«А в наши дни и воздух пахнет смертью…» (пророческий характер лирики Б. Л. Пастернака, М. И. Цветаевой, А. А. Ахматовой): сочинение

«А в наши дни и воздух пахнет смертью. » (пророческий характер лирики Б. Л. Пастернака, М. И. Цветаевой, А. А. Ахматовой)

Скачать сочинение

“А в наши дни и воздух пахнет смертью. ” — строки из четверостишия, принадлежащего к циклу “Разрыв”:

Яне держу. Иди, благотвори.
Ступай к другим. Уже написан Вертер
А в наши дни и воздух пахнет смертью:
Открыть окно, что жилы отворить.

Стихотворение это и весь цикл посвящены извечной теме любви, терзающей всех поэтов. Однако строки о воздухе, в котором витает смерть, стали для Б. Л. Пастернака, как и для многих талантливых людей того времени, ужасной реальностью. Забвение, гибель, уничтожение грозили всем, кто осмеливался искренне выражать свои мысли. А мысли гениальных людей, согласно какой-то роковой закономерности, всегда оказываются крамолой в глазах государства. Этот закон кажется непреложным для России. Стоит вспомнить крупнейших русских поэтов А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова. В Советском государстве гонения на талантливых людей приняли устрашающий размах, и можно, не боясь ошибиться, утверждать, что было загублено немало одаренных людей, творения которых никогда не увидят свет.
Пастернак, Ахматова, Цветаева писали в сложные для России времена. Здесь уместно говорить именно о России, а не о СССР, потому что для всех мыслящих людей того времени Родиной была Россия, как для Пушкина и Лермонтова. Те, кто сейчас считаются классиками русской литературы XX века, были в тридцатые годы практически преданы анафеме. А ведь они были лучшими представителями интеллигенции — остро чувствующими, стойкими в сопротивлении насилию над словом и одновременно впечатлительными и ранимыми. В те времена воздух для них в буквальном смысле “пах смертью”. Это были времена, когда многократно печатались и переиздавались люди, имена которых ныне забыты, люди, приближенные к власти. Те же, кто обладал бесспорным дарованием, в лучшем случае считались третьесортными литераторами, по недосмотру попавшими в советскую литературу.
Вчитываясь в лирику Бориса Пастернака, нельзя усмотреть “крамольных” мыслей, выпадов против существующей власти. Это вообще очень мягкий поэт, его больше влекут природа, мироздание, любовь, мысль о творчестве. Пророческие мотивы у Пастернака? Скорее, можно говорить о правде жизни, она — основа его творчества. Он не пророчил, он просто говорил о важных для каждого чувствующего человека вещах.
Иногда такой разговор касался будущего. Например, он видит “. как ты ползешь и как дымишься, / Встаешь и строишься, Москва”. При построении фразы употребляется настоящее время, но в какой-то мере это прозрение будущего.
Есть у Пастернака стихи, в которых явственно чувствуется поступь времени:

Иль я не знаю, что, в потемки тычась,
Вовек не вышла б к свету темнота,
И я — урод, и счастье сотен тысяч
Не ближе мне пустого счастья ста?

Но такие стихи, где ясно бы проступал XX век, — редкость для Пастернака. Чаще у него звучат вечные, неисчерпаемые темы. Тем не менее и этот поэт подвергался гонениям и намеренно игнорировался государством, хотя в его прозе также нельзя усмотреть явных выпадов против СССР.
У Цветаевой много горьких, отчаянных стихов. Она тоже была жертвой режима, тоталитарного государства. Она провела годы в вынужденной эмиграции, и стихи тех лет пронизаны тоской по Родине, но не по той страшной стране, какой она сделалась, а по той тихой, березовой России, какой была всегда. Новую Россию, а точнее тех, кто ею сейчас правит, Цветаева ненавидит:

С жиру лопающиеся: жир — их “лоск”,
Что не только что масло едят, а мозг
Наш — в поэмах, в сонатах, в сводах:
Людоеды в парижских модах!

Цветаева как губка впитала в себя всю боль того времени. Сколько литераторов было загублено режимом, сколько из них оказалось в эмиграции, сколько находилось в вынужденной изоляции на собственной Родине, сколько покончило с собой! Среди последних — сама Цветаева. Она испила всю чашу до дна: была в эмиграции, пережила гибель близких людей, ушла из жизни, не видя больше возможности жить, после смерти ее творчество замалчивалось и лишь недавно стало известно широкому кругу читателей. Она в полной мере разделила с Родиной ее трагическую судьбу. Но, пожалуй, глубже и Пастернака, и Цветаевой почувствовала “дыхание смерти” Анна Ахматова. Об этом — многие стихи и самое значительное ее творение — “Реквием”. Поэма не надуманная, не являющаяся плодом воображения талантливой женщины, но пережитая, выстраданная. Скорбь Ахматовой, ее мужество, ее гордость породили огромный творческий взлет, и она создала произведение, которое вобрало в себя не только ее собственное, но страдание целого народа. Уже две первые поэтические строки оказывают поразительное по силе эмоциональное воздействие. Достаточно их прочесть — и уже страшно:

Перед этим горем гнутся горы,
Не течет великая река.

