В. Жуковский и К. Батюшков первые русские поэты-романтики: сочинение

Батюшков и Жуковский – первые русские поэты-романтики

Романтизм в русской литературе. В.А. Жуковский как наиболее яркий представитель русского романтизма, его творчество и описание природы в произведениях. Творчество К.Н. Батюшкова, расцвет его поэтического таланта, философское осмысление случившегося.

РубрикаЛитература
Видреферат
Языкрусский
Дата добавления12.07.2015
Размер файла22,1 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Батюшков и Жуковский – первые русские поэты-романтики

В начале ХIХ века на смену классицизму и сентиментализму в русской поэзии, как и во всей русской литературе, приходит романтизм. Русский романтизм принято делить на несколько периодов: начальный (1801-1815), зрелый (1815-1825) и период после декабристского развития.

Своеобразными художественными средствами русские поэты-романтики воссоздали в своем творчестве сложное содержание исторической эпохи начала ХIХ века, отразив в нем думы и чаяния лучших представителей русского общества того времени.

Заря русского романтизма связана с именами В.А.Жуковского и К.Н.Батюшкова, поэтов, чье творчество и мироощущение трудно ставить рядом и сравнивать в рамках одного периода, настолько различны их цели, устремления, темпераменты.

В стихах обоих поэтов еще ощущается властное влияние прошлого – эпохи сентиментализма, но если Жуковский еще глубоко укоренен в ней, то Батюшков гораздо ближе к новым веяниям.

Белинский справедливо отмечал, что для творчества Жуковского характерны “жалобы на несвершенные надежды, которым не было имени, грусть по утраченном счастии, которое Бог знает в чем состояло”[1]. Действительно, в лице Жуковского романтизм делал еще свои первые робкие шаги, отдавая дань сентиментальной и меланхолической тоске, смутным, едва уловимым сердечным томлениям, одним словом, тому сложному комплексу чувств, который в русской критике получил название “романтизм средних веков”.

Жуковского по праву считают ярким представителем русского эстетического гуманизма. Чуждый сильным страстям, благодушный и кроткий Жуковский находился под заметным влиянием идей Руссо и немецких романтиков. Вслед за ними он придавал большое значение эстетической стороне в религии, морали, общественных отношениях. Искусство приобретало у Жуковского религиозный смысл, он стремился увидеть в искусстве “откровение” высших истин, оно было для него “священным”.

Для немецких романтиков характерно отождествление поэзии и религии. То же самое мы находим и у Жуковского, который писал: “Поэзия есть Бог в святых мечтах земли”. В немецком романтизме ему особенно близким было тяготение ко всему запредельному, к “ночной стороне души”, к “невыразимому” в природе и человеке.

Описания природы, играющие важную роль в элегической поэзии Жуковского, представляют собой не объективные изображения примет действительности, но их субъективные восприятия поэтом, преломленные в его сознании, в его чувстве.

Позднее это восприятие внешнего мира, углубляясь и развиваясь по мере обращения от сентиментального к романтическому миропониманию, примет характер, исключающий вообще всякие объективные признаки: описания природы станут у Жуковского описаниями лишь его внутренних душевных состояний, хотя и возникших под известным воздействием внешнего мира.

Природа в поэзии Жуковского окружена тайной, его пейзажи призрачны и почти нереальны, словно отражения в воде:

«…Все тихо: рощи спят; в окрестности покой;

Простершись на траве под ивой наклоненной,

Внимаю, как журчит, сливаяся с рекой,

Как спит с прохладою растений фимиам!

Как сладко в тишине у брега струй плесканье!

Как тихо веянье зефира по водам

И гибкой ивы трепетанье! (Вечер. Элегия) [2]

Поэтически выраженный внутренний мир человека явился подлинным открытием Жуковского, и этим прежде всего определяется его место в истории русской поэзии. Лиризмом , субъективностью проникнута вся его поэзия, оригинальная или переводная, собственно лирическая, балладная или повествовательная.

Тридцать девять баллад, написанных Жуковским составляют очень значительный и цельный раздел в творчестве поэта. Произведение этого жанра «Людмила» – представило собой решительный разрыв с богатырски – сказочными традициями ХVIII в.

То, что привлекало Жуковского в балладном жанре, заключалось не столько в фантастических сюжетах немецких и английских баллад, не в «чертях и ведьмах» самих по себе, сколько в психологической основе этих сюжетов, в пронизывающих большую часть баллад идеях трагической обреченности человека, и неизбежного возмездия виновному в преступлении против человечности или даже ни в чем не виновному, кроме запретной- с точки зрения ходячей житейской морали-любви.

Убеждение в обреченности человека, подвластного высшей, вне его лежащей и непреодолимой силе составляет одну из самых существенных черт мировоззрения Жуковского. Идея обреченности человека , бессильного бороться с судьбой, проходит через все его творчество- и не только балладного, хотя именно в балладах она выражена сильнее всего.

Царь Всевышний правосуден;

Твой услышал стон Творец;

Час твой бил, настал конец».[2]

Чувствительная, нежная и мечтательная душа Жуковского как будто сладко замирает на пороге “ оного таинственного света“. Поэт, по меткому выражению Белинского, “ любит и голубит свое страдание”, однако страдание это не уязвляет его сердце жестокими ранами, ибо даже в тоске и печали его внутренняя жизнь тиха и безмятежна. Поэтому, когда в послании к Батюшкову , “сыну неги и веселья”,он называет поэта -эпикурейца “родным по Музе”, трудно поверить в это родство. Скорее поверим добродетельному Жуковскому, который дружески советует певцу земных наслаждений: “Отвергни сладострастья погибельны мечты!”

Батюшков – фигура во всем противоположная Жуковскому. Это был человек сильных страстей, а его творческая жизнь оборвалась на 35 лет раньше его физического существования: совсем молодым человеком он погрузился в пучину безумия.

