Биография Жана Луи Жерико

Биография Жана Луи Жерико

Каждое лето он, как правило, проводил в Руане или на родине своего отца, в окрестностях Мортена. Здесь он мог гулять по полям, сидеть в конюшне или в кузнице. Чувство глубокого уважения, которое всегда питал Жерико к людям труда, родилось именно в эти годы.

Биография Теодора Жерико: Часть 3. «Итальянец»

Лошади, скачки, ипподромы, конюшни… В Италии Жерико не меняет своих пристрастий. В равной степени его впечатлили Сикстинская капелла и «мосса» – силовое противостояние перед скачками лошадей и надсмотрщиков, стремящихся удержать их до свистка за линией старта.

Сладкий южный воздух навеивает художнику новые мотивы – эротические. Вообще, сложно поверить, что Жерико, с его жгучим интересом к жизни тела, анатомии, мышечному напряжению, не интересовался раньше любовной тематикой, однако это так. Великолепная конская морда или стоящие в ряд лошадиные крупы были для него дороже любовной эйфории. И вдруг в Италии возникает рисунок Жерико «Леда и лебедь», обыгрывающий известный эротический миф. Когда-то к нему обращался Микеладжело – любимый художник Жерико. Только «Леда» Микеланджело толкует о непреодолимом сладострастии, а «Леда» Жерико – о сопротивлении насилию.

В 1818 году Жерико вернулся во Францию, а их обоюдная страсть с Александрин вспыхнула с новой силой. У любовников рождается сын Жорж-Ипполит. Связь тетки и племянника снова в центре скандала. Отец Жерико выделяет деньги на помещение бастарда в приют, а Александрин увозят в глухую провинцию.

Жан Луи Андре Теодор Жерико (1791-1824).

Рождается в эпоху Великой Французской революции. Родился в Руане. Поступает в мастерскую живописца Карла Верне. Узнаёт там фламандскую живопись и увлекается ею. Происходил из богатой семьи, которая была против его увлечения живописью. Собственно, систематического образования не получил, учился эпизодически (в силу происхождения и своего характера).

Т. Жерико. Офицер гвардейских конных егерей во время атаки. 1812. Лувр, Париж. Сразу завоёвывает признание и получает золотую медаль. Составляет часть «наполеоновской эпопеи». Почему успех? Резонанс т.к. как нельзя лучше отвечала настроениям французов. Ключевую роль играет дата – 1812 г. Своеобразный символ эпохи. Оригинальное название – «Портрет господина Н. на коне». Использована иконография барочного конного портрета. Символ всепобеждающей Франции. Характерный, столетиями использовавшийся приём. Фон не просто абстрактно-сумрачный. Чёрные клубящиеся облака – это тоже символ. Дым, гарь сражения. Блеск сабли, движение, пыл сражения.

А похожий портрет Т. Жерико Раненый кирасир (1814, Лувр, Париж) был воспринят в штыки, хотя картина на ту же тему и в той же манере. Опять же – важен год. Это уже время разочарования, конца и разгрома наполеоновской эпопеи. Это было неприятным напоминанием. Он изображён не на коне, а спешившимся. Это не взлетающее, а нисходящее движение. Жерико расстроился, зарёкся заниматься живописью и пошёл в мушкетеры.

Т. Жерико. Плот «Медуза». 1819. Лувр, Париж. Корабль потерпел крушение, части народа не хватило места в шлюпках, и они делают плот, чтобы спастись. В течение многих дней из носило по волнами и когда пришла помощь в живых осталось только двое, они написали книгу. Это была свежая газетная новость на злобу дня, это везде обсуждалось. Острый политический оттенок – капитан был не компетентен, должность по протекции. Обвиняли во всём чуть ли не двор, королевскую власть. Жерико останавливается на этом сюжете и начинает внимательно собирать материал, встречался с авторами, выспрашивал подробности и дальше начинает работать над этюдами. Одновременно и ходит в морг, и делает рисунки с антиков. Это заметно по результату. Вопрос выбора деталей сюжета. По рисункам видно, как он выбирал сюжеты (и каннибализм, и безумие, и кровавые разборки), но в результате отказывается от физиологически ужасных и откровенных эпизодов и выбирает не самый сложный момент. На горизонте появился корабль, но он прошёл мимо. Изображён момент вспыхнувшей надежды. По сути – это тоже гибель надежды, как у Фридриха. В очень политизированном сознании французов такое развитие событий вызвало определённый ряд ассоциаций. Композиция – классический принцип пирамиды. Вершина – фигура негра на бочке, который размахивает платком. Другие фигуры тянутся к вершине пирамиды. Много драматических эпизодов. На переднем плане старик, который горюет над трупом своего сына. Много натурализма (трупов, трупный цвет кожи), но при этом картина очень академична, она построена как правильная пирамида, много жестикуляции. Это взято из мира классической скульптуры. Симбиоз крайнего натурализма и классической традиции. Опять караваджистское, контрастное освещение. Образ – более пластичный. Драматизация ситуации. Салон не знал, что делать. Если бы обругали, то значит салон принял намёк и понял, но – соломоново решение. Салон дал Жерико золотую медаль, хотя Жерико желал, чтобы картина была обругана, хотел эффекта разорвавшейся бомбы. Жерико был недоволен и разочарован, он ожидал. При этом картина считалась неприличной. Современная, «газетная» новость – в масштабе исторической картины, «грязная» история, скандал. Повёз её ещё в другие страны (Лондон и Дублин). Там она имела успех – англичане привычны к экстравагантности (Тёрнер). Кардинальный пересмотр ценностей, другие ориентиры, современные сюжеты.