Горе — сильнее, чем силы природы. Как еще сильнее, еще точнее было выразить его? Ахматова нашла нужные слова и высказала то, чего не умел и не решался высказать никто. “Реквием” стал важнейшим событием в литературе тридцатых годов, в той литературе, которая была задавлена и обречена на молчание, но продолжала существовать наперекор террору и гибели.
Пастернак, Цветаева, Ахматова, Булгаков, Бунин, Мандельштам — имена, которые мы сейчас произносим громко и без всякого страха; имена, некоторые из которых лишь недавно появились на обложках книг; имена, которые рождались в то время, когда “воздух пах смертью”. Если бы не решимость людей, носящих эти имена, мы, возможно, никогда не узнали бы правду о том страшном времени тотального террора и совершенно точно лишились бы той части нашей литературы, которая сейчас кажется такой естественной и носит название “поэзия серебряного века”. Если произведения этих авторов пережили столь страшные времена, то можно с уверенностью сказать, что они сохранятся в нашей — и в мировой — литературе на долгие века.

2878 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

«А в наши дни и воздух пахнет смертью. » (пророческий характер лирики Б. Л. Пастернака, М. И. Цветаевой, А. А. Ахматовой)

“А в наши дни и воздух пахнет смертью. ” — строки из четверостишия, принадлежащего к циклу “Разрыв”:

Яне держу. Иди, благотвори.
Ступай к другим. Уже написан Вертер
А в наши дни и воздух пахнет смертью:
Открыть окно, что жилы отворить.

Стихотворение это и весь цикл посвящены извечной теме любви, терзающей всех поэтов. Однако строки о воздухе, в котором витает смерть, стали для Б. Л. Пастернака, как и для многих талантливых людей того времени, ужасной реальностью. Забвение, гибель, уничтожение грозили всем, кто осмеливался искренне выражать свои мысли. А мысли гениальных людей, согласно какой-то роковой закономерности, всегда оказываются крамолой в глазах государства. Этот закон кажется непреложным для России. Стоит вспомнить крупнейших русских поэтов А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова. В Советском государстве гонения на талантливых людей приняли устрашающий размах, и можно, не боясь ошибиться, утверждать, что было загублено немало одаренных людей, творения которых никогда не увидят свет.
Пастернак, Ахматова, Цветаева писали в сложные для России времена. Здесь уместно говорить именно о России, а не о СССР, потому что для всех мыслящих людей того времени Родиной была Россия, как для Пушкина и Лермонтова. Те, кто сейчас считаются классиками русской литературы XX века, были в тридцатые годы практически преданы анафеме. А ведь они были лучшими представителями интеллигенции — остро чувствующими, стойкими в сопротивлении насилию над словом и одновременно впечатлительными и ранимыми. В те времена воздух для них в буквальном смысле “пах смертью”. Это были времена, когда многократно печатались и переиздавались люди, имена которых ныне забыты, люди, приближенные к власти. Те же, кто обладал бесспорным дарованием, в лучшем случае считались третьесортными литераторами, по недосмотру попавшими в советскую литературу.
Вчитываясь в лирику Бориса Пастернака, нельзя усмотреть “крамольных” мыслей, выпадов против существующей власти. Это вообще очень мягкий поэт, его больше влекут природа, мироздание, любовь, мысль о творчестве. Пророческие мотивы у Пастернака? Скорее, можно говорить о правде жизни, она — основа его творчества. Он не пророчил, он просто говорил о важных для каждого чувствующего человека вещах.
Иногда такой разговор касался будущего. Например, он видит “. как ты ползешь и как дымишься, / Встаешь и строишься, Москва”. При построении фразы употребляется настоящее время, но в какой-то мере это прозрение будущего.
Есть у Пастернака стихи, в которых явственно чувствуется поступь времени:

Иль я не знаю, что, в потемки тычась,
Вовек не вышла б к свету темнота,
И я — урод, и счастье сотен тысяч
Не ближе мне пустого счастья ста?

