Художественные особенности романа «Преступление и наказание»: сочинение

Своеобразие произведения

В ряду классиков мировой литературы Достоевский заслуженно носит звание мастера в раскрытии тайн человеческой души и создателя искусства мысли. Роман «Преступление и наказание» открывает новый, высший этап творчества Достоевского. Здесь он впервые выступил как создатель принципиально нового романа в мировой литературе, который получил название полифонического (многоголосого).

Любая мысль у писателя, добрая или злая, по его собственному выражению, «наклевывается, как из яйца цыпленок». Все художественные особенности и поэтика романа «Преступление и наказание» служат средством раскрытия особой духовности Достоевского. Работая над произведением, писатель главным образом стремился проследить «психологический процесс преступления». Именно поэтому «Преступление и наказание» считается произведением, в котором наиболее ярко обозначилось своеобразие психологизма писателя.

В романе «Преступление и наказание» имеет значение буквально все: и числа, и имена, и фамилии, и петербургская топография, и время действия, и ситуации, в которые попадают герои, и даже отдельные слова. Достоевский доверял своему читателю, поэтому многое сознательно не договаривал, рассчитывая на духовное приобщение читателя к своему миру. В этом духовном мире имеет значение и разное положение топора во время убийства Раскольниковым старухи-процентщицы и Лизаветы, и описание внешности Раскольникова, и числа «семь» и «одиннадцать», «преследующие» главного героя, и часто упоминаемый в романе желтый цвет, и слово «вдруг», упоминающееся на страницах романа около 500 раз, и многие другие, незаметные на первый взгляд, детали.

Язык и стиль романа «Преступление и наказание» отличается естественностью и непосредственностью. По мнению некоторых исследователей, язык Достоевского по сравнению с языком Толстого и Тургенева проигрывает в живописности и изобразительных средствах. Однако это не так. У Достоевского своя, весьма специфичная, отличная от других писателей XIX века, манера изображения. Незаметными на первый взгляд ускорениями и замедлениями, ритмом, повышением и понижением речи, паузами, он помогает читателю ощутить невидимое движение жизни.

Каждому герою романа присущ свой, индивидуальный, язык, но все они общаются на общем языке – языке «четвертого измерения» писателя. Каждому герою «Преступления и наказания» можно составить свою словесную характеристику, но самым выразительным является языковой портрет Раскольникова. Достоевский с большим мастерством показал раздвоение главного героя романа, используя для этой цели различные стилистические приемы: прерывистость речи Раскольникова, дисгармонию его синтаксиса, а главное – контраст между внешней и внутренней формой речи героя. «Законам четвертого измерения», где перестает действовать земное тяготение, подчиняется и все в стиле романа: портрет, пейзаж, место и время действия. Особый, неповторимый ритм писателя так захватывает читателя, что он не сразу оценивает каждую деталь портрета героя.

Методы создания психологического рисунка у писателя чрезвычайно разнообразны. Несмотря на то, что Достоевский редко использовал портрет как таковой, он считается тонким и глубоким мастером портрета. Писатель считал, что человек – существо очень сложное и его внешний вид никак не может отразить его сущность. Более важным для Достоевского является костюм героя или какая-либо деталь в нем, отражающая характер персонажа. Так, например, одеяние Лужина (щегольской костюм, великолепные перчатки и т. д.) выдают в нем желание выглядеть моложе и производить выгодное впечатление на окружающих. Достаточно вспомнить, например, портрет старухи-процентщицы, выразительность которого создана при помощи уменьшительных слов: «Это была крошечная, сухая старушонка, лет шестидесяти, с вострыми и злыми глазками, с маленьким вострым носом и простоволосая. Белобрысые, мало поседевшие волосы ее были жирно смазаны маслом. Старушонка поминутно кашляла и кряхтела».

В романе «Преступление и наказание» портрет служит раскрытию идеи того или иного героя. Так, изображая Свидригайлова, Достоевский использовал одну, на первый взгляд, маловажную деталь: его глаза смотрели «холодно, пристально и вдумчиво». Но благодаря этой детали можно представить всего Свидригайлова, для которого все безразлично и которому все позволено. Глаза играют важную роль в портрете всех действующих лиц романа, по ним можно узнать идею героев, раскрыть их тайну. У Дуни глаза «почти черные, сверкающие, гордые и в то же время иногда, минутами, необыкновенно добрые»; у Раскольникова «прекрасные темные глаза», у Сони «замечательные голубые глаза».

В романе «Преступление и наказание» Достоевский впервые проявил себя не только как психолог, но и как философ, так как в центре повествования – борьба идей, борьба добра и зла, определяющая сюжет романа. Автор не дает прямых характеристик ни своему герою, ни той ситуации, в которой он оказывается. Он дает возможность читателю самому во всем разобраться. Именно поэтому Достоевский стремился к детальному воспроизведению внутренней жизни своего героя. На первый план он ставит не столько внешний мир, сколько психологию героя.

Важнейшим средством характеристики в романе «Преступление и наказание», как и в любом художественном произведении, являются поступки героев. Но Достоевский в большей мере обращает внимание на тот факт, под влиянием чего совершаются эти поступки: либо поступок совершает человек, ведомый чувством, либо поступок совершается под влиянием разума персонажа. Поступки, совершенные Раскольниковым бессознательно обычно великодушны и благородны, тогда как под влиянием разума герой совершает преступление (само преступление было совершено от ума; Раскольников оказался под влиянием рациональной идеи и захотел проверить ее на практике). Придя в дом к Мармеладовым, Раскольников инстинктивно оставил деньги на подоконнике, но уходя из дома, он пожалел об этом. Противопоставление чувств и рациональных сфер очень важно для Достоевского, который понимал личность как соединение двух начал – добра, связанного с чувством, и зла, связанного с разумом. Чувственная сфера, по мнению автора, является изначальной, божественной природой человека. Сам человек – это поле битвы между Богом и Дьяволом.

Важным средством внутреннего самораскрытия героев в романе являются диалоги и монологи. Важна и форма монологов и диалогов, поскольку монологи у Достоевского имеют форму спора героя с самим собой. Он одновременно высказывает противоположные точки зрения на происходящее. Монологи в романе диалогичны, и в этом проявляется полифонизм (разные точки зрения на один факт), а диалоги имеют своеобразную форму. Их можно охарактеризовать как монологические, так как они представляют спор героя с самим собой, а не с собеседником.

Интересно и время в романе. Сначала оно течет медленно, затем ускоряется, на каторге растягивается и совсем останавливается при воскрешении Раскольникова, словно объединяет настоящее, прошедшее и будущее. Напряженность психологического конфликта усугубляется таким приемом, как субъективная трактовка времени; оно может остановиться (как, например, в сцене убийства старухи) или лететь с лихорадочной быстротой, и тогда в сознании героя мелькают, как в калейдоскопе, лица, предметы, события.

Еще одна особенность романа – отсутствие последовательности, логичности в передаче чувств, переживаний героев, что тоже определяется их душевным состоянием. Часто автор прибегает к «видениям», включая галлюцинации, кошмары (сны Раскольникова, Свидригайлова). Все это усугубляет драматизм происходящих событий, делает стиль романа гиперболичным.