Серия «портреты сумасшедших». У него был друг-психиатр, который считал, что диагноз можно поставить по лицу. Он и просил Жерико сделать портреты его пациентов в качестве демонстративных материалов.

Сумасшедший, страдающий клептоманией. 1822-1823. Музей изящных искусств, Гент.

Сумасшедшая старуха. 1822-1823. Музей изящных искусств, Лион. Иное отношение к безумным. В прошлом веке в сумасшедший дом ходили как в зоопарк, сейчас относятся как к особому состоянию человеческой души. Безумный человек иначе воспринимает этот мир. Психология, характер через физиогномику. Композиционно довольно однотипно. Монохромный фон, почти монохромная гамма, коричневатые тона. Улавливает ухмылочку.

Т. Жерико. «Полководец». 1819-1820. Окаменевший, остановившийся пристальный, устремлённый в себя взгляд.

Делает пробу работы в скульптуре.

Во время конных прогулок 2 раза падает с лошади. Его парализует, и он долго и в мучениях умирает…

Делает пробу работы в скульптуре.

Биография Жана Луи Жерико

Четыре лошади вихрем летят над полем скачек, их передние и задние ноги вытянуты параллельно земле. Создается впечатление необычайной стремительности, полета. Лошади, жокеи выписаны с большой тщательностью, с некоторой неожиданной для Жерико сухостью. Наоборот, пейзаж – покрытая зеленой травой равнина с холмами на горизонте, облачное с просветами небо – написан широко, обобщенно. Кажется, что лошади несутся вперед, а земля стремительно убегает под их ногами.

Плот «Медузы» (1818-1819)

Эта картина стала событием парижского Салона 1819 года. Художник запечатлел здесь событие, которое было еще свежо в памяти французов, — гибель фрегата «Медуза». Корабль затонул во время шторма близ островов Зеленого мыса в 1816 году. Неопытный и трусливый капитан (получивший должность по протекции) посадил судно на мель и вместе со своими приближенными спасся в шлюпках, бросив на произвол судьбы сто пятьдесят пассажиров и матросов. Спустя тринадцать дней плот с оставшимися в живых пятнадцатью матросами спасло судно «Аргус». История гибели «Медузы» получила широкую огласку. Каждый выпуск газет рисовал все новые и новые душераздирающие подробности. Жерико, обладая пылким воображением, живо представлял себе муки людей, у которых почти не осталось надежды на спасение. Для своей картины он выбрал, пожалуй, самый драматичный момент: измученные люди увидели на горизонте судно и еще не знают, заметят их с него или нет.

Жерико нашел себе новую мастерскую неподалеку от госпиталя, в которую ему приносили трупы и отсеченные части человеческих тел. Его биограф впоследствии писал, что мастерская Жерико превратилась в своего рода морг, где он сохранял трупы до полного их разложения. Случайно встретив своего друга Лебрена, заболевшего желтухой, Жерико пришел в восторг. Сам Лебрен потом вспоминал: «Я внушал страх, дети убегали от меня, но я был прекрасен для живописца, искавшего всюду цвет, свойственный умирающему».

В ноябре 1818 года Жерико уединился в своей мастерской, обрил голову, чтобы не было соблазна выходить на светские вечера и развлечения, и всецело отдался работе над огромным полотном (7 на 5 метров) — с утра до вечера, в течение восьми месяцев.

Композиция работы построена по принципу сдвоенной пирамиды и сама по себе может считаться шедевром. Главным символом надежды на спасение выступает фигура стоящего спиной к зрителю чернокожего матроса, отчаянно размахивающего обрывком полотна, чтобы плот заметили на проходящем мимо судне. Фигура матроса кажется не нарисованной, а вылепленной, и в ней отчетливо заметно влияние Микеланджело, творения которого произвели большое впечатление на Жерико. Что касается драматизма, переданного мастером с помощью нагромождений и переплетений человеческих тел (живых и мертвых), то здесь очевидно влияние другого великого живописца — Рубенса. Искусно работая с освещением, Жерико добился весьма интересного эффекта — потоки света как бы выхватывают из тьмы наиболее выразительные лица и позы людей.

