Фантастика антиутопия и сатира в повести «Собачье сердце»: сочинение

Сатира в повести М. А. Булгакова «Собачье сердце»

Повесть М. А. Булгакова «Собачье сердце». Центральной темой повести М. А. Булгакова «Собачье сердце», написан­ной в 1925 г., становится стремление автора предостеречь об­щество от страшных последствий вторжения человеческого разума в мир природы. Все попытки усовершенствования мира, все революционные преобразования, особенно если они отдают власть в руки бывших Чугункиных, несут в себе опасность. Представление нового режима большевиков на страницах романа М. А. Булгакова осуществляется в тради­циях русской сатирической школы. Повесть сочетает в себе жанровые традиции фантастического произведения, эле­менты антиутопии.

Сатирические традиции в повести М. А. Булгакова «Со­бачье сердце». В основе сюжета лежит ироническая транс­формация библейской темы преображения, которая на стра­ницах повести М. А. Булгакова превращается в историю о научном эксперименте, проведенном профессором Преоб­раженским (фамилия героя становится говорящей) и докто­ром Борменталем над бездомной собакой Шариком. Ей вживили гипофиз уголовника и бузотера Клима Чугункина в надежде, что данная операция станет шагом к открытию че­ловеческого бессмертия. Однако опыт дал страшные резуль­таты: милый Шарик, получив власть и поддержку домкома Швондера, превращается в наглого и жестокого хама, при­митивность мышления которого не поддается воспитанию и обучению. Лишь «уроки» представителя пролетариата Швондера быстро усваиваются Полиграфом Полиграфовичем Шариковым.

Гротеск становится ведущим приемом создания сатири­ческого изображения в повести М. А. Булгакова «Собачье сердце». Все в образе Шарикова, начиная с его имени, «на­следственной» фамилии, внешнего вида, манер и заканчи­вая его умозаключениями («Да что тут предлагать… А то пи­шут, пишут… конгресс, немцы какие-то… голова пухнет! Взять все да и поделить…»), — представляет сатирическое обличение бездуховного мира «нового» человека, не имею­щего ни воспитания, ни внутренней культуры. Этот персо­наж нового времени и не стремится к развитию, его больше заботят вещи сугубо примитивные, материальные. Аппетиты бывшего Шарика растут по мере того, как он осознает себя частью победившего класса: «Вот. Член жилищного товари­щества, и жилплощадь мне полагается определенно в квар­тире номер пять у ответственного съемщика Преображен­ского в шестнадцать квадратных аршин, — Шариков поду­мал и добавил слово, которое Борменталь машинально отметил в мозгу, как новое: — Благоволите».

Противопоставление представителей интеллигенции ту­пой серой массе придает повести черты сатирического памфлета. Любопытна и сама антитеза Шарик — Шариков. Первый не жалует жестоких людей, замирает при звуках арии из «Аиды», второй же демонстрирует безнравствен­ность и невежество. Детали портрета и поведения Шарика-Шарикова углубляют контраст.

Не менее гротесково представлен в повести и председа­тель домового комитета Швондер. Декларативная, лозунго­вая речь (с постоянными повторами) этого персонажа де­монстрирует скудоумие и крайне малый словарный запас: «Мы — управление дома, — с ненавистью заговорил Швон­дер, — пришли к вам после общего собрания жильцов наше­го дома, на котором стоял вопрос об уплотнении квартир до­ма». Несоответствие реальности с провозглашаемыми ло­зунгами вносят диссонанс в столь «светлое будущее». Спевки, которые с завидной регулярностью проводятся в доме, мало похожи на песни счастливых людей. Это начало «разрухи в головах», о которой говорит профессор Филипп Филиппович Преображенский: «Все будет как по маслу. Вначале каждый вечер пение, затем в сортирах замерзнут трубы, потом лопнет котел в паровом отоплении, и так да­лее. Крышка Калабухову!»

