Как формируется драматург: сочинение

Как формируется драматург?

В книге о Мольере Булгаков, отвечая на сходные вопросы, дает сжатый и вдохновенный очерк парижской театральной жизни, которая готовит великого комедиографа. Портрет объемный: образы двух обойщиков, мальчика и деда, заболевших “неизлечимой никогда страстью к театру”, спроецированы на образ торгующего Парижа, который “тучнел, хорошел и лез во все стороны”. Балаганы, рынок, фарсеры с набеленными лицами, вертясь, как в карусели, проплывают в глазах юного Жана-Батиста. Будущий автор “Тартюфа” окунается как бы в разные театральные

“Греми, Новый Мост!

Я слышу, как в твоем шуме рождается от отца-шарлатана и матери-актрисы французская комедия, она пронзительно кричит, и грубое ее лицо обсыпано мукой!”

Булгаков не оставил нам ни одной строки, в которой запечатлелся бы театр его собственной юности. Но нет никакого сомнения в

На переломе веков в России произошла театральная революция. Газеты и журналы переполнены спорами и легендами о новом московском театре в Камергерском переулке. Шутка сказать, отменили систему бенефисов, ставят всего три-четыре спектакля в сезон, добиваются каких-то невиданных результатов в сложнейшей игре, именуемой ансамблем, запрещают зрителям аплодировать во время спектакля, установили поворотный круг, придумали новое освещение сцены и к каждой постановке создают специальные декорации! Авторитетный киевский критик Н. Николаев поведал землякам о премьере “Вишневого сада” у художественников в таких тонах: “Могу воскликнуть вместе с автором “Писем из партера”: “Я видел “Вишневый сад”! Видел! Видел!”1 Свое чувство трепетного ожидания новых театральных впечатлений в МХТ он сравнивает с чувством мусульманина, входящего в Мекку.

В Москве – Станиславский, в Петербурге – Мейерхольд. А в Киеве премьер местной труппы Орлов-Чужбинин вступает в судебный спор с антрепренером Дуван-Торцовым, доказывая, что режиссер не имеет права поручать актеру роль, не соответствующую его амплуа. В сущности, Соловцовский театр тех лет понятия не имеет о режиссуре; разве что мелькнувший в двух сезонах К. Марджанов поставит несколько спектаклей “по мизансценам Художественного театра”, не вызвав к этим мизансценам ни малейшего интереса (“да и нужны ли вообще эти лукавые мудрствования, притом еще и не своего изобретения”, – съязвит киевский корреспондент куге-левского журнала “Театр и искусство”).

В Художественном театре уже успели пережить первый творческий кризис. Ищут пути обновления своего искусства, заново пересматривают мировую драматургию, открывают студии, приглашают Крэга, ставят Гамсуна и Достоевского. В Киеве жизнь идет по исстари заведенному порядку. В антрактах публику развлекает оркестр, а густо-голубой бархатный занавес с равным гостеприимством открывает зрителям Шекспира вперемежку с каким-нибудь перлом “заборной литературы”, вроде “Контролера спальных вагонов”.

Корнель (Pіerre Corneіlle) – відомий французький драматург Народився в Руані в 1606 р., помер у Парижі в 1684 р. Син адвоката; дитинство провів у селі, навчався в єзуїтській школі, потім вивчав право й отримав місце прокурора, дуже.

І. Карпенко-Карий – драматург, “якому рівного не має наша література” Іван Карпенко-Карий – найвизначніша постать в українській драматургії. “Чим він був для України, для розвою її громадянського та духовного життя, – Я писав І. Франко про Карпенка-Карого, – се відчуває.

Карпенко-Карий – найвидатніший український драматург XIX століття Іван Карпенко-Карий – один з корифеїв української сцени, талановитий драматург і актор. Він займає найбільш помітне місце в українській класичній драматургії та в історії українського театру другої половини XIX ст.

Немецкий писатель Бертольт Брехт – драматург, теоретик театра, режиссер, прозаик и поэт Его пьесы постоянно ставятся на сценах театров разных стран: актуальность поставленных в них проблем, необычность и новизна драматургической формы привлекают к ним внимание и актеров и зрителей. Брехт был выходцем.

Твір доповідь: Чехов драматург Протягом всієї своєї творчої діяльності Чехов виступав і як прозаїк, і як драматург. Між його прозою й драматургією існує тісний зв’язок, що виражається в спільності проблематики, широті соціально-філософських узагальнень, у.

Шолом-Алейхем драматург Шолом Алейхем народився 2-го березня 1859 року в Україні в місті Переяславі (тепер Переяслав-Хмельницький ). Більша частина його життя пройшла в Україні. Чимало сторінок його повістей і оповідань присвячено описам.

Прозаик и драматург Франтишек Лангер (1888-1965) Прозаик и драматург, известный в чешской литературе своими поисками в области формы художественного произведения, особенно в довоенный период, в 30-е годы Франтишек Лангер впервые начинает писать для детей. Его книга.

Драматург Олексій Федотович Коломієць Драматург Олексій Федотович Коломієць народився 17 березня 1919 року в селі Харківцях Лохвицького району на Полтавщині в селянській родині. Навчався на робітфаці при Харківському інституті радянської торгівлі, а з 1938.

Достопримечательности Киева – Places of Interest in Kyiv Украина имеет большую историю и богатую культуру. Поэтому у нас много достопримечательностей. Вполне естественно, что столица страны, Киев, насчитывает наибольшее количество достопримечательностей. Это – один из самых старых городов Европы.

