративных голосов в повести «Собачье сердце».

Булгаков считал, что в советском государстве уничтожается свобода слова, свобода личности, преследуется инакомыслие, сто свидетельствует о формировании в стране системы насилия.

Повесть «Собачье сердце» сложная и многозначная по своему идейно-художественному смыслу. В произведении переплетаются фантастическое, мистическое и реальное, комическое и трагическое, легкая ирония и сарказм. Подобное сочетание не дает возможности однозначно трактовать образы персонажей и их поступки.

Можно разделить повесть на 2 части: I – от начала до 5-й главы, II – с 5-й главы до конца.

1 глава. Мир глазами собаки, встреча с профессором, выбор имени.

5 глава. Дневник доктора Борменталя, превращение.

2 глава. Шарик в доме профессора: «перевязка», прием пациентов, визит домкома .

6 глава. Шариков в доме Преображенского: разговор профессора с Шариковым, выбор имени, визит Швондера, «разъяснение» кота.

3 глава. Шарик в доме на Пречистенке: обед, «разъяснение» совы, кухня, подготовка к операции.

7 глава. Обед, размышления профессора.

8 глава. Прописка, кража, пьянство, разговор профессора с Борменталем (поиски выхода), «покушение» на Зину.

4 глава. Операция.

9 глава. Исчезновение Шарикова, Шариков и «машинисточка», донос на профессора, операция.

Эпилог: «предъявление» Шарикова, Шарик после операции, профессор за работой.

Данная таблица позволяет увидеть, что композиция «Собачьего сердца» симметрична. Видна повторяемость событий в первой и во второй частях: выбор имени, сова – кот, обед, размышления профессора перед операциями, разговоры с доктором Борменталем, операция.

Такая «зеркальная» композиция повести подчеркивает изменения, происходящие в доме профессора и в людях, населяющих этот дом. Но самое главное – видно от чьего лица и в какой главе ведется повествование.

Проанализировав повесть, мы обнаружили четыре нарративных голоса: Шарика-собаки, доктора Борменталя, профессора Преображенского и «бесстрастного комментатора».

Т. е., можно сделать вывод, что образ рассказчика непостоянен. Повествование ведется то от имени Шарика-собаки (до операции). То доктора Борменталя (записи в дневнике, наблюдения за состоянием Шарика после операции), то профессора Преображенского и т. д. Автор старается занять позицию «беспристрастного» комментатора, но его голос иногда сливается с голосами других персонажей и даже с голосом Шарика-собаки, поскольку в начале произведения дается повествование от лица собаки.

«Собачий монолог» соединяется с голосом «всеведущего» автора, говорящего от третьего лица. Поэтому не случайно в повествовании Шарика содержится информация, которая может быть известна только «третьему лицу» – имя и отчество Профессора Преображенского, то, что он величина мирового значения и т. п.

Положение Шарика-рассказчика в повествовательной структуре произведения подчеркивает драматическое положение человека в обществе в те времена. История превращений Шарикова – это история общества, развивающегося по абсурдным , иррациональным законам.

А профессор Преображенский, наоборот, представлен как человек высокой культуры, независимого ума, обладающий фантастическими знаниями в области науки. Филипп Филиппович критически относится ко всему, что происходит в стране. Он отвергает революционную теорию. А комнаты свои профессор отстаивает только потому, что он рассматривает покушение на них как покушение на свои права в обществе.

Профессор заявляет: «Разруха не в клозетах, а в головах. Значит, когда эти баритоны кричат: «Бей разруху!»- я смеюсь.… Это означает, что каждый из них должен лупить себя по затылку! И, вот, когда он вылупит из себя всякие галлюцинации и займется чисткой сараев – своим прямым делом, разруха исчезнет сама собой».

М. Булгаков в “Собачьем сердце” строит повествование в оригинальном плане. Писатель идет не от общего к частному, а наоборот: от частной истории, отдельного эпизода – к масштабному художественному обобщению. В центре произведения поставлен невероятный случай превращения собаки в человека. Фантастический сюжет основан на изображении эксперимента гениального ученого-медика Преображенского. Пересадив собаке семенные железы и гипофиз мозга вора и пьяницы Клима Чугункина, Преображенский к всеобщему изумлению получает из собаки человека, бездомный Шарик превращается в Полиграфа Полиграфовича Шариком. Однако у него остаются собачьи повадки и дурные привычки Клима Чугункина, и профессор вместе с доктором Борменталем пытается воспитать его. Он все усилия оказываются напрасными. Поэтому профессор вновь возвращает собаку в исходное состояние. Фантастический случай завершается идиллически: Преображенский, занимается своим прямым делом, а присмиревший пес лежит на ковре и предается сладостным размышлениям.

Жизнеописание Шарикова Булгаков расширяет до уровня социального обобщения. Писатель дает картину современной действительности, выявляя ее несовершенное устройство.

Итак, в повествовательной структуре повести “Собачье сердце” образ рассказчика непостоянен. Повествование, ведется то от имени Шарика-собаки (до операции), то доктора Борменталя (записи в дневнике, наблюдения за изменением состояния Шарика после операции), то профессора Преображенского, то Швондера, то Шарикова-человека. Автор старается занять позицию “беспристрастного” комментатора событий, его голос иногда сливается с голосом Преображенского, Борменталя и даже с голосом Шарика-собаки, поскольку в начале повести дается не столько повествование собаки, сколько как бы под видом собаки.

В формулировке вопроса учебника допущена фактическая ошибка: повесть завершается не от имени автора, а от имени Ша­рика, как и начиналась.

Суть же столь разнопланового повествования в том, что надо было отобразить самые различные пласты реальности.

Рассказ начинается от имени Шарика, потому что надо было показать мир, в который он должен вскоре попасть, – мир людей. Мир людей, с точки зрения пса, – это та правда, которую трудно выразить человеческим языком, не впадая в цинизм. Кро­ме этого, необходимо было показать внутренний мир главного персонажа, то есть самого Шарика, когда он был ещё собакой, чтобы после разительнее был контраст с ним же в человеческом облике.

После надо было продемонстрировать момент превращения собаки в человека. Ничто лучше врачебного журнала, который вёл ассистент профессора Преображенского доктор Борменталь, не могло бы помочь отследить динамику превращений, а эмоции в таком журнале только подчёркивают всю необычайность про­исходящего.

