Художественный метод Достоевского в романе «Преступление и наказание»: сочинение

Cочинение «Художественный метод Достоевского в романе «Преступление и наказание»»

Роман «Преступление и наказание» по тому, как он воспринимается читателем, является, может быть, единственным в своем роде. Он вводит юного читателя в самообман. И ему кажется все понятным в этом произведении: никаких намеков, никаких загадок, никаких таинственных происшествий. Но тот напряженный интерес к герою, который возникает с первых страниц романа, к концу становится еще напряженнее. И то, на чем держится весь художественный мир романа, оказывается не то что совсем не воспринятым, а понимается поверхностно-прямолинейно: умный бедный студент Раскольников, не преступник по натуре, убил старуху-процентщицу, но не выдержал мук своей совести, донес на себя и был осужден на каторжные работы.

Так, большинство учащихся причину убийства ростовщицы видят в тяжелом материальном положении Раскольпикова и людей, его окружающих. Многие читатели отказываются признать содеянное Раскольниковым преступлением, потому что он убил «вредного члена общества». Некоторые даже считают, что Раскольникова толкает на преступление «стремление к хорошей жизни». И только немногие связывают преступление Раскольникова с его теорией. Но суть теории ими тоже воспринимается поверхностно, и, как правило, оказывается совсем не понятым тот факт, что сама теория Раскольникова – по Достоевскому – преступна. Отсюда – ограничительное понимание «наказания»: каторга воспринимается как высшая мера наказания Раскольникову. Ошибки первого восприятия вполне естественны, но применительно к роману «Преступление и наказание» они социально опасны: если даже только один читатель из тридцати вынесет из первого чтения романа убеждение, что Раскольникова толкает на преступление «стремление к хорошей жизни», то и это очень плохо.

Лучший способ избавиться от возможных ошибок первого восприятия – прочтение романа под каким-либо определенным литературоведческим углом зрения. Такой подход к изучению романа – прочтение, а потом анализ на основе этого прочтения – предостерегает читателя от преждевременной (и потому неумелой, необоснованной) критики произведения: нельзя критически (т. е. аналитически) судить о произведении раньше, чем оно усвоено как целое, раньше, чем понята авторская позиция. «Романы, подобные «Дон Кихоту», «Войне и миру», «Преступлению и наказанию», обладают как бы неисчерпаемым смыслом. Каждое поколение открывает в них нечто совершенно новое. Но для этого открытия необходимы и немалые усилия, и верный подход к произведению, в частности, внимательное и углубленное прочтение текста, прочтение, с которого и должен начинаться всякий анализ и от которого он не может полностью отрываться, уходя в абстрактные рассуждения».

Главная цель прочтения произведения с точки зрения развития сюжета состоит в том, чтобы, перечитывая «ключевые» места романа, увидеть Раскольникова, одержимого своей идеей, действующим в том художественном мире романа, который и утверждает идею героя, и опровергает ее, т. е. воспринять Раскольникова через Достоевского – в системе авторских опровержений и доказательств. Чтобы достичь этой цели, допустимы разные способы прочтения. Можно назвать две очень интересные работы о «Преступлении и наказании», написанные в жанре прочтения: это статьи В. Кожинова ««Преступление и наказание» Ф. М. Достоевского» и Ю. Карякина «Перечитывая Достоевского».

В. Кожинов «прочитал» «Преступление и наказание» с точки зрения «ключевых» слов в романе. Прежде всего он раскрыл идейно-художественное значение первой фразы романа: «В начале июля, в чрезвычайно жаркое время, под вечер один молодой человек вышел из своей каморки, которую нанимал от жильцов впоказав, как из этой фразы, как из зерна, разрослось потом «огромное древо романа». Затем он раскрывает роль таких «ключевых» слов,

* как желтый – желчный, преступление – преступание, шатость, недоконченность, наказание и др.

Такое прочтение романа дало возможность очень глубоко рассмотреть его в самых разнообразных аспектах, а именно: теория Раскольникова и русская жизнь 60-х годов XIX в.

Раскольников и нигилисты, характер Раскольникова и русский народный характер, сущность идеи Раскольникова, проблема наказания, особенности развития действия в романе, система образов в романе, роман Достоевского и социалистические идеи, величие Достоевского как автора романа «Преступление и наказание» др. Ю. Карякин «прочитал» роман с точки зрения киноискусства – «по кадрам», в виде «наставления» сценаристам и постановщикам кинофильма по роману.

