Какие натуралистические элементы есть в прозе Мопассана и Эмиля Золя: сочинение

Какие натуралистические элементы есть в прозе Мопассана и Эмиля Золя: сочинение

НАТУРАЛИЗМ ВО ФРАНЦУЗСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ. ЭМИЛЬ ЗОЛЯ

1. Течение натурализм, ее характерные черты.

2. Е.Золя – теоретик натурализма в художественной литературе.

3. Тематическое раВНОобразие романов Е.Золя: «Нана», «Чрево Парижа», «Западня».

1. Течение натурализм, ее характерные черты

Во второй половине XIX в. реализм во Франции перерос в натурализм – это литературный стиль, который распространился в Европе и Америке в течение 1870 – 1900 лет. В переводе с латинского означает «природа». Основой теории натурализма стал позитивизм Огюста Конта. Многих манила к позитивизма вера в науку – уважение к действительных фактов. Наука и искусство – едины.

Как и реалисты, натуралисты стремились до полного, достоверного, точного изображения общества, природы и человека, в частности на основе объективности.

Отличие от реализма:

• натурализм слишком прямолинейно выражал свои черты на практике;

• с точки зрения натуралистов вообще не было различий между литературным творчеством и научным познанием;

• натуралисты считали, что писатель должен создать всестороннюю и объективную картину общества так, будто этим занимался историк или социолог. А следовательно произведение искусства натуралистов должен быть «человеческим документом», то есть исчерпывающим описанием того или иного общественного явления.

• Судьба героев, их психология выводились из трех принципов:

1. наследственности – судьба героя, его поступки полностью зависели от того, что заложено в генах;

2. среды – человек сам по себе ничего не решала; натуралисты считали человека рабом среды, в котором она сформировалась;

3. исторической эпохи – на человека влиял время, в котором она жила.

Появление натурализма сопровождалась шквалом критики, поскольку натуралисты все больше углублялись в непоетичну действительность. В то же время он повлиял на развитие мировой литературы:

• своеобраВНОе продолжение реалистических традиций, начало влияния на писателей – реалистов XX в.;

• натурализм – это основа для будущих писателей – модернистов.

Натуралисты заставили еще раз пересмотреть «проблему табу» в литературе.

Они еще больше расширили круг тем, которые позволяли описывать в книгах, называли себя первооткрывателями нового вида искусства, связанного лишь с фактом. Если все предыдущее искусство, по их мнению, служило красоте, то новое служило истине. Поэтому натуралисты выступали против любых вольностей художника, против отбора жизненного материала, против существования запретных тем для искусства. Добродетель и порок одинаково важны были для художника. Поэтому писатель должен отображать природу такой, какой она была, без каких-либо украшений.

Представители натурализма интересовались различными психическими и социальными отклонениями, имели общие черты с декадентами, разрабатывали импрессионистический стиль.

Зачинателем натуралистической школы считали Е. Золя – продолжателя дела, которое начал Бальзак. Золя считал Бальзака своим духовным отцом.

Е. Золя был не только художником, но и теоретиком натуралистической школы. Как теоретик натурализма он выступил в 70-х годах на страницах «Вестника Европы». Его труды «Романисты – натуралисты» и «Экспериментальный роман» – главный материал для создания теории.

Положения теории натурализма Э. Золя:

– Писатель – не фотограф. Романист не ограничивался накоплением фактов и точным их отражением, он видел, понимал, творил, пытался изменять природу, но при этом не выходил за ее пределы; он постепенно пришел к абсолютному познанию.

– Натурализм – материализм. Наука установила, что духовная жизнь – элемент механизма, материя; поэтому приемы исследования духовной жизни и материальной природы должны быть тождественными, а экспериментальный метод должен стать общим как для химии, так и для романа. Своими наблюдениями и опытами романист продолжал работу физиолога. Роман из «области чистых фантазий» изменился романом, основанным на наблюдении и опыте.

– Натурализм и мораль. «Мы, моралисты – экспериментаторы, показываем с помощью опыта, каким образом страсть проявилась в обществе. Когда мы будем знать механизм данной этой страсти, можно будет сделать ее как только возможно безвредной». В этом вклад нравственного назначения произведений натуралиста.

– Натурализм и идеал. Если идеалист – это тот, кто занят поиском идеала, то экспериментатор – тот самый идеалист. Но он не видел ни благородства, ни красоты, ни достоинств, ни нравственности во лжи, в неведении, в заблуждении и т.д.

– Натурализм. Личность писателя и литературная форма. Личность писателя – на втором плане. Он должен забыть о личных чувствах и идеи. Забота о форме и составе также отступили на второй план. По мнению Золя, форме предоставляли преувеличенного значения, а язык – логика, естественная научная построение.

Итак, натурализм – не что иное, как использование экспериментального метода, наблюдения и опыта в литературе.

Недостатки натуралистической теории:

• полное отождествление художественного творчества с наукой;

• отрицание фантазии художника;

• игнорирование личности художника.

Возможно, это и стало причиной быстрого упадка натурализма и нарастанием быстрых успехов символистов.

– натурализм – выражение в истории научных и социальных тенденций;

– художник – создатель практической социологии, решал взаимодействие личности и среды, законы, которые управляли обществом;

– художник – пророк, который в своих предсказаниях опирался на знание природы и человека.

Принципы натурализма Е. Золя:

• отказ художника от оценочных категорий при изображении фактов, полная отрешенность автора, объективизм;

• обращение литераторов к «запретных» тем. Художники – предшественники не писали о патологию, теперь ей было открыто широкую дорогу в роман, пьесу, поэму;

• историю общества рассматривали прежде всего как физиологический процесс и так ее представляли в искусстве.

2. Эмиль Золя – теоретик натурализма в художественной литературе

ЭМИЛЬ ЗОЛЯ (1840-1902) родился 2 апреля 1840 в Париже, в торговом квартале. Отец Золя – итальянец, талантливый инженер, строитель. Мать – француженка. Когда парню было 7 лет, семья переехала в провансальське городок Экс через материальные невзгоды, где прошли детские годы будущего писателя. В местной гимназии Золя получил начальное образование. Когда в 1857 году умерла бабушка, материальное положение семьи стало еще хуже.

В 1858 году Золя уехал в Париж, где он был принят в лицей св. Людовика, при поддержке адвоката Лабо, товарища отца. Так юноша попал в положение бедного студента, который стремился счастья и славы. Он стал замкнутым и угрюмым, ни с кем не дружил. Зато очень много читал. Но попытка завершить образование, сдав экзамены на звание бакалавра, провалилась (провал на филологии). Начались трудности будничной жизни, без постоянной работы. 1862 г. – с большим трудом устроился на постоянную работу упаковщиком на складе книгоиздательства. Золя продолжал писать стихи, поэмы, хотя они были вялы и безличны» (Мопассан).

В эти годы Золя начал писать для газет хронику и литературно-критические статьи. Журналистика способствовала развитию внимания к действительности. Вскоре он покинул издательство и полностью отдался литературной практике.

В 1864 году Эмиль Золя опубликовал сборник рассказов «Сказки Нінон», но ранние романы остались незамеченными. Постепенно увлечение творчеством романтиков (что существенно для ранних произведений) сменилось интересом к творчеству реалистов, в частности Бальзака, Флобера, до натуралистических теорий историка литературы Ипполита Тэна.

Творческое наследие Золя многогранная (несколько сборников рассказов, сборник литературно-критических и публицистических статей, несколько драматических произведений, но первостепенное место занимали романы). В «Терезе Ракен» (1867) и «Мадлен Фера» (1868) писатель создал примеры натуралистического романа.