Совсем иная атмосфера царит в поэзии Батюшкова: радость бытия, откровенная чувственность, гимн наслаждению. Он с одинаковой силой и страстью отдавался как радостям, так и печалям: в жизни ,как и в ее поэтическом осмыслении, ему -в отличии от Жуковского- была чужда “золотая середина”. Если важнейшей заслугой Жуковского Белинский считал то, что он “ ввел в русскую поэзию романтизм”, то заслугу Батюшкова видел он в том, что тот внес в русскую поэзию “красоту идеальной формы”, которая позволила ему запечатлеть в своей поэзии окружающий мир, а также и внутренний мир человека во всей определенности и ясности. Хотя его поэзии также свойственны восхваления чистой дружбы, отрады “смиренного уголка”, но его идиллия отнюдь не скромна и не тиха.

В эти годы Батюшковым были созданы произведения, заслужившие ему славу “певца любви”, славу” беспечного поэта-мечтателя, философа-эпикурейца, жреца любви, неги и наслаждения”

Временами поэт так увлечен чувственными радостями , что готов безоглядно отринуть гнетущую мудрость науки:

Угрюмых стоиков и скучных мудрецов,

Сидящих в платьях погребальных

Между обломков и гробов,

Найдем мы жизни нашей сладость?

От них, я вижу, радость

Для них нет прелести и в прелестях природы.

Им девы не поют, сплетаясь в хороводы:

Для них, как для слепцов,

Весна без радости и лето без цветов(Мечта)[3]

Подлинный трагизм редко звучит в его стихах. Лишь в конце его творческой жизни, когда он стал обнаруживать признаки душевного недуга, под диктовку было записано одно из его последних стихотворений, в котором отчетливо звучат мотивы тщеты земного бытия:

Ты знаешь, что изрек ,

Прощаясь с жизнью, седой Мельхиседек?

Почему имена этих талантливых поэтов неразрывно связаны между собой? Прежде всего, благодаря тому, что новое направление в русской поэзии – романтизм, в стиле которого писали оба поэта, получило широкое распространение среди их современников и последователей.

Но главной причиной того, почему творчество В.А Жуковского и К.Н. Батюшкова постоянно находится в сопоставлении друг с другом, является то, что возвышенный ими в русской поэзии романтизм звучит в их многочисленных стихотворениях совершенно по-разному.

Примечательно, что один из самых страстных поэтов русской поэзии родился и прожил большую часть своей жизни в холодной, северной части России – в Вологде. Его стихотворение было впервые опубликовано в журнале «Новости литературы» в 1805 году и носило название «Послание к стихам моим». Батюшков принимал участие в прусском походе и войне со Швецией, но это не мешало ему продолжать свою поэтическую деятельность.

Поэзия Батюшкова пропитана страстностью, любовью к земной жизни и любовью к своей Отчизне. Ему удалось соединить классицизм и сентиментализм в пылкой и жизнеутверждающей лирике, полной сильных и ярких эмоций. Его стихотворение «Вахканка» – это своеобразное провозглашение романтической лирики, а стихотворение «Мечта» – манифест его личности, как поэта. Последнее стихотворение сделало Батюшкова признанным и талантливым поэтом.

Но ему не чужды и другие темы – как и любой другой поэт, он описывает то, что ему пришлось пережить на личном опыте. Речь идет о войне и тех страданиях, которая она принесла русскому народу. Стихотворение «К Дашкову» раскрывает перед читателями образы войны 1812 года, и патриотические мысли Батюшкова. Но любые призывы поэта звучат довольно грубо и жестко, как и сама сущность войны, которую ему пришлось пережить. жуковский батюшков творчество романтизм

В отличие от эмоциональной лирики Батюшкова, Жуковский на своем творческом пути придерживался более степенных и зрелых поэтических направлений. В представлении Жуковского, романтизм – это все-таки развитие основ классицизма и сентиментализма, и в отличие от своего друга, его лирике не чужды эти направления

Стихотворения Жуковского более кроткие и спокойные, в них нет эмоциональных накалов и сильных проявлений чувств. Даже о войне он пишет совершенно по-другому, он видит ее глазами победителей, он взывает славить и чествовать героев войны.

И нельзя забывать о религиозном смысле в творчестве Жуковского, темы его стихотворений напрямую связаны с поиском высших истин. Ему больше присуща таинственность и мистичность, в отличие от более прямолинейного и реалистичного Батюшкова.

Расцвет поэтического талана Жуковского приходится на 1808-1812 года. Особо знаменитой стала его баллада «Людмила», которая является олицетворением начала эпохи романтизма в русской литературе. И именно Жуковский стал автором первого официального гимна России – «Молитва русских».

Война 1812 года в стихотворениях Жуковского “Певец во стане русских воинов” и Батюшкова “К Дашкову”

Перечитаем два стихотворения, посвященные войне 1812 года. Одно написано накануне сражения при Тарутине, второе уже после того, как неприятель был изгнан за пределы России. Однако в их стихотворениях отражены два совершенно различных взгляда на войну. И Жуковский, и Батюшков декларируют свои позиции с первых строк. Для одного война – удаль, храбрость, подвиги героев. Для другого – смерть, кровь, разрушения.

Наполним кубок круговой!

Дружнее! Руку в руку!

Запьем вином кровавый бой

И с падшими разлуку.

Кто любит видеть в чашах дно,

Тот бодро ищет боя…

О, всемогущее вино, веселие героя!

Мой друг! я видел море зла

И неба мстительные кары:

Врагов неистовых дела,

Войну и гибельны пожары.

И в дальнейшем оба стихотворения соответствуют тому, что в них заложено с самого начала. Певец Жуковского произносит здравицы героям войны, Древней Руси, Родине, Богу, Петру, Суворову. Батюшков же повествует об ужасах войны, о ее бессмысленности.

Читайте также:  Романтизм Жуковского (баллада Лесной царь): сочинение

Но несмотря на столь глубокие различия, у поэтов проскальзывают сходные мысли. Например, у обоих звучит тема мщения. В стихотворении Жуковского слышатся призывы:

За гибель – гибель, брань – за брань,

И казнь тебе, губитель!

