Саган Ф.: сочинение

Школьное сочинение с лирического романа Ф. Саган

Перевернув последнюю страницу лирического романа Ф. Саган “Здравствуй, грусть”. Первый роман Франсуа Саган “Здравствуй, грусть” был встречен шквалом статей, выступлений, бурных споров. Автор – в то время 19-летняя студентка Сорбонны – сразу же превратилась в литературную звезду. Конечно, немаловажную роль сыграла здесь и реклама, умело использовала такой редкий случай, как написание произведения высокого художественного уровня в столь юном возрасте. Но еще сильнее потрясло читателей и критиков то, о чем осмелилась рассказать героиня романа Сесиль – девушка из добропорядочной буржуазной семьи, только что вышла из закрытого католического учебного заведения, где она получила среднее образование и должное нравственное воспитание. Откровенно, нисколько не смущаясь, она поведала о радостях физической любви, о том, как прекрасно быть молодой, здоровой, любить жизнь и наслаждаться ею в объятиях любовника (не жениха, не мужа, а именно любовника. Роман “Здравствуй, грусть” привлекает прежде искренностью тона, свежестью и остротой восприятия мира. Бурная радость жизни, испытывает Сесиль, причудливо и вместе с тем органически сочетается с какой глубокий который грустью, с чувством острой неудовлетворенности. Ф. Саган подчеркивает драматический, скрытый мотив рассказа тем, что выносит в заголовок строка из лирического стихотворения Поля Элюара. Этот же стих она ставит эпиграфом к роману.

Состояние счастья достигается чисто импульсивным, бездумным существованием. Сесиль просто и искренне радуется юго солнцу, теплому морю, прекрасной природе. Она чувствует себя вроде цикад, опьяненных зноем и лунным светом, и знает, что, когда кончится лето и они с отцом вернутся в Париж, она будет по-прежнему вести такой же легкий, ничем не обремененный образ жизни, нацеленный только на удовольствие, потому что так же легко и просто, ни о чем не задумываясь, живет ее отец. И вот такую совершенно безоблачную идиллию нарушает появление Анны Ларсен – подруги покойной матери Сесиль, приехавшей с явной целью женить на себе беспутного и легкомысленного вдовца, сделать из него покорного мужа, немалого семьянина. Это вполне могло удаться, если бы не противодействие со стороны Сесиль, что ловкой интригой сумела расстроить намеченный брак, что, в конечном итоге, привело к гибели Анны.

Конфликт между Сесиль и Анной составляет ядро, главное содержание романа. Анна, с точки зрения Сесиль, сковывает и унижает ее как личность, не дает ему свободно и импульсивно развиваться, за что и наказан. Чувственная наслаждение жизнью одержало победу над благоразумием, рассудительностью и рационализмом. Чувство победили разум. Но, с другой стороны, тот же самый конфликт постепенно приобретает совершенно другое покраски. Все явственнее проступает в тексте рону понимание, что Сесиль защищает бездуховное, эгоистическое, по сути, пустое существование. Она отстаивает чисто функциональный подход к людям, при котором человек важен и ценен не сам по себе, не в силу своих личных качеств, а лишь как предмет удовольствия. Анна, напротив, воплощает более высокую культуру чувств, более развит духовный и моральный начало. Если для Сесиль и ее отца любовь – всего лишь их собственные приятные ощущения от общения с изменяющейся партнерами, то для Анны – это постоянная нежность, привязанность, потребность в ком. Сесиль отдает должное человеческим качествам Анны, восхищается ее культурой, ее достоинством, ее умением владеть собой. Она бы даже полюбила эту женщину, не окажись и на ее пути к удовольствиям. Но вот путь свободен, препятствие убрано, а вместо радости Сесиль вдруг остро ощутила совершенно незнакомое ей чувство и назвала его “грустью”. Вся эта история с Анной, ее гибель вызвали сильное нравственное потрясение в душе героини. Она ясно осознала цинизм, безнравственность того бездумного жизни, они с отцом ведут и, очевидно, будут продолжать вести. Однако мир прежних, традиционных нравственных ценностей, которая отстаивала Анна, представляется Сесиль и всему ее поколению потерявшее привлекательность, безнадежно устаревшим. Получается, что нет ничего ценного, ради чего стоит жить, трудиться, гореть и вдохновляться. Сесиль ощущает это столь остро, что ей кажется, будто она заглянула в пропасть, в бездонную пустоту – и содрогнулась от ужаса, Роман “Здравствуй, грусть” был своего рода молниею сигналом тревоги, вызванным моральным неблагополучия и торжеством бездуховности в обществе.

Торжество аморальности в романе Ф. Саган “Здравствуй, грусть”

Первую книгу – роман “Здравствуй, грусть” – Франсуа Саган написала в девятнадцать лет. Роман стал бестселлером. В прессе появилось много ее фотографий. Ф. Саган, настоящее имя которой Ф. Куарез, стала самой крупной и знаменитой французской писательницей нашего века, выделяется своей психологической прозой, главными героями которой являются молодые люди, не знают, как им жить в мире, который достался им в наследство. Героиней романа “Здравствуй, грусть” является Сесиль, дочь богатого вдовца-бизнесмена. Она с отцом отдыхала на море, у отца – любовница, и Сесиль, чтобы ей не было скучно, тоже заводит себе любовника. Но приезжает знакомая умершего матери – Анна Ларсен, и отец едва на ней не женился. Сесиль не нужна была мачеха, и она делает все, чтобы этого не произошло. В результате Анна, убитая горем, едет и попадает в автокатастрофу, в результате которой умирает.

Сесиль и ее отец, вернувшись в Париж, ведут свой обычный образ жизни, будто ничего не произошло. Жить сегодняшним днем, ловить момент, не мучить себя раскаянием совести – девиз Сесиль, но она сама этом почему не рада. Анна – воплощение порядочности, сковывает волю Сесиль и не дает ей развиваться эмоционально, за что она наказана и погибает.

Сесиль защищает бездуховное, физическую наслаждение, отстаивает функциональный подход к людям (насколько человек, с которым она знакома, может сделать ей приятное. Она как бы завидует Анне и пренебрегает нее, жалеет за то, что она скована моралью, принципами. Хотя Анна считает, что физическая близость – это нечто тайное, существующее между двумя людьми, это нежность.

Сесиль считала, что Анна – препятствие на пути к наслаждению жизнью. Но когда это препятствие было убрано, Сесиль почувствовала моральное потрясение, она назвала грустью, осознала свое с отцом аморальное поведение, но она другого обращения не знает. Сесиль чувствует недовольство, хотя у нее полно денег и она может получить все, что душе угодно, испытывает безнадежность и отчаяние. Она то очаровуеться в жизни, понимает, что у нее нет цели, ради чего стоило бы жить. Сесиль видит перед собой бездну, бездна. Поколение Ф. Саган – люди, жившие в то время, похожие на Сесиль и ее отца, такого же аморального поведения, находятся в том же вакууме. В этой книге Ф. Сагат рассказала о неудачах в любви, о конфликте между женщиной и мужчиной, о свободе нравов.

ловить момент, не мучить себя раскаянием совести – девиз Сесиль, но она сама этом почему не рада. Анна – воплощение порядочности, сковывает волю Сесиль и не дает ей развиваться эмоционально, за что она наказана и погибает.

Сесиль защищает бездуховное, физическую наслаждение, отстаивает функциональный подход к людям (насколько человек, с которым она знакома, может сделать ей приятное. Она как бы завидует Анне и пренебрегает нее, жалеет за то, что она скована моралью, принципами. Хотя Анна считает, что физическая близость – это нечто тайное, существующее между двумя людьми, это нежность.

Сесиль считала, что Анна – препятствие на пути к наслаждению жизнью. Но когда это препятствие было убрано, Сесиль почувствовала моральное потрясение, она назвала грустью, осознала свое с отцом аморальное поведение, но она другого обращения не знает. Сесиль чувствует недовольство, хотя у нее полно денег и она может получить все, что душе угодно, испытывает безнадежность и отчаяние. Она то очаровуеться в жизни, понимает, что у нее нет цели, ради чего стоило бы жить. Сесиль видит перед собой бездну, бездна. Поколение Ф. Саган – люди, жившие в то время, похожие на Сесиль и ее отца, такого же аморального поведения, находятся в том же вакууме. В этой книге Ф. Сагат рассказала о неудачах в любви, о конфликте между женщиной и мужчиной, о свободе нравов.

Магия слов Франсуазы Саган.

