На что он руку поднимал: сочинение

Сочинение: “На что он руку поднимал. “

“На что он руку поднимал. “

Пушкин и Лермонтов. Эти два имени стоят рядом в русской литературе. Они современники и вместе с тем — люди разных поколений.

Пушкин — поэт эпохи расцвета передовой мысли, Лермонтов же сформировался как поэт в эпоху тирании и реакции, наступившей после восстания декабристов. И все же есть что-то, сближающее эти имена. Это люди, искренне тревожившиеся о судьбах Родины, люди-борцы, страстно любившие свободу и ненавидевшие рабство во всех его проявлениях, люди, ставшие гордостью и совестью своего народа. Это люди похожей судьбы. Александр Сергеевич Пушкин. Это имя известно не только в нашей стране, но и во всем мире. Оно входит в нашу жизнь еще в детстве, входит, чтобы остаться навсегда. Стихотворения Пушкина обладают волшебством: нас волнуют образы и видения, слагаемые из слов, и мы переживаем одно из самых счастливых мгновений, которые даруются человеку.

Я в дальнем детстве речь России

По книжке Пушкина учил.

Мне в душу вольные, святые

Мечты навеки он вселил.

Пушкин — это лучшее, что есть в каждом из людей. Это доброта и талант, смелость и мужество, простота и верность. Читая Пушкина, мы учимся жить.

29 января 1837 года “солнце нашей поэзии закатилось”. Причиной смерти стала дуэль между ним и Дантесом. В Пушкина стрелял и убил иностранец, явившийся “к нам по воле рока”. Дантес презирал наши нравы, язык, все русское. Для него не было ничего святого, основной целью жизни было получение чинов, наград, блистательный взлет карьеры. И разве мог он понять “в сей миг кровавый, на что он руку поднимал”? Стреляя в Пушкина, он стрелял в Поэзию, стрелял в Россию, стрелял в русский народ, стрелял во все живое и прекрасное.

Пушкин — гений поэтический, народный. Он был дан миру “на то, чтобы доказать собою, что такое сам поэт. ” С его именем связано развитие всей русской культуры XIX в. От Пушкина ведет отсчет современный русский литературный язык. Пушкин для России — это начало национального самосознания. Пушкин постоянно был с народом. Да почему был? Он и сейчас с нами. Он из тех, кто делает нас народом и возвышает нас как нацию.

Ему не надо ни похвал, ни лести,

Ему скучна тщеславья круговерть.

Поэт во все века — невольник чести,

За честь земли своей — идет на смерть.

Исполнилось 164 года со дня гибели Александра Сергеевича Пушкина. Но он не умер! Пушкин обрел бессмертие, в душе каждого из нас живут его удивительные строки, его безграничная любовь к Отчизне, вера в добро, красоту и справедливость. Мертвым оказался Дантес, а в его лице “весь высший свет”, который так жаждал смерти поэта. И все-таки есть нечто в этом мире, что несет возмездие за зло. Родная дочь Дантеса страдала душевной болезнью от сознания, что ее отец — убийца великого Пушкина. В суровые и скорбные дни прощания со своим национальным гением Россия услышала имя Лермонтова и запомнила его навсегда.

Убийство на дуэли Пушкина глубоко потрясло и взволновало юного поэта: Погиб Поэт! — невольник чести — Пал, оклеветанный молвой, С свинцом в груди и жаждой мести, Поникнув гордой головой! Стихотворение “Смерть Поэта” написано пером острым, обличающим, оно наносит смертельные удары врагам великого поэта в лице консервативного круга вельмож, жадною толпой стоящих у трона. “На что он руку поднимал!” — негодует Лермонтов. Он, этот человек, который На ловлю счастья и чинов Заброшен к нам по воле рока. Мог ли он, “подобный сотням беглецов”, презиравший “земли чужой язык и нравы”, осмыслить, понять, на что он замахнулся? Гений России, ее свобода и слава оказались в тот “миг кровавый” перед дулом пистолета.

Но Лермонтов понимает, что Дантес явился лишь случайным исполнителем жестокого покушения на честь и совесть России. Он срывает маски лжи и лицемерия и называет всех виновных в смерти поэта: Вы, жадною толпой стоящие у трона, Свободы, Гения и Славы палачи! Таитесь вы под сению закона, Пред вами суд и правда — все молчи.

Мятежные лермонтовские строки полны гнева и презрения не только к палачам гения, но и к мироустройству, их породившему. Чтобы написать такое стихотворение, нужно было иметь большую смелость. Лермонтов не побоялся последствий. Написав это стихотворение — обвинительный акт самодержавию, — он исполнил свой человеческий и гражданский долг. “К несчастью слишком большой проницательности, — писал о нем Герцен, — он прибавил другое — смелость многое высказывать без прикрас и без пощады. Существа слабые, оскорбленные никогда не прощают такой искренности”. Заключительные 16 строк стихотворения, где содержались слова “И вы не смоете всей вашей черной кровью /Поэта праведную кровь!”, были восприняты при дворе как “призыв к революции”. Лермонтов был арестован, началось политическое дело о “непозволительных стихах”.

А в биографических записках о жизни и творческой деятельности Лермонтова обращает на себя внимание неприязненное отношение к нему царя Николая I, Известно, что поэт был неугоден государю, правителю, который несколько раз высылал его на Кавказ и который перед последней ссылкой Лермонтова с иронией пожелал ему “счастливого пути”. Предчувствовать и знать — эти понятия были для Лермонтова равнозначны. В стихотворении “Не смейся над моей пророческой тоскою”, которое во многом перекликается со “Смертью Поэта” — предчувствие, пророчество и собственной скорой гибели — в тех же условиях и по той же причине:

. Я знал: удар судьбы меня не обойдет;

Я знал, что голова, любимая тобою,

С твоей груди на плаху перейдет;

Я говорил тебе: ни счастия, ни славы

Мне в мире не найти; настанет час кровавый,

И я паду, и хитрая вражда

С улыбкой очернит мой недоцветший гений;

И я погибну без следа

Моих надежд, моих мучений.

Но я без страха жду довременный конец.

Давно пора мне мир увидеть новый;

Пускай толпа растопчет мой венец:

Венец певца, венец терновый.

Пускай! Я им не дорожил.

15 июля 1841 г. поэт был убит на дуэли. Ему было неполных 27 лет. Смерть Лермонтова — невосполнимая утрата для русской литературы. Современники Лермонтова восприняли ее как убийство. Поэт явился жертвой той общественной атмосферы, которой он был враждебен самим направлением и пафосом своего творчества. Творческая жизнь Лермонтова продолжалась всего 13 лет, но за это время он достиг вершин художественного мастерства и занял одно из выдающихся мест в русской и мировой литературе.

“На что он руку поднимал. ”

Каковы последствия отмены Сочинения как формы итоговой аттестации на Едином государственном экзамене?

Заменив выпускное сочинение и устный экзамен по литературе тестами по русскому языку, не подменим ли мы цель средством?

“Не мог щадить он нашей славы; // Не мог понять в сей миг кровавый, // На что он руку поднимал. ” – в этих всем известных и, может быть, нынче несколько высокопарно звучащих строках Лермонтова сказано не только о гибели поэта, но и о посягательстве на “нашу славу”, славу нации – живую, творимую культуру.