Дальше идёт основное повествование, написанное от имени нейтрального рассказчика (не автора!). Это было желательно для наиболее бесстрастного рассмотрения всего происходящего. По­следние предложения закольцовывают композицию, возвращая нас в мир собаки; это необходимо для финального завершения, чтобы у читателей не возникало вопросов относительно возмож­ности внутренних перемен у Шарика после возврата ему его соб­ственного гипофиза. Как нетрудно убедиться, перемен не про­изошло, и история получила удовлетворительное разрешение.

Повесть Михаила Булгакова «Собачье сердце» можно назвать пророческой. В ней автор, задолго до отказа нашего общества от идей революции 1917 года, показал тяжелейшие последствия вмешательства человека в естественный ход развития, будь то природа или общество.

Великий русский сатирик М. А. Булгаков создал в своих полуфантастических произведениях очень точный и реалистичный образ той действительности, которая возникла в России после революции. В романе «Дни Турбиных» и ранних рассказах мы видим человека, попавшего.

Велика истина, и она восторжествует. Книга Ездры, III:12 По жанровым признакам «Собачье сердце» является социально-философской сатирической повестью с элементами фантастики. Такое жанровое своеобразие показывает, насколько глубоко по содержанию это.

В повести, написанной в 1925 г., воссоздается современная писателю действительность – советская реальность начала 1920-х гг. Однако воспроизведенная в мельчайших деталях картина (с точным указанием зарплаты «машинисточки IX разряда» – четыре с половиной.

Михаил Афанасьевич Булгаков мистический писатель, как он сам себя называл, а чем еще, кроме мистики и волшебства, можно объяснить прозорливость писателя, его необыкновенную способность увидеть наше будущее, предсказать, а может быть, и предостеречь от.

Главная » Грамматика » От чьего лица ведется повесть собачье сердце. Cочинение «От чьего лица ведётся повествование в повести “Собачье Сердце”

Анализ нарративных голосов в повести «Собачье сердце»

В данной главе нашего исследования будет представлен анализ нарративных голосов в повести «Собачье сердце».

Булгаков считал, что в советском государстве уничтожается свобода слова, свобода личности, преследуется инакомыслие, сто свидетельствует о формировании в стране системы насилия.

Повесть «Собачье сердце» сложная и многозначная по своему идейно-художественному смыслу. В произведении переплетаются фантастическое, мистическое и реальное, комическое и трагическое, легкая ирония и сарказм. Подобное сочетание не дает возможности однозначно трактовать образы персонажей и их поступки.

Можно разделить повесть на 2 части: I – от начала до 5-й главы, II – с 5-й главы до конца.

1 глава. Мир глазами собаки, встреча с профессором, выбор имени.

5 глава. Дневник доктора Борменталя, превращение.

2 глава. Шарик в доме профессора: «перевязка», прием пациентов, визит домкома.

6 глава. Шариков в доме Преображенского: разговор профессора с Шариковым, выбор имени, визит Швондера, «разъяснение» кота.

3 глава. Шарик в доме на Пречистенке: обед, «разъяснение» совы, кухня, подготовка к операции.

7 глава. Обед, размышления профессора.

8 глава. Прописка, кража, пьянство, разговор профессора с Борменталем (поиски выхода), «покушение» на Зину.

4 глава. Операция.

9 глава. Исчезновение Шарикова, Шариков и «машинисточка», донос на профессора, операция.

Эпилог: «предъявление» Шарикова, Шарик после операции, профессор за работой.

Данная таблица позволяет увидеть, что композиция «Собачьего сердца» симметрична. Видна повторяемость событий в первой и во второй частях: выбор имени, сова – кот, обед, размышления профессора перед операциями, разговоры с доктором Борменталем, операция.

Такая «зеркальная» композиция повести подчеркивает изменения, происходящие в доме профессора и в людях, населяющих этот дом. Но самое главное – видно от чьего лица и в какой главе ведется повествование.

Проанализировав повесть, мы обнаружили четыре нарративных голоса: Шарика-собаки, доктора Борменталя, профессора Преображенского и «бесстрастного комментатора».

Т. е., можно сделать вывод, что образ рассказчика непостоянен. Повествование ведется то от имени Шарика-собаки (до операции). То доктора Борменталя (записи в дневнике, наблюдения за состоянием Шарика после операции), то профессора Преображенского и т. д. Автор старается занять позицию «беспристрастного» комментатора, но его голос иногда сливается с голосами других персонажей и даже с голосом Шарика-собаки, поскольку в начале произведения дается повествование от лица собаки.

«Собачий монолог» соединяется с голосом «всеведущего» автора, говорящего от третьего лица. Поэтому не случайно в повествовании Шарика содержится информация, которая может быть известна только «третьему лицу» – имя и отчество Профессора Преображенского, то, что он величина мирового значения и т. п.

Читайте также:  Гелла 2: сочинение

Положение Шарика-рассказчика в повествовательной структуре произведения подчеркивает драматическое положение человека в обществе в те времена. История превращений Шарикова – это история общества, развивающегося по абсурдным, иррациональным законам.

А профессор Преображенский, наоборот, представлен как человек высокой культуры, независимого ума, обладающий фантастическими знаниями в области науки. Филипп Филиппович критически относится ко всему, что происходит в стране. Он отвергает революционную теорию. А комнаты свои профессор отстаивает только потому, что он рассматривает покушение на них как покушение на свои права в обществе.

Профессор заявляет: «Разруха не в клозетах, а в головах. Значит, когда эти баритоны кричат: «Бей разруху!»- я смеюсь.… Это означает, что каждый из них должен лупить себя по затылку! И, вот, когда он вылупит из себя всякие галлюцинации и займется чисткой сараев – своим прямым делом, разруха исчезнет сама собой».

М. Булгаков в “Собачьем сердце” строит повествование в оригинальном плане. Писатель идет не от общего к частному, а наоборот: от частной истории, отдельного эпизода — к масштабному художественному обобщению. В центре произведения поставлен невероятный случай превращения собаки в человека. Фантастический сюжет основан на изображении эксперимента гениального ученого-медика Преображенского. Пересадив собаке семенные железы и гипофиз мозга вора и пьяницы Клима Чугункина, Преображенский к всеобщему изумлению получает из собаки человека, бездомный Шарик превращается в Полиграфа Полиграфовича Шариком. Однако у него остаются собачьи повадки и дурные привычки Клима Чугункина, и профессор вместе с доктором Борменталем пытается воспитать его. Он все усилия оказываются напрасными. Поэтому профессор вновь возвращает собаку в исходное состояние. Фантастический случай завершается идиллически: Преображенский, занимается своим прямым делом, а присмиревший пес лежит на ковре и предается сладостным размышлениям.

