Биография Шатров Николай

Николай
Шатров

Отец поэта, знаменитый в своё время врач-гомеопат В. А. Михин, образованный, уважаемый человек, дружил со многими известными, и даже в той или иной мере значительными в российской истории людьми, например, с Луначарским.

Николай Шатров

Этот текст ещё не прошёл вычитку. — нужно написать нормально и передать в Википедию

Николай Шатров
Николай Владимирович Шатров
* 17 января 1929 ( 1929-01-17 ) , Москва
† 30 марта 1977 ( 1977-03-30 ) (48 лет), Москва ?
русский поэт

Никола́й Влади́мирович Шатро́в (1929—1977). Сын арбатского гомеопата Михина (репрессированного и умершего в 1942 году в Тбилиси). Отца заменил отчим — художник. Мать — артистка. Одно время жил в Семипалатинске, где учился в местном пединституте. В Семипалатинске принёс первые стихи в газету «Прииртышская правда», но вместо их публикации газета поместила разгромную статью, обвиняющую молодого поэта в безыдейности. Позже какое-то время учился на журфаке Казахского университета. Из Казахстана поэт затем переехал на Урал. Перебраться в Москву поэту помог Б.Пастернак. В столице Шатров пытался завершить образование на журфаке МГУ, но что-то не вышло. Потом он (также недолго) учился в Литинституте. И всё это время его опекал Пастернак. Как вспоминает Вал. Хромов, Пастернак как-то после одного из концертов в музее Скрябина сказал, что из молодых он ценит Виктора Бокова, Евгения Винокурова, Бориса Слуцкого и «нашего Кику». Кика — это и есть Шатров. «Пастернак и Софроницкий поддерживали Шатрова даже чисто материально, — признавался Хромов. — Они „покупали“ у него стихи, то есть просто давали деньги — оставляли их в гардеробе в кармане пальто читавшего в зале Шатрова в зависимости от количества написанного, Пастернак следил за соразмерностью „гонорара“ строго». Но при этом Шатров Пастернака не любил, считая, что «пастернаковский простор ограничивается его дачей». В 1954 году недолго посещал неформальную поэтическую группу, лидером которой был Леонид Чертков (при этом оставался «блуждающей звездой»). Но в круг Черткова толком он так и не вписался. Издатели и критики, по словам Рафаэля Соколовского, всю жизнь вменяли ему, что в его поэзии нет социального оптимизма, а есть только упадничество. Андрей Смирнов, общавшийся с ним в середине 1950-х годов, рассказывал, что судьба преследовала поэта: он «попал под снегоочиститель, лишился нескольких пальцев на руке». Потом работал смотрителем в одном из залов Третьяковской галереи.

В начале 1980-х годов В.Алейников долго, но безуспешно пытался издать стихи поэта хотя бы за рубежом, передавал стихи Шатрова в «Континент», но всё было тщетно. Как горевал Алейников, не листали шатровские рукописи нашедшие себе на Западе «приют наши правозащитники, не проливались на эти страницы скупые слёзы старых эмигрантов, не твердили шатровские строки наизусть незаметно подросшие на чужбине дети покинувших родину ранее жадных до чтения московских и питерских интеллигентов, этих кухонных фрондёров и спорщиков». Посмертно в 1995 году в Нью-Йорке вышла первая книга поэта «Стихи».

Его творчество благословляли Борис Пастернак, Илья Эренбург, Павел Антокольский, Николай Глазков, отец Александр (Мень) и в штыки встречал советский режим. Его стихи в редакциях называли безыдейными и лишенными социального оптимизма. При жизни поэту удалось напечатать только три стихотворения из трех тысяч им написанных! Николая Шатров можно назвать последним поэтом из «серебряного века». Фактически он жил в Советском Союзе, на самом деле он выбрал своей родиной Россию, которой посвятил прекрасные проникновенные стихи. Ни одной строчки о Советском Союзе! Этой страны для него как бы не существовало. А в России он мог писать так, как пела его душа, и обращаться в своей поэзии к Богу, запрещенному советскими властями.

К его памяти понанесли столько мусора и вранья, что придется дать биографическую справку мне, кто его знал с 1945 г. и дружил до самой кончины 30 марта 1977 г.

Родился Николай Шатров в Москве на Арбате 17 января 1929 г. Отец Михин Владимир Александрович был известным врачем-гомеопатом, что не простила ему советская власть. Он был не то выслан, не то сам уехал в Тбилиси, где скончался в 1942 г. Мать Николая — актриса Шатров Ольга Дмитриевна с Михиным разошлась, и сын взял фамилию матери. Предвоенная жизнь Николая прошла в различных городах Советского Союза, где гастролировала его мать. В октябре 1941 г. О. Д. Шатрова с сыном эвакуировалась в г. Семипалатинск Казахской ССР, где вскоре стала ведущей актрисой русского театра. За творческие заслуги ей было присвоена звание заслуженной актрисы Казахской ССР. Николай Шатров учился в Семипалатинском пединституте на факультете русского языка и литературы. Первое стихотворение было напечатано летом 1946г, в газете «Прииртышская правда», затем, как отклик на постановление о журнале «Звезда» и «Ленинград» и доклад Жданова, там же была опубликована разгромная статья о поэзии Н. Шатрова, основанная на тетрадке со стихами, принесенной в редакцию!?

В 1948 г. Николай Шатров перевелся на заочное отделение журналистики Казахского Госуниверситета, но неожиданная женитьба изменила его судьбу: молодые отправились жить в Нижний Тагил в матери Лили. Когда О. Д. Шатров устроилась работать художественным руководителем народного театра в Очакове, то получила две крохотные комнатушки в общежитии. В одной из них ютились Николай с женой и дочкой. В 1951 г. Н.Шатров поступил в Литинститут, но оказался там белой вороной и был отчислен.

Работал Шатров в музее композитора Скрябина и в Третьяковской галерее. После того, как пьяный водитель снегоочистителя наехал на Шатрова, он получил увечье и инвалидность, которая спасала от высылки из Москвы как тунеядца. В 1958 г. Николай и Лилиана разошлись. Шатров женился на Маргарите Димзе, забравшей его из больницы после выздоровления.

Николай Шатров предлагал стихи различным редакциям, но получал решительный отказ. Николай Глазков снабжал его подстрочниками якутских и армянских поэтов, что приносило в семью толику дохода.

В 70-х гг Николай Шатров сблизился с отцом Александром (Менем) — его дача в Пушкино находилась неподалёку от прихода священник. Это общение родило немало духовных стихов. Он его и отпевал, когда 30 марта 1977 г. Николай Шатров скончался от инсульта. Своей могилы у Шатров нет — его урна с прахом закопана на месте захоронения отца Маргариты Димзе, старого большевика Рейнгольдеа Берзине на Новодевичьем кладбище.

Николай Шатров был человеком поступков и яростно откликался на злобу дня, когда она касалась его взглядов. Когда в 1949 г. П. Антокольского изгоняли из Литературного институт за космополитизм (а он блестяще переводил французских поэтов) в числе компромата был тот факт, что он дал студентам «провокационное задание» написать сонет о Хлестакове. Студенты отказались и выразили протест. А студент Семипалатинского пединститута Николай Шатров выполнил задание мэтра, и такой сонет сочинил и отправил П. Антокольскому в поддержку.

Когда в № 1 журнала «Новый мир» за 1950 г. появилась гнусная статейка В. Важдаева, клеймившего А. Грина как космополита и антисоветчика, создавшего якобы в противовес нашей советской стране некую чуждую нам Гринландию, Шатров разразился стихами:

«Теперь не удивлюсь я ничему —
Ни даже из навозной кучи грому.
Я снова пожелаю вам чуму,
Чуму на оба ваших дома».

Наконец, во время травли Бориса Пастернака, Николай Шатров свел поэта с французской слависткой Жаклин де Пруайар, которая и передала в Париж рукопись «Доктора Живаго» с авторской правкой. Эту книгу я прочитал и ничего антисоветского в ней не нашел вопреки кампании против Пастернака. Этот факт послужил поводом для создания документального фильма Н. Назаровой «Если бы не Коля Шатров…»

Воспоминания о поэте «Земные сны Николая Шатров», статью «Дело о сонете» и другие материалы о нем вы найдете на сайте “Проза.ру”. Рафаэль Соколовский

28 марта 1977 года Николай Шатров перенес тяжелейший инсульт и 30 марта того же года в возрасте 48 лет поэт скончался.

Отпевание и похороны были назначены в церкви Новой Деревни, где священником был о. Александр Мень, духовный отец Шатрова. Как вспоминает ближайший друг Шатрова Феликс Гонеонский, отец Мень произнес надгробное слово, закончилась отпевание, была готова могила на кладбище при церкви, но вдруг староста церкви категорически запретила захоронение. Никакие уговоры, просьбы и даже слова о. Меня не помогли. Все закончилось тем, что гроб с телом покойного увезли в крематорий, а урна с прахом Николая Шатрова была тайком помещена вдовой поэта Маргаритой Димзе на могиле отца, героя Гражданской войны командарма Берзиня «не чекиста», похороненного на Новодевичьем кладбище.

Когда в № 1 журнала «Новый мир» за 1950 г. появилась гнусная статейка В. Важдаева, клеймившего А. Грина как космополита и антисоветчика, создавшего якобы в противовес нашей советской стране некую чуждую нам Гринландию, Шатров разразился стихами:

Суконный фабрикант Николай Шатров

Фото предоставлено Ульяновским областным краеведческим музеем им. И. А. Гоначарова

Родился Николай Шатров в неспокойном 1853 году, когда началась тяжелая Крымская война, поражение в которой станет одной из главных предпосылок реформ Александра II, затронувших все сферы жизни страны. Шатров получил домашнее образование, но остро чувствовал наступление больших перемен в России. Несмотря на отсутствие родовых земель, молодой Николай, выходец из мещанско-купеческой среды, сумел удачно распорядиться имевшимися у него средствами, вскоре в десятки и сотни раз приумножив их.

К концу 1870-х годов, когда хозяйства многих помещиков разорялись, активное российское купечество сумело стать лидером экономического развития Российской империи. В 1885 году Шатров стал владельцем убыточной суконной фабрики в селе Измайлово Сенгилеевского уезда. Благодаря вложению средств в новейшую технику и современную организацию труда, Николай Яковлевич быстро вошел в круг крупнейших в Симбирской губернии производителей шинельного сукна.

Шатров следил за качеством жизни рабочих фабрики и их семей, переселяя их в построенные за свой счет квартиры. Несколько лет спустя в фабричном поселке при селе Измайлово появилось электричество, а затем в 1897 году была освящена построенная на средства Шатрова каменная церковь в честь Казанской иконы Пресвятой Богородицы.

Для храма, выстроенного в греческом стиле, фабрикант приобрел необходимую утварь и иконы, заказал роспись стен. Купец покровительствовал местной церковно-приходской школе, открыл больницу для рабочих, а также ясли. Вскоре на предприятии Шатрова трудилось более полутора тысяч рабочих. Николай Яковлевич сумел довести производство со 150 тыс. аршин сукна в год до 1,5 млн аршин в год.

В это время Россия активно вела внешнюю политику, и заказы на шинельное сукно для царской армии приносили симбирским фабрикантам огромную прибыль.

Шатров, купец I гильдии, уже владел каменной лавкой в Симбирске и тремя каменными лавками на ярмарке в Нижнем Новгороде, лесопильными и винокуренным заводами в уездах губернии.

Во владении Николая Яковлевича находилось более 4 тыс. десятин земли и леса. За успешную деятельность в развитии экономики и промышленности в 1903 году ему будет пожаловано звание мануфактура-советника

Развитие народного образования

Занимаясь торговыми и промышленными делами, Шатров продолжал жертвовать деньги на улучшение экономических и бытовых условий жизни уже не только своих служащих, но и простых жителей губернии. Имя его стало широко известно за пределами Симбирска.
За постройку церкви в селе Измайлово и активную благотворительную деятельность Николай Яковлевич награжден в 1898 году орденом Cвятого Станислава II степени. В том же году Шатрову было даровано звание потомственного почетного гражданина Симбирска за деятельное участие в общественной жизни города. Он успел побывать членом Почетного присутствия, гласным городской думы, членом Симбирского губернского по фабричным и горнозаводским делам присутствия, членом комитета Карамзинской общественной библиотеки и др. Николай Шатров являлся членом Симбирской губернской ученой архивной комиссии, общественной организации, занимавшейся сохранением истории Симбирска. Несколько десятилетий Николай Яковлевич переизбирался на должность церковного старосты, жертвовал значительные суммы на содержание Свято-Троицкого кафедрального собора – главного храма губернии. На средства Шатрова перестроен и расширен Николаевский собор в Симбирске. С денежного вклада Шатрова началась история создания дома-памятника Ивану Александровичу Гончарову, где сегодня располагаются Ульяновский областной краеведческий и художественный музеи.

Фабрикант Шатров, помимо помощи в строительстве церквей и приютов по всей губернии, особое внимание уделял развитию народного образования. Так, Симбирскому коммерческому училищу Николай Яковлевич передал двухэтажный дом с надворными постройками, торговой школе – 30 тыс. рублей. Наиболее значительную помощь получала Симбирская чувашская учительская школа – трехэтажный особняк и более 100 тыс. рублей на ее содержание. На протяжении тридцати лет Шатров был ее почетным попечителем. Благодаря помощи Николая Яковлевича школа приобретала современные учебные пособия, проводила ремонт и переоборудование школьных корпусов. В школе даже появился духовой оркестр. Из организованного фонда Шатрова производились выплаты пособий нуждавшимся выпускникам школы. За общественную и благотворительную деятельность Шатров награждался орденами и медалями, так за многолетнее покровительство Симбирской чувашской учительской школе купец получил в 1902 году орден Cвятой Анны II степени, а в 1912 году по ходатайству И.Я. Яковлева – чин статского советника.