Тревогу критика вызывает тот факт, что Достоевского охотнее «интерпретируют», чем стараются понять. Достоинством этой работы нам кажется то, что ее автор установил взаимодействие начала и конца романа, показал, что каждая сцена в романе построена «как предчувствие последних снов Раскольникова, но и одновременно – как предчувствие возможности спасительного пробуждения. Ни одна из коллизий романа не может быть понята без ориентации на Эпилог». Карякин говорит о необходимости разбить «тот стереотип, который, к сожалению, вкоренился во многих читателей и зрителей: будто явка с повинной и есть раскаяние, будто Эпилог – это ненужный привесок и лучше бы его и не было».

В изучении романа очень заманчиво пойти по следам этих двух авторов, но для этого у нас нет времени. Поэтому выбираем более «экономный» путь прочтения – по «ключевым» сценам романа.

«Художественный метод Достоевского в романе «Преступление и наказание»»

Роман «Преступление и наказание» по тому, как он воспринимается читателем, является, может быть, единственным в своем роде. Он вводит юного читателя в самообман. И ему кажется все понятным в этом произведении: никаких намеков, никаких загадок, никаких таинственных происшествий. Но тот напряженный интерес к герою, который возникает с первых страниц романа, к концу становится еще напряженнее. И то, на чем держится весь художественный мир романа, оказывается не то что совсем не воспринятым, а понимается поверхностно-прямолинейно: умный бедный студент Раскольников, не преступник по натуре, убил старуху-процентщицу, но не выдержал мук своей совести, донес на себя и был осужден на каторжные работы.

Так, большинство учащихся причину убийства ростовщицы видят в тяжелом материальном положении Раскольпикова и людей, его окружающих. Многие читатели отказываются признать содеянное Раскольниковым преступлением, потому что он убил «вредного члена общества». Некоторые даже считают, что Раскольникова толкает на преступление «стремление к хорошей жизни». И только немногие связывают преступление Раскольникова с его теорией. Но суть теории ими тоже воспринимается поверхностно, и, как правило, оказывается совсем не понятым тот факт, что сама теория Раскольникова – по Достоевскому – преступна. Отсюда – ограничительное понимание «наказания»: каторга воспринимается как высшая мера наказания Раскольникову. Ошибки первого восприятия вполне естественны, но применительно к роману «Преступление и наказание» они социально опасны: если даже только один читатель из тридцати вынесет из первого чтения романа убеждение, что Раскольникова толкает на преступление «стремление к хорошей жизни», то и это очень плохо.

Лучший способ избавиться от возможных ошибок первого восприятия – прочтение романа под каким-либо определенным литературоведческим углом зрения. Такой подход к изучению романа – прочтение, а потом анализ на основе этого прочтения – предостерегает читателя от преждевременной (и потому неумелой, необоснованной) критики произведения: нельзя критически (т. е. аналитически) судить о произведении раньше, чем оно усвоено как целое, раньше, чем понята авторская позиция. «Романы, подобные «Дон Кихоту», «Войне и миру», «Преступлению и наказанию», обладают как бы неисчерпаемым смыслом. Каждое поколение открывает в них нечто совершенно новое. Но для этого открытия необходимы и немалые усилия, и верный подход к произведению, в частности, внимательное и углубленное прочтение текста, прочтение, с которого и должен начинаться всякий анализ и от которого он не может полностью отрываться, уходя в абстрактные рассуждения».

Главная цель прочтения произведения с точки зрения развития сюжета состоит в том, чтобы, перечитывая «ключевые» места романа, увидеть Раскольникова, одержимого своей идеей, действующим в том художественном мире романа, который и утверждает идею героя, и опровергает ее, т. е. воспринять Раскольникова через Достоевского – в системе авторских опровержений и доказательств. Чтобы достичь этой цели, допустимы разные способы прочтения. Можно назвать две очень интересные работы о «Преступлении и наказании», написанные в жанре прочтения: это статьи В. Кожинова ««Преступление и наказание» Ф. М. Достоевского» и Ю. Карякина «Перечитывая Достоевского».

В. Кожинов «прочитал» «Преступление и наказание» с точки зрения «ключевых» слов в романе. Прежде всего он раскрыл идейно-художественное значение первой фразы романа: «В начале июля, в чрезвычайно жаркое время, под вечер один молодой человек вышел из своей каморки, которую нанимал от жильцов впоказав, как из этой фразы, как из зерна, разрослось потом «огромное древо романа». Затем он раскрывает роль таких «ключевых» слов,

* как желтый – желчный, преступление – преступание, шатость, недоконченность, наказание и др.