Почему-то именно эти строки возникают в памяти, когда речь заходит о грядущих реформах в отечественном образовании, а именно – об отмене сочинения на Едином государственном экзамене. На что мы поднимаем руку, поддерживая это возможное нововведение?

Русская литература, словесность не только наша слава, совесть нации, но и часть культуры всемирной. Сохранится ли значение литературы для наших юных соотечественников? Останется ли словесность для России звеном, и сейчас еще объединяющим “всяк сущий в ней язык”? Выживет ли она, если “поколение пепси” и его потомки разучатся писать?

Не воплотится ли в жизнь предположение, высказанное выпускницей современной школы, о том, что скоро наступит время, когда люди будут читать лишь гороскопы и яркие журналы, а изредка – комиксы?

Если мы, учителя словесности, станем утверждать, что “продолжим учить детей, Как и прежде, несмотря на отмену выпускного сочинения”, то, может быть, и, сами не желая того, неизбежно слукавим. Форма итоговой аттестации, хотим мы того или нет, диктует и пути подготовки к ней.

Как только станут узаконенными тесты по литературе на выпускном экзамене, учитель будет поставлен в рабское положение ментора, начетчика, натаскивающего своих питомцев на нужные ответы. Где тут учителю успеть расспросить учеников, например, о том, на каких фронтах воевали их деды в Великую Отечественную войну?

Если же выпускников ожидает отмена проверки знаний по литературе, то логически можно предположить в недалеком будущем и исчезновение самого предмета литературы. Не обретем ли мы тогда новое поколение сограждан-манкуртов, иванов, родства с родной культурой не помнящих?

В течение двух веков Дети имели возможность писать сочинения, упражняться в развитии логики мышления, находить для себя духовные ориентиры. Последнее десятилетие (90-е годы ХХ века) старшеклассники, кроме того, могли в течение года самостоятельно создавать письменную работу (официально она была обозначена как реферат) и защищать ее на выпускном устном экзамене по литературе. Тему ученик выбирал самостоятельно или под руководством учителя.

Петербургские школьники имели счастливую возможность работать с подлинниками (!) рукописей русских писателей в архивах Пушкинского Дома, благодаря научному руководству Б. Л. Бессонова в общедоступной студии “Биографика” в городском Дворце творчества юных.

Можно, казалось бы, возразить, что никто не запрещает и впредь энтузиастам заниматься в студии “Биографика” и всем ученикам писать сочинения для собственного удовольствия. Понятно, что это возражение носит риторический характер. Ведь “если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно”. А если никому не нужно? Тогда и “цели нет передо мною”.

Само по себе тестирование, возможно, оправдано как методический прием, в качестве формы промежуточной проверки знаний, в какой-то мере способствующей расширению информационного поля учеников. Но тестирование ни в коем случае не может быть итоговой работой по словесности. Почему? Вспомним, что выявляет тестирование? Знание конкретных фактов.

Образно говоря, наличие “кирпичей”, с помощью которых могло быть выстроено здание концепции при анализе художественного произведения. Что же выявит Единый государственный экзамен по словесности в форме теста? Вместо целостного анализа текста художественного произведения – отрывочные знания, напоминающие груду невостребованного строительного материала.

Таким образом, вводя вместо экзаменационного сочинения какие бы то ни было тесты, мы подменяем цель средством.

Обманутые взрослыми, детки и не заметят, как превратятся в барашков, разучатся говорить, а тогда, глядишь, можно и стричь их, и распорядиться их жизнью, жизнью стада. Обратимся к Фонвизину, устами Стародума поучавшего саму императрицу: “…Немного надобно ума пасти скотину. Достойный престола государь стремится возвысить души своих подданных”.

Но что значит “возвысить души”?

Меняются эпохи, а проблемы остаются. Можем ли мы утверждать, что подготовка и проведение тестирования по русскому языку способствует “возвышению душ” юных граждан отечества, получающих аттестат зрелости. Фонвизин напоминает и нам: “Воспитание должно быть залогом благосостояния государства…

Ну что для отечества может выйти из Митрофанушки?”.

Понятно, что не столько сама форма экзамена тревожит учителей (научить отвечать на вопросы по русскому языку проще, чем научить грамотно излагать свои мысли в сочинении), сколько беспокоит судьба духовной культуры будущих поколений России.

Спрашиваю у сегодняшних выпускников: “Какую форму экзамена вы бы предпочли, если бы вам было предоставлено право выбора?” “Тесты!” – хором отвечают они. “Почему?” Голос большинства: “Они проще, отгадать ответ можно. А чтобы хорошо написать сочинение, надо много читать”. “Допустим, – говорю. – А в какой форме вы хотели бы видеть экзамен у ваших будущих детей?” Все солидарны: “Конечно, сочинение. Иначе они не будут читать, вырастут бескультурными людьми”… Комментарий? Слаб человек по природе своей, но следует ли потакать слабости?

Можно ли строить на таком фундаменте сильное государство?

Двигаясь по пути наименьшего сопротивления, отказываясь сначала от сочинения как формы итоговой аттестации и от выпускного устного экзамена по литературе (в том числе и от защиты рефератов), а, возможно, впоследствии – и от преподавания литературы (сначала в старших классах), мы лишим нашу нацию не только культурного наследия, но и будущего.

В последних публикациях, посвященных Единому государственному экзамену, в “Литературе” и в “Русском журнале” есть очень интересные материалы (например, предлагается на выпускном сочинении дать для анализа незнакомые тексты), есть и суждения, с которыми трудно согласиться. Например, с тем, что сочинение как форма контроля знаний несовершенна, поскольку выпускники часто списывают с шаблонов. Опыт коллег и собственная многолетняя практика убеждают: если учить детей думать, а с 8-9-го класса – и даже раньше – приучать делать ссылки на литературоведческие работы, то процент списавших будет близок к нулю. В некоторых классах перед выпуском на уроке литературы я давала задание всем ученикам прорецензировать какой-либо текст из “Ста золотых…” или такого рода шпаргалок.

С каким удовольствием дети находили в них логические несоответствия, штампованные фразы! Старшеклассники убеждались, что сами могут написать живее, свежее. Многие ученики, с которыми довелось работать не один год, на экзамене выбирали темы, в большей мере предполагающие творческий подход (известно, что в любом комплекте есть более и менее творческие темы). Так, например, в позапрошлом году почти треть моих выпускников писали о временном и вечном в лирике Б. Пастернака.

И все работы были оригинальны. А если наши дети списывают, значит, мы сами допускаем это.

29 октября 2003 года в уважаемой санкт-петербургской гимназии № 56 для учителей, директоров и методистов города был проведен семинар-размышление “Единый государственный экзамен: перспективы, проблемы, решения”. По завершении серьезных методических выступлений на сцену актового зала вышла юная корреспондентка и попросила присутствующих (зал был полон) ответить: кто за единый экзамен? Поднялось пять рук. Небольшая поддержка. “Народ безмолвствует”? “Но счастлив ли народ?”

…В относительно недавнее историческое время деятелям культуры, русским писателям удалось предотвратить осуществление безумного проекта о повороте русских рек. Его уже стали было воплощать… Но общественное мнение было услышано, начатое дело – остановлено.

Неужели после смерти Дмитрия Сергеевича Лихачева за нашу культуру некому заступиться?

«На что он руку поднимал. »

Каковы последствия отмены Сочинения как формы итоговой аттестации на Едином государственном экзамене?

