Пришвин: сочинение

Проблема воздействия природы на человека. По М. М. Пришвину

Проблема воздействия природы на человека. И. П. Цыбулько 2020. Вариант № 14. («Если хочешь понять душу леса…»)

Какое воздействие оказывает природа на человека? Способен ли человек стать лучше, общаясь с природой? Именно эти вопросы возникают при чтении текста русского советского писателя М. М. Пришвина.

Раскрывая проблему воздействия природы на человека, автор опирается на собственные наблюдения над таким явлением природы, как ручей. Рассказчик идёт по берегу любимого лесного ручья, и в это время он «видит, слышит, думает». Он видит, как на пути воды рождаются всё новые и новые препятствия и как ручей преодолевает эти преграды. Жизнь ручья, как и жизнь человека, проходит «то пузырями и пеной, а то в радостной перекличке среди цветов и танцующих теней».
Оба эти примера, дополняя друг друга, свидетельствуют о том, что жизнь ручья, как и жизнь человека, походит в борьбе, в преодолении препятствий.

Авторская позиция заключается в следующем: когда человек наблюдает за природой, он начинает лучше понимать самого себя, потому что между жизнью природы и жизнью человека много общего. Наблюдения за природой помогают достичь чувства покоя и гармонии.

Мне близка позиция автора. Действительно, природа – неиссякаемый источник мыслей и чувств. Созерцание окружающего мира обязательно приводит к истине, помогает преодолевать трудности. В романе-эпопее Л. Н. Толстого «Война и мир» есть эпизод, где тяжело раненный в Аустерлицком сражении Андрей Болконский лежит на спине на Праценской горе и видит перед собой бесконечное высокое небо с медленно и плавно плывущими по нему облаками и открывает истину: его мечты о славе по сравнению с высоким небом были ложными – мелкими и ничтожными.

В заключение хочу подчеркнуть природа всегда влияет на человека благотворно, приводит его к открытиям, даёт нравственные силы, помогает преодолеть беды и жизненные невзгоды.

(1)Если хочешь понять душу леса, найди лесной ручей и отправляйся по его берегу вверх или вниз. (2)Я иду берегом своего любимого ручья ранней весной. (3)И вот что я тут вижу, и слышу, и думаю.

(4)Вижу я, как на мелком месте текущая вода встречает преграду в корнях елей и от этого журчит о корни и распускает пузыри. (5)Рождаясь, эти пузыри быстро мчатся и тут же лопаются, но большая часть их сбивается дальше у нового препятствия в далеко видный белоснежный ком.

(6) Новые и новые препятствия встречает вода, и ничего ей от этого не делается, только собирается в струйки, будто сжимает мускулы в неизбежной борьбе.

(7) Водная дрожь от солнца бросается тенью на ствол ёлки, на травы, и тени бегут по стволам, по травам, и в дрожи этой рождается звук, и чудится, будто травы растут под музыку, и видишь согласие теней.

(8) С мелкоширокого плёса вода устремляется в узкую приглубь, и от этой бесшумной устремлённости кажется, будто вода мускулы сжала.
(9) Рябь же на воде, схваченная солнцем, и тень, как дымок, перебегает вечно по деревьям и травам, и под звуки ручья раскрываются смолистые почки, и травы поднимаются из-под воды и на берегах.

(10) А вот тихий омут с поваленным внутрь его деревом; тут блестящие жучки- вертунки распускают рябь на тихой воде.
(11) Под сдержанный ропот воды струи катятся уверенно и на радости не могут не перекликнуться: сходятся могучие струи в одну большую и, встречаясь, сливаются, говорят и перекликаются: это перекличка всех приходящих и расходящихся струй.

(12) Вода задевает бутоны новорождённых жёлтых цветов, и так рождается водная дрожь от цветов. (13)Так жизнь ручья проходит то пузырями и пеной, а то в радостной перекличке среди цветов и танцующих теней.

(14) Дерево давно и плотно легло на ручей и даже позеленело от времени, но ручей нашёл себе выход под деревом и быстриком, с трепетными тенями бьёт и журчит.

(15)Некоторые травы уже давно вышли из-под воды и теперь на струе постоянно кланяются и отвечают вместе и трепету теней, и ходу ручья.

(16)А то вот большой завал, и вода как бы ропщет, и далеко слышен этот ропот и переплеск. (17)Но это не слабость, не жалоба, не отчаяние — вода этих человеческих чувств вовсе не знает; каждый ручей уверен в том, что добежит до свободной воды, и далее, если встретится гора, пусть и такая, как Эльбрус, он разрежет пополам Эльбрус, а рано ли, поздно ли, но всё равно добежит.

(18) Пусть завал на пути, пусть! (19)Препятствия делают жизнь: не будь их, вода бы безжизненно сразу ушла в океан, как из безжизненного тела уходит непонятная жизнь.

(20)На пути явилась широкая низина. (21)Ручей, не жалея воды, наполнил её и побежал дальше, оставляя эту заводь жить собственной жизнью.