Читайте также:  Образ Петербурга в романах Достоевского Преступление и наказание и Толстого Война и мир: сочинение

Такое прочтение романа дало возможность очень глубоко рассмотреть его в самых разнообразных аспектах, а именно: теория Раскольникова и русская жизнь 60-х годов XIX в.

Раскольников и нигилисты, характер Раскольникова и русский народный характер, сущность идеи Раскольникова, проблема наказания, особенности развития действия в романе, система образов в романе, роман Достоевского и социалистические идеи, величие Достоевского как автора романа «Преступление и наказание» др. Ю. Карякин «прочитал» роман с точки зрения киноискусства – «по кадрам», в виде «наставления» сценаристам и постановщикам кинофильма по роману.

Тревогу критика вызывает тот факт, что Достоевского охотнее «интерпретируют», чем стараются понять. Достоинством этой работы нам кажется то, что ее автор установил взаимодействие начала и конца романа, показал, что каждая сцена в романе построена «как предчувствие последних снов Раскольникова, но и одновременно – как предчувствие возможности спасительного пробуждения. Ни одна из коллизий романа не может быть понята без ориентации на Эпилог». Карякин говорит о необходимости разбить «тот стереотип, который, к сожалению, вкоренился во многих читателей и зрителей: будто явка с повинной и есть раскаяние, будто Эпилог – это ненужный привесок и лучше бы его и не было».

В изучении романа очень заманчиво пойти по следам этих двух авторов, но для этого у нас нет времени. Поэтому выбираем более «экономный» путь прочтения – по «ключевым» сценам романа.

Своеобразие произведения

В ряду классиков мировой литературы Достоевский заслуженно носит звание мастера в раскрытии тайн человеческой души и создателя искусства мысли. Роман «Преступление и наказание» открывает новый, высший этап творчества Достоевского. Здесь он впервые выступил как создатель принципиально нового романа в мировой литературе, который получил название полифонического (многоголосого).

Любая мысль у писателя, добрая или злая, по его собственному выражению, «наклевывается, как из яйца цыпленок». Все художественные особенности и поэтика романа «Преступление и наказание» служат средством раскрытия особой духовности Достоевского. Работая над произведением, писатель главным образом стремился проследить «психологический процесс преступления». Именно поэтому «Преступление и наказание» считается произведением, в котором наиболее ярко обозначилось своеобразие психологизма писателя.

В романе «Преступление и наказание» имеет значение буквально все: и числа, и имена, и фамилии, и петербургская топография, и время действия, и ситуации, в которые попадают герои, и даже отдельные слова. Достоевский доверял своему читателю, поэтому многое сознательно не договаривал, рассчитывая на духовное приобщение читателя к своему миру. В этом духовном мире имеет значение и разное положение топора во время убийства Раскольниковым старухи-процентщицы и Лизаветы, и описание внешности Раскольникова, и числа «семь» и «одиннадцать», «преследующие» главного героя, и часто упоминаемый в романе желтый цвет, и слово «вдруг», упоминающееся на страницах романа около 500 раз, и многие другие, незаметные на первый взгляд, детали.

Язык и стиль романа «Преступление и наказание» отличается естественностью и непосредственностью. По мнению некоторых исследователей, язык Достоевского по сравнению с языком Толстого и Тургенева проигрывает в живописности и изобразительных средствах. Однако это не так. У Достоевского своя, весьма специфичная, отличная от других писателей XIX века, манера изображения. Незаметными на первый взгляд ускорениями и замедлениями, ритмом, повышением и понижением речи, паузами, он помогает читателю ощутить невидимое движение жизни.

Каждому герою романа присущ свой, индивидуальный, язык, но все они общаются на общем языке – языке «четвертого измерения» писателя. Каждому герою «Преступления и наказания» можно составить свою словесную характеристику, но самым выразительным является языковой портрет Раскольникова. Достоевский с большим мастерством показал раздвоение главного героя романа, используя для этой цели различные стилистические приемы: прерывистость речи Раскольникова, дисгармонию его синтаксиса, а главное – контраст между внешней и внутренней формой речи героя. «Законам четвертого измерения», где перестает действовать земное тяготение, подчиняется и все в стиле романа: портрет, пейзаж, место и время действия. Особый, неповторимый ритм писателя так захватывает читателя, что он не сразу оценивает каждую деталь портрета героя.