Вожди славян, хвала и честь!

Отчизна к вам взывает: месть!

Читая эти строки, настораживаешься: слишком уж воинственно-жестоко звучат призывы поэта.

Батюшков же утверждает: совесть приказывает ему забыть о музах и харитах, пока не отмщена Москва и враг не изгнан с русских земель.

Вообще Батюшков меньше, чем Жуковский, пишет о сражениях и подвигах. Он видит оборотную, непарадную сторону войны:

Я видел сонмы богачей,

Бегущих в рубищах издранных,

Я видел бледных матерей,

Из милой родины изгнанных.

Лишь угли, прах и камней горы

Лишь груды тел кругом реки,

Лишь нищих бледные полки

Везде мои встречали взоры.

Жуковский перечисляет героев войны – живых и павших, давая каждому “послужной список”. Прославляя их, поэт стремится укрепить боевой дух соотечественников, помочь им переломить ход войны. И действительно, по свидетельству современников, стихотворение Жуковского облетело всю русскую армию; его переписывали, читали, учили наизусть.

Стихотворение Батюшкова не так тесно привязано к определенному периоду истории. Единственное, что указывает в нем на события 1812 года, – упоминание о сгоревшей Москве. В остальном же это философское размышление на тему “Война. Мир. Поэт”.

Надо заметить, что практически всегда в человеческой истории нация, подвергшаяся агрессии, создает мощный пласт патриотической литературы. Так было, например, во время монголо-татарского нашествия на Русь. И лишь какое-то время спустя, оправившись от нанесенного удара, преодолев боль и ненависть, мыслители и поэты задумываются обо всех ужасах войны для обеих сторон, о ее жестокости и бессмысленности.

Стихотворение Жуковского – один из всплесков патриотической воинственности, вызванной нашествием врага. А послание Батюшкова – философское осмысление случившегося. Война для поэта – безусловное зло.

Позиция Батюшкова ближе: герои героями, подвиги подвигами, а война это горе. Поэт знал это не понаслышке. Но нельзя и не признавать важной роли стихотворения Жуковского накануне решающего сражения. Оно ободрило воинов, внушило им волю к победе. Вообще, несмотря на очевидную разницу, эти два стихотворения не следует противопоставлять. Их авторы не спорят между собой, а дополняют друг друга.

Жуковский с поэтом Батюшковым он познакомился в литературном обществе «Арзамас», и впоследствии стал не только его покровителем и наставником, но и близким другом. И важно отметить то, что помимо поэзии Жуковский занимался другой деятельностью – он был главным чтецом при императрице Марии Федоровне, и именно он был наставником наследника, будущего императора Александра II.

1. В.Г.Белинский. Полное собрание сочинений т.VII М.,1955.

2. Великие поэты. Василий Жуковский. Звезда любви. М.,2013.

3. Великие поэты. Константин Батюшков. Мечта. М.,2012.

4. История русской литературы XIXвека:1800-1830-е годы.Учеб.для студ.высш.учеб.заведений:В 2-ч./Под ред.В.Н.Аношкиной,Л.Д.Громовой.М.,2001.

5. История русской поэзии. Т 1.Издательство «Наука»., Ленинград.,1968.

Размещено на Allbest.ru

Подобные документы

Путь Жуковского к романтизму. Отличие русского романтизма от западного. Созерцательность романтики творчества, эклектизм ранних произведений поэта. Философское начало в лирике поэта, жанровое своеобразие баллад, значение для русской литературы.

курсовая работа [58,7 K], добавлен 03.10.2009

Антологию русской поэзии. Василий Андреевич Жуковский – один из корифеев русского сентиментализма и основоположник романтизма в отечественной поэзии, его жизненный и творческий путь. Появление новых метрических размеров, жанр романтической баллады.

реферат [19,6 K], добавлен 28.12.2009

Характеристика языковой ситуации начала XIX века. Творчество К.Н. Батюшкова и школа гармонической точности. Исторический экскурс на уроках русского языка. Лингвистические и литературные взгляды русского писателя, творчество К. Батюшкова в школьном курсе.

дипломная работа [141,1 K], добавлен 23.07.2017

Детство и годы учения В.А. Жуковского. История романтической любви Василия Андреевича и ее отражение в поэзии. Его балладное творчество. Жуковский гражданин и патриот. Служба в должности наставника-воспитателя великого князя Александра Николаевича.

реферат [18,0 K], добавлен 19.07.2011

Основные факты биографии Константина Николаевича Батюшкова (1787-1855) – предшественника А.С. Пушкина, поэта раннего русского романтизма, родоначальника новой “современной” русской поэзии. Аникреонтические и эпикурейские мотивы в творчестве поэта.

презентация [2,3 M], добавлен 05.09.2013

Жизненный и творческий путь выдающего русского поэта Василия Андреевича Жуковского. Основные вехи биографии Жуковского. Создание поэтических и прозаических произведений, многочисленных литературных заметок и переводов, увлечение русской стариной.

презентация [895,2 K], добавлен 25.02.2014

К.Н. Батюшков — русский поэт, предшественник А.С. Пушкина. Соединяя литературные открытия классицизма и сентиментализма, он явился одним из родоначальников новой, “современной” русской поэзии. Изучение биографии и литературной деятельности поэта.

презентация [1,0 M], добавлен 10.12.2011

Условия развития русской литературы в XIX веке. Изумительно яркий расцвет и одно из первых мест в Европе. Пушкин, Карамзин, Жуковский, Крылов, Грибоедов, Тютчев, Лермонтов, Гоголь, Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Тургенев, Герцен, Некрасов.

реферат [27,5 K], добавлен 06.09.2006

Пушкин как родоначальник новой русской литературы. Знакомство Пушкина с поэтом Жуковским. Влияние южной ссылки Пушкина на его творчество. Издание в 1827 году литературного журнала “Московский вестник”. Творчество 1830-х годов. Последние годы жизни поэта.