Заменив выпускное сочинение и устный экзамен по литературе тестами по русскому языку, не подменим ли мы цель средством?

«Не мог щадить он нашей славы; // Не мог понять в сей миг кровавый, // На что он руку поднимал. » — в этих всем известных и, может быть, нынче несколько высокопарно звучащих строках Лермонтова сказано не только о гибели поэта, но и о посягательстве на «нашу славу», славу нации — живую, творимую культуру.

Почему-то именно эти строки возникают в памяти, когда речь заходит о грядущих реформах в отечественном образовании, а именно — об отмене сочинения на Едином государственном экзамене. На что мы поднимаем руку, поддерживая это возможное нововведение?

Русская литература, словесность не только наша слава, совесть нации, но и часть культуры всемирной. Сохранится ли значение литературы для наших юных соотечественников? Останется ли словесность для России звеном, и сейчас еще объединяющим «всяк сущий в ней язык»?

Выживет ли она, если «поколение пепси» и его потомки разучатся писать? Не воплотится ли в жизнь предположение, высказанное выпускницей современной школы, о том, что скоро наступит время, когда люди будут читать лишь гороскопы и яркие журналы, а изредка — комиксы?

Если мы, учителя словесности, станем утверждать, что «продолжим учить детей, Как и прежде, несмотря на отмену выпускного сочинения», то, может быть, и, сами не желая того, неизбежно слукавим. Форма итоговой аттестации, хотим мы того или нет, диктует и пути подготовки к ней.

Как только станут узаконенными тесты по литературе на выпускном экзамене, учитель будет поставлен в рабское положение ментора, начетчика, натаскивающего своих питомцев на нужные ответы. Где тут учителю успеть расспросить учеников, например, о том, на каких фронтах воевали их деды в Великую Отечественную войну?

Если же выпускников ожидает отмена проверки знаний по литературе, то логически можно предположить в недалеком будущем и исчезновение самого предмета литературы. Не обретем ли мы тогда новое поколение сограждан-манкуртов, иванов, родства с родной культурой не помнящих?

В течение двух веков Дети имели возможность писать сочинения, упражняться в развитии логики мышления, находить для себя духовные ориентиры. Последнее десятилетие старшеклассники, кроме того, могли в течение года самостоятельно создавать письменную работу и защищать ее на выпускном устном экзамене по литературе. Тему ученик выбирал самостоятельно или под руководством учителя.

Петербургские школьники имели счастливую возможность работать с подлинниками рукописей русских писателей в архивах Пушкинского Дома, благодаря научному руководству Б. Л. Бессонова в общедоступной студии «Биографика» в городском Дворце творчества юных.

Можно, казалось бы, возразить, что никто не запрещает и впредь энтузиастам заниматься в студии «Биографика» и всем ученикам писать сочинения для собственного удовольствия. Понятно, что это возражение носит риторический характер. Ведь «если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно». А если никому не нужно?

Тогда и «цели нет передо мною».

Само по себе тестирование, возможно, оправдано как методический прием, в качестве формы промежуточной проверки знаний, в какой-то мере способствующей расширению информационного поля учеников. Но тестирование ни в коем случае не может быть итоговой работой по словесности. Почему? Вспомним, что выявляет тестирование?

Знание конкретных фактов. Образно говоря, наличие «кирпичей», с помощью которых могло быть выстроено здание концепции при анализе художественного произведения. Что же выявит Единый государственный экзамен по словесности в форме теста?

Вместо целостного анализа текста художественного произведения — отрывочные знания, напоминающие груду невостребованного строительного материала.

Таким образом, вводя вместо экзаменационного сочинения какие бы то ни было тесты, мы подменяем цель средством.

Обманутые взрослыми, детки и не заметят, как превратятся в барашков, разучатся говорить, а тогда, глядишь, можно и стричь их, и распорядиться их жизнью, жизнью стада. Обратимся к Фонвизину, устами Стародума поучавшего саму императрицу: «…Немного надобно ума пасти скотину. Достойный престола государь стремится возвысить души своих подданных».

Но что значит «возвысить души»?

Меняются эпохи, а проблемы остаются. Можем ли мы утверждать, что подготовка и проведение тестирования по русскому языку способствует «возвышению душ» юных граждан отечества, получающих аттестат зрелости. Фонвизин напоминает и нам: «Воспитание должно быть залогом благосостояния государства…

Ну что для отечества может выйти из Митрофанушки?».

Понятно, что не столько сама форма экзамена тревожит учителей , сколько беспокоит судьба духовной культуры будущих поколений России.

Спрашиваю у сегодняшних выпускников: «Какую форму экзамена вы бы предпочли, если бы вам было предоставлено право выбора?» «Тесты!» — хором отвечают они. «Почему?» Голос большинства: «Они проще, отгадать ответ можно. А чтобы хорошо написать сочинение, надо много читать». «Допустим, — говорю. — А в какой форме вы хотели бы видеть экзамен у ваших будущих детей?» Все солидарны: «Конечно, сочинение. Иначе они не будут читать, вырастут бескультурными людьми»… Комментарий? Слаб человек по природе своей, но следует ли потакать слабости?

Можно ли строить на таком фундаменте сильное государство?

Двигаясь по пути наименьшего сопротивления, отказываясь сначала от сочинения как формы итоговой аттестации и от выпускного устного экзамена по литературе , а, возможно, впоследствии — и от преподавания литературы , мы лишим нашу нацию не только культурного наследия, но и будущего.

В последних публикациях, посвященных Единому государственному экзамену, в «Литературе» и в «Русском журнале» есть очень интересные материалы , есть и суждения, с которыми трудно согласиться. Например, с тем, что сочинение как форма контроля знаний несовершенна, поскольку выпускники часто списывают с шаблонов. Опыт коллег и собственная многолетняя практика убеждают: если учить детей думать, а с 8-9-го класса — и даже раньше — приучать делать ссылки на литературоведческие работы, то процент списавших будет близок к нулю. В некоторых классах перед выпуском на уроке литературы я давала задание всем ученикам прорецензировать какой-либо текст из «Ста золотых…» или такого рода шпаргалок.

С каким удовольствием дети находили в них логические несоответствия, штампованные фразы! Старшеклассники убеждались, что сами могут написать живее, свежее. Многие ученики, с которыми довелось работать не один год, на экзамене выбирали темы, в большей мере предполагающие творческий подход .

Так, например, в позапрошлом году почти треть моих выпускников писали о временном и вечном в лирике Б. Пастернака. И все работы были оригинальны. А если наши дети списывают, значит, мы сами допускаем это.

29 октября 2003 года в уважаемой санкт-петербургской гимназии № 56 для учителей, директоров и методистов города был проведен семинар-размышление «Единый государственный экзамен: перспективы, проблемы, решения». По завершении серьезных методических выступлений на сцену актового зала вышла юная корреспондентка и попросила присутствующих ответить: кто за единый экзамен? Поднялось пять рук. Небольшая поддержка. «Народ безмолвствует»? «Но счастлив ли народ?»

…В относительно недавнее историческое время деятелям культуры, русским писателям удалось предотвратить осуществление безумного проекта о повороте русских рек. Его уже стали было воплощать… Но общественное мнение было услышано, начатое дело — остановлено.

Неужели после смерти Дмитрия Сергеевича Лихачева за нашу культуру некому заступиться?