«Плот “Медузы”» воспринимается не как эпизод, а как эпос; картина явно перерастает свой сюжет, она становится символом трагической борьбы человека с враждебной стихией, олицетворением безмерного страдания, героических напряжений и порыва. Отсюда и обобщенный стиль Жерико — лаконичный, избегающий второстепенных эффектов, сосредотачивающий внимание на целом. Несмотря на богатство разноречивых эпизодов, из которых слагается композиция, все они воспринимаются не как нечто самодовлеющее, а как подчиненная целому часть. «Плот “Медузы”» — со всем кипением человеческих страданий — вырастает как некий монолит, как некая единая изваянная группа.

Читайте также:  Биография Чарльза Барклей

Многообразие изображенных положений и переживаний не приводит к раздробленности композиции, но сведено к единству, создающему ясный, запоминающийся образ событий, причем это единство достигается не механическими приемами равновесия, как это было в школе Давида.

Жерико воспринимает действительность прежде всего объемно-пластически. Чтобы усилить пространственный эффект сцены, он располагает диагонально переполненный людьми плот, выбирает высокую точку зрения: это дает ему возможность с наибольшей естественностью показать противоречивое многообразие происходящего, выразить весь спектр чувств — от пассивного отчаяния отца, оцепеневшего над трупом сына, до активной борьбы со стихией и недоверчивой и робкой надежды на спасение… Романтическое звучание полотна достигается благодаря цвету, а также игре светотени.

Жерико выставляет это мощное семиметровое полотно на Салоне 1819 года, и оно сразу же оказывается в центре внимания общественности. Реакция современников была неожиданной для самого автора. Правительственные круги Франции и официальная пресса окрестили живописца «опасным бунтарем», а историк Мишле пояснил почему: «Это сама Франция, это наше общество погружено на плот “Медузы”…»

Жерико выставляет это мощное семиметровое полотно на Салоне 1819 года, и оно сразу же оказывается в центре внимания общественности. Реакция современников была неожиданной для самого автора. Правительственные круги Франции и официальная пресса окрестили живописца «опасным бунтарем», а историк Мишле пояснил почему: «Это сама Франция, это наше общество погружено на плот “Медузы”…»

Теодор Жерико

Александр-Мари Колин. Портрет Жерико Жан Луи Андре Теодора. 1816

Конец XVIII века, примерно 1797 год, шестилетний мальчик Теодор с друзьями замирает у решетки Тюильри – резиденции французских королей в Париже, что на Марсовом поле и наблюдает, как стройными рядами идет военный парад, или мчится к заставам, чтобы с трепетом встретить полки Наполеона.

С самого детства Жерико Теодор был полной противоположностью своего отца, адвоката, который слыл расчетливым и осторожным человеком. Вот и сейчас, когда конница Бонапарта топчет камни, мальчуган решил, что свяжет свою жизнь с чем-то отличным от юридической рутины – с приключениями! Родился Жерико Теодор в обеспеченной семье, где не только отец имел вес в обществе, но и мать являлась наследницей старинного буржуазного семейства. Судьба распорядилась так, что детские и юношеские годы Жана Луи протекали вне теплых вечеров в кругу семьи. В десятилетнем возрасте он был помещен, именно, помещен отцом в интернат при частном пансионе Дюбуа-Луазо, потом еще один пансион – Р. Р. Кастеля, а в тринадцать подросток Теодор попадает в руки к тому же Кастелю, но уже в стенах Императорского лицея. Но ученик Жерико не унывал, предаваясь чтению, рисованию, в основном на полях тетрадей, и мечтал о лошадях. Его привлекала их стать, скорость движения и верховые прогулки. Мечтал будущий художник о собственном скакуне.

