Биография Самойлов Давид Самуилович

Личная жизнь

Вернувшись героем с войны, Давид в 1946 году женился на Ольге Лазаревне Фогельсон. Ольга была искусствоведом по специальности. Биография поэта Самойлова почти не рассказывает о личной жизни Давида Самуиловича. Известно, что в браке Кауфманы имели единственного сына Александра. Александр Кауфман (псевдоним Александр Давыдов) пошел по стопам отца, став переводчиком и прозаиком.

Давид Самойлов с семьей

Однако в первом браке семейная жизнь Давида не сложилась. Поэт повторно женился на Галине Ивановне Медведевой, в браке с которой родились Пётр, Варвара и Павел.

О личностных качествах Самойлова вспоминал в интервью его сын. Давид Самуилович был человеком скромным, простым и с удивительным чувством юмора. В юношестве Давид имел среди близких друзей прозвище Дэзик. Многое о Самойлове говорит личный дневник, который поэт вел последние 28 лет жизни. После смерти проза и стихи из дневника частично опубликованы.


В 1974 году Самойлов с семьей уехал из Москвы в город Пярну (Эстония). Семья жила небогато, пока поэт не выкупил второй этаж дома. По мнению современников, чистейшая экология и безмятежность Пярну продлили жизнь поэта минимум на несколько лет.

Смерть

В 1974 г. семья Самойловых переехала в эстонский город Пярну. Интересно, что хотя в произведениях поэта никогда не присутствовала политическая подоплека, за ним и его домом была закреплена постоянная слежка со стороны КГБ.

Давид Самуилович Самойлов умер 23 февраля 1990 года в Таллине в возрасте 69 лет. Поэта похоронили в Пярну на Лесном кладбище.

В 1974 г. семья Самойловых переехала в эстонский город Пярну. Интересно, что хотя в произведениях поэта никогда не присутствовала политическая подоплека, за ним и его домом была закреплена постоянная слежка со стороны КГБ.

Биография

Родился в еврейской семье [3] . Отец — известный врач, главный венеролог Московской области Самуил Абрамович Кауфман (1892—1957); мать — Цецилия Израилевна Кауфман (1895—1986) [4] [5] .

С 1938 года учился в МИФЛИ (Московский институт философии, литературы и истории). Первая поэтическая публикация Давида Самойлова благодаря его педагогу Илье Сельвинскому появилась в журнале «Октябрь» в 1941 году — стихотворение «Охота на мамонта» было опубликовано за подписью Давид Кауфман [6] .

Товарищами и соучениками Дезика Кауфмана в ту пору были Лилианна Маркович (Лунгина), поэты С. Наровчатов, П. Коган, Б. Слуцкий, М. Кульчицкий (т.н. ифлиевцы). Его довоенные стихотворения «Плотники» и «Охота на мамонта» бывшие студенты ИФЛИ помнили наизусть через годы.

Приказом 1 ОСБР Волховского фронта №: 13/н от: 30.03.1943 года пулемётчик 1-го отдельного стрелкового батальона 1-й отдельной стрелковой бригады красноармеец Кауфман был награждён медалью «За отвагу» за то, что он в бою 23 марта 1943 года в районе Карбусель с пулемётным расчётом во время атаки первым ворвался в немецкую траншею и в рукопашной схватке уничтожил трёх гитлеровских солдат [7] .

Книга судьбы Давида Самойлова

Поэт Давид Самойлов родился, по собственному признанию, «в проклятом году и в столетье проклятом». Но его стихи пронизаны моцартианским светом. Когда внешний свет померк, поэт находил его в самом себе.

Мне выпало горе родиться в двадцатом

Давид Самойлов (Кауфман) появился на свет в Москве – в родильном заведении доктора Фези – 1 июня 1920 года. Название роддома так часто упоминали в семье, что поэт потом признался: «Этот маловажный факт стал для меня чем-то вроде отправной точки самоуважения». Мальчик пытался представить доктора, его образ в детском сознании слился с видом другого врача – педиатра Тюрка.

Врачом был и отец Давида – Самуил Абрамович Кауфман. Он оказал на сына огромное влияние. Давид Самуилович писал: «Он вошёл в мою жизнь какой-то жгучей лирической нотой». Связь подчёркивает и псевдоним, выбранный поэтом – Самойлов.

В школьные годы Самойлов отнёс свои стихи
в «Пионерскую правду», где их раскритиковали
и сказали, что поэтом ему не стать

Первые стихи мальчик написал лет в шесть. Ещё неумелые, они, по определению Давида Самуиловича, протекали всё же из «почувствованного протекания времени». С тех пор отношения со словом стали особенными. В школьные годы Самойлов отнёс свои стихи в «Пионерскую правду», где их раскритиковали и сказали, что поэтом ему не стать. Однако поэзия так прочно вошла в его жизнь, что слова консультанта из газеты не могли помешать.

«Эта женщина, не получив профессионального образования, тем не менее, стала очень популярной». Цитата из материала «Татьяна Пельтцер: всесоюзная бабушка»

В 1938 году юноша поступил в легендарный МИФЛИ. Этот институт просуществовал всего 10 лет (с 1931 по 1941 год), но успел за это время выпустить плеяду, прославившую российскую культуру. Товарищами Самойлова по курсу стали поэты Борис Слуцкий, Михаил Кульчицкий, Павел Коган, Елена Ржевская, переводчица Лилианна Лунгина.

Биография Давида Самойлова связана с судьбой поколения. Великая Отечественная война вторглась в жизнь, навсегда изменив её привычный ход. Многие ифлийцы отправились на фронт сразу после выпуска. Давид Самуилович сперва попал под Вязьму на трудовой фронт – рыть окопы. Но заболел и был отправлен в эвакуацию. Выздоровев, поступил в военно-пехотное училище, которое не успел окончить: в 1942 году его призвали на Волховский фронт.

Во время войны Самойлов получил медали «За отвагу» (1943) и «За боевые заслуги» (1944), орден «Красной звезды» (1945). В 1943 году был ранен минным осколком, после госпиталя вернулся в действующую армию. Заканчивал фронтовой путь в Берлине старшим сержантом моторазведроты 1-го Белорусского фронта. Всё это время не оставлял литературной деятельности.

Из поздней пушкинской плеяды

Война унесла его друзей: Павла Когана, Михаила Кульчицкого. Вернувшимся тоже нелегко было освоиться в мирной жизни. Поэзия стала к тому же средством осмысления страшного опыта. Первая строка стихотворения Самойлова «Сороковые» была подхвачена, превратилась в крылатую фразу благодаря точности определения: «Сороковые, роковые».

«В 1942-м под Ворошиловградом был тяжело ранен. Начала развиваться гангрена, вопрос об ампутации ноги стоял «или — или». Но — обошлось». Цитата из материала «Комедия на экране, преодоление – в жизни. Как жил Михаил Пуговкин?»

Самойлов берётся за переводы и сценарии детских радиопередач, показывает свои стихи старшим поэтам. Свой первый сборник публикует только в конце 50-х.

В 1946 году он женился на дочери кардиолога Лазаря Фогельсона – Ольге Лазаревне. В этом браке родился сын Александр. Супруги разошлись, сохранив добрые отношения. От второго брака у Давида Самойлова трое детей. В 1967 году семья поселилась в подмосковной Опалихе.

Давид Самойлов с женой и детьми

Давид Самуилович много работал над стихами и переводами. Написал монографию о русском стихосложении. Оставил мемуарные заметки и дневники. В общественной жизни участвовать не стремился, однако, когда видел явную несправедливость, предпринимал всё возможное, чтобы защитить пострадавших. Так, в декабре 1965 года поставил свою подпись под письмом в поддержку А. Синявского и Ю. Даниэля. Вступился также за составителей «Белой книги» А. Гинзбурга и Ю. Галанскова. После этого поэта несколько лет не печатали. Но он не жалел, так как не мог поступить иначе.