_______________________
….Кажется, что аура, атмосфера легкого скандала, поднявшаяся при появлении Саган в литературе, в середине 50-х, так никогда и не утихнет. Еще бы! девятнадцатилетняя девчонка именно тогда пишет и почти молниеносно издает повесть, в один миг всколыхнувшую устои строгой, католически добропорядочной Франции!
Кто в этом виноват – насмешница Фортуна или любимый писатель и учитель мадам Саган, (которого она прочитала в 14 лет) – Сартр, она не знала никогда. А теперь этого не знает никто.
Родилась и училась будущая знаменитость в семье богатого промышленника, ни в чем не знала отказа, получила прекрасное книжное образование в католическом пансионе, но к шестнадцати годам полностью утратила веру в Бога и во всякие чудеса. Выйдя из пансиона, Франсуаза, одержимая страстью к литературе, поступает на филологический факультет Сорбонны – знаменитого парижского университета. Но богемная жизнь звезд привлекает ее не меньше университетских лекций. Она встречается в маленьких уютных парижских кафе с художниками, писателями, артистами. Беседы до полуночи, визиты, концерты. А по ночам она пишет свою первую повесть со странным названием “Здравствуй, грусть!”
Вспоминая свой дебют, мадам Саган считала, что ей несказанно повезло, потому что господин Жюйяр умел не только чутьем хорошего литератора определять будущий талант, но и имел средства для того чтобы организовать хорошую рекламу, привлечь внимание читателя к этому таланту.
Тема романа, написанного худенькой, остроносой девушкой, с большими, задумчивыми глазами поразила даже умудренного жизненным опытом Жюйяра: юная особа, не достигшая совершеннолетия, искренне и без притворства рассказывает о том, как хорошо быть молодой, здоровой, счастливой, любить жизнь и наслаждаться ею в объятьях любовника.
Для Франции с ее богатыми литературными традициями католицизма такой сюжет и сам финал романа – с кажущейся победой аморальности – был, мягко скажем, необычен! И даже в самых смелых мечтах Жюйяр не мог предвидеть того оглушительного, скандального успеха, который обрушился на юную дебютантку!
Роман стал бестселлером и за год было опубликовано более миллиона экземпляров на разных языках и в разных странах. Автора преследовали толпы журналистов, брали у нее интервью, описывали жизнь. В прессе было опубликовано множество ее фотографий.
Книга Саган стала своего рода символом, знамением времени, а образ главной героини, казалось, воплощал провозвестниц эпохи свободных нравов, точно так же, как на экране образы ставшей тоже в одночасье знаменитой Бриджит Бардо. Не забудем только, что всё происходило в середине 50-х.
В одной из статей писали, что ее роман “отразил настроения и позицию молодого поколения, вступающего в жизнь после огромного потрясения, которое пережил мир в годы войны, когда рухнули прежние представления о Добре и Зле, нравственные прежние ценности, былые запреты и табу” (Жорж Урден.)
Образ Сесиль, главной героини романа, получился настолько всеобъемлющим, глубоким, что не мог не вызывать удивления. Он как бы вобрал в себя множество частных и конкретных судеб современников писательницы, почему почти тотчас и возник термин: “поколение Франсуазы Саган”.
Любопытно, но ранняя и шумная слава почти не вскружила ей голову. Она пришла к отцу и спокойно спросила, что ей делать с 1,5 миллионами франков, которые столь неожиданно свалились ей на голову. Он посоветовал не менее спокойно: “Немедленно истрать их, ибо деньги для тебя – большая беда”. Она так и поступила. Она разогнала свою жизнь как машину на хорошей скорости.
Путешествия, яхты, неудачный брак с крупнейшим издательским деятелем Франции Ги Шеллером (они вскоре расстались, он был на двадцать лет старше Франсуазы) рождение сына (в 1962 году), еще несколько попыток устроить семейную жизнь, эпатажные знакомства с женщинами и мужчинами ” не своего круга”, пристрастие к азартным играм. В 22 года Франсуаза чудом остается жива после серьезной автомобильной аварии и чувство “блистательности и скоротечности жизни” (Роберт Уэстенхофф) уже никогда ее не покидает.

Наряду с жизнью богемной звезды, Франсуаза Саган продолжает серьезно и много работать. Стиль ее совершенствуется, становится все более характерным, все более узнаваемым. Многие из критиков и литературоведов замечали, что мадам Саган отдает предпочтение строгим формам классицизма, она последователь Жана Расина, у которого любовные конфликты были подняты на уровень трагедии, что подчеркивало высокую значимость и ценность человеческих чувств.

Саган стремилась, может быть, и против воли, иногда, сохранить дух этой литературы, передать глубокое трагическое содержание тех любовных неудач, которые показаны в ее книгах.

Классические традиции сказались и в построении ее романов, и в их стилистике. Число персонажей в романах сведено к минимуму, как в трагедиях Расина. Это два-три главных действующих лица, а все остальное – не более чем фон, антураж. Та ситуация, которая, к примеру, описывается в романе, повести, пьесе могла происходить в любом месте и в любое время.

Саган соблюдала строгое единство действия, ее задачей всегда было показать внутренний мир своих героев в моменты наивысшего психологического напряжения, хотя синтаксис ее изысканно-точных фраз всегда нарочито холоден и спокоен, здесь нет бурных выплесков эмоций, волнений, многоречивости, объемных внутренних монологов.
Эмоционально-трагическая окраска происходящего в романах не бросается сразу в глаза, все происходит постепенно, спокойно, плавно.
И оттого так резок диссонанс между “правильной формой и неправильным содержанием, что создает дополнительный стилевой эффект, усиливающий художественное воздействие”. (Юрий Уваров).
Все эти приемы, составляющие ядро ее творческого метода, мадам Саган сохранила до сих пор практически неизменными, хотя меняются и сюжеты и персонажи, и даже жанры.
К 1991-му году она опубликовала 22 романа, 2 сборника новелл, 7 пьес, 3 книги очерков и, пожалуй, только в очерках она сама выходит на сцену и откровенно излагает свои взгляды и свои суждения о современном мире, нравах и литературе.
Выяснилось, к примеру, что она совершенно не выносит серость и духовное убожество “общества потребления”, что изображает в своих творениях лишь богемную или элитарную среду (ее не раз упрекали в том, что герои всегда только богачи, писатели, музыканты.) именно из-за неприятия мещанско-торговой приземленной атмосферы современного общества. Одна из ее поздних вещей, роман ” Недвижимая гроза”, написан в стиле “куртуазно – готическом”, и его герои, живущие в эпоху реставрации династии Бурбонов, и вовсе, говорят изысканным языком позапрошлого столетия, красивы до головокружения и столь же остроумны, но страсти, которые их обуревают, ничуть не уступают тем штормам и тайфунам чувств, которые молодое поколение “хиппи” или “рокеров” неистово и постоянно приписывало лишь себе. Смотря недавно по одному из центральных телеканалов блестящую и остроумную экранизацию по названной книге Франсуазы Саган, и с наслаждением вслушиваясь в звуки французской речи, я не раз ловила себя на мысли, что столь блестящее владение языком и столь легкое, почти невесомое, органичное “впитывание” в себя всех его традиций, сложных и несложных, видимых и невидимых, подвластно отнюдь не каждому, увы! А если сказать точнее – только тому, кто прикоснулся к секрету “магии” слова. Волшебнику. Почти гению. Впрочем, галантные французы, как и все мужчины на свете, уверяют, что “женщины не умеют писать гениальных вещей”! Увы! Но оставим это на их совести.
Финал же романа с его изысканным антуражем фраз, эпатажем поступков и головокружением страстей, гротескно, “готически” трагичен: гости замка красавицы графини Флоры, сумевшей влюбить в себя двух мужчин одновременно, отравлены лимонадом служанки, которая неравнодушна к одному из влюбленных господ. И так странны и современны эти ноты безысходности, что невольно подумаешь о странном авторском предощущении, предчувствии!
Она совсем, совсем не смотрела на жизнь “отстраненно и холодно”, как утверждают до сих пор некоторые журналисты-критики, основываясь на ее внешне спокойно-бесстрастной манере повествования, а, напротив, ей всегда была слишком близка позиция Бальзака, который оплакивал судьбы, жизненные повороты своих героев, “роняя слезы в кофе. ” Она и вообще воспринимала все всегда слишком серьезно, даже детскую игру с сыном Дэниэлом, живя всегда на пределе эмоций и ощущений.
Кстати, в 1988 году мадам Саган была в России, где ее книги знают и читают ничуть не меньше, чем в Европе. Она утверждала, что в ее роду есть “русские корни” – прабабушка была русской, но при этом в глазах писательницы мелькал лукавый огонек. Кто знает, может быть, это было сказано только для того, чтобы оправдать свое пристрастие к азартной игре в рулетку? Она и объясняла его “русскостью” своих корней. Как и всю загадочную непонятность своей жизни, в конце окутанной шлейфом из совершенно непонятных знакомств, и от скандалов с налоговой полицией, дилерами от наркомафии, со стражами порядка, и, конечно же, с журналистами, пишущими репортажи для светской хроники в “Фигаро” и “Пари Матч”!
Ее квартира в Париже давно уже считалась самым известным литературным салоном во всей Франции. В него всегда бывали вхожи дипломаты и премьер-министры, ее близким другом почти до самого своего последнего дня являлся Франсуа Миттеран, которого она запросто могла угостить чашкой кофе или салатом из ресторана прямо на кухне, а не в парадной столовой. Они беседовали часами на разные темы, спорили, забывая не только о времени, но и о том, что под окнами терпеливо и в дождь, и в жару мсье Миттерана ждали люди – охрана президента, его секретарь и личный шофер.
Правда, в последнее время в доме с огромными окнами, зашторенными портьерами лимонного цвета, в гостиных со стильной мебелью, старинной посудой, картинами и холодным узорчатым паркетом, все чаще появлялись личности в темных очках, с “импозантной” щетиной трехнедельной “свежести” и с репутацией, более чем сомнительной. Они снимали со стены картины “фламандцев” и “бассианцев”,* ( *То есть, живопись голландской школы и школы итальянского художника Бассиано,[ Я. де Бассано] которая высоко ценится в Европе до сих пор! – С. М.) вскидывали на ладонях, на глаз определяя вес в каратах и граммах, фамильные драгоценности семьи Куарез – Шеллер, щелкали неухоженными и неотполированными ногтями с “траурною каймой” по стенкам китайских ваз и тончайшему фарфору сервизов в стиле “розовый помпадур”.
На краткий, непонятный постороннему глазу миг, они как бы становились
хозяевами квартиры. Исчезая с антиквариатом полотен и фарфора, серебра и каратов в руках они оставляли мадам Саган в облаке легкой кокаино – героиновой пыли, в полупустой квартире. Но она не замечала ничего. Лишь лежала на темно – синем велюровом диване, посредине огромной гостиной. И курила самозабвенно, вытянув длинное, худое, невесомое тело мальчишки – подростка, тонкую палочку – сигару. Ее ноздри возбужденно раздувались. С них неслышно опадали мельчайшие белые пылинки страшного зелья. Она не ощущала горьковатого привкуса во рту, сухости в горле, шума в ушах. Ей казалось, что она погружается в головокружительный мир фраз. В сочинение очередного романа, повести, пьесы… Но ей не всегда удавалось довершить те шедевры, которые складывались в одурманенной белым порошком голове. Она то и дело теряла мелодию строки, абзаца, главы, страницы. Не могла вспомнить первое и последнее слово, цвет глаз героя, или героини его улыбку, ее последнюю реплику. Она бралась за многое, но бросала едва начатые листки с росчерком двух – трех предложений прямо на пол. Засыпала. Просыпалась, нюхала спасительный порошок и засыпала снова. Неделями не выходила из квартиры. То, что она написала прежде, все еще весьма и весьма неплохо издавалось и продавалось, но практически все деньги и гонорары, авансы и “авторские” уходили на оплату бесконечных судебных процессов и издержек, многолетних недоимок по налогам.. Процентные ставки по ним, налогам, кстати, тоже все время увеличивались. К процессам во Франции, прибавились и юридические иски зарубежных налоговых ведомств. Отыскалась невнятная путаница даже и в договорах с авторскими правами на переводы, перепродажей их.
Одним словом, у Саган были очень плохие адвокаты, и в конце своего пути она оказалась почти что в полной нищете, больная, с переломами ног, диабетом, истощением организма (*На почве сильнейшей героиновой наркозависимости у Ф. Саган обнаружилась сильнейшая ломкость костей – недостаток в них мела – и очень высокое содержание сахара в крови! – С. М.) Писательница даже впадала в диабетическую кому на руках последней своей странной подруги, мало кому известной миллионерши – авантюристки по имени Астрид.