В июле 1808 года Теодор окончил обучение с намерением посвятить дальнейшую жизнь творчеству и лошадям. Его работы просто «истоптаны копытами». Он пишет их много, с натуры и по – памяти, при этом лихо задевает творчество своего наставника Карла Верне словами о том, что одна его лошадь «съест семерых» лошадей Карла. Дальнейшие работы Жерико вплотную связаны с героизмом французской армии и манерой исполнения, полученной в мастерской Пьера Герена – живописца, представителя классицизма. Самое первое значимое полотно удалось художнику написать в 1812 году. Это была картина «Офицер конных императорских егерей во время атаки», которая была выставлена в Салоне и «объявила» впервые о незнакомом доселе художнике. Несмотря на успех и полученную золотую медаль за пафосный сюжет, правительство не сочло нужным приобретать ее. Мастер не унывал и создал ряд произведений в своей манере и излюбленной военной тематике (1813-1814 гг.): «Три конных трубача», «Сидящий трубач», «Раненый Кирасир». Причем, последняя работа была выставлена художником в Салоне, в надежде на успех поэтизации поражений в войне. Казалось бы, что преследование пылкого сердца и таланта тематикой сражений будет бесконечным, однако поездка в Италию полностью перевернула взгляды Жерико. Там, в мастерских и музеях, творец приобщился к античности и монументальности, учился писать с натуры, переносить на полотно не только бурю страстей, но и боль утраты, тщетные попытки на спасение своих персонажей, давая зрителю возможность домыслить конец сюжета. Так, появилась на свет картина «Плот «Медузы» (1818–1819 гг.). Ее сотворение заставило художника жить в мастерской с полуразложившимися трупами, дабы передать всю реалистичность обнаженного израненного тела в пучине волн. Теперь в его жизни появилось место не только сражениям, но и портретам, изображениям страждущих людей – работы «Одержимый манией воровства» и «Безумный», и, разумеется, лошадям. Теодор посвящает большую часть трудов написанию благородных животных в манере романтизма. Как странно, но именно любовь к жеребцам погубила молодого художника. Это было падение с лошади, после которого недуг надолго приковал Жерико Теодора к постели. Он умирал. Его состояние описал затем Фердинан Виктор Эжен Делакруа, говоря о худобе и бледности лица друга, о болезни в окружении шедевров, о беспомощности, когда ни на палец невозможно повернуться в постели без чужой помощи…

Тридцать три года пролетели, как одно прекрасное мгновение с кистью в руке. Жерико умер в январе 1824 года в Париже, молодым и известным, а ведь когда-то он замирал у решетки Тюильри, еще мальчишкой.

В июле 1808 года Теодор окончил обучение с намерением посвятить дальнейшую жизнь творчеству и лошадям. Его работы просто «истоптаны копытами». Он пишет их много, с натуры и по – памяти, при этом лихо задевает творчество своего наставника Карла Верне словами о том, что одна его лошадь «съест семерых» лошадей Карла. Дальнейшие работы Жерико вплотную связаны с героизмом французской армии и манерой исполнения, полученной в мастерской Пьера Герена – живописца, представителя классицизма. Самое первое значимое полотно удалось художнику написать в 1812 году. Это была картина «Офицер конных императорских егерей во время атаки», которая была выставлена в Салоне и «объявила» впервые о незнакомом доселе художнике. Несмотря на успех и полученную золотую медаль за пафосный сюжет, правительство не сочло нужным приобретать ее. Мастер не унывал и создал ряд произведений в своей манере и излюбленной военной тематике (1813-1814 гг.): «Три конных трубача», «Сидящий трубач», «Раненый Кирасир». Причем, последняя работа была выставлена художником в Салоне, в надежде на успех поэтизации поражений в войне. Казалось бы, что преследование пылкого сердца и таланта тематикой сражений будет бесконечным, однако поездка в Италию полностью перевернула взгляды Жерико. Там, в мастерских и музеях, творец приобщился к античности и монументальности, учился писать с натуры, переносить на полотно не только бурю страстей, но и боль утраты, тщетные попытки на спасение своих персонажей, давая зрителю возможность домыслить конец сюжета. Так, появилась на свет картина «Плот «Медузы» (1818–1819 гг.). Ее сотворение заставило художника жить в мастерской с полуразложившимися трупами, дабы передать всю реалистичность обнаженного израненного тела в пучине волн. Теперь в его жизни появилось место не только сражениям, но и портретам, изображениям страждущих людей – работы «Одержимый манией воровства» и «Безумный», и, разумеется, лошадям. Теодор посвящает большую часть трудов написанию благородных животных в манере романтизма. Как странно, но именно любовь к жеребцам погубила молодого художника. Это было падение с лошади, после которого недуг надолго приковал Жерико Теодора к постели. Он умирал. Его состояние описал затем Фердинан Виктор Эжен Делакруа, говоря о худобе и бледности лица друга, о болезни в окружении шедевров, о беспомощности, когда ни на палец невозможно повернуться в постели без чужой помощи…

↑ Первые картины

Наконец, однажды в Салоне появилась картина «Портрет господина Д. на лошади» (1812). Она была подписана никому еще не известным именем – Теодор Жерико. На ней был изображен французский офицер наполеоновской армии на разгоряченном вздыбленном коне. Он рвался в атаку. С удивлением и растерянным неудовольствием рассматривали новое произведение те любители живописи, что привыкли к классическому рисунку. В картине Жерико читалась бурная динамика, горячий темперамент, раскрепощенность чувств. Это интриговало и притягивало взгляд.

Жак Луи Давид, глава классической французской школы, пораженный картиной Жерико, в оцепенении остановился перед ней, а потом произнес: «Что это? Откуда? Мне незнакома эта кисть». Стало понятно, что перед зрителем не просто традиционный конный портрет, а рождение новой исторической живописи. Главной фигурой истории становился не император, а безымянный капитан, солдат, опаленный войной, собирательный образ воина, ставшей орудием глобальных исторических событий того времени.