Методы создания психологического рисунка у писателя чрезвычайно разнообразны. Несмотря на то, что Достоевский редко использовал портрет как таковой, он считается тонким и глубоким мастером портрета. Писатель считал, что человек – существо очень сложное и его внешний вид никак не может отразить его сущность. Более важным для Достоевского является костюм героя или какая-либо деталь в нем, отражающая характер персонажа. Так, например, одеяние Лужина (щегольской костюм, великолепные перчатки и т. д.) выдают в нем желание выглядеть моложе и производить выгодное впечатление на окружающих. Достаточно вспомнить, например, портрет старухи-процентщицы, выразительность которого создана при помощи уменьшительных слов: «Это была крошечная, сухая старушонка, лет шестидесяти, с вострыми и злыми глазками, с маленьким вострым носом и простоволосая. Белобрысые, мало поседевшие волосы ее были жирно смазаны маслом. Старушонка поминутно кашляла и кряхтела».

В романе «Преступление и наказание» портрет служит раскрытию идеи того или иного героя. Так, изображая Свидригайлова, Достоевский использовал одну, на первый взгляд, маловажную деталь: его глаза смотрели «холодно, пристально и вдумчиво». Но благодаря этой детали можно представить всего Свидригайлова, для которого все безразлично и которому все позволено. Глаза играют важную роль в портрете всех действующих лиц романа, по ним можно узнать идею героев, раскрыть их тайну. У Дуни глаза «почти черные, сверкающие, гордые и в то же время иногда, минутами, необыкновенно добрые»; у Раскольникова «прекрасные темные глаза», у Сони «замечательные голубые глаза».

В романе «Преступление и наказание» Достоевский впервые проявил себя не только как психолог, но и как философ, так как в центре повествования – борьба идей, борьба добра и зла, определяющая сюжет романа. Автор не дает прямых характеристик ни своему герою, ни той ситуации, в которой он оказывается. Он дает возможность читателю самому во всем разобраться. Именно поэтому Достоевский стремился к детальному воспроизведению внутренней жизни своего героя. На первый план он ставит не столько внешний мир, сколько психологию героя.

Важнейшим средством характеристики в романе «Преступление и наказание», как и в любом художественном произведении, являются поступки героев. Но Достоевский в большей мере обращает внимание на тот факт, под влиянием чего совершаются эти поступки: либо поступок совершает человек, ведомый чувством, либо поступок совершается под влиянием разума персонажа. Поступки, совершенные Раскольниковым бессознательно обычно великодушны и благородны, тогда как под влиянием разума герой совершает преступление (само преступление было совершено от ума; Раскольников оказался под влиянием рациональной идеи и захотел проверить ее на практике). Придя в дом к Мармеладовым, Раскольников инстинктивно оставил деньги на подоконнике, но уходя из дома, он пожалел об этом. Противопоставление чувств и рациональных сфер очень важно для Достоевского, который понимал личность как соединение двух начал – добра, связанного с чувством, и зла, связанного с разумом. Чувственная сфера, по мнению автора, является изначальной, божественной природой человека. Сам человек – это поле битвы между Богом и Дьяволом.

Важным средством внутреннего самораскрытия героев в романе являются диалоги и монологи. Важна и форма монологов и диалогов, поскольку монологи у Достоевского имеют форму спора героя с самим собой. Он одновременно высказывает противоположные точки зрения на происходящее. Монологи в романе диалогичны, и в этом проявляется полифонизм (разные точки зрения на один факт), а диалоги имеют своеобразную форму. Их можно охарактеризовать как монологические, так как они представляют спор героя с самим собой, а не с собеседником.

Интересно и время в романе. Сначала оно течет медленно, затем ускоряется, на каторге растягивается и совсем останавливается при воскрешении Раскольникова, словно объединяет настоящее, прошедшее и будущее. Напряженность психологического конфликта усугубляется таким приемом, как субъективная трактовка времени; оно может остановиться (как, например, в сцене убийства старухи) или лететь с лихорадочной быстротой, и тогда в сознании героя мелькают, как в калейдоскопе, лица, предметы, события.

Еще одна особенность романа – отсутствие последовательности, логичности в передаче чувств, переживаний героев, что тоже определяется их душевным состоянием. Часто автор прибегает к «видениям», включая галлюцинации, кошмары (сны Раскольникова, Свидригайлова). Все это усугубляет драматизм происходящих событий, делает стиль романа гиперболичным.

Материалы о романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»:

“Преступление и наказание” — книга великой боли за человечество

Школьное сочинение

Во всех произведениях Достоевского мы замечали одну общую черту, замеченную во всем, что он писал: это боль о человеке, который сам себя не признает человеком и даже не вправе быть им.