Читайте также:  Гончаров: сочинение

Астрид увезла Саган в госпиталь, а оттуда – к себе в огромную квартиру на авеню Фош. Там она почти не отходила от нее, выхаживала, кормила с ложки, но при этом – не выпускала на улицу, не разрешала даже звонить по телефону и сообщать о себе, что – либо близким и знакомым. Пытаясь освободиться от такого “гнета дружбы” знаменитая “повелительница слов” задумала было побег, и почти смогла его осуществить с помощью друзей, но на съемной парижской квартире ее вскоре настигла полная беспомощность. Чтобы покончить со своей зависимостью от героина, бедная Франсуаза начала было пить, но это не спасло ее, а только обострило болезнь: у нее отказали ноги. Вскоре она могла передвигаться лишь в инвалидном кресле. Пришлось вернуться к помощи Астрид, в присутствии которой она теперь так остро нуждалась. Астрид, вымолив прощение у Франсуазы, тотчас отвезла ее на свою виллу в Средиземноморье, окружила комфортом, тщательным уходом, врачами, покоем…
Но и это не помогло. Силы уже совершенно покидали Саган. Она уже никого не хотела видеть, не писала, у нее ухудшилась память, полностью пропал аппетит Как говорил о писательнице ее сын, Дэниэль Уэстенхофф, “Весь строй ее мыслей и образ жизни, ориентированный на полную свободу и неподчинение каким-либо законам и порядкам, потерпели полный крах. Она будто попала в капканы, некогда расставленные собственной рукой. Всю жизнь ратовала за независимость, а в результате – попала в рабство!”

Свои последние дни Саган провела в больнице города Онфлер, близ Практически не приходя в сознание, в кислородной маске. Лишь иногда, очнувшись, Франсуаза в ужасе шептала: “Это кошмар. Я не хочу так умирать!”
И снова впадала в коматозный сон. 24 сентября 2004 года она совсем перестала дышать. В разгар бабьего лета душа ее легкокрылой бабочкой вспорхнула к Небесам, чтобы там обрести великолепное блаженство истинной Свободы. Ведь на Земле для Саган, похоже всюду была лишь полная иллюзия Ее! Созданная, отчасти, и самой писательницей. Волшебной магией ее слов и ее удивительного Дара.

Предпоследняя книга Саган на библейский сюжет “Давид и Бетшабе” (1991 год. ) вышла в роскошном переплете для коллекционеров-библиофилов, с иллюстрациями знаменитых художников и собственноручной подписью автора на титульном листе. Предисловие к книге составил тогдашний премьер Израиля Шимон Перес. Этаизящная, крошечная книга (всего сто страниц) вышла очень маленьким тиражом. И почти сразу же превратилась в библиографическую редкость. Величавость библейского сюжета и персонажей из Вечной книги придала замыслу писательницы “грациозную и грандиозную универсальность”, вобрав в себя как бы некую модель общечеловеческого поведения: от героики до страстной любви, от любовных страстей до преступления.

Да, литература для нее всегда была неким храмом и “эликсиром вечной молодости”. Она признавала только главенство писательского воображения перед жизненным опытом. Повсюду, во всем, и даже в гибельных пристрастиях своих страстно и жадно искала новые истоки вдохновения. Ее роман-биография Сары Бернар, написанная в форме писем к актрисе, наделала много шума по всей Европе. Ее пьесы шли при полных аншлагах на исходе двадцатого века, хотя написаны они были в семидесятые годы. Многие фразы из ее произведений стали крылаты, а герои ее романов и повестей по прежнему оживают на киноэкране по прихоти самых разных режиссеров и сценаристов!. С полным правом можно сказать, что книги Саган читают поколениями и интерес к ее творчеству не иссякнет, наверное, и во втором, и в третьем тысячелетии. Может быть, потому, что каждым из них она как бы восклицала: “Здравствуй, Жизнь! Здравствуй, Любовь!” Она мечтала написать автобиографический роман о себе. Не успела. Теперь о ней пишут литературоведы, критики, историки, журналисты…. Перечитывают ее книги. Постигают ее загадку, загадку магии слов, которую она создала всем своим Творчеством, всею собой словно шутя. Вот только – постигнут ли?

Саган Ф.: сочинение

Франсуаза Саган – представительница современной женской прозы, основатель нового типа художественного мышления. Своим творчеством эта французская писательница привела к появлению новейшего стереотипа женского поведения, приоритетами которой стала потребность в самосовершенствовании и самореализации в различных сферах бытия.

Свой псевдоним писательница позаимствовала из романа известного французского писателя Марселя Пруста «В поисках утраченного времени», одной из героинь которого была герцогиня Саганська.

Франсуаза Саган (Куарез) родилась 21 июня 1935 года в семье богатого провинциального промышленника в городе Кажарк. Образование получила в лучших религиозных учебных заведениях Франции. Училась в Сорбонне, но бросила университет ради писательского труда. Первый роман «Здравствуй, грусть!» (1954) сделал ее скандально известной в 19 лет. Показательным было то, что ранняя и громкая слава не затмили ее разум. Ф. Саган пришла к отцу и спокойно спросила, что ей делать с 1.5 миллионами франков, полученных за публикацию романа. Он посоветовал: «Немедленно потратить их, потому что деньги для тебя – большая беда». Она так и поступила. Путешествия и яхты, неудачный брак с известным на то время издателем Те Шиллером (они вскоре расстались, он был на двадцать лет старше нее), рождение сына (1962), еще несколько попыток устроить семейную жизнь, влечение к азартным играм. В 22 года Франсуаза чудом уцелела после крупной автомобильной аварии.

Успех Саган многим казался непостижимым. Жизнь среди представителей богемы, в состав которой она входила, писательница удачно сочетала с упорным творческим трудом.