Французский историк романтического периода Жюль Мешле назвал Жерико при упоминании первой картины художника «сильным и суровым гением», который сотворил образ целой Империи 1812 года. Жерико выступил в роли судьи: это война и – никакой идеи. Художник принял на себя тяжелую и ответственную миссию судьи истории. Для живописца такая позиция означала, что от него либо отвернутся и перестанут замечать, либо обрушат в его адрес поток нелицеприятной критики, находя в его полотнах профессиональные недостатки. Так и вышло.

Читайте также:  Валерий Яковлевич Брюсов. Биография

Когда, спустя два года, он выставил свою новую картину «Раненный кирасир, покидающий поле боя», она была принята подчеркнуто холодно. Волнение, боль и тоска, выраженные в картине, – это то, что сопутствовало краху наполеоновской армии, величию самого императора. Такая позиция не могла понравиться завсегдатаям Салона.

Когда, спустя два года, он выставил свою новую картину «Раненный кирасир, покидающий поле боя», она была принята подчеркнуто холодно. Волнение, боль и тоска, выраженные в картине, – это то, что сопутствовало краху наполеоновской армии, величию самого императора. Такая позиция не могла понравиться завсегдатаям Салона.

Биография Теодора Жерико: Часть 5. Безумец

«Плот Медузы» также не нашёл понимания у французской публики. Картина содержала срытое обвинение властей, продавших патент на плавание кому попало, в коррупции, и это никак не способствовало официальному признанию. Жерико безумно переживает. Кто-то порекомендовал ему показать картину в Англии. И действительно, в Лондоне к ней выстраиваются внушительные толпы. Боле 50 тысяч человек посмотрели «Плот Медузы», критики увидели в Жерико новое слово французского искусства, а сам Жерико покорён искусством английским – в первую очередь, пейзажами Констебла и Тёрнера.

В Англии Жерико увлекается изготовлением литографий, а в остальном всё как всегда – опять заводит скандальные романы с женщинами старше себя и пишет лошадей. О первом осталось свидетельство в виде письма Жерико приятелю: «Одна дама, не первой свежести, но еще довольно красивая, вбила в голову, что влюблена в меня. Называет богом живописи – должно быть, ей приятно любить бога…» О втором – в виде знаменитой картины «Дерби в Эпсоме».

В 1821-м Жерико возвращается в Париж, а его душевное здоровье только ухудшается. Наблюдать его берётся выдающийся психиатр своего времени Этьен-Жан Жорже. Он работал в Сальпетриере – парижском госпитале для умалишенных и, помимо терапии, предоставил Жерико материал для замечательной серии портретов маньяков и сумасшедших, которые художник напишет перед смертью.

Редкая русскоязычная биография Жерико откажет себе в удовольствии подчеркнуть, что завзятый лошадник «принял смерть от коня своего» . Всё верно. Только это была не внезапная смерть, а растянувшееся на полтора года целенаправленное движение к смерти.

Громкий успех

Аккордом, заключающим обучение 21-летнего художника Жерико, стала картина «Офицер императорских конных егерей, идущий в атаку». Выставленная в Парижском салоне 1812 года, она восхитила французов, чрезвычайно гордых своей победоносной армией, и получила золотую медаль. Жак-Луи Давид (1748-1825) пришёл в изумление, критики и публика приняли Жерико как открытие – в эпоху Империи батальному жанру выделялось особое место, художнику прочили великое будущее.

Флоренция, Неаполь и Рим, местные церкви и музеи, потрясения и творческий шок от работ Микеланджело и других мастеров, альбом и карандаш в этот год отвлекали и развлекали художника, но счастливее и веселее он не стал. Кроме одиночества и любовных неурядиц его преследовала жажда грандиозной, масштабной, исторически значимой работы, необходимой обществу.

Биография Жана Луи Жерико

Жан Луи Андре Теодор Жерико – французский художник.

Образование в биографии Жерико проходило у известных мастеров того времени – Верне и Герена. В их студии Жан Луи познакомился с Делакруа. В 1812 году состоялась выставка “Cavalry Officer”, а еще через два года – “Wounded Cuirassier” .

С 1816 до 1817 года Жерико учился в Риме. По возвращению в Париж он представил свою знаменитую картинку “Raft of the Medusa” 1819, Лувр. Это было громадное бушующее полотно, изображающее группу людей после кораблекрушения.

Картина основывалась на реальном событии

В 1820 году картина Жана Луи Жерико была выставлена в Лондоне. Она была шумно встречена и получила много внимания. Три года пребывания в Англии принесли свои плоды живописи. Так Жерико написал несколько прекрасных полотен о лошадях: “The Village Forge”, “Horse Fed by a Child”, также знаменитую картину “Epsom Derby” . Также он написал несколько безумных портретов, например “The Madwoman”.

