Гумилев: сочинение

Жизнь и творчество Н.С. Гумилёва

Настало время, когда в нашу историю и культуру возвращаются незаслуженно забытые имена. Одним из таких утраченных, но необходимых русской культуре звеньев был замечательный поэт, глава акмеистского направления, Николай Степанович Гумилев. Его книги не переиздавались с начала 20-х годе». До 1987 года они были предметом охоты коллекционеров и литературоведов, занимающихся поэзией «серебряного века». Сегодня чеканные стихи Гумилева по праву стали общенациональным достоянием.
Известность поэт приобрел с возникновением в начале XX века нового литературного направления – акмеизма, который вырос на «развалинах» символизма, претерпевшего к концу 10-х годов разрушительный кризис. Талантливый, самобытный поэт, Гумилев в своем творчестве вышел далеко за рамки теоретических постулатов акмеизма. Его лирике присущи не только «прекрасная ясность», «техничность», «вещность», ной заинтересованное отношение ко всем проявлениям жизни, правдивость, исследование тайн жизни человека, его романтическая устремленность в будущее.
Под рукой уверенной поэта
Струны трепетали в легком звоне,
Струны золотые, как браслеты
Сумрачной царицы беззаконний.
В этих строчках Гумилев подчеркнул всесилие поэта, владеющего изумительным средством воздействия – словом.
Прекрасный поэт, превосходный мастер стихотворного перевода, умный и проницательный критик, человек действия (путешественник, воин, предприимчивый литературный деятель) – он был и остался притягательной и таинственной личностью на российском Парнасе.
Гумилев рано начал писать стихи и рассказы. Его первые литературные опыты появились в печати, когда юному автору было 12 лет. Формирование эстетических взглядов Гумилева происходило и в гимназии в Царском Селе, где «сам воздух был наполнен поэзией», и в Париже, в Сорбонне, где он прослушал курс по французской литературе, и в Петербургском университете на историко-филологическом факультете.
Гумилев рано осознал себя как поэта и успехи в литературе ставил для себя единственной целью. Первый сборник стихов «Путь конквистадоров», выпущенный восемнадцатилетним автором, заявил о романтических устремлениях поэта, о его желании участвовать в рискованных приключениях:
Я конквистадор в панцире железном,
Я весело преследую звезду,
Я прохожу по пропастям и безднам
И отдыхаю в радостном саду.
И действительно, осенью 1910 года Гумилев совершает трудное и опасное путешествие в Абиссинию. Позднее он писал: «Я побывал в Абиссинии три раза, и в общей сложности я провел в этой стране почти два года».
Свое путешествие Гумилев описал в одном из лучших стихотворений – «Пятистопные ямбы»:
Я помню ночь, как черную наяду,
В морях над знаком Южного Креста.
Я плыл на юг.
.
Но проходили месяцы, обратно
Я плыл и увозил клыки слонов,
Картины абиссинских мастеров,
Меха пантер – мне нравились их пятна –
И то, что прежде было непонятно, –
Презренье к миру и усталость снов.

Можно только восхищаться любовью русского поэта к великому африканскому континенту, его людям и культуре. Этнографические коллекции, рассказ «Африканская охота» и, конечно, стихи – дань этой любви.
Широкую известность принесла вслед за «Романтическими цветами» третья книга Гумилева «Жемчуга» и особенно знаменитая баллада «Капитаны». Именно в этом стихотворении проявилось неподражаемое умение поэта вырваться на простор истинной, вольной и свободной поэзии из тисков книжной романтики. Свежий ветер настоящего искусства наполняет паруса «Капитанов», безусловно связанных с романтической традицией Киплинга и Стивенсона:
На полярных морях и на южных,
По изгибам зеленых зыбей,
Меж базальтовых скал и жемчужных
Шелестят паруса кораблей.
Быстрокрылых ведут капитаны,
Открыватели новых земель.
Гумилев называл свою поэзию Музой Дальних Странствий. До конца дней он сохранил верность этой теме, и она при всем многообразии тематики и философской глубине поэзии раннего Гумилева бросает совершенно особый романтический отсвет на его творчество.
Вновь в памяти белых лилий
И синих миров сверканье.
Мне ведомы все дороги
На этой земле привольной.
Первая мировая война сломала привычный ритм жизни. Николай Гумилев добровольцем пошел на фронт. Его храбрость и презрение к смерти были легендарны. Редкие для прапорщика награды – два солдатских «Георгия» – служат лучшим подтверждением его боевых подвигов.
Знал он муки голода и жажды,
Стон тревожный, бесконечный путь.
Но святой Георгий тронул дважды
Пулею нетронутую грудь.
Поэт-воин, как называли Гумилева, изнутри видел и сознавал ужас войны, показывал его в прозе и стихах: в сборнике «Колчан», в очерках «Записки кавалериста». А некоторая романтизация боя (в чем упрекали порой его) была особенностью Гумилева – поэта и человека с ярко выраженным, редкостным, мужественным, рыцарским началом и в поэзии, и в жизни. В «Колчане» рождается новая для Гумилева тема – «о России», которая раскрывается в послереволюционном сборнике «Костер». Совершенно новые мотивы звучат здесь – творения и гений Андрея Рублева и кровавая гроздь рябины, ледоход на Неве и Древняя Русь. В некоторых стихотворениях с мистической прозорливостью поэт предсказывает свою судьбу. В стихотворении «Рабочий» невысокий старый человек «занят отливаньем пули»:
Пуля, им отлитая, просвищет
Над седою, вспененной Двиной,
Пуля, им отлитая, отыщет
Грудь мою, она пришла за мной.
Жизнь Гумилева, обвиненного в участии в контрреволюционном заговоре, трагически оборвалась в 35 лет, в 1921 году поэта расстреляли. Но остались его чудесные стихи, в которых отразилась личность талантливого поэта, мужественного человека, умеющего смотреть в лицо опасности, бесстрашно бросающего вызов судьбе. Он так сам сказан в стихотворении-завещании «Мои читатели» о своей роли поэта:
Но когда вокруг свищут пули,
Когда волны ломают борта,
Я учу их, как не бояться,
Не бояться и делать что надо.