Повремени, певец разлук

Семидесятые стали для Самойлова тяжёлым периодом по многим причинам. В частности, из-за серьёзных проблем со здоровьем. У поэта обнаружили катаракту. Он перенёс несколько операций в клинике им. Гельмгольца, однако стабильного эффекта они не принесли. Зрение ухудшалось. Серьёзную тревогу внушало и состояние сердечно-сосудистой системы.

Однако телесные недуги не были причиной отчаяния. Самые интересные факты биографии Давида Самойлова показывают, что поэт ценил глубинную сущность жизни. Он продолжал общаться с дорогими ему людьми, работать. Переехал в Пярну, где смог устроить быт так, как давно мечтал. Посвящал время прогулкам, размышлениям.

Гораздо труднее было смириться со смертью близких. Потери ранили всё чаще. В 1986 году в возрасте девяноста лет умерла мама Давида Самуиловича. В том же году 23 февраля умер давний друг Самойлова – поэт Борис Слуцкий.

Дата оказалась роковой. 23 февраля 1990 года Давид Самойлов выступал на поэтическом вечере в Таллине. Беды ничего не предвещало, но, выйдя за кулисы, он потерял сознание. В зале был врач, поэта пытались привести в чувство. Он на миг очнулся, заверил окружающих, что всё хорошо, и умер.

«Почему он возникает? Как оказать при нём первую помощь и бывает ли аллергия на нашатырь?». Цитата из материала «Обморок обмороку рознь. Разбираемся с причинами»

Причиной смерти Давида Самуиловича Самойлова стал сердечный приступ. Поэта похоронили на Лесном кладбище в полюбившемся ему Пярну.

Текст: Дарья Ушкова

Давид Самойлов с женой и детьми

Давид Самойлович САМОЙЛОВ

Ресурсы интернета

Давид Самойлов: мне выпало счастье быть русским поэтом

На сайте:

  • Несколько слов о Давиде Самойлове: высказывания Яана Кросса, Сергея Наровчатова, Евгения Евтушенко, Павла Антокольского, Сергея Чупринина
  • Давид Самойлов о себе
  • Пярнуский период
  • Пярнуский альбом
  • Музей
  • Стихи
  • Библиография

Биография и личность Давида Самойлова

Энциклопедия «Кругосвет»
Определяя свое поэтическое самоощущение, Самойлов написал: «У нас было все время ощущение среды, даже поколения. Даже термин у нас бытовал до войны: „поколение 40-го года“». К этому поколению Самойлов относил друзей-поэтов, “Что в сорок первом шли в солдаты / И в гуманисты в сорок пятом”. Их гибель он ощущал как самое большое горе. Поэтической “визитной карточкой” этого поколения стало одно из самых известных стихотворений Самойлова Сороковые, роковые (1961).

С.С. Бойко. Биография Д. Самойлова
Семья. ИФЛИ и начало поэзии. Война. «. И лишь потом во мне очнулось. ». Лирика. Поэмы. Детские стихи и переводы.

Д. Самойлов. Несколько слов о себе
Отец – моё детство. Ни мебели квартиры, ни её уют не были подлинной атмосферой моего младенчества. Её воздухом был отец.
До школы я много болел, поэтому рано выучился читать. Стихи начал писать рано, скорей всего не из подражания, а по какой-то внутренней потребности. (…) Однажды погожим утром (…) памятного лета 1926 года (…) я сочинил первые в жизни строки:
Осенью листья желтеть начинают,
С шумом на землю ложатся они.
Ветер их снова на верх поднимает
И кружит, как вьюгу в ненастные дни.

Давид Самойлов. Поколение сорокового года
Однажды в крошечной прокуренной насквозь комнатке за кухней – у Павла Когана – мы говорили об учителях. Их оказалось множество – Пушкин, Некрасов, Тютчев, Баратынский, Денис Давыдов, Блок, Маяковский, Хлебников, Багрицкий, Тихонов, Селывинский. Называли и Байрона, и Шекспира, и Киплинга. Кто-то назвал даже Рембо, хотя он явно ни на кого не влиял.
Из книги: Сквозь время. Сборник. М., «Советский писатель», 1964, 216 с.

Евгений Евтушенко. Давид Самойлов
Стихи писал с детства. Но первыми его публикациями были переводы – с албанского, польского, чешского, венгерского. Он даже принят был в Союз писателей как переводчик. В него как в поэта мало кто верил, за исключением красавицы-жены, Бориса Слуцкого и нескольких родственников и близких друзей.
Источник: Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е. Евтушенко. Минск-Москва, «Полифакт», 1995

Александр Давыдов. 49 дней с родными душами
Лирические воспоминания сына Давида Самойлова
Отец сносил драматизм своей жизни с достоинством и мужеством, но трудно справлялся с драмой самого существования в мире. Он старался сохранять простой и трезвый взгляд на жизнь, высмеивая утонченность чувств, а в душу свою он не то чтобы не заглядывал, но старался не до глубин. Отец огорчался мелкими проступками чувства, как, например, недостаточной глубиной какой-либо эмоции в должном случае, но притом отказывался признать сложность и неразъясненность человеческой души как таковой. Он, избегая тягостного и невнятного, старался быть человеком света, но тень растягивалась к закату, и Отец с годами все хуже помещался в творимый им блестящий и обаятельный образ, в котором скапливал все светлое и благодатное в своей натуре. Этот образ носил его детское дурашливое имя. От тени Отец откупался мелкими жертвами, не зная, а точней, не желая знать, из каких чернейших глубин растет ее корень. Он вел дневник и там вдруг представал едва ль не придирчивым брюзгой, выворачивая наизнанку свои отношения с людьми. Так прячут взгляд в темноту, чтобы поберечь уставшие глаза. Отец стремился к классической простоте, тем заслоняясь от сложности собственной натуры. Сколь глубоко он в этом преуспел, свидетельствуют его стихи. Словно б в самой сердцевине своей личности Отец выстроил хрустальный дворец. Стихи — тому и причина, и следствие. Отец совершил большой душевный труд, преодолев дьявольский государственный соблазн и гармонизировав хаос войны. Он смирил тьмы демонов, не чураясь их, а мужественно выходя им навстречу, не вооруженный, кажется, ничем, кроме своего мудрого простодушия, долгие годы остававшегося цельным. Но я верю, что также и оберегаемый молитвой своего отца. Податливый в отношениях с людьми, Отец оказался силен.

Игорь Шевелев. Интервью с сыном поэта – Александром Давыдовым
В самой сердцевине личности отец выстроил хрустальный дворец. Стихи – и причина, и следствие. Отец совершил большой душевный труд, преодолев дьявольский государственный соблазн и гармонизировав хаос войны. Он смирил тьмы демонов, не чураясь их, а мужественно выходя им навстречу, не вооруженный ничем, кроме мудрого простодушия, долгие годы остававшегося цельным.

Самойлов Давид: 85 лет со дня рождения: «Ирония – защита чести…»
Самойлову – юному, молодому и зрелому – всегда была присуща особая ирония, – та, которая позволяет легко относиться к серьезным вещам, быть недовольным собой, но не брюзжать, жалеть близких и заботиться товарищах… Эта ирония давала ему силы понимать всю глубину мира и меру ответственности перед ним.

Игорь Шевелев. О Давиде Самойлове и его дневниках
Замечательный поэт вел дневник всю свою жизнь, начиная с 14 лет. Тогда он размышлял о своих школьных влюбленностях, о конспекте статьи Ленина о Толстом, о комсомоле. Потом был ИФЛИ, дружба с Коганом, Кульчицким, Наровчатовым, Слуцким, Потом был фронт. Литературный быт, «внутренняя эмиграция» в Пярну, признание. Перед читателем проходит огромная жизнь страны и поэта, эту жизнь видящего изнутри. Шутка ли, 55 лет дневника! Последняя запись сделана за четыре дня до скоропостижной смерти Давида Самойлова. Он волнуется о близких, жалуется на непреходящую тоску, как всегда отмечает, кто был в гостях.