Читайте также:  Христианские мотивы и образы “Преступление и наказание”: сочинение

Ф. М. Достоевский — самый беспощадный художник XIX века, который изображал в своих гениальных произведениях суровую правду жизни, был одержим великой любовью к человеку и считал своим долгом открыть “униженным и оскорбленным” глаза и заставить их бороться, искать пути избавления от страданий и социальной несправедливости. Л. Н. Толстой писал: “Самое важное в произведении искусства, чтобы оно имело нечто вроде фокуса, и он должен быть недоступен полному объяснению словами”. Таким фокусом у Достоевского стало изображение крайней нищеты, когда люди не просто гибнут от голода, но и теряют свой человеческий облик и чувство собственного достоинства.

По глубине и тонкости замысла, по мастерству и правдивости отображения реальной действительности роман Ф.М. Достоевского “Преступление и наказание” можно смело назвать вершиной творчества писателя. Ведь в центре внимания автора оказалась страшная картина жизни России середины XIX века, со всей той нищетой, бесправием, угнетением русского народа, который хоть и пытался бунтовать против такой несправедливости, но вместе с тем осознавал свое бессилие в этой борьбе. Для более точного отображения этой действительности писатель старался проникнуть в самую глубину человеческой души, отразить сознание людей, их метания и противоречия.

Роман Достоевского вышел в свет в переломное для страны время, когда русская интеллигенция, ожидавшая возрождения России после реформы 1861 года, вынуждена была познать вместо этого глубокое разочарование и потрясение.

Социальные противоречия не исчезли. Напротив, они еще боль-. те обострились, еще острее стала несправедливость общественного устройства. И все это с талантом настоящего мастера сумел тонко подметить и выразить в своем романе Ф.М. Достоевский. При этом на примере трагедии одного человека автор выделил, вывел на первый план трагедию всего народа, отразил целый мир. Писатель не случайно взял своих героев из среды разорившегося дворянства. Именно в этой среде часто проявлялись в то время по-настоящему неординарные личности, яркие, сильные характеры, болезненные спады и светлые подъемы сознания, оказавшегося в конфликте с самим собой.

Действие романа происходит в Петербурге, в той его части, где жила беднота. Серый, мрачный город, многочисленные пивные, зазывающие народ залить горе; толпы пьяных на улицах; женщины, продающие себя за бесценок, а те, кто не желал этого делать, бросались с моста в воду. Страшное царство нищеты, бесправия, болезней, безысходности — вот те условия, в которых существуют простые русские люди, те условия, при которых в сознании многих рождаются ложные (хотя и вполне понятные) идеи восстановления справедливости.

Описывая жизненный путь Родиона Раскольникова — противоречивой личности, вынужденной в силу социальных причин пойти на преступление, на жестокое убийство, — Достоевский в первую очередь стремился показать гибельность подобного шага.

Но вместе с тем он мечтал показать перерождение, очищение человека путем страданий, переосмысления принципов и в конечном итоге преодоления зла. Да, Раскольников совершил преступление, избрал ошибочный путь в жизни. Но главное здесь — то, что толкнуло героя встать на путь убийства. И пытаясь обосновать такой шаг, Достоевский с первых страниц говорит о социальном положении Родиона. Молодой человек вынужден существовать в комнатке, а точнее “каморке”, которую сам автор сравнивает со шкафом, сундуком, гробом, подчеркивая крайнюю нищету ее обитателя — “задавленного бедностью”, “изуродованного нищетой” “бедного и больного студента”.

Создавая психологический портрет своего героя, писатель на первое место выводит те черты, которые рождены именно общественным положением бедного студента: мнительный, самолюбивый, мрачный, угрюмый. И в этих чертах, в этих характеристиках Родиона Раскольникова отражен обобщенный портрет поколения, показаны особенности психологии многих его современников.

Такие люди, как Раскольниковы, Мармеладовы и подобные им, вынуждены влачить жалкое существование в жестоком и несправедливом мире, где распорядителями и хозяевами являются подлые и низкие свидригайловы и лужины. Потому не осуждение в первую очередь, а страшная, щемящая боль пронизывает страницы романа Достоевского — боль за людей, раздавленных нищетой, таких как Катерина Ивановна Мармеладова, которая сама себя сравнивает с заезженной клячей; как ее несчастный муж, спившийся от горя и бедности; как дочь Соня, вынужденная продавать себя, чтобы поддерживать хоть какое-то существование семьи. Ее образ наиболее трагичен. “Ты на себя руки наложила, ты загубила жизнь. свою”, — говорит ей Родион. А ведь сколько таких же несчастных девушек губили свою жизнь, принося себя в жертву ради близких, ради какого-то призрачного благополучия. Такой же (или почти такой) путь уготован и сестре Раскольникова. Осознание этого, понимание гибельности того поступка, на который готова пойти ради него сестра, выйдя за нелюбимого, к тому же ничтожного человека, зарождает протест в душе главного героя.