Жизнеописание Шарикова Булгаков расширяет до уровня социального обобщения. Писатель дает картину современной действительности, выявляя ее несовершенное устройство.

Итак, в повествовательной структуре повести “Собачье сердце” образ рассказчика непостоянен. Повествование, ведется то от имени Шарика-собаки (до операции), то доктора Борменталя (записи в дневнике, наблюдения за изменением состояния Шарика после операции), то профессора Преображенского, то Швондера, то Шарикова-человека. Автор старается занять позицию “беспристрастного” комментатора событий, его голос иногда сливается с голосом Преображенского, Борменталя и даже с голосом Шарика-собаки, поскольку в начале повести дается не столько повествование собаки, сколько как бы под видом собаки.

Философско-библейские мотивы в романе М. А. Булгакова “Мастер и Маргарита”

Школьное сочинение

Русская литература XX века выросла из литературы века XIX, в которой значительное место уделялось евангельским мотивам. Но политические события в новой России наложили отпечаток на отношение к религии и церкви. Советское время ознаменовалось, помимо всего прочего, гонениями на церковь и ее служителей, в стране шла бурная антирелигиозная, атеистическая пропаганда, но какой бы методичной и целенаправленной она ни была, она так и не смогла разрушить в сознании людей многовековые традиции их предков. Евангельские мотивы стали ключевыми образами русской литературы XX века. Рожденные бурей революции, они возникали в произведениях самых гнетущих лет, неся людям откровение, веру, надежду.

К евангельским мотивам обращались в своем творчестве А. Блок и Б. Пастернак, А. Ахматова и М. Горький, И. Бунин и Л. Андреев и многие другие. Примечательно, что особое внимание русские писатели уделяли определенным моментам Евангелия — трагическому периоду от Великого понедельника до Пасхи. Чаще всего в их произведениях мы встречаем ссылки на распятие Христа и на дни Его страстей. И все же, несмотря на сходство взятых образов, авторы переосмысливают их по-разному.

В творчестве Михаила Булгакова отразились лучшие традиции отечественной прозы и наиболее высокие идеи мировой литературы. В своих произведениях он затрагивал самые актуальные, самые волнующие и жизненно важные вопросы. Булгаков стремился осветить глобальные темы истории, нравственности, морали. С уникальной философской глубиной подходил он к осмыслению практически всех вечных проблем человечества.

Роман “Мастер и Маргарита” стал своеобразной энциклопедией человеческих душ, исторических событий и библейских сюжетов. В нем органически соединились события в раннесоветской Москве и древнем Ершалаиме, драматическая история Мастера и его Маргариты и мистическое театральное действо — бал Воланда. Причем ершалаимская трагедия Иешуа Га-Ноцри и Понтия Пилата стала как бы мерилом всего человеческого, мерилом духовности, нравственности, морали. Булгаков не случайно переплетает романтические библейские мотивы и реалистическое повествование о московской жизни — в романе автор стремится не столько осмыслить и поведать людям историю Иешуа, сколько вдается в более глубокие философские исследования человеческой души. Евангельские мотивы тесно переплелись с текстом романа, который представляет собой как бы два Евангелия: авторское Евангелие “от Воланда” и Евангелие Мастера “от Иешуа”. История Иешуа зеркально отражается в окнах московских многоэтажек, во всем ходе мистерии, разыгравшейся в столице.

Действие “Мастера и Маргариты” разворачивается на Страстной неделе перед Пасхой, т. е. перед днем, когда, по преданию, воскрес Иисус Христос. Бал Воланда — это праздник прощения преступников, один из которых, по Евангелию, первым вошел в рай с Христом. Евангельская история зеркально отражается в событиях на Страстной неделе, в символике праздника Воланда: бал — Страсти по Христу, одеяние Воланда —: рубище Иисуса, череп барона Майгеля — череп Адама и т. д.

Москва становится центром нового Евангелия, городом обновления и надежд.

Но Булгакова занимают не столько сами евангельские события, сколько проблемы добра и зла и их взаимоотношения. В его прочтении евангельской истории Иешуа предстает не как Бог, но как человек. Не случайно Булгаков выводит здесь Христа под Его арамейским именем.

История 2000-летней давности открывается нам со страниц рукописи романа, который пишет Мастер. В этом романе он повествует о закате античной культуры и о начале христианской цивилизации. События разворачиваются в Страстную неделю — когда люди постятся, присутствуют на всех службах, когда открываются все человеческие грехи. Пытаясь приподнять завесу над истинной сущностью людей, Булгаков вводит в свое произведение образ Воланда, который фактически занимает место Бога и переворачивает на свой лад традиционную процедуру покаяния. Глазами Воланда автор с “точки зрения вечности” рассматривает все слабости и недостатки человеческие. Эти же недостатки писатель открывает и осуждает и в истории Иешуа и Понтия Пилата.

Никто не признает в Иешуа единственного пророка, его ученик — Левий Матвей — не представляет собой исключения. Сохранивший в себе черты евангельского апостола Матфея (сборщика податей), Левий представляет в своем лице сразу всех учеников, кроме Иуды. Даже слова, записанные им на пергаменте (“. Мы увидим чистую реку воды жизни. Человечество будет смотреть на солнце сквозь прозрачный кристалл”.”), взяты не из Евангелия, а из Откровения, следовательно, должны были быть записаны не Матфеем, но Иоанном. Кроме того, ученики Христа ждали, когда Он “придет во славе”. Левий Матвей не ждет этого, и заповедей Иешуа он не выполняет, угрожая зарезать Иуду из Кириафа. Да и главенствующее положение в мире занимает Воланд, князь тьмы.

Устами Иешуа Мастер упрекает современников в трусости, малодушии, в неспособности защитить собственное достоинство под напором диктатуры. Именно эту задачу ставил перед собой и Булгаков. К тому же судьба Мастера очень напоминает судьбу самого писателя. Как и перед Мастером, перед ним стояла непростая задача выжить во враждебных условиях и суметь при этом реализовать свой талант.

