Н.В. Гоголь в современной литературе: сочинение

«Н.В. Гоголь в современной литературе»

Историко-биографическая проза о великом писателе переболела всеми болезнями роста этого жанра. Несколько изданий выдержала трилогия В. Авенариуса «Школа жизни великого юмориста». Автор ее достаточно добросовестно и обстоятельно скомпоновал биографические факты, но у него Гоголь-человек и Гоголь-художник существуют вне исторической эпохи. Перед нами не книга о становлении граж-данина и великого сатирика, «аналитика пошлости пошлого человека» (Ап. Григорьев), а развлекательные сцены из жизни «великого юмориста». Манера автора лишена психологизма, история жизни Гоголя не доведена до кульминации жизненных и творческих исканий.

Современная художественная гоголиана богата и разножанрова. Кроме романов, о которых будет идти речь, можно обратить внимание учителя на многочисленные произведения в жанре «малой прозы» с разной степенью соотношения художественного и документально-очеркового начала: «Именины» Ю. Гаецкого, «Гоголь и Лермонтов» В. Захаржевского, «Птицы в клетках» А. Шишко, «Рассказы о Гоголе» Е. Сереб-ровской, «Шинель» Л. Борисова, «Дом в Васильевке» И. Золотусского, «Петербургская повесть» М. Васиной. Рассказы-эссе о» Гоголе он найдет в книгах А. Горелова «Очерки о русских писателях», Г. Степанова «День из жизни писателя». Кроме того, образ Гоголя в плане яркой, могущей заинтересовать учителя характеристики проходит через историко-биографические книги, в которых он не является главным действующим лицом: «К вершинам искусства» и «Портрет по памяти» А. Борщаговского, «Последние годы Багрова-внука» Н. Яновского-Максимова, «Недуг бытия. Хроника дней Евгения Баратынского» Д. Голубкова. В этот ряд можно поставить приключенческий роман В. Синенко «Золото Черной горы».

Однако наиболее полными возможностями раскрытия сложного образа великого художника обладают произведения «большой прозы», в которых образ Гоголя преломился не только через авторскую концепцию, но и через идейно-художественные тенденции своей эпохи. «Суд» над писателями прошлого во многом определил трагедийно-обличительный аспект видения Образа писателя и в незавершенной трилогии С. Н. Сер-геева-Ценского «Ночь и Гоголь» — опубликована только третья часть ее «Гоголь уходит в ночь». Писатель с клинической точностью нарисовал распад личности великого художника, задушенного беспросветной ночью николаевской реакции. Современная критика в отличие от критики 30-х годов не находит в книге Сергеева-Ценского смакования биологической стороны трагедии Гоголя: «Ценский сделал смелую попытку показать Гоголя этого периода как человека, причем человека больного и глубоко несчастного, сознающего свою болезнь, но не. желающего и не пытающегося бороться с нею, потому что у самого стала… «мертвая душа».

Последние годы жизни Гоголя, время работы над «Мертвыми душами», мучительные поиски гармонии жизни стали предметом художественного осмысления в романе Ольги Форш «Современники», который и сегодня не утратил своего художественного значения в трактовке драмы двух гениев — Гоголя и Александра Иванова. Обратившийся к этой книге учитель-словесник найдет подробный комментарий к ней в издании: Форш Ольга. Собр. соч.: В 8 т.— М.; Л., 1962—1964.—Т. 2.—С. 469—500. Подробный анализ романа содержит монография: Тамарченко Анна. Ольга Форш: Жизнь, личность, творчество.— 2-е изд., доп.—Л., 1974.— С. 292—324. Содержательный разбор романа сделан также С. М. Петровым в его книге «Советский исторический роман» (М., 1958).

Роман О. Д. Форш был начат в 1924 г. Его значение в литературной борьбе эпохи определялось полемикой с рапповским нигилизмом по отношению к куль-туре прошлого и ее великим деятелям. Основная коллизия романа — в споре двух великих современников о судьбах современного им искусства. Гоголь показан писательницей на том идейном и нравственном переломе, когда он разуверился в возможностях искусства преобразить жизнь и стал искать в нем способ спасения души. Трагической судьбой Гоголя писательница утверждает, что уход от запросов современности обрекает даже гениального художника на творческое бессилие.

Писательница сознательно сместила хронологию, «спрессовала» события: то, что происходило с Гоголем в 1845—1849 гг., вместилось в полгода условного романного времени, создавая иллюзию стремительности исторического движения, обрушившегося на писателя, не сумевшего осмыслить до конца характер своей эпохи. Он умер как творец-мыслитель, согласно концепции Форш, еще до своей физической гибели, потому что отступился от нужной для России гражданственной, преобразующей миссии литературы. Но писатель-ница несколько упростила сложный и растянутый во времени характер этого процесса. В романе поставлена актуальная и сегодня проблема связи духовной культуры с революционно-освободительным движением. В советской критике утвердилось мнение, что сильные и слабые стороны талантливой книги обусловлены не только индивидуальной манерой автора, но и тенденциями эпохи его создания—духовная драма Гоголя оказалась оторванной от исторических судеб России.