реферат [16,1 K], добавлен 13.10.2009

М.Ю. Лермонтов как продолжатель романтических традиций В.А. Жуковского, А.С. Пушкина, Е.А. Баратынского, поэтов-декабристов. Влияние Байрона на раннее творчество поэта, воплощение принципов романтизма и пессимистического реализма в его произведениях.

реферат [19,3 K], добавлен 28.05.2014

Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

В. А. Жуковский и К. Н. Батюшков — первые русские поэты-романтики

Русский романтизм принято делить на несколько периодов: начальный (1801—1815 гг.), зрелый (1815— 1825 гг.) и период последекабристского развития. Однако по отношению к начальному периоду условность этой схемы бросается в глаза. Ибо заря русского романтизма связана с именами Жуковского и Батюшкова, поэтов, чье творчество и мироощущение трудно ставить рядом и сравнивать в рамках одного периода, настолько различны их цели, устремления, темпераменты. В стихах обоих поэтов еще ощущается властное влияние прошлого — эпохи сентиментализма, но если Жуковский еще глубоко укоренен в ней, то Батюшков гораздо ближе к новым веяниям. Белинский справедливо отмечал, что для творчества Жуковского характерны «жалобы на несвершенные надежды, которым не было имени, грусть об утраченном счастии, которое Бог знает в чем состояло».

Действительно, в лице Жуковского романтизм делал еще свои первые робкие шаги, отдавая дань сентиментальной и меланхолической тоске, смутным, едва уловимым сердечным томлениям, одним словом, тому сложному комплексу чувств, который в русской критике получил название «романтизм средних веков». Совсем иная атмосфера царит в поэзии Батюшкова: радость бытия, откровенная чувственность, гимн наслаждению. Пластичность и изящная определенность формы сближает его с классической литературой античностью. Жуковского по праву считают ярким представителем русского эстетического гуманизма. Чуждый сильным страстям, благодушный и кроткий Жуковский находился под заметным влиянием идей Руссо и немецких романтиков.

Вслед за ними он придавал большое значение эстетической стороне в религии, морали, общественных отношениях. Искусство приобретало у Жуковского религиозный смысл, он стремился увидеть в искусстве «откровение» высших истин, оно было для него «священным». Для немецких романтиков характерно отождествление поэзии и религии. То же самое мы находим и у Жуковского, который писал: «Поэзия есть Бог в святых мечтах земли». В немецком романтизме ему особенно близким было тяготение ко всему запредельному, к «ночной стороне души», к «невыразимому» в природе и человеке.

Природа в поэзии Жуковского окружена тайной, его пейзажи призрачны и почти нереальны, словно отражения в воде: Как слит с прохладою растений фимиам! Как сладко в тишине у брега струй плесканье! Как тихо веянье зефира по водам И гибкой ивы трепетанье!

Чувствительная, нежная и мечтательная душа Жуковского как будто сладко замирает на пороге «оного таинственного света». Поэт, по меткому выражению Белинского, «любит и голубит свое страдание», «однако страдание это не уязвляет его сердце жестокими ранами, ибо даже в тоске и печали его внутренняя жизнь тиха и безмятежна». Поэтому, когда в послании к Батюшкову, «сыну неги и веселья», он называет поэта-эпикурейца «родным по Музе», то трудно поверить в это allsoch.

ru 2001-2005 родство. Скорее мы поверим добродетельному Жуковскому, который дружески советует певцу земных наслаждений: «Отвергни сладострастья погибельны мечты!» Батюшков — фигура во всем противоположная Жуковскому. Это был человек сильных страстей, а его творческая жизнь оборвалась на 35 лет раньше его физического существования: совсем молодым человеком он погрузился в пучину безумия. Он с одинаковой силой и страстью отдавался как радостям, так и печалям: в жизни, как и в ее поэтическом осмыслении, ему — в отличие от Жуковского — была чужда «золотая середина».

Хотя его поэзии также свойственны восхваления чистой дружбы, отрады «смиренного уголка», но его идиллия отнюдь не скромна и не тиха, ибо Батюшков не мыслит ее без томной неги страстных наслаждений и опьянения жизнью. Временами поэт так увлечен чувственными радостями, что готов безоглядно отринуть гнетущую мудрость науки: Ужели в истинах печальных Угрюмых стоиков и скучных мудрецов, Сидящих в платьях погребальных- Между обломков и гробов, Найдем мы жизни нашей сладость? От них, я вижу, радость Летит, как бабочка от терновых кустов. Для них нет прелести и в прелестях природы, Им девы не поют, сплетаясь в хороводы; Для них, как для слепцов, Весна без радости и лето без цветов. Подлинный трагизм редко звучит в его стихах.

Лишь в конце его творческой жизни, когда он стал обнаруживать признаки душевного недуга, под диктовку было записано одно из его последних стихотворений, в котором отчетливо звучат мотивы тщеты земного бытия: Ты знаешь, что изрек, Прощаясь с жизнию, седой Мельхиседек? Рабом родится человек, Рабом в могилу ляжет, Вторая часть «Слова» переносит читателя в Киев. Киевский князь Святослав, умудренный опытом полководец и государственный деятель, горько сетует на своих младших двоюродных братьев. Эти отважные, но безрассудные начальники решили: «Будем одни мужественны, одни захватим будущую славу, да и прежнюю сами поделим».

Великое горе принес их необдуманный поход. Святослав обращается ко всем русским князьям, призывая к объединению. Третья часть «Слова» рассказывает о плаче Ярославны, жены Игоря. Ярославна обращается к могучим силам природы, умоляя помочь князю вернуться на родную землю. Будто услышав ее мольбы, Игорь бежит из плена.

Сознавая свою вину, он едет в Киев к князю Святославу. Концовка поэмы отражает желание автора увидеть князей объединившимися для отпора общему врагу. Таково содержание «Слова». А что представляют собой герои поэмы? Игорь Новгород-Северский — смелый, неустрашимый военачальник.