У художника возник замысел эпопеи, похожей на «Человеческую комедию» Бальзака. Он решил создать «социальную историю одной семьи в период Второй империи», стремясь воплотить в ней положение натурализма. Почти 25 лет он работал над эпопеей «Ругон-Маккари», в которой отображена история французского общества с 1851 по 1871 гг.

Эпопея «Ругон-Маккари» (1871-1843) – дело всей жизни Золя – состояла из 20 романов. Замысел возник в 1868 году. Толчком стало увлечение писателя модной теорией наследственности. Золя задумал рассмотреть 4 поколения одной семьи.

Автор поставил две задачи:

1. «изучить на примере одной семьи вопросы кровной среды»;

2. «изобразить всю Вторую империю, начиная с государственного переворота до наших дней».

Пытаясь выполнить первое задание, он составил генеалогическое дерево семьи Ругон – Макаров, предоставив каждому члену семьи подробную медицинскую характеристику из так называемых наследственных черт.

Романы перенасыщены большим количеством персонажей (общее количество действующих лиц – 1200), которые никогда не имели родственных связей с Ругон-Маккарами, что сделано для более полного охвата действительности.

В расчет взят период, когда II империя развалилась. Ее историю завершили трагическая война и Парижская Коммуна. Постепенно усилилась социальная линия в «Ругон-Маккарах» за счет биологической.

«Ругон-Макары» – сложное и многогранное произведение. В нем візначили ведущие темы, основные линии, хотя они не охватили всего содержания эпопеи:

• изображение жизни буржуазии («Карьера Ругонов», «Добыча», «Чрево Парижа», «Накипь», «Деньги» и др.);

• жизнь народа («Западня», «Жерминаль», «Земля»);

• антиклерикальная тема («Завоевание Плассана», «Проступок аббата Бурый»);

• тема детства, творчества (роман «Творчество»);

• тема наследственности («Человек – зверь», «Доктор Паскаль»),

Одним из лучших романов цикла «Ругон-Маккари», написанных на основе экспериментального метода, стал роман «Жерминаль». В этом произведении Золя проанализировал важнейшую социально-историческое противоречие национальной жизни Франции конца XIX в., что ее сам писатель обозначил как борьбу «труда и капитала». «Жерминаль» – грандиозная фреска, которая состояла из найдетальніших, импрессионистичности по манере описаний шахтерского быта и труда, чередовались с широкими символическими картинами.

Значительное влияние на писателя оказали события франко-прусской войны и Парижской Коммуны (роман «Разгром», поэма «Осада мельницы»). Золя не принял Парижскую Коммуну, хотя кровавый террор версальців вызвал резкое осуждение писателя.

в 1898 году художник написал письмо президенту республики Ф. Фору «Я обвиняю» – свидетельство мужества Золя, правды и справедливости, и ненависти к врагам, милитаристов и клерикалов. Прозаика преследовали. Чтобы предотвратить заключению, он был вынужден на год покинуть Францию.

Творческая и общественная деятельность Золя внезапно оборвалась: он умер в ночь на 29 октября 1902 года в своей парижской квартире от отравления угарным газом при до сих пор невыясненных обстоятельствах. В своей надгробной речи А.Франс Золя назвал «этапом в сознании человечества». В 1908 г. тело писателя было перенесено в Пантеон.

3. Тематическое раВНОобразие романов Е. Золя: «Нана», «Чрево Парижа», «Западня»

Творчество Золя оказала огромное влияние на развитие натурализма и реализма во всем мире. Эмиль Золя начал в литературе философскую концептуальность и публицистичность, он разработал прием монтажа в романе вместо традиционного для классического реалистического романа драматического развития действия. Писатель создал новый тип романа, в центре которого нередко оказался «экономический организм» – рынок в «Чреве Парижа».

Уже в первых романах натуралиста проступала одна из характерных черт его стиля – сочетание детализированного описания с образом-символом, в котором был сконцентрирован главный смысл картины. Такими, скажем, были описания зимнего сада в квартире Саккара («Добыча») и картина центрального рынка в «Чреве Парижа».

В романе «Чрево Парижа» показан путь к власти проходимца и авантюриста вроде Эжена Ругона, изображено то питательную среду, что стало опорой для нового режима – мелкая торговая буржуазия, которая схватила свою долю добычи от милостей империи, все эти «гладкие», самодовольные мещане (семья Кеню).

Но за ярким фасадом Второй империи Золя увидел несчастье и отверженность низших слоев общества, стремительное падение нравственности и ужасающее лицемерие власть имущих. Эти тревожные процессы в общественной жизни Франции он анализировал в романах конца 70-х – нач. 80-х годов («Западня», «Нана»), Роман «Западня» был первым в творчестве Золя большим полотном из народной жизни. Книга сделала писателя скандально известным. Литературные снобы протестовали, много читателей отказались от подписки, и все же за рекордно короткий срок роман выдержал 30 переизданий. Острая реакция определенной части читающей публики объяснялась тем, что в произведении впервые с такой правдивостью показана жизнь французских низов.

В романе речь шла о драме семьи Купо, о ее физическую и моральную деградацию. «От банальности интриги меня может спасти только величие и правдивость изображенных мною картин народной жизни. Поскольку я беру глупую, пошлую и грязную обстановку, я должен предоставить рисунку большей рельефности», – писал Е.Золя о «Ловушку». Таким образом, писатель поставил перед собой сложную задачу: продемонстрировать пригодность для настоящего искусства любого материала, расширить согласно принципов натуралистической эстетики сферу художественного.

Прачка Жервеза и кровельщик Купо, трудолюбивые и простые люди, пытались обустроить свое маленькое счастье, свою скромную семейную жизнь. Но с Купо случился несчастный случай на работе, и это лишило его возможности работать. Он остался без работы и постепенно спился, все чаще наведываясь в кабак под названием «Ловушка».

Своим романом Золя утверждал, что нищий обречен на гибель, что условия жизни и труда неизбежно приводили его к деградации и вымирания. В то же время романист не забывал даты и биологическую мотивацию того, что происходило в романе: крах Купо и Жервези объяснялся не только социальными, но и наследственными факторами (Купо страдал от наследственного алкоголизма).

Эмиль Золя лично подчеркивал «философский связь», который существовал между «Ловушкой» и следующим его романом «Нана». Сделав главной героиней романа куртизанку Нана, усилив физиологический, сексуальный элемент в романе, автор хотел показать «расписание, что идет снизу, ловушку, которой господствующие слои дают возможность свободно распространяться». Образ Наны должен был символизировать всю Вторую империю, ее пышную внешность и разнузданном сущность.

Неоспоримым было влияние Золя на формирование итальянского веризма и творчество Г. Гауптмана, Т. Манна, Дж. Голсуорси, Т. Драйзера, А. Барбюса, Л. Арагона и др.

Вопросы для самоконтроля

• Раскройте, в чем отличие натурализма от реализма.

• Е. Золя – теоретик натурализма. Раскройте положения его теории.

• Кто во французской литературе стал «литературным отцом» Эмиля Золя?

• Что стало толчком к созданию писателем эпопеи «Руго-Маккари»?

• Роман Эмиля Золя стал крупнейшим проявлением теории натурализма?

Натуралистические элементы в прозе Мопассана и Эмиля Золя

Величайшим писателем натурализма и его ведущим теоретиком справедливо считается Эмиль Золя. Главное его произведение — двадцатитомный цикл романов «Ругон-Маккари» с выразительным подзаголовком «Естественная и социальная история одной семьи в эпоху Второй империи», который формулирует генеральную концепцию замысла. Особое место в тогдашней французской литературе занимает Ги де Мопассан — один из известнейших писателей последней трети XIX ст. Собственно, почти весь его творческий задел был создан на протяжении одного десятилетия,

Читайте также:  Становление Зощенко в литературе: сочинение

Эстетичное мировоззрение и принципы поэтики произведений Мопассана вписываются в контекст натурализма. Так, писатель определял человека как существо, которое подчиняется прежде всего биологическим законам. Социальная сфера жизни, на его убеждение, является чем-то побочным и даже не идентичным человеческой природе.