Как уже отмечалось, в “Мастере и Маргарите” поднимаются не только и не столько библейские вопросы, сколько проблемы философские, вечные. С помощью Библии автор старается переосмыслить борьбу добра и зла, преступление и последующие угрызения совести, казнь невиновного и ответственность за эту жестокость, бессмысленность предательства и бесплодные попытки искупить его наказанием зла. История Иешуа и Пилата воплощает в себе борьбу света и тьмы. Та же борьба происходит и в современной писателю Москве. Булгаков видит в Иешуа не столько Бога, сколько человека, чьи мысли и поступки могут быть присущи любому смертному. Он, так же как и каждый в этом мире, испытывает общечеловеческие чувства — от страха до страдания. И только сам человек способен разобраться в этих чувствах, управлять своей судьбой. Но какое бы направление ни избрал человек в жизни, все это контролирует Бог и потому наказание за грехи — справедливое наказание — обязательно настигнет грешника. Эту мысль автор проводит в истории Пилата — носителя “самого страшного порока” — трусости. Эту же мысль вкладывает он в уста Воланда. Трусость Понтия Пилата привела к гибели невиновного, и наказание за эту трусость несет именно Пилат. Однако прощен и Пилат и блудница Фрида, а Воланд выполняет просьбу Иешуа. Тьма же — обязательная часть мироздания, ведь если бы не было тьмы, что бы мы называли светом?

Булгаков пытается определить сущность добра и зла, а приходит все к одному и тому же: добро есть любовь, добро есть преданность; зло есть ненависть, трусость и предательство. Будь Маргарита хоть трижды ведьмой, она любит так, как могут любить немногие. Поэтому Левий просит, чтобы “. ту, которая любила и страдала. вы взяли бы тоже. “. Его слова перекликаются со словами Христа в Евангелии от Луки: “Прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много, а кому мало прощается, тот мало любит” (от Луки, 7:50). “Прощение и вечный приют” Пилата в романе — это акт доброты и свободы. И, как заключает Воланд, именно “на этом построен мир”.

И Мастер в своей рукописи, и Булгаков в своем романе возводят обычные житейские противоречия в высокую степень мирового зла. И автор, и его герой скорбят по утраченной духовности. Чтобы читатели поняли эту скорбь, прочувствовали, осознали, этот мир рассматривается во всех подробностях, в мельчайших деталях, чтобы не упустить главного, чтобы открыть людям путь к спасению, сохранению своего духовного мира.

Михаил Булгаков создал необыкновенное произведение, бесконечное, бескрайнее, как сама вечность.

Важнейшие, глобальные мировые вопросы, волновавшие писателя и освещенные им в романе “Мастер и Маргарита”, никогда не перестанут быть актуальными и никогда не станут менее острыми. Они всегда будут волновать читателей, заставлять снова и снова переосмысливать свою жизнь с точки зрения вечности, переосмысливать всю историю человечества в целом.

Cочинение «От чьего лица ведётся повествование в повести “Собачье Сердце”. Анализ нарративных голосов в повести «Собачье сердце

В данной главе нашего исследования будет представлен анализ нарративных голосов в повести «Собачье сердце».

Булгаков считал, что в советском государстве уничтожается свобода слова, свобода личности, преследуется инакомыслие, сто свидетельствует о формировании в стране системы насилия.

Повесть «Собачье сердце» сложная и многозначная по своему идейно-художественному смыслу. В произведении переплетаются фантастическое, мистическое и реальное, комическое и трагическое, легкая ирония и сарказм. Подобное сочетание не дает возможности однозначно трактовать образы персонажей и их поступки.

Можно разделить повесть на 2 части: I – от начала до 5-й главы, II – с 5-й главы до конца.

1 глава. Мир глазами собаки, встреча с профессором, выбор имени.

5 глава. Дневник доктора Борменталя, превращение.

2 глава. Шарик в доме профессора: «перевязка», прием пациентов, визит домкома .

6 глава. Шариков в доме Преображенского: разговор профессора с Шариковым, выбор имени, визит Швондера, «разъяснение» кота.

3 глава. Шарик в доме на Пречистенке: обед, «разъяснение» совы, кухня, подготовка к операции.

7 глава. Обед, размышления профессора.

8 глава. Прописка, кража, пьянство, разговор профессора с Борменталем (поиски выхода), «покушение» на Зину.

4 глава. Операция.

9 глава. Исчезновение Шарикова, Шариков и «машинисточка», донос на профессора, операция.

Эпилог: «предъявление» Шарикова, Шарик после операции, профессор за работой.

Данная таблица позволяет увидеть, что композиция «Собачьего сердца» симметрична. Видна повторяемость событий в первой и во второй частях: выбор имени, сова – кот, обед, размышления профессора перед операциями, разговоры с доктором Борменталем, операция.

Такая «зеркальная» композиция повести подчеркивает изменения, происходящие в доме профессора и в людях, населяющих этот дом. Но самое главное – видно от чьего лица и в какой главе ведется повествование.

Проанализировав повесть, мы обнаружили четыре нарративных голоса: Шарика-собаки, доктора Борменталя, профессора Преображенского и «бесстрастного комментатора».

Т. е., можно сделать вывод, что образ рассказчика непостоянен. Повествование ведется то от имени Шарика-собаки (до операции). То доктора Борменталя (записи в дневнике, наблюдения за состоянием Шарика после операции), то профессора Преображенского и т. д. Автор старается занять позицию «беспристрастного» комментатора, но его голос иногда сливается с голосами других персонажей и даже с голосом Шарика-собаки, поскольку в начале произведения дается повествование от лица собаки.

Читайте также:  Проблема творчества в романе Мастер и Маргарита Булгакова М.А.: сочинение

«Собачий монолог» соединяется с голосом «всеведущего» автора, говорящего от третьего лица. Поэтому не случайно в повествовании Шарика содержится информация, которая может быть известна только «третьему лицу» – имя и отчество Профессора Преображенского, то, что он величина мирового значения и т. п.

Положение Шарика-рассказчика в повествовательной структуре произведения подчеркивает драматическое положение человека в обществе в те времена. История превращений Шарикова – это история общества, развивающегося по абсурдным , иррациональным законам.

А профессор Преображенский, наоборот, представлен как человек высокой культуры, независимого ума, обладающий фантастическими знаниями в области науки. Филипп Филиппович критически относится ко всему, что происходит в стране. Он отвергает революционную теорию. А комнаты свои профессор отстаивает только потому, что он рассматривает покушение на них как покушение на свои права в обществе.

Профессор заявляет: «Разруха не в клозетах, а в головах. Значит, когда эти баритоны кричат: «Бей разруху!»- я смеюсь.… Это означает, что каждый из них должен лупить себя по затылку! И, вот, когда он вылупит из себя всякие галлюцинации и займется чисткой сараев – своим прямым делом, разруха исчезнет сама собой».