(22) Согнулся широкий куст под напором зимних снегов и теперь опустил в ручей множество веток, как паук, и, ещё серый, насел на ручей и шевелит всеми своими длинными ножками.

(23) Семена елей плывут и осин.

(24) Весь проход ручья через лес — это путь длительной борьбы, и так создаётся тут время.

(25) И так длится борьба, и в этой длительности успевает зародиться жизнь и моё сознание.

(26) Да, не будь этих препятствий на каждом шагу, вода бы сразу ушла и вовсе бы не было жизни-времени.

(27) В борьбе своей у ручья есть усилие, струи, как мускулы, скручиваются, но нет никакого сомнения в том, что рано ли, поздно ли он попадёт в океан к свободной воде, и вот это «рано ли, поздно ли» и есть самое-самое время, самая-самая жизнь.
(28) Перекликаются струи, напрягаясь у сжатых берегов, выговаривают своё: «рано ли, поздно ли». (29)И так весь день и всю ночь журчит это «рано ли, поздно ли».

(30) И пока не убежит последняя капля, пока не пересохнет весенний ручей, вода без устали будет твердить: «Рано ли, поздно ли мы попадём в океан».

(31) По заберегам отрезана весенняя вода круглой лагункой, и в ней осталась от разлива щучка в плену.

(32) А то вдруг придёшь к такому тихому месту ручья, что слышишь, как на весь-то лес урчит снегирь и зяблик шуршит старой листвой.
(33) А то мощные струи, весь ручей в две струи под косым углом сходится и всей силой своей ударяет в кручь, укреплённую множеством могучих корней ели.

(34) Так хорошо было, что я сел на корни и, отдыхая, слышал, как там внизу, под кручей, перекликались уверенно могучие струи. (35)Привязал меня ручей к себе, и не могу я отойти в сторону.

(36) Вышел на лесную дорогу — на самых молодых берёзках зеленеют и ярко сияют ароматной смолой почки, но лес ещё не одет.
(37) Ручей выбежал из глухого леса на поляну и в открытых тёплых лучах солнца разлился широким плесом. (38)Половина воды отдельным ручьём пошла в сторону, другая половина — в другую. (39)Может быть, в борьбе своей за веру в своё «рано ли, поздно ли» вода разделилась: одна вода говорила, что вот этот путь раньше приведёт к цели, другая в другой стороне увидела короткий путь, и так они разошлись, и обежали большой круг, и заключили большой остров между собой, и опять вместе радостно сошлись и поняли: нет разных дорог для воды, все пути рано ли, поздно ли непременно приведут её в океан.

(40)И глаз мой обласкан, и ухо всё время слышит: «рано ли, поздно ли», и аромат смолы и берёзовой почки — всё сошлось в одно, и мне стало так, что лучше и быть не могло, и некуда мне было больше стремиться. (41)Я опустился между корнями дерева, прижался к стволу, лицо повернул к теплому солнцу, и тогда пришла моя желанная минута.

Творчество М.М.Пришвина
творческая работа учащихся (4 класс) по теме

Скачать:

ВложениеРазмер
blank_uchastnika_konkursa.docx21.65 КБ

Предварительный просмотр:

Бланк участника конкурса

Фамилия, имя, отчество

Долюк Ксения Руслановна

Образовательное учреждение, класс

Муниципальное общеобразовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа с.Койгородок», 4б класс

Марфюк Наталья Васильевна

Контактный телефон, Е-mail

Сочинение на литературную тему

Название конкурсной работы

О творчестве М.М.Пришвина

Квитанция № от 2013г.

Работа обучающейся Долюк Ксения заняла второе место на республиканском конкурсе (с международным значением) «Творчество М.М.Пришвина»

Муниципальное общеобразовательное учреждение

« Средняя общеобразовательная школа с. Койгородок»

Творчество Михаила Михайловича Пришвина

Работу выполнила Долюк Ксения

Руководитель Марфюк Наталья

Васильевна, учитель начальных

«Всё прекрасное на земле – от солнца,

а всё хорошее – от человека».

Жил на земле добрый волшебник. Он понимал птичий язык, понимал язык зверей и сам с ними разговаривал. Он слышал, как тёмным летним вечером разговаривают между собой деревья! И разговор деревьев понимал. И с цветами здоровался, и воду из шляпки гриба пил, и солнце показывало ему свой рубиновый глаз… А зовут этого волшебника – Михаил Михайлович Пришвин! Произведения Михаила Михайловича меня удивляют и покоряют. Писатель воспевает природу, исследует её, изучает то, как человек связан с природой, с землёй, на которой живёт и трудится.