Материалы о романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»:

Сочинение: Художественное своеобразие романа “Преступление и наказание”

Художественное своеобразие романа “Преступление и наказание”

Абельтин Э.А., Литвинова В.И., Хакасский государственный университет им. Н.Ф. Катанова

Специфика “Преступления и наказания” в том, что в нем синтезируются роман и трагедия. Достоевский извлекал трагические идеи из эпохи шестидесятых годов, в которой “свободная высшая” личность вынуждена была проверять смысл жизни на практике в одиночку, без закономерного развития общества. Идея приобретает романную силу в поэтике Достоевского только тогда, когда она достигает крайнего напряжения, становится манией. Действие, на которое она толкает человека, должно приобрести характер катастрофы. “Преступление” героя не носит ни уголовного, ни филантропического характера. Действие в романе определено актом свободной воли, предпринятым для претворения идеи в реальность.

Достоевский сделал своих героев преступниками – не в уголовном, а философском смысле слова. Персонаж становился интересен Достоевскому тогда, когда в его своевольном преступлении обнаруживалась историко-философская или нравственная идея. Философское содержание идеи сливается у него с чувствами, характером, социальной природой человека, его психологией.

Роман строится на свободном выборе решения задачи. Жизнь должна была выбить Раскольникова из колен, разрушить в его сознании святость норм и авторитетов, привести его к убеждению, что он – начало всех начал: “все – предрассудки, одни только страхи напущенные, и нет никаких преград, и так тому и следует быть!” А раз нет преград, тогда нужно выбирать.

Достоевский – мастер стремительно-действенного сюжета. Читатель с первых страниц попадает в ожесточенную схватку, действующие лица вступают в конфликт со сложившимися характерами, идеями, душевными противоречиями. Все происходит экспромтом, все складывается в максимально сжатые сроки. Герои, “решившие в сердце и голове вопрос, ломят все препятствия, пренебрегая ранами. “

“Преступление и наказание” еще называют романом духовных исканий, в котором слышится множество равноправных голосов, спорящих на нравственные, политические и философские темы. Каждый из персонажей доказывает свою теорию, не слушая собеседника, или оппонента. Такое многоголосие позволяет назвать роман полифоническим. Из какофонии голосов выделяется голос автора, который высказывает симпатию одним героям и антипатию другим. Он наполнен то лиризмом (когда говорит о душевном мире Сони), то сатирическим презрением (когда повествует о Лужине и Лебезятникове).

Растущее напряжение сюжета помогают передать диалоги. С необычайным искусством Достоевский показывает диалог между Раскольниковым и Порфирием, который ведется как бы в двух аспектах: во-первых, каждая реплика следователя приближает признание Раскольникова; а во-вторых, весь разговор резкими скачками развивает философское положение, изложенное героем в его статье.

Внутреннее состояние персонажей передается писателем приемом исповеди. “Знаешь, Соня, знаешь, что я тебе скажу: если б я только зарезал из того, что голоден был, – то я бы теперь. счастлив был. Знай ты это!” Старик Мармеладов исповедуется в трактире Раскольникову, Раскольников – Соне. У всех – желание открыть душу. Исповедь, как правило, имеет форму монолога. Персонажи спорят сами с собой, бичуют себя. Им важно себя самих понять. Герой возражает другому своему голосу, опровергает оппонента в себе: “Нет, Соня, это не то! – начал он опять, вдруг поднимая голову, как будто внезапный поворот мыслей поразил и вновь возбудил его. ” Привычно думать, что если человека поразил новый поворот мыслей, то это поворот мыслей собеседника. Но в этой сцене Достоевский раскрывает удивительный процесс сознания: новый поворот мыслей, который произошел у героя, поразил его самого! Человек прислушивается к себе, спорит с собой, возражая себе.

Портретная характеристика передает общие социальные черты, возрастные приметы: Мармеладов – спившийся стареющий чиновник, Свидригайлов – моложавый развратный барин, Порфирий – болезненный умный следователь. Это не обычная наблюдательность писателя. Общий принцип изображения сосредоточен в грубых резких мазках, как на масках. Но всегда с особой тщательностью на застывших лицах прописаны глаза. Через них можно заглянуть в душу человека. И тогда обнаруживается исключительная манера Достоевского заострять внимание на необычном. Лица у всех странные, в них слишком все доведено до предела, они поражают контрастами. В красивом лице Свидригайлова было что-то “ужасно неприятное”; в глазах Порфирия было “нечто гораздо более серьезное” чем следовало ожидать. В жанре полифонического идеологического романа только такими и должны быть портретные характеристики сложных и раздвоенных людей.

Пейзажная живопись Достоевского не похожа на картины сельской или городской природы в произведениях Тургенева или Толстого. Звуки шарманки, мокрый снег, тусклый свет газовых фонарей – все эти неоднократно повторяющиеся детали не только придают мрачный колорит, но и таят в себе сложное символическое содержание.

Сны и кошмары несут определенную художественную нагрузку в раскрытии идейного содержания. Ничего прочного нет в мире героев Достоевского, они уже сомневаются: происходит ли распад нравственных устоев и личности во сне или наяву. Чтобы проникнуть в мир своих героев, Достоевский создает необычные характеры и необычные, стоящие на грани фантастики, ситуации.

Художественная деталь в романе Достоевского столь же оригинальна, сколь и другие художественные средства. Раскольников целует ноги Соне. Поцелуй служит выражению глубокой идеи, содержащей в себе многозначный смысл.

Предметная деталь порой раскрывает весь замысел и ход романа: Раскольников не зарубил старуху – процентщицу, а “опустил” топор на “голову обухом”. Поскольку убийца намного выше своей жертвы, то во время убийства лезвие топора угрожающе “глядит ему в лицо”. Лезвием топора Раскольников убивает добрую и кроткую Лизавету, одну из тех униженных и оскорбленных, ради которых и поднят был топор.

Цветовая деталь усиливает кровавый оттенок злодеяния Раскольникова. За полтора месяца до убийства герой заложил “маленькое золотое колечко с тремя какими-то красными камешками”, – подарок сестры на память. “Красные камешки” становятся предвестниками капелек крови. Цветовая деталь повторяется далее неоднократно: красные отвороты на сапогах Мармеладова, красные пятна на пиджаке героя.

Ключевое слово ориентирует читателя в буре чувств персонажа. Так, в шестой главе слово “сердце” повторяется пять раз. Когда Раскольников, проснувшись, стал готовиться к выходу, “сердце его странно билось. Он напрягал все усилия, чтобы все сообразить и ничего не забыть, а сердце все билось, стучало так, что ему дышать стало тяжело”. Благополучно дойдя до дома старухи, “переводя дух и прижав рукой стучавшее сердце, тут же нащупав и оправив еще раз топор, он стал осторожно и тихо подниматься на лестницу, постоянно прислушиваясь. Перед дверью старухи сердце стучит еще сильнее: “Не бледен ли я. очень” – думалось ему, – не в особенном ли я волнении? Она недоверчива – Не подождать ли еще. пока сердце перестанет?” Но сердце не переставало. Напротив, как нарочно, стучало сильней, сильней, сильней. “

Чтобы понять глубокий смысл этой ключевой детали, надо вспомнить русского философа Б. Вышеславцева: “. в Библии сердце встречается на каждом шагу. По-видимому, оно означает орган всех чувств вообще и религиозного чувства в особенности. в сердце помещается такая интимная скрытая функция сознания, как совесть: совесть, по слову Апостола, есть закон, начертанный в сердцах.” В биении сердца Раскольникова Достоевский услышал звуки измученной души героя.