Один за другим из-под ее пера выходили романы, которые приносили ей мировое признание: «Странная улыбка» (1956), «любите Ли вы Брамса?» (1959), «Чудесные облака» (1961), «Сигнал капитуляции» (1965), «Капля солнца в холодной воде» (1969).

К периоду 70-х годов Ф. Саган пыталась почти не напоминать о себе, но потом ситуация изменилась: она выдала лирический роман «Синяки на душе» (1972), в котором непосредственно обратилась к читателя, рассказав о своих успехах и неудачах, о нравы «богемы» и ее литературные предпочтения.

Впоследствии увидели свет написанные в похожей манере «Мемуары» и книга «С наилучшими пожеланиями» (1984). их содержание подтвердил, что Ф. Саган совсем не похожа на своих героинь. Она относилась к жизни с неподдельным интересом, много размышляла о общественный прогресс и препятствия, которые встречались на его пути. Саган предупреждала об опасности, которой грозило безудержное и безграничное потребительство, когда культура становилась объектом купли и продажи. Писательница не скрывала своих политических симпатий: она открыто помогала президенту Міттерану в его предвыборной кампании.

Ф. Саган удалось уберечь свое творчество от зааганжованості. Она демонстративно отказывалась от литературных премий, почетных титулов и членства в Академии.

Среди произведений, написанных ею в течение 80 – 90-х годов, стоит отметить такие: «Потерянный профиль» (1974), «Расстеленное кровать» (1977), «Спящий пес» (1970), «Недвижимая гроза» (1983), «Надоело терпеть» (1985), «Водянистая кровь» (1987).

Значительный резонанс в Европе вызвал ее роман – биография о Саре Бернар (1987), написанный в форме писем к актрисе.

До 1991 года писательница выдала 22 романа, 2 сборника новелл, 7 пьес, 3 книги очерков. Во всех этих произведениях она пыталась изложить свои мысли, взгляды на современный мир, обычаи и литературу. Чувствовалось, что ее угнетала серость и духовное убожество «общества проживания», описания ею богемного или элитарного среды было обусловлено неприятием образа жизни мещанства, что приобрело глобальные масштабы.

Ф. Саган была известна и как общественный деятель, публицист. Она нарушала проблемы морального и духовного кризиса среди молодежи, защищала права человека.

Парижская квартира писательницы стала самым известным литературным салоном во Франции, который посещали не только писатели, но и дипломаты и премьер-министры.

Самая известная представительница женской прозы всегда повторяла, что любит скорость и азарт. Однако эти увлечения привели к негативным последствиям: частичной алкогольной зависимости, а впоследствии – и увлечение наркотиками.

В 1995 году Ф. Саган была условно осуждена и привлечено к ответственности за употребление и хранение кокаїну. ей грозило более серьеВНОе наказание, если бы в дело не вмешался тогдашний президент Франции Ф. Миттеран, который высоко ценил литературный талант писательницы. В феврале 2002 года она снова была условно осуждена, на этот раз за уклон от уплаты налогов.

В последние годы своей жизни Саган жила в Онфлере, городке на севере Франции, вместе с сыном и близким другом.

Умерла писательница в местной больнице 24 сентября 2004 года от сердечно-легочной недостаточности.

«Здравствуй, грусть!». Сюжет первого романа Ф. Саган был на удивление простым. Саган, эта «очаровательная маленькая бестия» (по словам Ф. Мориака), устами своей героини Сесиль поведала о отдых на берегу моря во время каникул в обществе отца, его любовницы и подруги покойной матери. Не стесняясь, она рассказала о телесные утехи, свои амурные отношения с соседом, которые не обязательно должны были иметь логическое продолжение. Неожиданно эту идиллию нарушила подруга матери Анна, характер которой отличался цельностью и глубиной. Опасаясь, что отец женится на ней, Сесиль, в конце концов, и стало причиной ее гибели. Понятно, что после возвращения в Париж и девушка, и отец продолжали жить прежней беззаботной жизнью. Несмотря на банальность сюжета, история, которую рассказала писательница, имела ощутимый подтекст грусти, что оказался и в названии книги. Мир плотских наслаждений вступил в романе Саган скрытой глубины.

Роман «Здравствуй, грусть!» стал бестселлером, впоследствии было выдано более миллиона его экземпляров на разных языках и в разных странах мира. Он сразу же вырос до своеобраВНОго символа, знамения времени, а образ главной героини олицетворял предсказательниц эпохи легких нравов. Он словно вобрал конкретные судьбы современниц писательницы – поэтому возник термин «поколение Франсуазы Саган». В одной из своих статей. Урден писал, что этот роман «отразил настроения и позицию молодого поколения, что начинало жить после огромного потрясение, которое испытал мир в годы войны, когда погибли прежние представления о Добре и Зле, прежние моральные ценности, прежние запреты и табу».

«Любите ли вы Брамса?» Это еще один рассказ о «лихорадку сердца», когда героиня должна решить хорошо известную в литературе проблему: сделать выбор между молодым, пылким, но неопытным любовником и спокойным, уравновешенным мужчиной среднего возраста. Произведение Саган напоминал роман А. Жіда «Пасторальная симфония», в котором автор рассуждал о невозможности воплощения в одном человеке высоких духовных и физических качеств.

Поль – главная героиня романа – тридцатидевятилетняя женщина, мастер декора жилых помещений, которая с течением времени стала по-новому понимать себя и свою жизнь. У нее не было семьи, детей, она чувствовала свое одиночество. Ее любовник Роже Ферте, сорокалетний владелец транспортного агентства, человек с «неудержимым аппетитом к жизни», никогда не смог бы дать ей то, о чем она мечтала, – тепло семейного уюта, радость познания жизненных истин вместе с детьми и т.д. Он был тем мужчиной, который умел приносить женщине удовольствие и уверенность в себе, но такое ощущение длилось лишь мгновение.

После шести лет периодических встреч, «законом которых стало понятие «свобода», Поль почувствовала еще большее одиночество. Пустая квартира, неизмятые простыни, мрачный покой стали атрибутами ее жизни и безмолвными спутниками. Героиня страдала от того, что никому не была нужна, никто не испытывал в ней потребности. «Она осталась одна, опять одна этой ночью. Лежа на кровати, машинально протянула руку, желая коснуться теплого плеча, она сдерживала дыхание, как будто боялась спугнуть сон кого-то. Мужа или ребенка. Не важно чей, лишь бы ее живое тепло помогало им спать и просыпаться. Но никому она по-настоящему не нужна».

Почти случайно, выполняя очередной заказ по декорированию дома богатой шестидесятилетней американки Ван ден Беш, мечтая этой работой улучшить свое финансовое положение, героиня познакомилась с двадцати – пятилетним сыном этой дамы – Симоном. Красивый и обаятельный, молодой человек сразу привлек внимание женщины. Этому способствовали и исключительные черты его характера – благородство, воспитанность, тактичность. «Он воплощал в себе тот тип молодого человека, который вызывал материнские чувства женщины ее возраста», – такого мнения была Поль о герое после первой встречи.

На Симона также произвела впечатление встреча с женщиной – декоратором. Будучи типичным воплощением «золотой молодежи», выполняя возложенные на него обязанности помощника адвоката – давнего знакомого г-жа Ван ден Беш, он постоянно боролся с ленью и рутиной. Среди своих сверстников Симон отличался тем, что отдавал предпочтение женщинам пожилым, со своими сложившимися взглядами на жизнь. Именно такую женщину (ее имени тогда еще он не знал) юноша увидел в той, которая выполняла заказ его матери.

Симон искал встречи с той, что заполонила его сознание. Навеселе он нарушил общепринятый ритм ужина Роже и Поль, а следующего утра, чтобы искупить свою вину, устроил женщине незабываемый завтрак в ресторане Булонского леса. Хотя каждый из них имел свой жизненный опыт, свои жизненные ценности, однако в тот момент их объединяло чувство полного удовлетворения жизнью. Они шутили и рассуждали над неотвратимостью одиночества, смеялись и грустили, и были, без сомнения, в восторге друг от друга.

Чувствуя влечение к Симону, Поль продолжала любить Роже. Для нее он оставался одновременно воплощением порока и совершенства. Его мимолетные увлечения другими женщинами она уже давно привыкла прощать, но не могла смириться с его полным отсутствием в своей жизни.

Она приняла ухаживания Симона. ей как женщине было приятно чувствовать свою необходимость. Героиня была довольна от того, что видела восторженные глаза влюбленного в нее молодого человека, однако не чувствовала себя полностью счастливой. Позволяя Симону любить себя, она постоянно вспоминала о своих встречах с Роже. Героиня не была уверена, любила ли она когда-то кого-то, кроме себя, любила и продолжала ли она любить Роже. До таких размышлений ее подтолкнуло приглашение Симона посетить концерт, на котором должна была звучать музыка Брамса. Обычное, казалось бы, вопрос, всколыхнуло в душе героини волну воспоминаний и заставило задуматься над своей жизнью. «Любите ли вы Брамса? Любит ли она хоть кого-то, кроме себя самой и своего существования. Возможно, она лишь знала, что любит Роже. Просто хорошо усвоенные истины».