Но такие стихи, где ясно бы проступал XX век, — редкость для Пастернака. Чаще у него звучат вечные, неисчерпаемые темы. Тем не менее и этот поэт подвергался гонениям и намеренно игнорировался государством, хотя в его прозе также нельзя усмотреть явных выпадов против СССР.
У Цветаевой много горьких, отчаянных стихов. Она тоже была жертвой режима, тоталитарного государства. Она провела годы в вынужденной эмиграции, и стихи тех лет пронизаны тоской по Родине, но не по той страшной стране, какой она сделалась, а по той тихой, березовой России, какой была всегда. Новую Россию, а точнее тех, кто ею сейчас правит, Цветаева ненавидит:

Читайте также:  «Она (Ахматова) смотрела на мир сначала через призму сердца, потом через призму живой истории» (И.Бродский): сочинение

С жиру лопающиеся: жир — их “лоск”,
Что не только что масло едят, а мозг
Наш — в поэмах, в сонатах, в сводах:
Людоеды в парижских модах!

Цветаева как губка впитала в себя всю боль того времени. Сколько литераторов было загублено режимом, сколько из них оказалось в эмиграции, сколько находилось в вынужденной изоляции на собственной Родине, сколько покончило с собой! Среди последних — сама Цветаева. Она испила всю чашу до дна: была в эмиграции, пережила гибель близких людей, ушла из жизни, не видя больше возможности жить, после смерти ее творчество замалчивалось и лишь недавно стало известно широкому кругу читателей. Она в полной мере разделила с Родиной ее трагическую судьбу. Но, пожалуй, глубже и Пастернака, и Цветаевой почувствовала “дыхание смерти” Анна Ахматова. Об этом — многие стихи и самое значительное ее творение — “Реквием”. Поэма не надуманная, не являющаяся плодом воображения талантливой женщины, но пережитая, выстраданная. Скорбь Ахматовой, ее мужество, ее гордость породили огромный творческий взлет, и она создала произведение, которое вобрало в себя не только ее собственное, но страдание целого народа. Уже две первые поэтические строки оказывают поразительное по силе эмоциональное воздействие. Достаточно их прочесть — и уже страшно:

Перед этим горем гнутся горы,
Не течет великая река.

Горе — сильнее, чем силы природы. Как еще сильнее, еще точнее было выразить его? Ахматова нашла нужные слова и высказала то, чего не умел и не решался высказать никто. “Реквием” стал важнейшим событием в литературе тридцатых годов, в той литературе, которая была задавлена и обречена на молчание, но продолжала существовать наперекор террору и гибели.
Пастернак, Цветаева, Ахматова, Булгаков, Бунин, Мандельштам — имена, которые мы сейчас произносим громко и без всякого страха; имена, некоторые из которых лишь недавно появились на обложках книг; имена, которые рождались в то время, когда “воздух пах смертью”. Если бы не решимость людей, носящих эти имена, мы, возможно, никогда не узнали бы правду о том страшном времени тотального террора и совершенно точно лишились бы той части нашей литературы, которая сейчас кажется такой естественной и носит название “поэзия серебряного века”. Если произведения этих авторов пережили столь страшные времена, то можно с уверенностью сказать, что они сохранятся в нашей — и в мировой — литературе на долгие века.

«А в наши дни и воздух пахнет смертью…» (пророческий характер лирики Б. Л. Пастернака, М. И. Цветаевой, А. А. Ахматовой)

«А в наши дни и воздух пахнет смертью…» — строки из четверостишия, принадлежащего к циклу «Разрыв»:
Яне держу. Иди, благотвори.
Ступай к другим. Уже написан Вертер
А в наши дни и воздух пахнет смертью:
Открыть окно, что жилы отворить.
Стихотворение это и весь цикл посвящены извечной теме любви, терзающей всех поэтов. Однако строки о воздухе, в котором витает смерть, стали для Б. Л. Пастернака, как и для многих талантливых людей того времени, ужасной реальностью. Забвение, гибель, уничтожение грозили всем, кто осмеливался

Похожие сочинения:

Философские мотивы лирики Б. ПастернакаБорис Леонидович Пастернак — поэт для думающего читателя. Я бы сказал — для читателя с думающим сердцем. Он, как известно.

Лирика Ахматовой, Пастернака, Твардовского (сравнительная характеристика)Когда мы читаем про судьбы А. Ахматовой, Б. Пастернака, А. Твардовского, мы замечаем, что у всех этих людей была в.

Пушкинская тема в творчестве А. Ахматовой и М. ЦветаевойИмя А. С. Пушкина — главный авторитет в русской и, пожалуй, мировой поэзии. Бесспорно, что Пушкин «основал» русскую литератору и.

Основные мотивы лирики Б. ПастернакаИмя Б. Пастернака стоит в ряду величайших художников слова 20 столетия. Его перу принадлежат как многие стихотворные шедевры, так и.

Сравнительный анализ стихотворений «Три осени» Ахматовой и «Золотая осень» ПастернакаРусская осень — совершенно особенная, волшебная пора, вдохновляющая поэтов на создание лирических шедевров. Это время творческого подъема, полета мысли и.