Читайте также:  Характеристика образа Марфы Петровны: сочинение

Символическая деталь помогает раскрыть социальную конкретику романа.

Нательный крест. В момент, когда процентщицу настигло ее крестное страдание, у нее на шее вместе с туго набитым кошельком висели “Сонин образок”, “Лизаветин медный крест и крестик из кипариса”. Утверждая взгляд на своих героев как на христиан, ходящих перед Богом, автор одновременно проводит мысль об общем для них всех искупительном страдании, на основе которого возможно символическое братание, в том числе между убийцей и его жертвами. Кипарисовый крест Раскольникова означает не просто страдания, а Распятие. Такими символическими деталями в романе являются икона, Евангелие.

Религиозный символизм заметен также в именах собственных: Соня (София), Раскольников (раскол), Капернаумов (город, в котором Христос творил чудеса); в числах: “тридцать целковых”, “тридцать копеек”, “тридцать тысяч серебряников”.

Речь героев индивидуализирована. Речевая характеристика немецких персонажей представлена в романе двумя женскими именами: Луизой Ивановной, хозяйкой увеселительного заведения, и Амалией Ивановной, у которой Мармеладов снимал квартиру.

Монолог Луизы Ивановны показывает не только уровень ее слабого владения русским языком, но и ее низкие интеллектуальные способности:

“Никакой шум и драки у меня не бул. никакой шкандаль, а они пришоль пьян, и я это все расскажит. y меня благородный дом, и я всегда сама не хотель никакой шкандаль. А они совсем пришоль пьян и потом опять три путилки спросил, а потом один поднял ноги и стал ногом фортепьян играль, и это совсем нехорошо в благородный дом, и он ганц фортепьян ломаль, и совсем, совсем тут никакой манир. “

Речевое поведение Амалии Ивановны проявляется особенно ярко на поминках Мармеладова. Она пытается обратить на себя внимание тем, что “ни с того, ни с сего” рассказывает забавное приключение. Она гордится своим отцом, который “буль ошень ошень важны шеловек и все руки по карман ходиль”.

Мнение Катерины Ивановны о немцах отражено в ее ответной реплике: “Ах, дурында! И ведь думает, что это трогательно, и не подозревает, как она глупа. Ишь сидит, глаза вылупила. Сердится! Сердится! Ха-ха-ха! Кхи-кхи-кхи.”

Не без иронии и сарказма описывается речевое поведение Лужина и Лебезятникова. Высокопарная речь Лужина, содержащая модные фразы в сочетании с его снисходительным обращением к окружающим, выдает его высокомерие и честолюбие. Карикатурой на нигилистов представлен в романе Лебезятников. Этот “недоучившийся самодур” не в ладах с русским языком: “Увы, он и по-русски-то не умел объясняться порядочно (не зная, впрочем, никакого другого языка), так что он весь, как-то разом, истощился, даже как будто похудел после адвокатского подвига”. В сумбурных, неясных и догматических речах Лебезятникова, представляющих, как известно, пародию на общественные взгляды Писарева, отразилась критика Достоевского идей западников.

Индивидуализация речи ведется Достоевским по одному определяющему признаку: у Мармеладова деланная вежливость чиновника обильно усыпана славянизмами; у Лужина – стилистическая канцелярщина; у Свидригайлова – ироническая небрежность.

В “Преступлении и наказании” своя система выделения опорных слов и фраз. Это – курсив, то есть использование другого шрифта. Курсивом выделены слова проба, дело, вдруг. Это способ сосредоточия внимания читателей и на сюжет, и на задуманное содеянное. Выделенные слова как бы ограждают Раскольникова от тех фраз, которые ему и выговорить-то страшно. Курсив используется Достоевским и как способ характеристики персонажа: “невежливая язвительность” Порфирия; “ненасытимое страдание” в чертах Сони.

Список литературы

Гройсман В. Религиозные символы в романе “Преступление и наказание”. Литература. Приложение к газете “Первое сентября”. 1997, N44,с.5-11.

Майхель И. Языком мимики и жеста. Там же, с.9.

Белкин А. Читая Достоевского и Чехова. М., 1973, с. 56-84.

Лекманов О. Глядя на “широкую пустынную реку”. Литература. Приложение к газете “Первое сентября”, 1997, N15

Художественные особенности «ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ»

Художественные особенности. Вся художественная система романа направлена на максимальное раскрытие идей, заложенных в нем, и строится на основе принципов полифонии. В соответствии с этим контраст пронизывает все сферы романа: это касается и сис­темы персонажей, и связанных с ними идей, и портретной характе­ристики, и обрисовки обстановки действия. Можно сказать, что контрасты пронизывают и внешний, и внутренний мир героев. Со­ответственно меняется способ психологического анализа: он на­правлен на то, чтобы раскрыть борьбу противоборствующих сил сознания и подсознания героев. Для этого Достоевский использует разнообразные приемы открытого и скрытого психологизма. Основ­ные приемы прямого выражения внутреннего мира героев (откры­тый психологизм) — это их высказывания в форме диалога, моно­лога, внутреннего монолога, исповеди, а также сны. К приемам скрытого психологизма, основанного на опосредованном выраже­нии внутреннего мира литературных героев, относятся психологи­ческий портрет, психологический пейзаж, несобственно-прямая речь и другие средства, позволяющие через внешние проявления увидеть внутреннее состояние героев.

Насколько широко используются эти приемы видно уже по тому, какую большую идейно-смысловую нагрузку имеют сны, причем речь идет не только о снах Раскольникова. Так, сон Свидригайлова дает возможность не только заглянуть в его душу, но и служит важным по­воротным моментом в развитии сюжета: именно этот сон окончательно определяет решение Свидригайлова пойти на самоубийство. Все сны Раскольникова, помимо средства психологической характеристики, имеют важное композиционное значение, поскольку отмечают момен­ты завершения определенного этапа идейных исканий.

Со снами связана и особая символика (образ «клячи заезженной», топора, символика оживания мертвеца и осмеяния преступника и т.д.). Символичны в романе также цвета (желтый цвет превалирует в описаниях, создавая тревожную, напряженную атмосферу), детали (драдедамовая шаль Катерины Ивановны), отдельные слова («про­ба», «тупик», «духота»), даже имена (Катерина — чистая, Софья — мудрая). Многозначно имя главного героя — Родион Романович Раскольников. Здесь и раскол внутри героя, раздвоенность его на­туры и сознания, но есть и определенная смысловая соотнесенность со словом «раскольник» — человек, очень строго придерживающий­ся своей веры.