Родион не видит другого выхода, как убийство процентщицы. Так он спасет себя, спасет свою семью. И при таких обстоятельствах смерть никому не нужной старухи кажется ему оправданной, в чем еще больше Раскольников убеждается, получив письмо матери, в котором она сообщает о своем плачевном материальном положении. “Ясно, что теперь надо было не тосковать, не страдать пассивно, одними рассуждениями о том, что вопросы неразрешимы, а непременно что-нибудь сделать, и сейчас же, и поскорее. Во что бы то ни стало надо решиться, хоть на что-нибудь, или. Или отказаться от жизни совсем. “

Да, такая идея могла возникнуть в голове героя, как и в голове другого студента, чей разговор Раскольников как-то услышал в трактире, только под влиянием крайней нищеты, безысходности, несправедливости окружающего мира. “За одну жизнь — тысячи жизней, спасенных от гниения и разложения”. Не правда ли — благородный, оправданный выход?!

Единственный выход для множества людей, загнанных жизнью в глухой угол, вынужденных каждый день видеть сотни, тысячи гибнущих жизней, жизней, которые еще можно спасти “от нищеты, от разложения, от гибели, от разврата, от венерических заболеваний. “. А всего-то нужно — убить никчемную старушонку и забрать ее деньги! Нет, конечно, Достоевский не оправдывает своего героя. Наоборот, вся суть пути Раскольникова в конечном итоге сводится к пониманию своих ошибок. Мучительному пониманию. Но хотя в романе и есть намек на то, что стремления к лучшей жизни не напрасны, не напрасны попытки прийти к ней другим, правильным путем, — мы понимаем, что, к сожалению, сбыться этим стремлениям суждено не так уж скоро. И многострадальному русскому народу еще через много испытаний придется пройти. Отсюда нескрываемая боль автора за весь народ, за все человечество.

И все же, размышляя о далеком грядущем, Достоевский писал в “Дневнике писателя”: “Я не хочу мыслить и жить иначе, как с верой, что все наши девяносто миллионов русских (или там сколько их тогда народится) будут все когда-нибудь образованны, очеловечены и счастливы”.

Художественный метод Достоевского в романе “Преступление и наказание”

Роман “Преступление и наказание” по тому, как он воспринимается читателем, является, может быть, единственным в своем роде. Он вводит юного читателя в самообман. И ему кажется все понятным в этом произведении: никаких намеков, никаких загадок, никаких таинственных происшествий. Но тот напряженный интерес к герою, который возникает с первых страниц романа, к концу становится еще напряженнее. И то, на чем держится весь художественный мир романа, оказывается не то что совсем не воспринятым, а понимается поверхностно-прямолинейно: умный бедный

Об особенностях сюжета романа “Преступление и наказание” Перечитаем первую и вторую части романа, которые составляют один этап в развитии душевной борьбы Раскольникова. В плане философском Достоевский изображает столкновение теории с логикой жизни. По мнению писателя, живой жизненный.

Сцена чтения пушкинского стихотворения Роман Ф. М. Достоевского “Идиот”, написанный в 1868 году, – одно из самых любимых, задушевных его творений. В авторских черновиках он назывался “Князь Христос”. Судьба князя Льва Николаевича Мышкина –.

Раскрытие образа: Родион Раскольников и Наполеон Роман Ф. М. Достоевского “Преступление и наказание” был впервые опубликован в январе 1866 года. Его восприняли многие как один из величайших психологических романов мировой литературы. И со времени выхода в.

Сочинение по роману Достоевского “Бесы” Роман “Бесы” принадлежит к числу наиболее сложных и спорных произведений Достоевского. В романе, несомненно, отражены реальные проблемы русской жизни 70-х годов, но дают себя знать и памфлетность, прямая недоброжелательность к.

Настенька Настенька – главная героиня произведения, она занимает основное место, благодаря ей развиваются все события. Она милая, доброжелательная, скромная, спокойная, чувственная и ранимая девушка. В начале знакомства с Мечтателем она показала.

