Идейно художественное свеобразие романа: сочинение

Особенности композиции романа И. С. Тургенева “Рудин”

Школьное сочинение

С чего начать произведение? Чем его закончить? На какие части оно будет делиться? Что надо сообщить читателю сразу, а что потом? О чем рассказать подробно и о чем коротко? От чьего лица вести повествование? Эти и многие другие вопросы, возникающие перед писателем, связаны с композицией художественного произведения. И решать эти вопросы нужно не порознь, а вместе, на основе единого композиционного принципа. Некоторые ученые называют такой принцип архитектоникой (по-гречески — “строительное искусство”). Не случайно, что это слово по происхождению и смыслу близко к слову “архитектура”. Подобно архитектору, писатель вырабатывает какой-то план, проект будущего здания, и сам же выступает строителем своего словесного здания.

Продумывая композицию, писатель стремится к тому, чтобы читатель поверил в правду художественного изображения и с наибольшей глубиной воспринял внушаемые ему мысли и чувства. При этом писатель исходит из своего понимания действительности и законов и принципов художественного творчества данной эпохи.

В 50-е годы И. С. Тургенев впервые обращается к жанру романа, ставшему в дальнейшем основным в его творчестве, так как роман — большое эпическое произведение, и сюжет его содержит больше фабульных линий и поворотов, чем, скажем, сюжет рассказа. “Форма и условия романа, — писал В. Г. Белинский о главной особенности этого жанра, — удобнее для поэтического представления человека, рассматриваемого в отношении к общественной жизни, и вот, мне кажется, тайна его необыкновенного успеха. “

В романе ставятся важнейшие проблемы эпохи, воссоздаются широкие картины общественной жизни, изображается жизнь человека в его многообразных и сложных связях с другими людьми, социальной средой, народом. Потому-то в романе всегда больше действующих лиц, чем в рассказе или повести, судьбы героев сталкиваются и переплетаются.

Жанр романа наиболее полно отвечал стремлению Тургенева глубоко исследовать современную ему жизнь, духовную историю героя его времени.

В ту пору, когда писался роман “Рудин”, начиналась новая эпоха в жизни России. И.С. Тургенев считал, что наступило время реформ и преобразований. Главная идея романа “Рудин” состоит в том, что в русской жизни наступило время, когда знания, культура, свободолюбивые настроения должны соединиться с преобразовательной, практической деятельностью. Эта идея не получила в романе яркого художественного воплощения в образе положительного героя, хотя она и является основой тургеневской критики Рудина. Как признавал сам писатель, в середине 50-х годов ему еще были неясны настоящие представители новых передовых общественных идей — разночинцы-демократы, которые пришли на смену дворянской интеллигенции.

Современные Тургеневу критики и писатели определили историческое значение деятельности дворянской интеллигенции 30-40-х годов и критически раскрыли социальную сущность типа “лишних людей”, их характер и духовный облик. Революционные демократы показали, что время Рудиных прошло. Добролюбов писал: “. Теперь нужны нам не такие люди, которые бы еще более возвышали нас над окружающей действительностью, а такие, которые бы подняли — или нас научили поднять — самую действительность до уровня тех разумных требований, какие мы уже сознали”.

Уродливые стороны жизни Тургенев изображал в большинстве своих Произведений и в то же время, запечатлевая “образ и давление времени”, он показывал и передовых людей. Как ни мало их было, в них, по словам Герцена, “было будущее России”, на этих людях, по убеждению Тургенева, лежала обязанность “быть передавателями цивилизации народу”. Изображение этих людей — чаще всего небогатых, образованных дворян — и занимает самое большое место в повестях Тургенева 40-50-х годов. Только в этой среде возникал тогда сознательный протест против несправедливого устройства общества. Однако во всех своих начинаниях — общественных и личных — эти герои неизменно терпят неудачи, им не находится места в жизни, они становятся, по выражению одного из таких героев, “лишними людьми”.

Таков Дмитрий Рудин — обаятельный собеседник, умный, образованный, и, несомненно, талантливый человек. Он искренне и честно хочет добра и счастья для народа, умеет увлечь других своим красноречием, внушить им благородные стремления, но в практических делах оказывается робким и беспомощным. К тому же личный конфликт обнаруживал общественную, социальную несостоятельность “лишних людей”. Покорность судьбе, то есть обстоятельствам, парализует все начинания Рудина, как и других тургеневских героев этого типа. Нежелание жить так, как живут все — быть чиновником или помещиком, — делало лучших людей “лишними” в России, а сознание своей практической беспомощности в условиях огромной крепостной страны делало их бессильными перед судьбой. А.М. Горький писал: “Приняв во внимание все условия времени — и гнет правительства, и умственное бессилие общества, и отсутствие в массах крестьян сознания своих задач, — мы должны будем признать, что мечтатель Рудин. был человеком более полезным, чем практик. Мечтатель — он являлся пропагандистом идей революционных, он был критиком действительности. “

В “Рудине” наиболее ярко проявляются особенности мастерства Тургенева-романиста. Именно в этом романе писатель представил замечательный образец сжатой композиции, которая открывает широкие возможности для богатого содержанием действия и обрисовки характеров.