Вдобавок, он изготовил несколько небольших фигур и сделал превосходные литографии.

Биография Ли Хейни Ли Хейни – профессиональный бодибилдер, мировой рекордсмен по количеству побед на соревнованиях “Мистер Олимпия”. Родился Ли 11 ноября 1959 года в Спартанберге, Южная Каролина. Образование в биографии Ли Хейни было.

ЖЕРИКО Жан Луи Андре Теодор

АНДРЕ ЖИД 232—235. ИЗ СТИХОТВОРЕНИЙ АНДРЕ ВАЛЬТЕРА 1 Нас нынче обошла весна, о дорогая, И песен и цветов как будто избегая; Апрельских не было совсем метаморфоз: Нам не придется вить венки из легких роз. Еще при свете ламп, почти безмолвно Мы были склонены над грудой зимних

Теодор
Жерико

«В нем материала на несколько живописцев», — говорил о своем ученике Герен.

К нему молодой Жан Луи Андре Теодор Жерико (Jean Louis André Théodore Géricault) пришел в 1810 году, чтобы учиться изобразительному искусству. Начинающий художник был настолько талантлив, что заканчивал рисовать этюд, в то время как другие ученики еще не успевали набросать эскиз. Тогда Тео начинал этюд в другом ракурсе и экспериментировал с фоном, а остальные мастера отчаянно пытались подражать товарищу.

До наших дней дошли прекрасные анатомические рисунки и эскизы фигур животных. Конечно, лошадей. Жерико был очарован грациозными скакунами, славился как отличный наездник и часто выбирался на долгие прогулки, останавливая свой выбор на самых норовистых жеребцах.

Страсть к этим животным соседствовала с давней увлеченностью живописью. Теодор часто бывал в Лувре, где копировал картины других известных мастеров. А в 1812 году сам дебютировал большой работой с не менее «большим» названием «Офицер конных егерей императорской гвардии, идущий в атаку». По традиции в центре композиции был изображен вставший на дыбы конь, который словно увлекает всадника в разгоревшуюся битву.

Молодой художник проявил себя как настоящий новатор и отступил от канонов классицизма. В противовес фронтальной композиции Жерико уделил внимание плоскости холста и направил действие вглубь картины. К тому же мастер использовал новые контрасты, а цвет стал главным средством художественной выразительности. Высшим признанием для Теодора была не столько золотая медаль, полученная за эту работу, сколько восклицание старого Давида, который сказал:

В офицере Жерико воплотил свое поколение, которое выросло под грохот триумфальных побед французской армии. Но в том же 1812 году Францию потрясла новость о поражении войск Наполеона в России. Еще некоторое время военная тема занимала мысли художника, и он создал портрет «Офицер карабинеров», в котором чувствовалась переломная атмосфера. Здесь нет действия, зритель видит только человека, в глазах которого без труда читается тревога. Эта картина написана в лучших традициях романтизма, который был обращен к чувствам и эмоциям.

Настроение самого Жерико было противоречивым. С одной стороны, он был огорчен, что во Франции в 1815 году вновь воцарились Бурбоны. С другой стороны, он испытывал огромное желание совершенствовать свои профессиональные навыки и использовал для этого все возможности. Теодор принял участие в конкурсе молодых живописцев, но проиграл. Приз – поездку в Рим – получил другой мастер, а настойчивый и разгневанный Жерико решил, что тоже отправится в Италию. Пусть даже и за свой счет. В путешествии художник видел возможность для расширения кругозора, поэтому не жалел средств.

В Риме он продолжал копировать картины других художников и делать наброски с натуры. Жерико был очарован работами Караваджо и фресками Микеланджело в Сикстинской капелле. А в еще больший восторг его приводили скачки вольных лошадей по Корсо. Художник был поражен тем, как лошади вырывались из сильных рук молодых людей, и под этим впечатлением была написана картина «Бег свободных лошадей в Риме».

Ошибочно предполагать, что полотна Жерико всегда праздные и посвящены прославленным людям. Он славится как автор серии портретов, главными героями которых были душевнобольные. Находясь в госпитале Сальпетриер, художник рисовал тамошних пациентов – людей с гипертрофированными страстями и навязчивыми идеями.

Эти картины не предназначались для продажи или демонстрации на широкую публику, в них художник избегал изысков и лишних деталей, поэтому серия отличалась своей простотой. Жерико давал себе отчет в том, кого изображает, но не драматизировал состояние больных, а всего лишь констатировал очевидное.

Картины в будущем сыграли важную роль в истории живописи, а мотивы этих работ потом встречались на полотнах Делакруа, Мане и Курбе. Но сам Теодор Жерико все равно находился в поиске темы для главного, монументального произведения. Кажется, сама судьба подарила ему нужную идею, воплощенную в реальном трагическом событии…

Художник написал картину Плот «Медузы», которая стала первой и последней большой «жемчужиной» его творчества.