Родился Михаил Михайлович в селе Хрущево Елецкого уезда Орловской губернии, в купеческой семье, в дворянской усадьбе, доставшейся по наследству его отцу, там он провёл детство, часто возвращался туда в течение жизни. О том, как он стал писателем, я узнала из автобиографического романа «Кащеева цепь». Мать мальчика осталась молодой вдовой с пятью детьми. Мальчик видит, как трудно матери растить

детей и давать им образование, видит нужду крестьян, и вот он решает, что все люди, как в няниной сказке, находятся в плену у Кащея Бесмертного – в мире, где царит зло, а он, мальчик, призван разорвать его цепь. Я вижу, как год за годом мальчик – мечтатель борется со злым Кащеем не за себя одного, а за счастье всего живого на земле. Из первого класса гимназии он убегает однажды в сказочную для него «золотую страну Азию» в поисках мест, свободных от власти Кащея. Его ловят и с позором возвращают. Проходит еще два года. Мальчик не поладил с учителем – и его исключают из гимназии. Юношей он вступает в круг революционной молодежи. Год тюрьмы, высылка за границу, университет в Лейпциге – и молодой агроном возвращается на родину. Он уже пишет и издает агрономические книги. Но ему становится ясно: наука – не его призвание. Он круто изменяет свою судьбу: обращается к искусству, становится писателем. С дорожной сумкой и охотничьим ружьем уходит он в неисследованные северные леса, потом в азиатские степи, куда рвался с детства. А вскоре рождаются его первые художественные книги: «В краю непуганых птиц», «За волшебным колобком», «Черный араб». Они исполнены поэзии и любви к природе и помогают нам глубже узнать ее. Пришвин побывал на Дальнем Востоке и на Урале, в Кабарде и на Вологодчине, объехал костромские леса. Каждый год, от весенней капели до глубокой осени, он живет и работает среди лесов и полей, пишет там свои рассказы и делает ежедневные короткие записи о природе. Эти записи похожи на стихотворения в прозе: «Календарь природы», «Лесная капель», «Глаза земли», «Незабудки», «Золотой луг», «Моим молодым друзьям». Пришвина многие упрекали в том, что он мало пишет о людях, все о животных да о природе. Лишь Алексей Максимович Горький не соглашался с этим. «…Да, на мой взгляд и не о природе пишете вы, – писал он Пришвину, – а о большем, чем она, – о земле, великой матери нашей». Сам Михаил Михайлович считал, что он пишет и о природе, и о земле, и главное, – о людях: « И так я нашел для себя любимое дело, искать и открывать в природе прекрасные стороны души человека. Так я и понимаю природу, как зеркало души человека; и зверю, и птице, и траве, и облаку только человек дает свой образ и смысл». Удивительная сказка – быль «Кладовая солнца», в которой природа помогает человеку, предупреждает об опасности – нужно только уметь слышать её голос. А для этого необходимо любить свой край, каждую веточку и цветок, каждую птичку и зайчика, как любят их Настя, и Митраша, и сам писатель.

Я хочу закончить своё сочинение словами писателя, которые слышали и знают все. Обращаясь к нам, читателям, Михаил Михайлович утверждает, что мир полон чудес, но только часто мы, имея глаза, их не видим, имея уши, не слышим. Множество маленьких чудес видят глаза писателя, и всё это хранит его перо. Он любил природу, умел её видеть и слышать. И нас, читателей, учил тому же. Читая его книги, начинаешь понимать, сколько прекрасного и удивительного вокруг тебя на земле.

«Мои молодые друзья! Мы хозяева нашей природы, и она для нас кладовая солнца с великими сокровищами жизни. Мало того, чтобы сокровища эти охранять, – их надо открывать и показывать. Для рыбы нужна чистая вода – будем охранять наши водоёмы. В лесах, степях, горах разные ценные животные – будем охранять наши леса, степи, горы. Рыбе – вода, птице – воздух, зверю – лес, степь, горы. А человеку нужна родина. И охранять природу – значит охранять родину».

По теме: методические разработки, презентации и конспекты

Урок содержит мультимедийную презентацию по биографии писателя и конспект урока.

Из биографии писателя.

Художественно- познавательная литература 20-30-х годов. Презентация создана для педагогов образовательных учреж.

Учебно- методический комплект по литературному чтению на тему: “Творчество М.М.Пришвина «Предмайское утро»; «Глоток молока»” Школа России.

Тема урока: Творчество М. М. ПришвинаЦели: на основе рассказа М.Пришвина «Глоток молока» показать возможность доброжелательных взаимоотношений человека и животных; обучать выразительному чтению .

презентация по чтению “Жизнь и творчество М.М. Пришвина&quot.

“Если бы природа могла чувствовать благодарность к человеку за то, что он проник в ее тайную жизнь и воспел ее красоту, то прежде всего эта благодарность выпала бы на долю писателя Михаила Михайло.

Текст ЕГЭ М.Пришвина о природе и городе. Проблемы.

(1) Есть ложное представление, будто город убивает чувство природы.

(2) Я думаю, напротив: город воспитывает естественное чувство, и если мы называем землю матерью, то город — учитель и воспитатель этого чувства к матери земле.

(3) Я бы мог доказать это исторически, проследив, например, в живописи, как возникал интерес к пейзажу с развитием жизни больших городов, но как-то проще выходит, если говорить о собственном опыте.

