Тема войны в творчестве Владимира Высоцкого: сочинение

Сочинение «Тема войны в творчестве Владимира Высоцкого»

Есть в Киеве школа, где на стене класса висит обычная фотография из выпускного альбома. На ней — мальчишка, выпускник 85-го года, погибший в Афганистане, под его фотографией — знакомые до боли, обжигающие слова: «Тот же лес, тот же воздух и та же вода, только он не вернулся из боя. » Слова невоевавшего Высоцкого. Почему? Ведь песен о войне так много. Может, потому что ребята, воевавшие в Афгане, выросли и воспитывались на песнях Высоцкого, слушая их, задумывались о жизни, смерти и подвиге. Потому что Высоцкий был честен: черное называл черным, а белое белым. А оправдывают доверие там — в Афганистане, там, где «чужие слова» и где «ненужные встречи»:

Темнота впереди — подожди!

Там стеною закаты багровые,

Встречный ветер, косые дожди,

И дороги, дороги, неровные.

Там чужие слова, там дурная молва,

Там ненужные встречи случаются.

Там сгорела, пожухла трава

И следы в темноте не читаются…

Песней «На братских могилах…» Владимир Высоцкий неизменно начинал свои выступления — в столичном Доме ученых, на Ленских приисках, в клубе донецкой шахты, на сборах хоккеистов, в изысканном парижском концертном зале. Словом, везде. Но его не везде понимали. Они никак не могли понять, почему человек с набухшими жилами поет дома. Что это? Что его так беспокоит. Особенно они не понимали, зачем песне заниматься этими проблемами. Действительно, о чем можно было так петь? Тогда, когда в таком дефиците были правда, искренность, открытость… Об этом он и пел. Люди всегда нуждались в очищении. В очищении от лжи, от двоедушия, которое, как радиация, въедается в кости и не выводится из организма. Высоцкий же был и остается противоядием от лжи, барьером против лицемерия. Поэтому, наверное, мы, скептики, никому не верящие на слово, волнуясь, слушаем человека навоевавшего.

А люди воевавшие были уверены, что он их боевой товарищ. Такая правда звучала в его военных песнях. А ему, когда началась война, исполнилось всего три года:

…Он молчал невпопад и не в такт подпевал,

Он всегда говорил про другое,

Он мне спать не давал, он с восходом вставал,

А вчера не вернулся из боя.

Высоцкий стал мостом понимания между поколениями, между дедами и внуками. Когда-то в одной анкете поэта спросили: «Ваше любимое место?» Высоцкий, который немало повидал, ответил: «Самотека, Москва» — «Ваша любимая песня?» — «Вставай, страна огромная…» Это была песня его детства. Москва 41-го года. Затемненная, неприступная, суровая. Здесь впервые пересеклись пути юного Булата Окуджавы, уходящего на фронт (позже он споет об этом: «Ты научил любви Арбат, а дальше, дальше наше дело…») и маленького Володи Высоцкого. Окуджава поднял уличную песню до вершин истинной поэзии, а вернее, простые и глубокие мысли облек в формулу уличной песни. Окуджава начал то, что продолжил потом Высоцкий. И вот на смену задумчивой доброте песен Булата Окуджавы — охрипший голос солдата, даже не голос — крик, несмолкаемый крик, как предвестник беды. Большая часть песен Высоцкого написана от первого лица, то есть поэт перевоплощается в своего персонажа, ставит себя на его место:

Мне этот бой не забыть нипочем.

Смертью пропитан воздух,

а с небосклона бесшумным дождем

Вот покатилась, и я загадал:

выйти живым из боя…

Вот поэтому Высоцкий и получал письма от фронтовиков: «…Не тот ли вы Владимир Высоцкий, с которым я выходил из окружения под Оршей?», «Здравствуй Володя! После того, как тебя ранило осколком мины, я воевал еще год…»

Владимир пел о тех сторонах военной жизни, о которых мог знать только участвовавший в войне человек. Он ставил себя на место командира, приговоренного к расстрелу, сапера, совершающего подвиг, новобранца и многих других. Он настолько ярко описывает события, что y слушателя невольно создается картина происходящего:

Два провода голых, зубами скрипя, защищаю,

восхода не видел, но понял: вот-вот и взойдет!

А вот еще одно доказательство жизненности его военных песен. Давайте посмотрим, как перекликаются они со стихами Константина Симонова «Безыменное поле», написанными в июле 1942 вода:

Опять мы отходим, товарищ,

Опять проиграли мы бой,

Кровавое солнце позора

Заходит у нас за спиной…

А это строки из песни «Мы вращаем землю», написанные через десятилетия, но, тем не менее, достойные воинского салюта:

От границы мы землю вертели назад.

Было дело сначала.

Но обратно ее закрутил наш комбат,

Оттолкнувшись ногой от Урала.

Сам поэт говорит так о военных песнях: «Пишу песни о войне, конечно, не ретроспекции, а ассоциации. Если вы в них вслушаетесь, то увидите, что их сегодня модно петь, что люди из тех времен, ситуации из тех времен, а, в общем, и идеи, и проблемы — наши, нынешние.

Расчет в авторской песне только на одно — на то, что вас беспокоят точно так же, вам, как и мне, рвут душу и скребут по нервам несправедливости и горе людское». Наше поколение сравнивают с ростком, который, искривляясь, огибает придавивший его камень, но эта кривизна для поэта — норма. Можем ли мы понимать его песни? Хотим ли? Наверное, да. Все мы когда-нибудь задаем себе вопрос: а смог бы я тогда? И пытаемся ответить на него всю жизнь. Песни Высоцкого заставляют нас думать о дружбе, о дружбе в первозданном смысле этого слова:

Их восемь, нас — двое,

Расклад перед боем

Не наш, но мы будем играть.

Нам не светит с тобою,

Но козырь надо равнять.

Я этот небесный квадрат не покину,

Мне цифры сейчас не важны,

Сегодня мой друг защищает мне спину,

А, значит, и шансы равны…

Они учат смотреть на любовь не как на минутное развлечение: Она пришла, чтоб пригласить тебя на жизнь… И о чести, совести, долге мы тоже узнали из его песен:

И во веки веков, и во все времена

Трус, предатель всегда презираем.

Враг есть враг, и война все равно есть война,

И темница тесна, и свобода одна,

И всегда на нее уповаем…

Нет у Высоцкого песен просто о небе, только о земле или о море. Есть — о жизни, о мужестве, о готовности идти в разведку:

Давно смолкли залпы орудий.

Над нами лишь солнечный свет.

А чем проверяются люди,

Если войны уже нет?

Приходится слышать нередко

Сейчас, как тогда:

Ты бы пошел с ним в разведку?

Владимир Высоцкий не воевал, не сидел в тюрьме, не был альпинистом, шахтером, спортсменом — он был Поэтом, Художником слова.

Тема войны в поэзии В. Высоцкого

Творчество Владимира Семеновича Высоцкого многогранно. Стихотворения и песни о Великой Оте­чественной войне занимают одно из важных мест в его лирике.

Когда началась война, ему было только три года, но его стихотворения настолько проникают в душу, что ощущаешь личную причастность поэта к фронтовым событиям. Кажется, как будто он сам со своими одно­полчанами штурмовал высоту, на которой «все судь­бы с путями скрестились»: «Ползли к высоте в огне­вой полосе / Бежали и снова ложились. ». Как будто он сам, тяжело раненный, лежал в госпитале.