Читайте также:  Достоевский: к проблеме интерпретации преступления и наказания: сочинение

Наташа Ихменева – характеристика литературного героя НАТАША ИХМЕНЕВА – героиня романа Ф. М.Достоевского “Униженные и оскорбленные” (1861). Ее история занимает около двух третей романа, композиционно выстраиваясь в ряд эффектных драматических сцен, разделенных между собой кратким изложением.

Многоплановость романа “Братья Карамазовы” Исследователи давно установили многоплановость романа, где “текущая действительность выступает в сложном сплаве с исторической и философской символикой”. Если существо всякого искусства заключается в символической многозначности его образов, впервые сообщающей им.

Две морали в романе Федора Достоевского “Преступление и наказание” Роман Ф. М. Достоевского “Преступление и наказание” – социальный, философский и психологический роман. Мне кажется, ярче всего в романе выражена психологическая линия. Преступление занимает одну часть романа, а наказание –.

Тема падения и духовного возрождения человека в произведениях Достоевского Человеческая душа, ее страдания и мучения, муки совести, нравственное падение, и духовное возрождение человека всегда интересовали Ф. М. Достоевского. В его произведениях встречается много персонажей, наделенных поистине трепетным и чутким.

Теория Раскольникова и ее антигуманистический смысл Роман Ф. М. Достоевского “Преступление и наказание” – одно из самых сложных произведений в истории мировой литературы. Даже исходя из того, как роман воспринимается читателем, чуть ли не единственное произведение.

“ОЧЕЛОВЕЧИТЬ” ЧЕЛОВЕКА! “Преступление и наказание” Достоевского, как и большинство работ автора, можно отнести к наиболее сложным произведениям русской литературы. Повествование романа неспешно, но оно держит читателя в постоянном напряжении, заставляя его вникать.

Достоевский сегодня Интерес к творчеству Ф. М. Достоевского вот уже третье столетие не ослабевает во всем мире. В США и Великобритании, Германии и Японии, других государствах, не говоря уже о России и.

Вера в добро и любовь в романе Достоевского “Преступление и наказание” Федор Михайлович Достоевский вошел в историю русской и мировой литературы как гениальный гуманист и исследователь человеческой души. В духовной жизни человека своей эпохи Достоевский увидел отображение глубинных процессов исторического развития.

Сюжет и психология Достоевского Своеобразие психологизма Достоевского выявляется и в связи с сюжетом, в частности, – с его авантюрной линией. Исследователи объясняли значение авантюрного сюжета в романах Достоевского по-разному. Отмечая, что Достоевский единственный раз.

САМООПРАВДАНИЕ ИЛИ САМООБМАН РАСКОЛЬНИКОВА В своем романе “Преступление и наказание” Федор Михайлович Достоевский поднимает проблему вседозволен – Ности, возвышения одного человека над другим, “наполео – Низма”. Он показывает, как эта, казалось бы, довольно Логичная.

Преступление страшное, но я, не воспринимаю Раскольникова отрицательным героем В центре романа Ф. Д. Достоевского “Преступление и наказание” характер героя шестидесятых годов девятнадцатого века, разночинца, бедного студента Родиона Раскольникова. Раскольников совершает преступление: убивает старyхy-процентщицy и ее сестру, безобидную, простодушную.

Тема “униженных и оскорбленных” в романе Роман “Преступление и наказание” – это психологический анализ преступления, которое совершил бедный студент Родион Раскольников, убивший старуху-процентщицу. Однако речь идет о необычном уголовном деле. Это, если так можно выразиться, идеологическое.

Идейно-художественная роль образа Свидригайлова в романе Ф. М. Достоевского “Преступление и наказание” Проникнуть в смятенную душу современного человека, понять себя и других, чтобы указать людям путь, ведущий к достижению идеала, – вот к чему стремился великий романист Достоевский. Он пристально изучает внутренний.

Трагедия семьи Мармеладова Характерной чертой произведений Ф. М. Достоевского является глубокий психологизм. Так проникать в сокро­венные уголки человеческой души, освещать “потемки” этих душ светом великого евангельского человеколюбия не умел ни один писатель. С.

Образ Лужина Роман “Преступление и наказание” был задуман Достоевским еще на каторге. Тогда он назывался “Пьяненькие”, но постепенно замысел романа трансформировался в “психологический отчет одного преступления”. Достоевский в своем романе изображает столкновение.