Сочинения по творчеству Н. Гумилева, А. Блока, М. Горького

Сочинения по темам. Мой любимый поэт “серебряного века”. Правда и ложь в пьесе М. Горького “На дне”. Символические образы и их смысл в поэме А. Блока “Двенадцать”

Скачать:

ВложениеРазмер
sochineniya_uchenitsy.docx25.79 КБ

Предварительный просмотр:

Мой любимый поэт «серебряного века»

Красивое название «серебряный век» заставило меня обратиться к русской поэзии конца 19 – начала 20 столетия. Этот удивительный мир поражает своей необычностью, оригинальностью. На этот период пришелся великий взлет русской культуры, обогатившей поэзию новыми именами. Человеку, воспитанному на стихах Пушкина, Лермонтова и Некрасова, непросто понять поэтику символистов, акмеистов и футуристов, их идеи, особенный, нетрадиционный взгляд на окружающую действительность и самого себя. Я считаю, что поэзия «серебряного века» открывает нам неповторимый и удивительный мир красоты и гармонии. Ведь она пробуждает в душе человека наиболее звонкие струны, заставляет оторваться от реальной действительности и воспарить своей мыслью в невиданные высоты. Стихи способны стать для человека спасением в трудных и даже в трагических обстоятельствах. Рифмованные строки заставляют задуматься о возвышенном, благородном, вечном. Поэзия учит нас видеть прекрасное в обыденном, глубже понимать внутренний мир человека. Первым поэтом, открывшим мне неповторимый мир «серебряного века» стал К. Бальмонт. За удивительную музыкальность своих творений его называли «Паганини русского стиха». Его произведения воспринимаются как слияние поэзии с музыкой, на стихах Бальмонта, как на нотах, можно ставить музыкальные знаки.

Влажная пропасть сольется

С бездной эфирных высот.

Таинство – небом дается,

Слитность – зеркальность вод.

Моим самым любимым поэтом серебряного века является Николай Гумилев. Я не просто так заговорила о великом К. Бальмонте, чье творчество всегда вызывает у меня интерес. Дело в том, что этот необыкновенный человек является настоящим учителем для Гумилева, ведь раннее творчество Гумилева тяготеет к поэзии старших символистов – К.Д. Бальмонта и В.Я Брюсова. Я считаю, что именно романтизм мировосприятия характерен для Гумилева. Сам же поэт относился к акмеистам. Это течение возникло на отрицании мистических устремлений символистов, когда символическая школа была на взлете. Но своим происхождением акмеизм был обязан символистам. Акмеисты провозглашали высокую ценность земного здешнего мира, его красок и форм, звали «возлюбить землю» и как можно меньше говорить о вечности, своей задачей они ставили вернуть слову изначальный, простой смысл, освободив его от символистских толкований. Для меня Гумилев является человеком с богатым внутренним миром, создателем замечательных произведений. Он внес огромный вклад в развитие русской поэзии, прошел удивительный жизненный путь, его биография представляет много интересного и уникального. Творчество поэта не перестает волновать миллионы умов и на сегодняшний день, ведь поэзия открывает неповторимый мир красоты, добра, гармонии, заставляет прислушиваться к себе и к людям, наполняет жизнь красками, делая ее богаче и одухотворённее. В отличие от Бальмонта Гумилев всячески стремится скрыть свой интимный мир за красочными экзотическими картинами, за «маской конквистадора». Очень трудно, а скорее всего, просто невозможно более или менее полно рассказать о стихах этого поэта. Ведь каждое его стихотворение открывает какую-то новую грань взглядов, настроений, видения мира. В одном он – певец отваги, риска, смелости. Его «Капитаны» – гимн мужественным людям, бросающим вызов судьбе и стихиям:

Быстрокрылых ведут капитаны –

Открыватели новых земель,

Для кого не страшны ураганы,

Кто изведал мал стремы и мель.

Чья не пылью затерянных хартий –

Солью моря пропитана грудь,

Кто иглой на разорванной карте

Отмечает свой дерзостный путь.

Но вот энергичный, упругий ритм стиха неожиданно сменяется грустными элегическими строками:

Еще один ненужный день,

Великолепный и ненужный!

Приди, ласкающая тень,

И душу смутную одень

Своею ризою жемчужной.

Стихотворение «Вечер» проникнуто настроением спокойной печали, сожаления о том, что только во сне является поэту «обетованная страна – давно оплаканное счастье»… но когда я думаю о Гумилеве, то в памяти всплывает, прежде всего, таинственное озеро Чад, на котором «изысканный бродит жираф». Почему такой странный, непривычный образ так трогает, завораживает? Это символ того чудесного, прекрасного и таинственного, в которое нужно верить:

Я знаю веселые сказки таинственных стран

Про черную деву, про страсть молодого вождя,

Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,

Ты верить не хочешь во что-нибудь, кроме дождя

И как я тебе расскажу про тропический сад,

Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав.

Ты плачешь? Послушай… далеко, на озере Чад

Изысканный бродит жираф.

По-моему, в этом стихотворении содержится резкое неприятие серой, однообразной, скудной чувствами и событиями действительности, в которой мы живем. Чтобы ощутить всю полноту и радость бытия, нужно самому создать мир, расцветить его яркими красками и звуками и, главное, поверить в реальность. Но сделать это не под силу обычному человеку, который не может преодолеть свой скептицизм, рассудочность, рационализм. Такой человек духовно беден: он не способен увидеть и ощутить красоту. Когда я читаю стихи Гумилева, мне кажется, будто передо мной раскрывается удивительный мир, целая Вселенная его души. Поэт жил в нелегкое для страны время. Привычные общечеловеческие ценности были забыты. И именно поэтому к творчеству Николая Степановича относились настороженно. Буквально каждое его произведение переворачивает все привычные представления о мире, заставляет иначе взглянуть на окружающую жизнь. Он был одним из самых ярких поэтов своего времени. Несмотря на слабость своего здоровья, Гумилев пускался в рискованные предприятия: три поездки в Африку, добровольный уход на войну и служба разведчиком. Путешествия поэта в Африку наложили отпечаток на его произведения. В них появляются легендарные мотивы, фантастические превращения. «Творческое воображение побудило в Гумилеве неутомимую жажду познания мира», – писал один из критиков. Эта «жажда познания» отразилась в двух других сборниках: «Капитаны» и «Жемчуга». Жизнь Николая Степановича привлекает меня мужеством и силой духа. С годами к поэту приходит мудрость, и темы несколько меняются. Гумилев начинает больше задумываться о своей смерти. Это вызывает уважение к нему. Уже в последних сборниках «Костер» и «Огненный Столп» заметно пристрастие автора к философским темам. В это время Гумилев жил в Петрограде и заслужил признание молодых поэтов, был их наставником. Его поздние стихи наполнены раздумьями о человеческой жизни, о судьбе России, о предназначении поэта. Гумилев необоснованно причислен к участникам контрреволюционного движения и расстрелян. Его творческий путь был прерван, когда ему 35 лет! После всего написанного я хочу сказать, что все произведения Н.С. Гумилева мне очень понравились своей яркостью, многоцветием, романтической исключительностью и причудливостью душевных процессов. Я считаю, что по силе и энергии удивительных созданий поэзия того времени была провозглашена достойной продолжательницей величайших художественных открытий русской классической литературы 19 века. Но поэты «серебряного века» не только развили традиции предшественников, но и создали неповторимые шедевры. Поэзия этого периода удивительна и неповторима. Она открыла мне замечательный мир красоты, добра, гармонии. Она научила видеть прекрасное в обыденном и привычном, заставила прислушаться к себе и к людям. Благодаря знакомству с ней моя жизнь стала богаче и одухотвореннее. Я почувствовала себя первооткрывателем земли, где царит «союз волшебных звуков, чувств и дум». Думаю, что интерес к замечательной поэзии «серебряного века» никогда не угаснет, она всегда волновала, и будет волновать многие умы человечества.