М. Булгаков в “Собачьем сердце” строит повествование в оригинальном плане. Писатель идет не от общего к частному, а наоборот: от частной истории, отдельного эпизода – к масштабному художественному обобщению. В центре произведения поставлен невероятный случай превращения собаки в человека. Фантастический сюжет основан на изображении эксперимента гениального ученого-медика Преображенского. Пересадив собаке семенные железы и гипофиз мозга вора и пьяницы Клима Чугункина, Преображенский к всеобщему изумлению получает из собаки человека, бездомный Шарик превращается в Полиграфа Полиграфовича Шариком. Однако у него остаются собачьи повадки и дурные привычки Клима Чугункина, и профессор вместе с доктором Борменталем пытается воспитать его. Он все усилия оказываются напрасными. Поэтому профессор вновь возвращает собаку в исходное состояние. Фантастический случай завершается идиллически: Преображенский, занимается своим прямым делом, а присмиревший пес лежит на ковре и предается сладостным размышлениям.

Жизнеописание Шарикова Булгаков расширяет до уровня социального обобщения. Писатель дает картину современной действительности, выявляя ее несовершенное устройство.

Итак, в повествовательной структуре повести “Собачье сердце” образ рассказчика непостоянен. Повествование, ведется то от имени Шарика-собаки (до операции), то доктора Борменталя (записи в дневнике, наблюдения за изменением состояния Шарика после операции), то профессора Преображенского, то Швондера, то Шарикова-человека. Автор старается занять позицию “беспристрастного” комментатора событий, его голос иногда сливается с голосом Преображенского, Борменталя и даже с голосом Шарика-собаки, поскольку в начале повести дается не столько повествование собаки, сколько как бы под видом собаки.

В формулировке вопроса учебника допущена фактическая ошибка: повесть завершается не от имени автора, а от имени Ша­рика, как и начиналась.

Суть же столь разнопланового повествования в том, что надо было отобразить самые различные пласты реальности.

Рассказ начинается от имени Шарика, потому что надо было показать мир, в который он должен вскоре попасть, – мир людей. Мир людей, с точки зрения пса, – это та правда, которую трудно выразить человеческим языком, не впадая в цинизм. Кро­ме этого, необходимо было показать внутренний мир главного персонажа, то есть самого Шарика, когда он был ещё собакой, чтобы после разительнее был контраст с ним же в человеческом облике.

После надо было продемонстрировать момент превращения собаки в человека. Ничто лучше врачебного журнала, который вёл ассистент профессора Преображенского доктор Борменталь, не могло бы помочь отследить динамику превращений, а эмоции в таком журнале только подчёркивают всю необычайность про­исходящего.

Дальше идёт основное повествование, написанное от имени нейтрального рассказчика (не автора!). Это было желательно для наиболее бесстрастного рассмотрения всего происходящего. По­следние предложения закольцовывают композицию, возвращая нас в мир собаки; это необходимо для финального завершения, чтобы у читателей не возникало вопросов относительно возмож­ности внутренних перемен у Шарика после возврата ему его соб­ственного гипофиза. Как нетрудно убедиться, перемен не про­изошло, и история получила удовлетворительное разрешение.

Повесть Михаила Булгакова «Собачье сердце» можно назвать пророческой. В ней автор, задолго до отказа нашего общества от идей революции 1917 года, показал тяжелейшие последствия вмешательства человека в естественный ход развития, будь то природа или общество.

Великий русский сатирик М. А. Булгаков создал в своих полуфантастических произведениях очень точный и реалистичный образ той действительности, которая возникла в России после революции. В романе «Дни Турбиных» и ранних рассказах мы видим человека, попавшего.

Велика истина, и она восторжествует. Книга Ездры, III:12 По жанровым признакам «Собачье сердце» является социально-философской сатирической повестью с элементами фантастики. Такое жанровое своеобразие показывает, насколько глубоко по содержанию это.

В повести, написанной в 1925 г., воссоздается современная писателю действительность – советская реальность начала 1920-х гг. Однако воспроизведенная в мельчайших деталях картина (с точным указанием зарплаты «машинисточки IX разряда» – четыре с половиной.

Михаил Афанасьевич Булгаков мистический писатель, как он сам себя называл, а чем еще, кроме мистики и волшебства, можно объяснить прозорливость писателя, его необыкновенную способность увидеть наше будущее, предсказать, а может быть, и предостеречь от.

В формулировке вопроса учебника допущена фактическая ошибка: повесть завершается не от имени автора, а от имени Ша­рика, как и начиналась.

Суть же столь разнопланового повествования в том, что надо было отобразить самые различные пласты реальности.

Рассказ начинается от имени Шарика, потому что надо было показать мир, в который он должен вскоре попасть, – мир людей. Мир людей, с точки зрения пса, – это та правда, которую трудно выразить человеческим языком, не впадая в цинизм. Кро­ме этого, необходимо было показать внутренний мир главного персонажа, то есть самого Шарика, когда он был ещё собакой, чтобы после разительнее был контраст с ним же в человеческом облике.

После надо было продемонстрировать момент превращения собаки в человека. Ничто лучше врачебного журнала, который вёл ассистент профессора Преображенского доктор Борменталь, не могло бы помочь отследить динамику превращений, а эмоции в таком журнале только подчёркивают всю необычайность про­исходящего.

было желательно для наиболее бесстрастного рассмотрения всего происходящего. По­следние предложения закольцовывают композицию, возвращая нас в мир собаки; это необходимо для финального завершения, чтобы у читателей не возникало вопросов относительно возмож­ности внутренних перемен у Шарика после возврата ему его соб­ственного гипофиза. Как нетрудно убедиться, перемен не про­изошло, и история получила удовлетворительное разрешение.

Глоссарий:

  • почему часть повествования ведется с точки зрения шарика
  • от чьего имени ведется повествование в повести собачье сердце
  • Почему часть повествования ведется с точки зрения шарика часть от лица борменталя а завершается повесть от имени автора
  • от чьего имени ведется повествование в повести булгакова собачье сердце
  • почему часть повествования ведется с точки зрения шарикова

(Пока оценок нет)

Другие работы по этой теме:

  1. Реальное и фантастическое в повести М. Булгакова “Собачье сердце” Повесть “Собачье сердце” стала одним из лучших произведений М. А. Булгакова. Она была написана в 1925.
  2. Повесть М. А. Булгакова “Собачье сердце”. Центральной темой повести М. А. Булгакова “Собачье сердце”, написан­ной в 1925 г., становится стремление автора предостеречь об­щество от страшных.
  3. В “Собачьем сердце”, одной из трех московских повестей, М. Булгаков создает гротескный образ современности. Повесть основана на типичном для гротеска мотиве превращения: в основе ее.
  4. 1. Путь повести к читателю. 2. Создание Шарикова. 3. Результат эксперимента. Сообразите, что весь ужас в том, что у него уж не собачье, а именно.