Прием раздвоения героя и фантасмагорического превра­щения Шарикова сближает повесть М. А. Булгакова с тради­циями немецких романтиков, в произведениях которых со­единяются реальность и фантастика. Полученное простран­ство позволяет представить авторскую идею емко и выразительно, а образы обретают символическое значение. Так, например, в «Собачьем сердце» символично звучат многие детали: фамилия профессора — Преображенский, квартира, в которой происходит эксперимент, находится на Пречистенке (ассоциация с образом Пресвятой Богороди­цы), потоп в квартире и др.

Сатира позволяет писателю представить «шариковщину» как явление не только социального, но и морального плана, предупреждает о страшных последствиях научных и истори­ческих экспериментах по «улучшению» человека.

Роль сатиры в повести М. Булгакова «Собачье сердце»

…вам нужно молчать и
слушать, что вам говорят. Учиться и стараться стать хоть сколько-нибудь
приемлемым членом …общества.
М. Булгаков. Собачье сердце.

В повести М. Булгакова «Собачье сердце», написанной в 1925 году, воссоздается современная писателю действительность – советская реальность1920-ых годов. К этому времени в России окончательно установилась власть Советов и потекла жизнь по новым законам. Свое отношение к этой жизни и людям, ее устанавливающим, пытались выразить многие русские писатели. Не стал исключением и М. Булгаков. В «Собачьем сердце» он показал свой взгляд на окружающую его действительность, выразил свое отношение ко всему происходящему.
Основным художественным средством в повести является сатира. Писатель выбирает для нее три объекта. Во-первых, Булгаков иронизирует и критикует советскую власть. В произведении она представлена главным образом в лице председателя домкома Швондера, а также его подопечных.
Мы помним, что домком был возмущен тем фактом, что в распоряжении одного профессора Преображенского находится семь комнат. И доводы профессора о том, что он не может жить там, где и работать, а работать там, где и отдыхать, никого не волнуют. Домкомовцы просто не понимают их – слишком велика разница в воспитании и культурном уровне подопечных Швондера и Преображенского.
Члены домкома рисуются Булгаковым сатирически. Швондера он описывает как человека, у которого «на голове возвышалась на четверть аршина копна густейших вьющихся волос». Кроме того, в состав этой делегации входит «персиковый юноша», оказавшейся женщиной – заведующей культотделом дома товарищем Вяземской.
Булгаков иронизирует над тем, что у новой власти нет разделение на мужчин и женщин, а есть лишь «товарищи», борющиеся за построение коммунизма. Эти люди не понимают и не воспринимают элементарных правил этикета простых знаков внимания к женщинам и так далее.
Булгаков описывает беседу профессора с домкомовцами. Мы чувствуем превосходство Преображенского над этими людьми, которых реплики профессора ставят в тупик. Но они справляются со своим смущением, стараются держаться так, как и подобает новым «хозяевам жизни». Особенно старается Швондер, которого очень трудно смутить. Он настаивает на том, что профессора обязательно надо «уплотнить». И только телефонный разговор с «высоким лицом» временно усмирил человека с «густейшей копной» на голове: «Четверо молча вышли из кабинета, молча прошли приемную, переднюю и слышно было, как за ними закрылась тяжело и звучно парадная дверь».
Вторым объектом сатиры в повести становится, несомненно, Шариков – продукт эксперимента Преображенского и воспитания Швондера. Это славный пес, превратившийся в страшное человеческое существо, олицетворяет пролетариат – тот «материал», над которым производят опыты и которым манипулируют швондеры и ему подобные.
Даже в описании внешности героя, в выборе художественных средств проявляется ирония автора: «…человек маленького роста и несимпатичной наружности. Волосы у него на голове росли жесткие, как бы кустами на выкорчеванном поле, а лицо покрывал небритый пух. Лоб поражал своей малой вышиной. Почти непосредственно над черными кисточками раскиданных бровей начиналась густая головная щетка».