Виктор Кузнецов. «…И мы едем и едем куда-то»
Василия Яна можно считать первым литературным наставником Давида Самойлова. Возвратившись после войны из Германии, начинающий поэт привез старшему другу два сборника стихов Рейнера Рильке, которого Василий Ян высоко ценил и с которым был лично знаком в 1920-е годы. Молодой поэт-фронтовик в тот вечер читал старому прозаику свои стихи о войне. И хотя сам Давид Самойлов говорил о них, как о «невызревших», Яну они понравились…

Читайте также:  Биография Эдди Аркаро

Г. Ефремов. Жёлтая пыль: Заметки о Давиде Самойлове
А по-моему, как раз Давид и был человеком славы. Общественным, социальным, компанейским – как ни называй. Не мог без людей, без мыслей о них, без их слов – участия и одобрения. Его жизнь сопровождал какой-то смутный и неотступный гул – леса, или моря, или толпы.

Несколько слов о Давиде Самойлове
Высказывания Яана Кросса, Сергея Наровчатова, Евгения Евтушенко, Павла Антокольского, Сергея Чупринина.
«Биография поэта была биографией поколения. Эти определения легко можно поменять местами и сказать, что биография поколения явилась биографией поэта». (Сергей Наровчатов)

Николай Якимчук. Давид Самойлов: «Я – человек неожиданный!»
Давид Самойлов был личностью многообразной. Мудрец и гуляка. Острослов и мастер почти научных формулировок. Просветленно, моцартиански смотрящий на мир, но иногда по-ницщеански упадающий духом.
Непостижимым образом все это разнообразие уживалось в одном человеке.
Гармония искала поэта Д. Самойлова и он отвечал ей тем же.

Анна Марченко. Есть философия ухода…
Размышления Д. Самойлова о смерти, вере и Боге в свете учения Католической Церкви.

Давид Самойлов «Мы живем в эпоху результатов. »
Переписка с Л.К. Чуковской.

  • Часть 1
  • Часть 2
  • Часть 3


Переписка Давида Самойлова и Лидии Чуковской
Роман о дружбе, блестящая психологическая проза, образец уважительного разговора двух интеллигентов, обладающих зачастую разными взглядами – так отзываются о книге читатели.

Сергей Шаргунов. Древний город в полосах вина
«А мы такие молодые. » – строчка из хрестоматийного стихотворения.
Самойлов – древний автор. Даже звучание его имени навевает древнюю скорбь. Острые тени, засуха, каменные развалины города, где четкость архитектуры естественно сочетается с провалами.
Давид Самойлов – поверженный великан, свежерухнувший Голиаф еще в облачках пыли.

Ольга Ильницкая. Сидели ласточки на стенке
Воспоминания о встрече с Д. Самойловым
Не каждый день разговариваешь с большими и настоящими Поэтами. Со мной оба были заинтересованно-внимательно-ласковы, расспрашивали – на вопросы я отвечала, а сама – ничего! Так заклинило, что сжалились и – отпустили с Богом. Но – поцеловали оба. Вроде как – благословили.

Давид Самойлов. В кругу себя
Составитель и автор комментариев Геннадий Евграфов.

Геннадий Евграфов. Роман с Мавзолеем
«Роман с дочерью вождя ДС (Давид Самойлов) называл романом с Мавзолеем. Их отношения не прерывались в течение нескольких лет – Светлана хотела довести дело до брачного венца. Но стать зятем даже почившего в бозе вождя всего чего только было можно и чего нельзя? Для молодого поэта это было слишком».

Геннадий Евграфов. Абрам Хайям
Геннадий Евграфов: «Несколько предварительных замечаний. Не хочется писать ни стихи, ни прозу. Время, что ли, на дворе такое? „Февраль. Достать чернил и плакать“? Чернил давно нет, слезы высохли еще раньше, чем исчезли чернила. Что остается? Компьютер. Вот и взялся за воспоминания, чтобы, как умею, запечатлеть время, в котором пришлось жить, людей, с которыми пришлось дружить или встречаться. Одним из таких людей был Давид Самойлов. Другим – Игорь Губерман. О них речь».

Геннадий Евграфов. «Кто устоял в сей жизни трудной. »
Воспоминания о Давиде Самойлове и его роли в издании альманаха «Весть».

Ирина и Виталий Белобровцевы. Ему дивился городок Пернов
В середине семидесятых годов в Эстонии самопроизвольно возникло новое явление – сюда явился (явил себя) поэт Давид Самойлов.

Виктор Перелыгин. Несостоявшийся музей
О попытке создания мемориального музея Давида Самойлова в Пярну.

Произведения Давида Самойлова

Проза
Отгремели грозы.
Завершился год.
Превращаюсь в прозу,
Как вода в лед.

  • Анна Андреевна (Из «Памятных записок»)
    Я знал Ахматову в период второй славы и несколько лет пользовался ее доброжелательством и доверием.
    Между двумя славами лежала пора полузабвения. Ахматова была отторгнута от читающей публики (помню, говорила, что собраны десять сигнальных экземпляров невышедших книг).
    Мы, молодые поэты довоенной поры, конечно, прочли то, что было когда-то издано. И даже хранили на книжных полках «Четки» и «Anno Domini» рядом с «Верстами» Цветаевой, «Камнем» Мандельштама и «Тяжелой лирой» Ходасевича. Казалось, это поэты ушедших времен.
    Ахматова казалась традиционной, и легко познаваемой, и сразу знакомой. Много позже я понял, что это не так. «Знакомость» Ахматовой оттого, что она предельно естественна, как явление природы.
  • Краткий карманный матримониальник для девиц


Эпиграммы. Эпитафии

Статьи о творчестве Давида Самойлова

Евгений Евтушенко. Тихо оказавшийся классиком
Из антологии Евгения Евтушенко «Десять веков русской поэзии»
Он единственный написал о Пушкине так, будто тот был его всегдашним собутыльником, когда даже невыносимая «андроповка» чудодейственно преображалась во «Вдову Клико». От Пушкина Самойлов унаследовал искрящуюся легкость стиха. И двигался он по жизни так же легко, импровизационно, но за застольной беспечностью Самойлова скрывалась постоянная работа острого, порой безжалостного ума, что особенно ощущается в его дневниках. И почти невесомое перо перепархивало от лубочного скоморошества к пушкинско-шекспировской трагедийности. Самойлов пробовал еще раз перевести на наш упрямо не поддающийся язык «Пьяный корабль» Артюра Рембо, в серьезном исследовании старался спасти малютку-рифму, раздавливаемую терриконовыми громадами пустопородного верлибра, и всё делал воздушно, грациозно, не надрываясь.

Немзер А.С. Часовой и звезда: О поэзии Давида Самойлова
Лучшие годы Давида Самойлова – семидесятые. Не потому, что в предыдущие и последующее десятилетия он писал «хуже». Во-первых, кому что нравится. Во-вторых же, как представить себе нашего поэта без стихов более ранних («Сороковые», «Старик Державин», «Дом-музей», «Шуберт Франц», «Перед снегом», «Названья зим», «Конец Пугачева», «Пестель, поэт и Анна», «Смерть поэта» и т. д.) и более поздних («Голоса за холмами», «За перевалом», «Памяти Антонины», «Играй, Игнат, греми, цимбал. », «Мне выпало счастье быть русским поэтом», «Беатриче», «Убиение углицкое» и т.п.). И уж конечно, не потому, что семидесятые были мечены знаком внешнего благополучия.
Источник: Послесловие к сборнику: Давид Самойлов. «Мне выпало все. ». М., «Время», 2000.

Револьд Банчуков. Три перевала, или известный и неизвестный Самойлов
А сейчас я познакомлю вас, уважаемые читатели, с неизвестным вам стихотворением Д. Самойлова, которое около сорока лет распространялось в списках. Знали его фактически единицы, о нем никто не говорил, не писал, как будто его и не было в природе. Даже в статьях о Самойлове, принадлежащих перу таких серьезных и объективных исследователей современной поэзии, как Сергей Чупринин и Игорь Шайтанов, даже в книге Вадима Баевского «Давид Самойлов. Поэт и его поколение» (1986) нет и намека на стихотворение «Если вычеркнуть войну. ».