Художественное своеобразие лирики Б. ПастернакаЯ б разбивал стихи, как сад. Б. Пастернак В ряду великих художественных открытий русской литературы XX века поэтическая система Бориса.

Художественное своеобразие лирики Б. Л. ПастернакаЛирика Пастернака тоскует по эпосу. Она тоскует по обыденности, по прозаизмам. Пастернак словно ищет возможности в лирике открыться времени. Она.

Женская лирика (Сочинение по творчеству А. Ахматовой и М. Цветаевой)Начало 20 века в русской литературы немыслимы без имен Анны Ахматовой и Марины Цветаевой. Своим творчеством эти женщины-поэты не только.

Своеобразие лирики Б. ПастернакаБорис Леонидович Пастернак — один из крупнейших поэтов, внесший незаменимый вклад в русскую поэзию советской. эпохи и мировую поэзию XX.

Поэзия Серебряного века (на примере лирики М. Цветаевой)Имя твое — птица в руке, Имя твое — льдинка на языке. Одно-единственное движенье губ. Имя твое — пять букв.

Основные мотивы лирики М. ЦветаевойЖизнь посылает некоторым поэтам такую судьбу, которая с первых же шагов сознательного бытия ставит их в самые благоприятные условия для.

Мотивы лирики М. ЦветаевойЖизнь посылает некоторым поэтам такую судьбу, которая с первых же шагов сознательного бытия ставит их в самые благоприятные условия для.

Мотивы и образы лирики одного из поэтов Серебряного века (по творчеству Марины Цветаевой)Над кабаком, где грехи, гроши, Кровь, вероломство, дыры — Встань, Триединство моей души, — Лилия — Лебедь — Лира! М.

Основные темы и идеи лирики А. А. АхматовойКакие ассоциации приходят на ум при упоминании имени Анны Андреевны Ахматовой? Любовь, страстная и трагичная, спасительной звездой прошедшая вместе с.

Философские мотивы лирики А. А. АхматовойТрудным и сложным был путь Анны Андреевны Ахматовой. Самосознание Серебряного века, отраженное в ее творчестве, несло в себе ощущение катастрофизма.

Любимые страницы любовной лирики А. АхматовойСколько строк посвящено любви? Их не пересчитать. Каждое новое стихотворение о любви — еще одна попытка человека найти истоки этого.

Я люблю Пушкина Цветаевой (цикл М. Цветаевой «Стихи Пушкину»)Пушкиным не бейте! Ибо бьют вас — им! М. Цветаева Марину Цветаеву я считаю принцессой русской поэзии. Она так самоотреченно.

Загадка популярности любовной лирики Анны АхматовойЕсли спросить человека, знакомого с лирикой А. А. Ахматовой лишь поверхностно, что бы он назвал основной темой стихов поэта, он.

Тема творчества у Есенина, Блока, Маяковского, Ахматовой и ПастернакаПоэзия XX века значительно отличалась от поэзии XIX века. В XX веке сформировались различные литературно-художественные направления (символизм, акмеизм, футуризм, имажинизм).

Мое отношение к лирике ПастернакаОн награжден каким-то вечным детством, Той щедростью и зоркостью светил, И вся земля была его наследство, А он ее со.

«Романность» лирики Анны АхматовойПоэзия Анны Ахматовой периода ее первых книг («Вечер», «Четки», «Белая стая») — почти исключительно любовная лирика. Ее новаторство как художника.

«Я научилась просто мудро жить…» (философские мотивы лирики А. А. Ахматовой)Философские мотивы в лирике Анны Ахматовой впервые начали звучать еще в раннем периоде творчества. Хотя, тогда это были лишь отдельные.

Тема любви в лирике М. И. ЦветаевойПочему так мало в литературе поэтесс? Потому, что женщины не умеют писать стихи? Или потому, что у них недостаточно тщеславия.

Особенности любовной лирики А. А. АхматовойТалант А. Ахматовой ярко проявился в ее любовной лирике. Впоследствии критики отмечали, что любовные драмы, развертывающиеся в ее стихах, происходят.

Идешь, на меня похожий…» (по творчеству М. Цветаевой)Марина Ивановна Цветаева — поэт своеобразный, талантливый и непосредственный. Ее стихи наполнены воздухом, светом, безграничным простором. Будучи неординарной личностью, Цветаева.

Тема и мотивы поэзии Б. Пастернака («Февраль. Достать чернил и плакать…», «На ранних поездах», «Лето в городе», «Гамлет», «Зимняя ночь»)Поэзия Бориса Пастернака представляет собой явление, совершенно новое в русской литературе вообще и в литературе Серебряного века в частности. Сам.

