Биография Эммита Смита

Отзывы (через Facebook):

А вот вопрос, можно ли перевести корабль через гору в море или другой водоем, вызовет у нас сомнение.

Мэтт Смит


Актер Мэтт Смит

Early years [ edit | edit source ]

Smith was born in Pensacola, Florida, the son of Mary Clements Smith and Emmitt James Smith, II. [2] [3] He attended Escambia High School in Pensacola, where he played high school football for the Escambia Gators. During Smith’s high school football career, Escambia won the state football championship, and Smith rushed for 106 touchdowns and 8,804 yards, which was the second most yardage in the history of American high school football at the time. Emmitt rushed for over 100 yards in 45 of the 49 games he started for Escambia (including the last 28 in a row) and finished with a 7.8 yards per carry average. [4] Twice, he broke the 2,000-yard rushing mark in a season. [5]

For his efforts, Smith was named the USA Today and Parade magazine high school player of the year for 1986. [6] In 2007, twenty years after Smith graduated from high school, the Florida High School Athletic Association (FHSAA) named Smith to its “All-Century Team,” recognizing him as one of the thirty-three greatest Florida high school football players of the last 100 years. [7] As part of its “100 Years of Florida High School Football” awards ceremony, FHSAA named Smith as its “Player of the Century.” [8]

Despite his accomplishments and accolades, some college recruiting analysts opined that he was too small and too slow to succeed in major college football when he signed to play for the University of Florida. [9] Recruiting expert Max Emfinger said of Smith, “Emmitt Smith is a lugger, not a runner. He’s not fast. He can’t get around the corner. When he falls flat on his face, remember where you heard it first.” [10]

At the conclusion of his junior season in 1989, Smith was named a first-team SEC selection for the third year and SEC Player of the Year, was a unanimous first-team All-American, [11] [17]

Информация

Пока нет данных.

В книге двадцать глав, каждая из которых посвящена отдельной пьесе и может читаться независимо от остальных. Лично мне было интересно открыть для себя этого неизвестного Шекспира — сложного, многозначного и просто невероятно современного! Автор пишет легко, увлекательно, с юмором, который очень оживляет книгу! Пожалуй, приведу ещё несколько цитат, чтобы вы получили более полное представление о книге. На мой взгляд — она замечательная!

Адам Смит – биография, информация, личная жизнь

Главные труды Адама Смита:

Адам Смит. Adam Smith

Шотландский ученый-энциклопедист. Историк науки. Экономист. Социолог. Лингвист. Астроном. Философ-этик. Один из основоположников экономической теории как науки, основоположник ее классической школы. Автор «Исследования о природе и причинах богатства народов», а также лекций по юриспруденции «Теории нравственных чувств».

Адам Смит родился 16 июня 1723 года в городе Керколди Шотландия. В возрасте четырех лет похищен цыганами, но быстро спасен своим дядей и возвращен матери. В четырнадцать лет поступил в Университет Глазго, центр так называемого Шотландского просвещения. Под руководством Фрэнсиса Хатчесона изучал этические основы философии, логику, древние языки, математику и астрономию. По окончании курса в 1740 году получил стипендию в Бейлиол-колледже в Оксфорде. Летом 1746 года после восстания сторонников Стюартов возвратился в родной город, где два года занимался самообразованием.

В 1748 году Смит приступил к чтению лекций в Эдинбургском университете под покровительством лорда Кэймса, с которым познакомился во время одной из поездок в Эдинбург. Изначально это были лекции по английской литературе, позднее – по естественному праву, включавшему юриспруденцию, политические учения, социологию и экономику. Именно подготовка лекций для студентов этого университета и стала толчком к формулировке его представлений о проблемах экономики.

Около 1750 года Адам Смит, познакомившись психологом и скептиком Дэвидом Юмом, обнаружил сходство мировоззрения, вылившееся в совместные работы по политике, экономике и религии, которые написаны во время пребывания на преподавательском посту. В 1951 году назначен профессором логики в Университете Глазго. Читал лекции по этике, риторике, юриспруденции и политической экономии, в 1758 году избран деканом факультета.

В 1759 году Адам Смит опубликовал книгу «Теория нравственных чувств», основанную на материалах его лекций. В данном произведении проанализировал этические стандарты поведения, обеспечивающие социальную стабильность. При этом фактически выступил против церковной морали, основанной на страхе перед загробной карой и обещаниями рая, предложил в качестве основы нравственных оценок «принцип симпатии», согласно которому нравственно то, что вызывает одобрение беспристрастных и проницательных наблюдателей, а также высказался в пользу этического равенства людей – одинаковой применимости моральных норм ко всем людям.