Главное, что отличает композицию романа “Рудин”, — это ее необычная простота, отсутствие всякого рода эффектов. Простота достигается несложной фабулой и соподчиненностью всех элементов произведения одному центральному образу, что определило монологический характер романа и ход развития событий. Но ни простота в ходе действия, ни небольшой объем романа, ни ограниченность действующих лиц не помешали увлекательной, занимательной фабуле “Рудина”.

Действие в романе протекает последовательно, с ясной мотивировкой каждой ситуации, но без ненужных эпизодов и деталей. При этом Тургенев не увлекается бытовыми описаниями, что было характерно для значительной части прозы 40-х годов.

В произведении любого жанра полная художественная глубина достигается тогда, когда в композиционном строительстве активно участвует слово, индивидуальный авторский язык, своя, неповторимая интонация. Все это находит отражение в изображении Тургеневым персонажей романа. Главное внимание писатель уделяет не их психологии, а их духовной жизни. Роман насыщен рассуждениями на философские и научные темы, спорами об искусстве, просвещении, морали; он начинается со спора Рудина и Пигасова об убеждениях и системах. Рудин произносит горячие речи “о значении просвещения и науки, об университетах. “. С Наташей и Басистовым Рудин часто и долго в течение двух месяцев беседует о долге человека, искусстве, свободе и любви. Воспоминания Лежнева о кружке Покорского показывают образ Рудина-оратора, произносящего вдохновенные речи о Гегеле, истине и общечеловеческих идеалах.

Внутренняя задача композиции — непрерывность движения художественной мысли и чувства. Для этого нужно, чтобы каждый новый композиционный элемент включался в связи со всеми предыдущими. Такая связь частей и целого может считаться идеалом художественной композиции. Тургенев показывает Рудина в определенной социальной среде. Он сталкивает своего героя и ставит его в определенные отношения с людьми разного типа, с различными мировоззрениями и идеалами, разным уровнем образования и разной социальной сущности. Автор заставляет Рудина, внутренний мир которого, его психологический облик дан в связи с его стремлениями к общественной деятельности, действовать на различных поприщах, показывая его удачи и поражения, взлеты и падения, достоинства и недостатки. Но при этом фигуры, события и впечатления не заслоняют и не мешают друг другу. Все в романе подчинено главной идее, все гармонирует между собой и целым. Не случайно критика “Современника” видела в “Рудине” новый плодотворный этап в творческом развитии Тургенева. В обзорной статье Н.А. Некрасов отмечал: “При многих недостатках “Рудина” в художественном отношении он показывает, что для г. Тургенева начинается новая эпоха деятельности, что его талант приобрел новые силы, что он даст нам произведения еще более значительные, нежели те, которыми заслужил в глазах публики первое место в нашей новейшей литературе после Гоголя”.

Сочинение: Идейно-художественное своеобразие романа Отцы и дети Ивана Тургенева

Идейно-художественное своеобразие романа Отцы и дети Ивана Тургенева

Трактовка как главных героев романа, так и замысла самого Тургенева встречается разная. Именно поэтому следует критически относиться к этим рассуждениям, и в частности, к трактовке Писарева.

Принято считать, что основная расстановка сил романа отражена в противостоянии Базарова и Павла Петровича Кирсанова, так как именно они ведут полемику на различные темы — о нигилизме, аристократизме, практической пользе и прочем. Однако Павел Петрович оказывается несостоятельным оппонентом для Базарова. Все слова Павла Петровича — лишь «слова», так как не подкреплены никаким действием. Он, по существу, такой же доктринер, как и Базаров. Вся его предшествующая жизнь представляла собой прямой путь сплошных удач, данных ему по праву рождения, но первая же трудность — неразделенная любовь — сделала Павла Петровича ни на что не способным. Убеждений, как справедливо отмечает Писарев, у Павла Петровича нет, в качестве убеждений он пытается «протащить» принципы, причем понятые на свой манер. Все они сводятся к соблюдению внешних приличий и усилиям, направленным на то, чтобы считаться джентльменом. Форма без содержания — в этом суть Павла Петровича (это ярко прослеживается в описании его кабинета, а затем в том, что в качестве символа России Павел Петрович держит на столе пепельницу в форме «мужицкого лаптя»).

Таким образом, Павел Петрович оказывается совершенно несостоятельным оппонентом Базарову. Настоящий оппонент вождю нигилистов — Николай Петрович Кирсанов, хотя он и не вступает в словесные баталии с Базаровым. Все его мироощущение, лишенное внешней вычурности поведение, но вместе с тем душевная широта противостоят всеотрицанию нигилистов. Павла Петровича во всем интересует лишь внешняя сторона вещей. Он толкует о Шиллере, о Гете, хотя вряд ли удосужился их прочесть, его суждения самонадеянны и поверхностны.