В 1914 году Николай Яковлевич на свои средства оборудовал лазарет для раненых и вплоть до революции 1917 года не жалел средств на его содержание.

После Октябрьской революции Шатров оставался в Симбирске, добровольно передав государству состояние, приближавшееся к 60 млн рублей. Суконная фабрика Шатрова была национализирована, как и другие крупные предприятия в губернии. В 1919 году он был несправедливо арестован за «антисоветскую деятельность», но затем освобожден благодаря ходатайству И.Я. Яковлева и заступничеству горожан. Полностью реабилитирован Шатров будет только в 1993 году. О дальнейшей судьбе Николая Яковлевича известно не много. По одной версии, покинув Симбирск, он переехал в Москву, а затем с семьей эмигрировал во Францию.

Одним из украшений нашего города является сохранившийся особняк Шатрова на улице Гимова (бывшей Никольской). В годы гражданской войны дом был занят под штаб-квартиру командующего Восточным фронтом С.С. Каменева.

Впоследствии в доме размещались государственные и партийные учреждения. До 1986 года здание занимал исполком Ульяновского городского совета. Здание было отреставрировано, и сегодня в нем располагается Дворец бракосочетания.

Материал подготовлен при поддержке Дмитрия Фадеева, заведующего отделом истории Ульяновского областного краеведческого музея им. И.А. Гончарова.

Родился Николай Шатров в неспокойном 1853 году, когда началась тяжелая Крымская война, поражение в которой станет одной из главных предпосылок реформ Александра II, затронувших все сферы жизни страны. Шатров получил домашнее образование, но остро чувствовал наступление больших перемен в России. Несмотря на отсутствие родовых земель, молодой Николай, выходец из мещанско-купеческой среды, сумел удачно распорядиться имевшимися у него средствами, вскоре в десятки и сотни раз приумножив их.

Шатров, Николай Михайлович

— поэт; сын пленного персиянина Шатра, вывезенного в Россию в детстве около 1727 года и воспитывавшегося в доме Мих. Афан. Матюшкина, командовавшего русскими войсками во время персидского похода; у него же в доме в Москве родился в 1767 году и Шатров. Получив начальное образование в доме Матюшкина, Шатров в 1787 году определен был на службу канцеляристом в бывшую Монетную Экспедицию. Переведенный затем (12-го декабря 1795 г.) на службу в Московское губернское Правление, Шатров произведен был в коллежские секретари (31-го декабря 1796 г.), а затем определен кассиром в Московскую удельную Экспедицию (9-го октября 1797 г.). Продолжая здесь службу, он был награжден чином коллежского асессора (11-го октября 1800 г.) и получил место товарища советника (15-го августа 1803 г.). В 1816 году Шатров находился на службе стряпчим в той же Экспедиции, после чего вышел в отставку коллежским советником. Живя по месту службы постоянно в Москве, Шатров успел познакомиться с Сумароковым, Херасковым, Эминым и сблизиться со многими известными людьми, особенно с другом Новикова и покровителем знаний и талантов — П. А. Татищевым, в доме коего он потом и поселился. Следствием знакомства с Новиковым было принятие Шатрова в число масонов, среди которых он впоследствии носил звание мастера (с 1819 года). По отзыву графа М. B. Толстого, Шатров был наименее скромным из братьев и не стеснялся рассказывать о тайнах масонского учения, что воспрещалось правилами учения и хранилось другими братьями в секрете. Не получив никакого систематического научного образования, не зная ни одного иностранного языка, Шатров, однако, с самых юных лет отличался необыкновенной живостью ума, остроумием и способностью чрезвычайно легко писать стихи. Имя его в литературе встречается с 1790-х годов. Так, в 1795 году появились его “Стихи на смерть С. А. Аршеневского” (СПб.), в 1796 году стихотворение “На смерть Кострова” (“Приятное и полезное препровождение времени”, ч. XII, стр. 387), в 1798 г. — песня “Катя в рощице гуляла” (“С.-Петербургский журнал”, ч. IV, стр. 76). Затем следовали: “Ода на восшествие на престол Императора Александра I” (М. 1801 г.) и “Ода Государю Императору Александру Первому на коронование Его Величества в Москве в 1801 году сентября 15-го дня” (М. 1801 г.). Эти первые произведения Шатрова, не отличаясь красотой слога, не обратили на себя внимания; но его “Песнь Екатерине II, или Мысли россиянина, пришедшего к ее гробу в 1805 году” (впоследствии называется “Праху Екатерины II”, в “Северном Вестнике” 1805 г., ч. V; перепечатана в сочинении П. Колотова: “Деяния Екатерины II, Императрицы и самодержицы Всероссийской”. ч. VI, стр. 297), доставила ему большую известность, обратив на себя внимание смелостью выражений, могущих относиться к событиям современной эпохи. Однако песнь эта имеет менее поэтических достоинств, нежели его подражания псалмам. Последние писаны Шатровым в применении их к событиям 1812 года и вообще к Наполеоновским войнам и, по отзывам современных критиков, замечательны не только яркостью картин и силой выражения, но и тем, что во многих из них высказаны различные библейские истины, имевшие весьма близкое отношение к современным Шатрову событиям. Образцовым лирическим стихотворением его может служить его “Подражание псалму 32-му”, читанное в 1816 году публично в Собрании Общества любителей Российской словесности и напечатанное в “Трудах” Общества, а затем в собрании стихотворений Шатрова, изданном Российской Академией; в этом подражании выражено торжество Европы по случаю заточения Наполеона на о. св. Елены. Кроме того, известность среди современников Шатров приобрел еще остроумным “Посланием к соседу”, которое помещено было Жуковским в изданном им “Собрании русских стихотворений” (5 частей, М. 1810—1811 г.), но которого не находится в Собрании стихотворений поэта, изданном Академией, и “Маршем Донских казаков” (“Грянул внезапно гром над Москвой”).

Потеряв в 1820 году зрение, Шатров продолжал заниматься стихотворством, диктуя свои произведения близким друзьям, среди коих были: гр. М. В. Толстой, Н. П. Николев и др. Особенно близок Шатров был с последним, которого он любил, как близкого родного, и в котором видел великого писателя. К числу знакомых поэта принадлежал С. Т. Аксаков, которого он встречал у Ф. Ф. Кокошкина и С. Н. Глинки, а также Н. М. Загоскин, бывавший у Шатрова. Одним из последних произведений Шатрова была его “Осень 1830 года, лирико-историческое песнопение слепого” (М. 1831 г.), написанная во время холерной эпидемии. Кроме перечисленных произведений Шатрова, его стихи разбросаны по многим периодическим изданиям и сборникам того времени; так, они помещались, например, в “Амфионе” (1815 г.), “Русском Вестнике” (1815, 1817, 1818 г.), “Сыне Отечества” (1817 г.), “Московском Телеграфе” (1829 г.), “Дамском Журнале” (1831, 1832 г.), “Священной Лире” (кн. I, стр. 40; кн. II, стр. 20, 49). Не имея возможности, вследствие слепоты, продолжать службу, Шатров впал в бедность, почему Российская Академия, узнав, что “известный по нравственности своих стихотворений Н. М. Шатров находится в весьма ограниченном состоянии при совершенном лишении зрения”, поспешила предпринять на свой счет, в пользу автора, издание его стихотворений, которое и вышло под именем “Стихотворений Н. Шатрова” (СПб., 1831 г., 3 части; первая и вторая части содержат “Подражания псалмам и песни духовные”, а третья — преимущественно похвальные оды). Мысль эту подал Академии гр. Д. И. Хвостов, знавший Шатрова давно и принявший его под свое покровительство по просьбе С. Н. Глинки и кн. П. И. Шаликова. Сочувствие Академии не только к положению, но и к таланту Шатрова, нашло отголосок и в литературе, в которой появились благосклонные отзывы о его произведениях. Главный недостаток академического издания заключается в его неполноте; так, в него не вошли, кроме вышеупомянутых произведений Шатрова: “Ода на новый 1817 год”, а также “Подражание псалму 136-му”. С 1831 года, т. е. со времени выпуска в свет стихотворений Шатрова, начинается между Хвостовым и им переписка, интересная как обмен мыслей двух представителей отжившего свое время литературного направления. По ходатайству А. С. Шишкова, стихотворения Шатрова были поднесены Государю, и автор их получил два перстня; кроме того, Шишковым же была ему выхлопотана от Российской Академии золотая медаль. Но сочинения Шатрова в продаже шли плохо и не могли поправить его материального положения. Причина такого неуспеха произведений Шатрова среди публики заключается в том, что он не принадлежал к новому литературному направлению. В одном из писем Шатрова к Хвостову, первый перечисляет “мастеров”, в число которых попали: Шишков, Дмитриев, Крылов, Жуковский, Хвостов. Пушкин таким образом и в 1832 г. не удостоился от Шатрова титула “мастера”.Вообще к Пушкину, как к главе нового литературного направления, Шатров относился крайне резко. М. А. Дмитриев, знавший поэта с 1820 года, свидетельствует, что он в это время, т. е. уже по выходе “Истории Государства Российского”, видел также и в Карамзине только автора “Бедной Лизы” и не отдавал ему должной справедливости. Шатров обладал действительно поэтическим даром, в котором, как мы знаем, ему не отказывал и Жуковский, говоривший в то же время, что искусство его заключалось лишь только в том, чтобы сказать “известное и обыкновенное необыкновенным образом”, причиной чему служило желание Шатрова выражать свои мысли новыми красивыми оборотами, шедшими зачастую в ущерб ясности изложения. По мнению же В. К. Кюхельбекера, Шатров — “поэт не без проблесков воображения, не без теплоты чувства, не без мыслей новых и удачных”. Во всяком случае, Шатров пользовался среди своих современников гораздо меньшей известностью, чем того заслуживал по силе своего таланта. Обладая природным умом и способностью импровизировать, Шатров был чрезвычайно веселым и интересным собеседником; его острые шутки-эпиграммы были широко известны среди его современников. Под конец своей жизни Шатров совершенно обнищал и содержался со своей женой на счет друзей. Умер он 11-го октября 1841 года в Москве.

Дело Архива Департамента Герольдии Прав. Сената о дворянстве Шатрова; Ст. Маслов, “Историческое Обозрение действий и трудов Императорского Московского Общества сельского хозяйства”, М., 1846, стр. 270; И. Порфирьев, “История русской словесности”, ч. II, отд. III, Казань, 1891, стр. 135; “Русский Архив”, 1877, I, стр. 264; “Воспоминания” графа М. В. Толстого в “Русском Архиве”, 1881 г., кн. II стр. 46, 58, 62, 64, 66, 70, 72; П. О. Морозов, “Гр. Дмитрий Иванович Хвостов”, в “Русской Старине”, август 1892 г., стр. 421—23; Сопиков, “Опыт Российской библиографии”, №№ 7096, 9335, 11402; Смирдин, “Роспись Российским книгам”, №№ 7878, 11627, 11845; М. А. Дмитриев, “Мелочи из запаса моей памяти”, М., 1869, стр. 226, 227—29; “Записки Ф. Ф. Вигеля”, ч. III, 1892, стр. 133; Н. Барсуков, “Жизнь и труды Погодина”, ч. III, СПб., 1890, стр. 203, 217; ч. VI, СПб., 1892, стр. 235, 239; И. М. Снегирев, биографический очерк, СПб., 1871, стр. 445, 447; 450; “Девятнадцатый век”, М., 1872, стр. 219; Полное собрание сочинений С. Т. Аксакова, т. IV, СПб., 1886, стр. 1—158; Полное собрание сочинений кн. П. А. Вяземского, т. VIII, СПб., 1883, стр. 23; “Дневник” В. К. Кюхельбекера, в “Русской Старине”, 1883, июль, стр. 142; А. В. Арсеньев, “Словарь писателей”, СПб., 1887, с. 142; М. Н. Лонгинов, “Новиков и московские мартинисты”, М., 1867, стр. 139; “Труды Императорской Российской Академии”, 1840, ч. I, стр. 74, 77, 82; М. И. Сухомлинов: “История Российской Академии”, вып. VIII, СПб., 1888, стр. 231, 232; К. Край, “Справочный Энциклопедический словарь”, т. 12, СПб., 1847 стр. 218; “Записки, мнения и переписка адмирала А. С. Шишкова” т. II, Берлин 1870 стр. 343—344; “Записки” С. К. Глинки, СПб., 1895, стр. 157—9, 177, 242; А. Галахов, “Историческая хрестоматия нового периода русской словесности”, т. II, СПб., 1864, стр. 169―170; “Месяцесловы” на 1814 г., стр. 100, и на 1816 г., стр. 148; гр. Бобринский, “Дворянские роды, внесенные в Гербовник”, т. II, стр. 602; “Каталог русских книг библиотеки Императорского С.-Петербургского Университета”, т. I, СПб., 1887, стр. 1035; Сочинения К. Н. Батюшкова, т. III, СПб., 1886; стр. 346, 718; “Отрывок из записок С. Н. Глинки” в “Русском Вестнике”, 1865 г., № 7; “Русский Вестник”, 1863, № 4, стр. 793—818; “Москвитянин”, 1841 г., ч. I, № 1, стр. 324—326; ч. VI, № 12, стр. 297—299; “Литературные и театральные воспоминания” С. Т. Аксакова, в “Русской Беседе”, 1856 г., № 4, стр. 1—62; 1858 г., № 1, стр. 5—34; № 2, стр. 52—84; № 3, стр. 9—43; Стихотворения М. А. Дмитриева, М., 1865, ч. I; Сочинения И. И. Дмитриева, стр. 238; А. Н. Неустроев, “Историческое разыскание о русских повременных изданиях и сборниках за 1703—1802 гг., СПб., 1874 г., стр. 758, 807; “Энциклопедический Словарь” Ефрона, т. 77, стр. 205.