«На что он руку поднимал. »

Другие сочинения по теме:

Літературний аналіз поезий «На що він руку піднімав» Пушкін і Лермонтов. Ці два імена коштують поруч у російській літературі. Вони сучасники й разом з тим — люди різних.

Анализ стихотворения Лермонтова И скучно и грустно, и некому руку подать Тема одиночества в произведениях Лермонтова имеет свои особенности, его одиночество это следствие того, что его герой не просто противопоставлен обществу.

Какой экзамен нам нужен? Мы хотим сохранить обязательный выпускной экзамен по литературе, чтобы поддержать статус предмета, ощущение его значимости на протяжении всех школьных лет.

Как правильно написать сочинение Как правильно написать сочинение Пишем сочинение правильно: Грамотно оформленное сочинение должно состоять из трех основных частей: вступление, содержание, заключение. В.

Структура сочинения Сочинение состоит из трех частей. В сочинениях на литературные темы это Вступление, основная часть, вывод. В сочинениях на нелитературные и.

ЕГЭ: серьезный подход к серьезному вопросу Единый государственный экзамен, и это следует признать со всей очевидностью, не стал очередным педагогическим экспериментом, пусть и широкомасштабным, а постепенно.

Подготовка к егэ по русскому языку Подготовка к егэ по русскому языку Единый государственный экзамен по русскому языку и литературе — самая действенная придумка тех, кто.

Хорошее сочинение «Хорошее Сочинение» — это рассуждение о том, всегда ли сочиненное может считаться сочинением. Автор анализирует признаки хорошего сочинения и условия.

ЕГЭ по литературе: проверяем себя Экзаменационная работа по литературе в 2009 году состоит из трех частей. На ее выполнение дается 4 часа . Части 1.

Значение вывода (заключения) для сочинения В заключении делается вывод из всего сказанного, подводится итог сочинению. «Самая ответственная часть речи» — так о заключении говорили еще.

Утро в летнем лагере (сочинение-репортаж) Сочинение «Утро в летнем лагере» — вариант сочинения на свободную тему. Автор непринужденно излагает события, выбрав наиболее подходящую форму сочинения-репортажа.

Сочинение описание Сочинение-описание — это сочинение, в основу которого положено описание как тип речи. Соответственно, написать сочинение-описание означает написать сочинение, отвечающее особенностям.

Как написать сочинение в жанре репортажа или заметки в газету Репортаж — это сообщение, рассказ о событиях, свидетелем, очевидцем которых был обязательно сам автор. Он должен сам все увидеть и.

Литературный обзор как один из возможных жанров сочинения-рассуждения Литературным обзором называют сжатое и обобщенное сообщение о ряде однородных явлений. Поскольку такое сообщение делается с какой-то определенной точки зрения.

День учителя литературы в Республике Калмыкия Не за горами новый, уже четвертый Педагогический марафон учебных предметов. Он, как обычно, должен пройти в московском Доме учителя в.

Сочинения по литературе: как все успеть? И возможно ли? В статье рассказывается о том, как большинство школьников подходят к написанию сочинений по литературе и какие меры предпринимают, чтобы облегчить.

Сочинение на тему Правила дорожного движения С тех пор, как человек изобрел колесо, началась эра сначала двухколесного, а потом трех — и четырехколесного транспорта. С каждым.

Десять кроссвордов В № 17 мы уже опубликовали работу молодого словесника из Сыктывкара С. Н. Шешукова и пригласили его к дальнейшему сотрудничеству.

Сочинение на тему «Зима» — лирическая зарисовка Сочинение на тему «Зима» — это лирическая зарисовка. Автор сочинения «Зима» дополняет тему собственными размышлениями о благодатном воздействии зимней природы.

Сочинение — 2001: . представляем темы и консультации Вступительную статью к консультационному номеру мы обыкновенно начинали в спокойно-эпическом духе: вот, мол, в очередной раз подходит пора традиционного Сочинения.

“На что он руку поднимал…”

Пушкин и Лермонтов. Эти два имени стоят рядом в русской литературе. Они современники и вместе с тем – люди разных поколений.

Пушкин – поэт эпохи расцвета передовой мысли, Лермонтов же сформировался как поэт в эпоху тирании и реакции, наступившей после восстания декабристов. И все же есть что-то, сближающее эти имена. Это люди, искренне тревожившиеся о судьбах Родины, люди-борцы, страстно любившие свободу и ненавидевшие рабство во всех его проявлениях, люди, ставшие гордостью и совестью своего народа.

Это люди похожей судьбы.

Стихотворения Пушкина обладают волшебством: нас волнуют образы и видения, слагаемые из слов, и мы переживаем одно из самых счастливых мгновений, которые даруются человеку.

Я в дальнем детстве речь России

По книжке Пушкина учил.

Мне в душу вольные, святые

Мечты навеки он вселил.

Пушкин – это лучшее, что есть в каждом из людей. Это доброта и талант, смелость и мужество, простота и верность. Читая Пушкина, мы учимся жить.

Дантес презирал наши нравы, язык, все русское. Для него не было ничего святого, основной целью жизни было получение чинов, наград, блистательный взлет карьеры. И разве мог он понять “в сей миг кровавый, на что он руку поднимал”? Стреляя в Пушкина, он стрелял в Поэзию, стрелял в Россию, стрелял в русский народ, стрелял во все живое и

Пушкин – гений поэтический, народный. Он был дан миру “на то, чтобы доказать собою, что такое сам поэт…” С его именем связано развитие всей русской культуры XIX в. От Пушкина ведет отсчет современный русский литературный язык.

Пушкин для России – это начало национального самосознания. Пушкин постоянно был с народом. Да почему был? Он и сейчас с нами.

Он из тех, кто делает нас народом и возвышает нас как нацию.

Ему не надо ни похвал, ни лести,

Ему скучна тщеславья круговерть.

Поэт во все века – невольник чести,

За честь земли своей – идет на смерть.

Исполнилось 164 года со дня гибели Александра Сергеевича Пушкина. Но он не умер! Пушкин обрел бессмертие, в душе каждого из нас живут его удивительные строки, его безграничная любовь к Отчизне, вера в добро, красоту и справедливость. Мертвым оказался Дантес, а в его лице “весь высший свет”, который так жаждал смерти поэта. И все-таки есть нечто в этом мире, что несет возмездие за зло.

Родная дочь Дантеса страдала душевной болезнью от сознания, что ее отец – убийца великого Пушкина.

В суровые и скорбные дни прощания со своим национальным гением Россия услышала имя Лермонтова и запомнила его навсегда. Убийство на дуэли Пушкина глубоко потрясло и взволновало юного поэта:

Погиб Поэт! – невольник чести –

Пал, оклеветанный молвой,

С свинцом в груди и жаждой мести,

Поникнув гордой головой!

Стихотворение “Смерть Поэта” написано пером острым, обличающим, оно наносит смертельные удары врагам великого поэта в лице консервативного круга вельмож, жадною толпой стоящих у трона.

“На что он руку поднимал!” – негодует Лермонтов. Он, этот человек, который

На ловлю счастья и чинов

Заброшен к нам по воле рока.

Мог ли он, “подобный сотням беглецов”, презиравший “земли чужой язык и нравы”, осмыслить, понять, на что он замахнулся?