Читайте также:  Василий Андреевич Жуковский: сочинение

Он горячо любит свою родину. Это благородный человек. Воинская честь и чувство привязанности не позволяют ему оставить в беде милого брата Всеволода. Выручая его, Игорь попадает в плен. Его отважный брат Всеволод, сражающийся как былинный богатырь, в пылу битвы забывает и о почестях, и о богатстве, и о жене-красавице.

Он не дорожит своей жизнью. Хотя автор восхищается подвигами Игоря и Всеволода, он осуждает их за легкомыслие и жажду славы. Но он и сочувствует Игорю, который нужен отечеству.

«Тяжко тебе, голова без плеч, худо тебе, тело без головы. Так и русской земле без Игоря». Вот почему поэма заканчивается провозглашением славы Игорю, понявшем>’ и тяжело пережившему свою роковую ошибку.

Безупречен положительный герой «Слова» — киевский князь Святослав. Это человек глубокого ума. В его уста поэт вложил мысль о том, что во имя родины все распри и личные обиды должны быть забыты, все русские силы должны быть объединены для борьбы с врагом. Обаятельна жена Игоря — ЯрославнаНВ ее плаче, напоминающем лирическую народную песню, выражена скорбь тысяч русских женщин, чьи мирная жизнь, счастье и любовь омрачились ужасами войны.

Большая роль в поэме отводится собирательному образу дружины. Храбрая дружина сражается с половцами до последнего человека. Называя дружину «русским золотом», автор укоряет Игоря за то, что он погубил это «богатство». Есть в поэме еще один образ — это и величественный образ Руси, и родная природа, и русские люди, и созданные их трудом города и села. Все произведение проникнуто идеей государственного единства русской земли.

Широте и разнообразию жизненных явлений, показанных в «Слове», соответствует его поэтический язык. Автор сочетает достижения современной книжной литературы с образными средствами устной народной Поэзии. Как считал Карл Маркс, немецкий общественный деятель XIX века, «Слово» представляет для нас величайшую ценность как живое свидетельство великого развития древнерусской культуры.

В. Жуковский и К. Батюшков — первые русские поэты-романтики

Русский романтизм принято делить на несколько периодов: начальный (1801-1815), зрелый (1815-1825) и период последекабристского развития. Однако по отношению к начальному периоду условность этой схемы бросается в глаза. Ибо заря русского романтизма связана с именами Жуковского и Батюшкова, поэтов, чье творчество и мироощущение трудно ставить рядом и сравнивать в рамках одного периода, настолько различны их цели, устремления, темпераменты. В стихах обоих поэтов еще ощущается властное влияние прошлого — эпохи сентиментализма, но если Жуковский еще

Похожие сочинения:

«Чудотворец» поэзии БатюшковЧто за чудотворец этот Батюшков. А. С. Пушкин Словно гуляка с волшебною тростью, Батюшков нежный со мною живет. Он тополями.

Пушкин и ЖуковскийСложный и запутанный вопрос о связях Пушкина с его учителем — Жуковским, крупнейшим русским поэтом. Вокруг этого вопроса сталкивались разные.

Василий Андреевич Жуковский«Его стихов пленительная сладость Пройдет веков завистливую даль И внемлет им, вздохнет о славе младость Утешится безмолвная печаль И резвая.

Черты романтизма в одном из произведений русской литературы XIX века. (В. А. Жуковский. Стихи и поэмы.)Основоположником русского романтизма по праву считают В. А. Жуковского, избравшего главным предметом своей поэзии мир человеческой души. «Его стихов пленительная.

Жуковский и его лирикаНикто не имел и не будет иметь слога, равного в могуществе и разнообразии слогу его. А. С. Пушкин Жуковский был.

Краткое содержание Романтики Паустовский К. ГРомантики Максимова со Сташевским, Алексеем и Винклером в этот порт загнал жестокий осенний шторм. Молодые люди жили в дрянной гостинице.

Поэты «серебряного века» (Николай Гумилев)«Серебряный век» в русской литературе — это период творчества основных представителей модернизма, период появления множества талантливых авторов. Условно началом «серебряного.

Для чего пишут поэтыПоэт — человек, раскрывающий перед всеми свою душу. Акутагава Рюноске. Поэтический процесс — явление широкое, сложное, неоднозначное. Русская поэзия —.

Наль и Дамаянти. Индейская повесть В. А. Жуковского… (Разное Жуковский В. А.)НАЛЬ И ДАМАЯНТИ. Индейская повесть В. А. Жуковского. Рисунки по распоряжению автора выполнены г. Майделем. 1844. Издание Фишера. В 8-ю.

«Победителю ученику от побежденного учителя» (Жуковский и Пушкин: история одной дружбы)Пушкин признавал себя учеником Жуковского. Но, учась у него, он перерастал своего предшественника и преодолевал его влияние, в общем чуждое.

Жуковский «Невыразимое»В элегии «Невыразимое» (1819) поэт высказал сожалении о невозможности удержать миг прекрасного, уловить и запечатлеть в слове переливы света, игру.

Поэты античной литературы (Эсхил, Софокл, Эврипид)От трагедий V века сохранились произведения трех наиболее значительных представителей жанра — Эсхила, Софокла и Эврипида. Каждое из этих имен.

Характеристика героя Светлана (Светлана Жуковский В. А.)Этот образ — попытка Жуковского создать идеальный русский характер, нарисовать «русскую душу». Отличительные черты этого характера — чистота, кротость, покорность.

Анализ стихотворений «Как тяжко мертвецу среди людей», «Ночь, улица, фонарь аптека», «Поэты», «Друзьям» БлокаУ Блока в стихотворении «Как тяжко мертвецу среди людей» появляется образ чиновника-мертвеца, винтика большой государственной машины, который не способен чувствовать.

Томас Мур и русские писатели XIX века (19 век Разное)М. П. Алексеев. Томас Мур и русские писатели XIX века М. П. Алексеев Томас Мур и русские писатели XIX века.