Ионас Мисявичюс. И что нельзя беречься
Это тот Давид Самойлов, который «зарастает памятью, как лесом зарастает пустошь», для которого «Сороковые – роковые», у которого «Крылья холопа» и «Струфиан», «Снегопад» и «Сон о Ганнибале», «Старик Державин» и «Пестель, поэт и Анна», «Ближние страны» и «Старый Дон-Жуан», «Соловьи Ильдефонса-Константы». Это и его переводы «Собора» Ю. Марцинкявичюса, «Пярнуские элегии» и «Волна и камень», «Голоса за холмами» и «Уйти, раствориться в России».
И еще многое, и многое, что может нас утешить и согреть в любую погоду и годину.

Станислав Рассадин. Звезда Давида
В поэзии Самойлова сосуществуют, подчас противоборствуя, две стихии. Отчетливое пушкинианство («…Из поздней пушкинской плеяды… Мы, послушники ясновидца…») — и то, что я еще давно, при жизни Самойлова, назвал лирической эксцентрикой.

Юрий Колкер. Поэт с эпитетом
При жизни Самойлов оставался на вторых ролях. До эпохи покупных премий не дожил. К старости – вырос: о нем, не без помощи и напора со стороны Анатолия Якобсона, пошел доброжелательный шепот. Дальше – смерть помогла. Мертвых не только у нас «уважают», это всюду так: умер физик – одним физиком меньше, умер поэт – одним поэтом больше. Наступила слава, негромкая, но именно та, которой душа ищет: когда умные и образованные люди знают и ценят поэта.

Михаил Эпштейн. Природа, мир, тайник вселенной…
Природа в стихах Самойлова проста и естественна, чужда какой бы то ни было изысканности, неистовости, экзотики. Люблю пейзаж без диких крепостей, // Без сумасшедшей крутизны Кавказа, // Где ясно все, где есть простор для глаза, – // Подобье верных чувств и сдержанных страстей” («Начало зимних дней»).

Центр развития межличностных коммуникаций
Давид Самойлов – один из самых «историчных» советских поэтов (при этом его творческие изыскания отнюдь не ограничивались прошлым). В его стихотворениях, поэмах, драматических сценах живут и действуют Анна Ярославна и Марта Скавронская, Бертольд Шварц и царевич Дмитрий, Шуберт и Моцарт, Иван Грозный и Андрей Курбский, Петр I и Меншиков, Абрам Ганнибал и Емельян Пугачев, Державин и Дельвиг, Пушкин и Пестель, Бонапарт и Александр I.
Поэтому так любят историки и публицисты цитировать стихи Самойлова, находя в них дополнительные образные аргументы. Пишущий о природе русского самодержавия приведет слова самойловского Меншикова:
А в Русском государстве нет вторых,
Есть только первый, а за ним последний.

Кирилл Решетников. Упрекал себя в стихах: «Пишу я редко и мало»
Беседа с сыном писателя – главным редактором журнала «Комментарии» Александром Давыдовым
– Вы знаете, вообще он всегда говорил, что пишет мало. Даже упрекал себя в стихах: «Пишу я редко и мало». На самом деле остался большой архив, его исследовал и я, и его вдова Галина Ивановна Медведева. Там мы обнаружили огромное количество стихов. Но они уже практически все опубликованы – десятки, если не сотни стихотворений, и, кстати, среди них есть отличные. Даже, как говорили, какой-то «второй» Самойлов открылся.

Загадка одного стихотворения
И вдруг это стихотворение, опубликованное в журнале «Знамя» (2003, № 10). «Года-любовь» – словосочетание, заключенное в кавычки – это ведь не цитата, это ведь наверняка название! Женщина, которая тоже пишет стихи, женщина, чьи инициалы поддаются расшифровке. Это ведь не рассеянная женственность, как определял присутствие женщин в лирике отца его сын Александр. «Я зарастаю памятью, как лесом зарастает пустошь…». И тоже инициалы… Да где же это столь любимое многими стихотворение?

Пярнуский альбом
53 фотографии Давида Самойлова и его близких.

Несколько вариантов песни «Когда мы были на войне» на стихи Д. Самойлова
Исполнение Александра Мордвинова и Виктор Столярова, группы «Аккустические ботинки», Татьяны Сергеевой, Александра Харчекова, Пелагеи.

Евгений Евтушенко. Давид Самойлов
Стихи писал с детства. Но первыми его публикациями были переводы – с албанского, польского, чешского, венгерского. Он даже принят был в Союз писателей как переводчик. В него как в поэта мало кто верил, за исключением красавицы-жены, Бориса Слуцкого и нескольких родственников и близких друзей.
Источник: Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е. Евтушенко. Минск-Москва, «Полифакт», 1995

Самойлов Давид Самуилович – биография, бесплатно скачать и читать книги Самойлов Давид Самуилович на ThankYou.ru

Янин Валентин Лаврентьевич

Пунит Нахата (Puneet Nahata)

Давид Самойлов – это авторский псевдоним поэта Давида Самуиловича Кауфмана. Родился знаменитый поэт и переводчик 1 июня 1920 года в Москве.

Родился мальчик в известной и уважаемой еврейской семье. Отец мальчика, Самуил Абрамович Кауфман, был хорошим и почитаемым врачом, работал главным венерологом в Московской области.

В 1938 году Давид поступил в Московский институт философии, литературы и истории (МИФЛИ). Там он познакомился с ведущими профессорами, а также завел друзей, которым позже посвятил стих «Пятеро». Впоследствии все они стали поэтами, представителями «поэзии военного поколения». Учеба продлилась вплоть до 1941 года, когда Давид ушёл добровольцем на фронт. Тем не менее, там он пробыл недолго. Будучи разведчиком, он был серьезно ранен, после чего был демобилизирован и отправлен домой.

Во времена Великой Отечественной войны парень был отправлен на трудовой фронт под Вязьмой, где должен был в числе прочих рыть окопы. Там Давид серьезно заболел, после чего его эвакуировали в Самарканд. После эвакуации Давид принял решение продолжить обучение и поступил на учебу в Вечернем педагогическом университете. Незадолго после этого его также приняли в военно-пехотное училище, окончив которое, в 1942 году, Давид был отправлен под Тихвин, на Волховский фронт.

Первой женой писателя была Ольга Фогельсон, родители которой занимались делом, близким к профессии родителей самого Давида. Отец Ольги, Л. И. Фогельсон, был довольно известным советским доктором-кардиологом. В этом браке у Давида родился сын, которого супруги назвали Александром. Впоследствии мальчик ступил на стезю, выбранную его отцом, и также стал писателем. Парень, продолживший дело отца, известен как прозаик и публицист. Однако спустя несколько лет супруги разошлись, и семья распалась. Позже Давид снова женился, и на этот раз брак оказался удачнее. Супругой стала Галина Ивановна Медведева, в браке с которой у Давида родилось еще трое детей, два мальчика и девочка – Павел, Петр и Варвара.

Печататься Давид начал еще в 1941 году. А после войны он также взялся за переводческую деятельность. Владея несколькими языками, Давид Самойлов свободно переводил известные труды с венгерского, польского, литовского, чешского языков, а также с многих других языков стран-представителей Советского Союза.

Первая книга стихотворений Давида Самойлова «Ближние страны» была издана в 1958 году. Последующие же сборники, которые причисляются критиками к лирико-философским сочинениям поэта, были все больше и больше пропитаны военной тематикой – сборники изобилуют историческими стихами, военными мотивами, а также размышлениями о современном поколении, его отличиях с предыдущим, а также о роли и предназначении искусства. К таким сборникам принадлежат следующие: « Второй перевал», выпущенный в 1962, «Дни» – в 1970, «Волна и камень» – в 1974, «Весть» – в 1978, «Залив» – в 1981, а также сборник «Голоса за холмами», который увидел свет уже в 1985 году. Стихи Самойлова отличаются из ряда прочих своим глубоким смыслом и подтекстом, поскольку, не пользуясь сложными семантическими и синтаксическими конструкциями, поэту максимально простыми словами удалось идеально предать свои взгляды на жизнь, свое мировоззрение – стремление к человеческой свободе и банальное справедливости. Несмотря на то, что военная тематика была близка поэту больше всего, Давид Самойлов также выпустил и юмористический сборник под названием «В кругу себя». Одно из произведений Давида даже было положено на музыку и устами соотечественников облетело многие города и страны: стих «Песня гусара» благодаря Виктору Столярову был более популярен как песня «Когда мы были на войне».