Правда и ложь в пьесе М. Горького «На дне»

Максим Горький является одним из выдающихся писателей 20 века. Он внес огромный вклад в развитие русской литературы, создал множество замечательных произведений. Писатель был необыкновенно талантлив, имел богатый внутренний мир. Именно поэтому каждое его творение, на мой взгляд, близко и дорого народу, ведь каждый в них может найти много созвучного со своей душой, интересного и познавательного. Одним из самых главных произведений Горького является пьеса «На дне», которая была написана в 1902 году для труппы Московского Художественного общедоступного театра. Писатель долгое время не мог подобрать точного названия пьесе. Первоначально она называлась «Ночлежка», затем «Без солнца» и, наконец, «На дне». В самом названии уже заложен огромный смысл. Люди, которые попали на «дно», уже никогда не поднимутся к свету, к новой жизни. Пьеса «На дне» явилась наиболее сильным произведением о «бывших людях», ибо такой суровой, беспощадной правды о жизни социальных низов, об их беспросветной и безысходной участи мировая литература не знала. Что есть правда и что есть ложь? Этим вопросом человечество задается на протяжении многих сотен лет. Правда и ложь, добро и зло всегда стоят рядом, одно без другого не существует. Столкновение этих понятий является основой многих всемирно известных литературных произведений. Суть социально-философской пьесы М. Горького «На дне» состоит в противоположности жизненных позиций и взглядов разных людей. Самая важная и мучительная проблема для обитателей ночлежки – это проблема правды и лжи. Прочитав произведение, мы прекрасно осознали, что у людей отняты будущее, стремление к чему-то новому, надежды. Удивительное дело: чем больше ночлежники хотят скрыть от самих себя реальное положение дел, тем с большим наслаждением уличают других во лжи. Перед нами как будто – не просто «дно», а ад человеческой цивилизации, в котором жертвы помимо лишений должны еще испытать адские мучения. Но не только бывшие люди страдают в ночлежке, сюда попадают осколки основных идей, верований, идеалов – вокруг них постоянно ведутся споры среди обитателей «дна». Не случайно Сатин задумчиво произносит умные слова, значения которых он уже и сам забыл, а Актер цитирует Шекспира и Беранже. Мы слышим в ночлежке отзвуки культуры, ставшей бессмысленной, которая является слабым воспоминанием. Неужели слова «бывшее», «прошлое», «безнадежное» и есть правда «дна»? Как будто затем, чтобы сразиться с ней, в ночлежке появляется Лука – странник, мудрец и утешитель, который несет с собой доброе, ласковое слово для каждого ее обитателя. Именно доброго отношения к себе так не хватало им. Этим несчастным людям, отверженным обществом, был нужен человек, который пожалел бы и утешил бы их. Ночлежники, привыкшие жить в своем подвале по пещерным законам, давно отвыкли от нормальных человеческих отношений. Жалость и сострадание, бесспорно, необходимы в суровом мире действительности. Сочувствие помогает человеку понять, что он не один, что его понимают и поддерживают окружающие. Возможно, он вновь приобретает уверенность в себе и своих силах. А тогда ему будет легче справиться со своими проблемами. Но я считаю, что все хорошо в меру. Как каждого лекарства, жалости должно быть определенное количество. Главное – не перейти тонкую грань между пользой и явным вредом. Лука полагал, что правдой вряд ли можно вылечить человеческую душу, что боль можно смягчить лишь утешительной ложью. Новый обитатель ночлежки не старался заставить людей изменить что-либо в их жизни, а лишь утешал и сеял ложные надежды. рассказывая притчу о праведной земле, Лука показывает насколько спасительна иногда для людей ложь и опасна правда. Но в самый важный момент для обитателей ночлежки, когда у многих зародилась вера во что-то лучшее, мудрый странник исчезает. Разбуженные им люди вступают в конфликт с внешним миром, но изменить свое плачевное положение не могут: Актер – повесился, Пепел – в тюрьме, Наташа – пропала, Анна – умерла. Этим трагичным финалом, я считаю, Горький показывает, что Лука был не прав. На протяжении всей пьесы он лжет, якобы во благо других людей, хотя на самом деле такая ложь только губит их. Но является ли победа «дна» полной? Нет. Действия Луки прояснили важнейшую, главную правду: старый мир обречен на гибель, и человечество обязательно придет к новому миру. Из ночлежки нет спасения потому, что вообще нет спасения в условиях старого мира – мира богатых и бедных, сытых и голодных, хозяев и рабов. Но вечный инстинкт, побуждающий человека стремиться к лучшему, непременно переменит старые порядки, устроит все по-новому. Так сцена ночлежки приобретает символический характер: это дно цивилизации, откуда исходит предупреждение, что вскоре вся цивилизация рабов и хозяев пойдет ко дну. И в то же время из этого общества звучит голос свободного человека, пророчествующий о лучшем, о том, что о «праведной земле» не надо мечтать, а нужно строить ее своими руками. Таким образом, мы видим, насколько опасна «ложь во имя спасения», и к какому результату она приводит. Я считаю, что нашему современному обществу необходима только чистая, правда, со всеми вытекающими из нее последствиями. Ведь только осознав происходящее в действительности, люди, оценив свои силы, смогут справиться со всеми проблемами и преодолеть различные трудности. Произведение М. Горького «На дне» мне очень понравилось. Я считаю, что эта пьеса очень полезна для современной молодежи. В ней можно найти много поучительного, то, что обязательно пригодится в жизни.