Символичны и несут психологическую нагрузку предметно­бытовые детали и городской пейзаж. Петербург в романе — это особое духовное пространство и действующее лицо. Невыносимая духота ста­новится «атмосферой преступления»; темнота, грязь и слякоть разви­вают отвращение к жизни и презрение к себе и к окружающим; сы­рость и изобилие воды во всех видах (например, страшная гроза и на­воднение в ночь самоубийства Свидригайлова) рождают ощущение текучести, недолговечности и относительности всех явлений действи­тельности. Каморка Раскольникова, где он вынашивает свою теорию, напоминает «сундук», «шкаф» или «гроб» и становится символом мерт­венности среды обитания героя, предопределяющей убийственность и бесчеловечность обдумываемой им теории. Такой символический смысл имеют дворы-колодцы, бесконечные грязные, темные лестни­цы, коридоры. Все вместе это создает образ фантастического города, наделенного мрачной мистической силой, угнетающей личность и лишающей ее ощущения прочности, жизнестойкости.

Понятно, почему в таком пространстве так много помешательств рассудка. Мотив безумия также является для Достоевского одним из важнейших художественных средств. Непосредственно он связан с Раскольниковым, Катериной Ивановной, Свидригайловым, но и все другие герои романа, находясь в искаженном пространстве, в какой-то мере теряют способность трезво мыслить. Кроме того, для писателя, считающего, что подлинная суть человека заключается в подсознании, важно использовать все средства, отодвигающие соз­нание — в том числе и безумие или временное помешательство.

Той же цели служит и прием нагнетания психологической, эмо­циональной напряженности, которая приводит к взрыву — ссоре, скандалу, драке (сцена поминок Мармеладова). Но еще большую роль играет психологически напряженный диалог-спор, который провоцирует героев на высказывание своих сокровенных мыслей и чувств (Раскольников — Порфирий Петрович, Раскольников — Со­ня, Раскольников — Свидригайлов). Такого рода диалоги имеют характер психологического поединка.

Психологическая мотивация поступков героев обнаруживается также в их исповедях (исповедь Мармеладова перед Раскольнико­вым, Раскольникова перед Соней) и внутренних монологах, кото­рые часто тоже имеют характер диалога-спора с самим собой.

Задаче психологического анализа подчинена и портретная ха­рактеристика героев. Писатель использует принцип двойного портретирования. Главные герои описываются дважды, поскольку один портрет не может охватить резко полярные стороны их натуры. Так первый портрет Раскольникова рисует достаточно привлекательно­го молодого человека («он был замечательно хорош собою») — та­ким он должен быть от природы; второй же портрет подчеркивает мучительное состояние, в котором находится герой («снаружи он походил как бы на раненого человека»). Первый портрет Сони, ко­гда она прямо с улицы прибегает к постели умирающего отца в кричащем наряде уличной женщины, контрастирует ее внутрен­нему состоянию и сути натуры. А второй портрет, когда она прихо­дит к Раскольникову пригласить его на поминки, больше соответ­ствует ее истинной сущности: она в простом, скромном платье выглядит почти девочкой — худенькой, бледной, растерянной. Осо­бую роль в портретной характеристике играют глаза. «Прекрасные темные глаза» Раскольникова сменяются «воспаленным взглядом», который выражает страх и смятение в душе после совершенного убийства. Голубые глаза Сони «неподвижны от ужаса» в первом портрете и «потеряны», как у испуганного ребенка, во втором.

В целом можно сказать, что в творчестве Достоевского реализм заостряется настолько, что вплотную подходит к грани, размыкаю­щей мир художественного произведения в реальный мир, не утрачи­вая при этом высочайшего художественного мастерства. Сам писа­тель гордился своим реализмом: он отмечал, что описывает не абстрактного «общечеловека», а реального европейца XIX века со всеми безысходными противоречиями его «больного сознания». Про­рочески предсказывая грядущие катастрофы, Достоевский верил в то, что «правда человеческая победит», и своим творчеством внес ве­ликий вклад в дело преображения мира и человека. «Красота спасет мир» — сказал писатель и своим творчеством укрепил это понятие в сознании многих поколений русских и зарубежных читателей.

Художественное своеобразие романа «Преступление и наказание»

«Преступление и наказание» — первый из серии знаменитых романов Достоевского, вошедших в золотой фонд мировой художественной литературы. На первый взгляд может показаться, что сюжет «Преступления и наказания» укладывается в стандартную схему так называемого «уголовного романа» с его обязательными компонентами: преступление, убийца, следователь.

Но в уголовных романах сюжет обычно держится на тайне: личность преступника обычно выясняется лишь на последних страницах произведения. Между тем в романе Достоевского читателю с самого начала известно, кто совершил убийство. Писатель выделяет не авантюрный аспект темы преступления, а нравственно-психологический. Достоевского интересует не столько само по себе убийство, сколько его причины, истоки. На первом плане у него тайна психологическая, связанная с образом главного героя. Предельная напряженность сюжета выражается в нагнетании острейших драматических ситуаций, происходящих зримо, буквально на глазах у читателей: убийство старухи-ростовщицы и несчастной Лизаветы, уход Сони на улицу, самоубийство Мармеладова, смерть Катерины Ивановны, самоубийство Свидригайлова. Повествование носит отчетливо выраженный драматический характер. Действующие лица резко противопоставлены друг другу, споры между ними носят не бытовой, а идеологический характер, полемика раскрывает противоположность характеров персонажей.

В «Преступлении и наказании» Достоевский применяет особую форму повествования, которая получила в науке название «несобственно-прямая речь». Рассказ ведется от имени автора, но как бы через призму восприятия Раскольникова. Все время слышатся не только его мысли, но даже и его голос. И хотя это не является его монологом, постоянно сохраняется впечатление напряженного ритма внутренней речи Раскольникова. С первой же страницы окружающий внешний мир включен в процесс самосознания героя, неизменно переводится из авторского кругозора в кругозор Раскольникова. Поэтому читатель невольно оказывается вовлеченным в процесс сопереживания, испытывая все чувства, которые возникают у героя по ходу действия.

Изображение психологии человека в романе также предельно драматизировано, ибо герои Достоевского всегда одержимы, «идеей-страстью», выражающейся в напряженных драматических ситуациях. Сложность и противоречивость внутреннего мира героев, свойственный им самоанализ, принимающий нередко самые мучительные формы, сочетаются с тщательным анализом внешних, объективных причин, под влиянием которых формируются мысли, идеи, действия тех или иных персонажей. В «Преступлении и наказании» отсутствуют традиционные для русской литературы пейзажи, успокаивающие, умиротворяющие души героев, часто противостоящие своим спокойствием и красотой душевной сумятице или тревоге. У Достоевского нет также описания парадного Петербурга с Невским проспектом и Медным всадником. У писателя свой Петербург — город с грязными переулками, темными дворами, мрачными лестницами; город, описанный с конкретными бытовыми подробностями и вместе с тем нереальный, фантастический, дающий представление о той атмосфере, в которой могла зародиться у Раскольникова мысль о его фантастическом преступлении. «Я люблю,— признавался герой романа,— как поют под шарманку в холодный, темный и сырой осенний вечер, непременно в сырой, когда у всех прохожих бледно-зеленые и больные лица. » И самоубийство Свидригайлова происходит в туманную дождливую ночь, когда домики с закрытыми ставнями глядели уныло и грязно, а холод и сырость уже прохватывали его тело.

Удушающее узкое жизненное пространство окружает героев Достоевского, и кажется, что никогда им из него не выбраться на широкий и вольный простор. Символично в этом отношении описание жилища Раскольникова (комната, похожая на шкаф) или Сони (комната, которая имела вид неправильного четырехугольника, что придавало ей уродливый вид). В это пространство, состоящее из «ужасно острых» и «слишком безобразно тупых» углов, втиснута их жизнь, и выйти из него они не в состоянии.