ПИСЬМО ИЗ БОРОДИНА ОТ БЕЗРУКОГО К БЕЗНОГОМУ ИНВАЛИДУ (Бородинская годовщина Жуковский В. А.)Ничто так не расширяет духа человеческого, ничто не окриляет его таким могучим орлиным полетом в безбрежные равнины царства бесконечного, как.

Стихотворения В. Жуковского. Том девятый… (Стихотворения Жуковский В. А.)Литература наша всячески бедна. У нас мало гениальных писателей,- да и те писали и пишут очень мало, по крайней мере.

Краткое содержание Людмила Жуковский В. АЛюдмила ждет на распутье своего любимого, он должен вернуться из военного похода в далекие страны. Но пришла дружина, мимо прошел.

Краткое содержание Светлана Жуковский В. АСветлана Раз в крещенский вечерок Девушки гадали: За ворота башмачок, Сняв с ноги, бросали. Гадали, чтобы узнать суженого, свою судьбу.

Краткое содержание Двенадцать спящих дев Жуковский В. АДвенадцать спящих дев Таинственное повествование предваряется обращением к Мечте, «воздушной подруге юных дней», чьим присутствием обещается сладкое воспоминанье. Баллада первая.

К столетию «Русских ночей» (Русские ночи Одоевский В. Ф.)«Вот, господа, следствие односторонности и специальности, которая нынче почитается целию жизни; вот что значит полное погружение в вещественные выгоды и.

Краткое содержание Сказка о царе Берендее Жуковский В. АСказка о царе Берендее Жил-был царь Берендей, три года был женат, но не было детей. Царь как-то осматривал свое государство.

Анализ пьесы «Русские люди»Написана в 1942 году К. М. Симоновым. Драма о трудностях войны как непрерывное испытание всех человеческих сил. «Русские люди» —.

Русские женщины в поэзии Н. А. НекрасоваОбраз простой русской женщины занимает в творчестве Н. А. Некрасова одно из центральных мест. В России не было более бесправного.

Война 1812 года в стихотворениях В. А. Жуковского «Певец во стане русских воинов» и К. Н. Батюшкова «К Дашкову»Перечитаем два стихотворения, посвященные войне 1812 года. Одно написано накануне сражения при Тарутине, второе уже после того, как неприятель был.

Война 1812 года в стихотворениях В. Жуковского «Певец во стане русских воинов» и К. Батюшкова «К Дашкову»Перечитаем два стихотворения, посвященных войне 1812 года. Одно написано накануне сражения при Тарутине, второе — уже после того, как неприятель.

Краткое содержание Русские женщины Некрасов Н. АКНЯГИНЯ ТРУБЕЦКАЯ. Поэма в двух частях (1826) Зимней ночью 1826 г. княгиня Екатерина Трубецкая отправляется вслед за мужем-декабристом в Сибирь.

«Пленительные образы…» (по поэме «Русские женщины»)Пленительные образы! Едва ли В истории какой-нибудь страны Вы что-нибудь прекраснее встречали. Их имена забыться не должны. Н. Некрасов Николая.

Краткое содержание Русские ночи Одоевский В. ФРусские ночи Ночь первая. Ночь вторая Было уже четыре часа утра, когда в комнату Фауста ввалилась толпа молодых приятелей —.

Княгиня Трубецкая в поэме Н. А. Некрасова «Русские женщины»Н. А. Некрасов одним из первых обратился к теме декабристов. В своей поэме «Русские женщины» он рассказал о героическом поступке.

В. Жуковский и К. Батюшков — первые русские поэты-романтики

Русский романтизм принято делить на несколько периодов: начальный (1801—1815), зрелый (1815—1825) и период последекабристского развития. Однако по отношению к начальному периоду условность этой схемы бросается в глаза. Ибо заря русского романтизма связана с именами Жуковского и Батюшкова, поэтов, чье творчество и мироощущение трудно ставить рядом и сравнивать в рамках одного периода, настолько различны их цели, устремления, темпераменты. В стихах обоих поэтов еще ощущается властное влияние прошлого — эпохи сентиментализма, но если Жуковский еще глубоко укоренен в ней, то Батюшков гораздо ближе к новым веяниям. Белинский справедливо отмечал, что для творчества Жуковского характерны “жалобы на несвершенные надежды, которым не было имени, грусть по утраченном счастии, которое Бог знает в чем состояло”. Действительно, в лице Жуковского романтизм делал еще свои первые робкие шаги, отдавая дань сентиментальной и меланхолической тоске, смутным, едва уловимым сердечным томлениям, одним словом — тому сложному комплексу чувств, который в русской критике получил название “романтизм средних веков”. Совсем иная атмосфера царит в поэзии Батюшкова: радость бытия, откровенная чувственность, гимн наслаждению. Пластичность и изящная определенность формы сближает его с классической литературой античности.

Жуковского по праву считают ярким представителем русского эстетического гуманизма. Чуждый сильным страстям, благодушный и кроткий Жуковский находился под заметным влиянием идей Руссо и немецких романтиков. Вслед за ними он придавал большое значение эстетической стороне в религии, морали, общественных отношениях. Искусство приобретало у Жуковского религиозный смысл, он стремился увидеть в искусстве “откровение” высших истин, оно было для него “священным”. Для не мецких романтиков характерно отождествление поэзии и религии.

То же самое мы находим и у Жуковского, который писал: “Поэзия есть Бог в святых мечтах земли”. В немецком романтизме ему особенно близким было тяготение ко всему запредельному, к “ночной стороне души”, к “невыразимому” в природе и человеке. Природа в поэзии Жуковского окружена тайной, его пейзажи призрачны и почти нереальны, словно отражения в воде: Как слит с прохладою растений фимиам!