(4) Ранней весной я испытывал такое сильное желание странствовать, что становился больным и неспособным к работе. (5)Будь у меня крылья — я улетел бы с птицами, будь средства — поехал бы открывать тогда ещё не открытые полюсы, будь специальные знания — примкнул бы к научной экспедиции. (6)Но не говорю уже о крыльях — не было у меня ни денег, ни полезной специальности. (7)Много мне пришлось побороться с жизнью, пока, наконец, я не овладел собой и сначала научился путешествовать без денег, а потом и летать без крыльев — писать о своих путешествиях.

(8) И трудно же было усидеть в Петербурге весной. (9)Бывало, ночью откроешь форточку и слушаешь, как свистят пролетающие над городом кулики, как утки кричат, журавли, гуси, лебеди — такой уж этот город, окружённый огромными, неосушёнными болотами, что, кажется, вся перелётная птица валит по этому рыжему от электричества небу. (10)Бывало, расскажешь про такое что-нибудь в обществе — и так этому удивляются.

(11) Купил я себе за двенадцать рублей дробовую берданку, синий эмалированный котелок с крышкой, удочки, разные мелочи и начал путешествовать. (12)С тех пор ни одной весны я не пропустил, и все вёсны были такие же разные, как посещённые мною края: каждая имела своё лицо.

(13)Все обычные путешествия имеют к моему путешествию такое же отношение, как дачная жизнь к обыкновенной трудовой жизни, потому что добывание по пути средств существования ставило меня в такие же условия, как перелётных птиц, тысячи вёрст до мозолей махающих крыльями. (14)Конечно, без риска ничего не выходит, и моё путешествие без денег тоже рискованное предприятие, но зато когда одолеешь, то непременно сверх лишений остаётся, как у матери ребёнок, большая, прочная радость. (15)Помню, я оплавал почти всё Белое море и по Северному океану довольно много в России и в Норвегии, пользуясь местными оказиями рыбаков, добывая себе пищу почти исключительно охотой и милостью людей за случайные подмоги.

(16) Приходилось ночевать и на лодке, и под лодкой, и на песке под парусом, и раз даже схватить за ногу через дырочку в парусе токующего на мне самом тетерева.

(17) И чего только не бывало во время этого звериного сна, когда спишь

и в то же время знаешь, что вокруг тебя делается. (18)Но никогда я не заботился, чтобы собирать материалы для повести, никогда бы у меня из такого путешествия не вышло ничего хорошего, потому что оно бы не было тогда свободным и большое великое должно было бы подчиниться малому личному. (19)Я заботился только о добросовестном изучении местной жизни, слушал всё с вниманием и заносил иногда на лоскуток бумаги (часто папиросной) интересные мне слова.

(20) Трудно так путешествовать, но что же делать! (21)Попробуйте соединиться с ихтиологической экспедицией на Мурман — и вы узнаете жизнь трески; поработайте с поморами на их первобытной шняке в океане по улову этой самой трески — и вы узнаете жизнь всего края через жизнь трудового человека.

(22)Если бы жизнь пришлось повторять, я непременно бы сделался краеведом, но не таким, какие они есть — учёные-специалисты, или энциклопедисты, а таким, чтобы видеть лицо края. (23)Многие думают (и этот предрассудок широко распространён), что если изучить край во всех отношениях и эти знания сложить, то получится полное представление о том или другом уголке земного шара. (24)Но я думаю, что сложить эти разные знания и получить из них лицо края так же невозможно, как сотворить в колбе из составных элементов живого человека. (25)Сколько вы ни изучайте край и сколько вы ни складывайте полученные знания, всё-таки непременно останутся места, наполнить жизнью которые может только простак, сам обитатель этого края. (26)Вот мне и кажется, что настоящий краевед должен исходить не из своего знания, например, какой-нибудь ихтиологии, а из жизни самого простака (я не люблю слово «обыватель»). (27)Для этого, скажут мне, существует наука этнография, но и про этнографию я скажу то же самое: живую жизнь она пропускает; для того чтобы схватить живую жизнь, нужно найти секрет временного слияния с жизнью самого простака; самое трудное в этом слиянии, что его нельзя задумать и осуществлять по программе: нужно, чтобы оно выходило из всей натуры тебя самого. (28)В путешествиях, которые, очевидно, и есть моё призвание, я этого иногда достигал, и думаю, что если нарочно не засмысливаться, то множество людей могут черпать в трудовом опыте ценнейшие материалы. (29)На это мне делали возражение, что для использования трудового опыта должно быть наличие художественного дарования — удел очень немногих. (30)Я согласен, что в известном кругу общества художественный синтетический дар действительно имеют очень немногие, но в простом трудовом народе, причастном к стихии, он есть общее достояние, как воздух и вода.

(По М. М. Пришвину*)

* Михаил Михайлович Пришвин (1873-1954) — русский писатель, прозаик и публицист.