Одним из первых в мировой литературе Достоевский рассказал о трагизме мыслящего человека, который, переживая разлад с буржуазным обществом, отрицая его несправедливость и зло, сам ощущает в себе груз порожденных этим же обществом идей и иллюзий. На этой почве могут возникать индивидуализм и анархизм, способные оправдать любые преступления, утвердить принцип «вседозволенности». Значение романа «Преступление и наказание» выходит за пределы своего времени; он обращен и в будущее, предупреждая о гибельности индивидуалистического бунта, о тех непредсказуемых катастрофах, к которым могут привести новоявленные Наполеоны, презирающие миллионы простых людей, их законнейшие и естественные права на жизнь, свободу и счастье.

Читайте также:  Раскольников есть истинно русский человек...: сочинение

Система образов в романе “Преступление и наказание”

В 1866 году вышел в свет роман Федора Михайловича Достоевского «Преступление и наказание», ставший совершенно новым явлением в русской литературе. Основное его отличие от предшествующих произведений состояло в богатой полифонии образов. В романе насчитывается около девяноста персонажей: здесь и городовые, и прохожие, и дворники, и шарманщики, и мещане, и многие другие. Все они, вплоть до самых незначительных, составляют тот особый фон, на котором развивается действие романа. Достоевский даже вводит необычный, на первый взгляд, образ большого города («Петербург Достоевского»!) с его мрачными улицами, «колодцами» дворов, мостами, тем самым усиливая и без того тягостно-напряженную атмосферу безысходности и подавленности, которая определяет настроение романа. И среди всего многообразия персонажей выделяются несколько, оказавших наибольшее влияние на ход мыслей Родиона Раскольникова — главного героя произведения. Каждый из них как человек с уже сложившимися взглядами и убеждениями является носителем какой-то определенной теории. И безусловно, эти герои подчинены одной основной задаче — всестороннему и полному раскрытию образа Родиона Раскольникова. Условно всех второстепенных персонажей можно разделить на две группы: «антиподы» и «двойники» главного героя, в общении с которыми он находит подтверждение или опровержение своей теории. Так, в самом начале романа Раскольников встречается с Семеном Захарычем Мармеладовым, спившимся чиновником, основной идеей которого является не борьба со злом, внутри и вокруг себя, а смирение с ним как с чем-то неизбежным. Самоуничижение — вот главный принцип Мармеладова. Этот безвольный пьяница приносит одни несчастья своим близким и прекрасно это осознает, но не может противостоять своей слабости. Единственная его надежда на то, что в день «страшного суда» Бог простит таких, как он, только за то, что ни один из них «сам не считал себя достойным того». Встреча с Мармеладовым сыграла решающую роль в становлении теории Раскольникова, который не был способен, да и не хотел мириться с нищетой и повторять судьбу Семена Захарыча. После разговора с ним главный герой еще больше уверился в правильности своих убеждений. Укрепила эту веру и его встреча с Катериной Ивановной, протест которой выражается лишь в словах и в бесплодных, порой болезненных мечтаниях. Подобный путь привел ее кпотери рассудка и смерти от чахотки. Крах Катерины Ивановны убеждает главного героя в том, что единственный выход — это активное действие, а не слова. Раскольников тоже один из униженных и оскорбленных, но он полон желания решительно изменить свою жизнь, пусть даже через преступление. Порой он сомневается, боится загубить свою душу, но его манит результат, причем более ощутимый, чем тот, которого добилась Соня Мармела-дова. О ней Раскольников впервые услышал от ее отца, и история эта чрезвычайно поразила Родиона. Соня, по мнению главного героя, совершает, может быть, даже более страшное преступление, чем он, убивая не кого-то, а себя. Она жертвует собой, а жертва эта напрасна. Так же как впоследствии окажется напрасной и жертва Раскольникова. Поэтому он с первого взгляда признает в Соне близкого человека, а она, приняв на себя его страдания, становится его верной спутницей. Все старания Сони направлены на разрушение бесчеловечной теории Раскольникова. По ее мнению, выход кроется в смирении и принятии основных христианских норм. Для Сони религия не просто условность, а единственное, что помогает выжить в этом страшном мире и дает надежду на будущее. В конце концов, идея христианского смирения Сони побеждает чудовищную теорию Раскольникова. И с этого начинается нравственное возрождение главного героя. И Соня, и Мармеладов, и сам Раскольников — люди, прикоснувшиеся к пороку. Но есть у Достоевского и другие герои. Это мать и сестра Раскольникова и его университетский товарищ Разуми-хин. Недаром общение с ними после преступления невыносимо для главного героя. Он понимает, что души их чисты и что совершенным убийством он навсегда отделил себя от них. Они олицетворяют для Раскольникова «отвергнутую им совесть». Ведь и Разумихин, и Дуня не приемлют теорию «сверхчеловека». «Меня более всего возмущает, что ты кровь по совести разрешаешь», — говорит Раскольникову его друг, по натуре очень добродушный человек, для которого чувство товарищества превыше всего. «Но ведь ты кровь пролил!» — в отчаянии восклицает Дуня, узнав о страшном преступлении брата. И для нее, и для Разумихина путь Раскольникова неприемлем. Они представляют новое поколение, которое будет «гуманно, человечно и великодушно». Они «антиподы» Раскольникова, они отрицают его теорию. Но есть в романе персонаж, который сам себя считает «двойником» главного героя. Это Свидригайлов — один из наиболее сложных образов Достоевского. Он, как и Раскольников, отверг общественную мораль и всю жизнь потратил на поиск удовольствий. По слухам, Свидригайлов даже виновен в смерти нескольких людей. Он заставил свою совесть надолго замолчать, и только встреча с Дуней разбудила в его душе какие-то, казалось, навсегда потерянные чувства. Но раскаяние к Свидригайлову (в отличие от Раскольникова) приходит слишком поздно, когда времени на обновление уже не осталось. Пытаясь заглушить угрызения совести, он помогает Соне, детям Катерины Ивановны, своей невесте и после этого пускает пулю себе в лоб. Таков финал всех, кто ставит себя выше законов человеческого общества. Сообщение о самоубийстве Свидригайлова стало последним доводом для Раскольникова в пользу чистосердечного признания. Но немаловажную роль в этом сыграл и следователь Порфирий Петрович — человек умный, проницательный, тонкий психолог. Не имея в руках прямых доказательств вины Раскольникова, он понимает, что единственный способ разоблачить преступника — заставить говорить его совесть. Ведь Порфирий Петрович прекрасно видит, что перед ним не ординарный убийца, а жертва ложной теории, частично порожденной и тем общественным порядком, который он защищает. На протяжении всего романа Порфирий Петрович выступает обличителем взглядов Раскольникова, суровым и безжалостным. Признание Раскольникова — во многом его заслуга. Однако даже на каторге главный герой жалеет не столько о пролитой им крови, сколько о том, что не смог выдержать взятого на себя груза. Идя по улице, он думает, что каждый из прохожих — убийца «не лучше его», только совершают эти люди преступления по-другому, в рамках так называемой общественной морали. Как, например, Петр Петрович Лужин. Этот никого не убил и не ограбил, но он знает множество других способов погубить человека (пример тому — поминки Мармеладова). Поэтому Лужин так же бесчеловечен, как обыкновенный убийца. В романе он служит олицетворением буржуазного общества, столь ненавистного главному герою. Раскольников, человек совестливый и благородный, не может вызывать у читателя одну лишь неприязнь, отношение к нему сложное (у Достоевского редко встретишь однозначную оценку), но приговор писателя беспощаден: права на преступление не имеет никто! Долго и тяжело идет к этому выводу Родион Раскольников, и ведет его Достоевский, сталкивая с различными людьми и идеями. Вся стройная и логическая система образов в романе подчинена именно этой цели. Показывая бесчеловечность буржуазного общества, его устройства, Достоевский все же не в нем видел причины «распада связи времен». Ответы на «проклятые» вопросы писатель ищет не вокруг человека, а внутри него. И в этом отличительная черта Достоевского-психолога.