Мопассан признавал, что в человеке заложено два начала — духовное и биологическое, которые по-разному соотносятся в разных индивидуумах, но склонялся к мысли, что подавляющее большинство

Отсюда, собственно, основная тема романов и многочисленных новелл Мопассана, в которых речь идет о силе «естественного нутра», власти грубых и эгоистических инстинктов и их носителей, которые уверенно и комфортно чувствуют в жизни. Завершенным олицетворением людей такого типа есть Жорж Дюруа — главный герой романа «Дорогой друг» — прохиндей и грубый самец, который, бесстыдно используя женщин, часто и грабя их, уверенно продвигается к богатству и вершинам власти. В то время люди духовного сана оказываются у Мопассана страдальцами.

Отсюда и горечь и грусть, которыми определяется тональность многих его произведений, в частности романов «Жизнь», » Монт-Ориоль», многочисленных новелл, иногда целых сборников, а именно «Мисс Гарриет», «Иветта», «Маленькая Рок» и других.

Мопассан считал, что писатель, прежде всего должен «воссоздавать и объяснять природу средствами искусства», прежде всего человеческую природу. При этом он подчеркивал, что людей «нужно изображать такими, которыми они есть» и «интересоваться прежде всего побудительной причиной каждого поступка… и особенно понуждениями, присущий всем людям, их инстинктивными импульсами».

Относительно этого, по мнению Мопассана, люди всех классов и прослоек одинаковы, представители высших классов отличаются лишь тем, что «настоящие причины своих поступков они умеют маскировать условностями, фальшивостью, лицемерием и обманом». Внимание художника было сконцентрировано на том, что свойственно человеческой природе в целом, но оказывается в разных формах, присущих определенным общественным слоям и индивидуумам. В этом и заключалась и «беспощадная, страшная и святая правда», говорить о которой людям Мопассан считал первейшей обязанностью писателя.

Дайджест:

Тургенев «Стихотворения в прозе» Одним из последних произведений стал его знаменитый цикл «Стихотворений в прозе». В этих маленьких по объему и огромных по содержанию произведениях, Тургенев собрал воедино все то, что волновало его, беспокоило. .

Элементы реализма в творчестве Лермонтова Литературный процесс находится в движении, в постоянных изменениях. В нем отмирают какие-то устаревшие моменты и зарождаются новые, предвещающие иные тенденции. Всегда при этом возникают смежные, промежуточные явления, отражающие эти новые. .

Роль Стендаля и Бальзака в мировой и французской прозе XIX века Творчество Стендаля относится к первому этапу в развитии французского критического реализма. Стендаль вносит в литературу боевой дух и героические традиции только что отзвучавшей революции и Просвещения. Связь его с просветителями. .

Проблема нравственной свободы в современной прозе Кто научился думать, того полностью Лишить свободы нельзя. Вл. Дудинцев. Не так уж часто встречаются книги, чтение которых составляет впечатление беседы с мудрыми и понимающими тебя собеседниками. Еще реже попадаются. .

Внешнее оформление сказки «Приключения Сидуана и Медерика» Золя Как Вольтер к своему Эльдорадо и Свифт к стране благородных гуингмов, Золя к «царству счастливых» относится скептически. Принципы «идеального» общества неясны самому рассказчику. Золя подчеркивает только, что там нет ни. .

Образцы сочинений по произведению «Рождественская песня в прозе» Диккенса Вариант №1. Тема сочинения Путешествие скруджа во времени и пространстве. Наверно, в жизни каждого человека наступает время, когда он вынужден осмотреться на свой жизненный путь и задуматься над собственной судьбой. .

Краткое содержание романа Э. Золя «Тереза Ракен» Роман начинается с описания маленькой галантерейной лавки в парижском пассаже, которую содержат Тереза Ракен и ее тетя лет 60-ти — г-жа Ракен. Живут они в этом же здании, на верхних. .

Краткое содержание романа Э. Золя «Нана» Анна Купо по прозвищу Нана, дочь спившейся прачки Жервезы Маккар и покалечившегося рабочего Купо, умерла в Париже в 1870 г. восемнадцати лет от роду от оспы, пережив на несколько дней. .

Тема любви в русской прозе XIX века Любовь способна творить чудеса, полностью изменить их видение жизни. Быть может, это самое сильное чувство, властвующее над разумом человека и способное заставить его по-новому смотреть на мир, воспринимать события с. .

Гулаговская проблематика в прозе Солженицина и Шаламова Воссоздана трагедия, не имевшая аналогов ни в России, ни в мире. В сравнении с дореволюционной тюрьмой оттеняется бесчеловечность тюрьмы советской. «Взрыв атавизма». Причина возникновения и существования ГУЛага — нравственная, умственная. .

Герой-интеллигент в прозе М. А. Булгакова Образ героя-интеллигента типичен для произведений М. А. Булгакова. Профессор Преображенский в повести «Собачье сердце», Алексей Турбин в «Белой гвардии», Мастер в романе «Мастер и Маргарита» — все эти герои обладают. .

Пьеса в стихах и прозе «Перстень Ракшасы» Прославленный знаток искусства политики Чанакья, или Каугилья, сверг в Паталипутре, столице страны Магадхи, последнего царя из династии Нандов и после его убийства возвел на трон своего ученика Чандрагупту Маурью. Однако. .

Пьеса в стихах и прозе Бхавабхути «Малати и Малхава» Бхуривасу, министр царя города Падмавати, и Деварата, министр страны Видарбхи, как только у Бхуривасу родилась дочь Малати, а у Девараты — сын Мадхава, сговорились их обручить. Но царь Падмавати твердо. .

«Тайный» психологизм Тургенева. Стихотворения в прозе Своеобразие и сила тургеневского психологизма заключается в том, что Тургенева более всего привлекали те зыбкие настроения и впечатления, которые, сливаясь, должны вызвать у человека ощущение полноты, насыщенности, радости непосредственного чувства. .

Краткое изложение в прозе: Блок «Балаганчик» На сцене — обыкновенная театральная комната с тремя стенами, окном и дверью. У стола с сосредоточенным видом сидят Мистики обоего пола в сюртуках и модных платьях. У окна сидит Пьеро. .

Образ характер и характеристика Раскольникова по роману Преступление и наказание Достоевский как великий романист, прежде всего, стремился понять смятенную душу своего современника, помочь людям найти путь к идеалу и постичь истину. Он с большим интересом изучал внутренний мир людей, которым. .

Чем мир живой природы привлекателен для писателя? Творчество литераторов тесно связано с темой природы. В произведениях пейзажи отражаются на самобытности, традициях и культуре конкретной местности. Поэты и прозаики показывают природу, как неотъемлемую часть человеческого бытия. Они воспевают. .

«Современные романы»; Гальдоса Удары, нанесенные романами Гальдоса по клерикальной реакции, были меткими. Недаром «традиционалисты» встретили появление их яростными нападками, обвинениями писателя в безнравственности и подрыве общественных устоев. Но Гальдос остался верен своим идеалам. .

Любовь к родной природе в стихотворениях Т. Г. Шевченко Стихи Шевченко — непревзойденный образ пейзажной лирики. Поэзия Т. Г. Шевченко очень эмоциональная, откровенная. Писатель с нескрываемой любовью относится к родному краю. Невозможно не восхищаться пейзажами в стихотворениях, так как. .