Последние материалы раздела:

Чтобы пользоваться предварительным просмотром презентаций создайте себе аккаунт (учетную запись) Google и войдите в него.

По материалам сборника «Строфы века. Антология русской поэзии». Сост. Е. Евтушенко. – Минск-Москва, 1995. Центральный еврейский ресурс Региональный.

Экологическое воспитаниедошкольников в детскомсаду и семьеучитель-дефектолог Воронина Л.Ю. март 2017 г. МБДОУ д/с № 6 2017 год объявлен в.

© Общеобразовательный журнал SLOVARSLOV.RU , 2020

Все статьи, расположенные на сайте, несут лишь ознакомительный характер.

Сочинение: «Соба­чье сердце» превращение собаки в человека

В «Роковых яйцах» и «Собачьем сердце» конк­ретные и в сюжетном отношении довольно ярко показанные последствия действий главных героев, профессоров Персикова и Преображенского, привлекают внимание читателей и затеня­ют их неконкретную вину. На первый взгляд вывод повести «Ро­ковые яйца» очевиден: открытие Персикова, попав в руки авантюриста-экспериментатора, погубило и самого создателя. В этом – рок. Название повести подчеркивает эту мысль, соеди­няя обозначение судьбы с фамилией героя (в словаре Даля сре­ди значений слова «рок» есть «предопределение»). Но все-таки кажется, что Булгаков хочет сказать не только это. Обратимся к тексту повести. В самом начале автор говорит: «Начало ужасаю­щей катастрофы нужно считать заложенным именно в этот зло­счастный вечер, равно как первопричиной этой катастрофы следует считать именно профессора Владимира Ипатьевича Персикова». Последующие события как будто опровергают эту мысль, ведь производит чудовищных змей Александр Семено­вич Рокк. Но Булгаков постоянно возвращает нас к началу – вине Персикова (и подчеркивает это несколько раз): «… Не без­дарная посредственность, на горе республике, сидел у микро­скопа. Нет, сидел профессор Персиков». Почему «на горе рес­публике»? Разве изобретение Персикова так уж плохо? Даже название «луч жизни» звучит хорошо. В. Лакшин считает, что повесть Булгакова – своеобразная реплика в споре о попытках искусственного и ускоренного воспитания «нового человека».

Эта мысль получает дальнейшее развитие в повести «Соба­чье сердце», где главный герой, тоже профессор, идет, как и в «Роковых яйцах», на необычный эксперимент – операцию по превращению собаки в человека. По поводу дня операции рас­сказчик говорит: «И вот в этот ужасный день, еще утром, Ша­рика кольнуло предчувствие. Вследствие этого он вдруг заскучал и утренний завтрак… съел без всякого аппетита». Рассказчик на­зывает день ужасным. Можно полагать, что это мнение Шари­ка, и Булгаков просто использует довольно популярный лите­ратурный прием, показывая мир глазами героя, в данном слу­чае Шарика. Но это не совсем так. День назван довольно ужасным до того, как Шарика кольнуло предчувствие, и Бул­гаков внимательно и точно подбирает слова. Если бы он хотел сказать, что Шарик считал день ужасным, он так и сказал бы. И в начале повести «Роковые яйца» вечер называется злосчаст­ным, что также не мнение действующего лица.

С самого начала предчувствие простой дворняжки помогает понять, что эксперимент плох. Уже после операции из дневни­ка помощника профессора Преображенского Ивана Арнольдо­вича Борменталя мы узнаем, что на предложение последнего развить Шарикова «в очень высокую психическую личность» Преображенский просто хмыкает и отвечает зловещим тоном: «Вы думаете?» Его сомнения подробно объясняются в одном из разговоров ночью после того дня, когда Шариков получил имя и отчество. Преображенский говорит: «Старый осел Преобра­женский нарвался на этой операции, как третьекурсник. Прав­да, открытие получилось, вы сами знаете какое… но только имейте в виду, Иван Арнольдович, что единственным резуль­татом этого открытия будет то, что все мы будем иметь этого Шарикова вот где… Вы знаете, какую работу проделал, уму не­постижимо. И вот теперь спрашивается, зачем? Чтобы в один прекрасный день милейшего пса превратить в такую мразь, что волосы дыбом встают!». Самое главное здесь в том, что Преоб­раженский видит: он ошибся и сам виноват, что хотел сделать и сделал открытие, не думая о последствиях, в отличие от Пер­сикова, который не видел своей вины и, может быть, именно поэтому и был наказан. Преображенский вполне определенно и недвусмысленно заявляет: «Вот, доктор, что получается, когда исследователь вместо того, чтобы идти ощупью и параллельно с природой, форсирует вопрос и приподымает завесу! На, по­лучай Шарикова и ешь его с кашей». Эта мысль, безусловно, принадлежит не только профессору Преображенскому, но и са­мому Булгакову. Профессор Преображенский понимает: он не виноват, что в результате эксперимента получился такой нич­тожный человек, как Шариков, но профессор виноват в том, что сам эксперимент и его философское обоснование были на­правлены против природы.

Для Булгакова операция Преображенского, открытие Перси­ковым «луча жизни», социальная революция, «вся эта соци­альная кутерьма (тоже своеобразный эксперимент) – вещи од­ного порядка, и в сущности похожи в стремлении искусственно, с помощью науки усовершенствовать человеческое общество и природу. Единственная разница между действиями Преображен­ского и Персикова в том, что первый сам делает операцию, а открытие второго использует Александр Семенович Рокк. Но ис­ходя из булгаковского понимания нравственности, это абсолют­но ничего не значит. Отвечает тот, кому принадлежит идея. Пер­сиков, кроме того, виноват еще и в том, что он, предвидя, как ученый, возможное бедствие, ничего не сделал для его предотв­ращения.

Читайте также:  Борьба или капитуляция: Тема интеллигенции и революции в творчестве М.А. Булгакова (роман «Белая гвардия» и пьесы «Дни Турбиных» и «Бег»): сочинение

Иное отношение, как уже говорилось выше, к своему экс­перименту у профессора Преображенского. Нужно сказать, что он активно сопротивляется не только результату собственного эксперимента, но и тому, что происходит вокруг и с чем он не согласен. Его обличительные речи резки и остроумны, во многом попадают в точку, кажутся вполне актуальными и се­годня.