Моріс Дрюон: відомий французький письменник, драматург, есеїст Популярність письменнику принесла серія історичних романів “Прокляті королі”, в яких Дрюон звертається до далекого періоду французької історії, до XІV століття, періоду, коли були закладені основи французької абсолютистської держави. Події середини.

Педро Кальдерон видатний драматург і поет іспанського бароко На західні землі України бароко прийшло ще в перші роки XVІІ ст. У XVІІІ ст. в Україні, переважно в Києві, Переяславі та Львові, в стилі українського бароко були створені видатні.

Генрік Ібсен норвезький драматург, творець нової соціально-психологічної драми Перші його п’єси написані в національно-романтичному дусі. Головною темою була боротьба Норвегії за незалежність і уславлення її героїчного минулого. Там діяли героїчні особистості, зображувались сильні пристрасті і незвичайні колізії. (“Кабіліна”.

Лесь Курбас: філософія театру У сприйнятті найбільшого українського режисера, театр – це окрема держава. Замість слова «театр» він уживав термін «театральна комуна». По-перше, це зібрання здатних на екстатичні почуття. По-друге, це об’єднання однодумців на.

Вислови Брехта 1. “Нові ідеї дістають найчіткіше формулювання у боротьбі зі старими ідеями” 2. “Ми визначаємо нашу естетику, так само, як і нашу етику, потребами боротьби” “Зарубіжна література”, К., 2000. 3. “Победа.

Твір на тему: “Театр корифеїв” Театр – важливий інститут для кожного народу і нації. Далеко не завжди у людей є можливість читати великі за обсягом літературні твори, але ознайомитися з ними дійсно важливо для інтелектуального.

Образ князя Владимира Мономаха Никак не могли русские князья собрать силы для отпора половцам, так как все ссорились между собой за власть, за великокняжеский престол в Киеве, а половцы все больше и больше наглели.

«Театр абсурду» Йонеско Французький драматург румунського походження Ежен Йонеско (1909-1994) увійшов в історію світової літератури як найяскравіший і найпослідовніший теоретик і практик «театру абсурду». Сам Йонеско завжди говорив, що «театр абсурду» почався саме.

Твір на тему: “Похід у театр” Сьогодні можна з сумом констатувати, що театр поступово втрачає привабливість для молоді та навіть дорослих людей. Кінематографічні технології зайшли настільки далеко, що сучасне кіно – це вже не тільки прекрасна.

Театр Зощенко Театр Зощенко – це 10 п’єс, 8 одноактних комедій, 2 лібрето, безліч сценок (для сатиричних журналів 20-30-х рр. “Бузотер”, “Смехач”, “Бегемот” – під різними псевдонімами), мініатюри для естради. Він писав.

Main Theatres in London. Головні театри Лондона У Лондоні є чотири театри надзвичайної краси: Театр, Кетен театр, Роуз театр і Свон театр. Щодня в кожнім із них глядачам представляються різні п’єси. З усіх театрів найбільший і найбільш.

Эссе о современной драматургии. Ответ театральному

Любая драматургия, в том числе и современная (современная классика) должна, в первую очередь, анализировать реальность, используя жизненный материал как ресурс из образов, фактов, событий, личностей. Постановщик, проведя свой критический анализ, может найти «положительное» или «отрицательное» там, где его не увидел автор. Но на то и существует процесс творчества – субъективная точка зрения художника на данную действительность. А зритель, посмотрев спектакль, сравнивает две точки зрения: художника и свою. Это сравнение разных миров, позволяет ему составить своё личное мнение о мире вокруг, свою личную правду. Таков, по идее, должен был бы быть театр.
А на самом деле…
Современная драматургия в большинстве своём сосредоточена на показе низкой российской культуры. Наши улицы, забыв русский язык, разговаривают матом, потребности современников сведены к животному минимуму: поспать, пожрать, потрахаться. И отечественные драматурги, обозревающие жизнь, нисколько не оценивают действительность критически. Они, словно зеркало, – только «отражают» (вот же паскудное слово для творчества!). А, значит, легализуют и пропагандируют низкопробную мораль и нравственность. И, по большому счету, пропагандируют страх, основанный на незнании Жизни с большой буквы.
Пьесы беспросветны не только своим языком, но и сюжетными линиями. Нередко они погружают и заводят читателя и зрителя все дальше и дальше в состояние беспросветной депрессии, аморальности и внутреннего разлада.
Мастерства и таланта авторов хватает только на то, чтобы изложить «подсмотренное», мастерства и таланта играющих со сцены – только на то, чтобы «подсмотренное» куражно, позабористее сыграть.

Теперь о проблемах, достойных настоящей сценической реализации.