Читайте также:  Биография Чарльза Барклей

Шатров, Николай Михайлович

(1765—1841) — стихотворец конца XVIII и начала XIX вв., один из ревностнейших приверженцев школы Шишкова и противников Карамзина. Сотрудничал в “Амфионе”, “Северном Вестнике”, “Русском Вестнике”, “Сыне Отечества”, “Трудах Общества Любителей Российской Словесности при Московском Университете”. Многие из его стихотворений появились отдельными брошюрами. В 1831 г. российской академией было напечатано собрание его стихотворений в двух томах. Стихотворения Ш. — в духовном роде: это или духовные песни, или переложения библейские, главным образом из Псалтыри. Стихи Ш. всегда торжественны и ложновеличавы, местами звучны. В. А. Жуковский верно заметил по поводу его стихов, что стихотворец постоянно заботится о том, как бы “известное и обыкновенное сказать необыкновенным образом”.

О Ш. см. у С. Т. Аксакова (“Сочинения”, т. IV); М. Дмитриева (“Мелочи из запаса моей памяти”, стр. 226—229); С. H. Глинки (“Записки”, стр. 159); князя Вяземского (“Сочинения”, т. VII, стр. 23). См. также “Москвитянин”, 1841, № 12.

Шатров, Николай Михайлович

стихотворец и переводчик псалмов (слепой); р. 1765 г. в Москве, † 11 окт. 1841 г. там же.

О Ш. см. у С. Т. Аксакова (“Сочинения”, т. IV); М. Дмитриева (“Мелочи из запаса моей памяти”, стр. 226—229); С. H. Глинки (“Записки”, стр. 159); князя Вяземского (“Сочинения”, т. VII, стр. 23). См. также “Москвитянин”, 1841, № 12.

Шатров, Николай Михайлович

Шатров, Николай Михайлович

— поэт; сын пленного персиянина Шатра, вывезенного в Россию в детстве около 1727 года и воспитывавшегося в доме Мих. Афан. Матюшкина, командовавшего русскими войсками во время персидского похода; у него же в доме в Москве родился в 1767 году и Шатров. Получив начальное образование в доме Матюшкина, Шатров в 1787 году определен был на службу канцеляристом в бывшую Монетную Экспедицию. Переведенный затем (12-го декабря 1795 г.) на службу в Московское губернское Правление, Шатров произведен был в коллежские секретари (31-го декабря 1796 г.), а затем определен кассиром в Московскую удельную Экспедицию (9-го октября 1797 г.). Продолжая здесь службу, он был награжден чином коллежского асессора (11-го октября 1800 г.) и получил место товарища советника (15-го августа 1803 г.). В 1816 году Шатров находился на службе стряпчим в той же Экспедиции, после чего вышел в отставку коллежским советником. Живя по месту службы постоянно в Москве, Шатров успел познакомиться с Сумароковым, Херасковым, Эминым и сблизиться со многими известными людьми, особенно с другом Новикова и покровителем знаний и талантов — П. А. Татищевым, в доме коего он потом и поселился. Следствием знакомства с Новиковым было принятие Шатрова в число масонов, среди которых он впоследствии носил звание мастера (с 1819 года). По отзыву графа М. B. Толстого, Шатров был наименее скромным из братьев и не стеснялся рассказывать о тайнах масонского учения, что воспрещалось правилами учения и хранилось другими братьями в секрете. Не получив никакого систематического научного образования, не зная ни одного иностранного языка, Шатров, однако, с самых юных лет отличался необыкновенной живостью ума, остроумием и способностью чрезвычайно легко писать стихи. Имя его в литературе встречается с 1790-х годов. Так, в 1795 году появились его “Стихи на смерть С. А. Аршеневского” (СПб.), в 1796 году стихотворение “На смерть Кострова” (“Приятное и полезное препровождение времени”, ч. XII, стр. 387), в 1798 г. — песня “Катя в рощице гуляла” (“С.-Петербургский журнал”, ч. IV, стр. 76). Затем следовали: “Ода на восшествие на престол Императора Александра I” (М. 1801 г.) и “Ода Государю Императору Александру Первому на коронование Его Величества в Москве в 1801 году сентября 15-го дня” (М. 1801 г.). Эти первые произведения Шатрова, не отличаясь красотой слога, не обратили на себя внимания; но его “Песнь Екатерине II, или Мысли россиянина, пришедшего к ее гробу в 1805 году” (впоследствии называется “Праху Екатерины II”, в “Северном Вестнике” 1805 г., ч. V; перепечатана в сочинении П. Колотова: “Деяния Екатерины II, Императрицы и самодержицы Всероссийской”. ч. VI, стр. 297), доставила ему большую известность, обратив на себя внимание смелостью выражений, могущих относиться к событиям современной эпохи. Однако песнь эта имеет менее поэтических достоинств, нежели его подражания псалмам. Последние писаны Шатровым в применении их к событиям 1812 года и вообще к Наполеоновским войнам и, по отзывам современных критиков, замечательны не только яркостью картин и силой выражения, но и тем, что во многих из них высказаны различные библейские истины, имевшие весьма близкое отношение к современным Шатрову событиям. Образцовым лирическим стихотворением его может служить его “Подражание псалму 32-му”, читанное в 1816 году публично в Собрании Общества любителей Российской словесности и напечатанное в “Трудах” Общества, а затем в собрании стихотворений Шатрова, изданном Российской Академией; в этом подражании выражено торжество Европы по случаю заточения Наполеона на о. св. Елены. Кроме того, известность среди современников Шатров приобрел еще остроумным “Посланием к соседу”, которое помещено было Жуковским в изданном им “Собрании русских стихотворений” (5 частей, М. 1810—1811 г.), но которого не находится в Собрании стихотворений поэта, изданном Академией, и “Маршем Донских казаков” (“Грянул внезапно гром над Москвой”).

Потеряв в 1820 году зрение, Шатров продолжал заниматься стихотворством, диктуя свои произведения близким друзьям, среди коих были: гр. М. В. Толстой, Н. П. Николев и др. Особенно близок Шатров был с последним, которого он любил, как близкого родного, и в котором видел великого писателя. К числу знакомых поэта принадлежал С. Т. Аксаков, которого он встречал у Ф. Ф. Кокошкина и С. Н. Глинки, а также Н. М. Загоскин, бывавший у Шатрова. Одним из последних произведений Шатрова была его “Осень 1830 года, лирико-историческое песнопение слепого” (М. 1831 г.), написанная во время холерной эпидемии. Кроме перечисленных произведений Шатрова, его стихи разбросаны по многим периодическим изданиям и сборникам того времени; так, они помещались, например, в “Амфионе” (1815 г.), “Русском Вестнике” (1815, 1817, 1818 г.), “Сыне Отечества” (1817 г.), “Московском Телеграфе” (1829 г.), “Дамском Журнале” (1831, 1832 г.), “Священной Лире” (кн. I, стр. 40; кн. II, стр. 20, 49). Не имея возможности, вследствие слепоты, продолжать службу, Шатров впал в бедность, почему Российская Академия, узнав, что “известный по нравственности своих стихотворений Н. М. Шатров находится в весьма ограниченном состоянии при совершенном лишении зрения”, поспешила предпринять на свой счет, в пользу автора, издание его стихотворений, которое и вышло под именем “Стихотворений Н. Шатрова” (СПб., 1831 г., 3 части; первая и вторая части содержат “Подражания псалмам и песни духовные”, а третья — преимущественно похвальные оды). Мысль эту подал Академии гр. Д. И. Хвостов, знавший Шатрова давно и принявший его под свое покровительство по просьбе С. Н. Глинки и кн. П. И. Шаликова. Сочувствие Академии не только к положению, но и к таланту Шатрова, нашло отголосок и в литературе, в которой появились благосклонные отзывы о его произведениях. Главный недостаток академического издания заключается в его неполноте; так, в него не вошли, кроме вышеупомянутых произведений Шатрова: “Ода на новый 1817 год”, а также “Подражание псалму 136-му”. С 1831 года, т. е. со времени выпуска в свет стихотворений Шатрова, начинается между Хвостовым и им переписка, интересная как обмен мыслей двух представителей отжившего свое время литературного направления. По ходатайству А. С. Шишкова, стихотворения Шатрова были поднесены Государю, и автор их получил два перстня; кроме того, Шишковым же была ему выхлопотана от Российской Академии золотая медаль. Но сочинения Шатрова в продаже шли плохо и не могли поправить его материального положения. Причина такого неуспеха произведений Шатрова среди публики заключается в том, что он не принадлежал к новому литературному направлению. В одном из писем Шатрова к Хвостову, первый перечисляет “мастеров”, в число которых попали: Шишков, Дмитриев, Крылов, Жуковский, Хвостов. Пушкин таким образом и в 1832 г. не удостоился от Шатрова титула “мастера”.Вообще к Пушкину, как к главе нового литературного направления, Шатров относился крайне резко. М. А. Дмитриев, знавший поэта с 1820 года, свидетельствует, что он в это время, т. е. уже по выходе “Истории Государства Российского”, видел также и в Карамзине только автора “Бедной Лизы” и не отдавал ему должной справедливости. Шатров обладал действительно поэтическим даром, в котором, как мы знаем, ему не отказывал и Жуковский, говоривший в то же время, что искусство его заключалось лишь только в том, чтобы сказать “известное и обыкновенное необыкновенным образом”, причиной чему служило желание Шатрова выражать свои мысли новыми красивыми оборотами, шедшими зачастую в ущерб ясности изложения. По мнению же В. К. Кюхельбекера, Шатров — “поэт не без проблесков воображения, не без теплоты чувства, не без мыслей новых и удачных”. Во всяком случае, Шатров пользовался среди своих современников гораздо меньшей известностью, чем того заслуживал по силе своего таланта. Обладая природным умом и способностью импровизировать, Шатров был чрезвычайно веселым и интересным собеседником; его острые шутки-эпиграммы были широко известны среди его современников. Под конец своей жизни Шатров совершенно обнищал и содержался со своей женой на счет друзей. Умер он 11-го октября 1841 года в Москве.

Дело Архива Департамента Герольдии Прав. Сената о дворянстве Шатрова; Ст. Маслов, “Историческое Обозрение действий и трудов Императорского Московского Общества сельского хозяйства”, М., 1846, стр. 270; И. Порфирьев, “История русской словесности”, ч. II, отд. III, Казань, 1891, стр. 135; “Русский Архив”, 1877, I, стр. 264; “Воспоминания” графа М. В. Толстого в “Русском Архиве”, 1881 г., кн. II стр. 46, 58, 62, 64, 66, 70, 72; П. О. Морозов, “Гр. Дмитрий Иванович Хвостов”, в “Русской Старине”, август 1892 г., стр. 421—23; Сопиков, “Опыт Российской библиографии”, №№ 7096, 9335, 11402; Смирдин, “Роспись Российским книгам”, №№ 7878, 11627, 11845; М. А. Дмитриев, “Мелочи из запаса моей памяти”, М., 1869, стр. 226, 227—29; “Записки Ф. Ф. Вигеля”, ч. III, 1892, стр. 133; Н. Барсуков, “Жизнь и труды Погодина”, ч. III, СПб., 1890, стр. 203, 217; ч. VI, СПб., 1892, стр. 235, 239; И. М. Снегирев, биографический очерк, СПб., 1871, стр. 445, 447; 450; “Девятнадцатый век”, М., 1872, стр. 219; Полное собрание сочинений С. Т. Аксакова, т. IV, СПб., 1886, стр. 1—158; Полное собрание сочинений кн. П. А. Вяземского, т. VIII, СПб., 1883, стр. 23; “Дневник” В. К. Кюхельбекера, в “Русской Старине”, 1883, июль, стр. 142; А. В. Арсеньев, “Словарь писателей”, СПб., 1887, с. 142; М. Н. Лонгинов, “Новиков и московские мартинисты”, М., 1867, стр. 139; “Труды Императорской Российской Академии”, 1840, ч. I, стр. 74, 77, 82; М. И. Сухомлинов: “История Российской Академии”, вып. VIII, СПб., 1888, стр. 231, 232; К. Край, “Справочный Энциклопедический словарь”, т. 12, СПб., 1847 стр. 218; “Записки, мнения и переписка адмирала А. С. Шишкова” т. II, Берлин 1870 стр. 343—344; “Записки” С. К. Глинки, СПб., 1895, стр. 157—9, 177, 242; А. Галахов, “Историческая хрестоматия нового периода русской словесности”, т. II, СПб., 1864, стр. 169―170; “Месяцесловы” на 1814 г., стр. 100, и на 1816 г., стр. 148; гр. Бобринский, “Дворянские роды, внесенные в Гербовник”, т. II, стр. 602; “Каталог русских книг библиотеки Императорского С.-Петербургского Университета”, т. I, СПб., 1887, стр. 1035; Сочинения К. Н. Батюшкова, т. III, СПб., 1886; стр. 346, 718; “Отрывок из записок С. Н. Глинки” в “Русском Вестнике”, 1865 г., № 7; “Русский Вестник”, 1863, № 4, стр. 793—818; “Москвитянин”, 1841 г., ч. I, № 1, стр. 324—326; ч. VI, № 12, стр. 297—299; “Литературные и театральные воспоминания” С. Т. Аксакова, в “Русской Беседе”, 1856 г., № 4, стр. 1—62; 1858 г., № 1, стр. 5—34; № 2, стр. 52—84; № 3, стр. 9—43; Стихотворения М. А. Дмитриева, М., 1865, ч. I; Сочинения И. И. Дмитриева, стр. 238; А. Н. Неустроев, “Историческое разыскание о русских повременных изданиях и сборниках за 1703—1802 гг., СПб., 1874 г., стр. 758, 807; “Энциклопедический Словарь” Ефрона, т. 77, стр. 205.