Поэтический мир Б. Л. Пастернака (рецензия)Пастернак — присутствие Бога в нашей жизни. А. Вознесенский Я полагаю, что высказывание Андрея Вознесенского о Пастернаке надо понимать как.

Язык поэзии (по творчеству Б. Л. Пастернака)Когда за лиры лабиринт Поэты взор вперят, Налево развернется Инд, Правей пойдет Евфрат. Б. Пастернак Борис Леонидович Пастернак прожил длинную.

Читайте также:  Поэт и поэзия в лирике А. Ахматовой: сочинение

Пейзаж в лирике Б. ПастернакаВ стихи б я внес дыханье роз, Дыханье мяты, Луга, осоку, сенокос, Грозы раскаты. Б. Пастернак Пейзаж — неизменная часть.

«А в наши дни и воздух пахнет смертью. » (пророческий характер лирики Б. Л. Пастернака, М. И. Цветаевой, А. А. Ахматовой)

“А в наши дни и воздух пахнет смертью. ” — строки из четверостишия, принадлежащего к циклу “Разрыв”:

Яне держу. Иди, благотвори.
Ступай к другим. Уже написан Вертер
А в наши дни и воздух пахнет смертью:
Открыть окно, что жилы отворить.

Стихотворение это и весь цикл посвящены извечной теме любви, терзающей всех поэтов. Однако строки о воздухе, в котором витает смерть, стали для Б. Л. Пастернака, как и для многих талантливых людей того времени, ужасной реальностью. Забвение, гибель, уничтожение грозили всем, кто осмеливался искренне выражать свои мысли. А мысли гениальных людей, согласно какой-то роковой закономерности, всегда оказываются крамолой в глазах государства. Этот закон кажется непреложным для России. Стоит вспомнить крупнейших русских поэтов А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова. В Советском государстве гонения на талантливых людей приняли устрашающий размах, и можно, не боясь ошибиться, утверждать, что было загублено немало одаренных людей, творения которых никогда не увидят свет.
Пастернак, Ахматова, Цветаева писали в сложные для России времена. Здесь уместно говорить именно о России, а не о СССР, потому что для всех мыслящих людей того времени Родиной была Россия, как для Пушкина и Лермонтова. Те, кто сейчас считаются классиками русской литературы XX века, были в тридцатые годы практически преданы анафеме. А ведь они были лучшими представителями интеллигенции — остро чувствующими, стойкими в сопротивлении насилию над словом и одновременно впечатлительными и ранимыми. В те времена воздух для них в буквальном смысле “пах смертью”. Это были времена, когда многократно печатались и переиздавались люди, имена которых ныне забыты, люди, приближенные к власти. Те же, кто обладал бесспорным дарованием, в лучшем случае считались третьесортными литераторами, по недосмотру попавшими в советскую литературу.
Вчитываясь в лирику Бориса Пастернака, нельзя усмотреть “крамольных” мыслей, выпадов против существующей власти. Это вообще очень мягкий поэт, его больше влекут природа, мироздание, любовь, мысль о творчестве. Пророческие мотивы у Пастернака? Скорее, можно говорить о правде жизни, она — основа его творчества. Он не пророчил, он просто говорил о важных для каждого чувствующего человека вещах.
Иногда такой разговор касался будущего. Например, он видит “… как ты ползешь и как дымишься, / Встаешь и строишься, Москва”. При построении фразы употребляется настоящее время, но в какой-то мере это прозрение будущего.
Есть у Пастернака стихи, в которых явственно чувствуется поступь времени:

Иль я не знаю, что, в потемки тычась,
Вовек не вышла б к свету темнота,
И я — урод, и счастье сотен тысяч
Не ближе мне пустого счастья ста?

Но такие стихи, где ясно бы проступал XX век, — редкость для Пастернака. Чаще у него звучат вечные, неисчерпаемые темы. Тем не менее и этот поэт подвергался гонениям и намеренно игнорировался государством, хотя в его прозе также нельзя усмотреть явных выпадов против СССР.
У Цветаевой много горьких, отчаянных стихов. Она тоже была жертвой режима, тоталитарного государства. Она провела годы в вынужденной эмиграции, и стихи тех лет пронизаны тоской по Родине, но не по той страшной стране, какой она сделалась, а по той тихой, березовой России, какой была всегда. Новую Россию, а точнее тех, кто ею сейчас правит, Цветаева ненавидит:

С жиру лопающиеся: жир — их “лоск”,
Что не только что масло едят, а мозг
Наш — в поэмах, в сонатах, в сводах:
Людоеды в парижских модах!