Раскольников и его двойники

19 век находился под властью теории “наполеонизма”. Возможность сильной личности повелевать над судьбами других людей находила поддержку многих людей. Пленником этой идеи и стал герой романа Родион Раскольников. Автор романа изображает утопический результат, к которому могла бы привести безнравственная идея главного героя её на образах “двойниках” – Свидригайлова и Лужина.

Главным героем “Преступления и наказания” является бедный студент из обедневшей дворянской семьи. Подавленный нищетой и несправедливостью жизни, Раскольников пытается найти выход из этого положения. Желание полностью изменить свою жизнь наводит его на мысль о преступлении. Иногда он сомневается в правильности своих мыслей, боясь загубить свою душу, но его манит результат. Ради общего блага он готов совершить преступление. И он все-таки решается на убийство старухи – процентщицы, которую считает глупой, бесполезной старушонкой. Раскольников совершает это преступление, считая, что это служит подтверждением его идеи. По идее человечество делится на две категории: “на тварей дрожащих” и на “сверхлюдей”. Раскольников решает проверить себя, понять, к какой касте относится он сам. Совершив убийство, Раскольников понимает, что он не “существо высшего порядка”. Вместе с убийством старухи, он убивает и себя, все то человеческое, что связывает его с окружающим миром. Он остается совсем один, наедине с душевными страданиями и муками совести.

Одним из наиболее сложных образов Достоевского является Свидригайлов. Он тоже находится в плену этой ложной теории. Он, как и Раскольников, отвергает общественную мораль и растрачивает свою жизнь на развлечения. Свидригайлов виновен в смерти нескольких людей, его совесть лежит где-то на глубине его души, она спрятана далеко, чтобы ее муки не могли растревожить душу. И только встреча с Дуней пробуждает в его душе какие-то чувства. Но раскаяние, в отличие от Раскольникова, приходит к нему слишком поздно. Совесть пробуждается в нем, и он совершает поступки, которые никогда не совершил бы до встречи с ней. Он помогает Соне, своей невесте, детям Катерины Ивановны, чтобы заглушить угрызения совести. Но эти муки надо пережить, но ему не хватает ни времени, ни сил, чтобы справиться с собой. Для него остается единственный путь, и он заканчивает свою жизнь самоубийством.

На протяжении романа становится очевидным, что жизненные ориентиры этих двух героев различны, хотя в их поступках есть много общего. Раскольников учится, пробивается в жизни сам и заботится о матери, сестре. Свидригайлов – зажиточный помещик, ведет праздный образ жизни. Хотя оба героя подчинены одной идее, они остались по разные стороны “баррикады”. Стало ясно самому Раскольникову, – “не переступил он, на этой стороне остался”, потому что “гражданин и человек”. А вот Свидригайлов переступил, человека и гражданина в себе уничтожил. Отсюда у него цинизм, с которым он формулирует суть раскольниковской идеи, освободив себя от смятения Родиона, оставшись пребывать в безграничном сладострастии. Но, наткнувшись на препятствие, кончает жизнь самоубийством. Смерть для него – освобождение от всех преград, от “вопросов человека и гражданина”. Это и есть результат идеи, в котором хотел убедиться Раскольников. Поэтому Достоевский оставляет Родиону право на жизнь на каторге, на каторге где происходит мучительное освобождение от этой идеи, возвращение к людям, обретая истинные ценности.

“Преступление и наказание” стало классикой русской литературы. Борьба добра и зла по Достоевскому проходит в душе человека, и победа добродетели дается очень тяжело. Только через страдания люди могут очиститься, только этот путь ведет к преображению и воскресению. Роман Ф.М. Достоевского “Преступление и наказание” был написан в очень тяжелый период для самого писателя – на каторге. Там он и столкнулся с “сильными личностями”, характеры которых воплотил в главных героях своего произведения.

Реферат по литературе по роману преступление и наказание на тему двойники раскольникова. Можно ли считать Лужина двойником Раскольникова в преступлении и наказании достоевского. Презентация по роскольникову причина убийства процентщицы раскольниковым презентация. Кого можно считать двойником Раскольникова Кого можно считать двойником Раскольников. Какие мысли рождаются в душе раскольникова когда он столкнулся с миром бедных людей. Система двойников Раскольникова как художественное вырожение его критике его теории. Почему Лужина и Свидригайлова традиционно принято считать двойниками Раскольникова. Почему аленуивановну из преступления и наказания считают двойником раскольникова. Система двойников Раскольникова как выражение критики индивидуалистического бунта. Какие мысли и чувства рождаются в душе раскольникова при встрече с бедными людьми. Двойники раскольникова в романе преступление и наказание лужин и свидригайлов. Какие мысли чувства рождаются в раскольникове при встрече с бедными людьми. Можно ли считать лужина двойником раскольникова в преступлении и наказании. Реферат на тему двойники раскольникова по роману преступление и наказание. Образ Свидригайлова как двойника Раскольникова в Преступлении и наказании.

Последнее изменение этой страницы: 2016-08-16; Нарушение авторского права страницы

«Художественное своеобразие романа Федора Достоевского «Преступление и наказание»»

Достоевский – мастер стремительно-действенного сюжета. Читатель с первых страниц попадает в ожесточенную схватку, действующие лица вступают в конфликт со сложившимися характерами, идеями, душевными противоречиями. Все происходит экспромтом, все складывается в максимально сжатые сроки. Герои, «решившие в сердце и голове вопрос, ломят все препятствия, пренебрегая ранами».

«Преступление и наказание» еще называют романом духовных исканий, в котором слышится множество равноправных голосов, спорящих на нравственные, политические и философские темы. Каждый из персонажей доказывает свою теорию, не слушая собеседника или оппонента. Такое многоголосие позволяет назвать роман полифоническим. Из какофонии голосов выделяется голос автора, который высказывает симпатию одним героям и антипатию другим. Он наполнен то лиризмом (когда говорит о душевном мире Сони), то сатирическим презрением (когда повествует о Лужине и Лебезятникове).

Растущее напряжение сюжета помогают передать диалоги. С необычайным искусством Достоевский показывает диалог между Раскольниковым и Порфирием Петровичем, который ведется как бы в двух аспектах: во-первых, каждая реплика следователя приближает признание Раскольникова; а во-вторых, весь разговор резкими скачками развивает философское положение, изложенное героем в его статье.