Оксюморон «малая вышина»; сравнения «как бы кустами на выкорчеванном поле», «черными кисточками»; эпитеты «небритый пух», «густая головная щетка», метафоры «головная щетка» передают негативное отношение Булгакова к своему герою.
Этот субъект со временем, под воздействием Швондера, превращается в страшное существо, несущее опасность не только для профессора и его домочадцев, но и для всех, кто с ним сталкивается. Вспомним хотя бы машинистку Васнецову, которую Полиграф Полиграфович (в имени обозначена претензия героя на «красивость» и важность, на социальный статус) соблазнял, придумывая себе героическую биографию. А когда его ложь раскрылась, Шариков пытался шантажировать бедную девушку, запугивая ее тем, что он начальник и может уволить Васнецову с работы.
Так герой ведет себя с теми, кто слабее. С теми же, кто сильнее его, Шариков меняет «политику»: он лебезит, подстраивается, старается угодить или приспособиться. Так до некоторых пор герой вел себя в Филлипом Филлиповичем, но влияние Швондера тлетворно подействовало на этого «истинного представителя» пролетариата. Он становился все наглее, в Шарикове росло «классовое возмущение», и в итоге он даже предпринял попытку выселить профессора из его квартиры.
Тогда-то Преображенский и понял, что его творение выходит из-под его контроля: еще немного и Шарикова будет не остановить. Профессор решается на «обратную» операцию, которая, к счастью, прошла успешно: отвратительный Шариков вновь превращается в милого и лукавого пса Шарика.
Но объектом сатиры в «Собачьем сердце» являются не только представители советской власти и пролетариата. Булгаков горько иронизирует и над интеллигентом Преображенским, возомнившим себя Богом, творцом, который решил изменить законы природы и создать новое существо.
Булгаков иронично называет своего героя «жрец», «божество». Он пишет о том, что Шарик воспринимает Филлипа Филлиповича именно так: «Пес встал на задние лапы и сотворил перед Филиппом Филипповичем какой-то намаз».
Но обратим внимание, как ведет себя профессор во время операции и подготовки к ней: «загремело из операционной», «Филипп Филиппович, опершись ладонями на край стола, блестящими, как золотые обода его очков, глазами наблюдал за этой процедурой и говорил взволнованно». Что это? Просто азарт влюбленного в свое дело человека? Но вот Булгаков продолжает: «Зубы Филиппа Филипповича сжались, глазки приобрели остренький, колючий блеск и, взмахнув ножичком, он метко и длинно протянул по животу Шарика рану». Здесь профессор уподобляется какому-то садисту, варвару и даже хищнику: «Филипп Филиппович залез в глубину и в несколько поворотов вырвал из тела Шарика его семенные железы с какими-то обрывками». И вот еще: «Жрец отвалился от раны, ткнул в нее комком марли и скомандовал…»
Нельзя брать на себя слишком много, роль Бога не может выполнять человек, каким бы гениальным он не был, утверждает Булгаков. В обратном случае человечество ждет наказание, и сам творец будет наказан в первую очередь. Так произошло и в финале повести Булгакова.
Но если в произведении профессор смог исправить свою ошибку, то в жизни этого не получилось и не могло получиться. То, что задумывали и осуществляли дворяне-интеллигенты как освободительную революцию, попав в руки пролетариата, приобрело совершенно чудовищные и варварские черты.
В своей повести Булгаков сатирически изображает это, надеясь на улучшение, прозрение, изменение. Но его произведение актуально до сих пор. Разве мало сегодня сильных мира сего, мнящих себя богами, имеющими право распоряжаться жизнями миллионов людей? Разве мало сейчас необразованности, невоспитанности, бескультурья, нагло лезущей во власть? Люди не учатся на ошибках своих предков, не хотят делать выводов из уроков истории. Это печально и страшно. И именно поэтому, я думаю, повесть Булгакова «Собачье сердце» будет актуальна всегда.