Символические образы и их смысл в поэме А. Блока «Двенадцать» (мини-сочинение)

А.А. Блок принадлежит к числу замечательных поэтов серебряного века. Это был весьма одаренный и очень талантливый человек. Он жил и творил на рубеже двух эпох – периода подготовки и осуществления революции. Самым знаменитым и загадочным творением Блока является поэма «Двенадцать», которая была создана в 1918 году. Это одно из самых неоднозначных произведений поэта. Ничего подобного в русской поэзии еще не бывало. В поэме «Двенадцать» воплотилось во всей полноте блоковское восприятие и понимание Октябрьской революции. В основе этого произведения лежит конфликт старого и нового, борьба двух «миров». Поэма построена на контрастах: «Черный вечер. Белый снег. Ветер, ветер!». Контрасты по своему изображению «буржуй на перекрестке» и идущие «двенадцать»:

Стоит буржуй, как пес голодный,

Стоит безмолвный, как вопрос,

И старый мир… стоит,

Я считаю, что в данном произведении ничто не может противостоять стихии народной революции, которая, по мнению Блока, несет добро и справедливость: «нежной поступью надвьюжной, снежной россыпью жемчужной, в белом венчике из роз – впереди – Иисус Христос». В каждой строчке поэмы мы слышим музыку революции, которую поэт призывал слушать «всем телом, всем сердцем, всем сознанием». Он показал революцию, как очистительный пожар, в огне которого все старое должно быть уничтожено:

Мы на горе всем буржуям

Мировой пожар раздуем,

Мировой пожар в крови

В этом произведении автором было создано огромное количество символических образов. На мой взгляд, этот плакат «вся власть Учредительному Собранию», который отвлекает внимание людей от ключевых событий и действий правительства. «Старый пес» – прогнивший мир, представителями которого становятся «буржуй на перекрестке», «долгополый поп». Двенадцать красногвардейцев – сила, которая разрушит мир до основания. Сами же они весьма смутно осознают, какова их цель. Образ Христа – олицетворение новой всемирной и всечеловеческой религии, служившей символом всеобщего обновления жизни. Поэма «Двенадцать» – замечательное произведение русской поэзии. Она довольно сложна для восприятия и носит достаточно противоречивый характер. Прочитав эту поэму, у меня сложилось весьма четкое изображение революции. Думаю, что подобные произведения необходимо перечитывать всякий раз, чтобы глубже понять исторические события нашего прошлого. Блок необыкновенно полно изобразил картину Октябрьской революции. Ему с точностью удалось запечатлеть мельчайшие подробности того времени. Он показал революционную стихию как бессознательную, слепую силу, разрушающую не только ненавистный старый мир, но и простые человеческие отношения. Поэма «Двенадцать» мне очень понравилась. После прочтения этого произведения я призадумалась над поиском ответов на многие вопросы. Я считаю, что творение Блока очень интересное и познавательное.

Мой любимый поэт Николай Гумилев

Автор: Андрей Нестеров ✔ 25.06.2015

Нестеров А.К. Мой любимый поэт Николай Гумилев // Энциклопедия Нестеровых

Николай Гумилев поэт и путешественник по Африке.

У некоторых народов, родственных славянам и ныне вымерших, существовало понятие “истовик-камень”, которое имеет множество фналогичных выражений и у других народов, живущих в наше время.

Оно означает величайшую цель в жизни человека; к этому “камню” человек идёт всю жизнь, чтобы спросить у него: зачем я жил? К нему можно идти вечно, но так и не достигнуть. Познать смысл жизни смогут лишь те, кто сделал что-то великое в своей короткой жизни.

Гумилёв дошёл до своего “истовик-камня”, создав свои бессмертные творения, и спросил его о смысле жизни. Для него это был тот мир, который он запечатлел в своих стихах.

Николай Степанович Гумилёв отличался от других поэтов своего времени безразличием к политической обстановке в стране, смене власти, революции, хотя, по мнению многих исследователей, монархистом он оставался до конца. Для него не было разницы между предреволюционной рутиной и послереволюционной смутой. В своих стихах он не погружался в жизнь, а уходил от неё, создавая свой собственный мир, в котором не было места насилию и жестокости. Волшебная страна, в которую погружается читатель после первых строк, настолько прекрасна, что забываешь обо всём; в ней царствует величие природы, стихий, живут невиданные звери, читатель сам перевоплощается в путешественников, моряков и даже птиц и зверей.

В детстве будущий поэт увлекался зоологией и географией, дядя часто рассказывал ему военные истории о его предках, за каждым повествованием мальчик наблюдал по карте. В октябре тысяча девятьсот пятого года на средства родителей была издана первая книга стихов Гумилёва “Путь конквистадора”. В ноябре В. Я. Брюсов опубликовал в журнале “Весы” строгую рецензию на этот сборник. В рецензии было и поощрение поэта: “Но в книге есть и несколько прекрасных стихов, действительно удачных образов. Предположим, что это “путь” нового конквистадора и что его победы и завоевания впереди”. Эти фразы сделали своё дело – родился поэт Гумилёв. Родился не потому, что появился сборник, а потому, что был замечен мастером русского модернизма. Николай Степанович четыре раза ездил в Африку для того, чтобы “в новой обстановке найти новые слова”.

В тысяча девятьсот тринадцатом году Гумилёв написал статью “Наследие символизма и акмеизм”. В ней он рассказывал о сути акмеизма, литературного течения, к которому принадлежал он сам. Акмеизм в переводе с греческого означает высшую степень чего-либо, цветущую пору. Акмеистическое направление зародилось в эпоху революции и выразило социальную усталость, стремление укрыться от бурь в замкнутом круге интимных переживаний. Акмеисты стремились вернуть поэзию к действительности, вытащить её и читателей из мистики символизма, но Николай Степанович не отказался целиком от принципов символистов, а использовал их приёмы наравне с другими формами поэтического воздействия, часто перемещая своих читателей в далёкие страны и переволощая их в редких животных и путешественников. Гумилёв так сформировал один из основных принципов акмеизма: “Всегда помнить о непознаваемом, но не оскорблять своей мысли о нём более или менее вероятными догадками”.

Политических стихов Гумилёв не писал, но у него есть несколько стихов о России, которые больше напоминают легенды о русском народе. “Туркестанские генералы”, “Старые усадьбы” и “Городок” – самые яркие из них. Абсолютное большинство его стихов – рассказы о дальних странах, путешественниках, экзотической природе, неизведанных морях и множестве необыкновенных явлений. Более всего мне нравятся стихи об Африке, в которых красочно описана её удивительная природа. “Озеро Чад” – это рассказ жены “могучего вождя”, “дочери властительного Чада” о своей цветущей жизни на родной, прекрасной земле и сожалении о предательстве мужа. Образ женщины – одухотворённый символ красоты, душевного здоровья, веры в силу любви. Унижения несчастной во Франции исполнены многозначного смысла: обличение и преступлений европейцев против африканских народов, и моральной деградации жителей большого, равнодушного к человеку города. Главное в стихотворении – это мысль о трагической обречённости естественной гармонии под напором завоевателей.