И однажды как в угаре,

Тот сосед, что слева, мне

Вдруг сказал: «Послушай, парень,

У тебя ноги-то нет. »

То вдруг он предстает перед нами старым, опыт­ным, много повидавшим воином, шагнувшим в бой из окопа. И, понимая, что «на этот раз» ему «не вернуть­ся», он свято верит в победу и освобождение Родины сынами, юными солдатами, надеется, что они вернут­ся живыми:

Я успеваю улыбнуться,

Я вижу, кто идет за мной.

Мы не успели. оглянуться,

А сыновья. уходят в бой.

То мы видим его еще молодым солдатом, не успев­шим испытать жизненных радостей. Увидел в небе падающую звезду и загадал самое заветное желание «выйти живым из боя», и был убит вражеской пулей, показавшейся ему в последний миг жизни упавшей с неба звездой:

Я уж решил: миновала беда

И удалось отвертеться.

Но с неба свалилась шальная звезда

Прямо под сердце…

Поэт переживает смерть друга, как свою собствен­ную смерть: «Все теперь одному, только кажется мне:/ Это я не вернулся из боя».

Только настоящая творческая личность может так сопереживать судьбе своего народа и каждого отдель­ного человека. Сам Высоцкий говорил: «Нельзя ска­зать иду в ногу со временем — это слишком высоко. Просто беспокойство времени, его парадоксы посто­янно живут во мне, требуют выражения».

И было с кого брать пример поэту. Его отец кадро­вым офицером прошел тяжелый фронтовой путь от Москвы до Берлина. Он говорил про сына: «По-моему, главное в нем то, что рос он, окруженный людьми про­стыми и честными, прошедшими через войну,— на­стоящими людьми».

Глубоки и жизненны военные стихи Высоцкого, мотивы разнообразны, в основе своей оригинальны, отчасти корнями уходят в классическую литературу. Высоцкий показывает нам человека во всех его прояв­лениях: от низменного до возвышенного, от обыден­ного до исключительного; раскрывает чудовищную сущность войны.

В стихотворении «Расстрел горного эха» поражает жуткостью картина вторжения войны в мирную жизнь. Гибель простых людей автор изображает при помощи развернутого олицетворения, через образ ве­селого горного эха.

Всю ночь продолжалась

кровавая злая потеха,

И эхо топтали — но звука никто не слыхал,

К утру расстреляли притихшее горное эхо.

И брызнули камни, как слезы, из раненых скал.

Погибают солдаты, освобождая землю, и в каждой пяди видят «все наши деревни, леса, города». Погиба­ет друг, и его фронтовой товарищ с горечью вспомина­ет: «Нам и места в землянке хватало вполне. ». «Сей­час глаза мои сомкнуться, я крепко обнимусь с зем­лей»,— произносит умирающий боец.

Землю автор олицетворяет — «почернела от горя», сравнивает с «горелой кашей», на ее живом теле, « как разрезы, траншеи легли и воронки, как раны зия­ют» , но она вынесет все, ее рано записывать в калеки.

Да, военные стихи Высоцкого трагичны, но в то же время мы не видим в них безысходности, они полны оптимизма. И этот оптимизм черпается из глубочай­шей, настоящей сыновней любви поэта к родной зем­ле: «Материнства не взять у земли, / Не отнять, как не вычерпать моря. ».

Многие поэты воспели женскую верность: К. Симо­нов «Жди меня», А. Твардовский «Дом у дороги», но в жизни бывало и иначе. Тот, кто «полмира почти через злые бои прошагал и проползал с батальоном», чудом уцелел на фронте, вернувшись домой, застает в род­ном доме «неприветливогохозяина».

Но смертельная рана зашла со спины,

И изменою в сердце застряла.

Я себя в пояснице согнул,

Силу воли позвал на подмогу:

«Извините, товарищи, что завернул

По ошибке к чужому порогу,

Дескать, мир и любовь вам

Да хлеба на стол,

Чтоб согласье по дому ходило. »

Даже в такой ситуации лирический герой остается самим собой, настоящим человеком, мужчиной.

Множество тем поднимает Высоцкий в своих про­изведениях: трагедия нерожденных детей (Я бы звез­ду эту сыну отдал просто на память. /В небе висит, пропадает звезда — некуда подать.), героизм одних и карьеризм других:

Нам говорили: «Нужна высота»

И: «Не жалеть патроны!».

Вот покатилась вторая звезда

«Мы не умрем мучительной жизнью, / Мы лучше верной смертью оживем»,— вот та великая мудрость, сформулированная В. С. Высоцким, которая обрета­ется там, у последней черты.

Не вернувшийся из боя солдат продолжает жить в душе своего товарища («Он не вернулся из боя»).

Наши мертвые нас не оставят в беде.

Наши павшие как часовые.

Отражается небо в лесу, как в воде,

И деревья стоят голубые.

Герои военных стихотворений Высоцкого, честно прожив жизнь, став частицей чистого и ясного неба, помогают нам сохранить веру в добро и справедли­вость, не заблудиться в современном суматошном мире.

Военная тематика в творчестве Владимира Высоцкого

(из архива “Высоцколюбие”)

В новом фильме “Зачем человеку крылья?” звучит песня Владимира Высоцкого “Песня о земле”, которая была написана несколько лет назад:
Кто сказал: «Всё сгорело до тла,
Больше в землю не бросите семя!»?
Кто сказал, что Земля умерла?
Нет, она затаилась на время!
Материнства не взять у Земли,
Не отнять, как не вычерпать моря.
Кто поверил, что Землю сожгли?
Нет, она почернела от горя.
Как разрезы, траншеи легли,
И воронки – как раны зияют.
Обнажённые нервы Земли
Неземное страдание знают.
Она вынесет всё, переждёт, –
Не записывай Землю в калеки!
Кто сказал, что Земля не поёт,
Что она замолчала навеки?!
Нет! Звенит она, стоны глуша,
Изо всех своих ран, из отдушин,
Ведь Земля – это наша душа, –
Сапогами не вытоптать душу!
Кто поверил, что Землю сожгли?!
Нет, она затаилась на время…