Самойлов также вел дневник, который впоследствии стал первоисточником для издания прозы после смерти поэта. Все это получило название «Памятные записки», и сборник был издан в 1995 году.

Самойлов не единожды писал труды по стихосложению, а также выступал перед публикой. Первое публичное выступление для него организовал близкий друг, харьковский литературовед Лившиц. Оно состоялось в Центральной лектории города Харькова, в 1960 году.

Начиная с 1974 года, Давид Самойлов все время жил в Пярну, Эстонской области СССР.

23 февраля 1990 года Давид Самойлов умер в Таллине. Похоронен поэт в Пярну, где и прожил большинство своей жизни, на кладбище Лесном.

Давид Самойлов – это авторский псевдоним поэта Давида Самуиловича Кауфмана. Родился знаменитый поэт и переводчик 1 июня 1920 года в Москве.

Давид Самуилович САМОЙЛОВ: поэзия

Давид Самуилович САМОЙЛОВ (1920-1990) – поэт и переводчик: Поэзия | О Человеке | Цитаты | Аудио | Фотогалерея.

***
Истомясь от сердечной печали,
Истомясь, начинаем с трудом
Верить Слову, что было в начале,
А не тем, что явились потом.

И понятно, и ясно, и ново
Воссияет его благодать.
Странно, что изначальное слово
Раньше мы не могли различать.

Различили. Теперь уже надо,
Чтобы силу оно обрело,
Чтоб от паствы до пастырей стада
Изначальное Слово дошло.

***
В общем, жизнь состоялась,
Даже в городе чуждом и странном,
Несмотря на усталость,
При моем исступлении пьяном.

Друг, пора и в дорогу,
Вновь прильнуть и прижаться к России:
Так медведи в берлогу
Заползают в последнем усилье.

Слава Богу! Слава Богу!
Что я знал беду и тревогу!
Слава Богу, слава Богу –
Было круто, а не отлого!

Слава Богу!
Ведь все, что было,
Все, что было,- было со мною.
И война меня не убила,
Не убила пулей шальною.

Не по крови и не по гною
Я судил о нашей эпохе.
Все, что было,- было со мною,
А иным доставались крохи!

Я судил по людям, по душам,
И по правде, и по замаху.
Мы хотели, чтоб было лучше,
Потому и не знали страху.

Потому пробитое знамя
С каждым годом для нас дороже.
Хорошо, что случилось с нами,
А не с теми, кто помоложе.

***
Фрегат летит на риф.
Но мы таим надежду,
Что будет он счастлив
И что проскочит между
Харибдою и Сциллой,
Хранимой Высшей Силой.

Что остается нам?
Убавить паруса.
Удерживать штурвал.
И, укрепясь молитвой,
Надеяться на то,
Что внемлют небеса
И пронесут фрегат
Над Сциллой и Харибдой.

ИЗ ДЕТСТВА
Я – маленький, горло в ангине.
За окнами падает снег.
А папа поет мне: «Как ныне
Сбирается вещий Олег…»

Я слушаю песню и плачу,
Рыданье в подушке душу,
И слезы постыдные прячу,
И дальше, и дальше прошу.

Осеннею мухой квартира
Дремотно жужжит за стеной.
И плачу над бренностью мира
Я, маленький, глупый, больной.

***
Дай выстрадать стихотворенье!
Дай вышагать его! Потом,
Как потрясенное растенье,
Я буду шелестеть листом.

Я только завтра буду мастер,
И только завтра я пойму,
Какое привалило счастье
Глупцу, шуту, Бог весть кому –

Большую повесть поколенья
Шептать, нащупывая звук,
Шептать, дрожа от изумленья
И слезы слизывая с губ.

***
Кто двигал нашею рукой,
Когда ложились на бумаге
Полузабытые слова?
Кто отнимал у нас покой,
Когда от мыслей, как от браги,
Закруживалась голова?
Кто пробудил ручей в овраге,
Сначала слышимый едва,
И кто внушил ему отваги,
Чтобы бежать и стать рекой.

***
И. К.
Мы не меняемся совсем.
Мы те же, что и в детстве раннем.
Мы лишь живем. И только тем
Кору грубеющую раним.

Живем взахлеб, живем вовсю,
Не зная, где поставим точку.
И все хоронимся в свою
Ветшающую оболочку.

***
Я смерть свою забуду
Всего лишь оттого,
Что состояться чуду
Не стоит ничего.
Вот что-то в этом роде:
Муаровый скворец,
Поющий на природе
Гармонию сердец.
О, малое созданье!
Зато он превзошел
Величье подражанья
И слабость новых школ.
Пускай поет похоже
На каждого скворца
Ведь все созданье Божье
Похоже на Творца.

***
Надо идти все дальше,
Дальше по той дороге,
Что для нас начертали
Гении и пророки.

Надо стоять все тверже,
Надо любить все крепче,
Надо хранить все строже
Золото русской речи.

Надо смотреть все зорче,
Надо внимать все чутче,
Надо блюсти осторожней
Слабые наши души.

***
Вечность – предположенье –
Есть набиранье сил
Для остановки движенья
В круговращенье светил.

Время – только отсрочка,
Пространство – только порог.
А цель Вселенной – точка.
И эта точка – Бог.

***
Не исповедь, не проповедь,
Не музыка успеха –
Желание попробовать,
Как отвечает эхо.

Как наше настоящее
Поет морозной ранью
И как звучит стоящее
За вековою гранью.

***
Я верю в мужество и нежность
Во времена смещенья вех,
Когда обманчивая внешность
Разочаровывает всех;

Когда ломают все устои,
Как разрушали купола,
И кажется, что всё пустое –
Слова, и цели, и дела.

Но в испытании на прочность
И в неприятии кнута
Нужны особенная точность,
И мужество, и доброта.

Расплывчатость или небрежность
Губительны на этот раз.
И только мужество и нежность
От пустоты спасают нас.

***
Я верю в мужество и нежность
Во времена смещенья вех,
Когда обманчивая внешность
Разочаровывает всех;

Когда ломают все устои,
Как разрушали купола,
И кажется, что всё пустое –
Слова, и цели, и дела.

Но в испытании на прочность
И в неприятии кнута
Нужны особенная точность,
И мужество, и доброта.

Расплывчатость или небрежность
Губительны на этот раз.
И только мужество и нежность
От пустоты спасают нас.

***
Фрегат летит на риф.
Но мы таим надежду,
Что будет он счастлив
И что проскочит между
Харибдою и Сциллой,
Хранимой Высшей Силой.

Творческое наследие поэта – Давида Самойлова

Творческое наследие поэта – давида Самойлова

Давид Самойлов родился 1 июня 1920 года в Москве. Маму звали Цецилия Израилевна. Отец Самуил Абрамович Кауфман работал главным венерологом Московской области, участвовал в Первой мировой и Гражданской войне; в Великую Отечественную работал в тыловом госпитале. Воспоминания из детства Образы родителей будущим поэтом будут ярко описаны в стихотворениях «Двор моего детства» и «Выезд», а детские воспоминания автор правдиво запечатлел в автобиографических произведениях «Дом», «Сны об отце», «Квартира», «Из дневника восьмого класса».