Муж мой гнался с верным луком
..
И достался смертным мукам.

В стихотворении “Жираф” присутствует иная ситуация. Грустную, тоскующую возлюбленную герой пытается успокоить “сказками таинственных стран”.

Послушай: далеко, далеко на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

“Цветные паруса корабля”, “радостный птичий полёт” – это выражение авторской мечты. Идеал Гумилёва – нечто экзотично-прекрасное, подвижное и красивое. Стихотворение “Попугай” сразу начинается с чудесного перевоплощения:

Многие стихи Гумилёва превращают нас в сказочных персонажей, но здесь это выражено слишком явно. Присутствует в нём и некая философская мысль, что “тайна некрасива”. Мнения по этому поводу могут быть различны, но я согласен с Николаем Степановичем.

В “Старом конквистадоре” показаны именно трагические лишения героя. Но он восхвалён вначале как идеал:

как всегда, он дерзок и спокоен,
И не знал ни ужаса ни злости.

Какое-то волнующее чувство владеет поэтом. Блок назвал его “чувство пути”. Стихотворение “Капитаны” – рассказ о душевных дерзаниях отважных моряков, о смелых личностях, которые сделали возможным проникновение в чужие страны:

Ни один пред грозой не трепещет,
Ни один не свернёт паруса.

Строгая, чеканная интонация стиха выражает торжественное настроение, вызванное героями, вступившими на “дерзостный путь”. Стихотворение “Шестое чувство” не посвящёно путешествиям, но вызывает не меньше положительных впечатлений, хотя некоторые несоответствия и вводят в небольшое заблуждение. Привычные для каждого человека ценности: “влюблённое вино”, “добрый хлеб” – несколько несовместимы с прилагательными, стоящими перед ними. Грусть навевается мыслью об ограниченности человеческих возможностей:

Но что нам делать с розовой зарёй
..
Что делать нам с бессмертными стихами?

Возникает мечта о “шестом чувстве”, которое когда-нибудь изменит, “исправит” грубую, порочную сущность человека. Нагнетается ощущение близкого душевного перелома, имеющего своей целью заставить людей жить в гармонии с окружающей природой. Стихотворение “Заблудившийся трамвай” рассказывает о смещении мест и времён, блуждании “в бездне времён”:

Поздно. Уж мы обогнули стену,
..
по трём мостам

Такое путешествие явно относится к разряду экстраординарных явлений, изучаемых квантовой физикой.

Хочется выделить стихотворение “Рабочий”, несколько отличающееся от других своим рассказом о трудной участи рабочих России. Ему хочется верить, что его работа будет вознаграждена хотя бы после смерти:

И Господь воздаст мне полной мерой
За недолгий мой и горький век.

Хорошо видно, что в стихах поэта не было никакой критики советской власти, но его всё равно обвинили в антиправительственном заговоре. При расстреле Гумилёва чекисты удивлялись его силе духа и самообладанию, а строки про смерть в “щели, утонувшей в диком плюще” можно сказать, что это было пророчество своего конца. Через семь поколений литературоведы нашли в папке гумилёвского “дела” изъятый при аресте клочок бумаги с полустёртой надписью:

Какое отравное зелье
Влилось в моё бытиё!
Мученье моё, веселье,
Святое безумье моё…

Возможно, это последние строки, написанные Гумилёвым.

Из всех поэтов я выбрал Гумилёва потому, что он единственный смог донести до меня смысл его стихов, переживаний и заставил полюбить их.

Николай Гумилёв – поэт Серебряного века (Школьные сочинения)

«Я читаю стихи драконам, водопадам и облакам »

Серебряный век — это эпоха развития русской культуры конца 19 — начала 20 века, так называемое русское Возрождение. Он включал в себя различные художественные течения (символизм, акмеизм, футуризм и др.), но при всём их различии эти направления имели нечто общее. Творцы литературы и искусства того времени стремились создать единую картину жизни, понять сокровенные тайны существования земной цивилизации — словом, они хотели «прорваться сквозь быт к Бытию», преодолеть реалистическую прозу прошедшего века.

Одним из выдающихся поэтов Серебряного века является Н. С. Гумилёв (1886 – 1921). Он был основателем литературного движения акмеистов, созданного в противовес символизму. В качестве основной идеи акмеизма была провозглашена «прекрасная ясность» в изображении земного, ощутимого мира. Течение это быстро распалось, так как включало в себя слишком яркие и самобытные личности (А.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

О. Мандельштам), которые пошли в искусстве каждый своим путём.

В творчестве Гумилёва отразились все достоинства и все недостатки Серебряного века. С одной стороны, это постоянный поиск новых тем и образов, с другой – изолированность и оторванность от социальной жизни. Концом эпохи русского Возрождения считается начало периода двух войн и революций, и жизнь Гумилёва закончилась трагически в это время: поэт, творчество которого никак не было связано с политикой, был расстрелян за мнимое участие в контрреволюционном заговоре.

Один из первых поэтических сборников Гумилёва вышел в 1908 году и назывался «Романтические цветы»; наиболее известное стихотворение этого сборника — «Жираф», написанное под впечатлением от поездки в Африку в 1907 году. Здесь тонкие душевные переживания героев соотнесены с яркой экзотической природой:

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд

И руки особенно тонки, колени обняв.

Послушай: далёко, далёко, на острове Чад

Изысканный бродит жираф.

В 1910 году был опубликован сборник «Жемчуга», вызвавший одобрительные отклики среди критиков, считавших, что поэт «движется к полному мастерству в области формы стиха». Открывает этот сборник стихотворение «Волшебная скрипка», в котором инструмент в руках скрипача является символом жизни, отданной искусству – «вечно должен биться, виться обезумевший смычок». В этот же сборник входил цикл стихотворений под названием «Капитаны», и юношество многих поколений зачитывалось романтическими образами путешественников и искателей приключений:

Или, бунт на борту обнаружив,

Из-за пояса рвёт пистолет,

Так что сыплется золото с кружев

Розоватых брабантских манжет.

Сборник «Чужое небо» вышел в 1912 году после знакомства с Италией, в котором особенно интересен любовный цикл, посвящённый А. Ахматовой. Две розы – символ любви и символ страсти – открывали этот сборник. К влюблённым всей земли обращался поэт: ищите, и вы найдёте свой розовый рай

Где вашей вечной грусти и слезам

Целительный предложится бальзам,

Где сердце запылает, не сгорая…

В 1914 году Гумилёв ушёл добровольцем на фронт, и в его творчестве мы встречаем стихи военной тематики, поражающие выразительностью своих образов:

Как собака на цепи железной,

Тявкает за лесом пулемёт,

И жужжат шрапнели, словно пчёлы,

Собирая ярко-красный мёд.