Молодой художник проявил себя как настоящий новатор и отступил от канонов классицизма. В противовес фронтальной композиции Жерико уделил внимание плоскости холста и направил действие вглубь картины. К тому же мастер использовал новые контрасты, а цвет стал главным средством художественной выразительности. Высшим признанием для Теодора была не столько золотая медаль, полученная за эту работу, сколько восклицание старого Давида, который сказал:

Читайте также:  Биография Шатров Николай

Сократ: биография философа

Первый мыслитель, который искал ответы в собственной голове, родился в Афинах, примерно в 470 году до нашей эры. С тех пор утекло немало воды. Не удивительно, что некоторые не знают, кто такой Сократ. Наша познавательная статья кратко расскажет о судьбе философа.

Будущий гений родился в семье каменщика Софроникса и акушерки Фенареты. Сократ рос в семье не один, а со старшим братом — Патроклом. Родители позаботились о том, чтобы дети получили достойное по тем меркам образование. Так, будущий философ знал азбуку и умел писать, читал современные философские труды Анаксагора и ходил на лекции.

Сократ проявлял интерес к культуре тела и военному делу. Он поддерживал физическую форму, получал боевые навыки и учился владеть оружием. Глава семейства посчитал, что военная карьера для младшего сына будет престижным занятием. Так мыслитель оказался в рядах пехотинцев (гоплитов), где не раз проявил смелость и мужество.

Аша Матай: биография, творчество звезды

Служба в армии не отбила желания учиться. Сократ одинаково хорошо владел как копьем, так и словом, о чем быстро прознали в Афинах. В промежутках между службой и войнами философ часто возвращался в город домой. Тогдашняя молодежь любила слушать его размышления о личности человека. Однако не всем по душе оказалась новая философия.

Софисты и Сократ были жестоко высмеяны в пьесе Аристофана «Облака». В ней сам мыслитель изображен как плут и пустослов. Его изношенная одежда и грязные, босые пятки никак не вязались с теми учениями, которые пропагандировал философ. В итоге получился яркий персонаж сапожника без сапог, к тому же требующий за свои «мнимые» познания немалые деньги.

Сергей Колтаков: биография, фильмы, личная жизнь

Сократ, годы жизни которого прошли в Афинах, был разочарован представлением. Будучи на одной из постановок «Облаков», философ поднялся на сцену и обратился к публике, предлагая сравнить образ с собой. Мыслитель прекрасно владел искусством риторики и всегда мог удивить слушателей. Оставалось только успевать записывать его умные мысли.

Сократ был дважды женат и растил сыновей после второго брака. Его окружали выдающиеся люди, которые сыграли большую роль в истории. Сократ посеял зерно сомнения в их головы: а так ли обстоят дела на самом деле, как им преподносят политики? Собственное мнение в Древней Греции с детства не было в чести.

Размышления в форме ответов на собственные вопросы кажутся праздным занятием, такой способ познания назвали «Сократовы парадоксы». Нам хорошо известно, как умер Сократ. Он погиб по вине своих жизненных принципов — не иметь никаких принципов. Даже когда он мог спасти себя на суде, заплатив штраф, философ принял казнь как неизбежность.

На теле живого места не было: раскрыты подробности убийства пенсионера в Уральске

Высказывания о жизни философа бережно записаны его учениками и дошли до наших дней. Даже спустя много лет они не кажутся устаревшими.

Философия

При жизни философ не записывал размышления, предпочитая идти к истине, используя устную речь. Сократ считал, что в записи слова убивают память и теряют смысл. Сократовская философия строится на понятиях этики, добра и добродетели, к которым он относил знание, храбрость, честность.

Афоризм Сократа

При этом знание, по Сократу, и есть добродетель. Не осознавая сущности понятий, человек не может творить добро, быть храбрым или справедливым. Только знание дает возможность быть добродетельным, поскольку это происходит осознанно.

Противоречивы трактовки понятия зла, выведенные Сократом, а точнее, упоминания о них в трудах Платона и Ксенофонта, учеников великого философа. Согласно Платону, Сократ отрицательно относился к злу как к таковому, даже к тому злу, которое человек причиняет врагам. Ксенофонт имеет противоположное мнение по этому вопросу, передавая слова Сократа о необходимом зле во время конфликтов, чинимом ради защиты.

Сократ и Платон

Противоположные трактовки высказываний объясняются характером обучения, свойственного сократовской школе. Философ предпочитал общаться с учениками в форме диалогов, справедливо полагая, что так рождается истина. Поэтому логично предположить, что воин Сократ беседовал с полководцем Ксенофонтом о войне и обсуждал зло на примере военных конфликтов с противником на поле боя.

Платон же был мирным гражданином Афин, и Сократ с Платоном говорили об этических нормах внутри общества, причем речь шла о своих же согражданах, близких людях и о том, допустимо ли совершать зло по отношению к ним.