Биография Давида Самойлова – талантливого поэта – вполне обыденна. Родился… Учился… Сочинял… С поэзией Давид подружился с детских лет, большое влияние на его становление как человека творческого оказал исторический романист и по совместительству друг семьи Василий Ян. Биография Давида Самойлова Школу будущий поэт окончил в 1938 году и стал студентом Московского института философии, истории и литературы, где преподавали самые лучшие ученые того времени: Л. И. Тимофеев, Н. К. Гудзий, Д. Н. Ушаков, Ю. М. Соколов, С. И. Радциг, Д. Д. Благой. За период учебы Давид Самойлов (фото военного периода) подружился с поэтами, позже именуемыми представителями поэзии военного поколения 40-х годов: Сергеем Наровчатовым, Борисом Слуцким, Михаилом Кульчицким, Павлом Коганом. Им было посвящено пророческое стихотворение «Пятеро», причем пятым был сам автор. самойлов давид самуилович биографияГибель некоторых из них, как бы напророченная в произведении, стала для Самойлова большим горем. Творчески близок автор был также с Н. Глазковым, М. Лукониным – коллегами по неофициальному творческому семинару поэта И. Сельвинского, добившегося публикации в журнале «Октябрь» произведений своих учеников. Произошло это в 1941 году; стихотворение Самойлова, напечатанное в общей подборке, описывающее картину человеческого прогресса и подписанное псевдонимом Давид Кауфман (в честь отца), называлось «Охота на мамонта». – Годы военные В Финскую войну Самойлов Давид Самуилович, биография которого всегда была связана с поэзией, хотел попасть на фронт добровольцем, но не прошел по состоянию здоровья. В Великую Отечественную войну в ряды защитников Родины не прошел по возрасту: был направлен под Вязьму рыть окопы. В первые военные месяцы поэт записал в тетрадь неопубликованные и важные для себя произведения (около тридцати стихотворений, три поэтических перевода и одну комедию). В те времена Давид заболел и был эвакуирован в Ашхабад, где начал обучение в вечернем педагогическом институте. После этого было Гомельское военно-пехотное училище, в котором Давид, пробыв пару месяцев, был отправлен под Тихвин, на Волховский фронт. Впоследствии автор писал, что война ему открыла главное – ощущение народа. Дошел до Берлина Биография Давида Самойлова имеет факт ранения, полученного в 1943 году. Спасением жизни писатель обязан своему другу – алтайскому крестьянину С. А. Косову, которому впоследствии было посвящено стихотворение «Семен Андреич». После выписки из госпиталя вернулся на фронт. Будучи разведчиком, в составе Первого Белорусского фронта освобождал Германию, Польшу, дошел до Берлина. Важнейшие этапы биографии поколения военных лет Давид Самойлов подчеркнул в поэме «Ближние страны. Записки в стихах». – давид самойлович самойлов биография В годы войны Давид Самойлович Самойлов, биография которого вызывает искренний интерес у поклонников его творчества, поэтических строк не сочинял, не считая стихотворений про Фому Смыслова, удачливого солдата, и поэтической сатиры на Гитлера, публиковавшихся в гарнизонной газете под псевдонимом Семен Шило. Первое произведение, изданное в журнале “Знамя” после войны (в 1948 году), – «Стихи о новом городе». Регулярно публикации его произведений в периодической печати стали появляться в прессе начиная с 1955 года. До этого периода Самойлов работал в качестве профессионального переводчика и сценариста на радио. Творчество Самойлова Биография Давида Самойлова всегда была связана с творчеством. В 1958 году опубликована дебютная поэтическая книга «Ближние страны», ключевыми героями которой являлся фронтовик в произведениях «Жаль мне тех, кто умирает дома…», «Семен Андреич» и ребенок в произведениях «Золушка», «Сказка», «Цирк», «Стихи о царе Иване». В этом поэтическом цикле гармонично соединились жизненный опыт поэта и исторический опыт России с его традициями пушкинского историзма. давид самойлов смертьТема истории и роли человека в ней продолжилась в драматических сценах «Сухое пламя» (1963 год) и стихотворении «Пестель, поэт и Анна», написанном в 1965 году. Исторические эпохи перекликаются в изданной в 1972 году поэме «Последние каникулы», повествующей о путешествии главного героя вместе со скульптором XVI века Сквошем Витом по Польше и Германии разных исторических периодов. Известность Давида Самойлова Имя Самойлова широкому кругу читателей стало известно после публикации в 1970 году поэтического сборника «Дни», лучшие стихотворения автора были объединены в книге «Равноденствие». Давид Самойлов, биография, стихи которого интересны нынешнему поколению, не принимал участие в официозной писательской жизни, что ни в коей мере не изолировало его от жизни общественной, ведь и круг общения, и круг занятий Самойлова был достаточно широк. –

В 1967 году писатель поселился близ Москвы, в деревне Опалиха. Биография Давида Самойлова связана со многими известными именами: Юлием Кимом, Юрием Левитанским, Зиновием Гердтом, Булатом Окуджавой, Фазилем Искандером, с которыми поэт поддерживал тесную дружбу. Разносторонность Давида Самойлова Болезнь глаз не мешала его работе в историческом архиве, написанию произведения о 1917 годе. В 1973 году Самойлов опубликовал «Книгу о русской рифме», в 1974 году свет увидела книга «Волна и камень», названная критиками самой пушкинской – по поэтическому мироощущению и частоте упоминаний о великом поэте. – Читайте подробнее на FB.ru:

Давид Самуилович активно и в больших объемах переводил стихи болгарских, испанских, армянских, немецких, литовских, польских, турецких, французских, сербских, эстонских поэтов, принимал участие в создании ряда спектаклей в Театре на Таганке, Театре имени Ермоловой, «Современнике», писал для театра и кино песни. В 1988 году стал лауреатом Государственной премии Советского Союза. Эстонский период жизни писателя Поэт Давид Самойлов, биография которого связана с военным временем, в жизни был легким и общительным человеком. поэт давид самойлов биографияВ 1976 году поселился на улице Тооминга, в эстонском приморском городке под названием Пярну, который он очень любил. Красота приморского парка, запутанные старинные улочки, невероятной красоты залив вдохновляли поэта на творчество. Именно в Эстонии – стране, где автор чувствовал себя легко и спокойно, – вышло шесть его поэтических сборников, один из которых был издан на эстонском языке. Поэт часто посещал местную гимназию и соседние школы, любил беседовать с учителями и учениками о русской литературе, читал вслух свои произведения. Общение было неформальным и оставляло всегда глубокое впечатление в сердцах молодого поколения. Самойлов никогда не ставил к своим стихам даты. В 1962 году начал вести дневник; записи из него послужили основой для прозы, опубликованной отдельной книгой «Памятные записки» после его смерти, в 1995 году. Искрометный блистательный юмор поэта породил многочисленные эпиграммы, пародии, шутливый эпистолярный роман. Вклад в литературу: Давид Самойлов Смерть настигла писателя в Пярну 23 февраля 1990 года, там же он был похоронен. О Давиде Самуиловиче Самойлове в 2010 году была снята документальная кинокартина «Мальчики державы».биография давида самойлова Давид Самойлов считается одним из лучших представителей поэзии двадцатого века с большим запасом творческого синтеза глубокой культуры, присутствием свежести мысли, гармонично сочетающейся с элегантным юмором. Его поэтическое мировосприятие основано на глубоком чувстве истории и культурных традициях, современность автором также воспринимается как история. Только он ее обдумывает, проживает, выдерживает некоторое время (порой даже несколько лет) для того, чтобы субъективное мнение и пережитое время несколько отстранилось назад и событие приобрело свойства исторического объекта, внешнюю рельефность и внутренний строй. Именно этим можно объяснить, что первая книга поэта впервые была опубликована через целых тринадцать лет с момента окончания войны. Между появлениями остальных книг также проходят годы, подтверждая, что Давид Самойлов количеству опубликованного материала предпочитал его качество.