Книга «Теория нравственных чувств» принесла Смиту большую известность, в частности заинтересовала лорда Чарльза Тауншенда, который предложил профессору стать наставником его пасынка, Генри Скотта, герцога Баклю. Ежегодное вознаграждение в триста фунтов и возмещение дорожных расходов существенно превосходило его профессорское жалование, кроме того давало возможность совершить путешествие по Европе, поэтому в 1763 году ушел из университета и отправился в Тулузу.

Во время восемнадцатимесячного пребывания в Тулузе Адам Смит начал работу над «Богатством наций». После этого на два месяца отправился в Женеву, где посетил Вольтера в его женевском поместье. Затем отправился в Париж, где Дэвид Юм, работавший секретарем британского посольства, познакомил его с деятелями французского просвещения. В Париже присутствовал в «антресольном клубе» Франсуа Кенэ, то есть лично познакомился с идеями физиократов.

После возвращения из Франции Смит полгода, до весны 1767 года, работал в Лондоне в должности неофициального эксперта при канцлере казначейства лорде Тауншенде. За это время избран членом Лондонского королевского общества и расширил круг знакомств Эдмундом Берком, Сэмюэлом Джонсоном, Эдуардом Гиббоном и, возможно, Бенджамином Франклином.

С весны 1767 года Адам Смит шесть лет затворнически прожил в Керколди, работая над книгой «Богатство народов». При этом книгу не писал сам, а диктовал секретарю, после чего правил и обрабатывал рукопись и давал переписывать ее набело. Жаловался, что напряженная однообразная работа подрывает его здоровье, и в 1773 году, уезжая в Лондон, даже счел нужным формально передать Юму права на свое литературное наследство. Сам считал, что едет в Лондон с готовой рукописью, однако, на самом деле, ему потребовалось более двух лет на доработку с учетом новых статистических сведений и иных публикаций. В процессе доработки для облегчения понимания исключил большую часть ссылок на произведения других авторов.

Адам Смит всемирно прославился после публикации книги «Исследование о природе и причинах богатства народов» 9 марта 1776 года. Книга произвела настоящую революцию в экономике, истории, философии, социологии. Эта книга детально анализирует, как могла бы действовать экономика в условиях полной экономической свободы и разоблачает все, что этому препятствует. В книге обоснован принцип свободы экономического развития, показана социально полезная роль индивидуального эгоизма, подчеркнуто особое значение разделения труда и обширности рынка для роста производительности труда и национального благосостояния.

«Богатство народов» открыло экономику как науку на основе доктрины свободного предпринимательства. Первое издание раскуплено за полгода и принесло ему триста фунтов стерлингов. При жизни автора книга переиздавалась еще пять раз, переведена на французский, немецкий, датский, итальянский и испанский языки.

Другими весомыми произведениями в библиографии Смита стали книги «Сообщение о жизни и работах Дэвида Юма», «Мысли о состоянии соревнования с Америкой», «Эссе на философские темы» и «Система двойного вложения».

В 1778 году Смит назначен одним из пяти таможенных комиссаров Шотландии в Эдинбурге. К службе относился серьезно, что мешало научной деятельности. Имея очень высокий по тем временам оклад в шестьсот фунтов стерлингов, продолжал вести скромный образ жизни, тратил деньги на благотворительность. Единственной оставшейся после него ценностью стала собранная за жизнь библиотека. Автор сжег свой архив, оставив только заметки об истории астрономии и философии, а также об изящных искусствах.

Адам Смит умер 17 июля 1790 года после продолжительной болезни кишечника в возрасте шестидесяти семи лет.