Цены растут по минутам. Год назад в родном Новороссийске коммунальные услуги за однушку составляли 2000-3000 рублей, после повышения цен на ЖКХ коммуналка теперь – 4000-5000 рублей. При средней зарплате 18 тысяч. В моём девятиэтажном доме на ул. Карла Маркса за последние полтора года четыре бабушки не смогли расплатиться с коммунальными услугами и покончили с собой.
Президент страны ссорится с мировыми державами, не боясь последствий. А они уже дали о себе знать. Ведь именно из-за эмбарго произошел скачок цен.
Плохая экономика государства – один из векторов падения культуры. Но бедность – главный вектор падения человечности в нас.
Новые законы все дальше и дальше ограничивают свободы. Теперь писать что-либо отрицательное о российской политике следует весьма осторожно. Иначе – УК.
Старые школьные учителя, исполняя «детский» закон 1539, по ночам выискивают по городам несовершеннолетних. Моей бабушке 66 лет, она педагог со стажем (такой же, как Виоллетта Владимировна). Ночные рейды после трудного рабочего дня – это для нее привычка. И ведь обязательно надо кого-то да прищучить! Иначе возникнут подозрения: «не работаешь». И далее – проблемы с начальством, с работой…
В России учащаются разводы и разрушение семей. Так, в 2013 году было зафиксировано 218 070 регистраций браков, а в 2014 году за тот же период – 207 825, что на 10 245 меньше. Совершенно противоположная ситуация происходит с разводами. В 2013 году Росстатом их зафиксировано 157 065, а в 2014 – 172 310, что на 15 245 больше.
Масштабное разрушение ячеек общества, семей – корень деморализационного разлада России. Именно семья является исконным нравственным институтом, воспитывающим личность с рождения, прививая ему законы нравственности: доброту, любовь, великодушие.
Русский язык. В роликах в Интернете маленькие дети, только научившиеся говорить, шпарят матом, а взрослые смеются и подбадривают. Сдача языка и литературы по принципу ЕГЭ – погоня за результатом. На любой странице романов Достоевского не меньше пары-тройки слов нам понятны уже только со словарем. Принятие закона о запрете нецензурной брани в общественных местах только увеличило количество употребляемой нецензурщины.
Межнациональные конфликты в нашей стране – разве не проблема? Анализ материалов, освещающих проблематику межэтнических отношений и явлений, с ними связанных, позволяет выделить пять народов, имеющих с русскими и Россией вообще постоянные проблемы: чеченцы, дагестанцы, армяне, азербайджанцы, грузины. Выйдете на улицу, посмотрите им просто в глаза, в ответ на простой взгляд произойдет молниеносная реакция ненависти и желание причинить тебе физическую боль.
Проблема не только с другими национальностями, но проблемы и между русскими. Мы друг друга стали ненавидеть, хотя живем на одной земле.
Украина, Сирия и Ирак – поля геополитических боев.
В свете текущей поляризации международных отношений и значительного повышения градуса напряженности между великими державами, многие начали говорить о новой Холодной войне. Ее участники нам всем хорошо знакомы: США со своими союзниками и саттелитами, а с другой – целый ряд государств, не желающих мириться с американской гегемонией. В авангарде противников стоит Россия.
На наших с вами глазах произошло зарождение и развитие двух новых локальных войн: война в Сирии, распространившаяся еще и на Ирак, и Украина. Теперь войны идут уже в полную силу, и до прекращения кровопролития, похоже, весьма далеко. Можно посмотреть много роликов на ютюбе, как сирийцы жестоко убивают наших русских солдат на камеры.
Религиозные проблемы России.
Речь идет о православных священниках, ведущих неправедную жизнь и внутри, и за пределами церкви. Вспомним, сколько говорили о ночных похождениях патриарха Кирилла? Сколько среди священников педофилов и прочих извращенцев?
Пришлось этим летом быть на похоронах отца своего приятеля. После отпевания священник обратился к скорбящим:
– А теперь о главном. Мы на территории кладбища строим часовню. Пожертвования принимаются у входа…
Разве не существует проблем с медициной (а в ней процентов 5 населения работает, и все 100 – со здравом сталкиваются)? Особенно с бесплатной? Больничные очереди бесконечны, люди умирают в коридорах больниц. Взятки за лечение – норма.

Читайте также:  Творчество М. А. Булгакова: сочинение

Разве все это – не темы для пьес? Пьес честных, социально направленных, жестких. Увы, десятки, сотни просмотренных мною за последнее время материалов «для театра», никоим образом не отражают и не анализируют реальности. Матерщина, попса, безмыслие, авторские и, следом, режиссерские рефлексии, – все дальше и дальше уводят зрителя от настоящих проблем, погружают в иллюзии либо супер-красивой, либо супер-грязной жизни. Можно смело придумать для артистов новые амплуа: «золушка», «вечная дура», «****ь», «быдло», «хам».

Наверное, именно по этому, среди умных режиссеров так востребованы Островский, Горький, Чехов, инсценировки Сэлинджера, Достоевского… Образы их героев – бездонно многообразные, интересные, думающие. Миры, а не образы!

Во времена перестроек в России была отменена цензура. Но, видимо, только как понятие. Чиновники, похоже, продолжают влиять на театральные конкурсы, спектакли, СМИ и т.д. Театральные «творцы» (даже лучшие!) внутреннюю цензуру из себя таки не вытравили. Из страха?, из любви к комфорту и бесконфликности?, от вечной нищеты на театре? – причин много, но суть не меняется.

Приходя в театр, работая в театре, я хочу видеть свет надежды, доброты и любви, которые, возможно, вдохновят меня на нормальную честную жизнь, а не подвигнут к суициду.
А вот как раз именно это отсутствие света – главная проблема современной драматургии. Его словно бы и нет вовсе…

Мы – родители будущего поколения. Мы – те, кто будет менять этот мир после уходящих с арены «лидеров и пророков нынешнего». Вопрос: какое первое слово произнесет наш ребенок: «бля», или «агу»?

А теперь еще об одном, очень важном для меня.
Недавно Вы сказали, что, возможно, я «ошибся с профессией, это не твое, надо подумать пока не поздно».
Нет! Актер – это моё. Моя суть и мой мир. Но дело в том, что у меня, как у личности – как и у всех нас! – на всё складывается своя точка зрения. Я не хочу, а иногда и не могу, в силу своих убеждений и понимания жизни, смеяться, над чем Вам смешно, плакать, над чем вы плачете… Не потому что я «такой уебищный», желающий испортить кому-то жизнь. А потому что хочу по-честному. Искренне говорить, открыто смеяться, активно думать, творчески реализоваться.
Меня тяготит, что каждый раз перед встречей с вами я думаю: как я её перенесу? Настигнет ли снова страх, дрожь? Буду ли я снова ощущать себя в очередном тупике бессмысленности. Или, наконец, родится ощущение великого партнерства.
Да. У меня есть своя точка зрения. И ничего с этим не поделаешь. Вы можете выгнать меня, можете услышать – решение за вами. Но, думаю, я, по крайней мере, объяснил, почему не хочу играть в низкой литературе. Каждый из нас несёт свою ответственность за свою жизнь и творческую реализацию.