Рейтинг работы:
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 579
© 04.07.2016 Miliza
Свидетельство о публикации: izba-2016-1715260

В 1967 году писатель поселился близ Москвы, в деревне Опалиха. Биография Давида Самойлова связана со многими известными именами: Юлием Кимом, Юрием Левитанским, Зиновием Гердтом, Булатом Окуджавой, Фазилем Искандером, с которыми поэт поддерживал тесную дружбу. Разносторонность Давида Самойлова Болезнь глаз не мешала его работе в историческом архиве, написанию произведения о 1917 годе. В 1973 году Самойлов опубликовал «Книгу о русской рифме», в 1974 году свет увидела книга «Волна и камень», названная критиками самой пушкинской – по поэтическому мироощущению и частоте упоминаний о великом поэте. – Читайте подробнее на FB.ru:

Биография Самойлов Давид Самуилович

Самойлов (настоящая фамилия – Кауфман) Давид Самуилович (1920 – 1990), поэт. Родился 1 июня в Москве в семье военного врача, который оказал на него большое влияние, много занимался его образованием. Стихи начал писать рано, но поэтом себя долго не считал.
В 1938 окончил с отличием школу и без экзаменов поступил в ИФЛИ (Институт философии, литературы и истории), собираясь специализироваться по французской литературе. В те годы там преподавал весь цвет филологической науки. Тогда же познакомился с Сельвинским, который определил

В 1941 окончил ИФЛИ, тогда же публикует свои первые стихи.
Через несколько дней после начала войны уходит добровольцем сначала на оборонные работы на Смоленщине, затем зачислен курсантом Гомельского военно-пехотного училища, где был только два месяца – по тревоге были подняты и отправлены на Волховский фронт. После тяжелого ранения пять месяцев провел в госпиталях, затем снова возвращается на фронт, находится в моторазведроте. Последнее звание – старший сержант.
В конце ноября 1945 с эшелоном

Биография Левитанский Юрий Давыдович(1922-1996) Левитанский Юрий Давыдович (1922-1996), поэт. Родился 21 января в Киеве. Окончив школу в 1938 в городе Сталине (ныне Донецк), едет в Москву, где учится в Институте философии, литературы и истории. С началом Отечественной войны уходит на фронт солдатом, становится офицером, затем фронтовым корреспондентом, начав печататься в 1943 во фронтовых газетах. В послевоенные годы выходит […].

САМОЙЛОВ, ДАВИД САМОЙЛОВИЧ

САМОЙЛОВ, ДАВИД САМОЙЛОВИЧ (1920–1990), наст. фамилия Кауфман, русский поэт. Родился 1 июня 1920 в Москве. Отец был врачом, участником Первой мировой и Гражданской войн; в годы Отечественной войны работал в тыловом госпитале. Образы родителей присутствуют в стихах Самойлова (Выезд, Двор моего детства и др.); воспоминания детства отразились в автобиографической прозе конца 1970-х – начала 1980-х годов (Дом, Квартира, Сны об отце, Из дневника восьмого класса и др.).

По воспоминаниям Самойлова, первые стихи он сочинил в семилетнем возрасте. На его творческое становление большое влияние оказал друг семьи, исторический романист В.Ян. В 1938 Самойлов окончил школу и поступил в Московский институт философии, истории и литературы (МИФЛИ) – объединение гуманитарных факультетов, выделенное из состава МГУ. В МИФЛИ преподавали лучшие специалисты того времени – С.И.Радциг, Н.К.Гудзий, Ю.М.Соколов, Д.Д.Благой, Д.Н.Ушаков, Л.И.Тимофеев и др. В годы учебы Самойлов подружился с поэтами, которых вскоре стали называть представителями поэзии «военного поколения» – М.Кульчицким, П.Коганом, Б.Слуцким, С.Наровчатовым. Самойлов посвятил им стихотворение Пятеро, в котором написал: «Жили пятеро поэтов / В предвоенную весну, / Неизвестных, незапетых, / Сочинявших про войну». Творчески близки ему были также поэты Н.Глазков, Н.Отрада, М.Луконин. Вместе с друзьями Самойлов занимался в неофициальном творческом семинаре поэта И.Сельвинского, который добился публикации стихов своих учеников в журнале «Октябрь» (1941, № 3). В общей подборке Самойлов опубликовал стихотворение Охота на мамонта, в котором дал поэтическую картину движения человечества по пути прогресса.

В начале финской войны Самойлов хотел уйти на фронт добровольцем, но не был мобилизован по состоянию здоровья. В начале Отечественной войны не был взят в армию по возрасту, но был направлен на трудовой фронт – рыть окопы под Вязьмой. В первые месяцы войны записал в тетрадь все свои неизданные произведения, которые считал для себя важными: около 30 стихотворений и стихотворных отрывков, 1 комедию, 3 поэтических перевода. На трудовом фронте заболел, был эвакуирован в Ашхабад, где некоторое время учился в Вечернем педагогическом институте. Вскоре поступил в военно-пехотное училище, по окончании которого в 1942 был направлен на Волховский фронт под Тихвин. В воспоминаниях Самойлов впоследствии написал: «Главное, что открыла мне война, – это ощущение народа». В 1943 Самойлов был ранен; ему спас жизнь друг, алтайский крестьянин С.А.Косов, о котором поэт в 1946 написал стихотворение Семен Андреич.

После госпиталя Самойлов вернулся на фронт и стал разведчиком. В частях 1-го Белорусского фронта освобождал Польшу, Германию; окончил войну в Берлине. В поэме Ближние страны. Записки в стихах (1954–1959) Самойлов подвел итог важнейшего этапа биографии своего поколения: «Отмахало мое поколенье / Годы странствий и годы ученья. / Да, испита до дна круговая, / Хмелем юности полная чаша. / Отгремела война мировая – / Наша, кровная, злая, вторая. / Ну а третья уж будет не наша. »

В годы войны Самойлов не писал стихов – за исключением поэтической сатиры на Гитлера и стихотворений про удачливого солдата Фому Смыслова, которые он сочинял для гарнизонной газеты и подписывал «Семен Шило». Первое послевоенное произведение Стихи о новом городе было опубликовано в 1948 в журнале «Знамя». Самойлов считал необходимым, чтобы впечатления жизни «отстоялись» в его душе, прежде чем воплотиться в поэзии. Регулярные публикации его стихов в периодической печати начались в 1955. До этого Самойлов работал как профессиональный переводчик поэзии и как сценарист на радио.

В 1958 издал свою первую поэтическую книгу Ближние страны, лирическими героями которой были фронтовик (Семен Андреич, Жаль мне тех, кто умирает дома. и др.) и ребенок (Цирк, Золушка, Сказка и др.). Художественным центром книги стали Стихи о царе Иване, в которых впервые в полной мере проявился присущий Самойлову историзм. В этом поэтическом цикле воплотился исторический опыт России и одновременно – жизненный опыт поэта, в котором своеобразно отразились традиции пушкинского историзма. Исторической теме посвящено и стихотворение Пестель, Поэт и Анна (1965). О роли человека в истории Самойлов размышлял в драматических сценах Сухое пламя (1963), главным героем которых был сподвижник Петра Великого князь А.Д.Меншиков. Перекличка исторических эпох происходит и в поэме Последние каникулы (1972), в которой лирический герой путешествует по Польше и Германии разных времен вместе с польским скульптором 16 в. Витом Сквошем.

Определяя свое поэтическое самоощущение, Самойлов написал: «У нас было все время ощущение среды, даже поколения. Даже термин у нас бытовал до войны: «поколение 40-го года». К этому поколению Самойлов относил друзей-поэтов, «Что в сорок первом шли в солдаты / И в гуманисты в сорок пятом». Их гибель он ощущал как самое большое горе. Поэтической «визитной карточкой» этого поколения стало одно из самых известных стихотворений Самойлова Сороковые, роковые (1961).

После выхода поэтического сборника Дни (1970) имя Самойлова стало известно широкому кругу читателей. В сборнике Равноденствие (1972) поэт объединил лучшие стихи из своих прежних книг.