Читайте также:  Новое звучание главы Морфий из повести Записки юного врача: сочинение

Сатира-предупреждение в повестях М. Булгакова

Сатира-предупреждение в повестях М. Булгакова «Роковые яйца» и «Собачье сердце»

К середине 20-х годов, после опубликования повестей «Записки на манжетах», «Дьяволиада», романа «Белая гвардия, писатель уже сложился как блестящий художник слова с остроотточенным сатирическим пером. К созданию повестей «Роковые яйца» и «Собачье сердце» он, таким образом, подходит с богатым литературным багажом. Смело можно утверждать, что вы-ход в свет эти повестей свидетельствовал о том, что Булгаков успешно рабо-тал в жанре сатирической научно-фантастической повести, что в те годы было новым явлением в литературе. Это была фантастика не оторванная от жизни, в ней сочетался строгий реализм с фантазией ученого. Сама сатира, ставшая постоянной спутницей Булгакова-художника, в повестях «Роковые яйца» и «Собачье сердце» приобрела глубокий и социально-философский смысл.

Обращает на себя внимание характерный для Булгакова прием задавать вопросы самому себе. В этом плане автор «Роковых яиц» и «Собачьего сердца» – один из самых «вопрошающих» русских писателей первой половины 20 столетия.

Поисками ответов на вопросы о сущности правды, истины, о смысле че-ловеческого существования по существу пронизаны почти все произведения Булгакова.
Писатель поставил острейшие проблемы своего времени, отчасти не по-терявшие актуальности и в наши дни. Они наполнены раздумьями художни-ка-гуманиста о законах природы, о биологической и социальной природе че-ловека как личности.

«Роковые яйца» и «Собачье сердце» – это своеобразные повести-предупреждения, автор которых предостерегает об опасности любого научного эксперимента, связанного насильственной попыткой изменить человеческую природу, ее биологический облик.

Главные действующие лица «Роковых яиц» и «Собачьего сердца» – талантливые представители научной интеллигенции, ученые-изобретатели, попытавшиеся своими научными открытиями проникнуть в «святая святых» физиологии человека. По-разному складываются судьбы профессоров Пер-сикова, героя «Роковых яиц» и Преображенского, героя «Собачьего сердца». Неадекватна их реакция на результаты опытов, в ходе которых они сталки-ваются с представителями различных социальных слоев. В то же время между ними и много общего. Прежде всего, они – честные ученые, приносящие свои силы на алтарь науки.

Булгаков был одним из первых писателей, кто смог правдиво показать, как недопустимо использовать новейшие достижения науки для порабоще-ния человеческого духа. Эта мысль красной нитью проходит в «Роковых яй-цах», где автор предупреждает современников о страшном эксперименте.

Тему ответственности ученого перед жизнью Булгаков по-новому по-вернул в «Собачьем сердце». Автор предупреждает – нельзя давать власть неграмотным шариковым, которые могут привести ее к полной деградации.

Для реализации замысла в обеих повестях Булгаковым был избран науч-но-фантастический сюжет, где важная роль отведена изобретателям. По сво-ему пафосу повести являются сатирическими, но в то же время носят и открыто обличительный характер. На смену юмору пришла хлесткая сатира.

В повести «Собачье сердце» отвратительное создание человеческого ге-ния во что бы то ни стало пытается выбиться в люди. Злобному существу не-понятно, что для этого необходимо проделать длительный путь духовного развития. Свою никчемность, безграмотность и неприспособленность Шари-ков пытается компенсировать естественными приемами. В частности, он об-новляет свой гардероб, надевает лакированные ботинки и ядовитого цвета галстук, но во всем остальном его костюм грязен, безвкусен. Весь внешний облик одежда не способна изменить. Дело не в его внешнем облике, в самой внутренней сущности. Он – человек с собачьим нраовм и животными повад-ками.

В доме профессора он чувствует себя хозяином жизни. Возникает неизбежный конфликт со всеми обитателями квартиры. Жизнь становится сущим адом.

В советское время многие чиновники, обласканные властью вышестоя-щих, полагали, что «на все имеют свое законное право».

Таким образом, созданное профессором человекообразное существо не только приживается при новой власти, но совершает головокружительный прыжок: из дворовой собаки превращается в санитара по очистке города от бродячих животных.

Анализ повестей «Роковые яйца» и «Собачье сердце» дает нам основание оценивать их скорее не как пародию на общество будущего в России, а как своеобразное предупреждение того, что может случиться при дальнейшем развитии тоталитарного режима, при безрассудном развитии технического прогресса, не опирающегося на нравственные ценности.