В последних сборниках поэта, выходивших 1918-1921 годах, появляются стихи на социальные темы, как, например, стихотворение «Рабочий». После «розоватых брабантских манжет» необычно воспринималась серая рубаха рабочего, отливающего на заводе пулю:

Пуля, им отлитая просвищет,

Над седою, вспененной Двиной,

Пуля, им отлитая, отыщет

Грудь мою, она пришла за мной.

Стих Гумилёва, звонкий, мелодичный, наполненный светом, занимает почётное место в русской поэзии. Сочетание искреннего чувства с философской наполненностью и отточенностью формы вызывает всё больший и больший интерес у его современных читателей.

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id22511

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание.

Откроется после 5 декабря. –>

Сайт имеет исключительно ознакомительный и обучающий характер. Все материалы взяты из открытых источников, все права на тексты принадлежат их авторам и издателям, то же относится к иллюстративным материалам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы они находились на этом сайте, они немедленно будут удалены.
Сообщить о плагиате

Сочинение по произведению на тему: Поэт и герой

Победа, слава, подвиг — бледные Слова, затерянные ныне,
Гремят в душе, как громы медные, Как голос Господа в пустыне. Николай Гумилев
Книги знаменитого русского поэта Николая Гумилева не переиздавались у нас на родине с начала двадцатых и до конца восьмидесятых годов. Они были библиографической редкостью. Сегодня гумилевские стихи как бы возвращаются из небытия на свое место в нашей культуре, становятся по праву общенациональным достоянием.
Поэзия Гумилева не устарела, однотомники поэта мгновенно исчезают с полок книжных магазинов. В связи с этой вновь обретенной популярностью пробудился интерес к личности поэта, к его трагической судьбе. Прочитав о последних годах жизни поэта, я понял, что личность его так же завораживает, как и его поэзия.
Известно, что Николай Гумилев был чрезвычайно честолюбив. Он был убежден, что право считаться поэтом принадлежит тому, кто не только в стихах, но и в жизни всегда стремится быть первым, идущим впереди остальных.
Сначала Гумилев “приказал” себе стать охотником на львов, затем уланом, добровольно пошедшим воевать и заработавшим два Георгия. Энергия самосозидания, сила воли и целеустремленность в нем были необыкновенные. Николай Степанович как бы подтягивал себя даже во внешности до тех высоких рыцарски-благородных образов, которые живут в его поэзии.
Таков старый конквистадор, заблудившийся в горах. Он поет песни о своей родине, вспоминает сраженья и любовниц, зная, что ему неизбежно придется погибнуть.
Как всегда, был дерзок и спокоен
И не знал ни ужаса, ни злости,
Смерть пришла, и предложил ей воин
Поиграть в изломанные кости.
В первую мировую войну Гумилев был конным разведчиком, честно и храбро воевал, за что и был награжден. Вел дневник “Записки кавалериста” и писал стихи.
Мучителен был рубеж, расколовший русскую интеллигенцию на два потока. В одном — люди, имевшие мужество уйти, уехать, пережить муки ада на чужбине и сохранить чувство родины. В другом — имевшие мужество остаться на родине и найти в себе силы жить и работать здесь. Таков был выбор Ахматовой. Таким, судя по биографии Гумилева, был и его выбор.
С конца декабря 1916 года Гумилев по предписанию командования находится в Петрограде в длительной командировке. С января до конца марта 1917 года он был в Окуловке, под Питером, где вместе со своим командиром заготовлял сено для полковых коней. Февральская революция прошла мимо, Гумилев ее “не заметил”.
Все это время он хлопотал о переводе на союзный, южный фронт — на Солоникский. И вот он получает место специального корреспондента в газете “Русская воля”, выходящей в Париже. Таким образом он надеется попасть в Грецию. 20 мая 1917 года Гумилев прибыл в Стокгольм, затем в Христианию и Берген, оттуда пароходом — в Лондон. Здесь он занимается английским языком, планирует издание большой антологии русской поэзии. По прибытии в Париж поэт обнаруживает, что в газете он не очень нужен, его оставляют в распоряжении комиссара Временного правительства. Таковы перипетии жизни Гумилева в 1917 году.
В Париже Гумилев страстно влюбился в юную красавицу Елену Карловну Дюбуше. Гумилев называл ее Голубой звездой. Елена оказалась вполне “земной”. Поэту она предпочла американского богача и уехала с ним в Америку. Но остался сборник стихов “К синей звезде”.
Вот девушка с газельими глазами
Выходит замуж за американца.
Зачем Колумб Америку открыл?
Но “поблагодарить Колумба” все же стоит: мы имеем возможность читать прекрасную лирику, учиться красоте высокой любви, благородных разлук и расставаний.
Еще не раз вы вспомните меня
И весь мой мир, волнующий и странный,
Нелепый мир из песен и огня,
Но меж других единый необманный.
После Октябрьской революции союзники отказались от наступления в Эгейском море, и Салоникский фронт был ликвидирован. Гумилев, не разобравшись в происходящих событиях, ищет возможности попасть на фронт в Персию или Месопотамию. Неуверенность в том, что он продолжит участвовать в военных действиях, привела его к решению возвратиться в Россию. Это было нелегко осуществить, имея паспорт Временного правительства. Но Гумилев вернулся!
О, Русь, волшебница суровая,
Повсюду ты свое возьмешь.
Бежать?
Но разве любишь новое
Иль без тебя да проживешь?
На родине он столкнулся с голодом, безработицей, властью людей, чуждых ему во всем. Но он, кажется, не желает замечать происходящего. В июне 1918 года в Петербурге открывается студия “Всемирной литературы”. Николай Степанович ведет здесь отдел поэтического искусства. Он принимается за работу с большим энтузиазмом. В течении всего лета он читает лекции и ведет семинары, самые посещаемые на курсе. “Все, все мы, несмотря на декадентство, символизм, акмеизм и прочее, прежде всего русские поэты”. — говорил он своим ученикам.
Там, где все сверканье, все движенье,
Пенье все, — мы там с тобой живем;
Здесь же только наше отраженье
Полонил гниющий водоем.
Зима принесла с собой новые хлопоты. Холод, мороз, а в городе не раздобыть дров, чтобы растопить печь. Притчей во языцех стала самоедская шуба Гумилева — гладким мехом наружу с белым узором понизу. В этой шубе, шапке с наушниками, в больших тупоносых сапогах, важный и приветливый Гумилев, обычно окруженный учениками, шел на очередную лекцию в “Институт живого слова”, Дом искусств, Пролеткульт, Балтфлот и тому подобные учреждения. Лекции он читал, не снимая шубы, так холодно было в нетопленых аудиториях. Пар валит изо рта, руки синеют, а Гумилев читает о новой поэзии, о французских символистах, учит переводить и даже писать стихи. Его программное стихотворение “Слово” говорит о высокой миссии языка, поэзии.
В оный день, когда над миром новым
Бог склонял лицо свое, тогда
Солнце останавливали словом,
Словом разрушали города.
И орел не взмахивал крылами,
Звезды жались в ужасе к луне,
Если, точно розовое пламя,
Слово проплывало в вышине.
Для Гумилева стихи, поэзия были формой религиозного служения. Он любил слово, поэзию всем существом и верил, что нужно помочь каждому человеку стихами. “Я вожусь с малодаровитой молодежью, — говорил Николай Степанович, — не потому, что хочу сделать их поэтами. Это, конечно, немыслимо — поэтами рождаются. Я хочу помочь им по-человечески. Разве стихи не облегчают, как будто сбросил с себя что-то. Надо, чтобы все могли лечить себя писанием стихов. ”