Н.В. Гоголь в современной литературе

Историко-биографическая проза о великом писателе переболела всеми болезнями роста этого жанра. Несколько изданий выдержала трилогия В. Авенариуса «Школа жизни великого юмориста». Автор ее достаточно добросовестно и обстоятельно скомпоновал биографические факты, но у него Гоголь-человек и Гоголь-художник существуют вне исторической эпохи. Перед нами не книга о становлении граж-данина и великого сатирика, «аналитика пошлости пошлого человека» (Ап. Григорьев), а развлекательные сцены из жизни «великого юмориста». Манера автора лишена психологизма, история жизни Гоголя не доведена до кульминации жизненных и творческих исканий.

Современная художественная гоголиана богата и разножанрова. Кроме романов, о которых будет идти речь, можно обратить внимание учителя на многочисленные произведения в жанре «малой прозы» с разной степенью соотношения художественного и документально-очеркового начала: «Именины» Ю. Гаецкого, «Гоголь и Лермонтов» В. Захаржевского, «Птицы в клетках» А. Шишко, «Рассказы о Гоголе» Е. Сереб-ровской, «Шинель» Л. Борисова, «Дом в Васильевке» И. Золотусского, «Петербургская повесть» М. Васиной. Рассказы-эссе о» Гоголе он найдет в книгах А. Горелова «Очерки о русских писателях», Г. Степанова «День из жизни писателя». Кроме того, образ Гоголя в плане яркой, могущей заинтересовать учителя характеристики проходит через историко-биографические книги, в которых он не является главным действующим лицом: «К вершинам искусства» и «Портрет по памяти» А. Борщаговского, «Последние годы Багрова-внука» Н. Яновского-Максимова, «Недуг бытия. Хроника дней Евгения Баратынского» Д. Голубкова. В этот ряд можно поставить приключенческий роман В. Синенко «Золото Черной горы».

Однако наиболее полными возможностями раскрытия сложного образа великого художника обладают произведения «большой прозы», в которых образ Гоголя преломился не только через авторскую концепцию, но и через идейно-художественные тенденции своей эпохи. «Суд» над писателями прошлого во многом определил трагедийно-обличительный аспект видения Образа писателя и в незавершенной трилогии С. Н. Сер-геева-Ценского «Ночь и Гоголь» — опубликована только третья часть ее «Гоголь уходит в ночь». Писатель с клинической точностью нарисовал распад личности великого художника, задушенного беспросветной ночью николаевской реакции. Современная критика в отличие от критики 30-х годов не находит в книге Сергеева-Ценского смакования биологической стороны трагедии Гоголя: «Ценский сделал смелую попытку показать Гоголя этого периода как человека, причем человека больного и глубоко несчастного, сознающего свою болезнь, но не. желающего и не пытающегося бороться с нею, потому что у самого стала… «мертвая душа».

Последние годы жизни Гоголя, время работы над «Мертвыми душами», мучительные поиски гармонии жизни стали предметом художественного осмысления в романе Ольги Форш «Современники», который и сегодня не утратил своего художественного значения в трактовке драмы двух гениев — Гоголя и Александра Иванова. Обратившийся к этой книге учитель-словесник найдет подробный комментарий к ней в издании: Форш Ольга. Собр. соч.: В 8 т.— М.; Л., 1962—1964.—Т. 2.—С. 469—500. Подробный анализ романа содержит монография: Тамарченко Анна. Ольга Форш: Жизнь, личность, творчество.— 2-е изд., доп.—Л., 1974.— С. 292—324. Содержательный разбор романа сделан также С. М. Петровым в его книге «Советский исторический роман» (М., 1958).

Роман О. Д. Форш был начат в 1924 г. Его значение в литературной борьбе эпохи определялось полемикой с рапповским нигилизмом по отношению к куль-туре прошлого и ее великим деятелям. Основная коллизия романа — в споре двух великих современников о судьбах современного им искусства. Гоголь показан писательницей на том идейном и нравственном переломе, когда он разуверился в возможностях искусства преобразить жизнь и стал искать в нем способ спасения души. Трагической судьбой Гоголя писательница утверждает, что уход от запросов современности обрекает даже гениального художника на творческое бессилие.

Писательница сознательно сместила хронологию, «спрессовала» события: то, что происходило с Гоголем в 1845—1849 гг., вместилось в полгода условного романного времени, создавая иллюзию стремительности исторического движения, обрушившегося на писателя, не сумевшего осмыслить до конца характер своей эпохи. Он умер как творец-мыслитель, согласно концепции Форш, еще до своей физической гибели, потому что отступился от нужной для России гражданственной, преобразующей миссии литературы. Но писатель-ница несколько упростила сложный и растянутый во времени характер этого процесса. В романе поставлена актуальная и сегодня проблема связи духовной культуры с революционно-освободительным движением. В советской критике утвердилось мнение, что сильные и слабые стороны талантливой книги обусловлены не только индивидуальной манерой автора, но и тенденциями эпохи его создания—духовная драма Гоголя оказалась оторванной от исторических судеб России.