Читайте также:  Средства художественного изображения внутреннего мира человека в романе Ф. М. Достоевского Преступление и наказание (Особенности психологизма): сочинение

Внутреннее состояние персонажей передается писателем приемом исповеди. «Знаешь, Соня, знаешь, что я тебе скажу: если б я только зарезал из того, что голоден был, – то я бы теперь… счастлив был. Знай ты это!» Старик Мармеладов исповедуется в трактире Раскольникову, Раскольников – Соне. У всех – желание открыть душу. Исповедь, как правило, имеет форму монолога. Персонажи спорят сами с собой, бичуют себя. Им важно себя самих понять. Герой возражает другому своему голосу, опровергает оппонента в себе: «Нет, Соня, это не то! – начал он опять, вдруг поднимая голову, как будто внезапный поворот мыслей поразил и вновь возбудил его…» Привычно думать, что если человека поразил новый поворот мыслей, то это поворот мыслей собеседника. Но в этой сцене Достоевский раскрывает удивительный процесс сознания: новый поворот мыслей, который произошел у героя, поразил его самого! Человек прислушивается к себе, спорит с собой, возражая себе.

Портретная характеристика передает общие социальные черты, возрастные приметы: Мармеладов – спившийся стареющий чиновник, Свидригайлов – моложавый развратный барин, Порфирий – болезненный умный следователь. Это не обычная наблюдательность писателя. Общий принцип изображения сосредоточен в грубых резких мазках, как на масках. Но всегда с особой тщательностью на застывших лицах прописаны глаза. Через них можно заглянуть в душу человека. И тогда обнаруживается исключительная манера Достоевского заострять внимание на необычном. Лица у всех странные, в них слишком все доведено до предела, они поражают контрастами. В красивом лице Свидригайлова было что-то «ужасно неприятное»; в глазах Порфирия было «нечто гораздо более серьезное», чем следовало ожидать. В жанре полифонического идеологического романа только такими и должны быть портретные характеристики сложных и раздвоенных людей.

Пейзажная живопись Достоевского не похожа на картины сельской или городской природы в произведениях Тургенева или Толстого. Звуки шарманки, мокрый снег, тусклый свет газовых фонарей – все эти неоднократно повторяющиеся детали не только придают мрачный колорит, но и таят в себе сложное символическое содержание.

Сны и кошмары несут определенную художественную нагрузку в раскрытии идейного содержания. Ничего прочного нет в мире героев Достоевского, они уже сомневаются: происходит ли распад нравственных устоев и личности во сне или наяву? Чтобы проникнуть в мир своих героев, Достоевский создает необычные характеры и необычные, стоящие на грани фантастики, ситуации.

Художественная деталь в романе Достоевского столь же оригинальна, сколь и другие художественные средства. Раскольников целует ноги Соне. Поцелуй служит выражению глубокой идеи, содержащей в себе многозначный смысл. Это преклонение перед вселенской болью и страданием, нравственное пробуждение, покаяние героя. Предметная деталь порой раскрывает весь замысел и ход романа: Раскольников не зарубил старуху-процентщицу, а «опустил» топор на голову «обухом». Поскольку убийца намного выше своей жертвы, то во время убийства лезвие топора угрожающе «глядит ему в лицо». Лезвием топора Раскольников убивает добрую и кроткую Лизавету, одну из тех униженных и оскорбленных, ради которых и поднят был топор.

Цветовая деталь усиливает кровавый оттенок злодеяния Раскольникова. За полтора месяца до убийства герой заложил «маленькое золотое колечко с тремя какими-то красными камешками», – подарок сестры на память. «Красные камешки» становятся предвестниками капелек крови. Цветовая деталь повторяется далее неоднократно: красные отвороты на сапогах Мармеладова, красные пятна на пиджаке героя.

Ключевое слово ориентирует читателя в буре чувств персонажа. Так, в шестой главе слово «сердце» повторяется пять раз. Когда Раскольников, проснувшись, стал готовиться к выходу, «сердце его странно билось. Он напрягал все усилия, чтобы все сообразить и ничего не забыть, а сердце все билось, стучало так, что ему дышать стало тяжело». Благополучно дойдя до дома старухи, «переводя дух и прижав рукой стучавшее сердце, тут же нащупав и оправив еще раз топор, он стал осторожно и тихо подниматься на лестницу, постоянно прислушиваясь». Перед дверью старухи сердце стучит еще сильнее: «Не бледен ли я… очень, – думалось ему, – не в особенном ли я волнении? Она недоверчива – не подождать ли еще… пока сердце перестанет?» Но сердце не переставало. Напротив, как нарочно, стучало сильней, сильней, сильней…»Символическая деталь помогает раскрыть социальную конкретику романа. Нательный крест. В момент, когда процентщицу настигло ее крестное страдание, у нее на шее вместе с туго набитым кошельком висел и «Сонин образок, Лизаветин медный крест и крестик из кипариса». Утверждая взгляд на своих героев как на христиан, автор одновременно проводит мысль об общем для них всех искупительном страдании, на основе которого возможно символическое братание, в том числе между убийцей и его жертвами. Кипарисовый крест Раскольникова означает не просто страдания, а Распятие. Такими символическими деталями в романе являются икона, Евангелие.

Религиозный символизм заметен также в именах собственных: Соня (София), Раскольников (раскол), Капер-наумов (город, в котором Христос творил чудеса); в числах: «тридцать целковых», «тридцать копеек», «тридцать тысяч сребреников». Речь героев индивидуализирована. Речевая характеристика немецких персонажей представлена в романе двумя женскими именами: Луизой Ивановной, хозяйкой увеселительного заведения, и Амалией Ивановной, у которой Мармеладов снимал квартиру.

Монолог Луизы Ивановны показывает не только уровень ее слабого владения русским языком, но и ее низкие интеллектуальные способности: «Никакой шум и драки у меня не бул… никакой шкандаль, а они пришоль пьян, и я это все расскажит… у меня благородный дом, и я всегда сама не хотель никакой шкандаль. А они совсем пришоль пьян и потом опять три путилки спросил, а потом один поднял ноги и стал ногом фортепьян играль, и это совсем нехорошо в благородный дом, и он ганц фортепьян ломаль, и совсем, совсем тут никакой манир…»

Речевое поведение Амалии Ивановны проявляется особенно ярко на поминках Мармеладова. Она пытается обратить на себя внимание тем, что «ни с того ни с сего» рассказывает забавное приключение. Она гордится своим отцом, который «будь ошень ошень важны шеловек и все руки по карман ходиль».

Мнение Катерины Ивановны о ненцах отражено в ее ответной реплике: «Ах, дурында! И ведь думает, что это трогательно, и не подозревает, как она глупа. Иттть сидит, глаза вылупила. Сердится! Сердится1 Ха-ха-ха! Кхи-кхи-кхи».

Не без иронии и сарказма описывается речевое поведение Лужина и Лебезятникова – Высокопарная речь Лужина, содержащая модные фразы в сочетании с его снисходительным обращением к окружающим, выдает его высокомерие и честолюбие. Карикатурой на нигилистов представлен в романе Лебезятников. Этот «недоучившийся самодур» не в ладах с русским языком: «Увы, он и по-русски-то не умел объясняться порядочно (не зная, впрочем, никакого другого языка), так что он весь, как-то разом» истощился, даже как будто похудел после адвокатского подвига». В сумбурных, неясных и догматических речах Лебезятникова, представляющих, как известно, пародию на общественные взгляды Писарева, отразилась критика Достоевским идей западников.