Читайте также:  Биография Васильев Борис Львович

Труды Адама Смита

Лекции по риторике и написанию писем (1748 год)
Теория нравственных чувств (1759 год)
Лекции по риторике и написанию писем (1762-1763, опубликованы в 1958 году)
Лекции по юриспруденции (1766 год)
Исследование о природе и причинах богатства народов (1776 год)
Сообщение о жизни и работах Дэвида Юма (1777 год)
Мысли о состоянии соревнования с Америкой (1778 год)
Эссе на философские темы (1785 год)
Система двойного вложения (1784 год)

Память об Адаме Смите

Медаль Адама Смита» – служит подтверждением общественного признания заслуг специалистов и ученых в области экономики и финансов
В 2009 году в голосовании шотландского телеканала STV Смит назван среди величайших шотландцев всех времен
В Великобритании увековечен на банкнотах двух разных банков: его портрет появился в 1981 году на облигации в 50 фунтов стерлингов, выпущенной Банком Клайдсдейл в Шотландии , а в марте 2007 года Смит попал на новую серию в 20 фунтов, выпущенных банком Англии , что сделало его первым шотландцем, изображённым на английской банкноте
Крупный памятник Смиту авторства Александра Стоддарта был открыт 4 июля 2008 года в Эдинбурге
Памятник Смиту стоит в Кливлендском университете
В Университете Северной Каролины в Шарлотте расположен «волчок Адама Смита»

Семья Адама Смита

Отец – Адам Смит (ум. 1723), юрист, адвокат и таможенный чиновник
Мать – Маргарет Дуглас (ум. 1784), дочь значительного землевладельца

Семья Адама Смита

Краткая биография

Сохранилось небольшое количество фактов из биографии Адама Смита. Известно, что он родился в июне 1723 года (точная дата его рождения неизвестна) и крещён 5 июня в городке Керколди в шотландском округе Файф.

Его отец — таможенный чиновник, которого также звали Адам Смит, умер за 2 месяца до рождения сына. Предполагается, что Адам был единственным ребёнком в семье. В возрасте 4-х лет он был похищен цыганами, но быстро спасен своим дядей и возвращен матери. В Керколди была хорошая школа, и с детства Адама окружали книги.

В возрасте 14 лет Адам Смит поступил в университет Глазго, где два года изучал этические основы философии под руководством Фрэнсиса Хатчесона. На первом курсе он изучал логику (это было обязательным требованием), далее перешёл в класс нравственной философии. Изучал древние языки (особенно древнегреческий), математику и астрономию.

Мэтт Смит


от admin 23.06.2020, 07:33 15 Просмотров 24 Проголосовали

Магия

Эмити учится в школе Хексайд на курсе Мерзости. Её можно описать как умную и целеустремлённую девушку.

Жизнь и научная деятельность

Адам Смит был был крещен 16 июня (5 июня по старому стилю) 1723 года в Керколди, в Шотландии, Королевство Великобритания, в семье таможенного чиновника. Несколько лет учился в школе, затем поступил в университет Глазго (1737) на факультет моральной философии. В 1740 получил степень магистра искусств и частную стипендию для продолжения учебы в Оксфорде, где до 1746 изучал философию и литературу.

В 1748-50 Смит читал публичные лекции по литературе и естественному праву в Эдинбурге. С 1751 профессор логики в университете Глазго, с 1752 — профессор моральной философии. В 1755 опубликовал свои первые статьи в журнале «Эдинбургское обозрение» («Edinbourgh Review»). В1759 Адам Смит выпустил в свет философский труд по этике «Теория нравственных чувств», принесший ему международную известность. В 1762 Смит получил ученую степень доктора юридических наук.

В 1764 А. Смит оставил преподавание и отправился на континент в качестве наставника юного герцога Баклю. В 1764-66 посетил Тулузу, Женеву, Париж, встречался с Вольтером, Гельвецием, Гольбахом, Дидро, Д’Аламбером, физиократами. По возвращении на родину жил в Керколди (до 1773), а затем в Лондоне, полностью посвятил себя работе над фундаментальным трудом «Исследование о природе и причинах богатства народов», первое издание которого вышло 9 марта 1776 года. В нем впервые экономика описана как система, которая действует по определенным законам.

С 1778 Адам Смит занимал должность таможенного чиновника в Эдинбурге, где и провел последние годы своей жизни.

Отличительной чертой характера [en] ученого были мягкость и уступчивость, доходившая до некоторой боязливости, вероятно, сказывалось женское влияние, под которым он вырос. Почти до самых последних лет его заботливо опекали мать и кузина. Других близких у Адама Смита не было: говорили, что после разочарования, перенесенного в ранней молодости, он навсегда оставил мысли о женитьбе.

51 факт об Уилле Смите

Актер Уилл Смит известен многим фанатам хорошего кино, но насколько хорошо вы знаете самого Уилла?

А ведь американская звезда, покорившая миллион поклонников по всему миру, завоевывает сердца фанатов не только своим актерским талантом, но и вокальным мастерством.