Н.В. Гоголь в современной литературе

Историко-биографическая проза о великом писателе переболела всеми болезнями роста этого жанра. Несколько изданий выдержала трилогия В. Авенариуса «Школа жизни великого юмориста». Автор ее достаточно добросовестно и обстоятельно скомпоновал биографические факты, но у него Гоголь-человек и Гоголь-художник существуют вне исторической эпохи. Перед нами не книга о становлении граж-данина и великого сатирика, «аналитика пошлости пошлого человека» (Ап. Григорьев), а развлекательные сцены из жизни «великого юмориста». Манера автора лишена психологизма, история жизни Гоголя не доведена до кульминации жизненных и творческих исканий.

Читайте также:  Проблема II тома «Мертвых душ»: сочинение

Современная художественная гоголиана богата и разножанрова. Кроме романов, о которых будет идти речь, можно обратить внимание учителя на многочисленные произведения в жанре «малой прозы» с разной степенью соотношения художественного и документально-очеркового начала: «Именины» Ю. Гаецкого, «Гоголь и Лермонтов» В. Захаржевского, «Птицы в клетках» А. Шишко, «Рассказы о Гоголе» Е. Сереб-ровской, «Шинель» Л. Борисова, «Дом в Васильевке» И. Золотусского, «Петербургская повесть» М. Васиной. Рассказы-эссе о» Гоголе он найдет в книгах А. Горелова «Очерки о русских писателях», Г. Степанова «День из жизни писателя». Кроме того, образ Гоголя в плане яркой, могущей заинтересовать учителя характеристики проходит через историко-биографические книги, в которых он не является главным действующим лицом: «К вершинам искусства» и «Портрет по памяти» А. Борщаговского, «Последние годы Багрова-внука» Н. Яновского-Максимова, «Недуг бытия. Хроника дней Евгения Баратынского» Д. Голубкова. В этот ряд можно поставить приключенческий роман В. Синенко «Золото Черной горы».

Однако наиболее полными возможностями раскрытия сложного образа великого художника обладают произведения «большой прозы», в которых образ Гоголя преломился не только через авторскую концепцию, но и через идейно-художественные тенденции своей эпохи. «Суд» над писателями прошлого во многом определил трагедийно-обличительный аспект видения Образа писателя и в незавершенной трилогии С. Н. Сер-геева-Ценского «Ночь и Гоголь» — опубликована только третья часть ее «Гоголь уходит в ночь». Писатель с клинической точностью нарисовал распад личности великого художника, задушенного беспросветной ночью николаевской реакции. Современная критика в отличие от критики 30-х годов не находит в книге Сергеева-Ценского смакования биологической стороны трагедии Гоголя: «Ценский сделал смелую попытку показать Гоголя этого периода как человека, причем человека больного и глубоко несчастного, сознающего свою болезнь, но не. желающего и не пытающегося бороться с нею, потому что у самого стала… «мертвая душа».

Последние годы жизни Гоголя, время работы над «Мертвыми душами», мучительные поиски гармонии жизни стали предметом художественного осмысления в романе Ольги Форш «Современники», который и сегодня не утратил своего художественного значения в трактовке драмы двух гениев — Гоголя и Александра Иванова. Обратившийся к этой книге учитель-словесник найдет подробный комментарий к ней в издании: Форш Ольга. Собр. соч.: В 8 т.— М.; Л., 1962—1964.—Т. 2.—С. 469—500. Подробный анализ романа содержит монография: Тамарченко Анна. Ольга Форш: Жизнь, личность, творчество.— 2-е изд., доп.—Л., 1974.— С. 292—324. Содержательный разбор романа сделан также С. М. Петровым в его книге «Советский исторический роман» (М., 1958).

Роман О. Д. Форш был начат в 1924 г. Его значение в литературной борьбе эпохи определялось полемикой с рапповским нигилизмом по отношению к куль-туре прошлого и ее великим деятелям. Основная коллизия романа — в споре двух великих современников о судьбах современного им искусства. Гоголь показан писательницей на том идейном и нравственном переломе, когда он разуверился в возможностях искусства преобразить жизнь и стал искать в нем способ спасения души. Трагической судьбой Гоголя писательница утверждает, что уход от запросов современности обрекает даже гениального художника на творческое бессилие.

Писательница сознательно сместила хронологию, «спрессовала» события: то, что происходило с Гоголем в 1845—1849 гг., вместилось в полгода условного романного времени, создавая иллюзию стремительности исторического движения, обрушившегося на писателя, не сумевшего осмыслить до конца характер своей эпохи. Он умер как творец-мыслитель, согласно концепции Форш, еще до своей физической гибели, потому что отступился от нужной для России гражданственной, преобразующей миссии литературы. Но писатель-ница несколько упростила сложный и растянутый во времени характер этого процесса. В романе поставлена актуальная и сегодня проблема связи духовной культуры с революционно-освободительным движением. В советской критике утвердилось мнение, что сильные и слабые стороны талантливой книги обусловлены не только индивидуальной манерой автора, но и тенденциями эпохи его создания—духовная драма Гоголя оказалась оторванной от исторических судеб России.