Примерный круг проблем:

1. Значение города в развитии у человека «чувства природы». (Как влияет город на развитие чувства любви к природе?)
Авторская позиция: Город не «убивает чувство природы», наоборот, воспитывает это чувство в человеке.

2. Проблема путешествий. (Что такое «свободное» путешествие»?)
Авторская позиция: Путешествие должно быть «свободным»: путешественник должен забыть о личных интересах и добросовестно изучать местную жизнь.

3. Проблема краеведения. (Кого можно считать настоящим краеведом?)
Авторская позиция: Настоящий краевед не просто много знает о своём крае, но и хорошо понимает жизнь простого человека, живущего на этой земле, жизнь трудового человека.

4. Проблема «трудового опыта». (Как можно оценить значение «трудового опыта»?)
Авторская позиция: «Трудовой опыт» — это источник вдохновения не только отдельных людей, например писателей, это и «общее достояние».

  • Подготовка к сочинению ЕГЭ
  • Подготовка к ЕГЭ по русскому языку

Сочинения-рассуждения по русскому языку (ЕГЭ): Учился я плохо и никогда этого себе не прощу: я был очень рассеян и ленив и недостаточно стремился побороть этот свой порок.(По М. Пришвину) (сочинение)

—(1)Учился я плохо и никогда этого себе не прощу: я был очень рассеян и ленив и недостаточно стремился побороть этот свой порок.

—(2)Как же, — спрашивают, — при таком недостатке вы всё-таки научились и сделались достаточно известным мастером слова?

—(З)Тому, о чём вы спрашиваете, научиться нельзя: тут дело не в выучке, даже не в мастерстве, а скажу: в поведении. (4)Дело было не в том, чтобы научиться, а в том, чтобы встретить свой родной язык, как друга, и нужно было искать этой встречи. (5)Я получил своё мастерство, как понимание законов родного языка, от своей матери, от школы и от своего народа даром, как все. (6)Не в мастерстве моя заслуга, а в поведении, в том, как страстно, как жадно метался я по родной земле в поисках друга, и когда нашёл его, то этот друг, оказалось, и был мой родной язык.

(7)У каждого яблока на одной и той же яблоньке такое разное выражение. (8)Есть яблоко умное, выглядывает из-за листика выпуклиной своего лобика, а есть яблоко любимое — наверху круглое, с круглыми дольками, всегда мне сверху весело смеётся. (9)И, бывает, я ему даже пальцем погрожу и скажу.

(10)Благодарю язык мой, спасающий меня от тяжёлого молчания, вызывающий мне друга даже из яблоньки!

(11)Искусство — это сила восстановления утраченного родства.

(12)Родства между чужими людьми. (13)Искусство приближает предмет, роднит всех людей одной земли.

(14)Да, так и можно сказать, что всякое истинное творчество есть замаскированная встреча близких людей. (15)Часто эти близкие живут на таких отдалённых окраинах места и времени, что без помощи книги, картины или звука никогда бы не могли друг друга узнать.

(16)Через тоску, через муки, через все препятствия сила творчества выводит одного человека навстречу другому.

(17)Случается каждому писателю на склоне лет среди своих писаний, убегающих в Лету, найти одну страницу необыкновенную. (18)Как будто весенний поток выбросил эту мысль, заключённую в железную форму, как льдину на берег. (19)И вот вода, выбрасывающая льдину, давно уже в море исчезла, а льдина все лежит, лежит и тратится только по капельке.

(20)Когда я у себя в радостный день встречаю такую страницу, я всегда изумляюсь, как это я, ленивый, легкомысленный и вообще недостойный, мог написать такую страницу? (21)После раздумья я отвечаю себе, что это не совсем я писал, что со мной сотрудничали неведомые мои друзья, и оттого у нас вместе получилась такая страница.

(22)У меня в жизни друзей не было, но зато к каждому я стремился, как к другу.

(23)Сегодня мысль моя вертится вокруг той силы души человека, которая развивается и раскрывается в борьбе с одиночеством: иду с человеком по тропе и говорю ему. (24)Человек ушёл — я один на тропе, мне не хватает слушателя, я вынимаю книжку и записываю.

(25)Нет мудрости в том, что кто-то, завидев прекрасное, бросается к нему, присоединяет к себе и делает своей собственностью: эта собственность неминуемо рано или поздно сделает его своим рабом. (26)Настоящая мудрость приходит к человеку, когда, завидев прекрасное, он не бросается к нему, а собирает друзей и показывает. (27)Тогда прекрасное само приходит к нему, как к хозяину своему и другу, и свободно садится со всеми за стол.

Заполни форму
и получи скидку 50% на видеокурс

по подготовке к ЕГЭ/ОГЭ по русскому языку или математике

от преподавателя, поднявшего результат более 2000 учеников разного уровня знаний до 80-100 баллов

(28)В жизни, кроме меня, действует другой человек, и путь к этому другу и есть наш жизненный путь.

*Михаил Михайлович Пришвин (1873-1954 гг.) — русский писатель, автор произведений о природе.