Закономерны сюжетные и смысловые параллели, проведен­ные современными исследователями между персонажем повес­ти М. Булгакова «Собачье сердце» Шариковым и Присыпкиным из широко известной пьесы В. Маяковского «Клоп» (1928-1929). Во многом сходны проблемы, волнующие писателей. Они выс­меивают в своих произведениях демагогию, невежество, хамст­во, стремление все «делить поровну», ничего не производя, только извлекая выгоду из своего «привилегированного» проле­тарского происхождения.

Устремления героев, изменения, происходящие с ними, передаются через ряд деталей, в том числе портретных.О пере­рождении Присыпкина говорит его отказ от прежнего имени и фамилии (теперь это Пьер Скрипкин) и замена одежды рабо­чего на нарядный костюми лакированныетуфли. Шариков пред­почитает необыкновенно нравившимся ему вначале галстуку ядовитой расцветки и сияющим штиблетам кожуи портфель. Социальный смысл этих деталей еще больше подчеркнут в пье­се Н. Эрдмана 20-х годов «Мандат». Герой этого произведения появляется в полувоенной форме и с мандатом,один вид которо­го гарантирует реальную власть. Таким образом, писатели по­чувствовали ту угрозу, которую несли культуре, стране агрес­сивно-невежественные присыпкины и шариковы, эти «порази­тельные паразиты», оказавшиеся у власти.

Каковы же перспективы очеловечивания, одушевления тех, кто на основании лишь «внешних мимикрийных признаков» ошибочно отнесен к «гомо сапиенс»?

В пьесе Маяковского вопрос о судьбе Присыпкина («обывателиуса вульгариса») перенесен в будущее и решается от име­ни коллектива- счастливых жителей федерации земли.

Заключительные сцены пьесы Н. Эрдмана показывают ра­зоблачение и крах надежд замаскировавшихся монархистов. Од­нако вопрос о последствиях усиления власти людей с мандатом таким финалом не снимается. Именно поэтому на протяжении всего действия внимание зрителя сосредоточено на двух эле­ментах декорации: военной фуражке и мандате, которые стано­вятся образами-символами, знаками приближения еще более сурового времени.

Вывод, к которому пришел М. Булгаков, довольно пессими­стичен. Шариков не способен к труду, он не хочет «учиться и стараться стать хоть сколько-нибудь приемлемым членом соци­ального общества», однако он уже «поступил на должность», и в руках «его появился револьвер… Эксперимент Преображенс­кого по форсированному созданию нового человека явно не удался, он нарушил законы, выработанные природой и обще­ством.

От чьего лица ведётся повествование в повести Собачье Сердце.

В данной главе нашего исследования будет представлен анализ нарративных голосов в повести «Собачье сердце».

Булгаков считал, что в советском государстве уничтожается свобода слова, свобода личности, преследуется инакомыслие, сто свидетельствует о формировании в стране системы насилия.

Повесть «Собачье сердце» сложная и многозначная по своему идейно-художественному смыслу. В произведении переплетаются фантастическое, мистическое и реальное, комическое и трагическое, легкая ирония и сарказм. Подобное сочетание не дает возможности однозначно трактовать образы персонажей и их поступки.

Можно разделить повесть на 2 части: I – от начала до 5-й главы, II – с 5-й главы до конца.

1 глава. Мир глазами собаки, встреча с профессором, выбор имени.

5 глава. Дневник доктора Борменталя, превращение.

2 глава. Шарик в доме профессора: «перевязка», прием пациентов, визит домкома .

6 глава. Шариков в доме Преображенского: разговор профессора с Шариковым, выбор имени, визит Швондера, «разъяснение» кота.

3 глава. Шарик в доме на Пречистенке: обед, «разъяснение» совы, кухня, подготовка к операции.

7 глава. Обед, размышления профессора.

8 глава. Прописка, кража, пьянство, разговор профессора с Борменталем (поиски выхода), «покушение» на Зину.

4 глава. Операция.

9 глава. Исчезновение Шарикова, Шариков и «машинисточка», донос на профессора, операция.

Эпилог: «предъявление» Шарикова, Шарик после операции, профессор за работой.

Данная таблица позволяет увидеть, что композиция «Собачьего сердца» симметрична. Видна повторяемость событий в первой и во второй частях: выбор имени, сова – кот, обед, размышления профессора перед операциями, разговоры с доктором Борменталем, операция.

Такая «зеркальная» композиция повести подчеркивает изменения, происходящие в доме профессора и в людях, населяющих этот дом. Но самое главное – видно от чьего лица и в какой главе ведется повествование.

Проанализировав повесть, мы обнаружили четыре нарративных голоса: Шарика-собаки, доктора Борменталя, профессора Преображенского и «бесстрастного комментатора».

Т. е., можно сделать вывод, что образ рассказчика непостоянен. Повествование ведется то от имени Шарика-собаки (до операции). То доктора Борменталя (записи в дневнике, наблюдения за состоянием Шарика после операции), то профессора Преображенского и т. д. Автор старается занять позицию «беспристрастного» комментатора, но его голос иногда сливается с голосами других персонажей и даже с голосом Шарика-собаки, поскольку в начале произведения дается повествование от лица собаки.

«Собачий монолог» соединяется с голосом «всеведущего» автора, говорящего от третьего лица. Поэтому не случайно в повествовании Шарика содержится информация, которая может быть известна только «третьему лицу» – имя и отчество Профессора Преображенского, то, что он величина мирового значения и т. п.

Положение Шарика-рассказчика в повествовательной структуре произведения подчеркивает драматическое положение человека в обществе в те времена. История превращений Шарикова – это история общества, развивающегося по абсурдным , иррациональным законам.

А профессор Преображенский, наоборот, представлен как человек высокой культуры, независимого ума, обладающий фантастическими знаниями в области науки. Филипп Филиппович критически относится ко всему, что происходит в стране. Он отвергает революционную теорию. А комнаты свои профессор отстаивает только потому, что он рассматривает покушение на них как покушение на свои права в обществе.

Профессор заявляет: «Разруха не в клозетах, а в головах. Значит, когда эти баритоны кричат: «Бей разруху!»- я смеюсь.… Это означает, что каждый из них должен лупить себя по затылку! И, вот, когда он вылупит из себя всякие галлюцинации и займется чисткой сараев – своим прямым делом, разруха исчезнет сама собой».