Сам по себе напрашивается вопрос: неужели при сегодняшнем обилии поэтов и композиторов для фильма режиссёра Владимира Шамшурина (известного по фильмам “Безотцовщина”, “А у нас была тишина”, “Опасные друзья”) нельзя было написать новую песню на военную тему? Ответ может быть только однозначный: “Конечно же, можно”. Однако режиссёр принял своё неординарное решение и в какой-то мере смелое, оригинальное.
Я не знаю – является ли кинорежиссёр В.Шамшурин поклонником или почитателем Высоцкого и его творчества. Но для меня ясно одно – песни Владимира Высоцкого никого не могут оставить равнодушным! Они наполнены той неодолимой жизненной силой, которая заставляет нас не только слушать, но и вслушиваться в слова. В слова глубокого философского смысла и практического значения, современного звучания и высокого слога.
С каждым годом, месяцем, а может – днём растёт и ширится признание (я бы сказал смело) гения В.Высоцкого. ещё У.Шекспир сказал: “Лицом к лицу не разглядеть – большое видится на расстоянии”. И это относится к самому творчеству В.Высоцкого. и я уверен: пройдёт ещё немного времени – и появятся научные труды, изучающие песенное наследие народного барда, поэта, актера.
Выступая в одной из последних программ Центрального телевидения цикла “Это было недавно” ведущий С.В.Образцов, говоря о творчестве Высоцкого, отметил музыкальность этих песен. “Хотя, – как он сказал, – песни не принимали сначала, их не понимали или недопонимали, а теперь видно, что Высоцкий музыкален”. Это ли не признание Гения!
Музыкальность… Она особая в песнях, написанных В.Высоцким о Великой Отечественной войне. Здесь своеобразный сплав и мелодии, напряжённый ритм и громадная сила слога, чуждая дифирамбовому звучанию.
Военная тема… Когда она вошла в творчество В.Высоцкого? откуда она пришла – такая глубокая, зрелая и весомая?
Перелистывая страницы биографии Высоцкого, нетрудно заметить, что его детство, отрочество и юность тесно переплетены с понятием “воинская доблесть”. Вернее, с людьми, которые постигли это понятие, с людьми, для которых каждый день – это познание военной жизни.
Сын военного (его отец – Семён Владимирович, рождения 1916 года, кадровый военный, окончил Академию Связи, одним из первых вошёл в Берлин, освобождал Чехословакию, почётный гражданин г.Кладно, полковник в отставке) Владимир Высоцкий по окончании Школы-студии МХАТа (закончил в 1960 году) через два года играет эпизодическую роль моряка Петра в фильме “Увольнение на берег”, в этом же году параллельно снимается в роли солдата морской пехоты в фильме “713-й просит посадку”. На следующий год он в фильме “Живые и мёртвые” предстаёт в роли весёлого солдата. А будучи принятым в Театр драмы и комедии на Таганке В.Высоцкий в 1964 году Дебютирует в роли лётчика Янг Суна в спектакле “Добрый человек из Сезуана” и играет драгунского офицера в спектакле “Герой нашего времени”.
В.Высоцкий в этот период пробует своё поэтическое перо и настраивает (образно говоря) свою семиструнную гитару.
В спектакле Театра на Таганке “Пристегните ремни” он исполняет свою “Мы вращаем Землю”.
От границы мы Землю вертели назад
(было дело сначала).
Но обратно её закрутил наш комбат,
Оттолкнувшись ногой от Урала.
Наконец-то нам дали приказ наступать,
Отбирать наши пяди и крохи, –
Но мы помним, как солнце отправилось вспять
И едва не зашло на востоке.
Мы не мерим Землю шагами,
Понапрасну цветы теребя, –
Мы толкаем её сапогами –
От себя! От себя.

Читайте также:  Эссе памяти Высоцкого: сочинение

Песни о Великой Отечественной войне – самые сильные в творчестве В.Высоцкого. он старается проникнуть не только в суть людских переживаний, но и понять окружающее этих людей. Как настоящий художник, он ищет формы выражения обстановки того времени. И идёт не упрощённым путём, ни мимолётными зарисовками момента. Наоборот, он рисует такую живописную картину, в которой нет не переднего и ни заднего плана, ни героев и ни фонового занавеса. Его герои – это не только люди – стойкие бойцы, а просто – горы (ведь это наши горы – они помогут нам”), время (“наше время – иное, лихое”) и горное эхо, которое расстреляли и о котором Высоцкий поёт в своей песне, так и названной “Расстрел горного эха”:
В тиши перевала, где скалы ветрам не помеха, помеха,
На кручах таких, на какие никто не проник,
Жило-поживало весёлое горное, горное эхо, –
Оно отзывалось на крик – человеческий крик…
Всю ночь продолжалась кровавая злая потеха, потеха, –
И это топтали – но звука никто не слыхал.
К утру расстреляли притихшее горное, горное эхо –
И брызнули слёзы, как камни, из раненых скал…

Следующая песня, которая прозвучит, написана на морскую тему. В.Высоцкий, говоря о ней, отметил: “Эта песня не имеет временного понятия. События её могли произойти и 30 лет назад, и 100 лет назад”. Это неважно. Главное в другом – в людях, посвятивших свою жизнь морю…”
По своему звучанию эта песня – порыв, накал страстей, человеческих чувств, собранных в кулак, подчинённых единому решению, которое принято капитаном – военным человеком, стратегом и тактиком.
Высоцкий признавался: “Песня родилась исподволь, не давала покоя ни днём, ни ночью, скребла за душу, чтобы в один день вылиться на бумагу, в музыку”.
Работа для В.Высоцкого была сродни самопожертвованию: слог должен быть глубок, отточен, лишён ненужной мишуры, прост и понятен – вот основной девиз этой работы.
Вначале эту песню “Гибель корсара”, впоследствии слова из песни стали её заглавием “Ещё не вечер”:
Четыре года рыскал в море наш корсар, –
В боях и штормах не поблекло наше знамя,
Мы научились штопать паруса
И затыкать пробоины телами.
За нами гонится эскадра по пятам, –
На море штиль – и не избегнуть встречи!
Но нам сказал спокойно капитан:
“Ещё не вечер, ещё не вечер!”…

Анализируя творчество В.Высоцкого, невольно ищешь ответы в его биографии, его высказываниях и выражениям. Военная тематика в песнях Высоцкого рождает естественный вопрос – где этому начало.
28 июля 1970 года Высоцкий заполнил анкету, составленную бывшим сотрудником Театра на Таганке Анатолием Меньшиковым, в которой против вопроса любимая песня – было написано: “Песня “Вставай страна огромная”. На вопрос – историческая личность, внушающая отвращение – он ответил: “Гитлер”.
На одном из своих концертов В.Высоцкий сказал: “Я много пишу песен о войне. И часто спрашивают – почему. Я не прошёл через войну. Здесь есть много ответов. Один – самый главный – такой: я для своих песен стараюсь выбирать людей, которое находятся в самой крайней ситуации, в момент риска, рядом со смертью, у которых что-то сломалось, либо они находятся на рубеже с неизвестностью, а дальше неизвестно что. я их часто нахожу там, в тех сюжетах…” И далее он продолжил: “Я больше всего интересуюсь всегда проблемами, которые всеобщие – предательство, надёжность, верность, добро, зло..”
Песни Высоцкого о войне – это песни очень настоящих людей. Сильных, мужественных, добрых, усталых. (звучит песня “Чёрные бушлаты”):
За нашей спиною остались паденья, закаты, –
Ну хоть бы ничтожный, ну хоть бы невидимый взлёт!
Мне хочется верить, что чёрные наши бушлаты
Дадут мне возможность сегодня увидеть восход…
Уходит обратно на нас поредевшая рота.
Что было – не важно, а важен лишь взорванный форт.
Мне хочется верить, что грубая наша работа
Вам дарит возможность беспошлинно видеть восход!