Гений России, ее свобода и слава оказались – в тот “миг кровавый” перед дулом пистолета. Но Лермонтов понимает, что Дантес явился лишь случайным исполнителем жестокого покушения на честь и совесть России. Он срывает маски лжи и лицемерия и называет всех виновных в смерти поэта:

Вы, жадною толпой стоящие у трона,

Свободы, Гения и Славы палачи!

Таитесь вы под сению закона,

Пред вами суд и правда – все молчи.

Мятежные лермонтовские строки полны гнева и презрения не только к палачам гения, но и к мироустройству, их породившему. Чтобы написать такое стихотворение, нужно было иметь большую смелость. Лермонтов не побоялся последствий.

Написав это стихотворение – обвинительный акт самодержавию, – он исполнил свой человеческий и гражданский долг. “К несчастью слишком большой проницательности, – писал о нем Герцен, – он прибавил другое – смелость многое высказывать без прикрас и без пощады. Существа слабые, оскорбленные никогда не прощают такой искренности”. Заключительные 16 строк стихотворения, где содержались слова “И вы не смоете всей вашей черной кровью /Поэта праведную кровь!”, были восприняты при дворе как “призыв к революции”. Лермонтов был арестован, началось политическое дело о “непозволительных стихах”.

А в биографических записках о жизни и творческой деятельности Лермонтова обращает на себя внимание неприязненное отношение к нему царя Николая I. Известно, что поэт был неугоден государю, правителю, который несколько раз высылал его на Кавказ и который перед последней ссылкой Лермонтова с иронией пожелал ему “счастливого пути”.

Предчувствовать и знать – эти понятия были для Лермонтова равнозначны. В стихотворении “Не смейся над моей пророческой тоскою”, которое во многом перекликается со “Смертью Поэта” – предчувствие, пророчество и собственной скорой гибели – в тех же условиях и по той же причине:

…Я знал: удар судьбы меня не обойдет;

Я знал, что голова, любимая тобою,

С твоей груди на плаху перейдет;

Я говорил тебе: ни счастия, ни славы

Мне в мире не найти; настанет час кровавый,

И я паду, и хитрая вражда

С улыбкой очернит мой недоцветший гений;

И я погибну без следа

Моих надежд, моих мучений.

Но я без страха жду довременный конец.

Давно пора мне мир увидеть новый;

Пускай толпа растопчет мой венец:

Венец певца, венец терновый.

Пускай! Я им не дорожил.

15 июля 1841 г. поэт был убит на дуэли. Ему было неполных 27 лет. Смерть Лермонтова – невосполнимая утрата для русской литературы.

Современники Лермонтова восприняли ее как убийство. Поэт явился жертвой той общественной атмосферы, которой он был враждебен самим направлением и пафосом своего творчества. Творческая жизнь Лермонтова продолжалась всего 13 лет, но за это время он достиг вершин художественного мастерства и занял одно из выдающихся мест в русской и мировой литературе.

Похожие сочинения:

Сочинение на тему: Анализ стихотворения М. Ю. Лермонтова “Смерть поэта” Стихотворение “Смерть поэта” написано в 1837 году. Это стихотворение связано со смертью А. С. Пушкина. Когда Пушкин умирал, Лермонтов был болен. Лермонтов первый, кто написал правду о гибели А. С.

ПОЭТ И ОБЩЕСТВО В ЛИРИКЕ М. Ю. ЛЕРМОНТОВА Значительное место в творческом наследии М. Ю. Лермонтова занимает проблема взаимопонимания поэта и общества. Эти отношения рассматриваются как активные и часто даже враждебные. Мне кажется, что особенно ярко проблематика этих.

Лирическое наследие Лермонтова В лирическом наследии Лермонтова содержатся прогрессивные идеи, высокие гуманистические и патриотические чувства. В его произведениях “Смерть поэта”, “Как часто пестрою толпою окружен…”, “Прощай, немытая Россия” предмет беспощадной критики и отрицания.

Тема поэта и поэзии в лирике А. Пушкина и М. Лермонтова Тема поэта и поэзии в творчестве Пушкина и Лермонтова занимает одно из ведущих мест. В произведениях, посвященных этой теме, Пушкин и Лермонтов ставят и разрешают следующие вопросы: какова роль поэта.

Анализ стихотворения Лермонтова “Эпитафия У юного Лермонтова было достаточно много кумиров, которыми он искренне восхищался. В 16 лет поэт открыл для себя творчество Дмитрия Веневитинова, который был современником Лермонтова, но скончался в 1827 году.

Кратко о М. Ю. Лермонтове Михаил Юрьевич Лермонтов родился в 1814 году. Отношения между его родителями не сложились, и воспитанием маленького Миши занималась его бабушка – Елизавета Алексеевна Арсеньева. Лермонтов окончил благородный пансион при Московском.

“Нет, я не Байрон, я другой” М. Ю. Лермонтов. Стихотворения “Нет, я не Байрон, я другой…” Стихотворение написано в 1832 году. Метод – романтизм. На творчество Лермонтова значительное влияние оказала личность и творческое наследие выдающегося английского.

Образ поэта в творчестве М. Ю. Лермонтова Тема поэта и поэзии – одна из важнейших в творчестве многих поэтов. М. Ю. Лермонтов – не исключение. Довольно многие его стихотворения посвящены месту поэта в обществе, его роли и.

Тема поэта и поэзии в лирике М. Ю. Лермонтова Тема поэта и поэзии в лирике М. Ю. Лермонтова План I. Место темы поэта и поэзии в лирике Лермонтова. II. Высокая гражданская миссия поэта. 1 . “Нет, я не Байрон.

Тема поэта и поэзии в творчестве А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова и Н. А. Некрасова Тема поэта и поэзии в творчестве А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова и Н. А. Некрасова. XIX век принес в русскую литературу прекрасных поэтов, таких как А. С. Пушкин, М.

Тема поэта и поэзии в лирике Пушкина и Лермонтова Пушкин и Лермонтов – великие русские поэты. В своем творчестве каждый из них достиг вершин мастерства. Поэтому так интересны и важны их мысли о поэте и поэзии, о месте писателя.

Чувства добрые в лирике А. С. Пушкина “Чувства добрые” в лирике А. С. Пушкина I. Отражение в поэзии Пушкина гармонической личности поэта и человека, ставшего “с веком наравне” (Пушкин). II. “Лелеющая душу гуманность” (Белинский) поэзии Пушкина. 1.

Сходство Печорина и Онегина Исследователи в области литературы неоднократно обращали внимание на то, что фамилии двух главных героев произведений А. Пушкина (Евгений Онегин) и М. Лермонтова (Герой нашего времени) подобны настолько, что это не.

Анализ стихотворения Лермонтова “Ангел” (1) “Ангел” самое загадочное стихотворение, написанное Лермонтовым в возрасте шестнадцати лет, в 1831 году. Также одновременно со стихотворением “Ангел” было написано и другое творение, оно начиналось строками: “Моя душа, я помню.

Исповедь и проповедь в поэзии М. Ю. Лермонтова И звезды слушают меня, Лучами радостно играя. М. Ю. Лермонтов Поэзия М. Ю. Лермонтова – исповедь независимого и свободного духом человека. В пору своего творческого расцвета М. Ю. Лермонтов создает.

Три этапа развития в творчестве Лермонтова. Становление личности в лирике Лермонтова Русская литература – литература пророческая. И одним из самых известных ее пророков был М. Ю. Лермонтов, но сознание своего великого предназначения пришло к нему не сразу, поэтому его творчество делится.