Нужно ли в современной школе изучать произведения Н.В. Гоголя
статья по литературе на тему

Статья «Нужно ли в современной школе изучать произведения Н.В. Гоголя?» опубликована в ежемесячном научно-популярном и методическом журнале «Практический журнал для учителя и администрации школы». Журнал издается при информационной и научно-методической поддержке Министерства образования и науки РФ.

Скачать:

ВложениеРазмер
nuzhno_li_v_sovremennoy_shkole_izuchat_proizvedeniya_n.v.gogolya.doc44 КБ

Предварительный просмотр:

Нужно ли в современной школе изучать произведения Н.В. Гоголя?

Кузьмина Г.Н., учитель русского языка и литературы

МОУ СОШ №8 с УИМ и АЯ г. Боровичи Новгородской области

Произведения Николая Васильевича Гоголя активно существуют в духовной жизни нашего времени. Художественное слово писателя воспринимается сегодня как пророческое. Гоголь не просто писатель, он мыслитель и пророк, стоявший на пороге подлинной разгадки исторических судеб России. Открыв миру «всю Русь», прежде всего ее смешные, печальные, драматические стороны, пророчески сказав об ее прекрасном будущем, он создал книги, которые явились подлинным открытием в художественной культуре. Поэтому о современности писателя не возникает вопроса. Необходимо обязательное изучение Н.В. Гоголя в современной школе, т.к. он оказывает влияние на состояние нравственного мира наших учеников.

Поэтапное восхождение к Гоголю – актуальная задача современной школы. Нам, учителям-словесникам, необходимо разработать систему погружения учеников в мир гоголевского творчества с учетом возраста учащихся, их читательской культуры и художественных особенностей изучаемых произведений. Это целый мир, неповторимый, огромный, увлекательный. Чтобы войти в этот мир, освоить его, нужно немало времени и душевных сил.

Первое знакомство происходит в пятом классе. Так хочется оживить страницы его повестей: «Как упоителен, как раскален летний день в Малороссии…». Это молодой Гоголь, в котором так тесно сплелись восторженность и юмор, это писатель, который влюблен в Украину и который не устает смеяться над забавными «чудинками» своих героев. Вот настоящая веселость, искренняя, непринужденная, без жеманства и чопорности. «Вечера на хуторе близ Диканьки – книга, передающая краски, предания, мелодии, красоту Украины, ее природы, людей. Из обычной деревушки читатель уносится в сферу мечты, фантазии, легенд, сказаний,. Мечта здесь рядом с правдой, действительность с вымыслом. На реалистическом фоне разворачиваются невероятные фантастические события. Ученики увлекаются сюжетом, сопереживают полюбившимся персонажам, испытывают эстетическую радость от благополучно завершенных финалов, за смехом, весельем замечают оттенки напряженности в поведении героев. Дети чутко воспринимают тонкий, поэтический мир природы. Повести Гоголя открывают учащимся каждый раз новые возможности ощутить дыхание уходящих веков. Им слышатся старинные народные песни. Романтическому миру Гоголя присуща двойственность, т.к. в тревожных интонациях повествования печальные нотки напоминают о кратковременности человеческого счастья. И все-таки «Вечера на хуторе близ Диканьки» – жизнерадостная книга. Она проникнута радостью: ночи – «божественны и очаровательны», дни – «роскошны». Фантастика у Гоголя выражает представления самого народа, его веру в сверхъестественные существа. Автор показывает нам Украину во всем ее национальном своеобразии, утверждает радостное, оптимистическое восприятие мира. Рядом со словом фольклорным соседствует слово литературное. Цель анализа данных повестей – помочь ученикам из отдельных фрагментов составить целостное представление о природе авторского слова. Сказки Г.Х. Андерсена, А.С. Пушкина активизируют работу школьников по выявлению особенностей фольклора и авторской литературы. Размышляя над поставленными автором проблемами: «Почему разрушаются духовные связи между людьми? Каковы причины утраты героями индивидуальных человеческих качеств?», ученики приходят к пониманию сущности феномена жизни, который не сводится лишь к внешним его атрибутам.

Писателем, остро чувствующим современность, мы учим семиклассников видеть Гоголя, когда он обращается к исторической теме. Героический образ народа автор мастерски изобразил в повести «Тарас Бульба». В этом возрасте ребята ищут близкие им характеры, образы, интонации. Поэтому важно обратить внимание учеников при изучении произведения на противоречивость, многомерность оценки писателем героев и событий. Чтобы сохранить читательскую активность, учителю необходимо найти такие пути, чтобы произошло духовное обогащение учащихся. Судьбы героев раскрываются в единстве с народным движением. Выразительными штрихами воссозданы Гоголем его герои. Вот перед нами один из них, который, умирая, завещает казакам: «Пусть ликует вечные веки Русская земля!». В своих героях писатель воплотил лучшие черты национального русского характера. В вымышленном сюжете воспроизведены характерные конфликты и типические герои эпохи. Исторически обусловлены не только конфликты, но и образы-характеры. Повесть не может быть полноценно воспринята вне историко-культурных связей. Такой подход к художественному произведению развивает внимание учащихся к прошлому, что не менее важно, чем формирование интереса к настоящему; одно без другого невозможно. «Тарас Бульба» – одно из самых прекрасных прозаических произведений русской художественной литературы, позволяющее продолжить разговор с детьми о русских святых, праведниках, былинных богатырях.