Фантастика и сатира в повести «Собачье сердце»

Фантастика и сатира
В повести «Собачье сердце»

В «фантастической» прозе Михаила Булгакова (повести «Дьяволиада», «Роковые яйца», «Собачье сердце») смех органично соединяется с глубокими философскими выводами и обобщениями; в них сочетаются ирония и гротеск, Фантастика и сатира, грустное и смешное. Читателю по прочтении этих произведении зачастую делается вовсе не смешно после той картины российской действительности, которую рисует писатель. Достоверность в изображении нередко самым причудливым образом сочетается у Булгакова С невероятной выдумкой, фантастикой. Писатель не только изображает реальность советской жизни 20-х годов, но и выходит далеко за пределы этой реальности; он доводит изображение до полного неправдоподобия, превращает действие в трагикомедию. Так, вполне серьезный научный эксперимент, проводимый профессором Преображенским и доктором Бормента-лем, Булгаков превращает в трагифарс: из милейшего пса Шарика фантастическим образом получается омерзительный и наглый Полиграф Полиграфович Шариков.

Читайте также:  Азазелло в романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита»: сочинение

Симпатии автора находятся целиком на стороне профессора. Филипп Филиппович не только выдающийся специалист в своей области медицины, но также человек высокой европейской культуры и независимого ума. Он весьма критически воспринимает все то, что происходит. в России. В его взглядах и суждениях очень много общего со взглядами и суждениями самого Булгакова. Профессор скептически относится к революционному процессу, который, по его мнению, мешает людям заниматься своим прямым делом. Разруха, по его мнению, происходит не в стране, а в головах у людей, когда они начинают хором распевать революционные песни, а не работают. Он решительно выступает против любого насилия и считает, что ласка — вот единственный способ, который возможен и даже необходим в обращении с живыми существами. Профессор говорит: «Террором ничего поделать нельзя. Террор совершенно парализует нервную систему».

И именно этот профессор-консерватор, который категорически отвергает революционную теорию и практику переустройства мира да и вообще желает посвятить себя только науке и ни в коем случае не ввязываться в политику, вдруг сам оказывается чуть ли не в роли революционера, правда, только в медицине.

Новый строй, исходя из марксистской теории, стремился из старого человеческого материала «сотворить» нового, революционного человека, сознательную коммунистическую личность. Пример тому — председатель домового комитета Швондер, пытавшийся из Шарикова сделать «сознательного товарища». Этот социальный эксперимент с треском проваливается: из алкоголика и уголовника невозможно получить высоконравственную, сознательную личность даже при помощи переписки Энгельса с Каутским (этой книжкой снабдил Шарикова для «просвещения» тот же Швондер). Профессор Преображенский идет еще дальше в своем эксперименте: он пытается в буквальном смысле. слова «сотворить» человека, то есть берет на себя функции чуть ли не Бога, Впрочем, самодовольство профессора, вздумавшего улучшить саму природу, было наказано быстро и довольно жестоко: он в результате своего эксперимента сотворил отвратительного доносчика, алкоголика и демагога, который сумел превратить жизнь своего создателя в сущий ад.

Булгаков не жалеет ярких, сатирических красок при изображении этого по-своему типичного представителя «победившего класса» — пролетариата, потому что больше всего на свете писатель ненавидел плебейское хамство. Его Шариков не только омерзителен, но и страшен. С каждым днем он становится все агрессивнее, все наглее, особенно когда получает официальные документы й становится сов-служащим — заведующим подотделом очистки города Москвы от бродячих животных. Он уже не довольствуется тем, что душит бедных бездомных котов, он, почувствовав власть и безнаказанность, начинает «душить» людей. Так, Шариков обещает «сократить» девушку-машинистку, которая не захотела выйти за него замуж. С каким презрением и сарказмом рисует Булгаков своего героя! Писатель как бы пророчески предостерегает, что именно такие трусливые негодяи шариковы, получив власть над людьми, станут опаснее и во много раз страшнее любого самого опасного и жестокого зверя.