Сократ

Диалоги – не единственное отличие сократовской философии. К ярким чертам постижения этических, человеческих ценностей, исповедуемого философом, относятся:

  • диалектическая, разговорная форма поиска истины;
  • определение понятий методом индукции, от частного – к общему;
  • поиск ответов на вопросы при помощи майевтики.

Сократов метод поиска истины заключался в том, что философ задавал собеседнику наводящие вопросы с определенным подтекстом, так что отвечающий терялся и в итоге приходил к неожиданным для себя выводам. Славился мыслитель и заковыристыми вопросами «от противного», заставляя оппонента противоречить самому себе.

Портреты Сократа

Сам учитель никак не претендовал на звание всезнающего педагога. С этой особенностью сократовского учения связана приписываемая ему фраза:

«Я знаю только то, что ничего не знаю, но другие не знают и этого».

Философ спрашивал, подталкивая собеседника к новым мыслям и формулировкам. От общих предметов он переходил к определению конкретных понятий: что есть мужество, любовь, доброта?

Сократ и Платон

Определение сократовскому методу дал Аристотель, которому было суждено родиться спустя поколение после Сократа и стать учеником Платона. Согласно Аристотелю главный сократовский парадокс гласит: «Человеческая добродетель есть состояние ума».

К Сократу, который вел аскетический образ жизни, люди приходили за знаниями, в поисках истины. Он не обучал ораторскому искусству и другим ремеслам, но учил быть добродетельными по отношению к близким: семье, родным, друзьям, слугам и рабам.

Философ не брал денег с учеников, однако недоброжелатели все-таки причислили его к софистам. Последние тоже увлекались обсуждением этических норм и человеческой духовности, но не гнушались зарабатывать звонкие монеты своими лекциями.

Сократ выступает перед учениками

Поводов к недовольству с точки зрения общества Древней Греции и граждан Афин Сократ давал немало. Для того времени считалось нормой, чтобы подросшие дети учились у родителей, а школ как таковых не было. Молодежь воодушевилась славой этого человека и гурьбой валила к прославленному философу. Старшее поколение было недовольно таким положением вещей, отсюда и родилось роковое для Сократа обвинение в «развращении молодежи».

Людям казалось, что философ подрывает самые устои общества, настраивая молодых людей против собственных родителей, развращая неокрепшие умы пагубными мыслями, новомодными учениями, греховными, противными греческим богам намерениями.

Статуя Сократа

Другой момент, ставший роковым для Сократа и приведший к смерти мыслителя, связан с обвинением в неблагочестии и поклонении другим богам вместо тех, которые признавали афиняне. Сократ считал, что о человеке сложно судить по поступкам, ведь зло творится по незнанию. В то же время в душе каждого человека есть место добру, а у каждой души есть демон-покровитель. Голос этого внутреннего демона, которого сегодня мы бы назвали ангелом-хранителем, периодически нашептывал Сократу, как поступить в сложной ситуации.

Демон приходил на помощь философу в самых отчаянных обстоятельствах и всегда выручал, поэтому ослушаться его Сократ считал недопустимым. Этого демона и приняли за новое божество, которому мыслитель якобы поклонялся.

Людям казалось, что философ подрывает самые устои общества, настраивая молодых людей против собственных родителей, развращая неокрепшие умы пагубными мыслями, новомодными учениями, греховными, противными греческим богам намерениями.

Кратко о греческом мудреце

С ранних лет философ Сократ был активным членом общества древних Афин. Он получил неплохое образование ввиду профессии его отца, который неплохо зарабатывал. Однако заниматься художествами ему был неинтересно. Он проповедовал и вел беседы на площадях и улицах города, порой смущая народ. Его главной целью было воспитание абсолютно нового поколения, а также борьба с софистами, считающими приоритетными законы природы, а человеческие качества и добродетели условными и зыбкими. Именно этому мудрецу древности принадлежит пальма первенства в создании диалектического метода постижения.

Хотя этот древний ученый и отвергал полностью догматический способ познания, основным его тезисом называют следующий: только в знании, мудрости и уме можно отыскать наивысшее предназначение, цель самого бытия. Он вступил в неравную умственную схватку с мощным, богатым и влиятельным соперником – демократом Анитой. Этот конфликт и привел его в итоге к роковой чаше с цикутой, которую античный философ принял с мужеством и спокойствием, как и подобает настоящему стоику.

Софрониск в положенное время подыскал себе жену – повитуху Фенарету. Сперва у него родился сын Патрокл, который и унаследовал все отцовское имущество. Шестого дня месяца фаргелиона 469 года до нашей эры на свет появился мальчик, названный Сократом. Никаких сведений о родственных связях нашего персонажа в исторических сводках не имеется.

Ссылка на основную публикацию
×
×