Цветаева как губка впитала в себя всю боль того времени. Сколько литераторов было загублено режимом, сколько из них оказалось в эмиграции, сколько находилось в вынужденной изоляции на собственной Родине, сколько покончило с собой! Среди последних — сама Цветаева. Она испила всю чашу до дна: была в эмиграции, пережила гибель близких людей, ушла из жизни, не видя больше возможности жить, после смерти ее творчество замалчивалось и лишь недавно стало известно широкому кругу читателей. Она в полной мере разделила с Родиной ее трагическую судьбу. Но, пожалуй, глубже и Пастернака, и Цветаевой почувствовала “дыхание смерти” Анна Ахматова. Об этом — многие стихи и самое значительное ее творение — “Реквием”. Поэма не надуманная, не являющаяся плодом воображения талантливой женщины, но пережитая, выстраданная. Скорбь Ахматовой, ее мужество, ее гордость породили огромный творческий взлет, и она создала произведение, которое вобрало в себя не только ее собственное, но страдание целого народа. Уже две первые поэтические строки оказывают поразительное по силе эмоциональное воздействие. Достаточно их прочесть — и уже страшно:

Перед этим горем гнутся горы,
Не течет великая река…

Горе — сильнее, чем силы природы. Как еще сильнее, еще точнее было выразить его? Ахматова нашла нужные слова и высказала то, чего не умел и не решался высказать никто. “Реквием” стал важнейшим событием в литературе тридцатых годов, в той литературе, которая была задавлена и обречена на молчание, но продолжала существовать наперекор террору и гибели.
Пастернак, Цветаева, Ахматова, Булгаков, Бунин, Мандельштам — имена, которые мы сейчас произносим громко и без всякого страха; имена, некоторые из которых лишь недавно появились на обложках книг; имена, которые рождались в то время, когда “воздух пах смертью”. Если бы не решимость людей, носящих эти имена, мы, возможно, никогда не узнали бы правду о том страшном времени тотального террора и совершенно точно лишились бы той части нашей литературы, которая сейчас кажется такой естественной и носит название “поэзия серебряного века”. Если произведения этих авторов пережили столь страшные времена, то можно с уверенностью сказать, что они сохранятся в нашей — и в мировой — литературе на долгие века.

“А в наши дни и воздух пахнет смертью…” (пророческий характер лирики Б. Л. Пастернака, М. И. Цветаевой, А. А. Ахматовой)

“А в наши дни и воздух пахнет смертью…” – строки из четверостишия, принадлежащего к циклу “Разрыв”: Яне держу. Иди, благотвори.

Ступай к другим. Уже написан Вертер А в наши дни и воздух пахнет смертью: Открыть окно, что жилы отворить.

Стихотворение это и весь цикл посвящены извечной теме любви, терзающей всех поэтов. Однако строки о воздухе, в котором витает смерть, стали для Б. Л. Пастернака, как и для многих талантливых людей того времени, ужасной реальностью. Забвение, гибель, уничтожение грозили всем, кто осмеливался искренне выражать свои мысли. А мысли гениальных людей, согласно какой-то роковой закономерности, всегда оказываются крамолой в глазах государства. Этот закон кажется непреложным для России.

Стоит вспомнить крупнейших русских поэтов А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова. В Советском государстве гонения на талантливых людей приняли устрашающий размах, и можно, не боясь ошибиться, утверждать, что было загублено немало одаренных людей, творения которых никогда не увидят свет. Пастернак, Ахматова, Цветаева писали в сложные для России времена. Здесь уместно говорить именно о России, а не о СССР, потому что для всех мыслящих людей того времени Родиной была Россия, как для Пушкина и Лермонтова.

Те, кто сейчас считаются классиками русской литературы XX века, были в тридцатые годы практически преданы анафеме. А ведь они были лучшими представителями интеллигенции – остро чувствующими, стойкими в сопротивлении насилию над словом и одновременно впечатлительными и ранимыми. В те времена воздух для них в буквальном смысле “пах смертью”.

Это были времена, когда многократно печатались и переиздавались люди, имена которых ныне забыты, люди, приближенные к власти. Те же, кто обладал бесспорным дарованием, в лучшем случае считались третьесортными литераторами, по недосмотру попавшими в советскую литературу. Вчитываясь в лирику Бориса Пастернака, нельзя усмотреть “крамольных” мыслей, выпадов против существующей власти. Это вообще очень мягкий поэт, его больше влекут природа, мироздание, любовь, мысль о творчестве.

Пророческие мотивы у Пастернака? Скорее, можно говорить о правде жизни, она – основа его творчества. Он не пророчил, он просто говорил о важных для каждого чувствующего человека вещах.

Иногда такой разговор касался будущего. Например, он видит “…как ты ползешь и как дымишься, / Встаешь и строишься, Москва”. При построении фразы употребляется настоящее время, но в какой-то мере это прозрение будущего.