Как формируется драматург

В книге о Мольере Булгаков, отвечая на сходные вопросы, дает сжатый и вдохновенный очерк парижской театральной жизни, которая готовит великого комедиографа. Портрет объемный: образы двух обойщиков, мальчика и деда, заболевших “неизлечимой никогда страстью к театру”, спроецированы на образ торгующего Парижа, который “тучнел, хорошел и лез во все стороны”. Балаганы, рынок, фарсеры с набеленными лицами, вертясь, как в карусели, проплывают в глазах юного Жана-Батиста. Будущий автор “Тартюфа” окунается как бы в разные театральные

Евангельский сюжет в трактовке М. А. Булгакова События, описанные в Евангелии, в течение многих сотен лет продолжают оставаться загадкой. До сих пор не умолкают споры об их реальности и, прежде всего, о реальности личности Иисуса. М. А.

Профессор Преображенский Профессор Преображеннский Филипп Филиппович – один из главных героев произведения. Гениальный доктор и талантливый ученый. Именно Ф. Ф. решает провести эксперимент на бродячем псе, заменив его сердце на человеческое. Так.

Характеристика образа Варенухи Ивана Савельевича Варенуха Иван Савельевич – администратор Варьете. Вместе с Римским В. дожидается появления исчезнувшего директора Варьете Лиходеева; они получают от него телеграммы из Ялты и пытаются придумать правдоподобные объяснения происходящему. В.

Проблема свободы и ответственности в романе Булгакова “Мастер и Маргарита” В первоначальном варианте роман “Мастер и Маргарита” был историей современных Фауста и Маргариты, рассказанной Булгаковым. А если так, то это история необыкновенной любви, преступившей законы общества, поисков истины и того.

Сатирическое изображение московского общества в романе М. Булгакова “Мастер и Маргарита” Одной из важных тем в романе Булгакова “Мастер и Маргарита”, на мой взгляд, является выявление злого на­чала в людях. Именно с такой миссией спускается в Мос­кву в тридцатые годы дьявол.

Символы романа Булгакова “Белая гвардия” Весь роман “Белая гвардия” наполнен символами. И прежде всего ими пронизан весь антураж турбинского мира, где предметы – это проявления и формы духовного бытия их владельцев, где Наташа Ростова и.

Азазелло 3 Азазелло – один из подручных Воланда; маленький широкоплечий человек с огненно-рыжими волосами, торчащим изо рта клыком, когтями на руках и гнусавым голосом. Имя персонажа напоминает о демоне иудейской мифологии Азезеле.

Тема семьи и дома в романе Булгакова “Белая гвардия” Роман М. Булгакова “Белая гвардия”, написанный в 1925 г. о Гражданской войне, охватывает период с декабря 1918 г. по февраль 1919 г. Старый мир рушится, и герои романа, русские интеллигенты.

“Их воскресила любовь” (по роман “Мастер и Маргарита”) Первоначально роман был назван “Инженер с копытом”, что указывало на основную тему – приезд “нечистой силы” в столицу. Окончательное название определяет реально существующих главных героев. Автор обращается к библейским мотивам.

В самом деле что значит в применении к Воланду слова Это значит, что Воланд воплощает в себе стихию сомнения, отрицания, скептицизма – свойства, кстати говоря, вовсе не одиозные для Булгакова-сатирика. Но какой смысл имеет тогда признание, что, даже пожелав зла.

“Собачье сердце” М. А. Булгакова повесть предупреждение М. А Булгаков в литературу пришел уже в годы советской власти. Он не был эмигрантом и на себе испытал все сложности и противоречия советской действительности 30-х гг. Детство и юность.

Образ Шарикова в повести М. А. Булгакова “Собачье сердце” В повести “Собачье сердце” М. А. Булгаков не просто описывает противоестественный эксперимент профессора Преображенского. Писатель показывает новый тип человека, который возник не в лаборатории талантливого ученого, а в новой, советской.

Собачье сердце, Роковые эксперименты В последнее время очень остро встает вопрос об ответственности каждого человека за результаты своего труда. Труда в самом широком смысле слова. Многочисленные безответственные эксперименты над природой привели к экологической катастрофе.

Анализ эпизода “Сеанс черной магии в Варьете” Роман М. А. Булгакова “Мастер и Маргарита” – многоплановое Произведение, в котором причудливо переплетаются три основные Сюжетные линии: история Христа, одновременно являющаяся Романом Мастера; взаимоотношения Мастера и Маргариты; события, Связанные.

Николай Турбин Самый младший в семье Турбиных. Н. еще только 17 лет, он юнкер. Этот герой, как и все Турбины, отличается большой нравственностью, обостренным понятием чести, приверженностью к идеалам монархизма. Позицию Н.

Разговор с Мастером Я прекрасно помню свою первую встречу с книгой Михаила Афанасьевича Булгакова “Мастер и Маргарита”. После чтения у меня осталось странное впечатление: “Мне ужасно понравилось! Но я . ничего не поняла”.

Роман Михаила Булгакова “Мастер и Маргарита” Недоразумение с “официозной” трактовкой содержания романа Михаила Булгакова “Мастер и Маргарита” объясняется несколькими причинами. Во-первых, если бы в конце шестидесятых знали его истинное содержание, то нечего было и думать о.