Анализ стихотворения Лермонтова «Поцелуями прежде считал…» Стихотворение «Поцелуями прежде считал…» датировано 1832 годом и относится к раннему творчеству Лермонтова. Литературоведы до сих пор не выяснили, кому посвящено произведение. Зачастую называются три девушки, в разное время бывшие. .

Берегите природу на тему природа Берегите природу! С таким призывом очень часто обращаются к школьникам учителя, его можно встретить на страницах многих учебников. Но что могут сделать для защиты природы обычные школьники, ведь они еще. .

Раздумья над творческим наследством В. Полищука Творческие достижения Валерьяна Полищука не отделимы от эпохи, на судьбу которой выпало немало испытаний: Вторая мировая война, революция 1917, гражданская война…В 30-х годах двадцатого столетия его имя было популярным, его. .

Цыбулько 2017 вариант 32 по тексту Распутина «Святое море», «святое озеро», «святая вода» — так называли Байкал Сколько слов уже было сказано и сколько строк написано, посвященных тому, что нашу Землю важно беречь, также как и ее природу! Но все, в итоге, кажется, напрасным. Может быть люди. .

Читая новеллы, повести, пьесы А. Чехова Характерно, что Чехов, как художник и человек работы на благо народа. Он был прекрасным врачом: говорят, литература любит варягов, ведь мы знаем немало замечательных медиков, которые стали мастерами художественного письма. .

Английские неоромантики Английские неоромантики этого периода внесли огромный вклад в развитие приключенческой литературы. Роберт Стивенсон. Его перу принадлежит несколько приключенческих романов для подростков. Самый известный — «Остров сокровищ» . Цикл рассказов «Приключения. .

Проблема доброго и сострадательного отношения к природе по тексту М. М. Пришвина В центре нашего внимания текст Михаила Михайловича Пришвина, русского писателя и публициста, в котором описана проблема доброго и сострадательного отношения к природе. Размышляя над этой проблемой, автор рассказывает читателям историю. .

Образ женщины в лирике Некрасова Новую эпоху в понимании женщины в русской литературе открыл Некрасов. Поэт впервые подошел к этой теме с соци­альной точки зрения. Женщина в его произведениях — это прежде всего крестьянка, чья. .

Сочинение-раздумье по творчеству Г. Гейне и А. Мицкевича на тему «Красотой упивается душа» Играет ли значительную роль природа в жизни человека? Является ли актуальной тема единства природы и человечества? Я считаю, что единство природы и человека нужно рассматривать как отношения всевластной, могущественной стихии. .

На тему: Читая истерические романы Валентина Пикуля Однако самым популярным среди авторов исторических романов в 1970 — 1990-е годы был Валентин Пикуль. Его романами «Пером и шпагой» , «Слово и дело» , «Битва железных канцлеров» , «У. .

Почему Лужина и Свидригайлова называют двойниками Раскольникова по роману Преступление и наказание Герой романа Ф. М. Достоевского Раскольников имел теорию, по которой »люди, по закону природы, разделяются вообще на два разряда : на низший, то есть на материал, служащий единственно для зарождения. .

Анализ стихотворения Бунина «Первый снег» Детские воспоминания Ивана Бунина неразрывно связаны с сельской жизнью. Именно в родовом семейном поместье он научился не только читать и писать, но и полюбил родную природу, которая очень часто давала. .

История возникновения русских народных сказок Итак, сказка — это занимательный устный рассказ, повествующий о невероятной, но поучительной истории. Сказки бывают разные. В одних главными персонажами являются животные. Это — сказки о животных. В других главными. .

В чем состоит мастерство Тютчера как автора миниатюр Миниатюра — произведение малой формы в литературе, в котором концентрированно выражается поэтическая мысль. Для примера возьмем стихотворение «Полдень». В этом стихотворении Тютчев изображает ленивый, благодатный, полуденный пейзаж. Даже сам Пан. .

Про рябину Осенняя красавица в ярком наряде. Летом рябина незаметна. Она сливается с другими деревьями. Зато осенью, когда деревья одеваются в желтые наряды, ее можно заметить издалека. Яркие красные ягоды привлекают внимание. .

Мастерство художественной детали в рассказах И. А. Бунина И. А. Бунин вошел в русскую литературу как писатель-реалист, даже традиционалист. Когда все увлекались новаторством, Бунин оставался верен заветам русской классики. Сам Бунин не любил, когда его относили к какому-либо. .

Буржуазно-демократическая литературная оппозиция Австрии начала ХХ века Буржуазно-демократическая литературная оппозиция также была разобщена. Карл Краус остался Кассандрой Австрии на ниве критики. Его моральное влияние распространялось на всю немецкоязычную языковую область; на родине Крауса само его сатирическое творчество. .

Проблема одаренности. По тексту Я. К. Голованова Существует много мифов, окружающих имя М. В. Ломоносова Общество уважает одаренных людей и завидует им. Кажется, что талантливые личности с легкостью идут по жизни, получая почет и награды. Но так ли все просто? Осознают ли посторонние, сколько приходится. .

Собиратель и издатель русских народных сказок Афанасьев Главный собиратель и издатель русских народных сказок — Александр Николаевич Афанасьев. Он окончил Московский университет, в котором проникся интересом к изучению старины, и прежде всего древнерусского быта. Заинтересовавшись народным бытом. .

Как человек воспринимает окружающую природу? Как человек воспринимает окружающую природу? Вот вопрос, поставленный В. Солоухиным в тексте. Автор, рассуждая над проблемой отношения к природе, устами героя-рассказчика повествует нам о том, как он думал, что деревенская. .

Всегда ли нужно поступать так, как принято в обществе? Всегда ли нужно поступать так, как принято в обществе, а не идти своим путем — вот вопрос, который поднимает М. И. Веллер. Писатель, размышляя над данной проблемой, с некоторой осторожностью. .

Биография значение и роль Эмиля Золя в литературе

В настоящем томе представлены два романа Эмиля Золя: «Тереза Ракен» и «Жерминаль». Первый из них — это первый шаг большого писателя на пути литературного новаторства; второй — вершина его творчества и общепризнанный его шедевр.

Во французской литературе последней трети XIX века Золя, пожалуй, самая заметная фигура. Современник таких выдающихся писателей, как Флобер, Гонкуры, Мопассан, молодой Анатоль Франс, Золя сказал свое неповторимое слово в искусстве и был наиболее читаемым романистом у себя на родине и за ее пределами; в России не было более популярного французского писателя, чем автор «Ругон-Маккаров».

После Бальзака нельзя назвать во Франции художника, который создал бы такую же широкую и беспощадно правдивую картину действительности, как Эмиль Золя. После Виктора Гюго трудно назвать пример такой же благородной и непримиримой гражданской позиции писателя, такой бесстрашной и стойкой защиты идеалов гуманизма и демократии. Влияние личности и деятельности Золя на его поколение было огромно. Над могилой Золя Анатоль Франс определил его как «этап в сознании человечества» и заявил, выражая мнение многих современников, что «по тому размаху, которого достигло его творчество, Золя можно сравнить только с Толстым».

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Мопассан назвал Золя «революционером в литературе», восхищался его «добротным, понятным, могучим языком». Литературное наследие Золя не утратило своего значения и в наши дни, потому что, как выразился один из крупных прогрессивных писателей XX века, Генрих Манн, Золя «не только создавал произведения, но и утверждал истины. Истина стала душой его творчества».