Есть у Пастернака стихи, в которых явственно чувствуется поступь времени: Иль я не знаю, что, в потемки тычась, Вовек не вышла б к свету темнота, И я – урод, и счастье сотен тысяч

Не ближе мне пустого счастья ста? Но такие стихи, где ясно бы проступал XX век, – редкость для Пастернака. Чаще у него звучат вечные, неисчерпаемые темы.

Читайте также:  Поэзия одна великолепная цитата (по лирике А. Ахматовой): сочинение

Тем не менее и этот поэт подвергался гонениям и намеренно игнорировался государством, хотя в его прозе также нельзя усмотреть явных выпадов против СССР. У Цветаевой много горьких, отчаянных стихов. Она тоже была жертвой режима, тоталитарного государства.

Она провела годы в вынужденной эмиграции, и стихи тех лет пронизаны тоской по Родине, но не по той страшной стране, какой она сделалась, а по той тихой, березовой России, какой была всегда. Новую Россию, а точнее тех, кто ею сейчас правит, Цветаева ненавидит: С жиру лопающиеся: жир – их “лоск”, Что не только что масло едят, а мозг

Наш – в поэмах, в сонатах, в сводах: Людоеды в парижских модах! Цветаева как губка впитала в себя всю боль того времени.

Сколько литераторов было загублено режимом, сколько из них оказалось в эмиграции, сколько находилось в вынужденной изоляции на собственной Родине, сколько покончило с собой! Среди последних – сама Цветаева. Она испила всю чашу до дна: была в эмиграции, пережила гибель близких людей, ушла из жизни, не видя больше возможности жить, после смерти ее творчество замалчивалось и лишь недавно стало известно широкому кругу читателей. Она в полной мере разделила с Родиной ее трагическую судьбу. Но, пожалуй, глубже и Пастернака, и Цветаевой почувствовала “дыхание смерти” Анна Ахматова.

Об этом – многие стихи и самое значительное ее творение – “Реквием”. Поэма не надуманная, не являющаяся плодом воображения талантливой женщины, но пережитая, выстраданная. Скорбь Ахматовой, ее мужество, ее гордость породили огромный творческий взлет, и она создала произведение, которое вобрало в себя не только ее собственное, но страдание целого народа. Уже две первые поэтические строки оказывают поразительное по силе эмоциональное воздействие.

Достаточно их прочесть – и уже страшно: Перед этим горем гнутся горы, Не течет великая река… Горе – сильнее, чем силы природы. Как еще сильнее, еще точнее было выразить его?

Ахматова нашла нужные слова и высказала то, чего не умел и не решался высказать никто. “Реквием” стал важнейшим событием в литературе тридцатых годов, в той литературе, которая была задавлена и обречена на молчание, но продолжала существовать наперекор террору и гибели. Пастернак, Цветаева, Ахматова, Булгаков, Бунин, Мандельштам – имена, которые мы сейчас произносим громко и без всякого страха; имена, некоторые из которых лишь недавно появились на обложках книг; имена, которые рождались в то время, когда “воздух пах смертью”. Если бы не решимость людей, носящих эти имена, мы, возможно, никогда не узнали бы правду о том страшном времени тотального террора и совершенно точно лишились бы той части нашей литературы, которая сейчас кажется такой естественной и носит название “поэзия серебряного века”.

Если произведения этих авторов пережили столь страшные времена, то можно с уверенностью сказать, что они сохранятся в нашей – и в мировой – литературе на долгие века.

«А в наши дни и воздух пахнет смертью…» (пророческий характер лирики Б. Л. Пастернака, М. И. Цветаевой, А. А. Ахматовой): сочинение

Сочинения по произведениям :

Сочинения по произведениям авторов:

Сочинение 9 класс. А в наши дни и воздух пахнет смертью. » (Пророческий характер лирики Б. Пастернака, М. Цветаевой, А. Ахматовой)

«А в наши дни и воздух пахнет смертью. » — строки из четверостишия Б. Пастернака, принадлежащего к циклу «Разрыв»:
Я не держу. Иди, благотвори.
Ступай к другим. Уже написан Вертер,
А в наши дни и воздух пахнет смертью:
Открыть окно, что жилы отворить.