Голосом совести России 19 века была литература. В созвездии ослепительных имен мы отмечаем Гоголя. Он велик в каждом своем произведении, потому что создает таблицу человеческих образов и характеров. «Ревизор» или «Мертвые души» – это образцы истинно мировой литературы, тот язык мира, на котором человек признает человечество. Автор рассматривает то или иное свойство человека – жадность, грубость, хвастовство, или ничтожество – персонифицирует эту черту в одном образе и соответственно получает Плюшкина, Собакевича. Хлестакова или Шпоньку. Наверное, никто в мировой литературе не сделал в этом направлении столько же. Изучение «Ревизора» в восьмом классе предполагает усложнение видов эстетической деятельности учеников. Обращаясь к драматургии, Гоголь вступает в живой диалог с читателем, мнением которого он дорожил. Работа с современными театральными интерпретациями усилит творческие начала в восприятии пьес Гоголя, приблизит учеников к языку театра и выведет на новую ступень в общении с искусством. Эта комедия начинается с ослепительной вспышки молнии и кончается ударом грома. Действующие лица – люди из того кошмара, когда нам кажется, будто мы уже проснулись, хотя на самом деле погружаемся в бездонную пучину сна. По словам Гоголя, в пьесе есть один положительный персонаж: смех, а настоящий ревизор, который маячит в конце последнего действия – это человеческая совесть. Остальные персонажи – это страсти, живущие в нашей душе. Бессмертный образ Хлестакова часто встречается в нашей жизни.

В девятом классе наиболее актуальными становятся проблемы исторических связей искусства и жизни, причинно-следственное рассмотрение художественных произведений и литературы определенной эпохи. Гоголь – поэт, поэт жизни действительной. Одним из достоинств его произведений является лиризм, которым проникнуты его описания. Возьмем поэму «Мертвые души», лирическое отступление «Птица-тройка». Образ реальной дороги, с ее ухабами, образ той земли, что, «ровнем-гладнем разметнулась на полсвета», этот образ, проходящий через всю поэму, и образ идеального жизненного пути человека, отдавшего себя на служение Родине (автор-рассказчик), сливаются в мощном образе великого исторического пути России, образе «громадно-несущейся жизни». Появляется сказочно-романтическая птица-тройка. Но и этого мало. Обобщенный, но пока еще в какой-то мере реальный образ тройки сменяется символическим образом несущейся к неизвестному будущему «вдохновенной богом» Руси. И уже не испуганный пешеход – «остановился пораженный божьим чудом созерцатель: не молния ли это, сброшенная с неба? Что значит это наводящее ужас движение? И что за неведомая сила заключена в сих неведомых светом конях?». Так путешествие автора по губернии оказывается путешествием по России, путешествием и в пространстве, и во времени. Замечу, что в современной школе складывается опыт организации и проведения по-настоящему нестандартных уроков, на которых выдумка, оригинальный прием действительно стимулирует познавательную активность учащихся. Неоднократные обследования, проводившиеся в последние годы, данные библиотек свидетельствуют о падении интереса юных читателей к классике. И вот здесь нужна гибкость и составителям школьных программ, и учителям. Советую при изучении поэмы включить «экскурсию», организованную учащимися, где каждый ученик представляет своего «чиновника». «Мертвые души» – произведение антикрепостническое, полное глубоких симпатий к русскому народу и веры в его великое будущее. И вместе с тем, это поэма всечеловеческого звучания, ставящая вопросы о целях и смысле жизни, о гуманности и основах морали.

В образовании души творчество Н.В. Гоголя играет роль исключительную. Начала в детях проистекают из многих источников, но лучше всего закрепляются и определяются в строй души благодаря Гоголю. Не читать его, не знать великую отечественную словесность – это признак несостоявшейся, уродливой личности. Идеи, герои, конфликты выдающихся творений писателя продолжают волновать читателей позднейших десятилетий так же, как волновали своих современников. Ведущим при современном прочтении творчества Гоголя является принцип историзма, который позволяет объективно оценить произведение, рассмотреть его в рамках эпохи, перенести юного читателя в прошлое, чтобы он одновременно увидел в произведении непреходящее, то, что сохраняет значение для наших дней. Таким образом, прошлое выступит как момент развития современности, а современность – как звено в непрерывной цепи от прошлого к будущему.

Когда мы говорим о «современном прочтении» Гоголя, то имеем в виду своеобразную универсальность произведения. Мне думается, учитель литературы должен программировать в своей сегодняшней работе будущее перечитывание творений Гоголя его учениками. Когда говорят, что классика Гоголя трудна, что ее нужно сокращать в школьном курсе, что все могут прочитать его книги взрослыми, то ошибаются. Если мы не задумаемся над его творчеством в меру своих сил в 15-16 лет, то не обратимся к нему всерьез и в 30 лет. Очень важно помочь ребенку, подростку, юноше воспринять «взрослое» искусство сообразно своим возрастным возможностям, как лично ему адресованное писателем, как «письмо» и о его проблемах, которые не менее сложны, чем у взрослого. Необходимо помочь ребятам увидеть, что искусство – «письмо» длительного действия, что «перечитывая» его в разном возрасте, можно вычленить обращение к подростку и зрелому человеку, а следовательно, получить безграничную возможность общения с Гением, что поможет открыть детям счастье самопознания и самоусовершенствования своего духовного мира через творческое, заинтересованное общение с творчеством Гоголя.