Индивидуализация речи ведется писателем по одному определяющему признаку: у Мармеладова деланная вежливость чиновника обильно усыпана славянизмами; у Лужина – стилистическая канцелярщина; у Свидригайлова – ироническая небрежность.

В «Преступлении и наказании» своя система выделения опорных слов и фраз. Это – курсив, то есть использование другого шрифта. Это способ обращения внимания читателей и на сюжет, и на задуманное, содеянное. Выделенные слова как бы ограждают Раскольникова от тех фраз, которые ему и выговорить-то страшно. Курсив используется Достоевским и как способ характеристики персонажа: «невежливая язвительность» Порфирия; «не-насыткмое страдание» в чертах Сони.

Н. А. Добролюбов в статье «Забитые люди» сформулировал направления напряженной мыслительной деятельности Достоевского: трагический пафос, связанный с болью о человеке; гуманистическое сочувствие человеку, испытывающему боль; высокая степень самосознания героев, которые страстно хотят быть настоящими людьми и одновременно признают себя бессильными.

К ним можно добавить постоянную сосредоточенность писателя на проблемах современности; интерес к жизни и психологии городской бедноты; погружение в самые глубокие и мрачные круги ада души человека; отношение к литературе как способу художественного предвидения будущего развития человечества.

Идейно-художественное своеобразие романа «Преступление и наказание»

Роман был опубликован в «Русском вестнике» за 1866 г. Замысел Достоевский вынашивал много лет. Тема разрабатывалась уже в романах «Униженные и оскорбленные» (линия Свидригайлова в образе князя Волковского), в «Записках из подполья» (образ мыслящего героя-индивидуа-листа и девушки из публичного дома — предшественницы Сони Мармеладовой). Первоначальный замысел — роман «Пьяненькие», где была подробно разработана линия Мармеладова.

Центральный образ романа — Родион Раскольников. Его преступление — индивидуалистический бунт против порядков окружающей его жизни. Его теория основывается на том, что общество и человек по сути своей преступны, потому такого понятия как преступление не существует. Раскольников хочет помочь людям, но понимает, что, совершая что-либо в этом мире, надо «играть по правилам» этого мира, т. е. действовать, не выбирая средств. Раскольт ников решается на преступление не сразу, его подталкивают к нему страдания человеческие, которые он видит вокруг (встреча с Мармеладовым, письмо из дома, пьяная девочка на бульваре, подслушанный разговор в бильярдной, сон о лошади). Суть и основное идейное содержание романа — развенчание теории Раскольникова. Несостоятельность теории Раскольникова начинает обнаруживаться уже во время совершения преступления. Жизнь не может уместиться в логическую схему, и хорошо рассчитанный «сценарий» Раскольникова нарушается: в самый неподходящий момент появляется Лизавета (собственно, одна из тех «страждущих», ради которых Раскольников идет на преступление), и Раскольникову приходится убить ее (а также, вероятно, ее еще нерожденного ребенка).

Своим преступлением Раскольников «отрезает» себя от своего прошлого, от людей (когда приезжают мать и сестра, он отступает назад, не решаясь обнять их, прячет под камень украденные у старухи вещи не только потому, что боится обыска, но потому, что человек в нем не может воспользоваться плодами преступления). В образах Лужина и Свидригайлова Достоевский раскрывает два возможных завершения пути, на который встал Раскольников. Лужин — подлец «по убеждению», для которого выгода превыше всего, который даже не задумывается, совершить подлость или нет (история с подброшенной Соне кредиткой). Средства, которыми пользуется Лужин, те же, что и у Раскольникова, хотя цели разные; это тот же маленький «наполеон», который, не задумываясь, идет вперед по трупам. Свидригайлов — другая модификация. Это человек, который ради утверждения собственной личности срзнательно отрицает, отвергает морально-этические нормы (идея богоборчества, образ человека, который решил сравниться с богом, сильная личность). Свидригайлов также совершает преступления, но не для того, чтобы принести пользу или счастье людям, но для того, чтобы утвердить свою волю, почувствовать в полной мере свою свободу творить как добро, так и зло, т. обр., самостоятельно создавая для себя морально-этические нормы (растление несовершеннолетней девочки, которая кончает жизнь самоубийством, издевательство над своим дворовым человеком, который также кончает жизнь самоубийством, использование своего опекунства для того, чтобы склонить к любовной связи молодую девушку, преследование Дуни и т. д.).

Раскольников встречается с Лужиным и Свидригайловым и в результате общения с ними постепенно понимает, что путь, на который он встал, — тупиковый. Для Раскольникова (а по Достоевскому ни для кого из людей) такой путь неприемлем (недаром Достоевский сравнивает преступление Раскольникова со смертью: «Я не старушонку убил, я себя убил», а дальнейшее воскресение Раскольникова к новой жизни — с воскресением из мертвых, приводя в качестве аналогии библейский сюжет о воскрешении Христом Лазаря, можно также вспомнить слова Сони, сказанные в ответ на признание Раскольникова в убийстве «Что же это вы с собой сделали?»). Воскрешение Раскольникова происходит также именем Христа. То человеческое, что было в нем (содержал почти год на свои средства больного товарища-студента, спас из огня двоих детей, помогает, отдавая последние деньги на похороны, вдове Мармеладова и т. д.), способствует скорейшему воскрешению Раскольникова (слова Порфирия Петровича о том, что Раскольников «недолго себя морочил»).

Окончательную точку в сомнениях Раскольникова ставит самоубийство Свидригайлова, который, т. обр., признал свое поражение перед лицом жизни (перед смертью пытается искупить свои грехи: помогает детям Катерины Ивановны, дает деньги родителям своей невесты, отпускает Дуню, когда та находится в его власти, просит у нее любви, признавая, что и ему нужно «человеческое»). Достоевский показывает, что несмотря на все различия Лужина, Свидригайлова и Раскольникова, они похожи (цели разные — средства одни, приносят людям страдания, смотри слова Свидригайлова, сказанные Раскольникову, о том, что «мы с вами очень похожи»). Раскольников понимает, что путь, на который он встал, неверен, но считает, что «теория здесь ни при чем», просто «я такая же вошь, как и все». Воскрешает его к новой жизни (подобно Христу) Соня. В ее образе особенно ярко воплотилась идея Достоевского о «грязи физической» и «грязи нравственной». Несмотря на то, что Соня живет в «физической грязи», вынуждена торговать своим телом, она нравственно чиста. Страдания только укрепляют ее душу (также одна из центральных идей Достоевского). Теории Раскольникова противопоставляется христианская идея искупления своих и чужих грехов страданием (образ Сони, Дуни, которая жертвует собой ради родных, давая согласие выйти за Лужина, Миколка, который пытается взять на себя чужую вину и «пострадать за других»). Именно когда для Раскольникова открывается мир христианских духовных ценностей (через любовь к Соне), он окончательно воскресает к жизни (смотри, как меняется отношение каторжников к Раскольникову после его свидания с Соней).

Ссылка на основную публикацию
×
×