Зажигательные ритмы его песен известны еще с 90-х годов. Он способен талантливо воплощать разные образы и характеры персонажей – комедийные, драматические, лирические или героические. Персонажи, которых играет Уилл, обретают собственную харизму и энергетику. Далее собраны наиболее интересные факты из жизни знаменитости.

Фото: https://www.flickr.com/photos/gageskidmore/


3. День рождения он отмечает 25 сентября. В следующем году актеру исполниться 50 лет (1968 г.р.).

Детство и юность

Уиллард Кристофер Смит родился в небогатой семье, проживающей в Филадельфии, в 1968 году. Его мать работала в обычной школе учителем и была абсолютно недовольна ни зарплатой, ни личной жизнью. Отец был инженером на производстве, поэтому дома мог не появляться по несколько дней. «Я не помню, чтобы отец много времени проводил дома. Он часто отсутствовал или приходил ночью. Но по праздникам мы всё же собирались все вместе. Пожалуй, это было единственным моим счастливым моментом всего детства», – рассказывает Уилл.

Когда Смиту-младшему исполняется 13 лет, его родители после длительной ссоры решают развестись. Конечно же, для подростка это становится серьезной трагедией, поэтому он с головой уходит в музыку. С самого детства Уилл Смит увлекается хип-хопом, а когда в 1981 году он знакомится с Джеффом Таунсом, парень решает, что самым оптимальным и правильным выбором станет карьера в области музыкального искусства. К слову, их дуэт с Таунсом сразу же приобретает огромную популярность, и уже через год парни получают «Грэмми».

Окрыленный успехом, Уилл Смит начинает пробовать себя и в кинематографии. В 1990 году его утверждают на главную роль популярного телесериала «Принц из Беверли-Хиллз». По сути, выбранная им роль не сильно отличается от его собственного характера, поэтому парень приобретает еще большую популярность после удачно отыгранной роли. «Было очень легко играть персонажа, понимая, что он – это копия я! Такие же рассуждения, доводы, характер. Я как будто не играл, а просто ходил и делал так, как считаю нужным, а всё это записывалось на камеру».


Окрыленный успехом, Уилл Смит начинает пробовать себя и в кинематографии. В 1990 году его утверждают на главную роль популярного телесериала «Принц из Беверли-Хиллз». По сути, выбранная им роль не сильно отличается от его собственного характера, поэтому парень приобретает еще большую популярность после удачно отыгранной роли. «Было очень легко играть персонажа, понимая, что он – это копия я! Такие же рассуждения, доводы, характер. Я как будто не играл, а просто ходил и делал так, как считаю нужным, а всё это записывалось на камеру».

Биография Шатров Николай

Шатров Николай Константинович – командир танковой роты, 1-го отдельного интернационального танкового полка в войсках республиканской Испании, старший лейтенант.

Родился 3 декабря 1905 года в деревне Гудково ныне Поназыревского района Костромской области в семье крестьянина. Русский. Член ВКП(б) с 1927 года. Рано остался сиротой, беспризорничал. Воспитывался в детском доме. Окончил 7 классов, совпартшколу в городе Муром. Работал слесарем на заводе. Проходил срочную службу в Красной Армии в 1923-1929 годах.

В 1931 вновь призван в Красную Армии и направлен в танковые войска. В 1932 году окончил Саратовскую бронетанковую школу. Проходил службу в 13-й механизированной бригаде в должности командира роты учебного танкового батальона. С начала национально-революционной войны в Испании не однократно писал рапорта, но очередь дошла только летом 1937 года.

В июле 1937 года старший лейтенант Шатров с последней группой добровольцев, через Ленинград и Париж, прибыл Испанию, в распоряжение комбрига Д.Г. Павлова. Пополнение было направлено на Арагонский фронт, где шли самые ожесточенные бои. Танковая группа майора Кондратьева, в которой был Шатров, поддерживала наступление на город Сарагосу группировки “Д”, куда, кроме анархистских частей, входили дивизии Листера и генерала Вальтера.