Образ Гумилева тех лет запечатлен в воспоминаниях Ирины Одоев-цевой, “лучшей ученицы” Николая Степановича, как он сам ее называл. “На берегах Невы” — книга, в которой талантливо и образно описана атмосфера тогдашнего Петербурга. Одоевцева воссоздает личные беседы с Гумилевым, встречи поэтов на торжественных собраниях и дома, за чашкой “морковного” чая (другого тогда не было).
Голод, холод, нищета и насущный вопрос “как выжить?” Гумилев решил для себя однозначно: работать. Он считал, что искусству нет дела до
того, какой флаг развевается над Петропавловской крепостью. Прэт считал уныние самым тяжким грехом и не позволял ни себе, ни другим опускаться и унижаться до отчаяния. Он свято верил, что литература есть целый мир, управляемый законами, равноценными законам жизни, и он чувствовал себя не только гражданином этого мира, но и его законодателем.
Я — угрюмый и упрямый зодчий
Храма, восстающего во мгле,
Я возревновал о славе Отчей
Как на небесах, и на земле.
(“Память”)
Гумилев занимается переводами, среди них “Поэма о старом моряке” Кольриджа, ассиро-вавилонский эпос “Гильгамеш”. Он пишет трагедию “Отравленная туника”. Мысли о любви и ревности, о страсти и предательстве, о беспощадности воспоминаний и о расплате человека за свое прошлое — вот что было главным для Гумилева в этой трагедии.
Старинное предание привлекло Гумилева своей жизненностью. Ничто не меняется в мире: так прочны узы, связывающие людей, так безысходны их страдания и как всегда безрадостна и отчаянна их борьба за любовь. Ад, оказывается, совсем не тогда наступает, когда от человека отказывается Бог. Ад наступает тогда, когда человек сам от себя отказывается, когда он не знает, что ему делать с самим собой. Путь к совершенству — любовь!
А знаю я — о, как я это знаю! —
Что есть такие страны на земле,
Где человек не ходит, а танцует,
Не знает боли милая любовь.
Именно в это время в творческой мастерской поэта рождаются стихи, которые составят сборник “Огненный столп”. Это настоящее сокровище русской поэзии, каждое произведение здесь — жемчужина. Творчеству Гумилев отводит роль священнодействия. Разрыва между желанным и свершенным для художника не существует. Чтение “Огненного столпа” пробуждает чувство восхождения на разные высоты.
Триптих “Душа и тело” — это философский разговор о побуждениях человека, о страстях души и желаньях тела. “Простое тело, но с горячей кровью” восклицает:
Люблю в соленой плескаться волне,
Прислушиваться к крикам ястребиным,
Люблю на необъезженном коне
Нестись по лугу, пахнущему тмином.
И тут — непредвиденное. Все устремления человека, телесные и духовные, оказываются отраженьем высшего, божественного сознания. Душа и Тело лишь малая часть Человека, который ответствует им:
Я тот, кто спит, и кроет глубина
Его невыразимое прозванье:
А вы, вы только слабый отсвет сна,
Бегущего на дне его сознанья!
Образы Гумилева уводят наши мысли к дальним горизонтам. Это и “билет в Индию Духа”, и “сад ослепительных планет”, и “персидская больная бирюза”, и “скальпель природы и искусства”. Тайн поэтического колдовства в “Огненном столпе” не счесть. Все они возникают на пути, трудном в своей главной цели — проникнуть в несовершенство нынешней человеческой природы, предсказать возможность ее перерождения.
Мироощущение Гумилева было далеко от оптимизма. Переломы революционного времени, личное одиночество сказывались на внутреннем состоянии, что запечатлено в образе “заблудившегося трамвая”. В стихотворении с одноименным названием звучит предчувствие скорой гибели. Это предчувствие вызывает целый ряд самых сокровенных воспоминаний жизни. Ясно^ что странный трамвай уносит поэта в иной мир, далекий и туманный.
Мчался он бурей темной, крылатой,
Он заблудился в бездне времен.
Остановите, вагоновожатый,
Остановите сейчас вагон.
5 сентября 1918 года Советом Народных Комиссаров было принято постановление, разрешающее расстреливать “все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам”. С этого постановления в стране фактически начался красный террор.
“Я вежлив с жизнью современною”, — пишет Гумилев. И действительно, он был подчеркнуто вежлив, вежлив той ледяной вежливостью, которая ничуть не теплее равнодушия. 11 февраля 1921 года в Доме литераторов состоялся вечер памяти Пушкина, и ничто не помешало Гумилеву появиться на нем во фраке. Прямой и надменный, он проходит по залам. Вокруг замерзшие люди в валенках, свитерах, потертых полушубках. Гумилев тоже дрогнет от холода, но виду не подает, он величественно и любезно раскланивается направо и налево, беседует со знакомыми в светском тоне. Весь вид его говорит: “Ничего не произошло. Революция? Не слыхал.”
И так во всем. Он истово, демонстративно, обнажив стриженую голову, крестился на все церкви. Как, и монархии больше нет? Гумилев не в курсе — он читает матросам “Галлу”, особенно напирая на “портрет моего государя”.
Был заговор или его не было — не имеет значения. Ясно было, что с этой холодной, надменной вежливостью у Гумилева одна дорога. Сейчас уже доказано, что “дело Гумилева” сфабриковано ЧК. Известно, что перед расстрелом он улыбался, докуривая папироску. Дата и место смерти — 27 августа 1921 года, близ Бернгардовки.
Сразу после гибели Гумилева А. И. Куприн написал статью “Крылатая душа”. Куприн не был Гумилеву близким человеком, но как раз некоторая отстраненность, дистанция помогли ему увидеть то, что не смогли увидеть стоящие рядом — фигуру Поэта во весь рост.
Куприн пишет: “Никогда ни в каком заговоре он участвовать не мог. Заговор — это стая. В обезумевшей, голодной, холодной России, заведенной за пределы того, что может стерпеть человек, — заговор из пяти людей уже не заговор, а провал и катастрофа. А у Гумилева был холодный, скептический и проницательный ум. Я не думаю также, чтобы он удостоил доносчиков каких-нибудь разъяснений по поводу своего политического символа веры. Но, знаете, сорвется иногда у человека, умеющего глубоко презирать и холодно ненавидеть, сорвется, может быть даже совсем невольно, — всего лишь один, быстрый, как молния, пронзительный взгляд, но в нем палач мгновенно прочтет: и то, как он микроскопически мал, гадок, глуп, грязен и труслив в сравнении со спокойно стоящей перед ним жертвой, и то. что эта бесконечная разница пребудет во веки веков. И тогда конец. Тогда неизбежна лертъ избраннику, тому, кого сам Бог отметил при рождении прикосновением своего перста на возвышенную жизнь и ужасную кончину”.
Летящей горою за мною несется
Вчера,
А Завтра меня впереди ожидает, как бездна,
Иду. но когда-нибудь в
Бездну сорвется Гора.
Я знаю, я знаю, дорога моя бесполезна.
И если я волей себе подчиняю людей,
И если слетает ко мне по ночам вдохновенье,
И если я ведаю тайны — поэт, чародей,
Властитель вселенной, — тем будет страшнее
паденье.
Поэты всегда предчувствовали свой уход, знали, каким он будет. Но все-таки не бесполезна Ваша дорога, Николай Степанович! В безвозвратное прошлое ушла та Россия, которую Вы любили и знали. Но долгие десятилетия “поражения” минули, и страна ждет возрождения