К счастью, профессор понял свою ошибку и сумел сделать обратный ход — превратить Шарикова опять в собаку. Но грозное предостережение останется в его памяти на всю оставшуюся жизнь.

Фантастика в повести «Собачье сердце» важна не сама по себе: она помогает Булгакову ярче, острее показать те явления, которые он, как и профессор Преображенский, не принимая в новой действительности. Едкая сатира писателя — это то оружие, которым он сражался со швондерами и шарйковами, и талант писателя делал это оружие особенно опасным.

Сатира в повести М. А. Булгакова «Собачье сердце»

Повесть «Собачье сердце» (1925) стала одним из самых значительных произведений М.А. Булгакова. Она никогда не печаталась при жизни писателя. Долгие годы ее читали в рукописных списках, и лишь в 1987 году повесть опубликовали. Почему же это произведение было воспринято как резко сатирическое, охарактеризовано Каменевым как «острый памфлет на современность» и запрещено? М. Горький до Октября писал о том, что революционер относится к людям, как бездарный ученый к собакам и лягушкам, предназначенным к жестоким научным опытам. После Октября Горький скажет, что был произведен жесточайший научный опыт над живым телом России. А вот что писал сам академик Павлов: «Если то, что делают большевики в России, есть эксперимент, то для такого эксперимента я пожалел бы даже лягушку».

«Собачье сердце» синтетично и сложно по жанру. Оно объединяет в себе антиутопию, фантастику и сатирический памфлет. Отправной точкой развития сюжета служит научный эксперимент. Профессор Преображенский (само имя его говорящее) накануне Рождества (что также очень важно) делает сложную и необычную операцию по превращению собаки в человека. Хотя во время написания повести немало спорили о евгенике (науке об улучшении природы человека), а в медицине велись опыты по омоложению человека и победе над смертью, тем не менее для М. Булгакова научный эксперимент стал лишь основой для размышления о том, что же в сущности произошло в стране, над которой тоже ставится небывалый эксперимент — строительство социализма. Писатель с большим недоверием смотрит как на попытки создания нового общества, так и на «свободного человека», рожденного революцией.

Профессор Преображенский пытается сделать человека из собаки, пересадив ему мозг пьяницы и хулигана Клима Чугункина, убитого ножом в сердце. И что же? Шарик, став Шариковым, чем дальше, тем больше напоминает своего донора. Сделать человека из него не удается. Милый и добродушный пес Шарик наследует худшие черты люмпен-пролетария Чугункина. Новоиспеченный строитель социализма Полиграф Полиграфович Шариков (выбранное им имя указывает на «пролетарское» происхождение) отталкивает уже своим внешним видом. Это маленькое узколобое щетинистое существо мужского пола, унаследовавшее все худшие черты человека и звериную сущность собаки — собачье сердце. Шариков отличается такой же грубостью, хамством и агрессивностью, как и его донор. Но к этим качествам, возведенным в степень, прибавились еще лживость и подлость, воспитанные в нем неким товарищем Швондером, председателем домкома. Шариков начисто лишен какой-либо культуры. Нет у него и совести. Он ни к кому не испытывает благодарности и даже готов доносами погубить своего создателя.

С появлением Шарикова вся жизнь в доме профессора пошла кувырком. Бывший пес плюется и бросает окурки, преследует служанку Зину. Но при этом он жалуется, что ему не дают жить, его притесняют, у него нет своего угла. Шариков твердо уверен, что он-то имеет все законные права потеснить профессора в его квартире и жить там в свое удовольствие, пользуясь теми благами, которые заработал своим трудом профессор Преображенский. Все попытки профессора и его ассистента доктора Борменталя как-то облагородить дикое существо не приносят успеха, зато уроки Швондера дают свои плоды. Шариков быстро становится своим в новом обществе.

У профессора и Борменталя не остается другого выхода, как прекратить этот эксперимент и сделать все возможное для исправления последствий той фундаментальной ошибки, которая была допущена, так как оба ученых увлеклись научной стороной дела и не предвидели последствий.