Читайте также:  Личность Булгакова «Мастер и Маргарита»: сочинение

Сцена в варьете Образ дьявола – нередкое явление в произведени­ях мировой классики. Свое осмысление ему давали Гете, Лесаж, Гоголь и другие. Традиционно дьявол выполняет две миссии: искушает и наказывает чело­века. В романе М.

Творчество М. А. Булгакова Совсем недавно я познакомился с творчеством М. А. Булгакова. Это был очень образованный человек. Рос он в благополучной семье. В детстве Михаила Афанасьевича влекло к сцене, к театру. Окончив гимназию.

Роковой выбор Понтия Пилата в романе М Булгакова “Мастер и Маргарита” В белом венчике из роз- Впереди – Иисус Христос А. Блок В романе М. А. Булгакова “Мастер и Маргарита” события разворачиваются в двух пространственно-временных точках: Москве 20-х гг и древнем.

Сейчас вы читаете: Как формируется драматург

Сочинение: А.П.ЧЕХОВ Новаторство в драматургии

А. П. Чехов известен во всем мире не только как писа­тель-прозаик, умеющий на нескольких страницах своих коротких рассказов уместить целую человеческую жизнь, но и как замечательный драматург-новатор.

А. П. Чехов всегда очень остро чувствовал время, в которое ему довелось жить, и переломное состояние мира и человека в этот критический период. Находясь в постоян­ном поиске особых художественных приемов и принципов для их воплощения, Чехов был уверен, что “никаких сю­жетов не нужно. В жизни нет сюжетов, в ней все смеша­но — глубокое с мелким, великое с ничтожным, трагичес­кое со смешным. Нужны новые формы, новые формы. ” И в театре, считал Чехов, все должно быть так же просто и в то же время сложно, как в реальной жизни.

Пристально вглядываясь в обыденное существование обычных людей, Чехов видел их красоту и значительность, но не во внешнем поведении и отношениях, а во внутрен­нем их мире. Именно поэтому “новые формы” действия в драме должны отобразить потаенные, скрытые, часто не осознаваемые самими героями душевные движения.
[sms]

Чеховская драма стала новым явлением в русском искусстве. Особенно это можно сказать о последней пьесе Чехова, вершине его драматургии — “Вишневом саде”, в котором все герои охвачены беспокойством, жаждой пере­мен, но при чтении которой нас не покидает светлое лири­ческое настроение.

В пьесе “Вишневый сад” драматург не только освещает, но и предполагает дальнейшую судьбу трех сословий, сло­жившихся или только формирующихся к концу XIX — началу XX века. Дворянство к этому времени уже изживало себя, разорялось, расслаивалось, теряло прочные осно­вы своего существования. На смену ему приходит новая сила — буржуазия, но Чехов не сомневается, что это вре­менно, ненадолго, поскольку подрастающее поколение вол­нуют уже совсем иные идеи, привлекают другие ценности, и это является залогом построения новой, молодой, цветущей России.

Сюжет пьесы чрезвычайно прост, здесь нет эффектных ситуаций, острой завязки. Желая приблизить театраль-ную постановку к реальной жизни, Чехов отказался от ненужных деталей и подробностей и гордился тем, что “в пьесе нет ни одного выстрела”. Внутренний мир человека, его психологию великий драматург сумел показать с помо­щью только речи персонажей, скупых, но емких ремарок. В пьесе “Вишневый сад” герои не вступают в ожесто­ченную борьбу друг с другом, хотя являются потенциаль­ными противниками, пока решается вопрос, кому же дос­танется вишневый сад. Чехов мастерски создает ситуацию, когда открытая вражда между действующими лицами, ко­торые не только являются представителями разных со­словий, но и обладают несхожими взглядами на жизнь, невозможна. Каждый здесь переживает свою драму, и ник­то никому не может помочь, так же как никто никого не может и погубить. Почти все герои оказываются беспо­мощными перед действительностью. Однако, несмотря на отказ делить действующих лиц своей пьесы на положи­тельных и отрицательных, “добрых” и “злых”, Чехов стро­ит свое творчество на глубоком и сочувственном понима­нии каждого отдельного человека, умело находит почти во всех своих героях доброе, человеческое начало. И это на­талкивает читателей на мысли о красоте жизни вообще, о богатстве человеческой души.

Замечательные пьесы А. П. Чехова до сих пор не схо­дят со сцен театров, и не зря их каждая новая постановка собирает полные залы, вызывает споры и волнующие мыс­ли о жизни, назначении человека. А вызвано это тем, что люди новых поколений встречаются в чеховских пьесах с близкими и актуальными проблемами, герои драматичес­ких произведений вдруг становятся нашими помощника- ми или противниками. И поиски высшего смысла жизни, и верность долгу, и страстные порывы чувств, и обманутые надежды — все это можно найти на страницах бессмерт­ных чеховских пьес.[/sms]

Как формируется драматург: сочинение

Истоки «новой драмы». На первый взгляд, драматургия Чехова представляет собою какой-то исторический парадокс. И в самом деле, в 90 — 900-е годы, в период наступления нового общественного подъема, когда в обществе назревало предчувствие «здоровой и сильной бури», Чехов создает пьесы, в которых отсутствуют яркие героические характеры, сильные человеческие страсти, а люди теряют интерес к взаимным столкновениям, к последовательной и бескомпромиссной борьбе. Возникает вопрос:

связана ли вообще драматургия Чехова с этим бурным, стремительным временем, в него ли погружены ее исторические корни?