Читайте также:  Тютчев: сочинение

Придирчивые суждения окружающих людей по возрастной разницы между Поль и Симоном, доминирование «устоявшихся, общепринятых» истин над теми, которые еще требуют своих доказательств, стали причиной возобновления взаимоотношений между героиней и ее бывшим любовником Роже.

Ведущим мотивом романа стал мотив одиночества. Это самый страшный приговор, который мог получить человек. Главная героиня произведения боялась этого состояния, поскольку он был ей хорошо знаком: «ей были противны эти воскресные дни одиноких женщин: книга, которую читаешь в постели, пытаясь тянуть с чтением, переполненные кинотеатры, возможно, коктейль или обед в какой-то компании, а дома по возвращении – неубранный кровать и такое ощущение, будто с утра не было прожито ни минуты».

Выбирая для своего романа название, писательница, наверное, руководствовалась тем извечным вопросом, который рано или поздно задает себе наедине каждый человек – любит она свою жизнь, своих близких, любимых. Именно вопрос «любите Ли вы Брамса?» казалось заранее обреченным на единственно правильный ответ: как можно не любить то, что уже давно стало классикой, что уже стало «устоявшейся истиной»? Как можно ставить под сомнение те чувства, те отношения, которые уже давно невидимой рукой вписаны в жизни каждого из нас?

Созданный в конце 60-х годов роман «Капля солнца в холодной воде» развивал тему, характерную для раннего творчества Ф. Саган, хотя и на другом, более глубоком уровне.

Героиня книги Натальи Сільверен способна любить и сделать другого человека счастливым, но жизнь свела ее с рядовым мужем, журналистом Лантье. Он не в состоянии понять порывов женщины, которая готова была пожертвовать всем ради любви. Поэтому история их встреч закончилась гибелью героини.

• проникновение в глубины женской психологии;

• рассказчики – уверенные в себе женщины с сформированной жизненной позицией;

• изображение сложных взаимоотношений между мужчиной и женщиной, обусловленные различием мировоззренческих ориентиров и своеобразием мироощущения;

• героини – чувственные натуры, мечтательны и романтичны, способны ощущать тончайшие движения жизни.

Вераксич И.Ю.: Зарубежная литература. ХХ век Курс лекций
Лекция № 23. Феномен Франсуазы Саган

Лекция № 23

Феномен Франсуазы Саган

План:

1. Краткий обзор жизненного и творческого пути писательницы.

2. Размышления о дружбе и любви в романе Ф. Саган «Здравствуй, грусть».

1. Краткий обзор жизненного и творческого пути писательницы

Франсуаза Саган (1935–2004) (настоящая фамилия Куарез, а Саган – псевдоним, взятый в честь одной из героинь её любимого писателя Марселя Пруста – принцессы Саган) родилась 21 июня 1935 года в семье богатого промышленника, ни в чём не знала отказа, получила великолепное образование в закрытом элитарном католическом пансионе. Еще в лицее она устроила своеобразную забастовку протеста: повесила бюст Мольера за шею, настолько скучными ей казались семинары. Строптивая девчонка, месяцами ходившая в замызганной юбке и старом свитере, легкой светской болтовне предпочитала заумные дискуссии о тонкостях прозы Камю и Пруста. В 1952 году поступила на филологический факультет парижской Сорбонны, но вскоре учёбу оставила ради писательского труда. Первый роман «Здравствуй, грусть» (1954) сделал Саган скандально знаменитой. Тираж превысил через год миллион экземпляров. За короткое время книга была переведена на 14 языков. Этот небольшой роман (в русском переводе – повесть) был впервые опубликован в СССР только в 1974 году. Для советских читателей знакомство с творчеством Франсуазы Саган было предварено стихотворным письмом к ней, которое сочинил и охотно читал с эстрады в 60-х годах Роберт Рожденственский. В романе Саган увидели своеобразное знамение времени, примету начавшейся эпохи «свободных нравов» и ужаснулись. Именно так преломился в сознании тех, кто писал о Саган, прозвучавший в её произведении вызов принятым условностям и ханжескому лицемерию, которые всегда царили в обществе. Однако книга молодой писательницы не сводилась к породившим сенсационную шумиху «смелостям», которые сегодня, когда во французском обществе полностью снята цензура, в том числе и на порнографию, кажутся наивными и давно устаревшими. «Здравствуй, грусть» привлекает, прежде всего, искренностью тона, свежестью и остротой восприятия мира Франсуазой Саган, проявившей в первой же книге незаурядный талант.

С годами художественный мир писательницы практически не изменился. Пространственно-временные параметры её романов, пьес и лирических дневников столь же ограниченны, как и в романе «Здравствуй, грусть». В книгах почти нет социальных ориентиров, очевидна опора на автобиографический опыт. Действия других её романов неизменно происходят в салонах и гостиных, на пляжах и в богатых апартаментах («Странная улыбка» (1956), «Любите ли вы Брамса?» (1959), «Чудесные облака» (1961), «Барабанная дробь» (1968). В этом замкнутом мире без историй живут люди внешне довольные своей жизнью. Вместе с тем в них чувствуется надломленность. Они ранимы, но это скрывают. Поэтому часто героев Саган сравнивают с персонажами Фицджеральда, но герои Саган живут в ином, оранжерейном мире: внешняя жизнь их мало волнует. Очевиден в этих книгах опыт Пруста, а также влияние модного в то время экзистенциализма, однако в отличие от героев Сартра и Камю персонажи французской писательницы никогда не стоят перед экзистенциальным выбором.

Среди наиболее удачных ранних романов Саган следует назвать книгу «Любите ли вы Брамса?». Это ещё один рассказ о «перебоях сердца» (М. Пруст), когда героиня должна решить хорошо знакомую по литературе задачу: сделать выбор между молодым, пылким, но неопытным любовником и спокойным, уравновешенным человеком среднего возраста. Героиня, по имени Поль, пытается устроить жизнь с молодым человеком Симоном, который воплощает физическое, плотское начало. Неожиданно для него Поль возвращается к скучному и пресыщенному жизнью Роже. Произведение напоминает известный роман А. Жида «Пасторальная симфония», в котором автор рассуждает о невозможности воплощения в одном человеке высших духовных и физических качеств. Героиня как бы качается на «психологических качелях», и раскачивания эти очень убедительны. Книга проникнута лиризмом, откуда проистекает её литературный и кинематографический успех.

В конце 1969 года Саган создает роман «Немного солнца в холодной воде», в котором с особой остротой и контрастностью передана полная несовместимость подлинной любви с безнравственной и циничной средой. В заглавии, взятом из стихотворения Поля Элюара, раскрывается смысл романа: солнце настоящей любви озаряет, но не может согреть «холодную воду» бездушного и суетного существования, которое ведет главный герой повести – тридцатипятилетний парижский журналист Жиль Лантье, который не способен понять порыв Натали Силоверен, женщины, способной любить и сделать человека счастливым. Повторяемость женских персонажей Саган, созданных на высоком художественном уровне, позволяет говорить о том, что писательница нашла свой литературный тип.

В 1972 году выходит роман Ф. Саган «Синяки на душе», занявший особое место в творчестве писательницы. До сих пор автор ни разу не обращалась к читателю напрямую, никогда не отступая от своей роли рассказчика, повествователя, наблюдателя. Роман «Синяки на душе» построен иначе. Сюжетная канва перемежается авторскими отступлениями, где Саган делится с читателями своими мыслями решительно обо всем: о любви духовной и физической, о страшном явлении самоубийства и его причинах, о браке, о писательском труде, о французском телевидении 70-х годов. Это размышления зрелого человека и зрелого писателя, написанные скорее в жанре социальной журналистики, чем литературной прозы. Мы впервые сталкиваемся с Ф. Саган как критиком общества потребления с его лозунгами «Обогащайся!» и «Потребляй!». Она, как и героини её лучших книг, тоскует по настоящим человеческим отношениям и грустит от отсутствия таковых и в жизни, и в литературе. «Если мы будем пренебрегать ею [душой], – пишет она, – мы обнаружим в один прекрасный день, что она задыхается, просит пощады и вся покрыта синяками. ».

Названия романов Саган – всегда находка, они как тающие буквы на воде: «Смутная улыбка», «Чудесные облака», «Немного солнца в холодной воде», «Нарисованная леди», «Бесшумная гроза», «В туманном зеркале», «Неясный профиль». Специфика стиля романов Ф. Саган в том и состоит, что внутренние волнения, грусть, горечь она не выплескивает наружу в словесно-речевом потоке, а скрывает их, как бы уводит в подтекст. Эмоциональная оценка и трагическая окраска происходящего в романах не бросаются в глаза сразу, а лишь постепенно проступают сквозь спокойный тон повествования и правильный синтаксис фраз. Сама эта классическая правильность резко диссонирует с «неправильными», дисгармоничными, разладившимися отношениями между людьми, чем создаётся дополнительный стилевой эффект. Ясный, прозрачный язык, точность и экономичность психологического рисунка – всё это придает неповторимость её прозе. В критике в связи с этим обычно говорится об особой «интонации Франсуазы Саган», по которой ее всегда можно узнать.