Шатров, Николай Михайлович

(1765—1841) — стихотворец конца XVIII и начала XIX вв., один из ревностнейших приверженцев школы Шишкова и противников Карамзина. Сотрудничал в “Амфионе”, “Северном Вестнике”, “Русском Вестнике”, “Сыне Отечества”, “Трудах Общества Любителей Российской Словесности при Московском Университете”. Многие из его стихотворений появились отдельными брошюрами. В 1831 г. российской академией было напечатано собрание его стихотворений в двух томах. Стихотворения Ш. — в духовном роде: это или духовные песни, или переложения библейские, главным образом из Псалтыри. Стихи Ш. всегда торжественны и ложновеличавы, местами звучны. В. А. Жуковский верно заметил по поводу его стихов, что стихотворец постоянно заботится о том, как бы “известное и обыкновенное сказать необыкновенным образом”.

О Ш. см. у С. Т. Аксакова (“Сочинения”, т. IV); М. Дмитриева (“Мелочи из запаса моей памяти”, стр. 226—229); С. H. Глинки (“Записки”, стр. 159); князя Вяземского (“Сочинения”, т. VII, стр. 23). См. также “Москвитянин”, 1841, № 12.

Шатров, Николай Михайлович

стихотворец и переводчик псалмов (слепой); р. 1765 г. в Москве, † 11 окт. 1841 г. там же.

— поэт; сын пленного персиянина Шатра, вывезенного в Россию в детстве около 1727 года и воспитывавшегося в доме Мих. Афан. Матюшкина, командовавшего русскими войсками во время персидского похода; у него же в доме в Москве родился в 1767 году и Шатров. Получив начальное образование в доме Матюшкина, Шатров в 1787 году определен был на службу канцеляристом в бывшую Монетную Экспедицию. Переведенный затем (12-го декабря 1795 г.) на службу в Московское губернское Правление, Шатров произведен был в коллежские секретари (31-го декабря 1796 г.), а затем определен кассиром в Московскую удельную Экспедицию (9-го октября 1797 г.). Продолжая здесь службу, он был награжден чином коллежского асессора (11-го октября 1800 г.) и получил место товарища советника (15-го августа 1803 г.). В 1816 году Шатров находился на службе стряпчим в той же Экспедиции, после чего вышел в отставку коллежским советником. Живя по месту службы постоянно в Москве, Шатров успел познакомиться с Сумароковым, Херасковым, Эминым и сблизиться со многими известными людьми, особенно с другом Новикова и покровителем знаний и талантов — П. А. Татищевым, в доме коего он потом и поселился. Следствием знакомства с Новиковым было принятие Шатрова в число масонов, среди которых он впоследствии носил звание мастера (с 1819 года). По отзыву графа М. B. Толстого, Шатров был наименее скромным из братьев и не стеснялся рассказывать о тайнах масонского учения, что воспрещалось правилами учения и хранилось другими братьями в секрете. Не получив никакого систематического научного образования, не зная ни одного иностранного языка, Шатров, однако, с самых юных лет отличался необыкновенной живостью ума, остроумием и способностью чрезвычайно легко писать стихи. Имя его в литературе встречается с 1790-х годов. Так, в 1795 году появились его “Стихи на смерть С. А. Аршеневского” (СПб.), в 1796 году стихотворение “На смерть Кострова” (“Приятное и полезное препровождение времени”, ч. XII, стр. 387), в 1798 г. — песня “Катя в рощице гуляла” (“С.-Петербургский журнал”, ч. IV, стр. 76). Затем следовали: “Ода на восшествие на престол Императора Александра I” (М. 1801 г.) и “Ода Государю Императору Александру Первому на коронование Его Величества в Москве в 1801 году сентября 15-го дня” (М. 1801 г.). Эти первые произведения Шатрова, не отличаясь красотой слога, не обратили на себя внимания; но его “Песнь Екатерине II, или Мысли россиянина, пришедшего к ее гробу в 1805 году” (впоследствии называется “Праху Екатерины II”, в “Северном Вестнике” 1805 г., ч. V; перепечатана в сочинении П. Колотова: “Деяния Екатерины II, Императрицы и самодержицы Всероссийской”. ч. VI, стр. 297), доставила ему большую известность, обратив на себя внимание смелостью выражений, могущих относиться к событиям современной эпохи. Однако песнь эта имеет менее поэтических достоинств, нежели его подражания псалмам. Последние писаны Шатровым в применении их к событиям 1812 года и вообще к Наполеоновским войнам и, по отзывам современных критиков, замечательны не только яркостью картин и силой выражения, но и тем, что во многих из них высказаны различные библейские истины, имевшие весьма близкое отношение к современным Шатрову событиям. Образцовым лирическим стихотворением его может служить его “Подражание псалму 32-му”, читанное в 1816 году публично в Собрании Общества любителей Российской словесности и напечатанное в “Трудах” Общества, а затем в собрании стихотворений Шатрова, изданном Российской Академией; в этом подражании выражено торжество Европы по случаю заточения Наполеона на о. св. Елены. Кроме того, известность среди современников Шатров приобрел еще остроумным “Посланием к соседу”, которое помещено было Жуковским в изданном им “Собрании русских стихотворений” (5 частей, М. 1810—1811 г.), но которого не находится в Собрании стихотворений поэта, изданном Академией, и “Маршем Донских казаков” (“Грянул внезапно гром над Москвой”).

Шатров, Николай Михайлович

Николай Михайлович Шатров (1765 или 1767, Москва — 11 (23) октября 1841, там же) — русский поэт, стряпчий, коллежский советник. Действительный член Общества любителей российской словесности при Московском университете.

Сын пленного персиянина Шатра, вывезенного в Россию в детстве около 1727 года и воспитывавшегося в доме Михаила Афанасьевича Матюшкина, командовавшего русскими войсками во время персидского похода; у него же в доме в Москве родился в 1767 году и Шатров. Получив начальное образование в доме Матюшкина, Шатров в 1787 году определён был на службу канцеляристом в бывшую Монетную Экспедицию. Переведённый затем (12 декабря 1795 г.) на службу в Московское губернское Правление, Шатров произведён был в коллежские секретари (31 декабря 1796 г.), а затем определён кассиром в Московскую удельную Экспедицию (9 октября 1797 г.). Продолжая здесь службу, он был награждён чином коллежского асессора (11 октября 1800 г.) и получил место товарища советника (15 августа 1803 г.). В 1816 году Шатров находился на службе стряпчим в той же Экспедиции, после чего вышел в отставку коллежским советником.

Живя по месту службы постоянно в Москве, Шатров успел познакомиться с Сумароковым, Херасковым, Эминым и сблизиться со многими известными людьми, особенно с другом Новикова и покровителем знаний и талантов — П. А. Татищевым, в доме коего он потом и поселился. Следствием знакомства с Новиковым было принятие Шатрова в число масонов, среди которых он впоследствии носил звание мастера (с 1819 года). По отзыву графа М. B. Толстого, Шатров был наименее скромным из братьев и не стеснялся рассказывать о тайнах масонского учения, что воспрещалось правилами учения и хранилось другими братьями в секрете.

Не получив никакого систематического научного образования, не зная ни одного иностранного языка, Шатров, однако, с самых юных лет отличался необыкновенной живостью ума, остроумием и способностью чрезвычайно легко писать стихи. Имя его в литературе встречается с 1790-х годов. Так, в 1795 году появились его «Стихи на смерть С. А. Аршеневского» (СПб.), в 1796 году стихотворение «На смерть Кострова» («Приятное и полезное препровождение времени», ч. XII, стр. 387), в 1798 г. — песня «Катя в рощице гуляла» («С.-Петербургский журнал», ч. IV, стр. 76). Затем следовали: «Ода на восшествие на престол Императора Александра I» (М. 1801 г.) и «Ода Государю Императору Александру Первому на коронование Его Величества в Москве в 1801 году сентября 15-го дня» (М. 1801 г.). Эти первые произведения Шатрова, не отличаясь красотой слога, не обратили на себя внимания; но его «Песнь Екатерине II, или Мысли россиянина, пришедшего к ее гробу в 1805 году» (впоследствии называется «Праху Екатерины II», в «Северном Вестнике» 1805 г., ч. V; перепечатана в сочинении П. Колотова: «Деяния Екатерины II, Императрицы и самодержицы Всероссийской». ч. VI, стр. 297), доставила ему большую известность, обратив на себя внимание смелостью выражений, могущих относиться к событиям современной эпохи.

Однако песнь эта имеет менее поэтических достоинств, нежели его подражания псалмам. Последние писаны Шатровым в применении их к событиям 1812 года и вообще к Наполеоновским войнам и, по отзывам современных критиков, замечательны не только яркостью картин и силой выражения, но и тем, что во многих из них высказаны различные библейские истины, имевшие весьма близкое отношение к современным Шатрову событиям. Образцовым лирическим стихотворением его может служить его «Подражание псалму 32-му», читанное в 1816 году публично в Собрании Общества любителей Российской словесности и напечатанное в «Трудах» Общества, а затем в собрании стихотворений Шатрова, изданном Российской Академией; в этом подражании выражено торжество Европы по случаю заточения Наполеона на о. св. Елены. Кроме того, известность среди современников Шатров приобрел еще остроумным «Посланием к соседу», которое помещено было Жуковским в изданном им «Собрании русских стихотворений» (5 частей, М. 1810—1811 г.), но которого не находится в Собрании стихотворений поэта, изданном Академией, и «Маршем Донских казаков» («Грянул внезапно гром над Москвой»).

Потеряв в 1820 году зрение, Шатров продолжал заниматься стихотворством, диктуя свои произведения близким друзьям, среди коих были: гр. М. В. Толстой, Н. П. Николев и др. Особенно близок Шатров был с последним, которого он любил, как близкого родного, и в котором видел великого писателя. К числу знакомых поэта принадлежал С. Т. Аксаков, которого он встречал у Ф. Ф. Кокошкина и С. Н. Глинки, а также М. Н. Загоскин, бывавший у Шатрова. Одним из последних произведений Шатрова была его «Осень 1830 года, лирико-историческое песнопение слепого» (М. 1831 г.), написанная во время холерной эпидемии. Кроме перечисленных произведений Шатрова, его стихи разбросаны по многим периодическим изданиям и сборникам того времени; так, они помещались, например, в «Амфионе» (1815 г.), «Русском Вестнике» (1815, 1817, 1818 г.), «Сыне Отечества» (1817 г.), «Московском Телеграфе» (1829 г.), «Дамском Журнале» (1831, 1832 г.), «Священной Лире» (кн. I, стр. 40; кн. II, стр. 20, 49).

Не имея возможности, вследствие слепоты, продолжать службу, Шатров впал в бедность, поэтому Российская Академия, узнав, что «известный по нравственности своих стихотворений Н. М. Шатров находится в весьма ограниченном состоянии при совершенном лишении зрения», поспешила предпринять на свой счёт, в пользу автора, издание его стихотворений, которое и вышло под именем «Стихотворений Н. Шатрова» (СПб., 1831 г., 3 части; первая и вторая части содержат «Подражания псалмам и песни духовные», а третья — преимущественно похвальные оды). Мысль эту подал Академии гр. Д. И. Хвостов, знавший Шатрова давно и принявший его под свое покровительство по просьбе С. Н. Глинки и кн. П. И. Шаликова. Сочувствие Академии не только к положению, но и к таланту Шатрова, нашло отголосок и в литературе, в которой появились благосклонные отзывы о его произведениях. Главный недостаток академического издания заключается в его неполноте; так, в него не вошли, кроме вышеупомянутых произведений Шатрова: «Ода на новый 1817 год», а также «Подражание псалму 136-му». С 1831 года, то есть со времени выпуска в свет стихотворений Шатрова, начинается между Хвостовым и им переписка, интересная как обмен мыслей двух представителей отжившего свое время литературного направления. По ходатайству А. С. Шишкова, стихотворения Шатрова были поднесены Государю, и автор их получил два перстня; кроме того, Шишковым же была ему выхлопотана от Российской Академии золотая медаль. Но сочинения Шатрова в продаже шли плохо и не могли по его материального положения.