Сочинение

Как красота помогает преодолеть жизненные невзгоды? Почему сила творчества сближает людей? Над этими вопросами задумывается Михаил Михайлович Пришвин, автор предложенного для анализа текста, поднимая проблему значения искусства в жизни человека.

Испокон веков творчество сопровождает человечество.Во многом благодаря ему современники узнают о жизни их предков, об укладе их жизни, восприятии мира. Произведения искусства как бы хранят частицу души предыдущих поколений. Несмотря на уединенный образ жизни, Пришвин не испытывал одиночества:”У меня в жизни друзей не было, но зато к каждому я стремился, как к другу. ” Одиночество не тяготило писателя так, как он был поглощен любовью к родному языку:”Благодарю язык мой, спасающий меня от тяжёлого молчания, вызывающий мне друга даже из яблоньки!”. Любовь родному языку заполнила жизнь автора, не давая ему испытывать одиночества. Благодаря силе слова все становилось для него живым и родным.

Автор считает, что искусство способно сближать людей. Оно помогает преодолеть все жизненные тягости, помогает раскрыть лучшие душевные качества. Тоска, одиночество, грусть, уныние – все это способно преодолеть сила творчества! Природное человеческое стремление к красоте направляет людей на протяжении всей его жизни, задача каждого полюбить искусство, разглядеть его прелесть.

Я согласна с позицией автора. Действительно живопись, музыка, художественные произведения способны украсить жизнь каждого человека. Искусство доступно всем, ведь красота повсюду, надо лишь постараться заметить и полюбить ее.
В подтверждение авторской позиции и моей точки зрения хочу привести в пример произведение А.И. Куприна ” Гранатовый браслет”. Герой романа Желтков всю жизнь безответно влюблен в Веру Шеину. Княжна замужем и у них разный социальный статус. Желтков, не смея даже думать об ответной любви, продолжает писать Вере. В письмах он не способен передать всю силу охватившего его чувства. В конце произведения Желтков кончает жизнь самоубийством, и, пришедшей проститься с ним княжне горничная передает записку, в которой влюбленный пишет, что лучшее произведение Бетховена – это соната номер два Largo Appasionato. И добавляет: “Да святится имя твое !” Придя домой в расстроенных чувствах, княжна просит сыграть ей это произведение. Слушая его, она осознает, что Желтков простил ее и в конце каждой фразы она слышит слова из записки. Красота музыки помогли Желткову лучше раскрыть свои чувства перед возлюбленной. А Вера смогла осознать, что тот смешной, как ей казалось, телефонист не сумасшедший чудак, а человек награжденный редким даром любви.

Другим аргументом может служить произведение Л.Н.Толстого ” Война и Мир”. Главная героиня – Наташа Ростова, приезжая к своему дяде после охоты в его имение, поражает своей простотой и “русскостью”, когда услышав звуки балалайки, пускается танцевать народный танец. Она сразу становится родной и любимой жене дяди, простой женщине из народа. Любовь к народному творчеству их объединяет, помогает преодолеть социальный барьер, раскрывает лучшее душевные качества Наташи.

Таким образом, любовь к искусству способно сближать людей всего мира. Красота искусства помогает в трудных жизненных ситуациях справится с отчаянием. В каждом человеке от природы заложено творческое начало, следует лишь дать раскрыться этому чувству, не дать обыденности и унынию подавить в себе творца. Природное понимание всего прекрасного способно сближать людей, И следует не забывать об этом.

Сочинение по тексту М. Пришвина о влиянии природы

В тексте М. Пришвина поставлена проблема влияния природы на человека.
Главный герой произведения, военный корреспондент, уверен, что выжить раненному мальчику «помогла красота ручья».
Авторская позиция заключается в том, что природа благотворно влияет на человека, может помочь ему в трудные минуты жизни.
Невозможно не согласиться с Пришвиным. Великолепие природы никогда не оставляет равнодушным, наоборот оказывает положительное воздействие на физическое и душевное состояние человека.
Для доказательства этого утверждения обратимся к художественной литературе. В романе «Война и Мир» Андрей Болконский после того, как он увидел преображенный дуб, поражающий величием и красотой, открыл для себя новую жизнь.
В повседневной жизни нередки случаи влияния красоты окружающего мира на человека. когда во время утомительной поездки на поезде смотришь в окно и после однообразного городского вида открывается восхитительный пейзаж, будь то бескрайнее море или густой лес, на душе невольно становится тепло и легко, вмиг забываются проблемы и заботы.
Таким образом, влияние природы на человека очень велико. Её красота способна помочь людям в трудных ситуациях, а иногда даже спасти жизнь, как в тексте М. Пришвина.