В 1967 Самойлов поселился в д.Опалиха близ Москвы. Поэт не участвовал в официозной писательской жизни, но круг его занятий был так же широк, как круг общения. В Опалиху приезжал Г.Бёлль; Самойлов дружил со многими своими выдающимися современниками – Ф.Искандером, Ю.Левитанским, Б.Окуджавой, Н.Любимовым, З.Гердтом, Ю.Кимом и др. Несмотря на болезнь глаз, занимался в историческом архиве, работая над пьесой о 1917 годе, издал стиховедческую Книгу о русской рифме, занимался поэтическими переводами с польского, чешского, венгерского и др. языков. В 1974 вышла книга Волна и камень, которую критики назвали самой пушкинианской книгой Самойлова – не только по числу упоминаний о Пушкине, но, главное, по поэтическому мироощущению. Е.Евтушенко в своеобразной стихотворной рецензии на эту книгу написал: «И читаю я «Волну и камень» / там, где мудрость выше поколенья. / Ощущаю и вину, и пламень, / позабытый пламень поклоненья».

В 1976 Самойлов поселился в эстонском приморском городе Пярну. Новые впечатления отразились в стихах, составивших сборники Весть (1978), Улица Тооминга, Залив, Линии руки (все 1981). С 1962 Самойлов вел дневник, многие записи из которого послужили основой для прозы, изданной после его смерти отдельной книгой Памятные записки (1995). Блистательный юмор Самойлова породил многочисленные пародии, эпиграммы, шутливый эпистолярный роман, «научные» изыскания по истории страны Курзюпии и т.п. произведения, собранные автором и его друзьями в сборник В кругу себя (частично опубл. в 1993).

В 1958 издал свою первую поэтическую книгу Ближние страны, лирическими героями которой были фронтовик (Семен Андреич, Жаль мне тех, кто умирает дома. и др.) и ребенок (Цирк, Золушка, Сказка и др.). Художественным центром книги стали Стихи о царе Иване, в которых впервые в полной мере проявился присущий Самойлову историзм. В этом поэтическом цикле воплотился исторический опыт России и одновременно – жизненный опыт поэта, в котором своеобразно отразились традиции пушкинского историзма. Исторической теме посвящено и стихотворение Пестель, Поэт и Анна (1965). О роли человека в истории Самойлов размышлял в драматических сценах Сухое пламя (1963), главным героем которых был сподвижник Петра Великого князь А.Д.Меншиков. Перекличка исторических эпох происходит и в поэме Последние каникулы (1972), в которой лирический герой путешествует по Польше и Германии разных времен вместе с польским скульптором 16 в. Витом Сквошем.

В конце войны

Как считают многие исследователи, самое главное в биографии Давида Самойлова – его военные подвиги. Примечательно, что поправиться ему удалось только к марту 1944 года. Он снова вернулся в регулярную армию, продолжив службу в разведывательной роте на Первом Белорусском фронте.

В ноябре получил очередную боевую награду. На этот раз медаль “За боевые заслуги”. Интересно, что ее ему также вручили за тяжелые ранения, полученные в боях на станции Мга, а также за добросовестное выполнение обязанностей писаря на Белорусском фронте.

В 1945 году Самойлов участвует в Великой Отечественной войне уже в качестве автоматчика. Его отмечают за захват фашистского бронетранспортера с тремя пленными. Среди них оказывается один унтер-офицер, предоставивший советскому командованию ценные сведения, которые помогли советским войскам в боях за Берлин.

Как считают многие исследователи, самое главное в биографии Давида Самойлова – его военные подвиги. Примечательно, что поправиться ему удалось только к марту 1944 года. Он снова вернулся в регулярную армию, продолжив службу в разведывательной роте на Первом Белорусском фронте.

Жизнь и искусство Чарльза Демута, художника-прецизиониста – 2020

  • Быстрые факты: Чарльз Демут
  • Первые годы и обучение
  • Живопись в его собственном заднем дворе
  • Прецизионистский стиль
  • Поздняя жизнь и наследие
  • Источники и дальнейшее чтение

Чарльз Демут (8 ноября 1883 года – 23 октября 1935 года) был американским художником-модернистом, наиболее известным своим использованием акварели для изображения индустриальных и природных ландшафтов своего родного города в Пенсильвании. Его картины возникли из абстрактного кубистского стиля и в конечном итоге привели к новому движению под названием Precisionism.

Демут родился и вырос в Ланкастере, штат Пенсильвания, чей городской ландшафт и новые промышленные условия послужили вдохновением для нескольких его картин. Демут был болен и часто прикован к постели в детстве. В те времена его мать развлекала его, предоставляя ему акварельные припасы, тем самым давая молодому Демуту свое начало в искусстве. В конце концов он изобразил сельскохозяйственные портреты, которые он знал лучше всего: цветы, фрукты и овощи.

Биография Чарльза Демута

Образование в биографии Чарльза Демута было начато в двадцатилетнем возрасте в Пенсильванской Академии художественных искусств. В 1907, а позже еще раз в 1912 Демут посетил Европу. По возвращению в США он начал серию иллюстраций для робот Золя, По, Генри Джеймса, а также выполнил рисунки эстрадных исполнителей.

Наверное, более всего биография Демута известна благодаря его красивейшим полупрозрачным цветам и фруктам в акварели. Он был одним из первых художников, которые получали вдохновение от геометрических форм машин, а также современных технологий.

Несколько работ Демута представлены в Институте Искусств в Чикаго, многие – в галерее изобразительных искусств Колумбуса, Огайо.

  • 1. Наталья Старостина – подарочная карта книжного магазина на 500 рублей.
  • 2. Николай З – подарочная карта книжного магазина на 500 рублей.
  • 3. Давид Мельников – подарочная карта книжного магазина на 500 рублей.

Биография Чарльза Демута

Чарльз Демут – американский художник, аквалерист, родился в городе Ланкастер, штат Пенсильвания.

Образование в биографии Чарльза Демута было начато в двадцатилетнем возрасте в Пенсильванской Академии художественных искусств. В 1907, а позже еще раз в 1912 Демут посетил Европу. По возвращению в США он начал серию иллюстраций для робот Золя, По, Генри Джеймса, а также выполнил рисунки эстрадных исполнителей.

Наверное, более всего биография Демута известна благодаря его красивейшим полупрозрачным цветам и фруктам в акварели. Он был одним из первых художников, которые получали вдохновение от геометрических форм машин, а также современных технологий.

Несколько работ Демута представлены в Институте Искусств в Чикаго, многие – в галерее изобразительных искусств Колумбуса, Огайо.

Биография Чарльза МакинтошаДата рождения: 7 июня 1868 года Дата смерти: 10 декабря 1928 года Место рождения: Глазго Чарлз Ренни Макинтош – архитектор, Макинтош Ч. Р. один из представителей и зародителей стиля модерн в Шотландии. Чарльз был рожден на свет 7 июня 1868 года в одном из крупнейших городов Шотландии, в городе Глазго, в семействе служителя полиции. Уже […].

Биография Чарльза Демута

Чарльз Демут – американский художник, аквалерист, родился в городе Ланкастер, штат Пенсильвания.

Образование в биографии Чарльза Демута было начато в двадцатилетнем возрасте в Пенсильванской Академии художественных искусств. В 1907, а позже еще раз в 1912 Демут посетил Европу. По возвращению в США он начал серию иллюстраций для робот Золя, По, Генри Джеймса, а также выполнил рисунки эстрадных исполнителей.

Наверное, более всего биография Демута известна благодаря его красивейшим полупрозрачным цветам и фруктам в акварели. Он был одним из первых художников, которые получали вдохновение от геометрических форм машин, а также современных технологий.

Несколько работ Демута представлены в Институте Искусств в Чикаго, многие – в галерее изобразительных искусств Колумбуса, Огайо.

Биография Барбары Шетт Барбара Шетт – теннисистка, родилась 10 марта 1976 года в городе Инсбрук, Австрия. Биография Барбары Шетт наиболее известна как биография австрийской чемпионки в профессиональном теннисе. Спортсменка привлекла внимание публики в.

Ссылка на основную публикацию
×
×