В.Высоцкий написал много песен для кинофильмов, рассказывающих о ратном подвиге советского народа в нелёгкую военную годину. Им написаны песни к фильмам: “Я родом из детства”, “Сыновья”, “Единственная дорога”, “Война под крышами”. Следует отметить, что эти песни не являются так называемым “художественным дополнением”. Они – полнокровные составные части кинополотна. Песни насыщают, укрупняют и конкретизируют место действия киногероев. Звучит песня “Аисты” из кинофильма “Война под крышами”.
Небо этого дня – ясное,
Но теперь в нём – броня лязгает.
А по нашей земле – гул стоит,
И деревья в смоле – грустно им.
Дым и пепел встают как кресты,
Гнёзд по крышам не вьют аисты…
Воздух звуки хранит разные,
Но теперь в нём – гремит, лязгает.
Даже цокот копыт – топотом,
Если кто закричит – шёпотом.
Побрели все от бед на восток, –
И над крышами нет аистов…

Если пристальней вглядеться в героев военных песен В.Высоцкого, то можно отметить следующий факт: это люди не одного определённого рода войск. Персонажи Высоцкого сражаются с врагом в воздухе (“Я – “Як”-истребитель”), под водой (“Спасите наши души”), на воде (“Ещё не вечер”) и на земле: простым солдатом-пехотинцем (“Он не вернулся из боя”, “Сыновья уходят в бой”), морским десантником-сапёром (“Чёрные бушлаты”), разведчиком (“Разведка боем”), горным стрелком (“Ведь это наши горы”). И кем бы ни был герой песен В.Высоцкого, он – настоящий, смелый и мужественный человек, для которого защита Родины – священный долг.
Его герои всегда в экстремальных ситуациях, в крайне сложных условиях, на грани жизни и смерти. Иными словами, они в тех обстоятельствах, в которых у честных людей рождается единственно правильное решение – сохранять светлое будущее человечества, победить зло, утвердить мир на Земле.
Звучит попурри из песен “Я – “Як”-истребитель”, “Спасите наши души”, “Он не вернулся из боя”, “Сыновья уходят в бой”, “Песня о новом времени”.
Я -“ЯК”, истребитель, – мотор мой звенит,
Небо – моя обитель, –
А тот, который во мне сидит,
Считает, что – он истребитель.
В этом бою мною «юнкерс» сбит –
Я сделал с ним, что хотел, –
А тот который во мне сидит,
Изрядно мне надоел!
Я в прошлом бою навылет прошит,
Меня механик заштопал, –
А тот, который во мне сидит,
Опять заставляет – в штопор!
Из бомбардировщика бомба несёт
Смерть аэродрому, –
А кажется – стабилизатор поёт:
«Мир вашему дому!»

Уходим под воду
В нейтральной воде.
Мы можем по году
Плевать на погоду, –
А если накроют –
Локаторы взвоют
О нашей беде.
Спасите наши души!
Мы бредим от удушья.
Спасите наши души!
Спешите к нам!
Услышьте нас на суше –
Наш SOS всё глуше, глуше, –
И ужас режет души
Напополам…

Почему всё не так? Вроде – всё как всегда:
То же небо – опять голубое,
Тот же лес, тот же воздух и та же вода…
Только он не вернулся из боя.
Мне теперь не понять, кто же прав был из нас
В наших спорах без сна и покоя.
Мне не стало хватать его только сейчас –
Когда он не вернулся из боя.

Сегодня не слышно биенье сердец –
Оно для аллей и беседок.
Я падаю, грудью хватая свинец,
Подумать успев напоследок:
«На этот раз мне не вернуться,
Я ухожу – придёт другой».
Мы не успели оглянуться –
А сыновья уходят в бой!

Как призывный набат, прозвучали в ночи тяжело шаги, –
Значит, скоро и нам – уходить и прощаться без слов.
По нехоженым тропам протопали лошади, лошади,
Неизвестно к какому концу унося седоков.
Наше время иное, лихое, но счастье, как встарь, ищи!
И в погоню летим мы за ним, убегающим, вслед.
Только вот в этой скачке теряем мы лучших товарищей,
На скаку не заметив, что рядом – товарищей нет.
И ещё будем долго огни принимать за пожарами мы,
Будет долго зловещим казаться нам скрип сапогов,
О войне будут детские игры с названьями старыми,
И людей будем долго делить на своих и врагов.
А когда отгрохочет, когда отгорит и отплачется,
И когда наши кони устанут под нами скакать,
И когда наши девушки сменят шинели на платьица, –
Не забыть бы тогда, не простить бы и не потерять!…

Почему же поэт, который по своему возрасту не мог принимать участие в войне, всё-таки писал о ней, более того – не мог не писать?
“А всё дело в судьбе. В твоей личной жизни, – как писал Роберт Рождественский в предисловии к книге В.Высоцкого “Нерв”, – которая начинается вовсе не в момент рождения человека, а гораздо раньше. В личной человеческой судьбе, которая никогда не бывает чем-то отдельным, обособленным от других людских судеб. Она, твоя свадьба, – честь обшей, огромной судьбы твоего народа. И существуешь ты на земле, продолжая не только собственных родителей, но и многих других людей.
Тех, которые жили до тебя. Тех, которые когда-то защитили твой первый вздох, первый крик, первый шаг на Земле… (Звучит песня “Братские могилы”).
На братских могилах не ставят крестов
И вдовы на них не рыдают,
К ним кто-то приносят букеты цветов
И Вечный огонь зажигают.
Здесь раньше вставала земля на дыбы,
А нынче – гранитные плиты.
Здесь нет ни одной персональной судьбы –
Все судьбы в единую слиты.
А в Вечном огне – видишь вспыхнувший танк,
Горящие русские хаты,
Горящий Смоленск и горящий рейхстаг,
Горящее сердце солдата.
У братских могил нет заплаканных вдов –
Сюда ходят люди покрепче.
На братских могилах не ставят крестов…
Но разве от этого легче?!

Военная лирика в творчестве Владимира Высоцкого (11 фото + 4 видео)

В творчестве Владимира Высоцкого особое место занимала тема Великой Отечественной войны, которой он проникся с самого детства, и доносил до народа доселе неизвестные истории настоящих героев. О том, как и почему Высоцкий полюбил военную лирику, нам расскажет этот пост.

Сильный на впечатления, на события эпизод детства Высоцкого – два года в Германии. Там служил его отец Семен Владимирович, он и взял к себе сына.

Через неделю, как устроились, Володя прибегает к Евгении Степановне, мачехе, взволнованный: “А ты знаешь, что мы живем у фашиста?” – и показал ей фотографию, на которой изображен хозяин дома со свастикой на мундире. С этого дня стал дерзко вести себя с фрау Ани, хозяйкой дома – грубил, хамил. Отношения накалились до такой степени, что Семен Владимирович принял решение переехать в другой дом. И переехали. Но Володя был непримирим: однажды, встретив фрау Ани с мужем, он подбежал к нему и крикнул: “Вилли, ты – фашист! Фашист! Фашист!” Евгения Степановна пыталась его успокоить, но Володя был в страшном возбуждении: “Фашист! Он убивал детей! Он мог папу убить, он мог тебя убить. Он всех детей убивал, он – фашист. “

Жили Высоцкие в Эберсвальде, небольшом городке километрах в сорока к северо-востоку от Берлина. Условия роскошные – занимали целый этаж дома, у Володи отдельная комната. Общался, с кем хотел, в том числе и с немецкими детьми. Катался на велосипеде, да с выкрутасами – спиной к движению, с трюками. Перед отъездом из Эберсвальда на родину Володя отдал велосипед Гансу, своему немецкому дружку. “Мы ж собирались взять велосипед с собой”, – напомнил сыну Семен Владимирович. Володя объяснил: “Ты у меня живой, а у него нет папы. “

Читайте также:  Мой любимый поэт В. С. Высотский: сочинение

Вот что интересно: о чем разговаривали на вечеринках в доме у Высоцких в Эберсвальде? Ведь там собирались люди, доверяющие друг другу, в том числе и дядя Володи – Александр Владимирович, которого он очень уважал, прислушивался к его мнению, гордился им. Позже Лидия Сарнова (племянница Евгении Степановны) скажет Володе: “Но отец твой тоже военный”. А он: “Нет, ты не понимаешь, это боевой офицер!” Алексей Владимирович артиллерист, прошел всю войну. Командовал противотанковой батареей – это, считай, штрафбат, уцелеть почти невозможно. Семен Владимирович связист. Устанавливал связь под огнем – опасно.