«Феномен Саган» стал фактом и уникальным явлением современной литературы, а её произведения остаются одними из самых читаемых во многих странах мира вот уже более 50 лет (всего она написала более 20 романов, 2 сборника новелл, 7 пьес и 3 книги очерков).

2. Размышления о дружбе и любви в романе Ф. Саган «Здравствуй, грусть»

«Это незнакомое чувство, преследующее меня своей вкрадчивой тоской, я не решаюсь назвать, дать ему прекрасное и торжественное имя – грусть. Это такое всепоглощающее, такое эгоистическое чувство, что я почти стыжусь его, а грусть всегда внушала мне уважение. Прежде я никогда не испытывала её – я знала скуку, досаду, реже раскаяние. А теперь что-то раздражающее и мягкое, как шёлк, обволакивает меня и отчуждает от других. ».

Вся музыка, всё очарование и меланхолия Саган уже заключены в этом первом абзаце её первой книги. Всю оставшуюся жизнь она только и делала, что склоняла мягкость грусти, эгоизм скуки, страх одиночества.

Название романа Саган подсказали строки из стихотворения Элюара: «Здравствуй, печаль, / Любовь податливых тел, / Неотвратимость любви». Печаль она ещё не познала, а вот грусть была знакома воспитаннице католического пансиона. Зато один из последних своих романов Саган назовет точной строкой Элюара – «Прощай, печаль». Если французы были шокированы романом, то для русских читателей он стал откровением. Читатели были в восхищении от лёгкости и непринуждённости рассказа, от её героини Сесиль, начинающей познавать людей, любовь, предательство, разочарования. Наброски романа Франсуаза записывала в тетрадку. Боясь, что её кто-то в пансионе обнаружит, девочка отдала тетрадку на хранение своей подруге. Та закрыла её в сейф, но внезапно заболела и умерла. Тетрадь пропала. С ещё большим азартом юная поэтесса восстановила утраченный текст. Судьба привела её к чуткому издателю Жюйяру, он угадал в девочке незаурядный талант, издал роман, устроив ему peкламу. На девочку свалился обвал мнений, самых разных, даже враждебных, но ещё и огромный гонорар – в 1,5 млн. франков.

О чём же повествует роман? Действие происходит в 50-е гг. Во Франции. Главная героиня Сесиль родилась в зажиточной буржуазной семье, несколько лет находилась в католическом пансионате, где получала среднее образование. Её мать умерла, и она живёт в Париже со своим отцом Реймоном. Отец, сорокалетний вдовец, легко порхает по жизни, не скрывая от дочери своих связей с постоянно меняющимися любовницами. Но таиться от Сесиль ему нет никакой необходимости: девушку всё это вовсе не шокирует, а, напротив, привносит в её собственную жизнь аромат приятных чувственных ощущений. Летом Сесиль исполняется семнадцать лет, и отец с дочерью и со своей очередной молоденькой и легкомысленной любовницей Эльзой едут на Лазурный берег отдыхать. Но Реймон приглашает ещё и подругу покойной матери Сесиль, некую Анну Ларсен, его ровесницу, красивую, умную, элегантную женщину, на которой чуть не женился. Сесиль не нужна была мачеха, и она делает всё, чтобы этого не произошло. В результате Анна, убитая горем, уезжает и попадает в автокатастрофу, вследствие которой погибает. Сесиль и её отец, вернувшись а Париж, ведут свой обычный образ жизни, полный легкомыслия и развлечений, но где-то глубоко в сознании девушки навсегда затаилась грусть. Эта грусть свойственна всему тому поколению, которое изображает Саган, поколению, которое растрачивает свои силы в погоне за удовольствиями и оказывается неспособным к настоящему чувству.

Конфликт между Сесиль и Анной составляет ядро, главное содержание романа. Анна, с точки зрения Сесиль, сковывает и унижает её как личность, не даёт ей свободно развиваться, за что и наказана. Чувственное наслаждение жизнью одержало верх над благоразумием. Но, с другой стороны, тот же самый конфликт постепенно приобретает совсем иную окраску. Всё яснее проступает в тексте понимание, что Сесиль защищает бездуховное, эгоистическое, по сути, пустое существование. Она отстаивает чисто функциональный подход к людям, при котором человек важен и ценен не сам по себе, не в силу своих личных качеств, а только как предмет удовольствия. Анна, напротив, воплощает более высокую культуру чувств, более развитое духовное и нравственное начало. Если для Сесиль и её отца любовь всего лишь их собственные приятные ощущения от общения с меняющимися партнёрами, то для Анны – это постоянная нежность, привязанность, потребность в ком-то. Сесиль отдаёт должное человеческим качествам Анны, восхищается её культурой, её достоинством, её умением владеть собой. Она бы даже полюбила эту женщину, не окажись та на её пути к удовольствиям.

«Здравствуй, грусть» привлекает, прежде всего, искренностью тона, свежестью и остротой восприятия мира. Бурная радость жизни, которую испытывает главная героиня, причудливо и вместе с тем органически сочетается с какой-то глубокой печалью, с чувством острой неудовлетворённости. Ф. Саган подчёркивает драматический мотив повествования тем, что выносит в заглавие, ещё раз подчеркнём, строку из лирического стихотворения Поля Элюара.

Список использованной и рекомендуемой литературы

1. Бестужева-Лада, С. С печалью не прощаются: о Франсуазе Саган / С. Бестужева-Лада // Смена. – 2001. – №5. – С. 37–43.

2. Березовская, О. А знаете ли вы Франсуазу Саган? / О. Березовская // Золотое перо. – 2001. – № 5. – С. 62–66.

3. Борисова, А. Вступительное слово / А. Борисова // Восемь романов / Ф. Саган. – СПб., 1999. – С. 5–14.

4. Люсый, А. Великая Франсуаза: погасла печальная улыбка Франции / А. Люсый // Новое время. – 2004. – № 40. – С. 43.

5. Рождественский, Р. И. Париж, Франсуазе Саган / Р. И. Рождественский // Собр. соч.: в 3 т. Т. 1: Стихотворения: Поэмы: Песни 1951–1964. – М., 1985.

6. Саган, Ф. В память о лучшем: Главы из книги / Ф. Саган; пер. с фр. Л. Завьяловой // Вопросы литературы. – 1998. – С. 172–188.

7. Уваров, Ю. Современный французский роман. 60–80-е годы / Ю. Уваров. – М., 1985.

8. Уваров, Ю. Феномен Франсуазы Саган / Ю. Уваров // Через месяц, через год: Повести / Ф. Саган. – М., 1992. – С. 5–10.

Путеводитель по романам Франсуазы Саган

О творчестве одной из самых ярких писательниц Франции

Ее жизнь была такой же яркой, как и ее книги: Сен-Тропе, дорогие автомобили, наркотики, случайные связи, швыряние денег на ветер. В 18 лет она издала роман «Здравствуй, грусть!» об ученице монастырского пансиона, ведущей праздный образ жизни, и стала одним из самых известных и состоятельных авторов Франции. Многие сочли книги Саган аморальными и безнравственными, другие нашли в них отражение эпохи и полюбили юную писательницу за простоту языка и мастерство психологического портрета.

Ее проза — о любви, одиночестве, потерянности, праздности и сексуальной свободе. Предлагаем вам подробнее изучить главные мотивы творчества французского автора.

Любовь

Любовь — главный двигатель сюжета в романах Саган. Она часто бывает неразделенной, как в «Смутной улыбке», где юноша Бертран страдает по студентке Сорбонны Доминике, а та в свою очередь тоскует по его дяде. Страстная любовь с первого взгляда связывает героев «Сигнала к капитуляции» Люсиль и Антуана — молодых людей, существовавших до их роковой встречи на попечение состоятельных партнеров. А вот в романе «Здравствуй, грусть!» читатель наблюдает первую любовь: его герои Сесиль и Сирил встретились во время каникул на средиземноморском побережье.

И я поняла, что куда больше подхожу для того, чтобы целоваться на солнце с юношей, чем для того, чтобы защищать диссертацию.

Саган редко называет любовь. Она, скорее, опишет ветер на коже, случайное прикосновение во время танцев в парижском ресторане, разговоры о Прусте — ведь и в реальной жизни мы редко говорим о чувствах во всеуслышание. Если герои Саган и признаются в любви, то, скорее всего, они просто прячут страх одиночества, тоску, скуку или жажду мести.

Одиночество

«Одиночество и любовь» — так называется книга интервью с Франсуазой Саган. Пожалуй, это название в полной мере описывает настроение ее романов. Герои погружены в одиночество. Их не понимают любимые. Им скучно на богемных вечеринках. Они не разговаривают с мужьями. Изменяют. Засыпают в пустой постели. Бегут из города, чтобы пережить боль. Осознают, что их жизнь пуста и никчемна, но ничего с этим не делают.