Как личность и писатель Эмиль Золя (1840—1902) принадлежал новому времени. Сын инженера, строителя одной из первых во Франции железных дорог, он ребенком был увезен из Парижа и провел детские и отроческие годы в живописном Провансе, в городке Эксе (впоследствии послужившем моделью для городка Плассана, где развертывается действие многих его романов). Рано лишившись отца, Золя восемнадцатилетним юношей вернулся в Париж без гроша в кармане, но полный решимости завоевать себе место под солнцем. Годы нищенского существования на столичных окраинах, невозможность получить образование в высшей школе, одиночество, унизительные поиски заработка, никчемная служба в парижских доках — все многократно изображенные во французских романах XIX века мытарства молодого талантливого бедняка не сломили волю Идущего писателя. В 1862 году, подучив наконец скромную должность в отделу рекламы крупнейшей книготорговой фирмы Ашхетт, он оказался причастным к литературной жизни Парижа, завязал знакомство с видными писателями и стал пробовать собственное перо. Q этого времени для Золя началась жизнь профессионального литератора, журналиста, потом романиста, полная борьбы и полемики, потому что он прокладывал в искусстве новые пути. Убежденный демократ и республиканец, он вел в прессе борьбу против бонапартистского режима Второй империи, а затем обличал буржуазную реакцию периода Третьей республики. Главным делом его жизни было создание обширного цикла романов «Ругон-Маккары» (1871—1893), за которым последовали еще два цикла «Три города» (1894—1898) и незавершенное «Четвероевангелие» (1900—1902). К концу 1870-х годов Золя получил во Франции признание как романист.

Читайте также:  Опыт легкой комедии Зощенко: сочинение

В 1890-е годы ему принесла славу мужественная борьба в защиту демократии, против объединившихся реакционных сил монархистов, церковников и военщины. Открытое письмо Эмиля Золя президенту Франции по поводу «дела Дрейфуса», опубликованное под заглавием «Я обвиняю!», имело резонанс во всем мире, привело, с одной стороны, к судебному преследованию и травле Золя и завоевало ему уважение всех прогрессивных сил — с другой.

Умер Золя от несчастного случая — отравления угарным газом.

Годы литературного ученичества Золя прошли в русле романтизма. Молодой писатель, резко отрицательно настроенный по отношению к реакционной Второй империи, естественно, искал опоры в мечтах о прекрасном мире любви и справедливости, в гуманистических идеалах, которые он находил у романтиков демократического крыла: у Виктора Гюго — тогда политического изгнанника, у Жорж Санд, а также в низовых, демократических жанрах романтизма, социально-приключенческом газетном «рома- не-фельетоне» (типа романов Эжена Сю и А. Дюма) и мелодраме. В таком духе написаны ранние произведения Золя. Однако его все больше привлекали новые веяния в литературе. В те годы во Франции завершался промышленный переворот, бурно развивались техника, естественные науки, и это, казалось, открывало неожиданную перспективу перед искусством: опираясь на науку, глубже проникнуть в жизнь. Социально-исторический анализ бальзаковского типа теперь представлялся недостаточным. Исходя из философии позитивизма новое искусство стало смотреть на человека как на часть биологического мира, стремилось объяснить его поступки и душевные движения физиологической организации ей, влиянием внешней среды, раздражающей нервы, инстинктами, передающимися из поколения в поколение.

Именно в это время стала складываться литературная теория Золя, получавшая наименование «натурализм», которая поставила его во главе школы и во многом определила характер его зрелого творчества. Пропаганду натурализма Золя считал своей высокой миссией и выполнял ее с большим упорством и темпераментом на протяжении многих лет. Его статьи по этому вопросу были объединены в сборники «Что мне ненавистно», «Экспериментальный роман», «Романисты-натуралисты», «Натурализм в театре» и другие, опубликованные в разные годы. Формированию теории Золя способствовало также личное его общение с выдающимися писателями реалистического направления — Флобером, Гонкурами, И. С. Тургеневым, подолгу жившим тогда в Париже, и близость к молодым художникам-импрессионистам — Полю Сезанну (который был другом детства Золя), Э. Мане, К. Моне, Дега и другим.

Известно, какую большую роль сыграли в жизни Золя его отношения с Россией. Через Тургенева он связался с петербургским журналом «Вестник Европы», где начиная с 1875 года печатались переведенные прямо с рукописи или с корректуры многие его романы и статьи. Часто русские читатели знакомились с новыми произведениями Золя прежде, чем его соотечественники. Впоследствии, в предисловии к «Экспериментальному роману», Золя выразил горячую благодарность «великому народу, благо-склонно пожелавшему принять меня в число своих корреспондентов в ту пору, когда ни одна газета в Париже не печатала моих Статей и не одобряла моих литературных битв. В один из переживаемых мною ужасных дней нужды и упадка духа Россия вернула мне веру в себя, всю мою силу, дав мне трибуну и публику, самую образованную, самую отзывчивую публику».

Натурализм для Золя — это искусство, отражающее объективную действительность, искусство жизненной правды, которую Он отстаивал от всякого рода нереалистических течений, начиная c классицизма и романтизма и кончая декадентством, укреплявшимся в последней четверти XIX века (когда у импрессионистов стали проявляться декадентские черты, Золя порвал с ними). Искусство — по мысли Золя — должно быть поставлено на твердую научную основу; подобно науке, оно должно изучать только факты — ведь реальная действительность дает художнику неисчерпаемый материал и служит неиссякаемым источником вдохновения. Для художника нет запретных сфер, он имеет право вторгаться в любые стороны жизни, даже самые низменные, прежде считавшиеся «неэстетическими». В теории Золя содержится страстный призыв служить истине, вера в творческие силы человека. Но, увлекшись философией позитивизма, он уподоблял человеческое общество неорганическому и животному миру и не различал особых закономерностей общественной жизни. «Те же законы управляют камнем на дороге и мозгом человека», — утверждал он. В теории человек сводился для него к «общему механизму природы», становился рабом своей биологической сущности; например, наследственности и воздействующей на него «внешней среды»; в этом позитивистском понятии не расчленялись природная среда и среда социальная, чье решающее влияние на формирова-ние человеческой личности с такой глубиною исследовал Бальзак. Научный пафос, пронизывающий литературную теорию Золя, терял свою научность при попытках объяснить жизнь общества биологическими законами в эпоху, когда уже были сделаны великие открытия марксизма. Но знаменательно, что лучшее из созданного Золя как художником прорывало его собственную натуралистическую схему и поднималось над ней.

Источники:

    Золя Эмиль Тереза Ракен. Жерминаль.— Мл Правда, 1981.—720 с.

Аннотация: В настоящее издание выдающегося французского писателя Э. Золя (1840—1902) вошли два его наиболее известных произведения: «Тереза Ракен» и «Жерминаль».

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id2694

Понимание человека и среды в романах Золя, Мопассана и Харди

Эмиль Золя (1840-1902) начинал с выражения ненависти и неверия, с противопоставления искусства обществу («мое искусство — отрицание общества»), «идеям», «выдумкам». В середине 60-х годов Золя увлекся позитивистской философией, потребовавшей заменить всякого рода «метафизику», т.е. науку гуманитарную, экспериментальной, лабораторной. Прямой перенос позитивизма в эстетику и литературу стал фундаментом натурализма.

Определение натурализма Золя дал в предисловии к своему первому значительному роману «Тереза Ракен» (1867). Оно сводится к следующему: писатель отождествляется с ученым, цель его «научная»; наука эта экспериментальная, романист подобен врачу, изучающему организм человека; изучается при этом не «душа», а «человек-зверь», «темпераменты, а не характеры», «существо физиологическое»; писатель описывает бесстрастно, «научно», нравственные понятия, идеалы не имеют для него никакого значения. Жанр соответствующего произведения определялся как «медицинский этюд», отнюдь не как роман.