Анализ стихотворения Лермонтова “И скучно, и грустно Последний период творчества Михаила Лермонтова связан с переосмыслением жизненных ценностей и приоритетов. Поэтому из-под пера поэта выходят произведения, в которых он словно бы подводит итог собственной жизни. Безрадостный, по его.

Пушкинские мотивы в лирике Михаила Лермонтова В. Т. Белинский в письме к Боткину писал: “Пушкин умер не без наследника”. Действительно, Лермонтов принял эстафету лидерства у Пушкина в поэзии и прозе. Несмотря на то что эти два.

Чувство трагического одиночества в творчестве М. Ю. Лермонтова Чувство трагического одиночества в творчестве М. Ю. Лермонтова План I. Поэзия Лермонтова – меланхолия лунной ночи. II. Тема одиночества поэта на его жизненном пути. 1. Символика грусти и трагизма. 2.

Анализ стихотворения Лермонтова “Есть речи – значенье Влюбчивый по своей натуре, Михаил Лермонтов старался е афишировать своих чувств и открывал их лишь своим избранницам. Именно по этой причине многочисленные романы поэта до сих пор являются предметом исследований.

ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич (1814 – 1841) – русский поэт, прозаик, драматург. Лермонтов родился в Москве, в дворянской семье. Когда мальчику было 3 года, умерла мать; его воспитывала бабушка, Елизавета Алексеевна.

ПУШКИНСКИЕ МОТИВЫ В ЛИРИКЕ М. Ю. ЛЕРМОНТОВА КЛАССИКА М. Ю. ЛЕРМОНТОВ ПУШКИНСКИЕ МОТИВЫ В ЛИРИКЕ М. Ю. ЛЕРМОНТОВА В. Г. Белинский в письме к Боткину писал: “Пушкин умер не без наследника”. Действительно, Лермонтов принял эстафету лидерства у.

Вопросы и ответы к стихотворениям А. С. Пушкина 1. Назовите основные мотивы лирики А. С. Пушкина и соответствующие им стихи. Вольнолюбивая лирика -“К Лицинию”, “В Сибирь”, “Арион”, “Анчар”, “К Чаадаеву”; Значение поэта и поэзии -“Пророк”, “Поэт”, “Разговор книгопродавца.

Анализ стихотворения Лермонтова “Смерть поэта Не секрет, что Михаил Лермонтов восхищался творчеством своего современника, Александра Пушкина, и считал его одним из ярких представителей русской литературы. Поэтому гибель кумира произвела на Лермонтова очень сильное впечатление. Более.

Любовь в лирике Лермонтова – страсть, приносящая страдания План I. Реальность сквозь призму отречения. II. Отпечаток гнетущей эпохи на любовной лирике Лермонтова. 1. Тоска чувствительного сердца. 2. Страдание – привычное состояние души Лермонтова. 3. Идеальный мир поэта. 4.

Идеал ранних стихов Лермонтова Ранние стихотворения Лермонтова – своеобразный лирический дневник, откровенный разговор с самим собой, чистосердечная исповедь молодого человека. Поэт оценивает важнейшие политические события своего времени, размышляет о назначении поэта и поэзии, напряженно.

Онегин – энциклопедия русской жизни. Сочинение для 8 класса О русской литературе А. М. Горький писал: “В истории развития литературы европейской наша юная литература представляет собой феномен изумительный. Наша литература – наша гордость!” У истоков новой русской литературы стоит.

ЛЕРМОНТОВ И ПУШКИН ЛЕРМОНТОВ И ПУШКИН В истории русской литературы М. Ю. Лермонтов по праву считается продолжателем дела Пушкина, создателя русского литературного языка и основоположника классической литературы в России. Одним из первых, кто.

ИСТОРИЧЕСКАЯ ТЕМА В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ А. С. ПУШКИНА И М. Ю. ЛЕРМОНТОВА Историческая тема интересовала писателей во все времена. Не обошли ее в своем творчестве и такие выдающиеся мастера, как А. С. Пушкин и М. Ю. Лермонтов. Два великих русских писателя обращались.

Анализ стихотворения Лермонтова “Разлука Воспитанием Михаила Лермонтова занималась его бабушка, Елизавета Арсеньева, по настоянию которой в 1827 году будущий поэт поступил в пансион, где юношей из благородных семей готовили к поступлению в университет. Вместе.

«На что он руку поднимал…» сочинение

«На что он руку поднимал…». Александр Сергеевич Пушкин. Это имя известно не только в нашей стране, но и во всем мире. Оно входит в нашу жизнь еще в детстве, входит, чтобы остаться в ней навсегда. Стихи Пушки­на обладают волшебством, волнуют нас образы и видения, слага­емые из слов, и мы переживаем одно из самых счастливых мгно­вений, которые даруются человеку.

Я в дальнем детстве речь России

По книжке Пушкина учил.

Мне в душу вольные, святые

Мечты навеки он вселил.

Пушкин — это лучшее, что есть в каждом из людей. Это доброта и талант, смелость и мужество, простота и верность. Читая Пушкина, я учусь жить.

29 января 1837 года «солнце нашей поэзии закатилось». Пушкин умер. Причиной его смерти стала дуэль между ним и Дантесом. В Пушкина стрелял и убил его иностранец, явивший­ся «к нам по воле рока».

Он презирал наши нравы, язык, все русское. Для него не было ничего святого. Основной целью жизни Дантеса было по­лучение чинов, наград, блистательный взлет карьеры. И разве мог он понять «в сей миг кровавый, на что он руку поднимал»?

Стреляя в Пушкина, он стрелял в Поэзию, стрелял в Россию, стрелял в русский народ, стрелял во все живое и прекрасное. Пушкин — гений поэтический, народный. Он был дан миру «на то, чтобы доказать собою, что такое сам поэт, и ничего больше». О его именем связано развитие всей русской культуры XIX в. От Пушкина ведет отсчет современный русский литературный язык. Но Пушкин для России — это начало национального са­мосознания. Нельзя говорить о Пушкине и но думать о Родине, как нельзя говорить о Родине и но думать о Пушкине. Пушкин и Россия — два неразделимых понятия. Поэтому во время дуэ­ли Дантес стрелял не в Пушкина, а в Россию.

Как будто бы в сердце целой Руси целятся в сердце поэта. Пушкин постоянно был с народом. Да почему был? Он и сейчас с нами. Он из тех, кто делает нас народом и возвышает нас как народ.

Ему не надо ни похвал, ни лести,

Ему скучна тщеславья круговерть.

Поэт во все века — невольник чести.

За честь земли своей — идет на смерть.

Но нет, Пушкин не был убит! Он обрел бессмертие. Мертвым оказался Дантес, а в его лице «весь высший свет», который так ждал смерти поэта. И все-таки есть нечто в этом мире, что несет возмездие за зло. Ведь дочь Дантеса страдала душевной болез­нью от сознания, что ее отец — убийца Пушкина.

В 1997 году исполнилось 160-лет со дня гибели Александра Сергеевича Пушкина. Но он по-прежнему с нами, в душе каждо­го из нас живут его удивительные строки, его безграничная лю­бовь к Отчизне, вера в добро, красоту, справедливость.