Читайте также:  Краткая хроника жизни и творчества Достоевского: сочинение

Но то же самое можно сказать о Базарове! То же пристрастие к «внешним эффектам» (бакенбарды, балахон, развязные манеры и прочее) и та же «неорганичность» с окружающим его миром. Связь Базарова и Павла Петровича не только внешняя, но и генетическая: Базаров отрицает все то уродливое и недееспособное, что есть в Павле Петровиче, но в этом отрицании впадает в крайность, а крайности, как известно, сближаются, и именно поэтому между Базаровым и Павлом Петровичем так много общего. Таким образом, Базаров — порождение пороков старшего поколения, философия Базарова — это отрицание жизненных установок «отцов», которые те успели изрядно дискредитировать, Базаров — это тот же Павел Петрович, только с точностью до наоборот.

Тургенев показывает, что на отрицании нельзя построить абсолютно ничего, в том числе и философии — сама жизнь неизбежно опровергнет ее, потому что суть жизни состоит в утверждении, а не в отрицании. Николай Петрович Кирсанов мог бы поспорить с Базаровым, но он прекрасно понимает, что его аргументы не будут убедительны ни для Базарова, ни для брата. Оружие последних в споре — логика, софистика, схоластика. То знание, которым обладает Николай Петрович, нельзя передать словами, человек должен его сам почувствовать, выстрадать. То, что он мог бы сказать о гармоничном существовании, о единении с природой, о поэзии, — для Базарова и для Павла Петровича пустой звук, потому что для понимания всех этих вещей нужно иметь развитую душу, которой ни у «уездного аристократа», ни у «предводителя нигилистов» нет.

Это в состоянии понять сын Николая Петровича Аркадий, который, в конце концов, приходит к выводу о несостоятельности идей Базарова. В немалой степени Базаров сам способствует этому: Аркадий понимает, что Базаров не только не уважает авторитеты, но и окружающих, что он никого не любит. Трезвый житейский ум Кати ему больше по сердцу, чем холодная схоластика Базарова. Весь дальнейший путь Базарова, описанный в романе, — опровержение его нигилистической доктрины. Базаров отрицает искусство, поэзию, поскольку не видит в них никакого проку. Но после того как влюбляется в Одинцову, понимает, что это не так. По его совету Аркадий отнимает у отца томик Пушкина и подсовывает немецкую материалистическую книжку. Именно Базаров высмеивает игру Николая Петровича на виолончели, восхищение Аркадия красотами природы. Однобоко развитая личность Базарова не в состоянии понять всего этого.

Однако для него еще не все потеряно, и это проявляется в его любви к Одинцовой. Базаров оказывается человеком, а не бездушной машиной, которая способна лишь ставить опыты и резать лягушек. Убеждения Базарова вступают в трагическое противоречие с его человеческой сущностью. Отказаться от них он не может, но не может и задушить в себе проснувшегося человека. Для Базарова нет выхода из создавшегося положения, и именно поэтому он умирает. Смерть Базарова — это смерть его доктрины. Перед лицом неизбежной гибели Базаров отметает все наносное, второстепенное, чтобы оставить самое главное. И этим главным оказывается то человеческое, что в нем есть, — любовь к Одинцовой.

Тургенев на каждом шагу опровергает Базарова. Базаров заявляет, что природа не храм, а мастерская, — и тут же следует великолепный пейзаж. Картины природы, которыми насыщен роман, подспудно убеждают читателя в совершенно обратном, а именно, что природа — храм, а не мастерская и что только жизнь в гармонии с окружающим миром, а не насилие над ним может принести человеку счастье. Оказывается, что Пушкин и игра на виолончели в абсолютном измерении гораздо важнее всей «полезной» деятельности Базарова.

Кроме того, Тургенев сумел показать в образе Базарова и очень опасные тенденции — крайний эгоцентризм, болезненное самолюбие, непоколебимую уверенность в собственной правоте, претензию на обладание абсолютной истиной и готовность в угоду своей идее проводить насилие (разговор Павла Петровича с Базаровым, когда последний заявляет, что готов идти против своего народа, что их, нигилистов, не так мало, что если их сомнут, то «туда нам и дорога», но только «еще бабушка надвое сказала» и т. д.). Тургенев увидел в своем герое ту «бесовщину», о которой позже будет писать Достоевский («Бесы»), но привел его все-таки к общечеловеческому началу, а идеи нигилизма — к развенчанию.

Не случайно после смерти Базарова не остается его последователей. На бесплодной почве нигилизма взрастают только такие пародии на людей, как Кукшина и Ситников. В последней сцене — описании сельского кладбища и родителей, приходящих на могилу сына, — вечная природа, на спокойствие которой посягал Базаров, даст «нигилисту» последнее успокоение. Все второстепенное, что придумал беспокойный и неблагодарный сын природы — человек, — остается в стороне. Только природа, которую Базаров хотел превратить в мастерскую, да родители, давшие ему жизнь, с которой он так неразумно обошелся, окружают его. Ужасно, когда молодое поколение менее нравственно, чем предыдущее. Поэтому проблема «отцов и детей, живет и сейчас, приобретая несколько другое направление.