И дело здесь не в одном человеке — жертве эксперимента. Мы видим, что Шариков очень удачно вписывается в социалистическую действительность, с которой, например, не сочетается ни профессор Преображенский, ни его ближайший помощник Борменталь. А Шариков быстро становится своим для Швондера, потому что Швондер — это тот же Шариков, только еще более уверенный в своих правах решать судьбы людей. Таким образом, своей повестью Булгаков покушается на один из лозунгов революции: «Кто был ничем, тот станет всем».

Читайте также:  Книга правды любви и добра: сочинение

«Собачье сердце» было написано на материале советской действительности двадцатых годов XX века. И приметы времени легко угадываются в этом произведении. «Разруха не в клозетах, а в головах», «пропал Калабуховский дом» — вот та оценка, которую дает Преображенский, а вслед за ним и Булгаков, тому, что происходит в России.

Уже в самом начале повести глазами бездомной собаки по кличке Шарик мы видим жизнь Москвы того времени: следы разрушения старого мира, бытовая неустроенность. Здесь же возникает перекличка с образами из поэмы А. Блока «Двенадцать». Это и мотив вьюги, ветра, валящих с ног. Да и сам голодный Шарик, бродящий по улицам в поисках пропитания, напоминает голодного пса из поэмы А. Блока.

Новый социально-бытовой порядок изображен в повести в стиле сатирического памфлета. Булгаков использует такие приемы, как гротеск (поведение Шарикова, образы членов домкома) или комическую буффонаду (например, сцена ловли Шариковым кота). Писателю удалось совместить в повести фантастику и невероятное правдоподобие. Нереальная история Шарикова воспринимается как вполне возможная.

Но важен здесь и не только внешний показ разрухи и голода. Сатира в повести еще и в другом. Булгаков открыл и резко сатирически изобразил «феномен Шарикова» — массовую низовую фигуру строителя нового общества. Без шариковых и ему подобных в России были бы невозможны раскулачивания крестьян или массовые сталинские репрессии. Ведь все эти репрессивные меры по удержанию и сохранению власти требовали огромного аппарата, состоящего из шариковых — бездумных людей с собачьим сердцем. Именно поэтому произведение пришлось не по нутру советской власти.

Более того, повесть Булгакова, хотя и была написана как сатира на социалистическую действительность, не утратила своего значения. Она весьма актуальна и сейчас. Мы являемся свидетелями многих споров о клонировании людей. А можно ли вмешиваться в природу человека таким бесповоротным и резким образом? К чему приведет производство полулюдей-полуроботов? Ученый всегда ответственен за свой эксперимент — таков вывод Булгакова.

Поэтому с некоторым сатирическим оттенком писатель изображает и профессора Преображенского. С одной стороны, это человек, безусловно, симпатичный автору. Именно он высказывает мысль о том, что недоразвитое умственное и нравственное чувство тех, кто был ничем, а станет всем, является причиной разрухи. «Но я спрашиваю: почему, когда началась вся эта история, все стали ходить в грязных калошах и валенках по мраморной лестнице?». С другой стороны, Булгаков осуждает позицию невмешательства, которую занимает профессор. «Не читайте советских газет», — советует Преображенский Борменталю.

Булгаков воспринимает и показывает читателю повести эксперимент строительства социализма как весьма опасный, а итоги его как ужасные и разрушительные. Люди потеряли те вечные ценности, на которых они воспитывались в течение веков. В стране нет порядка, утрачены духовность и нравственность. Люди, поднятые революцией со дна жизни, несут в себе примитивность, убожество и псевдокультуру.