Читайте также:  Биография Джимми Коннорса

Танки Шатрова, атакуя сильно укрепленные форты, шли во главе наступающих анархистов. В боях под Фуэнтес-де-Эбро (юго-восточнее города Сарагоса) неоднократно лично водил роту в атаку, показывая подчинённым образцы мужества и храбрости. Командир роты придумал особый тактический маневр, позволяющий успешно вести бой с противотанковыми артиллерийскими батареями, в боях уничтожил несколько вражеских батарей. 22 октября 1937 года во время очередной атаки танк командира роты был подбит. При устранении неисправности старший лейтенант Шатров погиб от франкистской пули.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 марта 1938 года за героизм и мужество, проявленные при выполнении воинского и интернационального долга старшему лейтенанту Шатрову Николаю Константиновичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Именем Шатрова названа улица в поселке Поназырево, в СПТУ-16 открыт музей боевой славы.

Командир роты Николай Шатров перед тем, как захлопнуть люк, сказал командирам экипажей:
– При встрече с противотанковой артиллерией начинаем танцевать «Арагонскую хоту». Всем ясно.
– Ясно, товарищ командир, – танкисты заулыбались.

Они уже знали, что «арагонской хотой» командир назвал придуманный им тактический маневр при встрече с заградительным орудийным огнем противника. Во избежание больших потерь один танк шел напролом, отвлекая огонь орудий на себя. Тем временем соседи окружным путем брали стреляющие пушки “в клещи” и уничтожали. Получалось изящно и ловко, действительно, как в парной, замысловатой и темпераментной арагонской хоте.

Атака развивалась успешно. Но вот с холма грохнули вражеские орудия. Танк Сергея Лапутина тотчас же пошел на них, два соседних расползлись в стороны. Как только лапутинская машина на полном ходу перевалила окоп, танк вздрогнул и остановился: вражеский снаряд угодил в гусеницу.

– Доплясались! – выругался Лапутин, но, глянув в триплекс, тут же обрадовано воскликнул. – А наши-то уже там, давят гадов! Молодец Шатров, погасил противотанковую батарею и жмет дальше. Вот что значит “танцевать” хоту по-танкистски! Ничего не скажешь – храбрый и бесстрашный у нас командир.

А танк Шатрова вместе с другим, ведомым, круша все на своем пути, действительно, в это время словно танцевал какой-то неповторимый задорный танец. Танки то расходились, то сходились на большой скорости, потом, как бы присев, делали несколько точных выстрелов и стремительно неслись дальше. Они продвигались то вправо, то влево, разворачивались, меняли курс, изобретая все новые и новые движения. С ходу взлетев на взгорок и преодолев препятствие, машины на миг задерживались в воздухе в стремительном полете-прыжке. Потом, легко хлопнувшись гусеницами о песок и подскочив как мячик, в выжидании для лучшей ориентировки, застывали на месте или медленно, словно метя пол, пятились назад. А уже через минуту делали снова рывок, устремлялись вкруговую к цели. Механики-водители машин, соревновались в ловкости и сообразительности. Они то действовали выверено, то вдруг, будто соперничая между собой, стремились перещеголять друг друга. Цветные одежды “танцорам” заменяли вырывающиеся из стволов ярко-красные вспышки орудийных выстрелов, щелк кастаньет – рассыпаемые трели пулеметов.

О бое 17 октября в районе Фуентес де Эбро (Михаил Кольцов, “Испанский дневник”). .

“Опять идут упорные жестокие бои на подступах к фашистской Сарагосе. Двадцатый раз мы говорим “упорные, жестокие”. Но при этом нисколько не повторяемся. Каждый новый этап войны в Испании приносит все большее ожесточение борьбы, все большую насыщенность ее огнем и техникой, все большее количество жертв.

В 11 часов республиканцы начинают свою первую атаку. Надо прорваться у Фуентес де Эбро, одного из крупных районов под Сарагосой. Первая атака не удалась. На 13 час. 30 мин. назначена вторая. Ровно в 13 час. 20 мин. слышен треск моторов. весь горизонт над фашистскими траншеями в сплошном дыму.

Тотчас двигается вперед группа танков. На нескольких из них сидят пехотинцы, это ударники, отважная испанская молодежь.

Отсюда, со скалы, четко видна каждая деталь атаки. Вот танки подходят к колючей проволоке. Вот прорывают ее. Здесь пехота, сидящая на танках, должна моментально спрыгнуть и залечь. Но эти сумасшедшие ребята идут дальше. Зачем?! Зачем?! Вот их косит пулеметным и противотанковым огнем. Мятежники встречают танковую группу целой тучей огня. Взрывы сопровождают путь танков тесным кольцом.