«Идейно-художественное своеобразие романа в стихах «Евгений Онегин»»

Роман “Евгений Онегин” — самое значительное по объему, по охвату жизненных событий, по многообразию тем и идей произведение А. С. Пушкина. Он чрезвычайно ревностно защищал свой труд от нападок критиков, нетерпеливо ждал выхода в свет каждой очередной главы романа, болезненно реагировал на то, что самые близкие из его друзей — Бестужев и Рылеев — недооценили замысла автора и ставили “Евгения Онегина” ниже “Бахчисарайского фонтана”. Пушкин отразил в романе свой путь от романтизма к реализму, свой жизненный и художественный пафос отрезвления.
Автор ведет на протяжении всего романа непрестанную борьбу с побежденным классицизмом и победившим романтизмом. Он пародирует ложноклассический эпос и уверенно декламирует свой отказ от отжившей эстетики:

Благослови мой долгий труд,
О ты, эпическая муза!
И, верный посох мне вручив,
Не дай блуждать мне вскосъ и вкривь.
Довольно. С плеч долой обуза!
Я классицизму отдал честь.

Столь же иронически, но гораздо тоньше, пародирует Пушкин опошленную романтическую элегию: современники не могли без улыбки читать предсмертные стихи Ленского, затасканные эпитеты, искусственно преувеличенные чувства, набор высокопарных выражений и интонаций очень напоминали им кочующие из произведения в произведение литературные штампы:

Куда, куда вы удалились,
Весны моей златые дни?
Что день грядущий мне готовит?
Его мой взор напрасно ловит,
В глубокой мгле таится он.
Нет нужды; прав судьбы закон.
Паду ли я, стрелой пронзенный,
Иль мимо пролетит она, Все благо.

Пушкин в “Евгении Онегине” борется за народность литературы, за демократизацию русской культуры, за создание языка русского общества, свободного от устаревшей лексики и от иностранных слов, бездумно вовлекаемых в литературный оборот. Все это он воплощает не только в авторских отступлениях, лозунгах, призывах. Этой мыслью пронизано все произведение.
Пушкин вводит в сюжет образ автора, он чувствует назревшую необходимость самому раскрыться в произведении. Автор проникновенно делится с читателями деталями своей биографии, своими жизненными наблюдениями, идеями. Формы и темы его обращений к читателю необыкновенно разнообразны: онто приближается к нему, то, отделяясь, ведет его за собой, то подчеркивает свое знакомство с героями романа, придавая этим самым правдивость всему описываемому.
Стилевой диапазон повествования предельно широк — от высокого (“Прошла любовь,.явилась муза, и прояснился темный ум. Свободен, вновь ищу союза волшебных звуков, чувств и дум. ”), пронзительно лирического (“Я помню море пред грозою: как я завидовал волнам, бегущим бурной чередою с любовью лечь к ее ногам!”) до предельно реалистического (“. еще не перестали топать, сморкаться, кашлять, шикать, хлопать; еще снаружи и внутри везде блистают фонари. ”) и по-настоящему сатирического (“С своей супругою дородной приехал толстый Пустяков; Гвоздин, хозяин превосходный, владелец нищих мужиков. ”). Поэт рисует реалистическую картину жизни своего времени и создает образ яркого, обаятельного собеседника.
Постоянно держать читателя в напряжении на протяжении всего стихотворного произведения такого размера А. С. Пушкину удалось благодаря изобретению им новой, самой длинной строфы в русской поэзии — четырнадцатистрочной “онегинской строфы”. В ней использованы все классические виды рифмовки: первое четверостишие — рифма перекрестная, второе — рифма парная, третья — охватывающая и, в заключение, двустишие, связанное парным созвучием. Практически весь роман написан этими строфами со строгой системой рифмовки четырехстопным ямбом. Пушкин не зря выбрал этот размер: им очень удобно вести повествование, он энергичен, упруг, вмещает в себя оттенки различных чувств от нежно-лирического, от мечтательного и философского раздумья до порывов гнева, негодования, до выражения иронии, сатирического восприятия. Столь же умело Пушкин меняет ритм, интонацию, лексику, что позволяет отражать мир во всем его разнообразии. К тому же каждая строфа представляет собой как бы отдельную главку. И это дает возможность поэту свободно развивать отдельные эпизоды повествования, если нужно, то и отвлекаться в сторону, вставлять свои размышления о том или ином явлении жизни, не прерывая основной нити рассказа.
Пушкину, с его совершенной поэтической техникой, богатым воображением и волшебным владением русским языком удалось выдержать избранную строфу на протяжении всего романа, нисколько не ослабляя напряженности восприятия событий романа читателем. Только в письмах главных героев друг к другу автор размывает границы строф, подчеркивая этим самым душевный порыв, глубину и силу страсти. Песня крепостных девушек, так перекликающаяся со смятенным душевным состоянием Татьяны, также выпадает из рисунка романа. Ритм здесь медлительный, напевный. В остальном же с первой строфы (“Мой дядя самых честных правил, когда не в шутку занемог. ”) до последней А. С. Пушкин блестяще выдержал стиль и размер повествования. Последние строки романа написаны все тем же энергичным ямбом:

Читайте также:  Смысл названия романа Преступление и наказание: сочинение

Блажен, кто праздник жизни рано
Оставил, не допив до дна
Бокала полного вина,
Кто не дочел ее романа
И вдруг умел расстаться с ним,
Как я с Онегиным моим.

Сочинение: Идейно-художественное своеобразие романа в стихах «Евгений Онегин»

Роман «Евгений Онегин» — самое значительное по объему, по охвату жизненных событий, по многообразию тем и идей произведение А. С. Пушкина. Поэт чрезвычайно ревностно за­щищал свой труд от нападок критиков, нетерпеливо ждал вы­хода в свет каждой очередной главы романа, болезненно реаги­ровал на то, что самые близкие из его друзей — Бестужев и Рылеев — недооценили замысла автора и ставили «Евгения Онегина» ниже «Бахчисарайского фонтана». Пушкин отразил в романе свой путь от романтизма к реализму, свой жизненный и художественный пафос отрезвления.

Автор ведет на протяжении всего романа непрестанную борьбу с побежденным классицизмом и победившим романтиз­мом. Он пародирует ложноклассический эпос и уверенно дек­ларирует свой отказ от отжившей эстетики:

Пушкин в «Евгении Онегине» борется за народность литера­туры, за демократизацию русской культуры, за создание языка русского общества, свободного от устаревшей лексики и от ино­странных слов, бездумно вовлекаемых в литературный оборот. Все это он воплощает не только в авторских отступлениях, ло­зунгах, призывах. Этой мыслью пронизано все произведение.

Пушкин вводит в сюжет образ автора, он чувствует назрев­шую необходимость самому раскрыться в произведении. Автор проникновенно делится с читателями деталями своей биогра­фии, своими жизненными наблюдениями, идеями. Формы и те­мы его обращений к читателю необыкновенно разнообразны: он то приближается к нему, то, отделяясь, ведет его за собой, то подчеркивает свое знакомство с героями романа, придавая этим самым правдивость всему описываемому.

Стилевой диапазон повествования предельно широк — от вы­сокого («Прошла любовь, явилась муза, и прояснился темный ум. Свободен, вновь ищу союза волшебных звуков, чувств и дум. »), пронзительно лирического («Я помню море пред грозою: как я завидовал волнам, бегущим бурной чередою с любовью лечь к ее ногам!») до предельно реалистического («. еще не перестали то­пать, сморкаться, кашлять, шикать, хлопать; еще снаружи и вну­три везде блистают фонари».») и по-настоящему сатирического («С своей супругою дородной приехал толстый Пустяков; Гвоздин, хозяин превосходный, владелец нищих мужиков. »). Поэт рисует реалистическую картину жизни своего времени и создает образ яркого, обаятельного собеседника.

Постоянно держать читателя в напряжении на протяжении всего стихотворного произведения такого размера А. С. Пушки­ну удалось благодаря изобретению им новой, самой длинной строфы в русской поэзии — четырнадцатистрочной «онегинской строфы». В ней использованы все классические виды рифмовки: первое четверостишие — рифма перекрестная, второе — рифма парная, третья — охватывающая и, в заключение, двустишие, связанное парным созвучием. Практически весь роман написан этими строфами со строгой системой рифмовки четырехстоп­ным ямбом.

Пушкин не зря выбрал этот размер: им очень удоб­но вести повествование, он энергичен, упруг, вмещает в себя от­тенки различных чувств от нежно-лирического, от мечтательно­го и философского раздумья до порывов гнева, негодования, до выражения иронии, сатирического восприятия. Столь же умело Пушкин меняет ритм, интонацию, лексику, что позволяет отражать мир во всем его разнообразии. К тому же каждая строфа представляет собой как бы отдельную главку. И это да­ет возможность поэту свободно развивать отдельные эпизоды повествования, если нужно, то и отвлекаться в сторону, встав­лять свои размышления о том или ином явлении жизни, не пре­рывая основной нити рассказа.