Текст:

(1)В первую мировую войну, в 1914 году, я поехал военным корреспондентом на фронт и скоро попал в сражение. (2)Я укладывал раненых, и один умирающий шептал мне: «Вот бы водицы…»
(3)Я побежал за водой.(4)Но он не пил и повторял: «Водицы, водицы, ручья…»
(5)С изумлением поглядел я на него и вдруг всё понял. (6)Это был почти мальчик, с блестящими глазами, с тонкими трепетными губами, которые отражали трепет души. (7)Мне казалось тогда, что надежды на спасение у него нет и что врачи будут бессильны.
(8)Я объяснил санитару, что мы можем сделать для мальчика, пока он еще жив. (9)Мы взяли носилки и отнесли его на берег ручья. (10)Санитар удалился, а я не смог уйти и остался с глазу на глаз с умирающим мальчиком на берегу лесного ручья.
(11)В косых лучах вечернего солнца ручей был особенно красив.
(12)Над заводью, на фоне чистого неба, кружилась голубая стрекоза. (13)А чуть ближе к нам, где заводь кончалась, струйки ручья, соединяясь на камушках, пели свою завораживающую, прекрасную песенку. (14)Раненый слушал, закрыв глаза, его губы, бескровные и сухие, судорожно двигались, выражая сильную борьбу. (15)И вот борьба закончилась милой и детской улыбкой, и открылись глаза.
– (16)Спасибо вам, так красиво! – прошептал он.
(17)Увидев голубую стрекозу, летающую у заводи, он ещё раз улыбнулся, ещё раз сказал спасибо и снова закрыл глаза.
(18)Прошло сколько-то времени в молчании, как вдруг губы опять зашевелились, возникла новая борьба, и я услышал:
– (19)А что, она ещё летает?
(20)Голубая стрекоза ещё кружилась.
– (21)Летает, ещё как! – ответил я.
(22)Он опять улыбнулся и впал в забытьё.
(23)Между тем мало-помалу смерклось, и я тоже мыслями своими улетел далеко и забылся. (24)Вдруг, слышу, он спрашивает:
– (25)Всё ещё летает?
– (26)Летает, – сказал я машинально, не глядя, не думая.
– (27)Почему же… я не вижу… красоту? – спросил он, с трудом открывая глаза.
(28)Я испугался. (29)Мне случалось раз видеть умирающего, который перед смертью вдруг потерял зрение, а с нами говорил ещё вполне разумно.
(30)Не так ли и тут. (31)Но я сам посмотрел на то место, где летала стрекоза, и ничего не увидел. (32)Больной решил, что я его обманул, и глаза его опять закрылись.
(33)И вдруг я увидел в чистой воде отражение летающей стрекозы: мы не могли заметить её на фоне темнеющего леса. (34)Но вода – эти глаза земли – остается светлой, даже когда стемнеет: эти глаза как будто видят во тьме.
– (35)Летает, летает! – воскликнул я так решительно, так радостно, что больной сразу открыл глаза.
(36)И я ему показал это отражение. (37)И он улыбнулся.
(38)Я не буду описывать, как спасли этого раненого, его спасли доктора.
(39)Но я крепко верю: им, докторам, помогла красота ручья и мои решительные и взволнованные слова о том, что голубая стрекоза летает над заводью. Даже если ее не видно.

Пришвин. Эссе.

Пришвин Михаил Михайлович.
(1873 – 1954) Орловской, Елецкого
Село Хрущево.
Учился он в Елецкой гимназии, но потом попал в город Тюмень, в реальное училище, окончив которое уехал в Ригу, где поступил в политехникум на агрономическое отделение. В 1898 г. стал студентом агрономического отделения в Лейпциге, в Германии, в тамошнем университете.
По этой краткой справке видна разбросанная жизнь Пришвина. Как далеко перемещала его странная судьба. И детство прошло не одинаково, с переездами по России. Из центральной Орловской области переехал он, вдруг, в Сибирь, в Тюмень, где и тайга и люди другие, где нет полей орловских…. А потом Прибалтика встречала его, юношу, – другой колорит средневековых рыцарей в Риге, где замки и Церкви со шпилями, вместо русских куполов. И пришлось уехать в Европу ему, молодому студенту, так как он был исключен из Рижского техникума за политическую деятельность, которой увлекались в те времена перед революцией многие студенты. Он учился в Германии, в университете Лейпцига.
Сложная жизнь не отняла, однако, воспоминаний детских лет проведенных в сельской глубинке. Любовь к природе Пришвин получил в раннем своем детстве. И, наверное, все время тосковал по ней, переезжая с места на место. Вернувшись из Европы, он работал земским агрономом в Луганском и Клинском уездах.
Уже в 33 года Михаил Пришвин написал свой первый рассказ опубликованный в журнале «Родник». И затем, оставив службу, он начал бродить по Русской земле собирая фольклор. И результатом его странствий стали книги: «В краю непуганых птиц» (1907) и «За волшебным колобком» (1908), написанных в форме путевых очерков.
После этого Пришвин объездил и обошел Центральную Россию, Крым и Казахстан, выпустил несколько книг о природе и животном мире этих районов. В 30-е годы писатель ездил по всей стране, отыскивая сюжеты: он побывал на Крайнем Севере, на Дальнем Востоке….
Пришвин превратил краеведческие и географические очерки в литературный жанр. В 1940 году он написал поэму в прозе «Фацелия». «Природу воспевать» – учились многие писатели по произведениям Михаила Пришвина. Известны его книги – «Дорогие звери», «Корень жизни» и автобиографический роман «Кащеева цепь». Многие другие его произведения до сих пор радуют читателей.
Конец.