Вспоминали они бои? Они ведь знали, что Победа пришла благодаря каждодневной и еженощной работе, противоестественной человеческой натуре, а часто и непосильной. Тогда, сразу после войны, не было еще хвастливых рассказов, каковыми отличались ветераны в 70-80е годы. Сразу после Победы не нафантазируешь: каждый воевавший имел представление, что такое бой и что такое жизнь и смерть. Впечатления для своих военных песен Высоцкий почерпнул именно тогда.

Алексей Владимирович, дядя, когда услышит “Штрафные батальоны”, скажет: “Это ж надо – как будто Володя воевал. “

1973 год. Высоцкий и Марина Влади едут на машине в Париж. Польшу проскочили на одном дыхании. Затем серая, скучная Германская Демократическая Республика. Влетают в Западный Берлин – сверкающий и жизнерадостный. Первый западный город, который Высоцкий увидел. Вот где он потерял самообладание. Вот где он испытал унижение. Записал в дневнике:

“Дотянули до Западного Берлина. Любезный немец выпускал нас из ГДР – в этот любимый и ненавистный для демократических Западный Берлин. Пограничники ФРГ – просто машут рукой, даже не проверяя паспортов – зачем?

Устроились в маленьком пансионате “Антика”. 30 марок – ночь. Пошли есть – ели нечто выдающееся. Берлинский какой-то гигантский кусок – целую ногу с костью от свиньи, т. е. вареный окорок. Весь съесть невозможно – мы съели. Потом погуляли: город богатый и американизированный – ритм высокий, цены тоже, и все есть на тротуарах – стеклянные витрины-тумбы, там лежит черт в ступе. Никто не бьет стекла и не ворует. Центральная улица – Курфюрстенштрассе – вся в неоне, кабаках, магазинах, автомобилях. Вдруг ощутил себя зажатым, говорил тихо, ступал неуверенно, т. е. пожух совсем. Стеснялся говорить по-русски – это чувство гадкое, лучше, я думаю, быть в положении оккупационного солдата, чем туристом одной из победивших держав в гостях у побежденной.

Даже Марине сказал, ей моя зажатость передалась. Бодрился я, ругался, угрожал устроить Сталинград, кричал (но для нас двоих): “суки-немцы” и т. д. Однако я их стесняюсь, что ли? Словом – не по себе, неловко и досадно”.

Драматические впечатления от Западного Берлина ничуть не отразились на творчестве Высоцкого, в том числе и на военной теме. И не поменялось отношение к Победе – это великий подвиг. Иначе не написал бы Высоцкий великих песен о войне. Почти каждый концерт он начинал песней “На братских могилах не ставят крестов. ” – и аудитория сразу была его. Он потом мог петь о чем угодно – “Разговор у телевизора”, “Я из дела ушел”, “Песенку прыгуна в высоту”, “Веселую покойницкую”, любую – аудитория воспринимала его как своего.

В 1970 году Высоцкий отвечал на анкету, которую притащил рабочий сцены театра Анатолий Меньшиков. Среди вопросов был и такой: “Ваша любимая песня”. Высоцкий написал: “Вставай, страна огромная!” Меньшиков был разочарован: “Я думал, Володя, ты человек серьезный, а ты шутками отделался”. – “А что тебе не нравится?” – “Да вот. “Вставай, страна огромная” – это же патриотическая песня, ее хором поют. “

И вдруг! Глаза у Высоцкого сузились – прострелил Меньшикова насквозь.

“Щенок! Когда у тебя мороз по коже пойдет от этой песни, ты поймешь, что стоит за этим”.

“И только потом, – пишет Меньшиков, – поздним умом я понял, что в анкете он нигде не покривил душой. Я узнал про его военное детство. Понял, что значила для него эта песня. А она же действительно потрясает!”

Всерьез началась для Высоцкого военная тема, когда он пришел в Театр на Таганке. Любимов поставил к 20летию Победы спектакль “Павшие и живые”. Юбилей отмечался мощно – Брежневу надо отдать должное, он возродил уважение и к этой дате, и вообще к Победе.

“Павшие и живые” – это даже не спектакль, а поэтическая композиция по стихам военных поэтов: Бориса Слуцкого, Давида Самойлова, Александра Межирова, Константина Симонова, Михаила Кульчицкого. Оформление предельно аскетичное: три дороги, Вечный огонь. Для этого спектакля Любимов попросил Высоцкого написать песню. Песню необычную: от имени немецких солдат. Песню точную по психологии, не кривляющуюся, сильную. Невообразимой сложности задача – Высоцкий справился с блеском.

По выжженной равнине –
За метром метр –
Идут по Украине
Солдаты группы “Центр”.
И ритм нашел – в нем угроза,
напор и в то же время обреченность.
А перед нами все цветет –
За нами все горит.
Не надо думать! – с нами тот,
Кто все за нас решит.

К этим словам – “Не надо думать! – с нами тот, кто все за нас решит” – комиссия по приемке спектакля и прицепилась. Увидели в них, как тогда говорили, аллюзию. И не только к этому прицепились – чуть ли не каждая строчка из стихов военного времени вызывала подозрение. Спектакль запретили. И только после многочисленных переделок к концу юбилейного года разрешили. Песню “Солдаты группы “Центр” удалось отстоять.

У Высоцкого около полусотни песен, так или иначе связанных с войной. Среди них есть знаменитые, которые он сам часто исполнял – “На братских могилах. “, “О погибшем друге”, “Штрафные батальоны”, “Военная песня”, “Песня о госпитале”, “Сыновья уходят в бой”, “Тот, который не стрелял”, “Про Сережку Фомина”. Другие реже – “Баллада о ненависти”, “Баллада об оружии”, “В плен – приказ: не сдаваться, – они не сдаются”, “Песня о конце войны”.

Полно историй, откуда Высоцкий черпал сюжеты песен. Артур Макаров рассказывал: “Мы не давали себе отчета – откуда все это берется. Еще одна новая песня – ну и хорошо. Даже если и узнавали что-то из нашей жизни, то никто не обращал внимания. Ну, например, меня вывезли из блокадного Ленинграда. Володя часто просил меня рассказать о блокаде – и я рассказывал, что знал. “

Понятно, что песня “Ленинградская блокада” – следствие рассказа Макарова:

Я вырос в ленинградскую блокаду,
Но я тогда не пил и не гулял,
Я видел, как горят в огне Бадаевские склады,
В очередях за хлебушком стоял.

Обрывок фразы, намек на ситуацию преображались в сюжет. Еще одна история, рассказанная Яловичем, сокурсником по Школе-студии МХАТ. Идут они с Высоцким по улице Горького, слышат разговор двух мужчин, один другому: “Представляешь, встречаю я его, а у него, тыловой крысы, на груди Золотая Звезда Героя”. Высоцкий это запомнил. И результат:

Встречаю я Сережку Фомина,
А он – Герой Советского Союза.