В окопах у фашистов паника. Люди выскакивают, поднимают вверх винтовки, просят пощады. Но когда танк перевалил через траншеи и направился вглубь, те, кто остался в живых, опомнившись, опять возобновляют стрельбу. Этого никак нельзя избежать, и в результате линия огня, хотя и неплотно, но замыкается за танками. Пехоты за ними успело просочиться немного.

Проходит три часа. Атака то возобновляется, то затухает. Солдаты начали окапываться на отвоеванной полосе земли. Тем временем танки непрерывно дерутся в огненном кольце. Вот они пробиваются к своему сборному пункту; тех, у кого снарядами повреждены гусеницы, самоотверженно тянут на буксире товарищи. Только три танка не могут прорваться, два из них горят.

Солнце начинает заходить; здесь, в горах, осенью быстро темнеет. Фашисты все ведут стрельбу по трем одиноким танкам – значит, эти танкисты еще сопротивляются.

Еще час. Все тонет в темноте. Танкисты заправились бензином на сборном пункте, но не думают отдыхать. Они напряжены, возбуждены до крайней степени. Надо выручить тех, кто остался. Надо вытащить танки, найти товарищей.

Из добровольцев составлено несколько команд – танкисты с пехотинцами. Они поползут вперед, чтобы разведать местность.

Вдруг в ложбинке, где стоят танки, раздаются радостные вопли. Все стекаются туда. В густой толпе стоят трое ребят – экипаж одного из окруженных танков, того, который не горел. Все их обнимают, все их целуют со слезами на глазах. Двое из трех ранены. Они рассказывают: прямыми попаданиями в танк на обрыве отбило ходовые механизмы орудий и пулемет, ранило командира башни и командира машины. Фашисты совсем подобрались к машине – кричали, уговаривали сдаться, обещали помиловать, угрожали, что или подожгут, или разнесут вдребезги. Ребята отстреливались из пистолетов, водитель убил двух фашистов. Решили отбиваться до последних трех патронов – последние три остались для себя самих. Но потом стихло: фашисты решили оставить дело до утра. Экипаж снял замки с орудий и пулемета, выполз с ними из танка и добрался до канала искусственного орошения. По горло в воде и временами окунаясь, пошел в направлении своих. И вот, наконец, добрался до захваченной республиканцами части окопов. Бойцы слушают в глубоком волнении и решают сейчас же идти выручать танки. Сколько раз вытаскивали – ну и теперь можно будет вытащить.

Командир, подсвечивая ручным фонариком себе в сумку, пишет донесение. Пройдено тысяча семьсот метров в глубь фашистского укрепленного района. Арагонская ночь в октябре холодна и ветрена. Война кончится не завтра и не послезавтра. Победа родится из упорства, терпения и жертв”.

В следующей записи от 18 октября 1937 года Михаил Кольцов рассказывает о спасении еще одного экипажа танкистов, героически проведших 24 часа в окруженном врагами танке и вышедшем в расположение республиканцев. По вполне понятным в те годы причинам замечательный советский журналист не называет имена танкистов-добровольцев и их командира. А этим командиром у Фуентес де Эбро в те дни был Николай Шатров. Вышедшие же из окружения – танкисты его роты, будущие Герои Советского Союза горьковчанин Павел Семенов и рязанец Сергей Лапутин.

Командир роты Николай Шатров перед тем, как захлопнуть люк, сказал командирам экипажей:
– При встрече с противотанковой артиллерией начинаем танцевать «Арагонскую хоту». Всем ясно.
– Ясно, товарищ командир, – танкисты заулыбались.

Биография Шатров Николай

Но литфункционеры поэта не услышали. В начале 1980-х годов В.Алейников долго, но безуспешно пытался издать стихи поэта хотя бы за рубежом, передавал стихи Шатрова в «Континент», но всё было тщетно. Как горевал Алейников, не листали шатровские рукописи нашедшие себе на Западе «приют наши правозащитники, не проливались на эти страницы скупые слёзы старых эмигрантов, не твердили шатровские строки наизусть незаметно подросшие на чужбине дети покинувших родину ранее жадных до чтения московских и питерских интеллигентов, этих кухонных фрондёров и спорщиков». Посмертно в 1995 году в Нью-Йорке вышла первая книга поэта «Стихи».