Читайте также:  Валерий Яковлевич Брюсов. Биография

Причина такого неуспеха произведений Шатрова среди публики заключается в том, что он не принадлежал к новому литературному направлению. В одном из писем Шатрова к Хвостову, первый перечисляет «мастеров», в число которых попали: Шишков, Дмитриев, Крылов, Жуковский, Хвостов. Пушкин таким образом и в 1832 г. не удостоился от Шатрова титула «мастера». Вообще к Пушкину, как к главе нового литературного направления, Шатров относился крайне резко. М. А. Дмитриев, знавший поэта с 1820 года, свидетельствует, что он в это время, то есть уже по выходе «Истории Государства Российского», видел также и в Карамзине только автора «Бедной Лизы» и не отдавал ему должной справедливости. Шатров обладал действительно поэтическим даром, в котором, как мы знаем, ему не отказывал и Жуковский, говоривший в то же время, что искусство его заключалось лишь только в том, чтобы сказать «известное и обыкновенное необыкновенным образом», причиной чему служило желание Шатрова выражать свои мысли новыми красивыми оборотами, шедшими зачастую в ущерб ясности изложения. По мнению же В. К. Кюхельбекера, Шатров — «поэт не без проблесков воображения, не без теплоты чувства, не без мыслей новых и удачных». Во всяком случае, Шатров пользовался среди своих современников гораздо меньшей известностью, чем того заслуживал по силе своего таланта. Обладая природным умом и способностью импровизировать, Шатров был чрезвычайно веселым и интересным собеседником; его острые шутки-эпиграммы были широко известны среди его современников. Под конец своей жизни Шатров совершенно обнищал и содержался со своей женой на счёт друзей.

Николай Михайлович Шатров (1765 или 1767, Москва — 11 (23) октября 1841, там же) — русский поэт, стряпчий, коллежский советник. Действительный член Общества любителей российской словесности при Московском университете.

Биография Шатров Николай

Шатров Николай . Сын арбатского гомеопата Михина, умершего в 1942 году в Тбилиси. Отца заменил отчим – художник. Мать – артистка. Одно время жил в Семипалатинске, где учился в местном пединституте.

В Семипалатинске принес первые стихи в газету “Прииртышская правда”, но вместо их публикации газета поместила разгромную статью, обвиняющую молодого поэта в безыдейности. Позже какое-то время учился на журфаке Казахского университета. Из Казахстана поэт затем переехал на Урал. Перебраться в Москву поэту помог Б. Пастернак. В столице Шатров

Потом он учился в Литинституте. И все это время его опекал Пастернак. Как вспоминает Вал.

Хромов, Пастернак как-то после одного из концертов в музее Скрябина сказал, что из молодых он ценит Виктора Бокова, Евгения Винокурова, Бориса Слуцкого и “нашего Кику”. Кика – это и есть Шатров. “Пастернак и Софроницкий поддерживали Шатрова даже чисто материально, – признавался Хромов. – Они “покупали” у него стихи, то есть просто давали деньги – оставляли их в гардеробе в кармане пальто читавшего в зале Шатрова в зависимости

Андрей Смирнов, общавшийся с ним в середине 1950-х годов, рассказывал, что судьба преследовала поэта: он “попал под снегоочиститель, лишился нескольких пальцев на руке”. Потом работал смотрителем в одном из залов Третьяковской галереи. Однажды поэт воскликнул: Я никогда не согрешу: Душа тиха.

Я только Господом дышу Из уст стиха… Но литфункционеры поэта не услышали. В начале 1980-х годов В. Алейников долго, но безуспешно пытался издать стихи поэта хотя бы за рубежом, передавал стихи Шатрова в “Континент”, но все было тщетно. Как горевал Алейников, не листали шатровские рукописи нашедшие себе на Западе “приют наши правозащитники, не проливались на эти страницы скупые слезы старых эмигрантов, не твердили шатровские строки наизусть незаметно подросшие на чужбине дети покинувших родину ранее жадных до чтения московских и питерских интеллигентов, этих кухонных фрондеров и спорщиков”.

Посмертно в 1995 году в Нью-Йорке вышла первая книга поэта “Стихи”.

Щербина Николай Федорович Щербина Николай Федорович родился в 1821 близ Таганрога в семье обедневшего донского помещика. Первоначальное образование получил под руководством матери-гречанки. Учился в Таганроге, сначала в приходском и уездном училищах, затем в.

Николай Романецкий

Николай Романецкий Родился в 1953 году в Новгородской области. В 1977 году окончил Ленинградский политехнический институт по специальности «инженер-металлург». В студенческие годы играл на бас-гитаре в вокально-инструментальном ансамбле, писал тексты песен, пробовал свои

Когда уйду с земли, то вы, друзья живые,

Николай Яковлевич Шатров и воспитание духовности новых поколений

В современной России остро встает вопрос благотворительной деятельности предпринимателей. При поддержке бизнеса массово появляются торгово-офисные и спортивные комплексы, развлекательные центры. И лишь благотворительной деятельностью занимаются пока немногие – в отличие от прошлой эпохи, когда пожертвование на храм, больницу или богадельню было вполне естественно, и было даже странно, если купец этим не занимался.

Одним из таких купцов был и Николай Яковлевич Шатров, солдатский сын с домашним образованием, будущий купец I гильдии, потомственный почетный гражданин Симбирска и статский советник.

Николай Яковлевич всегда занимался, кроме торговой, еще и активной общественной деятельностью. И хотя в основном он жертвовал на образование, значительная часть его пожертвований была направлена на храмы и духовное воспитание.

Так, с 1883 года купец стал помогать Симбирской чувашской учительской школе. С 1 января 1883 года Николай Яковлевич – почетный блюститель, а с 21 февраля 1893 года – почетный попечитель Симбирской Чувашской учительской школы и товарищ председателя Святодуховского братства при школе. Кстати, среди пожизненных членов братства на 1910 год документы указывают и жену купца, Надежду Васильевну Шатрову.

«Идя навстречу духовному развитию школы», Николай Яковлевич расширил и перестроил домовую церковь, «руководствуясь, по собственному признанию, мыслью, что всякая, вообще, школа, а Симбирская чувашская, как преследующая специально-миссионерские цели, в особенности, должна быть в самом тесном единении с Божьим храмом» 1 . Расширение домового храма позволило получить просторное помещение для воспитанниц женского училища. Общая стоимость произведенных работ выразилась в сумме 9794 руб. 75 коп., в коих большая часть – 7899 руб. 49 коп. – была принята Шатровым на свой счет.

Николай Яковлевич всегда занимался, кроме торговой, еще и активной общественной деятельностью. И хотя в основном он жертвовал на образование, значительная часть его пожертвований была направлена на храмы и духовное воспитание.

Биография Шатров Николай

Шатров Николай (1929 — 1977). Сын арбатского гомеопата Михина, умершего в 1942 году в Тбилиси. Отца заменил отчим — художник. Мать — артистка. Одно время жил в Семипалатинске, где учился в местном пединституте. В Семипалатинске принес первые стихи в газету «Прииртышская правда», но вместо их публикации газета поместила разгромную статью, обвиняющую молодого поэта в безыдейности. Позже какое-то время учился на журфаке Казахского университета. Из Казахстана поэт затем переехал на Урал. Перебраться в Москву поэту помог Б. Пастернак. В столице Шатров пытался завершить образование на журфаке МГУ, но что-то не вышло. Потом он (также недолго) учился в Литинституте. И все это время его опекал Пастернак. Как вспоминает Вал. Хромов, Пастернак как-то после одного из концертов в музее Скрябина сказал, что из молодых он ценит Виктора Бокова, Евгения Винокурова, Бориса Слуцкого и «нашего Кику». Кика — это и есть Шатров. «Пастернак и Софроницкий поддерживали Шатрова даже чисто материально, — признавался Хромов. — Они «покупали» у него стихи, то есть просто давали деньги — оставляли их в гардеробе в кармане пальто читавшего в зале Шатрова в зависимости от количества написанного, Пастернак следил за соразмерностью «гонорара» строго». Но при этом Шатров Пастернака не любил, считая, что «пастернаковский простор ограничивается его дачей». В 1954 году недолго посещал неформальную поэтическую группу, лидером которой был Леонид Чертков (при этом оставался «блуждающей звездой»). Но в круг Черткова толком он так и не вписался. Издатели и критики, по словам Рафаэля Соколовского, всю жизнь вменяли ему, что в его поэзии нет социального оптимизма, а есть только упадничество. Андрей Смирнов, общавшийся с ним в середине 1950-х годов, рассказывал, что судьба преследовала поэта: он «попал под снегоочиститель, лишился нескольких пальцев на руке». Потом работал смотрителем в одном из залов Третьяковской галереи. Однажды поэт воскликнул: Я никогда не согрешу: Душа тиха. Я только Господом дышу Из уст стиха… Но литфункционеры поэта не услышали. В начале 1980-х годов В. Алейников долго, но безуспешно пытался издать стихи поэта хотя бы за рубежом, передавал стихи Шатрова в «Континент», но все было тщетно. Как горевал Алейников, не листали шатровские рукописи нашедшие себе на Западе «приют наши правозащитники, не проливались на эти страницы скупые слезы старых эмигрантов, не твердили шатровские строки наизусть незаметно подросшие на чужбине дети покинувших родину ранее жадных до чтения московских и питерских интеллигентов, этих кухонных фрондеров и спорщиков». Посмертно в 1995 году в Нью-Йорке вышла первая книга поэта «Стихи».

Биография Тихонов Николай Семенович (1896 — 1976) Тихонов Николай Семенович (1896 — 1976), поэт. Родился 22 октября (4 ноября н. с.) в Петербурге в семье цирюльника. Рос среди детей ремесленников, учился в городской школе, затем — в Торговой школе, где преподавали коммерческие науки, товароведение. Читать далее.

Биография Клюев Николай Алексеевич (1884 — 1937) Клюев Николай Алексеевич (1884 — 1937), поэт. Родился 10 октября в одной из глухих деревень русского Севера (Олонецкой губернии) в крестьянской семье, тесно связанной со старообрядческими традициями, что оказало большое влияние на характер и творчество будущего поэта. Читать далее.

Николай Степанович Гумилев. Биография Странствующий рыцарь, аристократический бродяга, — он был влюблен во все эпохи, страны, профессии и положения, где человеческая душа расцветает в дерзкой героической красоте. Когда читаешь его стихи, то думаешь, что они писались с блестящими глазами, с холодом в волосах и. Читать далее.

Николай Алексеевич Некрасов. Биография Николай Алексеевич Некрасов — русский поэт, воспринимавшийся современниками как флагман революционно-демократической лирики и олицетворение «совести эпохи». В некрасовской лирике, открывшей новую страницу в развитии русского реализма, разворачивались драмы и трагедии повседневной жизни представителей социальных низов и раскрывались глубинные свойства национального. Читать далее.

Биография Гнедич Николай Иванович (1784 — 1833) Гнедич Николай Иванович (1784 — 1833), поэт, переводчик. Родился 2 февраля (13 н. с.) в Полтаве в небогатой дворянской семье. В 1793 был принят в Полтавскую духовную семинарию, затем учился в Харьковском коллегиуме, после окончания которого поступил. Читать далее.

Биография Гумилев Николай Степанович (03 (15).IV.1886 — 24.VIII.1921) Николай Гумилев — русский поэт, драматург. Родился 3 апреля (15 н. с.) в Кронштадте в семье корабельного врача. Детские годы провел в Царском Селе, здесь в 1903 поступил в гимназию, директором которой был известный поэт И. Читать далее.

Биография Старшинов Николай Константинович (р. 1924) Старшинов Николай Константинович (р. 1924), поэт. Родился 6 декабря в Москве, в Замоскворечье, в многодетной семье. Начавшаяся Отечественная война заставила вчерашнего школьника надеть солдатскую шинель и уйти на фронт. Получил звание старшего сержанта. В бою под Спас-Деменском был. Читать далее.

Биография Асеев Николай Николаевич (1889 — 1963) Асеев Николай Николаевич (1889 — 1963), поэт. Родился 28 июня (10 июля н. с.) в городе Льгов Курской области в семье страхового агента. Детские годы провел в доме деда, Николая Павловича Пинского, охотника и рыболова, любителя народных. Читать далее.

Николай Михайлович Рубцов. Биография Жизнь и творчество Н. М. Рубцова в датах 1936, 5 января — рождение поэта в поселке Елецк Архангельской области. 1941 — уход отца на фронт, смерть матери. 1942-1950 — годы, проведенные в детском доме села Никольское на Вологодчине 1950 —. Читать далее.

Биография Языков Николай Михайлович (1803 — 1846) Языков Николай Михайлович (1803 — 1846), поэт. Родился 4 марта (16 н. с.) в Сибирской губернии в богатой помещичьей семье. Получил хорошее домашнее образование, которое позволило ему в 11 лет успешно учиться в Горном кадетском корпусе и. Читать далее.

Глазков Николай Иванович Родился 30 января 1919 г. в селе Лысково Нижегородской губернии. В 1923 его семья переехала в Москву. Его отец, юрист Московской Городской Коллегии Защитников Иван Николаевич Глазков, был арестован и расстрелян в 1938. Стихи писал с 1932 года. С 1938. Читать далее.

Биография Костомаров Николай Иванович (1817 — 1885) Костомаров Николай Иванович (1817-1885). Родился в старинной дворянской семье. Учился в Харьковском университете. Несколько месяцев служил в драгунском полку. Учебу продолжил в Московском университете. В процессе обучения пришел к выводу, что история — это прежде всего история. Читать далее.