В обучении нынешней молодежи меня больше всего настораживает разрыв между духовно-нравственным и познавательным. За короткие школьные годы невозможно освоить даже малую часть невообразимых богатств художественной литературы. Поэтому благодаря произведениям Гоголя мы сможем разбудить в школьнике интерес к чтению, разжечь желание читать, заронить эстетический вкус, выработать у ребят чутье на художественную правду. Такой разбуженный в школьную пору ученик все остальное сделает уже сам. Для учителя, наверное, ничто не может быть прекраснее такой неожиданности. Мы, учителя-словесники, стремимся к тому, чтобы произведения Гоголя, уча понимать прошлое, помогали детям думать, жить и строить будущее, ибо одно из оснований этого будущего – нравственное совершенствование человека.

В заключение мне хочется сказать словами Н.В. Гоголя: «Забирайте же с собою в путь, выходя из мягких юношеских лет в суровое ожесточающее мужество, забирайте с собою все человеческие движения, не оставляйте их на дороге, не подымите потом!».

Я за ту литературу, которая умная, добрая, богатая мыслями и чувствами. Вот этими качествами, по-моему, обладают произведения Гоголя. Именно поэтому имею все основания говорить о бессмертии творчества этого писателя и актуальности изучения его произведений в современной школе.

Сочинение на тему Творчество Гоголя 10 класс

За свою жизнь Николай Васильевич Гоголь создал множество прекрасных произведений. На его книги повлияли фольклорные традиции, обычаи и ритуалы, а также народное творчество: былины, легенды, сказки, поверья, песни.

Наиболее ярко народный быт запорожцев описывается в произведениях, входящих в сборник «Вечера на хуторе близ Диканьки». Знакомясь с этими произведениями, читатель воссоздает в своей голове реальные сцены народной жизни украинцев. В рассказах и повестях много сказочных элементов. Они гармонично сочетаются с эпизодами из реальной жизни. Таким образом, создается настоящая сказка.

Апогей описания народного быта и жизни достигается в повести «Тарас Бульба». Произведение повествует о жизни запорожского казака Тараса Бульбы и двух его сыновей. Они отправляются служить с отцом и начинается война. Один из них, Андрий, полюбил польскую панночку, отдал все сердце возлюбленной и предал Отечество, отрекся от отца и родины. Отцу, Тарасу Бульбе, стыдно, что его сын так поступил, ведь теперь Андрий сражается на стороне врага. В конце концов он убивает Андрия. Но есть у Тараса Бульбы еще один сын — Остап. Он очень сильный и верный казак. Остап лишен эмоциональности и чувственности, которые присущи его брату. Он действует твердо и решительно, но в конце попадает в плен поляков. Они казнят его перед глазами Тараса Бульбы. Ему очень горестно терять сына.

Многие высказывания из «Тараса Бульбы» стали крылатыми выражениями. Например, «Я тебя породил — я тебя и убью», «Есть ещё порох в пороховницах!».

Все творчество Гоголя можно разделить на две части. Все перечисленные произведения составляют первую часть, народную. Но Николай Васильевич много писал и про жизнь чиновников, «маленьких людей», про произвол власти. Писатель высмеивал пороки современного ему общества. Например, алчность, глупость, скудоумие, презрение к образованию, глупость, ханжество. Таких произведений у писателя очень много. Это и «Петербургские повести», и комедия «Ревизор», и поэма «Мертвые души», с которыми нам только предстоит познакомиться в будущем.

Но все произведения Николая Гоголя связаны мыслью о том, что добро всегда победит зло, что свет всегда побеждает тьму. Автор искренне в это верил и пытался донести эту правду до читателя. Таким образом, произведения Гоголя воспитывают в людях доброту, милосердие, справедливость и ответственность.

2 вариант

В плеяду великих русских писателей вписано имя Николая Васильевича Гоголя. Местом его рождения была деревня Сорочинцы, в родном имении Васильевка. С самого детства он был поклонником мистики, у него была болезнь тафофобией. Он боялся, что его могут похоронить заживо. Мистика появляется почти во всех его произведениях. Он приобрел известность, сначала как критик и только потом как писатель. Он пробовал себя в различных литературных жанрах. У писателя вышло примерно тридцать произведений. Но лучшим его произведением считается повесть «Вечера на хуторе близ Диканьки».

Книги Гоголя не похожи и не связаны между собой. Все они различаются стилем, героями и местами действий. Это разные люди среди них и деревенские жители, как Вакула и Солоха. И столичные люди, как художник Чартков. Так же присутствуют жители небольших провинциальных городков.

Во всех сюжетах переплетаются русский язык с украинской мовой. Гоголь с большой любовью описывает жизнь простого народа. Особенно это видно в описании жизни городничего и его жены, которые только и делают, что едят и пьют.