Как сладко в тишине у брега струй плесканье! Как тихо веянье зефира по водам И гибкой ивы трепетанье! Чувствительная, нежная и мечтательная душа Жуковского как будто сладко замирает на пороге “оного таинственного света”. Поэт, по меткому выражению Белинского, “любит и голубит свое страдание”, однако страдание это не уязвляет его сердце жестокими ранами, ибо даже в тоске и печали его внутренняя жизнь тиха и безмятежна. Поэтому, когда в послании к Батюшкову, “сыну неги и веселья”, он называет поэта-эпикурейца “род-” ным по Музе”, то трудно поверить в это родство. Скорее мы поверим добродетельному Жуковскому, когда он дружески советует невцу земных наслаждений: “Отвергни сладострастья погибельны мечты!” Батюшков — фигура во всем противоположная Жуковскому.

Читайте также:  Великий поэт и гуманист ( В. А. Жуковском): сочинение

Это был человек сильных страстей, а его творческая жизнь оборвалась на 35 лет раньше его физического существования: совсем молодым человеком он погрузился в пучину безумия. Он с одинаковой силой и страстью отдавался как радостям, так и печалям: в жизни, как и в ее поэтическом осмыслении, ему — в отличие от Жуковского — была чужда “золотая середина”. Хотя его поэзии также свойственны восхваления чистой дружбы, отрады “смиренного уголка”, но его идиллия отнюдь не скромна и не тиха, ибо Батюшков не мыслит ее без томной неги страстных наслаждений и опьянения жизнью. Временами поэт так увлечен чувственными радостями, что готов безоглядно отринуть гнетущую мудрость науки: Ужели в истинах печальных Угрюмых стоиков и скучных мудрецов, Сидящих в платьях погребальных Между обломков и гробов, Найдем мы жизни нашей сладость? От них, я вижу, радость Летит, как бабочка от терновых кустов. Для них нет прелести и в прелестях природы, Им девы не поют, сплетаясь в хороводы; Для них, как для слепцов, Весна без радости и лето без цветов.

Подлинный трагизм редко звучит в стихах Батюшкова. Лишь в конце его творческой жизни, когда он стал обнаруживать признаки душевного недуга, под диктовку было записано одно из его последних стихотворений, в котором отчетливо звучат мотивы тщеты земного бытия: Ты помнишь, что изрек, Прощаясь с жизнию, седой Мельхиседек? Рабом родился человек, Рабом в могилу ляжет, И смерть ему едва ли скажет, Зачем он шел долиной чудной слез, Страдал, рыдал, терпел, исчез.

Сочинение В. Жуковский и К. Батюшков – первые русские поэты-романтики

Русский романтизм принято делить на несколько периодов: начальный (1801—1815), зрелый (1815—1825) и период последекабристского развития. Однако по отношению к начальному периоду условность этой схемы бросается в глаза. Ибо заря русского романтизма связана с именами Жуковского и Батюшкова, поэтов, чье творчество и мироощущение трудно ставить рядом и сравнивать в рамках одного периода, настолько различны их цели, устремления, темпераменты. В стихах обоих поэтов еще ощущается властное влияние прошлого — эпохи сентиментализма, но если Жуковский еще глубоко укоренен в ней, то Батюшков гораздо ближе к новым веяниям. Белинский справедливо отмечал, что для творчества Жуковского характерны “жалобы на несвершенные надежды, которым не было имени, грусть по утраченном счастии, которое Бог знает в чем состояло”. Действительно, в лице Жуковского романтизм делал еще свои первые робкие шаги, отдавая дань сентиментальной и меланхолической тоске, смутным, едва уловимым сердечным томлениям, одним словом — тому сложному комплексу чувств, который в русской критике получил название “романтизм средних веков”. Совсем иная атмосфера царит в поэзии Батюшкова: радость бытия, откровенная чувственность, гимн наслаждению. Пластичность и изящная определенность формы сближает его с классической литературой античности.
Жуковского по праву считают ярким представителем русского эстетического гуманизма. Чуждый сильным страстям, благодушный и кроткий Жуковский находился под заметным влиянием идей Руссо и немецких романтиков. Вслед за ними он придавал большое значение эстетической стороне в религии, морали, общественных отношениях. Искусство приобретало у Жуковского религиозный смысл, он стремился увидеть в искусстве “откровение” высших истин, оно было для него “священным”. Для не мецких романтиков характерно отождествление поэзии и религии. То же самое мы находим и у Жуковского, который писал: “Поэзия есть Бог в святых мечтах земли”. В немецком романтизме ему особенно близким было тяготение ко всему запредельному, к “ночной стороне души”, к “невыразимому” в природе и человеке. Природа в поэзии Жуковского окружена тайной, его пейзажи призрачны и почти нереальны, словно отражения в воде:

Как слит с прохладою растений фимиам!
Как сладко в тишине у брега струй плесканье!
Как тихо веянье зефира по водам
И гибкой ивы трепетанье!

Чувствительная, нежная и мечтательная душа Жуковского как будто сладко замирает на пороге “оного таинственного света”. Поэт, по меткому выражению Белинского, “любит и голубит свое страдание”, однако страдание это не уязвляет его сердце жестокими ранами, ибо даже в тоске и печали его внутренняя жизнь тиха и безмятежна. Поэтому, когда в послании к Батюшкову, “сыну неги и веселья”, он называет поэта-эпикурейца “родным по Музе”, то трудно поверить в это родство. Скорее мы поверим добродетельному Жуковскому, когда он дружески советует певцу земных наслаждений: “Отвергни сладострастья погибельны мечты!”
Батюшков — фигура во всем противоположная Жуковскому. Это был человек сильных страстей, а его творческая жизнь оборвалась на 35 лет раньше его физического существования: совсем молодым человеком он погрузился в пучину безумия. Он с одинаковой силой и страстью отдавался как радостям, так и печалям: в жизни, как и в ее поэтическом осмыслении, ему — в отличие от Жуковского — была чужда “золотая середина”. Хотя его поэзии также свойственны восхваления чистой дружбы, отрады “смиренного уголка”, но его идиллия отнюдь не скромна и не тиха, ибо Батюшков не мыслит ее без томной неги страстных наслаждений и опьянения жизнью. Временами поэт так увлечен чувственными радостями, что готов безоглядно отринуть гнетущую мудрость науки:

Ужели в истинах печальных
Угрюмых стоиков и скучных мудрецов,
Сидящих в платьях погребальных
Между обломков и гробов,
Найдем мы жизни нашей сладость?
От них, я вижу, радость
Летит, как бабочка от терновых кустов.
Для них нет прелести и в прелестях природы,
Им девы не поют, сплетаясь в хороводы;
Для них, как для слепцов,
Весна без радости и лето без цветов.