Читайте также:  Биография Шатров Николай

Вячеслав ОГРЫЗКО

ПОЭТ, ИЗМЕНЯЮЩИЙ ВЕЩИ

Фигура Николая Шатрова (1929—1977) не вписывается в существующие клише. Прoклятый поэт, почвенник. Элементы чего-то подобного можно уловить, но свести поэтическую судьбу Шатрова к определенным этикеткам невозможно. Это касается и того контекста русской неподцензурной поэзии, в котором Шатров volens nolens существовал: ни с одной школой, группой, ни с одним кругом его не удается связать, хотя и с участниками так называемой “группы Черткова” он находился в отношениях “дружбы-вражды”, и со смогистами был связан.

Шатров — отдельный. Во всем, и, в первую очередь, — в своей поэтике. Впрочем, определенные переклички с другими авторами, конечно же, у него есть. К примеру, Владимир Алейников ставит Шатрова в один ряд с такими поэтами, как Александр Величанский, Леонид Губанов и сам Алейников, и поясняет: “эти поэты. являются не только лириками, но и эпиками, и современный эпос частично уже написан, но не одним человеком, а несколькими людьми, а частично еще создается. И форма его иная, чем прежде. Это новый современный, совсем особенный, да еще и русский эпос — именно собрание всех написанных поэтом вещей, объединение их в одно целое”[1].

Интересно, что Алейников называет поэтов, которых нечуткий критик объявил бы графоманами — по причине грандиозности корпуса их текстов. Это и впрямь “графомания” — в безоценочном смысле любви к письму. Конечно же, склонность писать много никак напрямую не влияет на качество поэзии и говорит лишь об определенном темпераменте данного автора. Важно другое: существует как минимум два типа поэтов (я говорю только о знаковых фигурах новейшей русской литературы, не рассматривая вопрос о “плохом письме”, дилетантизме и т. п.). Одни из них, например Шатров (а из более ранних – Федор Сологуб), оставляют огромное наследие, другие (вспомним хотя бы Михаила Ерёмина) всю жизнь словно бы составляют одну книгу.

Так вот: в случае многопишущих поэтов усложняется задача, которая стоит перед публикаторами их текстов. Если представить “изборник”, в котором стихотворения автора попадают в адекватный контекст, то в книге может оказаться много лакун и пустот. Именно такова первая шатровская книга, “Стихи” (Нью-Йорк: Аркада; Arch, 1995. Сост. Ф. Гонеонский, Я. Пробштейн), и ее недостаточность, “пористость” отметил в уже цитированной статье Алейников. Другой путь для публикатора — издать тот или иной авторский цикл, сборник так, как хотел бы его видеть поэт, — при этом заведомо отказываясь от представления всего творчества, ограничиваясь определенным, узким периодом времени. Такова вторая книга Шатрова – “Переводы из себя” (Сборник стихов 1977—1975 гг. М.: Третья волна, 2000. Сост. Ф. Гонеонский).

Во всяком случае, и один, и другой тип издания предлагают нам лишь свидетельство о поэте: фрагменты, обломки. Если произведение в полном смысле слова — это вся совокупность текстов, весь корпус в целом (именно он, по Алейникову, и является “эпосом”), то по любому неполному изданию мы можем судить лишь крайне приблизительно.

Издание нового, весьма объемистого тома шатровских стихотворений скорее относится к первому типу — это “изборник”. “Стихотворений и поэм Н. Шатрова хватит еще на шесть томов”, — пишет редактор и составитель книги Феликс Гонеонский, друг покойного поэта и пропагандист его творчества. Впрочем, и представленный корпус текстов позволяет сделать вывод о характере шатровской поэтики; к тому же несколько поздних авторских книг или циклов (разграничить эти понятия в случае самиздатского бытования текстов не всегда удается однозначно) представлены в книге почти полностью.

Есть странное ощущение, будто Шатров совмещал в себе самым удивительным образом два, казалось бы, противоположных способа поэтического существования: визионерство и позерство (последнее слово использую не в качестве негативной оценки, а как обозначение сознательного конструирования своей судьбы, жизнетворчества — быть может, несколько навязчивого). Вот, например, как Шатров поддерживает жизнь Мифа о Поэте, как бы противопоставляя стратегию своего творчества иным стратегиям, существовавшим в андеграунде, стратегиям, условно говоря, авангардным или постмодернистским:

Как хорошо, что ты — поэт

И можешь жить землей и небом,

Питаться воздухом и хлебом

(Хоть ничего дороже нет).

Стихи неведомые миру.