Сейчас вы читаете: Художественный метод Достоевского в романе “Преступление и наказание”

Художественный метод Достоевского в романе «Преступление и наказание»

«Преступление и наказание»

Роман «Преступление и наказание» по тому, как он воспринимается читателем, является, может быть, единственным в своем роде. Он вводит юного читателя в самообман. И ему кажется все понятным в этом произведении: никаких намеков, никаких загадок, никаких таинственных происшествий. Но тот напряженный интерес к герою, который возникает с первых страниц романа, к концу становится еще напряженнее. И то, на чем держится весь художественный мир романа, оказывается не то что совсем не воспринятым, а понимается поверхностно-прямолинейно: умный бедный студент Раскольников, не преступник по натуре, убил старуху-процентщицу, но не выдержал мук своей совести, донес на себя и был осужден на каторжные работы.

Так, большинство учащихся причину убийства ростовщицы видят в тяжелом материальном положении Раскольпикова и людей, его окружающих. Многие читатели отказываются признать содеянное Раскольниковым преступлением, потому что он убил «вредного члена общества». Некоторые даже считают, что Раскольникова толкает на преступление «стремление к хорошей жизни». И только немногие связывают преступление Раскольникова с его теорией. Но суть теории ими тоже воспринимается поверхностно, и, как правило, оказывается совсем не понятым тот факт, что сама теория Раскольникова – по Достоевскому – преступна. Отсюда – ограничительное понимание «наказания»: каторга воспринимается как высшая мера наказания Раскольникову. Ошибки первого восприятия вполне естественны, но применительно к роману «Преступление и наказание» они социально опасны: если даже только один читатель из тридцати вынесет из первого чтения романа убеждение, что Раскольникова толкает на преступление «стремление к хорошей жизни», то и это очень плохо.

Лучший способ избавиться от возможных ошибок первого восприятия – прочтение романа под каким-либо определенным литературоведческим углом зрения. Такой подход к изучению романа – прочтение, а потом анализ на основе этого прочтения – предостерегает читателя от преждевременной (и потому неумелой, необоснованной) критики произведения: нельзя критически (т. е. аналитически) судить о произведении раньше, чем оно усвоено как целое, раньше, чем понята авторская позиция. «Романы, подобные «Дон Кихоту», «Войне и миру», «Преступлению и наказанию», обладают как бы неисчерпаемым смыслом. Каждое поколение открывает в них нечто совершенно новое. Но для этого открытия необходимы и немалые усилия, и верный подход к произведению, в частности, внимательное и углубленное прочтение текста, прочтение, с которого и должен начинаться всякий анализ и от которого он не может полностью отрываться, уходя в абстрактные рассуждения».

Главная цель прочтения произведения с точки зрения развития сюжета состоит в том, чтобы, перечитывая «ключевые» места романа, увидеть Раскольникова, одержимого своей идеей, действующим в том художественном мире романа, который и утверждает идею героя, и опровергает ее, т. е. воспринять Раскольникова через Достоевского – в системе авторских опровержений и доказательств. Чтобы достичь этой цели, допустимы разные способы прочтения. Можно назвать две очень интересные работы о «Преступлении и наказании», написанные в жанре прочтения: это статьи В. Кожинова ««Преступление и наказание» Ф. М. Достоевского» и Ю. Карякина «Перечитывая Достоевского».

В. Кожинов «прочитал» «Преступление и наказание» с точки зрения «ключевых» слов в романе. Прежде всего он раскрыл идейно-художественное значение первой фразы романа: «В начале июля, в чрезвычайно жаркое время, под вечер один молодой человек вышел из своей каморки, которую нанимал от жильцов в С – м переулке, на удицу и медленно, как бы в нерешимости, отправился к К – ну мосту»

Показав, как из этой фразы, как из зерна, разрослось потом «огромное древо романа». Затем он раскрывает роль таких «ключевых» слов, как желтый – желчный, преступление – преступание, шатость, недоконченность, наказание и др.

и социалистические идеи, величие Достоевского как автора романа «Преступление и наказание» др. Ю. Карякин «прочитал» роман с точки зрения киноискусства – «по кадрам», в виде «наставления» сценаристам и постановщикам кинофильма по роману.

«интерпретируют», чем стараются понять. Достоинством этой работы нам кажется то, что ее автор установил взаимодействие начала и конца романа, показал, что каждая сцена в романе построена «как предчувствие последних снов Раскольникова, но и одновременно – как предчувствие возможности спасительного пробуждения. Ни одна из коллизий романа не может быть понята без ориентации на Эпилог». Карякин говорит о необходимости разбить «тот стереотип, который, к сожалению, вкоренился во многих читателей и зрителей: будто явка с повинной и есть раскаяние, будто Эпилог – это ненужный привесок и лучше бы его и не было».

Ссылка на основную публикацию
×
×