М. Булгаков в “Собачьем сердце” строит повествование в оригинальном плане. Писатель идет не от общего к частному, а наоборот: от частной истории, отдельного эпизода – к масштабному художественному обобщению. В центре произведения поставлен невероятный случай превращения собаки в человека. Фантастический сюжет основан на изображении эксперимента гениального ученого-медика Преображенского. Пересадив собаке семенные железы и гипофиз мозга вора и пьяницы Клима Чугункина, Преображенский к всеобщему изумлению получает из собаки человека, бездомный Шарик превращается в Полиграфа Полиграфовича Шариком. Однако у него остаются собачьи повадки и дурные привычки Клима Чугункина, и профессор вместе с доктором Борменталем пытается воспитать его. Он все усилия оказываются напрасными. Поэтому профессор вновь возвращает собаку в исходное состояние. Фантастический случай завершается идиллически: Преображенский, занимается своим прямым делом, а присмиревший пес лежит на ковре и предается сладостным размышлениям.

Жизнеописание Шарикова Булгаков расширяет до уровня социального обобщения. Писатель дает картину современной действительности, выявляя ее несовершенное устройство.

Итак, в повествовательной структуре повести “Собачье сердце” образ рассказчика непостоянен. Повествование, ведется то от имени Шарика-собаки (до операции), то доктора Борменталя (записи в дневнике, наблюдения за изменением состояния Шарика после операции), то профессора Преображенского, то Швондера, то Шарикова-человека. Автор старается занять позицию “беспристрастного” комментатора событий, его голос иногда сливается с голосом Преображенского, Борменталя и даже с голосом Шарика-собаки, поскольку в начале повести дается не столько повествование собаки, сколько как бы под видом собаки.

В формулировке вопроса учебника допущена фактическая ошибка: повесть завершается не от имени автора, а от имени Ша­рика, как и начиналась.

Суть же столь разнопланового повествования в том, что надо было отобразить самые различные пласты реальности.

Рассказ начинается от имени Шарика, потому что надо было показать мир, в который он должен вскоре попасть, – мир людей. Мир людей, с точки зрения пса, – это та правда, которую трудно выразить человеческим языком, не впадая в цинизм. Кро­ме этого, необходимо было показать внутренний мир главного персонажа, то есть самого Шарика, когда он был ещё собакой, чтобы после разительнее был контраст с ним же в человеческом облике.

После надо было продемонстрировать момент превращения собаки в человека. Ничто лучше врачебного журнала, который вёл ассистент профессора Преображенского доктор Борменталь, не могло бы помочь отследить динамику превращений, а эмоции в таком журнале только подчёркивают всю необычайность про­исходящего.

было желательно для наиболее бесстрастного рассмотрения всего происходящего. По­следние предложения закольцовывают композицию, возвращая нас в мир собаки; это необходимо для финального завершения, чтобы у читателей не возникало вопросов относительно возмож­ности внутренних перемен у Шарика после возврата ему его соб­ственного гипофиза. Как нетрудно убедиться, перемен не про­изошло, и история получила удовлетворительное разрешение.

Глоссарий:

  • почему часть повествования ведется с точки зрения шарика
  • от чьего имени ведется повествование в повести собачье сердце
  • Почему часть повествования ведется с точки зрения шарика часть от лица борменталя а завершается повесть от имени автора
  • от чьего имени ведется повествование в повести булгакова собачье сердце
  • почему часть повествования ведется с точки зрения шарикова

(Пока оценок нет)

Другие работы по этой теме:

  1. Реальное и фантастическое в повести М. Булгакова “Собачье сердце” Повесть “Собачье сердце” стала одним из лучших произведений М. А. Булгакова. Она была написана в 1925.
  2. Повесть М. А. Булгакова “Собачье сердце”. Центральной темой повести М. А. Булгакова “Собачье сердце”, написан­ной в 1925 г., становится стремление автора предостеречь об­щество от страшных.
  3. В “Собачьем сердце”, одной из трех московских повестей, М. Булгаков создает гротескный образ современности. Повесть основана на типичном для гротеска мотиве превращения: в основе ее.
  4. 1. Путь повести к читателю. 2. Создание Шарикова. 3. Результат эксперимента. Сообразите, что весь ужас в том, что у него уж не собачье, а именно.

В формулировке вопроса учебника допущена фактическая ошибка: повесть завершается не от имени автора, а от имени Ша­рика, как и начиналась.

Суть же столь разнопланового повествования в том, что надо было отобразить самые различные пласты реальности.

Рассказ начинается от имени Шарика, потому что надо было показать мир, в который он должен вскоре попасть, – мир людей. Мир людей, с точки зрения пса, – это та правда, которую трудно выразить человеческим языком, не впадая в цинизм. Кро­ме этого, необходимо было показать внутренний мир главного персонажа, то есть самого Шарика, когда он был ещё собакой, чтобы после разительнее был контраст с ним же в человеческом облике.

После надо было продемонстрировать момент превращения собаки в человека. Ничто лучше врачебного журнала, который вёл ассистент профессора Преображенского доктор Борменталь, не могло бы помочь отследить динамику превращений, а эмоции в таком журнале только подчёркивают всю необычайность про­исходящего.

Дальше идёт основное повествование, написанное от имени нейтрального рассказчика (не автора!). Это было желательно для наиболее бесстрастного рассмотрения всего происходящего. По­следние предложения закольцовывают композицию, возвращая нас в мир собаки; это необходимо для финального завершения, чтобы у читателей не возникало вопросов относительно возмож­ности внутренних перемен у Шарика после возврата ему его соб­ственного гипофиза. Как нетрудно убедиться, перемен не про­изошло, и история получила удовлетворительное разрешение.

Повесть Михаила Булгакова «Собачье сердце» можно назвать пророческой. В ней автор, задолго до отказа нашего общества от идей революции 1917 года, показал тяжелейшие последствия вмешательства человека в естественный ход развития, будь то природа или общество.

Великий русский сатирик М. А. Булгаков создал в своих полуфантастических произведениях очень точный и реалистичный образ той действительности, которая возникла в России после революции. В романе «Дни Турбиных» и ранних рассказах мы видим человека, попавшего.

Велика истина, и она восторжествует. Книга Ездры, III:12 По жанровым признакам «Собачье сердце» является социально-философской сатирической повестью с элементами фантастики. Такое жанровое своеобразие показывает, насколько глубоко по содержанию это.

В повести, написанной в 1925 г., воссоздается современная писателю действительность – советская реальность начала 1920-х гг. Однако воспроизведенная в мельчайших деталях картина (с точным указанием зарплаты «машинисточки IX разряда» – четыре с половиной.

Михаил Афанасьевич Булгаков мистический писатель, как он сам себя называл, а чем еще, кроме мистики и волшебства, можно объяснить прозорливость писателя, его необыкновенную способность увидеть наше будущее, предсказать, а может быть, и предостеречь от.

Ссылка на основную публикацию
×
×