Признаком современного романа Золя считал появление вместо «героев» (какими они были у Бальзака) обыкновенных, рядовых персонажей, не возвышающихся над средой, прикованных к этой среде как следствие к причине. Детерминизм доминировал, человек терял свою автономность и самостоятельность. После Флобера, по словам Золя, восхищавшегося автором «Госпожи Бовари», роман в традиционном понимании себя изжил, уступив место «исследованию», «этюду», «заметкам о жизни», без привычных «выдумок», без интриги и сюжета. Возник уникальный «реалистический натурализм» или же «натуралистический реализм» Эмиля Золя.

В этом уникальном опыте принцип детерминизма стал важным политизирующим, демократизирующим искусство фактором. Коль скоро человек представал продуктом среды, воздействие на среду гарантировало изменение условий жизни человека и даже самого человека. Золя может быть понят только в связи; с этой эпохой, от событий 1870-1871 годов, франко-прусской; войны, революции, Коммуны до дела Дрейфуса — так же как его герои принадлежат историческому моменту от правого переворота 1851 г. до «разгрома», до войны и Коммуны, т.е. эпохе Второй империи.

Воспетая писателем «всеобщая», «животная» жизнь выполняла и определенную социальную функцию альтернативы «свинскому обществу». В романе «Жерминаль» Золя, по его словам, «выдвигает вопрос, который станет наиболее важным в XX веке», а именно «борьба труда и капитала». Эпическая живопись Золя заставляет воспринимать столкновение классов как грозное, величественное и эпохальное явление природы.

Последние романы Золя обращены к будущему, в них закладывается социально-нравственный фундамент нового века, строится здание грядущего — здание утопии.

Ги де Мопассан (1850-1893) повторял, что писатель «лишь наблюдает» и что «факты говорят сами за себя». К такому выводу подводил писателей процесс превращения «Робеспьеров в лавочников», в «антигероев», в «мужчин-проститутрк», наподобие «антигероя» романа Мопассана «Милый друг» (1885). На протяжении творческого пути Мопассана пессимистические настроения писателя приобретали все более углубленную и обостренную форму. Пессимизм Мопассана обусловливался глубоким отвращением писателя-гуманиста к буржуазной действительности и вместе с тем сознанием своего бессилия в борьбе с существующим порядком вещей. Мопассан постоянно показывал, как бесконечно несчастно громадное большинство людей при буржуазном строе, которых угнетают, держат в плену и уродуют «гнусные предрассудки, ложные понятия о чести, более отталкивающие, чем само преступление, целая гора лицемерных чувств, показной благопристойности, возмутительной честности». Изображая окружающую действительность, Мопассан нередко высказывал чисто народную точку зрения, приближался к народной мудрости, и это было его инстинктивной попыткой отыскать себе опору в своей критике современного общества. Но он вовсе не считал, что физиологическое начало в человеке всегда властвует над его интеллектуальным началом. Буржуазный строй безнадежно искалечил человека, наделив его физическим и духовным безобразием, содействуя его умственной деградации, превращению в животное. И если в творчестве Мопассана встречаются одухотворенные, благородные, пленительные образы, диаметрально противоположные людям-животным, то в обстановке буржуазного строя эти положительные герои (обычно героини) постоянно обречены не только на постоянную борьбу с ним, но нередко и на гибель.

Противоречивость воззрений Мопассана пронизывает все его творчество и своеобразно отражается в художественном методе писателя. С одной стороны, Мопассан мечтал быть «сатириком-сокрушителем, свирепым и насмешливым комедиографом, Аристофаном или Рабле». И мы видим, что во многих своих произведениях он приближался к этой мечте, давая резко-оценочное изображение окружающей действительности, открыто выражая свою авторскую точку зрения – то сочувствие происходящему, то ироническое или гневное к нему отношение. Эта манера проявилась в «Милом друге» и некоторых других романах, в ряде новелл, особенно лирических.

С другой стороны, очень многие рассказы Мопассана и его роман «Жизнь» написаны в иной, объективной, внешне безоценочной манере: художник как бы только желает со всей точностью обрисовать жизненное происшествие, со всей тщательностью воспроизвести поступки и поведение своих персонажей, но стоит словно в стороне, воздерживаясь от личных оценок и предоставляя читателям самим сделать нужный вывод.

В соответствии с разделением английского викторианского романа на «старый» и «новый» можно выделить авторов, все еще продолжающих писать в старой викторианской традиции, хотя и с некоторыми поправками на современность. Например, Томаса Харди(1840-1928) с его романами «характеров и среды», серией произведений, начатых в 70-е годы. Романы Харди «Под деревом зеленым» (1872), «Вдали от шумной толпы» (1874), «Возвращение на родину» (1878), «Мэр Кэстербриджа» (1886), «Жители лесов» (1887), «Тэсс из рода д’ Эрбервиллей» (1891), «Джуд Незаметный» (1895) составили серию так называемых уэссекских романов или романов «характеров и среды». Оживив, подобно Скотту, давно забытый регион Англии Уэссекс, Харди акцентирует необходимость связи современного человека со своим прошлым, с корнями. Человеческая природа интересует его больше всего в соотнесенности со средой — понятием, которое включает времена года, традиционные ремесла и занятия. Он не был историческим романистом, но он воскресил исторические события и людей, заставив их жить вне времени, в универсуме, огромном и формализованном, как миф. Харди пессимистично смотрел на прогресс, с тоской глядел вслед уходящей патриархальной Англии, но он не был консерватором и ретроградом. Он видел в человеческой природе мощное интуитивное, подсознательное начало, глубоко связанное с могучими вечными силами природы. Философский пессимизм Харди обусловлен его пониманием несовершенства человеческой натуры, все дальше и дальше отступающей от более совершенной и справедливой природы.

Трагические характеры Харди несут печать лиризма и поэзии, они противопоставлены современному миру в разной степени, отдалены от родной почвы. Случайность, неожиданный ход событий (убийство Алека д’Эрбервилля) делают сюжеты Харди порой недостаточно убедительными, но общий замысел и рисунок поражают самобытностью, а величие концепции, космические размеры трагедии главных персонажей компенсируют недостаток психологизма. Значительность трагических персонажей Харди проистекает от непредсказуемости их действий и поступков, вырванных из обычного эмоционального настроя, поэтическая их наполненность происходит за счет высвечивания исконной примитивно-природной структуры характера.

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим.

Эмиль Золя. Роль описания в натуралистическом романе Дамское счастье (стр. 2 из 6)

Он нисколько не отрицает власти человека над своей судьбой. Постигнув законы природы, поняв систему причин и следствий, человек может покорить природу, т.е. себя. Все изучить, все обнаружить, не смущаясь «грязью», мерзостью действительности, – такова нравственная задача романиста. Золя постоянно говорит об общественной функции своего творчества: нужно овладеть жизнью, чтобы управлять ею. Натурализм Золя выходит далеко за пределы искусства. Это не сумма литературных правил, не поэтика, ограничивающая свои задачи советами «как писать». Натурализм для Золя – мировоззрение, особая позиция по отношению к действительности и особый метод исследования. Среда – тот, кто торгует на рынке, и тот, кто в шахтах добывает уголь, уже самым процессом своего труда предрасположены к различному восприятию мира. Пища, воздух, квартира, одежда, скученность, обеспеченность, праздность и труд действуют на героев Золя с полной отчетливостью.

Читайте также:  «Энциклопедия некультурности» Зощенко: сочинение

Эмиль Золя – один из самых значительных представителей реализма второй половины XIX века — вождь и теоретик так называемого натуралистического движения, Золя стоял в центре литературной жизни Франции последнего тридцатилетия XIX века и был связан с крупнейшими писателями этого времени («Обеды пяти» (1874) — с участием Флобера, Тургенева, Доде и Эдмонда Гонкура, «Меданские вечера» (1880) — знаменитый сборник, включавший произведения самого Золя, Гюисманса, Мопассана и ряда второстепенных натуралистов, как Сеар, Энник и Алексис).