Биография Пастернака Пастернак Борис Леонидович — русский писатель, поэт и прозаик 20 века. Автор известного романа «Доктор Живаго», множества переводов с других языков, сборников стихотворений, повестей, статей и эссе. Лауреат Нобелевской премии в области литературы. Ранние годы Родился 29 января 1890 года. Читать далее.

Биография Рубцов Николай Михайлович (1936 — 1971) Рубцов Николай Михайлович (1936 — 1971), поэт. Родился в селе Емецк Архангельской области, рано остался сиротой: детские годы прошли на Вологодчине в Никольском детдоме. Вологодская «малая родина» дала ему главную тему будущего творчества — «старинную русскую самобытность». Читать далее.

Тихонов Николай Семенович Н. С. Тихонов родился 22 ноября (4 декабря) 1896 года в Санкт-Петербурге в семье ремесленника-цирюльника (парикмахера) и портнихи. Учился сперва в начальной городской школе, затем — в Торговой школе, где в числе прочего преподавали коммерческие науки, товароведение, стенографию. В 1911. Читать далее.

Биография Помяловский Николай Герасимович (1835 — 1863) Помяловский Николай Герасимович (1835 — 1863), прозаик. Родился 11 апреля (23 н. с.) на окраине Петербурга в семье священника. Учился в церковноприходском училище, откуда через два года перешел в низшее отделение духовного училища, где царили бессмысленная зубрежка. Читать далее.

Биография Карамзин Николай Михайлович (1766 — 1826) Карамзин Николай Михайлович (1766-1826) — прозаик, поэт, журналист, историк. Воспитывался Карамзин в частных пансионах сначала в Симбирске, затем в Москве. Посещал лекции в университете, владел многими новыми и древними языками. Карамзин интересовался литературой, увлекался Шекспиром, испытал влияние. Читать далее.

ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич (1903-1958) — российский поэт. Заболоцкий родился близ Казани, в семье земельного агронома, служившего на сельскохозяйственных фермах неподалеку. В первые годы после революции семья переехала в Уржум, где будущий поэт закончил среднюю школу. От отца он унаследовал любовь. Читать далее.

Ушаков Николай Николаевич Ушаков Николай Николаевич родился 25 мая (6 июня) 1899 года в городе Ростов в Ярославской губернии. Отец поэта был артиллерийским офицером. Мать Николая умерла рано, когда сыну исполнилось четыре года. В детстве Ушаков жил в доме своей бабки в Ярославской. Читать далее.

Биография Добролюбов Николай Александрович (1836 — 1861) Добролюбов Николай Александрович (1836-1861). Русский публицист, литературный критик, поэт, революционный демократ. Николай Александрович Добролюбов родился 5 февраля (по старому стилю — 24 января) 1836 года в семье весьма состоятельного священника, в Нижнем Новгороде. Безграничную привязанность Николай Добролюбов. Читать далее.

Биография Чернышевский Николай Гаврилович (1828 — 1889) Николай Гаврилович Чернышевский родился 24 июля 1828 года в Саратове в семье протоиерея Гавриила Ивановича Чернышевского и его жены Евгении Егоровны (урожденной Голубевой). Оба деда его и прадед по материнской линии были священниками. В доме Чернышевских царили. Читать далее.

РУБЦОВ Николай Михайлович РУБЦОВ Николай Михайлович (1936 — 1971) — российский поэт. Родился он в поселке Емец Архангельской области. Детство Рубцова пришлось на тяжелое для страны время: ему было всего 5 лет, когда началась война. После ухода отца на фронт тяжело заболела и. Читать далее.

Биография Лесков Николай Семенович (1831 — 1895) Лесков Николай Семенович (1831-95), русский писатель. Антинигилистические романы («Некуда», 1864; «На ножах», 1870-71); романы-хроники о русской провинции (о духовенстве «Соборяне», 1872; о дворянстве «Захудалый род», 1874); повести и рассказы о праведниках («Очарованный странник», 1873; «Однодум», 1879), о. Читать далее.

Доризо Николай Константинович Николай Константинович Доризо родился 22 октября 1923 года в станице Павловской Краснодарского края в семье адвоката. Стихи Коля начал сочинять очень рано, а впервые его произведения были опубликованы в 1938 году в газете «Пионерская правда». Среднюю школу Доризо окончил в. Читать далее.

Старшинов Николай Константинович Николай Константинович Старшинов родился 6 декабря 1924 года в Москве, в Замоскворечье, в многодетной семье. В 1942 году призван в армию и стал курсантом 2-го Ленинградского военного пехотного училища. В начале 1943 года в звании старшего сержанта попал на передовую. Читать далее.

Биография Вирта Николай Евгеньевич (1906 — 1976) Вирта Николай Евгеньевич (1906-1976). Советский писатель, драматург. Один из самых именитых деятелей искусства сталинской эпохи. Родился в с. Большая Лазовка близ Тамбова в семье приходского священника. Отца расстреляли как сторонника Антонова.1) После окончания школы Николай был пастухом. Читать далее.

Отрада Николай Карпович Отрада Николай Карпович (Турочкин) родился в 1918 году в деревне Николаевка Воронежской губернии. В 1934 году в Сталинграде окончил среднюю школу-девятилетку. С детских лет увлекался поэзией, сам писал стихи. Николай Отрада был членом литературного кружка СТЗ (тракторного завода). Его первые. Читать далее.

Биография Игоря Северянина Игорь Васильевич Северянин — русский поэт. В биографии Северянина было окончено училище в городе Череповец. После этого вместе с отцом отправился на Дальний Восток. Увлечение поэзией в жизни Северянина проявилось еще в детстве. Первое же стихотворение поэта было опубликовано в. Читать далее.

Николай Васильевич Гоголь. Биография Николай Васильевич Гоголь — прозаик и драматург, творчество которого развивалось на пересечении русской и украинской культур и сочетало в себе романтические и реалистические черты. В качестве автора ряда произведений на украинскую тему Гоголь выступил в русской литературе открывателем украинского культурного. Читать далее.

Николай Михайлович Карамзин. Биография Фамилию Карамзин обычно связывают с понятием «русский сентиментализм». Действительно, Н. М. Карамзин был крупнейшим представителем этого литературно-художественного направления, однако подлинное его место в отечественной культуре значительно шире такой характеристики. Властитель дум целого поколения, автор произведений, влиявших на судьбы читателей, реформатор. Читать далее.

Биография Шпанов Николай Николаевич (1896 — 1961) Шпанов Николай Николаевич (1896-1961). Писатель, сценарист. Родился в Никольско-Уссурийском на Дальнем Востоке в семье железнодорожника. Окончил два курса Политехнического института и Высшую воздухоплавательную школу в Ленинграде. Печататься начал с 1926 г. Был редактором журналов «Вестник воздушного флота». Читать далее.

Биография Мусы Джалиля Муса Джалиль — поэт, Герой Советского Союза. Родился Муса Джалиль 2 февраля 1906 года в деревне Мустафино Оренбургской области в татарской семье. Образование в биографии Мусы Джалиля было получено в медресе «Хусаиния» в Оренбурге. Джалиль с 1919 года является членом. Читать далее.

Оцуп Николай Авдеевич Оцуп Николай Авдеевич родился в семье царскосельского фотографа. Окончил Царскосельский лицей, где несколькими классами ранее учился Н. Гумилев. После окончания с золотой медалью, в 1913 г., уехал учиться в Париж, где слушал лекции А. Бергсона, оказавшего сильное влияние на молодого. Читать далее.

Биография Островский Николай Алексеевич (16.9.1904 — 22.12.1936) Островский Николай Алексеевич (16.9.1904, село Вилия Острожского уезда Волынской губернии — 22.12.1936, Москва), писатель, бригадный комиссар (1936). Сын рабочего. С 1918, после начала германской оккупации, по официальной биографии «выполнял поручения большевистского подполья». Летом 1919 связной ревкома. В. Читать далее.

НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ НЕКРАСОВ НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ НЕКРАСОВ (1821-1878) Родился в с. Немирове Каменец-Подольской губернии в семье помещика. В своих стихотворениях Некрасов часто обращается к образу матери, которая любила своих детей и защищала их от побоев отца. Картины Несчастной крестьянской жизни породили в душе поэта. Читать далее.

НЕКРАСОВ Николай Алексеевич НЕКРАСОВ Николай Алексеевич (1821 — 1878) — русский поэт. Он родился в селе Немирово Винницкого уезда Подольской губернии. Детство Некрасова прошло на Волге, близ Ярославля, в имении Грешнево. Большой серый скучный дом был окружен темным, тенистым садом. Отец, отставной офицер. Читать далее.

Биография Никитин Иван Савич На окраине Воронежа, в маленьком домике над рекой, в семье небогатого торговца родился Иван Савич Никитин. Отец мечтал, что сын станет ученым лекарем, но этой мечте не суждено было сбыться. Торговля отца прогорела, и чтобы не разориться окончательно, он завел. Читать далее.

Биография Слуцкий Борис Абрамович (1919 — 1986) Слуцкий Борис Абрамович (1919 — 1986), поэт. Родился 7 мая в городе Славянске (Донбасс) в семье служащего. Учился в Харькове. С 1937 переехал в Москву, где сначала занимался юриспруденцией, затем поступил в Литературный институт им. М. Горького. Читать далее.

Тряпкин Николай Иванович Тряпкин Николай Иванович родился в 1918 году в семье крестьянина-столяра. В 1930 году семья перебралась в подмосковное село Лотошино. Там Тряпкин окончил школу и в 1939 году поступил в Московский историко-архивный институт. Начавшаяся война резко переменила ход его жизни; не. Читать далее.

Биография Пастернак Борис Леонидович (1890 — 1960) Родился в Москве в семье академика живописи Л. О. Пастернака и Р. И. Пастернак (урожденной Кауфман), до замужества бывшей профессором Одесского отделения Императорского русского музыкального общества. Наиболее важными для духовного становления будущего поэта явились три события: приобщение. Читать далее.

РУБЦОВ Николай Михайлович РУБЦОВ Николай Михайлович (1936 — 1971) — российский поэт. Родился он в поселке Емец Архангельской области. Детство Рубцова пришлось на тяжелое для страны время: ему было всего 5 лет, когда началась война. После ухода отца на фронт тяжело заболела и. Читать далее.

Шатров Николай Михайлович

ПРЕДЫДУЩИЕ СТАТЬИ [ начало ]

[ конец ] ПОСЛЕДУЮЩИЕ СТАТЬИ

Ш атров (Николай Михайлович, 1765 – 1841) – стихотворец конца XVIII и начала XIX веков, один из ревностнейших приверженцев школы Шишкова и противник Карамзина . Сотрудничал в “Амфионе”, “Северном Вестнике”, “Русском Вестнике”, “Сыне Отечества”, “Трудах Общества любителей российской словесности при Московском университете”. Многие из его стихотворений появились отдельными брошюрами. В 1831 российской академией было напечатано собрание его стихотворений в двух томах. Стихотворения Ш. – в духовном роде: это или духовные песни, или переложения библейские, главным образом из Псалтыри. Стихи Ш. всегда торжественны и ложно-величавы, местами звучны. В.А. Жуковский верно заметил по поводу его стихов, что стихотворец постоянно заботится о том, как бы “известное и обыкновенное сказать необыкновенным образом”. О Ш. см. у С.Т. Аксакова (“Сочинения”, том IV), М. Дмитриева (“Мелочи из запаса моей памяти”, стр. 226 – 229), С.Н. Глинка (“Записки”, стр. 159), князя Вяземского (“Сочинения”, том VII, стр. 23). См. также “Москвитянин”, 1841, № 12.

Назад Вперед

В работе над этим сайтом использовано бесплатное интернет-хранилище файлов Dropbox. Присоединяйтесь!

Настоящая биографическая или тематическая статья является электронной, адаптированной к современному русскому языку версией статьи, из Энциклопедического Словаря Брокгауза и Ефрона ) или Нового Энциклопедического Словаря (). Тексты всех статей оставлены неизменными. Все ссылки, портреты, гербы и звуковые отрывки к статьям выполнены или подобраны авторами сайта «Русский Биографический Словарь». Подробнее…
Дополнительную информацию по теме статьи смотрите также в Русском Биографическом Словаре А. А. Половцова.

Наш проект в трех словах:
БИОГРАФИЯ. Сайт «Русский Биографический Словарь» является крупнейшим русским биографическим ресурсом Интернета.
РОССИЯ. Сайт содержит только русские биографии и биографии деятелей, имеющих непосредственное отношение к судьбам России.
ИСТОРИЯ. Наш сайт — исторический. Информация, которая здесь опубликована, касается исторической эпохи до 1917 года.

Знаете ли вы?

Ленин – псевдоним, под которым пишет политический деятель Владимир Ильич Ульянов. . В 1907 г. выступал без успеха кандидатом во 2-ю Государственную думу в Петербурге.

Алябьев, Александр Александрович, русский композитор-дилетант. … В романсах А. отразился дух времени. Как и тогдашняя русская литература, они сантиментальны, порою слащавы. Большая их часть написана в миноре. Они почти не отличаются от первых романсов Глинки, но последний шагнул далеко вперед, а А. остался на месте и теперь устарел.

Поганое Идолище (Одолище) – былинный богатырь…

Педрилло (Пьетро-Мира Pedrillo) – известный шут, неаполитанец, в начале царствования Анны Иоанновны прибывший в Петербург для пения ролей буффа и игры на скрипке в придворной итальянской опере.