Пушкин — любовь и гордость русского народа. После Смер­ти Пушкина потрясенный М. Лермонтов написал стихи, кото­рые взволновали всю читающую Россию.

В биографических записках о жизни и творческой деятель­ности Лермонтова обращает на себя внимание неприязненное отношение к нему царя Николая I. Чем же поэт был так неуго­ден государю, правителю, который несколько раз высылал его на Кавказ, который перед последней ссылкой Лермонтова с иро­нией пожелал ему «счастливого пути»?

Стихотворение «Смерть Поэта» написано пером острым, об­личающим, наносит смертельные удары врагам великого поэта в лице консервативного круга вельмож, жадною толпой стоящих у трона.

Лермонтов действительно был активным борцом, не желаю­щим мириться с явно наметившимся застоем в сознании про­грессивной части мыслящих людей в годы реакции.

Подтверждением активной жизненной позиции есть стихо­творение «Смерть Поэта», написанное после трагической смер­ти А. С. Пушкина.

Пушкин и Лермонтов. Эти два имени стоят рядом в русской литературе. Они современники и вместе с тем — люди разных поколений. Пушкин — поэт эпохи расцвета передовой мысли, Лермонтов же сформировался как поэт в эпоху тирании и реак­ции, наступившей после восстания декабристов. И все же есть что-то, сближающее эти имена. Это люди, искренне тревожив­шиеся о судьбах Родины, люди-борцы, страстно любившие сво­боду и ненавидевшие рабство во всех его проявлениях, люди, ставшие гордостью и совестью своего народа. Это люди похожей судьбы.

Россия услышала имя Лермонтова и запомнила его навсег­да. Это случилось в суровые и скорбные дни прощания России со своим любимым сыном, расставания народа со своим на­циональным гением. Убийство на дуэли Пушкина глубоко потрясло и взволновало Лермонтова.

Погиб Поэт! — невольник чести —

Пал, оклеветанный молвой,

С свинцом в груди и жаждой мести,

Поникнув гордой головой!

— прозвучали слова отчаяния и боли, слова обвинения убий­цам поэта.

«На что он руку поднимал…» сочинениеНа что он руку поднимал!» — негодует Лермонтов. Он, этот человек, который

На ловлю счастья и чинов Заброшен к нам по воле рока.

Могли он, «На что он руку поднимал…» сочинениеподобный сотням беглецов», преоиравший «На что он руку поднимал…» сочинениезем­ли чужой язык и нравы», осмыслить, понять, на что он замах­нулся?

Гений России, ее свобода и слава оказались в тот «На что он руку поднимал…» сочинениемиг крова­вый» перед дулом пистолета.

Но Лермонтов понимает, что Дантес явился исполнителем кровавого покушения на честь и совесть России. Он срывает маски лжи и лицемерия и называет всех виновных в смерти поэта:

Вы, жадною толпой стоящие у трона,

Свободы, Гения и Славы палачи!

Таитесь вы под сению закона,

Пред вами суд и правда — все молчи.

Мятежные лермонтовские строки полны гнева и презрения не только к палачам гения, ио и к мироустройству, их породив­шему.

Чтобы написать такое стихотворение, нужно было иметь большую смелость. Лермонтов не побоялся последствий. На­писав это стихотворение-обличение, стихотворение — обвини­тельный акт самодержавию, он исполнил свой человеческий и гражданский долг. «На что он руку поднимал…» сочинениеК несчастью слишком большой проница­тельности, — писал о нем Герцен, — он прибавил другое — смелость многое высказывать без прикрас и без пощады. Су­щества слабыр, оскорбленные никогда не прощают такой ис­кренности».

Предчувствовать и знать — эти понятия были для Лермон­това равнозначны. В стихотворении «На что он руку поднимал…» сочинение Смерть Поэта» — пред­чувствие, пророчество и собственной скорой гибели — в тех же условиях и по той же причине.

“На что он руку поднимал. “

Нас удивляет двойственное отношение современников к дуэли Пушкина, а затем и Лермонтова. Дуэль с последним Мартынов в своих записках назвал “несчастным событием”. Но почему же в глазах столь многих светских людей убийцы поэтов заслуживали оправдания и даже сочувствия? Поможет нам взглянуть на собственную гибель глазами человека тогдашнего поколения сам Лермонтов.
Вспомним его знаменитое стихотворение “Смерть поэта”:

Смеясь, он дерзко презирал
Земли чужой язык и нравы,
Не мог щадить он нашей славы,
Не мог понять в сей миг кровавый,
На что он руку поднимал!