Сын принявшего французское подданство инженера итальянского происхождения (по-итальянски фамилия читается как Дзо́ла), построившего канал в Эксе. Свою литературную деятельность Золя начал как журналист (сотрудничество в «L’Evénement», «Le Figaro», «Le Rappel», «Tribune»); многие из его первых романов — типичные «романы-фельетоны» («Марсельские тайны» — «Les mystères de Marseille», 1867). На всем последующем протяжении своего творческого пути Золя сохраняет связь с публицистикой (сборники статей: «Mes haines», 1866, «Une campagne», 1881, «Nouvelle campagne», 1886). Эти выступления осуществляют активное участие художника в политической жизни его времени.

Политическая биография Золя не богата событиями. Это — биография либерала, выступающего в период капиталистического подъёма. В последний период своей жизни Золя тяготел к социалистическому мировоззрению, не выходя за рамки радикализма.

Как высшая точка политической биографии Золя должно быть отмечено его участие в деле Дрейфуса которое обнажило противоречия Франции 1890-х гг., — знаменитое «J’accuse» («Я обвиняю»), стоившее писателю изгнания в Англию (1898).

Золя скончался в Париже от отравления угарным газом, по официальной версии — из-за неисправности дымохода. Современники подозревали, что это могло быть убийство, но неопровержимых доказательств этой теории найти не удалось. (4)

Первые литературные выступления Золя относятся к 1860-м гг. — «Сказки к Нинон» (Contes à Ninon, 1864), «Исповедь Клода» (LaconfessiondeClaude, 1865), «Завет умершей» (Levœud’unemorte, 1866), «Марсельские тайны».

Стремительно молодой Золя подходит к своим основным произведениям, к центральному узлу своей творческой деятельности — двадцатитомной серии «Ругон-Маккары» (Les Rougon-Macquarts). Уже роман «Тереза Ракен» (Thérèse Raquin, 1867) заключал в себе основные элементы содержания грандиозной «Естественной и социальной истории одного семейства в эпоху Второй империи».

Золя тратит очень много усилий, чтобы показать, как законы наследственности сказываются на отдельных членах семьи Ругон-Маккаров. Вся огромная эпопея связана тщательно разработанным планом, опирающимся на принцип наследственности — во всех романах серии выступают члены одной семьи, настолько широко разветвленной, что отростки ее проникают как в самые высокие слои Франции, так и в глубочайшие её низы.

Последний роман серии включает родословное древо Ругон-Маккаров, которое должно служить путеводителем по крайне запутанному лабиринту родственных отношений, положенных в основу системы грандиозной эпопеи. Действительным и подлинно-глубоким содержанием произведения является конечно не эта сторона, связанная с проблемами физиологии и наследственности, а те социальные изображения, которые даны в «Ругон-Маккарах». С той же сосредоточенностью, с какой автор систематизировал «естественное» (физиологическое) содержание серии, мы должны систематизировать и понять ее социальное содержание, интерес которого исключителен.

Стиль Золя противоречив в своей сущности. Прежде всего — это стиль мелкобуржуазный в чрезвычайно ярком, последовательном и завершенном выражении. — «Ругон-Маккары» не случайно являются «семейным романом», — Золя дает здесь очень полное, непосредственное, очень органическое, во всех своих элементах жизненное раскрытие бытия мелкой буржуазии. Видение художника отличается исключительной целостностью, ёмкостью, но именно мещанское содержание интерпретируется им с глубочайшим проникновением.

Здесь мы вступаем в область интимного — начиная с портрета, занимающего видное место, до характеристик предметной среды (вспомним великолепные интерьеры Золя), до тех психологических комплексов, которые возникают перед нами, — все дано в исключительно мягких линиях, все сентиментализировано. Это — своеобразный «розовый период». Роман «Радость жить» (La joie de vivre, 1884) может рассматриваться как наиболее целостное выражение этого момента в стиле Золя.

Намечается в романах Золя и стремление обратиться к идиллии — от реального бытоизображения к своеобразной мещанской фантастике. В романе «Страница любви» (Une page d’amour, 1878) дано идиллическое изображение мелкобуржуазной среды с сохранением реальных бытовых пропорций. В «Мечте» (Le Rêve, 1888) реальная мотивировка уже устранена, дается идиллия в обнаженной фантастической форме.

Нечто подобное встречаем мы и в романе «Преступление аббата Муре» (La faute de l’abbé Mouret, 1875) с его фантастическим Параду и фантастической Альбиной. «Мещанское счастье» дано в стиле Золя как нечто падающее, вытесняемое, отходящее в небытие. Все это стоит под знаком ущерба, кризиса, имеет «роковой» характер. В названном романе «Радость жить» рядом с целостным, полным, глубоким раскрытием мелкобуржуазного бытия, которое поэтизируется, дана проблема трагической обреченности, надвигающейся гибели этого бытия. Роман построен своеобразно: таяние денег определяет развитие драмы добродетельных Шанто, хозяйственная катастрофа, уничтожающая «мещанское счастье», представляется основным содержанием драмы.

Ещё полнее это выражено в романе «Завоевание Плассана» (La conquête de Plassans, 1874), где распад мещанского благополучия, хозяйственная катастрофа интерпретируется как трагедия, имеющая монументальный характер. Мы встречаемся с целой серией таких «падений», — постоянно осознаваемых как события космической важности (запутавшееся в неразрешимых противоречиях семейство в романе «Человек-зверь» (La bête humaine, 1890), старый Бодю, Бурра в романе «Дамское счастье» (Au bonheur des dames, 1883)). Когда рушится его хозяйственное благополучие, мещанин убежден, что рушится весь мир, — такой специфической гиперболизацией отмечены хозяйственные катастрофы в романах Золя.

Мелкий буржуа, переживающий свой закат, получает у Золя полное и законченное выражение. Он показывается с разных сторон, выявляющие его сущность в эпоху кризиса, он дается как единство разносторонних проявлений. Прежде всего, — это мелкий буржуа, переживающий драму хозяйственного распада. Таков Муре в «Завоевании Плассана», этот новый мещанский Иов, таковы добродетельные рантье Шанто в романе «Радость жить», таковы героические лавочники, сметаемые капиталистическим развитием, в романе «Счастье дам».

Святые, мученики и страдальцы, как трогательная Полина в «Радости жить» или несчастная Рене в романе «Добыча» (La curée, 1872), или нежная Анжелика в «Мечте», которую так близко напоминает Альбина в «Преступлении аббата Муре», — вот новая форма социальной сущности «героев» Золя. Людей этих характеризуют пассивность, безволие, христианское смирение, покорность. Все они отличаются идиллическим прекраснодушием, но все они смяты жестокой действительностью. Трагическая обреченность этих людей, их гибель, несмотря на всю привлекательность, красивость этих «чудесных созданий», роковая неотвратимость мрачной судьбы их, — все это является выражением того же конфликта, который определял драму Муре, чье хозяйство рушилось, в патетическом романе «Завоевание Плассана». Сущность здесь одна, — различна только форма явления.

Как наиболее последовательная форма психологии мелкой буржуазии в романах Золя даются многочисленные правдоискатели. Все они куда-то стремятся, охвачены какими-то надеждами. Но сразу же выясняется, что надежды их тщетны, а стремления слепы. Затравленный Флоран из романа «Чрево Парижа» (Le ventre de Paris, 1873), или несчастный Клод из «Творчества» (L’œuvre, 1886), или прозябающий романтик-революционер из романа «Деньги» (L’argent, 1891), или мятущийся Лазарь из «Радости жить» — все эти искатели одинаково беспочвенны и бескрылы. Никому из них не дано достигать, никто из них не поднимается до победы.