Фантастика и сатира . в повести «Собачье сердце»

В «фантастической» прозе Михаила Булгакова (повести «Дьяволиада», «Роковые яйца», «Собачье сердце») смех органично соединяется с глубокими философскими выводами и обобщениями; в них сочетаются ирония и гротеск, Фантастика и сатира, грустное и смешное. Читателю по прочтении этих произведении зачастую делается вовсе не смешно после той картины российской действительности, которую рисует писатель. Достоверность в изображении нередко самым причудливым образом сочетается у Булгакова С невероятной выдумкой, фантастикой. Писатель не только изображает реальность советской жизни 20-х годов, но и выходит далеко за пределы этой реальности; он доводит изображение до полного неправдоподобия, превращает действие в трагикомедию. Так, вполне серьезный научный эксперимент, проводимый профессором Преображенским и доктором Бормента-лем, Булгаков превращает в трагифарс: из милейшего пса Шарика фантастическим образом получается омерзительный и наглый Полиграф Полиграфович Шариков.

Симпатии автора находятся целиком на стороне профессора. Филипп Филиппович не только выдающийся специалист в своей области медицины, но также человек высокой европейской культуры и независимого ума. Он весьма критически воспринимает все то, что происходит. в России. В его взглядах и суждениях очень много общего со взглядами и суждениями самого Булгакова. Профессор скептически относится к революционному процессу, который, по его мнению, мешает людям заниматься своим прямым делом. Разруха, по его мнению, происходит не в стране, а в головах у людей, когда они начинают хором распевать революционные песни, а не работают. Он решительно выступает против любого насилия и считает, что ласка — вот единственный способ, который возможен и даже необходим в обращении с живыми существами. Профессор говорит: «Террором ничего поделать нельзя. Террор совершенно парализует нервную систему».

И именно этот профессор-консерватор, который категорически отвергает революционную теорию и практику переустройства мира да и вообще желает посвятить себя только науке и ни в коем случае не ввязываться в политику, вдруг сам оказывается чуть ли не в роли революционера, правда, только в медицине.

Новый строй, исходя из марксистской теории, стремился из старого человеческого материала «сотворить» нового, революционного человека, сознательную коммунистическую личность. Пример тому — председатель домового комитета Швондер, пытавшийся из Шарикова сделать «сознательного товарища». Этот социальный эксперимент с треском проваливается: из алкоголика и уголовника невозможно получить высоконравственную, сознательную личность даже при помощи переписки Энгельса с Каутским (этой книжкой снабдил Шарикова для «просвещения» тот же Швондер). Профессор Преображенский идет еще дальше в своем эксперименте: он пытается в буквальном смысле. слова «сотворить» человека, то есть берет на себя функции чуть ли не Бога, Впрочем, самодовольство профессора, вздумавшего улучшить саму природу, было наказано быстро и довольно жестоко: он в результате своего эксперимента сотворил отвратительного доносчика, алкоголика и демагога, который сумел превратить жизнь своего создателя в сущий ад.

Булгаков не жалеет ярких, сатирических красок при изображении этого по-своему типичного представителя «победившего класса» — пролетариата, потому что больше всего на свете писатель ненавидел плебейское хамство. Его Шариков не только омерзителен, но и страшен. С каждым днем он становится все агрессивнее, все наглее, особенно когда получает официальные документы й становится сов-служащим — заведующим подотделом очистки города Москвы от бродячих животных. Он уже не довольствуется тем, что душит бедных бездомных котов, он, почувствовав власть и безнаказанность, начинает «душить» людей. Так, Шариков обещает «сократить» девушку-машинистку, которая не захотела выйти за него замуж. С каким презрением и сарказмом рисует Булгаков своего героя! Писатель как бы пророчески предостерегает, что именно такие трусливые негодяи шариковы, получив власть над людьми, станут опаснее и во много раз страшнее любого самого опасного и жестокого зверя.

К счастью, профессор понял свою ошибку и сумел сделать обратный ход — превратить Шарикова опять в собаку. Но грозное предостережение останется в его памяти на всю оставшуюся жизнь.

Фантастика в повести «Собачье сердце» важна не сама по себе: она помогает Булгакову ярче, острее показать те явления, которые он, как и профессор Преображенский, не принимая в новой действительности. Едкая сатира писателя — это то оружие, которым он сражался со швондерами и шарйковами, и талант писателя делал это оружие особенно опасным.

Ссылка на основную публикацию
×
×