Ей были мерзки эти воскресные дни одиноких женщин: книга, которую читаешь в постели, всячески стараясь затянуть чтение, переполненные кинотеатры, возможно, коктейль или обед в чей-нибудь компании; а дома по возвращении — неубранная постель и такое ощущение, будто с утра не было прожито еще ни одной минуты.

В «Смятой постели» женщина возвращается к бывшему любовнику спустя 5 лет — хоть до конца и не понимает, зачем ей это нужно. Героиня «Любите ли вы Брамса?» от одиночества сходится с юношей, который на 15 лет младше ее. В «Волшебных облаках» девушка скучает в браке, изменяет своему мужу, но не решается уйти от него. Саган бесстрастно описывает одиночество в его худших проявлениях.

Читайте также:  Зегерс: сочинение

Сексуальная свобода

За Франсуазой Саган ходила скандальная слава: она меняла мужей, любовников, а по некоторым слухам — и любовниц. Она жила подобно героям своих романов, предпочитая сиюминутные наслаждения и редко задерживаясь с кем-то надолго.

Знакомые советовали ей переменить обстановку, а она с грустью думала, что просто собирается сменить любовника: так оно менее хлопотливо, больше в парижском духе, весьма распространено.

Герои Франсуазы редко задумываются о чувствах других. Они изменяют. Любят втроем, а то и вчетвером. Выбирают тех, кто значительно младше, и тех, кто значительно старше. Они могут переспать от скуки или за деньги. Им не чужда однополая любовь.

Пошло? Мерзко? Отнюдь. Безнравственность в романах Саган — чувственная, нежная, хрупкая. Ее язык предельно чист.

Деньги

Многие осуждали ее за то, что в своих произведениях она описывала исключительно жизнь богатых избалованных людей. «Да, я люблю деньги, которые для меня всегда были хорошим слугой и плохим хозяином. Они всегда присутствуют в моих книгах, в моей жизни и в моих беседах», — говорила писательница, сколотив огромное состояние в 18 лет на бестселлере «Здравствуй, грусть!».

Ее герои избалованы деньгами. Они скучают в дорогих ресторанах, на виллах и в казино. Они покупают любовь молодых и продают свое тело за деньги. Они готовы уйти от любимого человека к более состоятельному любовнику. Им так удобно. Немного скучно, но удобно.

У нее были денежные затруднения. Потом они уладились, и она сразу повеселела. Я очень люблю женщин, которые радуются деньгам. Мадемуазель Алис пожала плечами.

— Значит, вы всех подряд любите!

В каждом своем романе Франсуаза стремилась описать пустоту буржуазного общества с его альфонсами, кокотками и богатыми вдовами, и ей это удавалось.

Гедонизм

Герои Саган живут сегодняшним днем. Они не хотят работать и учиться. Они предпочитают пьянствовать, танцевать, проводить каникулы в Каннах, заниматься любовью на смятой постели. Они не верят в Бога и знают, что им дана одна жизнь. А потому посвящают ее сиюминутным удовольствиям. Короче, гедонизм в чистом виде.

Жить, в конце концов, значило устраиваться как нибудь так, чтобы быть максимально довольным.

В историях своих персонажей писательница воплотила настроение целой эпохи.

Франция

Саган описывает французское общество. Действие ее романов разворачивается в Париже, на Лазурном побережье, в Лимузене — бесконечные виноградники, горы, тихие улочки, шум моря, терпкое вино. В «Смятой постели» давние любовники отправляются обедать в парижский пивной бар после ночи любви. Героиня «Слезинок в красном вине» тратит бешеную сумму в Летнем казино в Ницце. А в романе «Прощай, печаль» персонаж болен раком; глядя на набережные у Парижского порта и загорающих под сентябрьским солнцем горожан у Сены, он едет к любовнице, чтобы сообщить о приближающейся смерти.

В четыре часа дня, когда вовсю светит солнце, они, спрятавшись в тени за стеклом террасы и чувствуя, как оно беснуется снаружи, заказали две порции крепкой выпивки и благодаря усталости, желанию и алкоголю ощутили себя героями Фицджеральда. Больше их никто не видел и не слышал, потому что в тот день Эдуар и Беатрис целый день были наверху блаженства.

Саган воссоздает короткие зарисовки из жизни французов: они ужинают в уютных ресторанах Парижа, гуляют на Елисейских полях, а лето проводят у моря. Словно это и не книга, а легкая французская мелодрама со сменяющимися декорациями.

Смерть

Любовь в произведениях Саган часто приобретает трагические обороты. В романе «Немного солнца в холодной воде» героиня решает покончить с собой, узнав, что ее больше не любят. «Здравствуй, грусть!» имеет похожий сюжет: юная Сесиль доводит до самоубийства подружку отца, спровоцировав его измену. Неожиданный финал имеет «Прощай, грусть»: ее герой узнает, что болен раком, и прощается с жизнью, пока не узнает, что ему поставили ошибочный диагноз.

Она вдыхала такой родной запах Роже, запах табака и чувствовала, что она спасена. И что погибла.

Даже в романах, где, на первый взгляд, отсутствует трагическая развязка, тень смерти накрывает героев. Отказ в любви для них зачастую сродни смерти. Как, впрочем, и согласие на любовь. Они бесконечно размышляют о смысле жизни, убегая от реальности. Мечтают о самоубийстве, измученные праздностью и бездельем. Занимаются саморазрушением, злоупотребляя наркотиками и алкоголем.

Произведения, которые можно почитать на русском (осторожно, спойлеры!)

Ученица монастырского пансиона Сесиль проводит летние каникулы на вилле отца на Лазурном побережье, крутит романы и мечтает избавиться от папиной подружки Анны.

«Смутная улыбка» (1956)

20-летняя студентка юридического факультета Сорбонны влюбляется в дядю своего бойфренда и проводит с ним каникулы в Каннах.

В богемной парижской тусовке завязывается любовный многоугольник между актрисой, писателем, режиссером, литературным критиком, молодым медиком.

49-летняя Поль стоит перед выбором: остаться с Роже, который изменяет ей уже много лет, или же уйти к 25-летнему красавцу Симону, потерявшему от нее голову.

Француженка Жозе замужем за ревнивым американцем Аланом; она изменяет супругу, но не решается уйти от него.

«Сигнал к капитуляции» (1968)

Люсиль живет на попечении у своего состоятельного любовника Шарля, но на одном из светских вечеров влюбляется в Антуана — бойфренда богатой дамы Дианы.

45-летняя сценаристка Голливуда Дороти сбивает юношу Льюиса и забирает его к себе домой.

Спасаясь от депрессии, журналист Жиль решает провести лето у сестры на юго-западе Франции; в Париж он возвращается с женой местного чиновника.

«Синяки на душе» (1972)

Элеонора и Себастьян — сестра и брат, которые ведут разгульный образ жизни за счет друзей и любовников; они по очереди спят с состоятельной женщиной за деньги.

«Потерянный профиль» (1974)

Беспечная Жозе уходит от наскучившего мужа к состоятельному покровителю Юлиусу, хоть и не способна ответить на его сильную любовь.

«Смятая постель» (1977)

Актриса Беатрис, привыкшая менять мужчин, встречает бывшего любовника, от которого ушла 5 лет назад, и решает снова закрутить с ним роман.

«И переполнилась чаша» (1985)

В разгар Второй мировой Жером приезжает со своей девушкой Алисой на виллу друга, чтобы та соблазнила его и убедила поддержать антифашистское движение.

«Рыбья кровь» (1987)

Престарелый режиссер русско-немецкого происхождения Костя фон Мекк снимает в оккупированной Франции фильм для Германии и спит с мальчиками и девочками.

Музыкант Венсан женился на Лоранс по расчету, однако спустя 7 лет брака он внезапно становится богатым и задумывается о том, чтобы бросить супругу.

«Окольные пути» (1991)

Четверка аристократов в июне 1940 бежит из Парижа в Брюссель, но по дороге попадает под обстрел и вынуждена скрываться на близлежащей ферме.

Матье узнает, что у него рак легких и жить ему остается недолго; он навещает любовниц и коллег, а позже приходит к жене, чтобы сообщить о скорой смерти.

Журналист Франсуа решает переспать с 50-летней владелицей театра, чтобы добиться постановки пьесы, принадлежащей его возлюбленной Сибилле.

Саган Ф.: сочинение

Соприкасаясь, с одной стороны, с семейным жанром, Саган в то же время продолжает традиции женской литературы, поскольку основные темы ее произведений обычно получают выражение через женский образ, почти всегда стоящий в центре повествования. Несмотря на то, что термин «женский роман» достаточно широко используется в современном литературоведении, до сих пор нет единого мнения о том, что включает в себя это понятие. Подвергается сомнению вообще правомерность выделения этого пласта литературы в особую группу. В данной работе, говоря о женской литературе, мы имеем ввиду произведения, написанные женщинами о женщине, женской судьбе, восприятии женщиной окружающего мира и себя в нем, иными словами, произведения, в которых делается попытка осмысления особого, отличного от мужского, бытия женщины в мире.