Почему же “не мог”? А потому, что “презирал земли чужой язык и нравы”. Что же это за нравы? И какое отношение к ним имеет “французская” дуэль – поединок с целью восстановления поруганной чести?
Во Франции ХVI века происходило в год до 20 тысяч дуэлей, в России же еще и в ХVII веке они оставались всего лишь экзотикой, развлекавшей обитателей Немецкой слободы. До татаро-монгольского нашествия русичи дрались на рыцарских поединках, однако в дальнейшем стало так, что своей жизнью они уже не распоряжались – жизнь подданных принадлежала феодалу, жизнь феодала – царю. Спорные вопросы решались путем прошений, а “бесчестьем” называлась денежная плата, полученная по суду от обидчика.
Итак, русские люди не имели права даже ради защиты чести подвергать себя риску – в головах своих они были не вольны. Петровский закон о дуэлях гласил: даже случайные свидетели, не донесшие о поединке, приговаривались к смертной казни, а самих дуэлянтов надлежало вздернуть на виселицу, причем погибшего у барьера – за ноги.
Однако уже при Елизавете Петровне вместе с перенимавшимися с Запада образцами поведения вошла в моду и дуэль. Екатерина II в своем “Манифесте о поединках” приравняла ее, правда, к уголовным преступлениям, но фактически либо миловала дуэлянтов, либо ограничивалась мягкими наказаниями. Во время заграничного похода 1813 года русское офицерство набралось “духа вольности” в максимальной степени. Известен случай, когда будущий император Николай Павлович взял было за шиворот офицера и тут же отпустил, услыхав: “Ваше высочество, в руках у меня шпага”. И вот когда в Европе о настоящих поединках почти забыли, в России “благородная дуэль” начала переживать расцвет. Причем наши дворяне со свойственным русским максимализмом избрали наиболее жесткие способы защиты своей чести и достоинства. В Европе для обеления репутации достаточно было одного лишь выхода на поединок, по русским же понятиям, дуэль без пролития крови позора отнюдь не смывала. Уклонившемуся от дуэли грозила полная обструкция, как это случилось, скажем, с гвардейским офицером Канатчиковым, не пожелавшим вызвать из-за, как ему казалось, пустяка своего друга и сослуживца Воейкова. Когда же ему отказали в приеме и на гражданскую службу, Канатчиков в отчаянии все же послал вызов приятелю и убил его, после чего был не только прощен, но и возвращен в гвардию.
Ю. М. Лотман, объясняя в “Беседах о русской культуре”, почему Онегин стрелял в Ленского, а не мимо, говорит, что “демонстративный выстрел в сторону являлся новым оскорблением и не мог способствовать примирению”; “в случае безрезультатного обмена выстрелами дуэль начиналась сначала, и жизнь противнику можно было сохранить только ценой собственной смерти или раны”.
По дуэльным правилам, разрядить пистолет в воздух имел право лишь стрелявший вторым противник, а если это делал первый, он считался уклонившимся от дуэли. “Благородной” дистанцией между вставшими к барьеру считалось расстояние в 6-10 шагов, так что промахнуться было нелегко. И только пунктуальное следование ритуалу как-то отличало поединок от обычного убийства. Главная задача секундантов прежде всего заключалась в том, чтобы если не помирить соперников, то по крайней мере максимально смягчить условия дуэли, а в случае несоблюдения ритуала – счесть невозможным ее проведение.
Вышеизложенное многое объясняет и в злосчастной дуэли Лермонтова и Мартынова. Она оказалась как бы предопределенной психологически, поскольку в 1841 году душевное состояние Мартынова являлось уже совсем иным, чем в годы его приятельства с Лермонтовым. По воспоминаниям Я. И. Костенецкого, в 1839 году Н. С. Мартынов, молодой красивый гвардейский офицер, “был всегда очень любезен, весел, порядочно пел под фортепиано романсы и полон надежд на свою будущность; он все мечтал о чинах и орденах и думал не иначе, как дослужиться на Кавказе до генеральского чина”. А встретив Мартынова в 1841 году, Костенецкий делает такие наблюдения: “Вместо генеральского чина он был уже в отставке майором, не имел никакого ордена и из веселого и светского изящного молодого человека сделался дикарем: отрастил огромные бакенбарды, в простом черкесском костюме, с огромным кинжалом, в нахлобученной белой папахе, вечно мрачный и молчаливый”.
Мартынов в отставку вышел вынужденно, обвиненный в шулерстве, и насмешки язвительного Лермонтова били по больному месту. Людям, которым желавшим проучить дерзкого поэта чужими руками, Мартынов подходил идеально. Позднее Лермонтов и сам понял это: “Приятели раздули-таки ссору”.
Если принять во внимание особенности русской дуэли, не столь уж важно, знал или не знал Мартынов (сын его впоследствии уверял, что не знал) о словах Лермонтова, сказанных накануне одному из секундантов, что он “не будет стрелять и станет ждать выстрела Мартынова”. Эти слова взяты из записей допроса секундантов. Н. П. Раевский, секундантом не бывший, передает их несколько иначе: “Мартынов пускай делает, как знает, а сам он (Лермонтов – С. Л.) целить не станет. “Рука, – сказал, – на него не поднимается!”
Между тем оба выстрела, имевшие место на дуэли, спровоцировало вопиющее несоблюдение ритуала со стороны секунданта Столыпина. Уже после счета “три” он, вместо того чтобы развести не выстреливших противников, крикнул: “Стреляйте, и я разведу вас!”. Далее все происходило как в страшном сне. Лермонтов со словами: “Я в этого дурака стрелять не буду!” разряжает пистолет в воздух. Мартынов, мгновенно среагировав на “дурака”, стреляет в Лермонтова. Тот, падая, говорит Глебову:
“Умираю”. Мартынов бросается к своей жертве, шепчет: “Миша, прости мне!”, становится на колени, крестится, кланяется умирающему, целует его в губы и затем уезжает в одном бешмете, забыв черкеску. Врача нашли только через четыре часа, когда все уже было кончено.
Современные исследователи видят в прощании Мартынова с Лермонтовым только фальшь и актерскую игру, однако в действительности здесь раскрывается перед нами еще одна существенная черта русского характера – во всем идти до края. Поразительно сказано об этом в русской летописи ХIII века: “Со звероподобным усердием принялись они за дела Божии”. Да, в cвоем духовном рвении православные дворяне переступали через представление о дуэли как о грехе смертоубийства, за которым непременно последует кара Господня. Однако представление о греховности дуэли было им присуще. Западные дворяне не заботились об этой стороне дела – следование традиции снимало моральную ответственность. Не то у наших. Так, по воспоминаниям М. Ф. Каменской, даже такой отчаянный бретер, как ее двоюродный дядя граф Федор Толстой-Американец, участвовавший более чем в тридцати дуэлях и убивший на них одиннадцать человек, именно как кару Божию воспринимал смерть своих детей, каждый раз при этом вычеркивая одно имя из синодика им убиенных. То же произошло и с Мартыновым. Вот какой эпизод, рассказанный в 1915 году бывшей его подругой, приводит в книге “Под солнцем юга: Кавказские войны в лицах” С. В. Чекалин: “Умерла у Мартыновых дочь, девочка. Все горевали. А Николай Соломонович больше всех. Плакал и Богу молился, – у нас, у Покрова в Левшине. В одну из печальных этих годовщин пришла я к ним. Тяжко было в доме. Тихо. Вдруг бежит к нам, молодым, старшая. – “Спасите, спасите! Папа сошел с ума!” Мы затрепетали. Как? Что? Оказалось вот что. Заглянула она к нему в кабинет и видит: Николай Соломонович в одной руке портрет покойной дочери держит, а другую сжал в кулак и грозится: “Ты. Все ты. За тебя уплатил дочерью. Знаю, знаю. Уж коли убит, – молчи. Враг был, им и остался. ” И упал в кресло. Карточку целует. Плачет. Тут я крикнула: “Да ведь это Николай Соломонович Лермонтову грозится! Ах!” – Обнялись мы и зарыдали”. Так что совсем не позой представляется ежегодная панихида, заказывавшаяся Мартыновым в день смерти поэта по убиенному рабу Божиему Михаилу, и то, что он в одиночестве напивался в роковой день в своем кабинете, и то, что завещал не ставить на его могиле надгробия, желая, чтобы память о нем совершенно исчезла.
Как известно, Мартынов вовсе не был чужд поэзии и с успехом упражнялся в ней, не видя особой разницы между своими и лермонтовскими стихами. Они соперничали еще в Школе юнкеров, где оба участвовали в рукописном литературном журнале “Школьная заря”. А на Кавказе Мартынов написал поэму “Герзель-аул”, в которой содержится и шаржированный портрет Лермонтова:

Вот офицер прилег на бурке
С ученой книгою в руках,
А сам мечтает о мазурке,
О Пятигорске и балах.
Ему все грезится блондинка,
В нее он по уши влюблен.

Писал и мыслил этот автор весьма легко. В своей поэме он беззаботно похвалялся сожжением аулов, истреблением посевов, угоном скота. Не чужд ему и своеобразный садистский юмор:

Горит аул невдалеке.
То наша конница гуляет,
В чужих владеньях суд творит,
Детей погреться приглашает.

Да, Мартынов, может быть, так до конца жизни и не оценил гениальности Лермонтова, ставя себя как стихотворца на одну доску с ним.. Но он знал, что Лермонтов – поэт. И тут в свои права вступила еще одна, очень древняя и очень сильная составляющая русского характера – трепетное отношение к Слову. Ощущение сакральности творящего Слова всегда живет в подсознании православного человека. Следовательно, Мартынов, даже не осознавая истинного значения Лермонтова для русской литературы, не мог не понимать, что “поднял руку” на Поэта, – и это тоже мучило его.

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА – УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Читайте также:  Рецензия на текст В. Я. Лакшина про книги в нашей жизни: сочинение
Ссылка на основную публикацию
×
×
Название: “На что он руку поднимал. ”
Раздел: Сочинения по литературе и русскому языку
Тип: сочинение Добавлен 16:36:55 03 декабря 2003 Похожие работы
Просмотров: 27 Комментариев: 14 Оценило: 4 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно Скачать