Известный знаток драматургии Чехова М. Н. Строева так отвечает на этот вопрос. Драма Чехова выражает характерные особенности начинавшегося на рубеже веков в России общественного пробуждения. Во-первых, это пробуждение становится массовым и вовлекает в себя самые широкие слои русского общества. Недовольство существующей жизнью охватывает всю интеллигенцию от столиц до провинциальных глубин. Во-вторых, это недовольство проявляется в скрытом и глухом брожении, еще не осознающем ни четких форм, ни ясных путей борьбы. Тем не менее совершается неуклонное нарастание, сгущение этого недовольства. Оно копится, зреет, хотя до грозы еще далеко. То здесь, то там вспыхивают всполохи бесшумных зарниц, предвестниц грядущего грома. В-третьих, в новую эпоху существенно изменяется само понимание героического: на смену героизму одиночек идет недовольство всех. Освободительные порывы становятся достоянием не только ярких, исключительных личностей, но и каждого здравомыслящего человека. Процесс духовного раскрепощения и прозрения совершается в душах людей обыкновенных, ничем среди прочих не выдающихся. В-четвертых, неудовлетворенность своим существованием эти люди начинают ощущать не только в исключительные минуты обострения своих взаимоотношений с миром, но ежечасно, ежесекундно, в самих буднях жизни. Томление, брожение, неуспокоенность становятся фактом повседневного существования людей.

Именно на этих общественных дрожжах, на новой исторической почве и вырастает «новая чеховская драма» со своими особенностями поэтики, нарушающими каноны классической русской и западноевропейской драмы.

Общая характеристика «новой драмы». Чехову не суждено было написать роман, но жанром, синтезирующим все мотивы его повестей и рассказов, стала «новая драма». Именно в ней наиболее полно реализовалась чеховская концепция жизни, особое ее ощущение и понимание.

Чеховские драмы пронизывает атмосфера всеобщего неблагополучия. В них нет счастливых людей. Героям их, как правило, не везет ни в большом, ни в малом: все они в той или иной мере оказываются неудачниками. В «Чайке», например, пять историй неудачной любви, в «Вишневом саде» Епиходов с его несчастьями — олицетворение общей нескладицы жизни, от которой страдают все герои.

Всеобщее неблагополучие осложняется и усиливается ощущением всеобщего одиночества. Глухой Фирс в «Вишневом саде» в этом смысле — фигура символическая. Впервые появившись перед зрителями в старинной ливрее и в высокой шляпе, он проходит по сцене, что-то говорит сам с собой, но нельзя разобрать ни одного слова. Любовь Андреевна говорит ему: «Я так рада, что ты еще жив», а Фирс отвечает: «Позавчера». В сущности, этот диалог — грубая модель общения между всеми героями чеховской драмы. Дуняша в «Вишневом саде» делится с приехавшей из Парижа Аней радостным событием: «Конторщик Епиходов после Святой мне предложение сделал», Аня же в ответ: «Я растеряла все шпильки». В драмах Чехова царит особая атмосфера глухоты — глухоты психологической. Люди слишком поглощены собой, собственными делами, собственными бедами и неудачами, а потому они плохо слышат друг друга. Общение между ними с трудом переходит в диалог. При взаимной заинтересованности и доброжелательстве они никак не могут пробиться друг к другу, так как больше «разговаривают про себя и для себя».

У Чехова особое ощущение драматизма жизни. Зло в его пьесах как бы измельчается, проникая в будни, растворяясь в повседневности. Поэтому у Чехова очень трудно найти явного виновника, конкретный источник человеческих неудач. Откровенный и прямой носитель общественного зла в его драмах отсутствует. Возникает ощущение, что в нескладице отношений между людьми в той или иной степени повинен каждый герой в отдельности и все вместе. А значит, зло скрывается в самих основах жизни общества, в самом сложении ее. Жизнь в тех формах, в каких она существует сейчас, как бы отменяет самое себя, бросая тень обреченности и неполноценности на всех людей. Поэтому в пьесах Чехова приглушены конфликты, отсутствует принятое в классической драме четкое деление героев на положительных и отрицательных.

Особенности поэтики «новой драмы». Прежде всего Чехов разрушает «сквозное действие», ключевое событие, организующее сюжетное единство классической драмы. Однако драма при этом не рассыпается, а собирается на основе иного, внутреннего единства. Судьбы героев, при всем их различии, при всей их сюжетной самостоятельности, «рифмуются», перекликаются друг с другом и сливаются в общем «оркестровом звучании». Из множества разных, параллельно развивающихся жизней, из множества голосов различных героев вырастает единая «хоровая судьба», формируется общее всем настроение. Вот почему часто говорят о «полифоничности» чеховских драм и даже называют их «социальными фугами», проводя аналогию с музыкальной формой, где звучат и развиваются одновременно от двух до четырех музыкальных тем, мелодий.

С исчезновением сквозного действия в пьесах Чехова устраняется и классическая одногеройность, сосредоточенность драматургического сюжета вокруг главного, ведущего персонажа. Уничтожается привычное деление героев на положительных и отрицательных, главных и второстепенных, каждый ведет свою партию, а целое, как в хоре без солиста, рождается в созвучии множества равноправных голосов и подголосков.

Чехов приходит в своих пьесах к новому раскрытию человеческого характера. В классической драме герой выявлял себя в поступках и действиях, направленных к достижению поставленной цели. Поэтому классическая драма вынуждена была, по словам Белинского, всегда спешить, а затягивание действия влекло за собой неясность, непрорисованность характеров, превращалось в факт антихудожественный.