Пушкину, с его совершенной поэтической техникой, богатым воображением и волшебным владением русским языком, уда­лось выдержать избранную строфу на протяжении всего рома­на, нисколько не ослабляя напряженности восприятия событий романа читателем. Только в письмах главных героев друг к другу автор размывает границы строф, подчеркивая этим са­мым душевный порыв, глубину и силу страсти. Песня крепост­ных девушек, так перекликающаяся со смятенным душевным состоянием Татьяны, также выпадает из рисунка романа. Ритм здесь медлительный, напевный. В остальном же с первой стро- фы («Мой дядя самых честных правил, когда не в шутку зане­мог. ») до последней А. С. Пушкин блестяще выдержал стиль и размер повествования. Последние строки романа написанг все тем же энергичным ямбом:

Блажен, кто праздник жизни рано
Оставил, не допив до дна
Бокала полного вина,
Кто не дочел ее романа
И вдруг умел расстаться с ним,
Как я с Онегиным моим.
[/sms]

Идейно художественное свеобразие романа: сочинение

«Евгений Онегин» считается первым реалистическим романом в русской литературе. В романе прослеживается принцип историзма: отражение эпохи в ее тенденциях и закономерностях, а также изображаются типические характеры в типических обстоятельствах (в образе Онегина подчеркнуты черты, сближающие его со средой, все Ларины также являются типическими характерами). Роман имеет целый ряд самобытных черт, и в первую очередь самобытное жанровое самоопределение — «роман в стихах». Задумывался «Евгений Онегин» как сатира на романтические произведения. В романе сочетаются два компонента: первый — традиции Байрона (сам Пушкин признавался, что задумывал что-то «вроде байроновского «Дон-Жуана»), это прослеживается в форме произведения, например, в композиции. Второй — новаторство. Новаторство состоит в том, что Пушкин написал национальный, самобытный роман о России и для России. Если дух байроновских произведений крайне субъективен, то у Пушкина акцент переносится на объективное изображение окружающей действительности. В романе не один герой-индивидуалист, а два главных героя. Образ автора у Пушкина является самостоятельным и не сливается с образом главного героя. Хотя автор и близок Онегину по духу, во многом его взгляд — это взгляд стороннего наблюдателя, умудренного жизненным опытом.

Сюжет построен по принципу зеркальной композиции: Татьяна встречается с Онегиным, влюбляется в него, пишет письмо, Онегин встречается с ней и «читает нравоучения»; затем то же самое происходит с Онегиным: он встречает Татьяну, влюбляется в нее, пишет письмо, Татьяна отказывает ему.

Белинский о романе Пушкина (статьи 8 и 9);
О романе в целом:

«Прежде всего в «Онегине» мы видим поэтически воспроизведенную картину русского общества, взятого в одном из интереснейших моментов его развития. С этой точки зрения, «Евгений Онегин» есть поэма историческая в полном смысле слова, хотя в числе ее героев нет ни одного исторического лица».

«Немногие согласятся с вами, и для многих покажется странным, если вы скажете, что первая истинно национально-русская поэма в стихах была и есть — «Евгений Онегин» Пушкина и что в ней народности больше, нежели в каком угодно другом народном русском сочинении. Если ее не все признают национальною — это потому, что у нас издавна укоренилось престранное мнение, будто бы русский во фраке или русская в корсете — уже не русские и что русский дух дает себя чувствовать только там, где есть зипун, лапти, сивуха и кислая капуста».
«Причина этой трудности заключается в том, что у нас форму всегда принимают за сущность, а модный костюм — за европеизм; другими словами; в том, что народность смешивают с простонародностью и думают, что кто не принадлежит к простонародию, то есть кто пьет шампанское, а не пенник, и ходит во фраке, а не в смуром кафтане, — того должно изображать то как француза, то как испанца, то как англичанина».
«Тайна национальности каждого народа заключается не в его одежде и кухне, а в его, так сказать, манере понимать вещи».
«У всякого народа есть две философии: одна ученая, книжная, торжественная и праздничная, другая — ежедневная, домашняя, обиходная. И вот глубокое знание этой-то обиходной философии и сделало «Онегина» и «Горе от ума» произведениями оригинальными и чисто русскими»,
«Истинная национальность (говорит Гоголь) состоит не в описании сарафана, но в самом духе народа; поэт может быть даже и тогда национален, когда описывает совершенно сторонний мир, но глядит на него глазами своей национальной стихии, глазами всего народа, когда чувствует и говорит так, что соотечественникам его кажется, будто это чувствуют и говорят они сами».
«Отступления, делаемые поэтом от рассказа, обращения его к самому себе исполнены необыкновенной грации, задушевности, чувства, ума, остроты; личность поэта в них является такою любящею, такою гуманною. В своей поэме он умел коснуться так многого, намекнуть о столь многом, что принадлежит исключительно к миру русской природы, к миру русского общества! «Онегина» можно назвать энциклопедией русской жизни и в высшей степени народным произведением».

«Он (Пушкин) взял эту жизнь, как она есть, не отвлекая от нее только одних поэтических ее мгновений; взял ее со всем холодом, со всею ее прозою и пошлостию». «Онегин» есть поэтически верная действительности картина русского общества в известную эпоху».
«В лице Онегина, Ленского и Татьяны Пушкин изобразил русское общество в одном из фазисов его образования, его развития, и с какою истиною, с какою верностью, как полно и художественно изобразил он его!»