Гоголь тщательно прописывает мелочи: образы героев, место событий описаны с мельчайшими подробностями. Даже имена своим героям он дает необычные: Бобчинский и Добчинский, Замухрышкин, Довгочхун

Многие герои из разных произведений стали нарицательными. К примеру, Плюшкин означает скупова человека, Хлестаков символизирует обман, а Салоха деревенскую чаровницу.

В произведениях Гоголя много разной «нечисти». Самое мистическое произведение «Вий». Писатель уверял, что это произведение не его фантазия, а реальная история, произошедшая в одном из украинских сел. Гоголь верил в то, что нечистая сила живет везде, вареники при помощи взгляда попадают в рот, утопленницы могут разговаривать.

По его книгам изучают русский язык и литературу. По многим произведениям писателя сняты фильмы и сказки. Эти фильмы актуальны и в наше время.

Мистика сопровождала Гоголя в течение всей его жизни. Гоголь всегда будет непревзойденным мистиком XIXвека.

Проблемы, которые поднял писатель, актуальны по сей день, чем и объясняется бессмертность произведений Н. В. Гоголя.

Также читают:

Картинка к сочинению Творчество Гоголя

Популярные сегодня темы

Отправились как-то охотники в лес. Одного звали дядя Ваня, другого – дядя Федя, а третьего – дядя Кузьма. Долго блуждали они по лесу, но дичи не было. Сделали охотники привал. Расположились на лужайке и начали рассказывать невероятные истории.

Произведение под названием «Чистый понедельник» написана русским писателем Иваном Алексеевичем Буниным. Относится к жанру рассказа. Анализ данного рассказа представлен в этой статье.

Если говорить об основной идее, которая содержится в данном замечательном произведении, то стоит отметить, что автор хотел обратить особое внимание на такую проблему, которая связана с тем, что многие талантливые мастера своего дела не были услышаны

Тут забавная «говорящая» фамилия действует, скорей, по контрасту. Это не псевдоним, не попытка «примазаться» к простым рабочим классам. Герой с этой фамилией немного прибедняется, конечно

В главе «Княжна Мери» появляется персонаж, которого позднее часто будут называть двойником Печорина — доктор Вернер. Действительно, эти персонажи очень похожи, именно поэтому они и обратили друг на друга внимание. Каковы были их отношения?

«Гоголь в современном мире» . А в современной школе ?!

К руглый стол «Гоголь в современном мире», приуроченный к 200-летию со дня рождения писателя, прошёл в середине марта в Москве на ВВЦ в рамках XII Национальной выставки-ярмарки «Книги России».

Рассказать на страницах «Литературы» об этом мероприятии, казалось бы, одном из многих юбилейных, побудила, во-первых, его представительность, а во-вторых, но в-главных, сама тональность обсуждения.

Организатору “круглого стола”, известному литературоведу и критику Наталье Ивановой, работавшей при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям и фонда «Русская литературная инициатива», удалось собрать представительный состав участников во главе с выдающимися литературоведами — Ю.В. Манном, С.Г. Бочаровым, Жоржем Нива (Франция). Было много писателей, работающих, по их собственным представлениям (или по представлениям критики), “в гоголевской традиции”. Писателей всегда послушать интересно, а здесь каждый особенно старался.

Так, первый лауреат «Русского Букера» Марк Харитонов прочёл длинный, как он его назвал, верлибр, посвящённый Гоголю, а прозаик Евгений Попов, известный со времён «МетрОполя», произнёс, хотя фуршета на “круглом столе” не предусматривалось, тост «Наш бедный Гоголь», завершающийся словами: “Пушкин и Гоголь — вот истинно двуглавый орёл, обе головы которого смотрят на нас”. Прозаик же Владислав Отрошенко сообщил, что, помимо бортковского «Тараса Бульбы», на нас надвигается «Вий», снятый киркоровским клипмейкером Олегом Степченко “по неизвестной рукописи” гоголевского шедевра (на этих словах Юрий Владимирович Манн вздрогнул). Милосердный Отрошенко поспешил успокоить ведущего нашего гоголеведа. Неизвестной эта рукопись была лишь для Степченко и для пиаривших его журналистов, но зато теперь вся наша страна пребывает в восторге от находки, а Украина завидует — неизвестных рукописей Гоголя, даже на русском языке, клипмейкеры или хлопцы Хорошковского там не отыскали…

Писатель Вячеслав Пьецух не только, подобно большинству выступавших, безрадостно высказался о характере юбилейных празднований (как оно было, читатели этого номера «Литературы» уже знают), но и заявил, что у Гоголя будущего вообще нет. Гоголь рассчитан на квалифицированного читателя, а в современном мире таковых почти не осталось.

Представляется, что в данном случае известным мастером слова изрекалась всё же не истина, а фигура речи, некий псевдопарадокс (чем, к слову, страдали и выступления некоторых других “наследников гоголевской традиции”). Не буду задаваться здесь вопросом, что есть “квалифицированный читатель”. Не буду, зная, что, например, гоголевская «Коляска» с восторгом воспринимается уже младшими школьниками, ибо им не только понятен Чертокуцкий, но и близок — как носитель если не младенческого, то детского сознания. Нет проблем и с реальным чтением «Ревизора» в школе и даже как бы незавершённых «Мёртвых душ».