Самобытность поэзии Н. Гумилева

Поэзию Серебряного века нельзя представить без Николая Гумилева. Его стихи завораживают магией своих слов, придавая этим словам особое звучание и смысл. Его имя связывают с одним из литературных течений Серебряного века — акмеизмом, но творчест­во этого поэта настолько уникально, что его нельзя ог­раничить рамками одного направления. Гумилев дей­ствительно стоял у истоков акмеизма, входя в число организаторов нового поэтического союза «Цех по­этов», представителями которого стали А. А. Ахмато­ва, О. Э. Мандельштам, И. Н. Одоевцева, С. А. Горо­децкий и другие. Это новое литературное направле­ние пришло на смену символизму. Оно возникло на отрицании мистического мировоззрения символиз­ма, провозглашая ценность земного мира. Акмеисты видели свою основную задачу в возвращении слову простого смысла, свободного от символических тол­кований. Гумилев стал одним из теоретиков данного вида искусства, написав статью «Наследие символиз­ма и акмеизм», но позднее каноны акмеизма стали для поэта лишь условностью.

А. А. Ахматова посвятила Н. С. Гумилеву одно из лучших стихотворений:

Он любил три вещи на свете:

За вечерней пенье, белых павлинов

И стертые карты Америки.

Эти строки очень точно отражают самобытность Гумилева-поэта, в чьих стихах звучит и тема возвы­шенного, и страсть к путешествиям, и экзотические мотивы.

Я пропастям и бурям вечный брат.

Но я вплету в воинственный наряд

Звезду долин, Лилею голубую.

Гумилев считал своим учителем В. Брюсова, поэто­му в его раннем творчестве видны следы символиче­ской поэзии. Первые книги поэта исполнены патети­ческой романтики: конквистадоры, капитаны, рыца­ри и другие романтические персонажи его ранней лирики являются воплощением фантастической силы и страсти. Яркий пример тому герой стихотворе­ния «Старый конквистадор», удивляющий своей стойкостью, в любых испытаниях незнающий «ни ужаса, ни злости».

Смерть пришла, и предложил ей воин Поиграть в изломанные кости. Вся жизнь поэта соответствовала канонам его стра­стной поэзии. Попытки самоубийства, дуэль, участие в военных сражениях, путешествия в дальние стра­ны — все это стало темой его стихов.

. Я должен рассказать опять и снова,

Как сладко жить, как сладко побеждать

Моря и девушек, врагов и слово.

Гумилев ввел в русскую поэзию экзотическую аф­риканскую тему. Впечатления от путешествий в Аф­рику легли в основу его сборников «Романтические цветы», «Жемчуга» и «Чужое небо». В этих стихах Гумилев-поэт, оставаясь романтиком и мечтателем, был уже и профессионалом исследователем — этно­графом, археологом, фольклористом.

При чтении стихов об Африке завораживает изы­сканная картинность описываемого:

На таинственном озере Чад

Посреди вековых баобабов

Вырезные фелуки стремят

На заре величавых арабов.

Поэт оживляет древние легенды, вводит нас в мир, наполненный непередаваемым колоритом африкан­ского фольклора. И экзотические мотивы звучат в дальнейшем не только в африканских стихах. При­вычные уже устремления к необычному помогали по­эту формировать свежий взгляд на обыденную жизнь, находить в ней то, что давало тематику для новых произведений.

Более поздняя лирика — стихотворения, вошед­шие в сборник «Колчан», отражает философские взгляды поэта. Он задается вопросами, не волновав­шими его прежде: о смысле человеческого бытия, о том, что ждет человека за гранью жизни.

Чувствую, что скоро осень будет,

Солнечные кончатся труды

И от древа духа снимут люди

Золотые, зрелые плоды.

Этому немало способствовало участие Гумилева в военных действиях. Бессмысленная смерть товари­щей, постоянное ощущение опасности стало причи­ной обращения поэта к вечным проблемам человече­ства: поиски смысла жизни и счастья, противоречия души и тела, идеала и действительности.

Каждая книга поэта — это не только отражение собственных впечатлений и эмоций. Это осмысление пройденного этапа, подведение итогов, выражение тонкого мироощущения.

Гумилева нельзя назвать поэтом-гражданином. Все стихи Гумилева далеки от реальности. Как поэт он не видел в ней источника вдохновения:

Я вежлив с жизнью современною,

Но между нами есть преграда.

Политика и социальные коллизии остались в сто­роне от его лирики, но это лишь подчеркивает само­бытность его творчества, раскрывающего такой не­обычный мир слова и чувства.

Читайте также:  Гёте: сочинение
Ссылка на основную публикацию
×
×