Читайте также:  Диалоги главных героев романа «Преступление и наказание» Ф.М. Достоевского: сочинение

4. Значение для последующего литературного процесса

«Вместе с современным ему гениальным творением Грибоедова — «Горе от ума», стихотворный роман Пушкина положил прочное основание новой русской поэзии, новой русской литературе. До этих двух произведений. русские поэты еще не умели быть поэтами, воспевая чуждые русской действительности предметы, и почти не умели быть поэтами, принимаясь за изображение мира русской жизни».
«Вместе с «Онегиным» Пушкина. «Горе от ума». положили основание последующей литературе, были школою, из которой вышли Лермонтов и Гоголь. Без «Онегина» был бы невозможен «Герой нашего времени», так же как без «Онегина» и «Горя от ума» Гоголь не почувствовал бы себя готовым на изображение русской действительности».

Особое значение романа в стихах «Евгений Онегин» состоит в том, что поэт дал в нем концентрированное описание всех сторон русской действительности того времени.
«В своей поэме он умел коснуться так многого, намекнуть о столь многом, что принадлежит исключительно к миру русской природы, к миру русского общества! «Онегина» можно назвать энциклопедией русской жизни и в высшей степени народным произведением», — писал Белинский.

Светский Петербург, Петербург трудовой, патриархально-дворянская Москва, поместная деревня, общественная жизнь, частный семейный быт, театры, балы, народные святочные гаданья, работа крепостных девушек в саду помещичьей усадьбы, кутящая «золотая молодежь» в модном столичном ресторане, крестьянин, едущий на дровнях по первому снегу, прекрасные пейзажи разных времен года — одно перечисление удивляет охватом, а ведь все это полно и вместе с тем художественно обрисовано поэтом в его романе. Ничего хоть сколько-нибудь подобного такому широчайшему охвату всех сторон русской жизни не было еще ни в одном произведении русской литературы до Пушкина.

В образе Евгения Онегина наиболее полно отразились черты, которые являлись отличительными для молодежи начала XIX века. В светской обстановке лицемерия, неверной дружбы и игры в любовь, где жизнь «однообразна и пестра, и завтра то же, что вчера», не могли быть счастливы люди с совестью и острым умом. Разочарование толкает Онегина на бегство в деревню, подальше от светской суеты, к «уединенным полям, прохладе сумрачной дубравы, журчанью тихого ручья», но и здесь он не находит дела, которое увлекло бы его, и очень скоро убеждается в том,

Эта затхлая атмосфера ощущается даже в семье Лариных, которую Пушкин описывает с определенной симпатией. Однако что же вызывает сочувствие и даже симпатию Пушкина к такой заурядной мелкопоместной дворянской семье? Ответ один: ее патриархальные порядки и быт тесно связаны с образом жизни народа.
Сам Пушкин, истинно народный поэт, относится ко всему народному с глубокой любовью и нежностью. Вот почему семья Лариных, где с благоговением предавались «привычкам милой старины», идеализирована в романе.
И вместе с тем, оставаясь поэтом-реалистом, автор рисует не только лирический среднерусский пейзаж, не только поэтические картины из крестьянской жизни — гадания в полночь на женихов, народные песни. Поэт рассказывает и о других сторонах быта: о девушках, которых заставляют петь песни, чтобы, не дай бог, при сборе ягод не полакомились ими, о жизни старой няни Татьяны, которая и «не слыхала про любовь» и была выдана замуж в тринадцать лет. Все это дает нам довольно яркое представление об истинном положении народа.
В стихах Пушкина ярко проявляется его привязанность ко всему народному, к русскому. Эти чувства Пушкин переносит на Татьяну, свой самый любимый женский образ, в чем неоднократно и сам признается.
Любит он Татьяну Ларину за близость к простому народу, за русскую душу, за национальную гордость. Пушкин вывел в образе Татьяны идеал русской женщины, в которой «все тихо, просто», женщины с чувствительной душой и горячим любящим сердцем. Татьяна необычна в дворянской среде, и все же это типичный .образ, так как она — человек русский всем своим существом.
Именно это отличает ее от Онегина и Ленского, давая ей большие преимущества перед ними. У нее и в отчаянии, и в страдальческом сознании, что погибла ее жизнь, все-таки есть нечто твердое и незыблемое, на что опирается ее душа. Это ее воспоминания о детстве, родных местах, деревенской глуши. И это не мало. Здесь идет речь о соприкосновении с родиной, с родным народом.
Пушкин, прослеживая жизненный путь своей героини, ведет нас во вторую столицу России, в Москву, на рауты, в салоны величавых дворцов, к обществу, где порядочным человеком считался тот,

Идейно-художественное своеобразие романа в стихах «Евгений Онегин»

Роман “Евгений Онегин” — самое значительное по объему, по охвату жизненных событий, по многообразию тем и идей произведение А. С. Пушкина. Он чрезвычайно ревностно защищал свой труд от нападок критиков, нетерпеливо ждал выхода в свет каждой очередной главы романа, болезненно реагировал на то, что самые близкие из его друзей — Бестужев и Рылеев — недооценили замысла автора и ставили “Евгения Онегина” ниже “Бахчисарайского фонтана”. Пушкин отразил в романе свой путь от романтизма к реализму, свой жизненный и художественный пафос отрезвления.