В отечественном литературоведении нет традиции рассматривать женскую литературу как целостное явление, в то время как во Франции попытка подобного подхода к исследованию произведений женщин-писательниц была предпринята еще в начале века Ж.Ларнаком в его «Истории женской литературы во Франции» (1923). Среди современных исследований в области истории женской литературы можно назвать работы Э. де Ларошфуко, М. Мерсье и некоторых других авторов.

Что касается отечественного литературоведения, то здесь, за исключением редких статей, затрагивающих вопросы американского феминизма, нет работ, посвященных исследованию теоретических аспектов женского вопроса и женской литературы как целостного явления. Анализ произведений Саган в контексте женской литературы дает возможность не только определить особенности преломления в ее творчестве женской проблематики, но и позволяет дать представление о состоянии современной женской прозы во Франции и теоретических взглядов на данную проблему.

Анализ теоретических аспектов женского вопроса показывает, что проблема женской судьбы, женского предназначения получает различные решения в зависимости от того, как понимается суть женщины. В случае если женщину рассматривают преимущественно как половую сущность (Э. Дойч), смысл ее существования сводится к исполнению ею своей непосредственной биологической функции жены и матери. Если же делается акцент на культурном, человеческом аспекте ее существования (С. де Бовуар), то в этом случае предназначение женщины не отличается от предназначения мужчины и заключается в том, чтобы реализовать свое человеческое призвание. Наиболее целесообразным представляется утверждение С.де Бовуар о том, что женщина является «человеческим существом, обладающим сексуальностью». В этом случае ее самореализация как личности включает два аспекта: осуществление ею своего женского предназначения, то есть природной роли жены и матери, и выполнение социальной задачи, то есть самоутверждение в профессиональной, творческой, культурной деятельности.

В произведениях Ф.Саган начинают звучать некоторые социальные мотивы, однако в целом писательница остается верна позициям «потерянных» авторов, что и обусловливает своеобразие трактовки в ее творчестве женской темы.

В литературе проблема женской судьбы приобретает различные решения в зависимости от мировоззренческих установок и творческой концепции автора. Так, если С.де Бовуар, рассматривающая женщину в свете экзистенциалистской философии, почти всегда ставит своих героинь перед проблемой решительного выбора, позволяющего им либо обрести полную свободу, либо остаться заключенной в рамках ограничивающей их ситуации («Гостья»), то есть перед проблемой реализации своего женского и человеческого призвания, то героиням Ф.Саган не удается осуществить ни одного из этих предназначений.

Наиболее показательна в этом отношении судьба Поль из романа «Любите ли Вы Брамса. » (1959), в котором писательница выводит на сцену уже не беспечную и праздную юную героиню, а женщину, для которой настало время подводить итоги. В этом произведении Саган блестяще демонстрирует свою способность проникновения в женскую психологию, раскрывая внутреннее состояние героини в трудный, кризисный момент, когда та обнаруживает себя на пороге старости и одиночества. Если взглянуть на судьбу Поль через призму существующих представлений о сути и предназначении женщины, то не остается сомнений в том, что ей не удалось реализовать себя в полной мере. Героини Саган без сожаления отвергают традиционную роль хранительницы домашнего очага, которую общество предлагает женщине, и в то же время отказываются от выполнения своей социальной роли, от самоутверждения в профессиональной сфере. Объяснение подобному решению женской темы в творчестве Саган следует искать в мироощущении автора, проникнутого послевоенным пессимизмом. Отсутствие в романах Саган темы материнства, столь характерной для произведений женщин-писательниц объясняется тем, что в литературе с образами детей обычно связана тема будущего, в то время как Ф. Саган, подобно большинству авторов «потерянного поколения», скептически настроена относительно будущего своих героев.

Между тем, тема детства все-таки присутствует в творчестве писательницы, но связана здесь с образами взрослых героинь Саган, которым присуща беззаботность, безответственность, инфантильность, социальная пассивность и неприспособленность к жизни. Что же касается отрицательного отношения героинь Саган к трудовой деятельности, то оно, вероятно, идет от убеждения писательницы в том, что труд, в том виде, в каком его предлагает современное общество, не соответствует внутренним потребностям личности, поскольку носит в основном принудительный, антигуманный характер. В произведениях писательницы работа почти всегда предстает лишь либо как средство обеспечения жизни («Сигнал к капитуляции»), либо как способ заполнить пустоту существования («Любите ли Вы Брамса. »). Воспринимаемая таким образом, она не приносит ее героиням внутреннего удовлетворения, а вызывает лишь чувство протеста и стыда. С учетом взглядов писательницы на трудовую деятельность, в которых опять же чувствуется ее близость «потерянным» авторам, становится ясно, что социальная пассивность героинь Саган обусловлена не их женской природой, как предполагает фрейдистская концепция женщины, рассматривающая ее как существо, склонное к «пассивности, нарциссизму и мазохизму», но диктуется, в первую очередь, особенностями социальной среды. Социальная пассивность героинь Саган в этом случае предстает как протест против общества, не дающего им возможности реализовать себя в жизни. Однако протест героинь Саган несостоятелен, поскольку, отказавшись от выполнения традиционной женской роли жены и матери, от самоутверждения в профессиональной сфере, они не нашли ничего более достойного, что оправдало бы их существование, придало ему смысл.

В этом заключается и трагедия героини романа «Сигнал к капитуляции» (1965) Люсили, которая отвергает предложенную ей писательницей реальную возможность изменить свою жизнь, не попытавшись ни реализовать себя в материнстве, ни найти точку приложения своим силам в профессиональной деятельности. В отличие от Поль, остро ощущающей свое одиночество и страдающей от того, что жизнь ее прошла совсем не так, как ей хотелось в юности, для Люсиль, в силу ее возраста, еще не пришло время подводить итоги. Тем не менее очевидно, что героиня «Сигнала к капитуляции» несчастна, поскольку ей не удалось найти себя в жизни.

Описывая очередную грустную историю своей героини, Саган на этот раз вводит в роман некоторые социальные мотивы, показывая роль денег в сфере чувств и воздействие потребительской идеологии на женскую психологию. В отличие от других авторов, поднимающих в своем творчестве тему «потребительского общества», Саган, оставаясь верной самой себе и ограничиваясь изображением личных взаимоотношений героев, исследует в своих романах скорее духовный, чем социальный аспект проблемы, показывая проникновение нравов, порожденных «потребительским обществом», в сферу чувств («Сигнал к капитуляции», «Немного солнца в холодной воде»).

В романе «Немного солнца в холодной воде» (1969) тема женской судьбы приобретает еще более трагическое звучание. Как и для предыдущих героинь писательницы, любовь для Натали имеет необычайно большое значение, поскольку является для нее единственным способом самовыражения. Крах любви воспринимается как потеря смысла жизни. Поэтому Натали, ощущающая это острее других героинь писательницы, кончает жизнь самоубийством.

В пессимистической трактовке Саган темы женской судьбы, любви, человеческих взаимоотношений ощущается некоторая связь с теорией экзистенциализма. В 50-е годы экзистенциализм перестал оказывать непосредственное воздействие на литературу, но сохранил на нее косвенное влияние, поскольку идеи Сартра, наложившись на царившие после войны пессимистические настроения, были усвоены многими молодыми писателями, прокламирующими отказ от сартровского экзистенциализма, его идеи ангажированности. Безусловно, интеллектуальный климат послевоенной Франции не мог не оказать своего воздействия на формирование мировоззрения Ф. Саган. Однако идеи философа получили в ее произведениях своеобразное преломление. Применительно к писательнице было бы справедливо говорить о «бытовом» экзистенциализме. Описывая любовные драмы своих персонажей, Саган не погружается в философские глубины, а скорее интуитивно воплощает на бытовом уровне идеи, созвучные сартровским, как бы перенося их из области чистой философии в повседневную жизнь.

Романа «Потерянный профиль» (1974) особенно наглядно демонстрирует характер и особенности ее творческой эволюции, выражающейся, с одной стороны, в попытках расширить диапазон своих произведений путем введения в них новых тем, персонажей и, с другой стороны, в неспособности реализовать свой замысел на том высоком уровне, на котором выполнены первые романы Саган. Роман «Потерянный профиль» дает представление и о развитии женской темы в творчестве писательницы. Постепенно Саган сводит протест своих героинь на нет и пытается вывести их из жизненного тупика путем возврата к отрицаемым прежде традиционным ценностям. В романе «Потерянный профиль» она дает, наконец, своей героине возможность самореализации, вводя в повествование тему труда, семейной жизни, материнства. Однако писательница не показывает на страницах романа, как сложилась дальнейшая судьба Люсили. Это говорит о том, что Саган все же так и не удалось преодолеть присущего ей пессимизма в трактовке женской темы. Таким образом, концепция женской судьбы в творчестве писательницы в целом остается безнадежной.

Ссылка на основную публикацию
×
×