Даль, Владимир Иванович
Многочисленные повести и рассказы его страдают отсутствием настоящего художественного творчества, глубокого чувства и широкого взгляда на народ и жизнь. Дальше бытовых картинок, схваченных на лету анекдотов, рассказанных своеобразным языком, бойко, живо, с известным юмором, иногда впадающим в манерность и прибауточность, Даль не пошел

Читайте также:  Биография Тони Брекстон

Варламов, Александр Егорович
Над теорией музыкальной композиции Варламов, , совсем не работал и остался при тех скудных познаниях, которые могли быть вынесены им из капеллы, в те времена совсем не заботившейся об общемузыкальном развитии своих питомцев.

Некрасов Николай Алексеевич
Ни у кого из больших поэтов наших нет такого количества прямо плохих со всех точек зрения стихов; многие стихотворения он сам завещал не включать в собрание его сочинений. Некрасов не выдержан даже в своих шедеврах: и в них вдруг резнет ухо прозаический, вялый стих.

Горький, Максим
По своему происхождению Горький отнюдь не принадлежит к тем отбросам общества, певцом которых он выступил в литературе.

Жихарев Степан Петрович
Его трагедия «Артабан» ни печати, ни сцены не увидела, так как, по мнению князя Шаховского и откровенному отзыву самого автора, была смесью чуши с галиматьей.

Иван Васильевич
«Шервуд, — пишет один современник, — в обществе, даже петербургском, не назывался иначе, как Шервуд скверный… товарищи по военной службе чуждались его и прозвали его собачьим именем «фиделька».

Обольянинов Петр Хрисанфович
…фельдмаршал Каменский публично обозвал его «государственным вором, взяточником, дураком набитым».

Алябьев, Александр Александрович, русский композитор-дилетант. … В романсах А. отразился дух времени. Как и тогдашняя русская литература, они сантиментальны, порою слащавы. Большая их часть написана в миноре. Они почти не отличаются от первых романсов Глинки, но последний шагнул далеко вперед, а А. остался на месте и теперь устарел.

ШАТРОВ Николай Яковлевич

Крупнейший симбирский фабрикант, купец, меценат, статский советник.
Родился 17 ноября1853 года. Родом из податного сословия. Получил домашнее образование.
Владелец суконной ф-ки в с. Измайлово Сенгилеевского у., лесопильных з-дов в Акшуате и в Измайлове, винокуренного з-да в Карсунском у. Имел каменную лавку в Симбирске и 3 каменных лавки на ярмарке в Нижнем Новгороде; до 4200 десятин земли и леса в Сенгилеевском и Карсунском уездах.
Шатров был заметной фигурой в общественной жизни Симбирска. В разные годы избирался: членом Почетного присутствия, гласным городской думы, церковным старостой Симбирского кафедрального собора, членом Симбирского губернского по фабричным и горнозаводским делам присутствия, директором Симбирского губернского тюремного комитета, членом комитета Карамзинской общественной б-ки. 17 нояб. 1898 ему было даровано звание потомственного почетного гражданина города Симбирска. Известен как меценат, передавший немалые средства на развитие народного образования в Симбирской губ., строительство церквей, приютов и т.д. Теснейшим образом имя Шатрова связано с Симбирской чувашской учительской школой, поддержку которой он оказывал с 1883. На ее устройство он пожертвовал более 100 тыс. руб., собственное усадебное место с домовой церковью и два каменных дома, приобрел духовой оркестр. В 1910 основал фонд на стипендию им. И.Я. Яковлева, его личный вклад в который составил 500 руб. С 1893 был почетным попечителем и товарищем председателя святодуховного братства при школе.
За общественную и благотворительную деятельность был награжден орденами св. Анны2-й и 3-й степени, св. Станислава 2-й степени, Владимира 4-й степени и золотой медалью на Станиславской ленте для ношения на шее. За полезную деятельность на поприще отечественной торговли и промышленности высочайше жалован званием мануфактур-советника (1903), в 1912 — чином статского советника.
После Октября 1917 добровольно передал государству своё состояние стоимостью ок. 60 млн руб. В 1919 арестован органами ВЧК. И.Я. Яковлев ходатайствовал о его освобождении с отдачей ему на поруки. После освобождения по амнистии в связи с 2-летней годовщиной Октябрьской революции Шатров некоторое время жил в Москве, затем с женой уехал во Францию. Реабилитирован в 1993 году.

6 мая 1911 года в Богородичной церкви села Измайловка Сенгилейского уезда (церковь была построена на средства Н. Я. Шатрова) состоялось венчание.
Жених – поручик 5-го Уланского Литовского Его Величества Короля Виктора Эммануила III полка Вадим Владимирович ТРОФИМОВ, православного вероисповедания, первым браком. Возраст – 24 года.
Невеста – мануфактур-советника первой гильдии купца города Симбирска Николая Яковлевича ШАТРОВА дочь, Олимпиада Николаевна ШАТРОВА, православного вероисповедания, первым браком. Возраст – 24 года.
Поручителями при венчании были: по жениху – поручик 5-го Уланского Литовского полка Алексей Владимирович БОРОВИТИНОВ и корнет Бжан Оттович БЕБЕР (Джон Оттович Вебер); по невесте – коллежский асессор Петр Михайлович ЧЕШКОВ и инженер-технолог Владимир Николаевич ПАТРИКЕЕВ.
Обряд венчания совершил священник Гавриил МАЛИНОВСКИЙ.

Сообщение отправлено: 22 февраля 2014 13:37 ( Shilov)

Сообщение отредактировано: 26 мая 2014 2:12

Сообщение отправлено: 27 марта 2005 22:37 ( Ne administrator)

Уильям Голдинг, краткая биография

Английский писатель Уильям Джеральд Голдинг родился в 1911 году в графстве Корнуолл в семье школьного преподавателя. С детства мальчика отличал интерес к древности, особенно истории первобытного общества. Юноша закончил Брейзноуз-колледж Оксфордского университета, где два года изучал естественные науки, а затем специализировался на изучении английского языка и литературы. В течение нескольких лет Голдинг преподавал английский язык и философию в Уордсвортской школе в Солсбери.

В годы Второй мировой войны Голдинг служил на флоте, участвовал в качестве командира десантного корабля в операции по высадке союзников в Нормандии.

После демобилизации он продолжил преподавательскую деятельность, совмещая ее с написанием статей и рецензий для журналов. К этому времени относится создание первых четырех романов, которые Голдинг не смог издать. В 1952 году он начал работу над произведением, принесшим ему мировую известность. В публикации романа «Незнакомцы, явившиеся изнутри» автору отказало 21 издательство. Произведение было выпущено в свет в мягкой обложке под названием «Повелитель мух» в 1954 году и быстро стало бестселлером. Вся Британия зачитывалась историей о группе школьников, очутившихся на острове во время войны. Голдинга избрали членом Королевского общества литературы.

За 40 лет литературного творчества писатель издал 12 романов. В 1955 году увидело свет любимое произведение самого Голдинга – роман «Наследники», развивший поднятую в «Повелителе мух» проблему общественного порока. Спустя год был опубликован роман «Воришка Мартин», повествующий о судьбе морского офицера, потерпевшего кораблекрушение. Все три произведения объединены идеей борьбы за выживание.

В 1959 был выпущен роман «Свободное падение», посвященный размышлениям о смысле человеческой жизни и ответственности человека за свои поступки.

После успеха своих книг Голдинг оставил в 1962 году преподавательскую деятельность, полностью посвятив себя литературному труду. В 1964 году вышел в свет роман «Шпиль», где автор рассуждает о цене, которую человек платит за право созидать. В 1966 году писатель был посвящен в рыцарское звание.

В течение ряда лет писатель обращается к малым формам – рассказам и новеллам, выпустив сборник «Пирамида» (1967) и «Бог-скорпион» (1971). Длительная творческая пауза завершается триумфальным возвращением Голдинга в литературу: в 1979 году была опубликована «Зримая тьма» – роман-исследование природы добра и зла и деградации человеческой личности на фоне сытого технократического общества.

Через год, в 1980 году вышел роман «Ритуал на море», удостоенный престижной премии Букера. В 1982 году был опубликован сборник «Передвижная мишень». Признанием литературного таланта Голдинга стала Нобелевская премия, присужденная ему в 1983 году.

В 1984 году вышло написанное в жанре социальной комедии самое спорное произведение писателя – «Бумажные людишки», роман-исповедь о торговцах словами.

Во второй половине 1980-х годов было опубликовано два романа – «Тесное соседство» (1987) и «Пожар внизу» (1989), которые в 1991 году писатель объединил с написанным ранее «Ритуалом на море» в глубоко аллегоричную трилогию «На край света: морская трилогия». Произведение написано в форме исторической саги, действие которой происходит в XVIII веке. Корабль с пассажирами на борту представляет микромодель британского общества, являясь, по сути, символом всего человечества, движущегося в неизвестном направлении.

Последний роман «Двойной язык» писатель не успел завершить, скоропостижно скончавшись в июне 1993 года. Однако произведение, рассказывающее историю прорицательницы Пифии, было восстановлено по наброскам и опубликовано в 1995 году.

Английский писатель Уильям Джеральд Голдинг родился в 1911 году в графстве Корнуолл в семье школьного преподавателя. С детства мальчика отличал интерес к древности, особенно истории первобытного общества. Юноша закончил Брейзноуз-колледж Оксфордского университета, где два года изучал естественные науки, а затем специализировался на изучении английского языка и литературы. В течение нескольких лет Голдинг преподавал английский язык и философию в Уордсвортской школе в Солсбери.

Уильям Голдинг
William Gerald Golding

Британский писатель. Лауреат Нобелевской премии по литературе. Наиболее известен в качестве автора романа «Повелитель мух», одного из лучших произведений мировой литературы XX века.
Так же, является автором таких литературных произведений как: «Шпиль», «Пирамида», «Ритуалы плавания», «Тесное соседство», «Бумажные людишки», «Пожар внизу» и «Двойной язык».

Уильям Голдинг родился 19 сентября 1911 года в деревне Сент-Минор, Великобритания. Отец мальчика работал школьным учителем, человеком радикальных политических взглядов и крепкой верой в науку. Свои творческие способности проявил уже в семь лет, начав писать рассказы, но по настоянию родителей получил естественнонаучное образование в Оксфорде.

Первую книгу, сборник стихов, Голдинг опубликовал через год после того, как получил диплом бакалавра наук. После окончания колледжа работал в расчетной палате Лондона и писал пьесы. В 1939 году переехал в Солсбери, где преподавал английский в школе епископа Вордсворта.

Во время Второй мировой войны служил на флоте на ракетном корабле, а после войны возвратился к преподаванию и сочинительству с мрачным взглядом на прогресс человечества. В Солсбери Голдинг написал четыре книги, однако напечатать их ему не удалось.

Роман «Повелитель мух», в котором автор описал военное время ближайшего будущего, отвергло добрых два десятка издательств, пока наконец-таки его не опубликовали в 1954 году. В одночасье книга завоевала невероятную популярность в Англии и США. В захватывающей истории говорится о группе английских мальчишек, волей случая выброшенных на необитаемый остров. Оказавшись без взрослых, проявляют необыкновенную жестокость.

Благодаря успеху романа, в 1961 году Голдинг отказывается от учительства и целиком посвящает себя написанию литературных произведений. Творчество Голдинга развивалось в трех направлениях: романы о современном обществе без мифологического подтекста; мифические романы, в которых центральной темой является падение человека и морские романы.

В 1983 году Уильям Голдинг был удостоен Нобелевской премии «за романы, в которых обращался к сущности человеческой природы и проблеме зла, которые объединялись идеей борьбы за выживание». Выбор нобелевского комитета оказался неожиданным, так как на тот момент всемирно известный романист Грэм Грин считался самым сильным кандидатом из числа английских писателей и главным претендентом на премию.

Во многих своих произведениях автор открывал темные стороны сердца человека, когда тот оказывается в экстремальной ситуации. Его романы, которых вышло двенадцать, представляют собой исследования духовных и этических вопросов. Вопреки сложившимся стереотипам восприятия творчества Голдинга, сам писатель не считал себя пессимистом и не ощущал безнадежности в своих произведениях.

Уильям Голдинг скоропостижно скончался 19 июня 1993 года в результате обширного инфаркта у себя дома в Перранауортоле. Великого писателя похоронили на церковном кладбище в Бауэрчоке, а панихиду отслужили в солсберийском кафедральном соборе под тем самым шпилем, который вдохновил писателя на одно из его самых известных произведений.

Награды и Признание Уильяма Голдинга

Орден Британской империи
Рыцарь-бакалавр
Нобелевская премия по литературе (1983)
Букеровская премия(1980)
Литературная премия имени Джеймса Тайта Блэка (1979)

Произведения Уильяма Голдинга

1954 – Повелитель мух Lord of the Flies
1955 – Наследники The Inheritors
1956 – Воришка Мартин Pincher Martin
1959 – Свободное падение Free Fall
1964 – Шпиль The Spire
1967 – Пирамида The Pyramid
1971 – Бог-скорпион The Scorpion God
1979 – Зримая тьма Darkness Visible
1982 – Движущаяся мишень A Moving Target
1984 – Бумажные людишки The Paper Men
1980 – Ритуалы плавания Rites of Passage
1987 – Тесное соседство Close Quarters
1989 – Пожар внизу Fire Down Below
1995 – Двойной язык Double Tongue

Семья Уильяма Голдинга

Жена – Энн, работала химиком.
Сын – Дэвид.
Дочь – Джудит.