Автор ведет на протяжении всего романа непрестанную борьбу с побежденным классицизмом и победившим романтизмом. Он пародирует ложноклассический эпос и уверенно декламирует свой отказ от отжившей эстетики:

Благослови мой долгий труд,

О ты, эпическая муза!

И, верный посох мне вручив,

Не дай блуждать мне вскось и вкривь.

Довольно. С плеч долой обуза!

Я классицизму отдал честь.

Столь же иронически, но гораздо тоньше, пародирует Пушкин опошленную романтическую элегию: современники не могли без улыбки читать предсмертные стихи Ленского, затасканные эпитеты, искусственно преувеличенные чувства, набор высокопарных выражений и интонаций очень напоминали им кочующие из произведения в произведение литературные штампы:

Куда, куда вы удалились,

Весны моей златые дни?

Что день грядущий мне готовит?

Его мой взор напрасно ловит,

В глубокой мгле таится он.

Нет нужды; прав судьбы закон.

Паду ли я, стрелой пронзенный,

Иль мимо пролетит она, Все благо.

Пушкин в “Евгении Онегине” борется за народность литературы, за демократизацию русской культуры, за создание языка русского общества, свободного от устаревшей лексики и от иностранных слов, бездумно вовлекаемых в литературный оборот. Все это он воплощает не только в авторских отступлениях, лозунгах, призывах. Этой мыслью пронизано все произведение.

Пушкин вводит в сюжет образ автора, он чувствует назревшую необходимость самому раскрыться в произведении. Автор проникновенно делится с читателями деталями своей биографии, своими жизненными наблюдениями, идеями. Формы и темы его обращений к читателю необыкновенно разнообразны: он то приближается к нему, то, отделяясь, ведет его за собой, то подчеркивает свое знакомство с героями романа, придавая этим самым правдивость всему описываемому.

Стилевой диапазон повествования предельно широк — от высокого (“Прошла любовь,.явилась муза, и прояснился темный ум. Свободен, вновь ищу союза волшебных звуков, чувств и дум. ”), пронзительно лирического (“Я помню море пред грозою: как я завидовал волнам, бегущим бурной чередою с любовью лечь к ее ногам!”) до предельно реалистического (“. еще не перестали топать, сморкаться, кашлять, шикать, хлопать; еще снаружи и внутри везде блистают фонари. ”) и по-настоящему сатирического (“С своей супругою дородной приехал толстый Пустяков; Гвоздин, хозяин превосходный, владелец нищих мужиков. ”). Поэт рисует реалистическую картину жизни своего времени и создает образ яркого, обаятельного собеседника.

Постоянно держать читателя в напряжении на протяжении всего стихотворного произведения такого размера А. С. Пушкину удалось благодаря изобретению им новой, самой длинной строфы в русской поэзии — четырнадцатистрочной “онегинской строфы”. В ней использованы все классические виды рифмовки: первое четверостишие — рифма перекрестная, второе — рифма парная, третья — охватывающая и, в заключение, двустишие, связанное парным созвучием. Практически весь роман написан этими строфами со строгой системой рифмовки четырехстопным ямбом. Пушкин не зря выбрал этот размер: им очень удобно вести повествование, он энергичен, упруг, вмещает в себя оттенки различных чувств от нежно-лирического, от мечтательного и философского раздумья до порывов гнева, негодования, до выражения иронии, сатирического восприятия. Столь же умело Пушкин меняет ритм, интонацию, лексику, что позволяет отражать мир во всем его разнообразии. К тому же каждая строфа представляет собой как бы отдельную главку. И это дает возможность поэту свободно развивать отдельные эпизоды повествования, если нужно, то и отвлекаться в сторону, вставлять свои размышления о том или ином явлении жизни, не прерывая основной нити рассказа.

Пушкину, с его совершенной поэтической техникой, богатым воображением и волшебным владением русским языком удалось выдержать избранную строфу на протяжении всего романа, нисколько не ослабляя напряженности восприятия событий романа читателем. Только в письмах главных героев друг к другу автор размывает границы строф, подчеркивая этим самым душевный порыв, глубину и силу страсти. Песня крепостных девушек, так перекликающаяся со смятенным душевным состоянием Татьяны, также выпадает из рисунка романа. Ритм здесь медлительный, напевный. В остальном же с первой строфы (“Мой дядя самых честных правил, когда не в шутку занемог. ”) до последней А. С. Пушкин блестяще выдержал стиль и размер повествования. Последние строки романа написаны все тем же энергичным ямбом:

Ссылка на основную публикацию
×
×