Свою невиданную лиру

Невидимый таит поэт.

И в то же время — визионерское бормотание:

Но литфункционеры поэта не услышали. В начале 1980-х годов В.Алейников долго, но безуспешно пытался издать стихи поэта хотя бы за рубежом, передавал стихи Шатрова в «Континент», но всё было тщетно. Как горевал Алейников, не листали шатровские рукописи нашедшие себе на Западе «приют наши правозащитники, не проливались на эти страницы скупые слёзы старых эмигрантов, не твердили шатровские строки наизусть незаметно подросшие на чужбине дети покинувших родину ранее жадных до чтения московских и питерских интеллигентов, этих кухонных фрондёров и спорщиков». Посмертно в 1995 году в Нью-Йорке вышла первая книга поэта «Стихи».

ШАТРОВ Николай Константинович

Ш атров Николай Константинович
3 декабря 1905 – 22 октября 1937 гг.

Родился в деревне Гудково Ветлужского уезда Костромской губернии (ныне Поназыревского района Костромской области) в семье крестьянина. Рано остался сиротой, беспризорничал. Воспитывался в детском доме. Окончил 7 классов, совпартшколу в городе Муром. Работал слесарем на заводе. Проходил срочную службу в Красной Армии в 1923-1929 годах. Член ВКП(б) с 1927 года.

В 1931 вновь призван в Красную Армии и направлен в танковые войска. В 1932 году окончил Саратовскую бронетанковую школу. Проходил службу в 13-й механизированной бригаде в должности командира роты учебного танкового батальона. С начала национально-революционной войны в Испании не однократно писал рапорта, но очередь дошла только летом 1937 года.

В июле 1937 года старший лейтенант Шатров с последней группой добровольцев, через Ленинград и Париж, прибыл Испанию, в распоряжение комбрига Д.Г. Павлова. Пополнение было направлено на Арагонский фронт, где шли самые ожесточенные бои. Танковая группа майора Кондратьева, в которой был командир танковой роты, 1-го отдельного интернационального танкового полка Шатров, поддерживала наступление на город Сарагосу группировки республиканцев.

Республиканские танки Т-26 под Сарагоссой.

Воевать танкистам приходилось в тяжелейших условиях. Осенью и зимой непрерывные дожди и как следствие непролазная грязь, а летом жара от которой запросто можно было получить тепловой удар. Рельеф – скалистые холмы, каменистые рвы и овраги, жиденькие оливковые рощицы, где нельзя укрыть танки. И, что очень важно республиканская милиция не обучена взаимодействию с танками и как следствие частые разрывы между танками и пехотой и неоправданные потери танкистов.

Танки Шатрова, атакуя сильно укрепленные форты, шли во главе наступающих анархистов, которые воевали на стороне республики. В боях под Фуэнтес-де-Эбро (юго-восточнее города Сарагоса) неоднократно лично водил роту в атаку, показывая подчинённым образцы мужества и храбрости. Командир роты придумал особый тактический маневр, позволяющий успешно вести бой с противотанковыми артиллерийскими батареями, в боях уничтожил несколько вражеских батарей. Во избежание больших потерь один танк шел напролом, отвлекая огонь орудий на себя. Тем временем соседи окружным путем брали стреляющие пушки “в клещи” и уничтожали.

22 октября 1937 года во время очередной атаки танк командира роты был подбит. При устранении неисправности старший лейтенант Шатров погиб от франкистской пули.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 марта 1938 года за героизм и мужество, проявленные при выполнении воинского и интернационального долга старшему лейтенанту Шатрову Николаю Константиновичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Именем Шатрова названа улица в поселке Поназырево, в СПТУ-16 открыт музей боевой славы.

В дни празднования 70-летия Великой Победы имя Шатрова Н.К. занесено на памятные доски, размещённые на Монументе Славы на площади Мира в Костроме.

Источники:

Герои Советского Союза. Краткий биографический словарь. Том 2. М.: Воениз., 1988

Голубев Е.П. Боевые звёзды. – Ярославль: Верх.-Волж.кн.изд., 1972

Голубев Е.П. Боевые звёзды.- Кострома 2009 стр. 15-22

Сайт «Герои страны»

Заведующий военно-историческим отделом

Костромского Государственного историко-архитектурного

и художественного музея-заповедника

Белоус Михаил Александрович

Заведующий военно-историческим отделом

Ссылка на основную публикацию
×
×