Подлинный трагизм редко звучит в стихах Батюшкова. Лишь в конце его творческой жизни, когда он стал обнаруживать признаки душевного недуга, под диктовку было записано одно из его последних стихотворений, в котором отчетливо звучат мотивы тщеты земного бытия:

Ты помнишь, что изрек,
Прощаясь с жизнию, седой Мельхиседек?
Рабом родился человек,
Рабом в могилу ляжет,
И смерть ему едва ли скажет,
Зачем он шел долиной чудной слез,
Страдал, рыдал, терпел, исчез. .

Сочинение Жуковский В.А.

Тема: В.А. Жуковский и К.Н. Батюшков – первые русские поэты-романтики

Русский романтизм принято делить на несколько периодов: начальный (1801—1815), зрелый (1815—1825) и период последекабристского развития. Однако по отношению к начальному периоду условность этой схемы бросается в глаза. Ибо заря русского романтизма связана с именами Жуковского и Батюшкова, поэтов, чье творчество и мироощущение трудно ставить рядом и сравнивать в рамках одного периода, настолько различны их цели, устремления, темпераменты. В стихах обоих поэтов еще ощущается властное влияние прошлого — эпохи сентиментализма, но если Жуковский еще глубоко укоренен в ней, то Батюшков гораздо ближе к новым веяниям. Белинский справедливо отмечал, что для творчества Жуковского характерны «жалобы на несвершенные надежды, которым не было имени, грусть по утраченном счастии, которое Бог знает в чем состояло». Действительно, в лице Жуковского романтизм делал еще свои первые робкие шаги, отдавая дань сентиментальной и меланхолической тоске, смутным, едва уловимым сердечным томлениям, одним словом, тому сложному комплексу чувств, который в русской критике получил название «романтизм средних веков». Совсем иная атмосфера царит в поэзии Батюшкова: радость бытия, откровенная чувственность, гимн наслаждению. Пластичность и изящная определенность формы сближает его с классической литературой античности.

Жуковского по праву считают ярким представителем русского эстетического гуманизма. Чуждый сильным страстям, благодушный и кроткий Жуковский находился под заметным влиянием идей Руссо и немецких романтиков. Вслед за ними он придавал большое значение эстетической стороне в религии, морали, общественных отношениях. Искусство приобретало у Жуковского религиозный смысл, он стремился увидеть в искусстве «откровение» высших истин, оно было для него «священным». Для немецких романтиков характерно отождествление поэзии и религии. То же самое мы находим и у Жуковского, который писал: «Поэзия есть Бог в святых мечтах земли». В немецком романтизме ему особенно близким было тяготение ко всему запредельному, к «ночной стороне души», к «невыразимому» в природе и человеке. Природа в поэзии Жуковского окружена тайной, его пейзажи призрачны и почти нереальны, словно отражения в воде:
Как слит с прохладою растений фимиам!
Как сладко в тишине у брега струй плесканье!
Как тихо веянье зефира по водам
И гибкой ивы трепетанье!

Чувствительная, нежная и мечтательная душа Жуковского как будто сладко замирает на пороге «оного таинственного света». Поэт, по меткому выражению Белинского, «любит и голубит свое страдание», однако страдание это не уязвляет его сердце жестокими ранами, ибо даже в тоске и печали его внутренняя жизнь тиха и безмятежна. Поэтому, когда в послании к Батюшкову, «сыну неги и веселья», он называет поэта-эпикурейца «родным по Музе», то трудно поверить в это родство. Скорее мы поверим добродетельному Жуковскому, который дружески советует певцу земных наслаждений: «Отвергни сладострастья погибельны мечты!»

Батюшков — фигура во всем противоположная Жуковскому. Это был человек сильных страстей, а его творческая жизнь оборвалась на 35 лет раньше его физического существования: совсем молодым человеком он погрузился в пучину безумия. Он с одинаковой силой и страстью отдавался как радостям, так и печалям: в жизни, как и в ее поэтическом осмыслении, ему — в отличие от Жуковского — была чужда «золотая середина». Хотя его поэзии также свойственны восхваления чистой дружбы, отрады «смиренного уголка», но его идиллия отнюдь не скромна и не тиха, ибо Батюшков не мыслит ее без томной неги страстных наслаждений и опьянения жизнью. Временами поэт так увлечен чувственными радостями, что готов безоглядно отринуть гнетущую мудрость науки:
Ужели в истинах печальных
Угрюмых стоиков и скучных мудрецов,
Сидящих в платьях погребальных
Между обломков и гробов,
Найдем мы жизни нашей сладость?
От них, я вижу, радость
Летит, как бабочка от терновых кустов.
Для них нет прелести и в прелестях природы,
Им девы не поют, сплетаясь в хороводы;
Для них, как для слепцов,
Весна без радости и лето без цветов.

Подлинный трагизм редко звучит в его стихах. Лишь в конце его творческой жизни, когда он стал обнаруживать признаки душевного недуга, под диктовку было записано одно из его последних стихотворений, в котором отчетливо звучат мотивы тщеты земного бытия:
Ты помнишь, что изрек,
Прощаясь с жизнию, седой Мельхиседек?
Рабом родился человек,
Рабом в могилу ляжет,
И смерть ему едва ли скажет,
Зачем он шел долиной чудной слез,
Страдал, рыдал, терпел, исчез.

Ссылка на основную публикацию
×
×