Гоголь открыт любому читателю, особенно если его не калечить доспехами борца с самодержавным строем и т.д. К сожалению, от вульгарных прочтений оказались не свободны иные ораторы, восхищавшиеся сегодняшней, так сказать, социально-экономической актуальностью многих гоголевских образов: Мавроди как Чичиков и т.д. — неохота повторять эти пошлости, особенно если помнишь, что ещё известный Ермилов в своё время сравнил Павла Ивановича с Трумэном.

Сатира Гоголя разит не обстоятельства, в которых оказался человек (обстоятельства жизни никогда не были и не будут курортными), а зло, в человеке заселившееся. Что-то разит, над чем-то смеётся… В значительной мере Гоголь был прав, даже заявляя, что во взяточничестве чиновников виноваты их жёны, заставляющие мужей взятки брать. Всё исходит из человека и возвращается к человеку.

Вспомнилась на этом “круглом столе” и мудрая мысль поэта Тимура Кибирова из его недавнего интервью «Литературе» (№ 7), здесь немного её перефразирую: “Чтобы понять сочинения «наследников Гоголя», в школе надо изучать не их, а именно Гоголя”. Жаль, что все эти печальники о судьбах “гоголевской традиции” так и не задумались о том, что они — явно не читатели друг друга. Их читатели создаются в школах (или не создаются). Но проблема, которая, думается, в течение последнего года стала одной из лейтмотивных в нашей газете, на этом “круглом столе” не была даже затронута.

Так или иначе, она никуда не исчезнет. Все материалы “круглого стола” Наталья Иванова пообещала опубликовать в журнале «Знамя», так что у коллег будет возможность самостоятельно оценить то, что говорилось и до чего договорились на этом мероприятии. Может, что-то пригодится в повседневной вашей работе.

Сама выставка-ярмарка «Книги России», как и предыдущие эти мартовские выставки, была довольно скромной по масштабам (наверное, и пресловутый кризис не пошёл ей во благо). Тем не менее здесь можно было купить антологию «Гоголь в русской критике», подготовленную С.Г. Бочаровым (изд-во «Фортуна ЭЛ»; мы обязательно расскажем подробно об этой книге), а также посмотреть выставку современной книжной графики и книжную экспозицию, посвящённые всё тому же юбилею вечного нашего гения.

«Гоголевский бульвар: художественный мир
Н.В. Гоголя в документальных памятниках XIX–XX веков»

Э та выставка будет открыта до 18 мая в Государственном музее А.С. Пушкина (Москва, ул. Пречистенка, 12/2).

Название выставки — «Гоголевский бульвар» — символично. Известно, что Гоголь очень любил Москву. “Москва — моя родина”, — писал он С.Т. Аксакову в 1841 году. Прежде Пречистенский, ныне Гоголевский бульвар был любимым местом прогулок писателя, жившего неподалёку. На соседствующих бульварах стоят ныне два самых знаменитых памятника писателю.

Усилиями многих архивистов, музееведов, литературоведов, кино- и театроведов, историков, частных коллекционеров России и Украины предпринята попытка не только воссоздать историю жизни и творчества Гоголя, но и показать влияние личности писателя, его литературного наследия на мировой культурный процесс (музыка, живопись, театр, кинематограф). В основе выставки — уникальные документальные и мемориальные свидетельства, уникальная портретная галерея Н.В. Гоголя и близкого круга его современников.

В ходе подготовки выставки произошло немало открытий. Так, автограф письма Гоголя П.А. Вяземскому от 11 июня 1847 года, недавно полученный РГАЛИ в составе коллекции И.С. Зильберштейна, имеет разночтения по сравнению с ранее опубликованным текстом: “Нужно, чтобы мы всё-таки питали любовь к своей государственности, а не летали мысленно по всем землям, говоря о России. Чтобы чувствовали, по крайней мере, что строенье нового исходит из духа самой земли, из находящихся среди нас материалов”. На выставке представлены важнейшие среди новых автографов Гоголя из РГАЛИ — в частности, «Записная книга 1835 г. с лекциями и статьями по истории и географии». Представлен кожаный портфель Гоголя, другие уникальные мемориальные экспонаты, предметы эпохи, произведения живописи и графики, редчайшие книги из собраний Государственного музея А.С. Пушкина.

Экспонируются первые издания Н.В. Гоголя («Вечера на хуторе близ Диканьки», 1831), публикации писателя в пушкинском «Современнике» (1836), прижизненные издания «Ревизора», «Мёртвых душ», «Выбранных мест из переписки с друзьями». Из Третьяковской галереи на выставку поступило шесть иллюстраций Марка Шагала к «Мёртвым душам».

Яркая часть выставки — “гоголиана” в театре и кинематографе. Эскизы декораций и костюмов, реквизиты театральных и кинопостановок предоставили Большой и Малый театры, киностудия «Мосфильм». Посетители увидят также костюмы, фото- и видеорепортаж со съёмок недавнего масштабного кинопроекта — экранизации повести «Тарас Бульба».

Ссылка на основную публикацию
×
×