Хотя не верится в такой случай. Звезду Героя в военные времена по блату не получишь, даже пронырливой тыловой крысе. Но история в песне с тайной, в ней много смысла. Известный журналист Андрей Иллеш рассказывал такой случай середины 50х годов: “В нашем дворе обитали три бывалых алкоголика. Толик и Карандей были личностями яркими. Третий же вообще без лица, без особенностей и оригинальности поведения. Звали его просто – Васнадзе. Трезвым я его не встречал. Неожиданное произошло 9 мая. Утром во двор вышел Васнадзе как стеклышко. На лацкане пиджака с загнутыми наружу уголками висела звезда Героя Советского Союза. Мужики открыли рот от изумления: Васнадзе оказался Героем”.

Происходило это, кстати, совсем недалеко от Большого Каретного – в Камергерском переулке. Жил Андрей в доме, напротив МХАТа и его Школы-студии. Васнадзе вполне годится на прообраз Сережки Фомина.

Хотя сам Высоцкий на одном из концертов утверждал: “Я все придумываю, иначе это не было бы искусством. Я думаю, это настолько придумано, что становится правдой”.

Но ведь так придумано, что от жизни не отличишь. А иные рассказывают вполне жизненную историю, а не веришь.

Высоцкий продолжает: “Темы – повсюду: те новые впечатления, которые я получаю, являются основой, а вообще это все придумано, обрастает материалом. Я же имею право на авторскую фантазию, на какие-то допуски. Песни мои – сюрреальные: в них иногда происходят такие вещи, которых мы в нормальной жизни, может быть, никогда и не видим. Десять процентов я беру из чьих-нибудь рассказов и собственных впечатлений, а на девяносто процентов придумано. Иначе нет тайны, ее даже песней не назовешь, какая же это поэзия. Героев я не ищу – в каждом из нас похоронено по крайней мере тысяча персонажей. Есть глаз, есть ухо, слышишь и видишь все вокруг. Трудно объяснить, где я беру героев для песен – вот они здесь, вы все здесь передо мной сидите”.

Любимов рассказывал: “Я был с Владимиром в войсках, и очень крупный военачальник говорил, что он завидует дару этого человека влиять на людей. “Какая у него сила, какая у него огромная энергия – взять и заставить людей слушать, затаив дыхание! Это качество хорошо иметь полководцу”.

В 1963 году Высоцкий с другом Михаилом Туманишвили отправились подзаработать в Сибирь – читали стихи, отрывки из прозы. А выступали они от Калмыцкой филармонии. И что-то там возникло с финансами – перерасход, что ли. Прилетел проинспектировать их работу директор – суровый мужчина, в возрасте, прошел Отечественную. Высоцкий спел “Штрафные батальоны”, “Мне этот бой не забыть нипочем”. Ветеран войны был потрясен. Туманишвили рассказывает: “Я тогда впервые увидел, как взрослый сильный человек может сломаться от Володиных песен. Он сидел и плакал. Здоровый мужик – крепкий, кряжистый. Он сказал: “Ребята, работайте, как хотите! Вы чудные парни!”

Зрелый Высоцкий скажет: “И самое главное, я считаю, что во время войны есть больше возможности, больше пространства для раскрытия человека – ярче он раскрывается. Тут уж не соврешь, люди на войне всегда на грани, за секунду или за полшага от смерти. Люди чисты, и поэтому про них всегда интересно писать”.

Одну из историй дяди Алексея Владимировича, рассказанных маленькому Володе, он вспомнит через много лет. Дядин батальон держал оборону в плавнях, а фланги не прикрыты. В панике сообщили об этом открытым текстом. Немцы его перехватили и поперли напрямую. Командир батальона дал команду на отход. Приказ расстрелять его за это не был приведен в исполнение, потому что начался сильный обстрел.

Боевой эпизод стал основой для песни “Тот, который не стрелял”.

А вот в кино Высоцкий, увы, недовоевал. Мало было ролей под стать его таланту.

Сочинение «Сила творчества Владимира Высоцкого»

Сочинение о творчестве Владимира Высоцкого

Скачать:

ВложениеРазмер
sochinenie_o_v.vysotskom.doc40.5 КБ

Предварительный просмотр:

Муниципальное казенное общеобразовательное учреждение

Тащиловская средняя общеобразовательная школа

«Сила творчества Владимира Высоцкого»

Выполнила: Волкова Наталья Олеговна,

учащаяся 8 класса

Руководитель: Волюшкина В.И.

Владимир Высоцкий. Год назад я о нем почти ничего не знала. Смотрела только фильм «Место встречи изменить нельзя». Помогая бабушке в уборке, в одном из шкафов обнаружила целый пакет с ленточными магнитофонными записями. Бабушка сказала, чтобы я аккуратно положила пакет. «Но это уже давно пора выбросить»,- возразила я. Она объяснила мне, что это записи песен Владимира Высоцкого. Их бережно хранит мой дед, который является страстным поклонником поэта-барда. У дедушки даже ленточный магнитофон сохранился, на нем он их прослушивает. А магнитофон прячет, чтобы мы случайно не сломали. Мне стало очень интересно, и я попросила деда включить записи. Услышав приятный голос с хрипотцой, нехитрый гитарный перебор, просто не могла остаться равнодушной. Я захотела познакомиться с творчеством Высоцкого: прочитала биографию, воспоминания о нем, критические статьи и, конечно, стихи. Попросила папу купить кассету с его песнями. Снова и снова прослушивала. Я думаю, что его особая хрипотца, манера петь резко отличаются от пения наших эстрадных певцов. Да и песни его простые, доходчивые.

Владимир Высоцкий рассказывал обо всем, чем жил народ. Необыкновенный талант этого человека сделал его «своим» для миллионов людей. Песни, баллады, стихи Высоцкого привлекают к себе не только оригинальностью, они понятны и близки людям теми переживаниями, проблемами, которые испытывают их лирические герои. Талант его очень русский, народного склада.

Мир перед глазами,

И слова стихуются

«Высоцкий не преувеличивал свое значение, свой дар. Может быть, даже недооценивал. Однако, призвание свое знал, относился к нему серьезно, честно и был верен ему до конца, а поэтому и силы его росли, на удивление». Это слова Ю.Карякина из статьи, посвященной памяти Высоцкого.

Я прочитала много его стихов о войне, эта тема занимает в его творчестве одно из важных мест. Будучи сыном офицера, живя среди военных, он хорошо знал их быт, много слышал от отца и его друзей рассказов о войне, о героизме и трусости. Сразу после окончания Великой Отечественной войны Владимир два года жил с отцом в послевоенной Германии. Сильные для детского ума впечатления от того времени позднее, несомненно, так или иначе претворились в его музыкально-поэтическом творчестве. Он как бы преображался в бывалого фронтовика, прошедшего всю войну:

Наконец-то нам дали приказ наступать,

Отбирать наши пяди и крохи,

Но мы помним, как солнце отправилось вспять

И едва не взошло на востоке.

Высоцкий-поэт не приукрашивал жизнь, и потому не могут оставаться безучастными наши сердца, когда мы слышим его песни. Трагедия не оставляет равнодушными, она заставляет человека содрогнуться, сочувствуя герою. Высоцкого, как и многих других больших писателей, поэтов, вдохновляли подвиги защитников Родины.