Стихотворение это и весь цикл посвящены извечной теме любви, терзающей души всех поэтов. Однако строки о воздухе, в котором витает смерть, стали для Пастернака, как и для многих талантливых людей того времени, ужасной реальностью. Забвение, гибель, уничтожение грозили всем, кто осмеливался искренне выражать свои мысли. А мысли гениальных людей, согласно какой-то роковой закономерности, всегда оказываются крамолой в глазах государства. Стоит вспомнить крупнейших русских поэтов Пушкина и Лермонтова. В Советском государстве гонения на талантливых людей приняли устрашающий размах, и можно, не боясь ошибиться, утверждать, что было загублено немало одаренных людей, творения которых никогда не увидят свет.
Пастернак, Ахматова, Цветаева писали в сложные для России времена. Те, кто сейчас считается классиками русской литературы ХХ века, были в тридцатые годы практически преданы анафеме. А ведь они были лучшими представителями интеллигенции — остро чувствующими, стойкими в сопротивлении насилию над словам, впечатлительными и ранимыми. В те времена воздух для них в буквальном смысле «пах смертью». Это были времена, когда многократно печатались и переиздавались произведения людей, имена которых ныне забыты, людей, приближенных к власти. Те же, кто обладал бесспорным дарованием, в лучшем случае считались третьесортными литераторами, по недосмотру попавшими в советскую литературу.
У Пастернака есть несколько стихотворений, в основном, поздних, где он осмыслил и словно заново пережил ужасающую действительность, которой был свидетелем. Эти размышления вылились в несколько очень горьких и болезненных для автора стихотворений («Нобелевская премия», «Душа», «Смерть поэта», «Борису Пильняку», «Клеветникам»). Боль всей страны сливалась с душевными терзаниями поэта, воплощалась в стихи. Так, в стихотворении «Борису Пильняку» явственно чувствуется не только поступь времени, но и личная трагедия. Смерть друга породила протест против всей социальной системы:

Иль я не знаю, что в потемки тычась,
Вовек не вышла б к свету темнота,
И я — урод, и счастье сотен тысяч
Не ближе мне пустого счастья ста?

Но самое сокровенное стихотворение, порожденное ужасом тоталитарного государства — «Душа», написанная в 1956 году. Начинается оно словами:

Душа моя, печальница
О всех в кругу моем!
Ты стала усыпальницей.
Замученных живьем.

Пастернак пропускает через свое сердце общенародную трагедию. Его душа как будто воплотила души всех людей, загубленных Советским государством. Главное для поэта — невозможность молчать. Оплакивать судьбы ушедших – его святой долг.
У Цветаевой также много горьких, отчаянных стихов. Она, как все без исключения ее современники, была жертвой режима. О тек, кто правил в то время страной рождались гневные строки:
С жиру ляпающиеся: жир — их «лоск»,
Что не только что масло едят, а мозг
Наш — в поэмах, в сонатах, в сводах:
Людоеды в парижских модах!

В ту пору Цветаевой было написано стихотворение — «Поэт и царь». В нем звучат слова:
Кого ж это так — точно воры вора
Пристреленного — выносили?
Изменника? Нет. С проходного двора —
Умнейшего мужа России.

Эти слова, сказанные о похоронах Пушкина, можно было бы распространить на всю советскую действительность. Только страной правил не царь Николай I, а Сталин. И хоронить приходилось не одного поэта, а очень и очень многих. Всех «умнейших мужей» выносили с проходного двора; самых честных, самых умных, самых достойных расстреливали и ссылали в лагеря. Имена стирались из всех списков, кроме расстрельных; произведения уничтожались.
Цветаева как губка впитала в себя всю боль того времени. Она испила всю чашу до дна: была в эмиграции, пережила гибель близких людей, ушла из жизни, не видя больше возможности жить, после смерти ее творчество замалчивалось, и лишь недавно стало известно широкому кругу читателей. Она в полной мере разделила с Родиной ее трагическую судьбу.
Но, пожалуй, глубже и Пастернака, и Цветаевой почувствовала «дыхание смерти» Анна Ахматова. Об этом — многие стихи и самое значительное ее творение – «Реквием». Поэма не надуманная, но пережитая, выстраданная. Скорбь Ахматовой, ее мужество, ее гордость породили огромный творческий взлет, и она создала произведение, которое вобрало в себя не только ее собственное, но страдание целого народа. Уже две первые поэтические строки оказывают поразительное по силе эмоциональное воздействие:

Перед этим горем гнутся горы,
Не течет великая река.

Горе — сильнее, чем силы природы. Как еще точнее было выразить его? Ахматова высказала то, чего не умел и не решался высказать никто. «Реквием» стал важнейшим событием в литературе тридцатых годов, в той литературе, которая была задавлена и обречена на молчание, но продолжала существовать наперекор террору и гибели.
Пастернак, Цветаева, Ахматова, Булгаков, Бунин, Мандельштам – многие из этих имен лишь недавно появились на обложках книг. Они рождались в то время, когда «воздух пах смертью». Если бы не решимость людей, носящих эти имена, мы, возможно, никогда не узнали бы правду о том страшном времени тотального террора, и совершенно точно лишились бы той части нашей литературы, которая сейчас кажется такой естественной и носит название «поэзия серебряного века». Если произведения этих авторов пережили столь страшные времена, то можно с уверенностью сказать, что они сохранятся в нашей и в мировой литературе на долгие века.

Ссылка на основную публикацию
×
×