Таковы основные устремления героя Золя. Как видим, они разносторонни. Тем более полным и конкретным оказывается то единство, в котором они сходятся. Психология падающего мелкого буржуа получает у Золя необыкновенно глубокую, целостную интерпретацию.

Два романа о рабочем классе — «Западня» (L’assomoir, 1877) и «Жерминаль» (Germinal, 1885) — представляются характерными произведениями в том смысле, что здесь в мелкобуржуазном мировосприятии преломляется проблема пролетариата. Эти романы можно назвать романами о «классовом соседстве». Золя сам предупреждал, что его романы о рабочих имеют своей целью упорядочение, усовершенствование системы отношений буржуазного общества и отнюдь не «крамольны». В этих произведениях имеется много объективно-истинного в смысле изображения современного Золя пролетариата.

Какие натуралистические элементы есть в прозе Мопассана и Эмиля Золя: сочинение

© Перевод Ю. Данилин

Дениза шла пешком с вокзала Сен-Лазар, куда ее с двумя братьями доставил шербургский поезд. Маленького Пепе она вела за руку. Жан плелся позади. Все трое страшно устали от путешествия, после ночи, проведенной на жесткой скамье в вагоне третьего класса. В огромном Париже они чувствовали себя потерянными и заблудившимися, глазели на дома и спрашивали на каждом перекрестке: где улица Мишодьер? Там живет их дядя Бодю. Попав наконец на площадь Гайон, девушка в изумлении остановилась.

— Жан, — промолвила она, — погляди-ка!

— Да, — сказала она, помолчав, — вот это магазин!

То был магазин новинок на углу улиц Мишодьер и Нев-Сент-Огюстен. В этот мягкий и тусклый октябрьский день его витрины сверкали яркими тонами. На башне церкви св. Роха пробило восемь; Париж только еще пробуждался, и на улицах встречались лишь служащие, спешившие в свои конторы, да хозяйки, вышедшие за провизией. У входа в магазин двое приказчиков, взобравшись на стремянку, развешивали шерстяную материю, а в витрине со стороны улицы Нев-Сент-Огюстен другой приказчик, стоя на коленях, спиной к улице, тщательно драпировал складками отрез голубого шелка. Покупателей еще не было, да и служащие только еще начали прибывать, но магазин уже гудел внутри, как потревоженный улей.

— Да, что и говорить, — заметил Жан. — Это почище Валони. Твой был не такой красивый!

Дениза пожала плечами. Она два года прослужила в Валони, у Корная, лучшего в городе торговца новинками; но этот неожиданно попавшийся им по дороге магазин, этот огромный дом преисполнил ее неизъяснимым волнением и словно приковал к себе; взволнованная, изумленная, она позабыла обо всем на свете. На срезанном углу, выходившем на площадь Гайон, выделялась высокая стеклянная дверь в орнаментальной раме с обильной позолотой; дверь доходила до второго этажа. Две аллегорические фигуры — откинувшиеся назад смеющиеся женщины с обнаженной грудью — держали развернутый свиток, на котором было написано: «Дамское счастье». Отсюда сплошной цепью расходились витрины: одни тянулись по улице Мишодьер; другие — по Нев-Сент-Огюстен, занимая, помимо угольного дома, еще четыре, недавно купленных и приспособленных для торговли, — два слева и два справа. Эти уходящие вдаль витрины казались Денизе бесконечными; сквозь их зеркальные стекла, а также в окна второго этажа можно было видеть все, что творится внутри. Вот наверху барышня в шелковом платье чинит карандаш, а неподалеку две другие раскладывают бархатные манто.

— «Дамское счастье», — прочел Жан с легким смешком: в Валони у этого красавца юноши уже была интрижка с женщиной. — Да, мило! Это должно привлекать покупательниц.

Дядюшка Бодю был забыт. Даже Пепе, не выпускавший руку сестры, вытаращил глаза. Приближавшаяся повозка спугнула их с площади, и они машинально пошли по улице Нев-Сент-Огюстен, переходя от витрины к витрине и подолгу простаивая перед каждой. Сначала их поразило замысловатое устройство выставок: вверху по диагонали были расположены зонтики в виде крыши деревенской хижины; внизу на металлических прутьях висели шелковые чулки, словно обтягивавшие округлые икры; тут были чулки всех цветов: черные с ажуром, красные с вышивкой, тельного цвета, усеянные букетиками роз, и атласистая вязь их казалась нежной, как кожа блондинки. Наконец, на полках, покрытых сукном, лежали симметрично разложенные перчатки с удлиненными, как у византийской девственницы, пальцами и с ладонью, отмеченной какою-то чуть угловатой, поистине девичьей грацией, как все еще не ношенные женские наряды. Но особенно ошеломила их последняя витрина. Шелк, атлас и бархат были представлены здесь во всем разнообразии переливчатой, вибрирующей гаммы тончайших оттенков: наверху — бархат густого черного цвета и бархат молочной белизны; ниже — атласные ткани, розовые, голубые, в причудливых складках, постепенно переходящие в бледные, бесконечно нежные тона; еще ниже, словно ожив под опытными пальцами продавца, переливались шелка всех цветов радуги, — отрезы, свернутые в виде кокард и расположенные красивыми складками, точно на вздымающейся груди. Каждый мотив, каждая красочная фраза витрины была отделена от другой как бы приглушенным аккомпанементом — легкой волнистой лентой кремовых фуляров. А по обеим сторонам витрины высились груды шелка двух сортов: «Счастье Парижа» и «Золотистая кожа»: шелка эти продавались только здесь и были из ряда вон выдающимся товаром, которому предстояло произвести переворот в торговле новинками.

— Такой фай и всего по пять шестьдесят! — шептала Дениза, изумленная «Счастьем Парижа».

Жан начал скучать. Он остановил прохожего:

— Скажите, пожалуйста, где улица Мишодьер?

Оказалось, что это — первая улица направо, и молодые люди повернули назад, огибая магазин. Когда Дениза вышла на улицу Мишодьер, ее ошеломила витрина с готовыми дамскими нарядами: у Корная она как раз торговала готовым платьем. Но ничего подобного она никогда еще не видывала; от изумления она даже не могла сдвинуться с места. В глубине широкие полосы очень дорогих брюггских кружев спускались вниз наподобие алтарной завесы, распростершей рыжевато-белые крылья; дальше гирляндами ниспадали волны алансонских кружев; широкий поток малинских, валансьенских, венецианских кружев и брюссельских аппликаций был похож на падающий снег. Справа и слева мрачными колоннами выстроились штуки сукна, еще более оттенявшие задний план святилища. В этой часовне, воздвигнутой в честь женской красоты, были выставлены готовые наряды; в центре было помещено нечто исключительное — бархатное манто с отделкой из серебристой лисицы; по одну сторону красовалась шелковая ротонда, подбитая беличьим мехом; по другую — суконное пальто с опушкой из петушиных перьев; наконец, тут же были выставлены бальные накидки из белого кашемира, подбитые белым же, отделанные лебяжьим пухом или шелковым шнуром. Здесь можно было подобрать себе любую вещь по вкусу, начиная от бальных пелерин за двадцать девять франков и кончая бархатным манто ценою в тысячу восемьсот. Пышные груди манекенов растягивали материю, широкие бедра подчеркивали тонкость талии, а отсутствующую голову заменяли большие ярлыки, прикрепленные булавками к красному мольтону шеи. Зеркала с обеих сторон витрины были расположены так, что манекены без конца отражались и множились в них, населяя улицу прекрасными продажными женщинами, цена которых была обозначена крупными цифрами на месте головы.

Ссылка на основную публикацию
×
×