Уходит обратно уже поредевшая рота.

Что было – неважно, а важен лишь взорванный форт.

Мне хочется верить, что грубая наша работа

Вам дарит возможность беспошлинно видеть восход.

Именно эти многочисленные безымянные герои, жизнью своей пожертвовав, подарили нам прекрасную, радостную возможность: быть свободными и беспошлинно видеть восход. В одном из интервью Владимира Семеновича спросили, чем его привлекает тема войны. Он ответил: « … Я ведь отношусь к послевоенному поколению… По-моему нас мучает чувство вины за то, что мы «опоздали» родиться, и мы своим творчеством как бы «довоевываем»…» Это чувство вины живых перед павшими видно во многих военных песнях Высоцкого. Об этом – «Он не вернулся из боя» и «Песня о погибшем летчике», в которой есть такие слова:

Но мне женщины молча намекали, встречая,

Если б ты там навеки остался,

Может, мой бы обратно пришел.

Я кругом и навечно виноват перед теми,

С кем сегодня встречаться я почел бы за честь.

Но хотя мы живыми до конца долетели, –

Жжет нас память и мучает совесть

У того, у кого она есть…

Полна трагизма, жгучей сердечной боли «Песня о Земле». Песня-вздох, песня-предостережение.

…Звенит она, стоны глуша,

Изо всех своих ран, из отдушин,

Ведь Земля – это наша душа,

Сапогами не вытоптать душу…

На военной дороге поражений и побед, по дороге туда и обратно много осталось не вернувшихся из боя. И вот звучит реквием павшему другу, потому что:

Наши мертвые нас не оставят в беде:

Наши мертвые – как часовые…

Высоцкий всегда начинал свое выступление с военных песен. И всегда это подчеркивал. Зачастую и заканчивал ими. Удивительна образность, метафоричность военного стиха Высоцкого, в чем нельзя не видеть таланта и мастерства автора: «Я падаю, грудью хватая свинец»; «…и крики «ура!» застывали во рту, когда мы пули глотали»; «…но с неба свалилась шальная звезда прямо под сердце». Лучшими своими песнями Владимир Высоцкий воспитывает в нас настоящих граждан своей Родины. В одной из статей я прочитала о том, что чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров, играя в Лондоне в претендентских матчах, сказал корреспонденту, что перед игрой он слушал музыкальные записи Владимира Высоцкого. А наши ребята, которые воевали в Афганистане, в Чечне постоянно «крутили» его песни. Вот какая музыка, какие песни бывают нужны человеку в сложной ситуации, в очень ответственный и даже смертельно опасный момент его жизни.

Я считаю, что для нашего поколения Высоцкий – это легенда и вполне живой человек, который говорит с читателями и слушателями на понятном языке на интересующие их темы. Очень была удивлена, когда прочитала о том, что при жизни стихи Владимира Высоцкого почти не печатали, он еще и не был признан как поэт. И это при том, что воскресными вечерами из каждого окна звучал его хрипловатый голос, как рассказывал дедушка. Но если сейчас легко найти сборник стихов поэта, то по радио и телевидению мало звучит его песен. Я думаю, наверное, по той же причине, что и раньше, – правда режет слух, как говорят в народе. Высоцкий не перестал быть современным. Все, что беспокоило его тогда, актуально и сейчас.

Им снова объяснил администратор:

«Я вас прошу, уйдите, дорогие!

Ведь это ж делегаты,

А вы, прошу прощенья,

Разве это не про нас? Поэт – это очень чувствительный человек, все, что происходит вокруг очень влияет на его душевное состояние. Высоцкий любил Россию, поэтому и не прятался за свою славу, сражался с несправедливостью, где бы она ему ни встречалась. Считаю, что в этом сила его творчества. Мне он видится мушкетером, чья острая шпага бескорыстно и честно служила своему народу:

Я до рвоты, ребята, за вас хлопочу!

Может, кто-то когда-то поставит свечу

Мне за голый мой нерв, на котором кричу,

За веселый манер, на котором шучу.

Любая его песня – маленький прекрасный спектакль. «Я не пишу для определенной категории зрителей,- говорил Высоцкий, – я стараюсь затронуть душу людей вне зависимости от их возраста, профессии, национальности. Я не люблю легких песен. Я не люблю, чтобы на моих концертах люди отдыхали. Я хочу, чтобы моя публика работала вместе со мной, чтобы она творила. Наверное, так установилась моя манера. Моя песня – это почти крик».

Многие нынче исполняют свои песни, но за двери концертного зала они не выходят. А вот Высоцкому удалось выйти, его песни поются. В нем соединились талантливый поэт, актер, певец. После него остались песни, спектакли, стихи, его жизнь, память…

Он не вышел ни званьем, ни ростом.

Не за славу, не за плату –

На свой, необычный манер

Он по жизни шагал над помостом

По канату, по канату,

Натянутому, как нерв.

Я думаю, что популярность Высоцкого была и будет феноменальной. Это обусловливается человеческим обаянием и масштабностью личности, поэтическим даром, уникальностью исполнительского мастерства, предельной искренностью, свободолюбием, энергетикой исполнения песен и ролей.

  1. В.Попов. Владимир Высоцкий: «Нам проверка на прочность – бои. »
  2. Б.Хмельницкий. Свет близкой звезды.
  3. Б.Пинский. «Воспоминание» и будущее.
  4. А.Амлинский. Я, конечно, вернусь…

Цыпкайкина С. А.: Образ войны в творчестве В. Высоцкого и А. Литвинова (на материале песен “Братские могилы” и “День победы”)

Образ войны в творчестве В. Высоцкого

и А. Литвинова (на материале песен

«Братские могилы» и «День победы»)

Творчество Высоцкого оказало огромное влияние не только на его отдельных современников, но и на весь литературный процесс конца XX в. После смерти поэта начинается новый этап развития русской песенной традиции, характерной особенностью которого является синтез авторской песни и русского рока. В настоящее время данный жанр мало изучен, что обусловлено новизной и молодостью явления, которому еще только предстоит дать название. Ввиду своей «неформальности» такого рода исполнители известны лишь узкому кругу людей, так как их выступления проходят в небольших залах и квартирных концертах.

Одним из представителей данного направления является А. Литвинов (творческий псевдоним Веня Д’ркин), который был увлечен творчеством Высоцкого с юности, что сказалось на жизненных принципах молодого поэта. Во многих темах, затронутых Д’ркиным, мы видим этическую близость мировоззрению Высоцкого. Жизненные принципы, которые обозначил Высоцкий в стихотворении «Я не люблю», во многом схожи с мировоззрением Литвинова (песня «Хожу и Гажу»). В творчестве обоих авторов четко прослеживается позиция неприятия насилия (например, «Песня сентиментального боксера» Высоцкого и «Серебряный Сендей» Литвинова). Сближает двух поэтов отношение к любви как волшебной стране, куда могут попасть только влюбленные. Это особое место прекрасно, так как лишено молвы, пустословья. Любовь помогает людям постичь значимость непреходящих ценностей.

Среди всего разнообразия тематических пластов лирики особое положение занимают тексты, посвященные военным событиям. Высоцкий в своих песнях показал события Великой Отечественной войны не с точки зрения политической идеологии, а с нравственных позиций. Несомненно, в военной лирике Высоцкого доминирует патриотическая тематика, но в некоторых произведениях все отчетливее звучит неприятие войны, которая стала источником великого горя для многих народов («Братские могилы», «Разведка боем», «Песня о друге»).