Чехов открыл в драме новые возможности изображения характера. Он раскрывается не в борьбе за достижение цели, а в переживании противоречий бытия. Пафос действия сменяется пафосом раздумья. Возникает неведомый классической драме чеховский «подтекст», или «подводное течение». В чем его суть?

Читайте также:  Первое прочтение романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита»: сочинение

Островского не случайно называли реалистом-слуховиком, герои у него целиком и полностью реализуются в слове, и слово это лишено двусмысленности, твердо и прочно, как гранит. У героев Чехова, напротив, смыслы слова размыты, люди никак в слово не умещаются и словом исчерпаться не могут. Здесь важно другое: тот скрытый душевный подтекст, который герои вкладывают в слова. Поэтому призывы трех сестер «В Москву! В Москву!» отнюдь не означают Москву с ее конкретным адресом. Это тщетные, но настойчивые попытки героинь прорваться в иную жизнь с иными отношениями между людьми. То же в «Вишневом саде». Во втором акте пьесы в глубине сцены проходит Епиходов — живое воплощение нескладицы и несчастья. Возникает такой диалог:

Любовь Андреевна (задумчиво). Епиходов идет.

Аня (задумчиво). Епиходов идет.

Гаев. Солнце село, господа.

Говорят об Епиходове и о заходе солнца, но лишь формально об этом, а по существу о другом. Души героев через обрывки слов поют о неустроенности и нелепости всей своей не сложившейся, обреченной жизни. При внешнем разнобое и нескладице диалога есть внутреннее душевное сближение, на которое откликается в драме какой-то космический звук: «Все сидят, задумались. Тишина. Слышно только, как тихо бормочет Фирс. Вдруг раздается отдаленный звук, точно с неба, звук лопнувшей струны, замирающий, печальный».

В драме Чехова умышленно стушевана речевая индивидуализация языка героев. Речь их индивидуализирована лишь настолько, чтобы она не выпадала из общей тональности драмы. По той же причине речь героев Чехова мелодична, напевна, поэтически напряженна: «Аня. Я спать пойду. Спокойной ночи, мама». Вслушаемся в эту фразу:

перед нами ритмически организованная речь, близкая к чистому ямбу. Такую же роль играет в драмах и столь часто встречающийся ритмический повтор: «Но оказалось все равно, все равно». Эта ослабленность излюбленной у Островского речевой индивидуализации и поэтическая приподнятость языка нужны Чехову для создания общего настроения, пронизывающего от начала до конца его драму и сводящего в художественную целостность царящий на поверхности речевой разнобой и абсурд.

Актеры, воспитанные на языке драм Островского, не сразу уловили особенности чеховской поэтики. И потому первая постановка «Чайки» на сцене Александрийского театра в Петербурге в 1896 году потерпела провал. Не овладев искусством интонирования, «подводного течения», актеры играли на сцене абсурд, вызвавший шум, шиканье и крики возмущения в зрительном зале. Только актеры вновь организованного в Москве Художественного театра под руководством К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко постигли тайну «новой чеховской драмы» и в 1898 году с триумфом поставили «Чайку», ознаменовавшую рождение нового театра с эмблемой чайки на занавесе.

В таланте чувствовать потаенный драматизм будней жизни Чехову помог во многом русский классический роман, где жизнь раскрывалась не только в «вершинных» ее проявлениях, но и во всей сложности ее вседневного, неспешного течения. Чехова тоже интересует не итог, а сам процесс медленного созревания драматических начал в повседневном потоке жизни. Это не значит, конечно, что в его пьесах нет столкновений и событий. И то и другое есть и даже в большом количестве. Но особенность чеховского мироощущения в том, что столкновения, конфликты отнюдь не разрешают глубинных противоречий жизни и даже не всегда касаются их, а потому и не подводят итогов, не развязывают тугие жизненные узлы. События в драмах Чехова можно назвать лишь репетицией, лишь проверкой или предварительной подготовкой к тому решительному конфликту, которому пока разыграться не дано, но который наверняка произойдет в будущем. А пока идет лишь медленное накопление драматических сил, к решительным поединкам они еще не готовы.

С таким ощущением жизни связаны особенности сценического движения чеховских драм. Известный специалист по истории «новой драмы» Т. К. Шах-Азизова так характеризует динамику четырехактного их построения, напоминающего своеобразную «драматическую симфонию»: «Первый акт начинается с относительно медленного вступления, как бы экспозиции к действию. Движение первого акта довольно быстрое, бодрое, с последовательным наращиванием количества происшествий и действующих лиц, так что к концу акта мы уже знаем всех персонажей с их радостями и горестями, карты открыты и никакой «тайны» нет.

Затем второй акт — замедленный, анданте, движение и общая тональность его приглушены, общий характер — лирическое раздумье, даже элегия, как тихий вечер у Прозоровых, беседы, рассказы о себе. В этом акте психологически подготавливается кульминация — развиваются, усиливаются намеченные вначале построения и стремления действующих лиц, приобретающие оттенок нетерпеливости, потребности что-то решить, что-то изменить для себя.

Третьи акты у Чехова обычно кульминационные. В них всегда происходит нечто важное. Движение этого акта вообще оживлено и происходит на фоне захватывающих всех событий.

Последний акт необычен по характеру развязки. Движение его замедляется. «Эффект последовательного нарастания заменяется эффектом последовательного спада». Этот спад возвращает действие после взрыва в обычную колею. Будничное течение жизни продолжается. Чехов бросает взгляд в будущее, развязки как завершения человеческих судеб у него нет. Поэтому первый акт выглядит как эпилог, последний — как пролог ненаписанной драмы».