Благодаря успеху романа, в 1961 году Голдинг отказывается от учительства и целиком посвящает себя написанию литературных произведений. Творчество Голдинга развивалось в трех направлениях: романы о современном обществе без мифологического подтекста; мифические романы, в которых центральной темой является падение человека и морские романы.

Биография Уильяма Голдинга

Уильям Джеральд Голдинг – английский писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе 1983 года – родился 19 сентября 1911 года в деревне Сент-Коламб Майнор (графство Корнуолл) в семье Алека Голдинга, школьного преподавателя и автора нескольких учебников.

О своём дошкольном детстве Уильям сохранил немного воспоминаний: знакомых и друзей у него не было, круг общения ограничивался членами семьи и няней Лили. В эти ранние годы у Голдинга зародились два пристрастия: к чтению и математике. Мальчик начал самообразование с классики («Одиссея», Гомер), прочёл романы Дж. Свифта, Э.Р. Берроуза, Жюля Верна, Э.А. По. В 1921 Уильям поступил в среднюю школу Мальборо (Marlborough Grammar School), где его отец Алек преподавал естественные науки. Здесь у юноши впервые появилась идея заняться писательством: в двенадцатилетнем возрасте он задумал своё первое художественное произведение, посвящённое теме зарождения профсоюзного движения. Сохранилась лишь первая фраза запланированной 12-томной эпопеи.

В 1930, уделив особое внимание латыни, Уильям Голдинг поступил в Брейзноуз-колледж (Brasenose College) Оксфордского университета, где, следуя воле родителей, решил заняться естественными науками. Ему потребовалось два года, чтобы понять ошибочность выбора и в 1932, изменив программу обучения, сконцентрироваться на изучении английского языка и литературы. В июне 1934 он окончил колледж с дипломом второй степени.

Будучи студентом Оксфорда, Голдинг начал писать стихи; поначалу это увлечение служило своего рода психологическим противовесом необходимости погружаться в точные науки. Один из его студенческих друзей самостоятельно скомпоновал отрывки в сборник и отослал их в издательство Macmillan, готовившее специальную серию публикаций поэзии молодых авторов. Однажды утром, осенью 1934, Голдинг неожиданно получил чек на пять фунтов стерлингов за сборник Poems by W. G. Golding, таким образом и узнав о начале своей литературной карьеры.

В 1935 Голдинг получил степень бакалавра искусств и осенью в качестве преподавателя приступил к работе в школе Michael Hall в Стритеме на юге Лондона. В эти годы, подрабатывая в расчётной палате и социальных службах (в частности, в лондонском приюте для бездомных), он начал писать пьесы, которые сам же ставил в небольшом лондонском театре. Осенью 1938 Голдинг вернулся в Оксфорд для получения диплома об окончании университета; в январе следующего — начал подготовительную преподавательскую практику в солсберийской школе епископа Уордсворта, первоначально — в средней школе Мейдстоун (Maidstone Grammar School), где и познакомился с Энн Брукфилд, специалисткой по аналитической химии. В сентябре 1939 они поженились и переехали в Солсбери: здесь начинающий литератор приступил к преподаванию английского языка и философии — уже непосредственно в Уордсвортской школе. В декабре того же года, вскоре после рождения первенца, Голдинг ушёл служить на флот.

Первым боевым кораблём Голдинга стал HMS Galatea, действовавший на севере Атлантического океана. В начале 1942 Голдинга перевели в Ливерпуль, где в составе морского патрульного подразделения он нёс многочасовые дежурства в Гладстонском доке. Весной 1942 он был направлен в MD1, военный исследовательский центр в Букингемшире, а в начале 1943, в соответствии с поданным прошением, был возвращён в действующий флот. Вскоре Голдинг оказался в Нью-Йорке, где занялся организацией переправки миноносцев из доков изготовителя в Нью-Джерси в Великобританию. Пройдя специальную подготовку на десантном корабле-ракетоносце, в качестве командира такого судна он принял участие в событиях D Day: высадке союзников в Нормандии и вторжении на остров Валькерен.

Жизненный опыт военных лет, как сам писатель признавался впоследствии, лишил его каких бы то ни было иллюзий относительно свойств человеческой природы.

Демобилизовавшись в сентябре 1945, Уильям Голдинг вернулся к преподаванию в школе Уордсворта в Солсбери; в эти же дни он приступил к серьёзному изучению древнегреческой литературы. Тогда же Голдинг вернулся к довоенному увлечению: литературной деятельности; поначалу — к написанию рецензий и статей для журналов. Ни один из четырёх ранних романов писателя не был опубликован, все рукописи впоследствии оказались утраченными.

В 1952 Голдинг приступил к работе над романом, озаглавленным «Незнакомцы, явившиеся изнутри» (Strangers from Within); в январе следующего года принялся рассылать рукописи издателям, раз за разом получая отказы. В 1953 роман в течение семи месяцев читался и отвергался издателями. В общей сложности двадцать один издатель вернул рукопись автору. А затем Чарльз Монтейт (Charles Monteith) уговорил Faber & Faber купить произведение — за смехотворную сумму в 60 фунтов стерлингов.

Аллегорический роман о группе школьников, оказавшихся на острове во время некой войны (разворачивающейся, скорее всего, в недалёком будущем), в жёстко отредактированном Монтейтом варианте и под новым заголовком «Повелитель мух» (Lord of the Flies) вышел в сентябре 1954. Изначально задуманный как иронический «комментарий» к «Коралловому острову» Р.М. Баллантайна, он являл собою сложную аллегорию первородного греха в соединении с размышлениями о глубинной человеческой сути. Первые отклики на это произведение, приключенческое по сюжету, апокалиптическое по духу, были сдержанными и неоднозначными. После выхода в мягком переплёте книга стала в Великобритании бестселлером; по мере того, как росла репутация романа, менялось и отношение к нему литературной критики. В конечном итоге «Повелитель мух» по уровню интереса со стороны аналитиков оказался сравним с двумя основными книгами Дж. Оруэлла.

В 1955 году Голдинг был избран в Королевское общество литературы. Популярность в США пришла к писателю после очередного переиздания «Повелителя мух» в 1959.

Голдинг продолжал заниматься преподавательской деятельностью вплоть до 1960: всё это время он писал в свободные часы. В 1955 вышел его второй роман «Наследники» (The Inheritors); тема «общественный порок как следствие изначальной порочности человеческой природы» получила здесь новое развитие. Роман, действие которого происходит на заре становления человечества, Голдинг называл впоследствии своим любимым; высоко оценили произведение и литературные критики, обратившие внимание на то, как автор развил здесь идеи «Повелителя мух».

В 1956 был опубликован роман «Воришка Мартин» (Pincher Martin); одно из самых сложных произведений писателя в США вышло под заголовком «Две смерти Кристофера Мартина».

Во второй половине 1950-х годов Голдинг начал принимать активное участие в столичной литературной жизни, сотрудничать в качестве рецензента с такими изданиями, как The Bookman и The Listener, выступать на радио. В том же году его рассказ «Чрезвычайный посол» (Envoy Extraordinary) вошёл в сборник «Sometime, Never» (издательство Eyre and Spottiswoode), наряду с рассказами Джона Уиндхэма и Мервина Пика. 24 февраля 1958 в Оксфорде состоялась премьера пьесы «Медная бабочка» (The Brass Butterfly, с Алистером Симом в главной роли), поставленной по рассказу «Чрезвычайный посол». Спектакль с успехом прошёл во многих городах Британии, месяц демонстрировался на столичной сцене. Текст пьесы был опубликован в июле. Осенью 1958 Голдинги переехали в селение Боуэрчок (Bowerchalke). В течение двух следующих лет писатель перенёс две тяжёлых утраты: скончались его отец и мать.

В 1959 был опубликован роман «Свободное падение» (Free Fall); произведение, основной идеей которого, по замыслу автора, была попытка показать, что «жизнь изначально нелогична и остаётся таковой до тех пор, пока мы сами не навяжем ей логику», многими считается сильнейшим в его наследии.

Осенью 1961 Голдинг с женой отправился в США, где год проработал в женском художественном колледже Hollins (штат Вирджиния). Здесь в 1962 он начал работу над своим следующим романом «Шпиль», а также произнёс первую версию лекции «Притча» — о романе «Повелитель мух». В том же году Голдинг уволился из школы Уордсворта и стал профессиональным литератором.

Всемирному признанию автора способствовал фильм «Повелитель мух» 1963 года, снятый режиссёром Питером Бруком.

Одним из важнейших произведений Голдинга считается «Шпиль» (The Spire, 1964). В романе, прочно сплетающем миф и реальность, автор обратился к исследованию природы вдохновения и размышлениям о том, какую цену приходится человеку платить за право быть созидателем. В 1965 вышел сборник «Горячие врата» (The Hot Gates), включавший в себя публицистические и критические работы, написанные в 1960-1962 для журнала «Спектейтор». Как выдающиеся были отмечены очерки о детстве («Billy the Kid», «The Ladder and the Tree») и эссе «Притча», в котором автор попытался ответить на все вопросы, задававшиеся ему о романе «Повелитель мух» читателями и специалистами. К этому моменту Голдинг приобрёл как массовую популярность, так и авторитет у критиков. Затем, однако, в творчестве писателя наступила многолетняя пауза, когда из-под пера его выходили лишь рассказы и новеллы.

В 1967 вышел сборник трёх новелл под общим заголовком «Пирамида». Произведение, в некоторых элементах автобиографическое, вызвало разноречивые отклики; не все критики сочли его в полной мере романом, но многие отметили необычное сочетание социальной сатиры и элементов психологического романа. Значительно теплее был встречен сборник «Бог-скорпион» (The Scorpion God: Three Short Novels, 1971).

В последующие годы критики терялись в догадках о том, что произошло в 1970-х с писателем, заметно снизившим творческую активность. Но в 1979 роман «Зримая тьма» (заголовок которого был заимствован из поэмы Мильтона «Потерянный рай»; такое определение поэт-классик давал Преисподней) ознаменовал возвращение Голдинга в литературу больших форм и был удостоен мемориальной премии Джеймса Тейта Блэка (James Tait Black Memorial Prize). Исследователи отмечали, что в конце 1970-х у Голдинга словно бы открылось «второе дыхание»; за последующие десять лет из-под его пера вышли пять книг, по глубине проблематики и мастерству исполнения не уступавших его первым произведениям.

За романом «Зримая тьма» (1979) последовали «Ритуалы плавания» (1980), принесшие автору Премию Букера и положившие начало «Морской трилогии». В 1982 Голдинг опубликовал сборник эссе, озаглавленный «Движущаяся мишень» («A Moving Target»), а год спустя стал обладателем наивысшей литературной награды.

В 1983 Уильям Голдинг был удостоен Нобелевской премии по литературе — «за романы, которые с ясностью реалистического повествовательного искусства в сочетании с многообразием и универсальностью мифа помогают постигнуть условия существования человека в современном мире».

В 1988 Голдинг получил от Королевы Елизаветы Второй рыцарский титул. За четыре года до этого писатель опубликовал роман «Бумажные людишки» (The Paper Men), в англо-американской прессе вызвавший ожесточённые споры. За ним последовали «Тесное соседство» (Close Quarters, 1987) и «Пожар внизу» (Fire Down Below, 1989). В 1991 писатель, незадолго до этого отпраздновавший свой восьмидесятый день рождения, самостоятельно объединил три романа в цикл, который был издан под одной обложкой под заголовком «На край света: морская трилогия».

В 1992 Голдинг узнал о том, что страдает злокачественной меланомой; в конце декабря опухоль была удалена, но стало ясно, что здоровье писателя подорвано. В начале 1993 он приступил к работе над новой книгой, завершить которую не успел. Роман «Двойной язык» (The Double Tongue), восстановленное по незавершённым наброскам и потому сравнительно небольшое произведение, рассказывающее (от первого лица) историю прорицательницы Пифии, был опубликован в июне 1995, через два года после смерти автора.

Уильям Голдинг скоропостижно скончался от обширного инфаркта у себя дома в Перранауортоле 19 июня 1993 года. Его похоронили на церковном кладбище в Бауэрчоке, а панихиду отслужили в солсберийском кафедральном соборе под тем самым шпилем, который вдохновил писателя на одно из его самых известных произведений.

Произведения:
1954 – роман Повелитель мух – Lord of the Flies
1955 – роман Наследники – The Inheritors
1956 – роман Воришка Мартин – Pincher Martin
1959 – роман Свободное падение – Free Fall
1964 – роман Шпиль – The Spire
1967 – роман Пирамида – The Pyramid
1971 – новелла Бог-скорпион – The Scorpion God
1979 – роман Зримая тьма – Darkness Visible
1980 – роман Ритуалы плавания – Rites of Passage
1982 – сборник Движущаяся мишень – A Moving Target
1984 – роман Бумажные людишки – The Paper Men
1987 – роман Тесное соседство – Close Quarters
1989 – роман Пожар внизу – Fire Down Below
1995 – роман Двойной язык – Double Tongue

Осенью 1961 Голдинг с женой отправился в США, где год проработал в женском художественном колледже Hollins (штат Вирджиния). Здесь в 1962 он начал работу над своим следующим романом «Шпиль», а также произнёс первую версию лекции «Притча» — о романе «Повелитель мух». В том же году Голдинг уволился из школы Уордсворта и стал профессиональным литератором.

Ссылка на основную публикацию
×
×