Интерес к данной теме во многом обусловлен тем, что Великая Отечественная война оказала непосредственное влияние на жизнь Высоцкого. Боль потери близких людей, разрушение городов и сел, голод и лишения, — все это было знакомо Высоцкому не понаслышке. В стихотворении «Братские могилы» отражено все многообразие чувств и переживаний автора, которые были знакомы многим людям того времени.

Начинается произведение с описания современной Высоцкому действительности: братские могилы с Вечным огнем, цветы и «гранитные плиты». Эти реалии хранят память о военных событиях, о тех, кто отдал свою жизнь во имя мира: «Здесь нет ни одной персональной судьбы — // Все судьбы в единую слиты». Перед лицом общей беды происходит сплочение людей, именно поэтому безымянные могилы стали называть братскими — здесь похоронены те, кого породнила война.

Память о подвиге народа хранит Вечный огонь. В мировой художественной культуре образ огня сложен и многозначен. Огонь — «сильный и активный элемент, символизирующий как созидательные, так и разрушительные силы» [431]. Повторяя определение горящий, автор подчеркивает, что огонь является неотъемлемой частью военных событий. С одной стороны, он несет смерть, разрушение: горящие русские хаты, горящий Смоленск, горящий рейхстаг. С другой стороны, в христианском искусстве пылающее сердце — эмблема некоторых святых, таким образом, метафора горящее сердце солдата подчеркивает любовь к людям, которая помогала забывать бойцам о смерти во имя спасения всего народа, во имя светлого будущего нового поколения.

Вечный огонь — напоминание о подвиге погибших солдат, напоминание о войне как величайшем зле человечества.

В конце XX в. к теме войны в своем творчестве обратился рок-поэт — А. М. Литвинов. На его мировоззрение повлияли события не только Великой Отечественной войны, но и военные действия в Афганистане и Чечне, что не могло не отразиться на творчестве поэта. В стихотворении «День Победы» Литвинов продолжает темы (бессмысленности войны и ответственности человека за это зло), которые были только пунктирно намечены в стихотворении Высоцкого «Братские могилы» («На братских могилах не ставят крестов, Но разве от этого легче. »).

В тексте Высоцкого благодаря описанию топоса (горящий Смоленск и горящий рейхстаг) мы легко угадываем, каким военным событиям посвящено стихотворение, в произведении Литвинова знаковой является характеристика времени:

А на войне. А на войне, где поляжем костьми,
Либо февраль, либо март-апрель, либо победа.

Победа приурочена месяцу маю, поэтому несложно догадаться, что в стихотворении описаны события, посвященные Великой Отечественной войне.

В произведении Высоцкого показана реальность военных событий 1941–1945 гг., доминирует патриотическая тематика, нет многоуровнего подтекста, только последний вопрос выводит читателя на философские размышления. В стихотворении Литвинова все иначе, значимую роль в тексте играют фигуры умолчания — многоточия, которые, оставаясь пробелами в ткани произведения, являются художественно значимыми недоговоренностями, в которых скрыта авторская позиция, многие мировоззренческие аспекты бытия. Таким образом, автор выходит на философское обобщение, его интересует система общечеловеческих ценностей.

Название текста Литвинов позаимствовал у Владимира Харитонова — автора слов песни «День Победы». Композиция, известная в исполнении Л. В. Лещенко, является гимном величию и могуществу народа-победителя с небольшой ноткой грусти. Военные перипетии показаны здесь весьма обобщенно:

Дни и ночи у мартеновских печей
Не смыкала наша Родина очей.
Дни и ночи битву трудную вели,
Этот день мы приближали, как могли.

Многократное повторение словосочетания день Победы придает песне Харитонова торжественность. Д’ркин, иронически переосмыслив данный текст, показал День Победы с другой стороны:

Если в окопе забиты сортиры,
Некормлены дети, дырявые кеды.
И сорванный голос на песне о мире —
Скоро к тебе придет День Победы!

Благодаря переносу ударения на последний слог «слово “победа” по своему звуковому облику больше начинает напоминать слово “беда”» [432], таким образом, в песне Дыркина День Победы превращается в день великой беды, страдания и отчаяния. Военная победа, по мнению автора, — это победа абсурда человеческой жизни, жестокости и расчета, когда проявляются худшие качества людей. Отчего же автор приходит к столь пессимистическому выводу?

Начинается стихотворение Литвинова с парадоксальных утверждений: «А смерти нет! Она может быть там, где есть мир», «Так и жизни же нет! Она может быть там, где есть мир». По мнению автора, война нарушает естественный природный цикл смены жизни и смерти, лишает людей самого ценного — любви. На войне нет жизни, потому все «полягут костьми»; нет смерти, так как здесь умирают не естественной смертью, а погибают насильственно. Гибель становится частью повседневной реальности, и люди уже не замечают человеческих потерь.

Рассматривая на многих уровнях оппозицию война — мир, автор акцентирует внимание на том, что жестокой является любая война. Однако люди вновь и вновь развязывают кровопролитные кампании. Таким образом, виновник любой войны — человек. Поэтому автор с горечью и иронией говорит о бессмысленности человеческой жертвы:

Как потухшим костром догорел паренек,
Значит, он победил, и какой ему прок
От расстановки тактических сил.
Он уже всех простил, он уже все забыл.

Метафора гибели «потухшим костром догорел паренек» ассоциативно противопоставляется «горящему сердцу солдата» Высоцкого. Таким образом, в стихотворении «Братские могилы» автор осознает необходимость жертвы во имя спасения Родины, в тексте Литвинова потухший костер — обвинение «сильным мира сего», развязавшим войну, где жизнь паренька ценится не более, чем уголек (строка Д’ркина «Как потухшим костром догорел паренек» — измененная фраза текста В. Харитонова «Как в костре потухшем таял уголек»).

Пронизаны иронией строки, в которых говорится о Дне Победы как метафоре страдания и отчаяния:

Если Кривая поводит боками,
И если уже не приносят обеда,
И лечащий врач разводит руками —
Победа! Победа! Победа.
И если в госпитале камень на камне,
И если уже не приносят обеда,
И лечащий врач разводит руками —
Победа! Победа! Победа! Победа.

Не случайно в песне появляется образ лечащего врача, который бессилен помочь. К моменту написания данного текста Литвинов был смертельно болен. Образ войны в его произведении становится метафорой того, что заставляет людей страдать: будь то антигуманная государственная политика или болезнь.

Несмотря на то, что творчество Высоцкого и Литвинова разделено несколькими десятилетиями, несмотря на то, что их судьбы связаны с разными социально-политическими формациями, в их творчестве прослеживается преемственность литературных тем, жизненных взглядов и убеждений. При сопоставлении стихотворений «Братские могилы» и «День Победы» становится очевидным, что в своей песне Литвинов продолжает размышлять над вопросом, заданным Высоцким: «Но разве от этого легче. ».

Примечания

[431] Тресиддер Дж. Словарь символов / Пер. с англ. С. Полько. М., 1999. С. 246.

[432] Гавриков В. А. Жизнь и творчество Вени Д’ркина // Русская рок-поэзия: текст и контекст: Сб. науч. тр. Вып. 10. Екатеринбург, Тверь, 2008. С. 177–178.

Ссылка на основную публикацию
×
×