При подготовке данной работы были использованы материалы с сайта http://www.studentu.ru

Теги: Драматургия Чехова Сочинение Литература

Особенности драматургии

Алексей Николаевич Толстой создал свыше сорока пьес — параллельно стихам и художественной прозе, статьям и очеркам. Для театра он работал всю жизнь. А. Н. Толстой дореволюционных и первых революционных лет — это прежде всего комедиограф. Его пьесы и водевили: “Нечаянная удача”, “Насильники”, “Касатка”, “Нечистая сила” имеют “благополучный конец”. Это говорит о радостном мироощущении драматурга, который не утратил его, даже пройдя через тяжкие испытания революции, гражданской войны, эмиграции. Тому доказательство — повести “Детство Никиты”, “Граф Калиостро”, комедия “Чудеса в решете”.

Комедия повествует о том, что на “выигрышный билет девушки из провинции” Любы Кольцовой пал крупный выигрыш, а она долгое время про это не знает. Толстой отчетливо видит социальные конфликты и проблемы времени: тут и безработица, которая в эпоху НЭПа представляла собой серьезную трудность для советского общества, тут и персонажи — порождение НЭПа, и нелегкая жизнь вузовцев. Однако здесь, как и в дореволюционных комедиях писателя, господствует не “комедия нравов”, а приемы фарса в соединении с традициями лирической комедии. Борьба вокруг выигрышного билета ведется неприглядными способами, неловкими и нелепыми: охваченные жаждой наживы обыватели терпят поражение столь же смешное, сколь и заслуженное. Победа и симпатии автора отданы вузовцу Алеше и бесхитростной “девушке из провинции” Любе.

“Чудеса в решете” — последняя из пьес Толстого, написанная в традициях “комедии о любви”.

Великие социальные потрясения оказывают на писателя мощное воздействие. С этого времени он начинает размышлять над проблемами истории, над судьбой отдельного человека и целого народа в процессе исторического развития. Появляются пьесы “Смерть Дантона”, “Заговор императрицы” и другие. В трагедии “Смерть Дантона” драматург показывает неотвратимость законов истории. Дантон был у истоков первой волны террора — теперь он его жертва.

В 20-40-е годы писатель много энергии отдает созданию исторических драм: “На дыбе”, “Петр Первый”, дилогии об Иване Грозном. Создавая крупномасштабные образы Петра I и Ивана Грозного, автор стремится найти положительное, исторически перспективное решение проблемы народа и государства.

Ведущий конфликт объединяет эти произведения, позволяя анализировать их вместе: царь-преобразователь, радея о судьбах государства, беспощадно ломает сопротивление ревнителей старины.

В пьесе “На дыбе” Петр сокрушается: “Стрельцы, стрельцы, гидры Отечества. Какой же им еще крови нужно, чтобы в разум вошли?” Таковы же и проблемы встают перед Иваном Грозным: “Думные бояре уперлись брадами в пупы, засопели сердито. Собацкое собранье! . Нынче на меня легла вся тяга русской земли. Ее собрать и вместо скудости богатство размыслить. Не короли мне страшны — Москва. ”

Но дело, разумеется, не только в прямом совпадении смысла реплик — драматические произведения о Петре и Иване Грозном сближаются между собой и в особенностях центрального конфликта: и тут и там в центре внимания борьба царя-самодержца с боярской оппозицией. Бояре противопоставляют сильной личности царя-самодержца слабого и безвольного человека, который должен быть послушным исполнителем воли тех, кто его подталкивает к трону. Таковы царевич Алексей и Владимир Старицкий.

В драматических произведениях 20-40-х годов, посвященных изображению государственной преобразовательной деятельности Ивана и Петра I, писатель сосредоточил внимание на выдающейся личности, берущей на себя всю полноту социальной и нравственно-психологической ответственности во имя государственного величия. При этом Толстой отмечает, что оба государя получили поддержку со стороны демократических слоев. Иван IV слышит: “Батюшка, не тужи, надо будет,— мы поможем”. А на призыв Петра I: “Порадейте, товарищи. ”, Федька отвечает: “Порадеем. ”

При всех достоинствах рассматриваемых пьес: живость диалогов, богатство языка, свободного от отяжеляющей архаики и вместе с тем воссоздающего аромат старины, есть в них общий недостаток — ослабленность, сглаженность драматического конфликта при изображении отношений царя и народа. В пьесе “Петр Первый” эти отношения идиллические, о чем говорилось и в критике тех лет. Окончательный вариант пьесы (а было три редакции) завершается на высокой мажорной ноте: заключен мир, царь-преобразователь предстает в ореоле имперского величия — единодержавный победитель на суше и на море, отец нации, наследник военной славы предков и ее продолжатель.

Творческая история пьес о Петре свидетельствует о том, что путь писателя был нелегким, привел к значительным художественным потерям. Но еще более сложной оказалась реализация замысла пьесы об Иване Грозном. Сталин дал сигнал к безудержному прославлению царя Ивана IV. В таком социально-историческом контексте и соответствующей нравственно-психологической атмосфере Малюта Скуратов и его “товарищи по работе” оказывались эталоном государственной целесообразности.

Тотальное прославление Сталина требовало патетического изображения палачей и профессиональных убийц из ближайшего окружения Ивана IV и в первую очередь Малюты Скуратова. Беззакония сталинского времени обосновывались с помощью исторических аналогий. Не принимая репрессий как человек, в качестве драматурга он несколькими годами спустя, уже в дни войны, сделал попытку обосновать их целесообразность. Для этого и понадобился образ Малюты Скуратова, служащего царю не за страх, а за совесть.

Конечно, художник волен спорить и с приговорами истории, с литературной традицией, но не должен идти против совести, как это сделал Толстой.

Ссылка на основную публикацию
×
×