Смех, насмешка, шутка.
Без юмора живут только глупые, – так говорил Михаил Пришвин. Смех считается солнцем: оно прогоняет зиму с человеческого лица.
Но это неоднозначно, потому что все в мире относительно. И смех неоднозначное чувство.
Смех сейчас и в медицине используют, смехом нравы исправляют. А юмор – это чувство присущее всем живым организмам, конечно, каждому по- своему. Еще в 70-е годы было открыто в лабораториях биологических институтов: помидоры смеются при звуках веселой музыки, и другие растения имеют чувство юмора.
И смех, и насмешка, и шутка – это три разных вида юмора.
Сатира тоже к юмору относится, но иногда над чем смеяться в сатирической сцене непонятно бывает: ведь сатира – это критика, горе человеку от глупости его, а мы смеемся. Правильно ли?
Так что смех еще и оружие, – больно ранящее глупцов и негодяев. Это оружие действенно использует человек уже много столетий, на протяжении всей истории цивилизации.

И другое, связанное с юмором чувство. Людям свойственно сомневаться. Человек с верою в свои силы и с присутствием духа побеждает даже в самых трудных ситуациях и предприятиях, – но стоит ему поддаться самому ничтожному сомнению – и он погибает. Такие случаи бывают часто и повсеместно. Сомнение опасное чувство.
До тех пор, пока ты не принял окончательное решение, тебя будут мучить сомнения, (каждый может это подтвердить из своего опыта), – ты будешь все время помнить о том, что есть шанс остановиться, повернуть назад, и это не даст тебе работать эффективно. Но в тот момент, когда ты, вдруг, решишься полностью посвятить себя своему начинанию, своему делу, – «Провидение» оказывается на твоей стороне. И начинают происходить такие вещи, которые не смогли бы случиться при иных обстоятельствах. И тут появляется юмор – не ярко выраженный смех, с издевкой и сарказмом, но веселая шутка, насмешка над своим сомнением и над своей неуверенностью. Поэтому юмор дает уверенность, – на что бы ты не был способен, о чем бы ты ни мечтал – начни осуществлять это. Смелость придет через юмор и придаст человеку силу и даже магическую власть, – с веселостью – «Решайся!».

Еще в древнем Китае сомнения осуждали философы: Хун Цзычен написал в своих трактатах «цинъянь» – что значит «чистые речения», осуждая сомнения человека. –
«Годы и месяцы тянуться долго, а суетливый человек сам себя торопит. Времена года повинуются непреложному закону, а человек докучливый не перестает сомневаться – и всю жизнь пребывает в суете».
Суета вредна, это так! Но суету порождает сомнение, – вот о чем поведал нам китайский философ. Даже зима и лето приходят каждый в свое время, по законам природы, и в этом нет сомнения: непременно после лета наступит осень, – говорит философ. Так зачем сомневается человек в своих силах? – во всех своих делах?

Да. Без юмора не было бы развития цивилизации.
Когда не над чем смеяться, – рождаются сатирики, они критикуют то, что плохо и что надо и необходимо изменить. Насмешка – это способ выставить недостатки других и общества в целом. Насмешка – детище презрения. От смеха безобидного недалеко от высмеивания. Всякую шутку, как соль, надо употреблять с умеренностью. Никто не хочет быть смешным в глазах окружающих. Порицание, осуждение даже, многие переносят легко, но насмешку далеко не так. Улыбаться насмешкам, которые вонзают иглу в чужую грудь – это значит быть соучастником злодеяния. Смехом, юмором можно, как оружием ранить людей.

Можно иметь вкус к музыке не будучи музыкантом, можно знать и восторгаться живописью не будучи художником. Но нельзя рассуждать о добре, о благотворительности – не будучи сносно добрым человеком и не творя благотворительности своим опытом в жизни. Так и пользоваться смехом можно бездумно, и при этом быть полным профаном, идиотом. Объясненная шутка перестает быть шуткой.
1Никто не мешает говорить правду, смеясь, но все ли поймут вас. – 2Шуткой можно положить конец любому спору, если не хотим испортить отношения. = Вот две противоположности использования смеха. Это больший разрыв, чем может показаться, это все очень серьезно. И это используют современные «социальные технологи», руководя обществом.
Шутка ослабляет напряжение в серьезных делах. Что сделалось смешным, не может быть опасным, – так думают люди. И думают, что со смехом ужас несовместим. Не совсем согласно это с действительностью. Засмеянный вопрос можно уже не решать: зачем, – это просто шутка.
Так, например, про ЕГЭ уже устали шутить все сатирики, во всех средствах массовой информации: и отменить его надо, этот экзамен, и не подходит-то он, и вредный и так далее. Но это ведь просто для смеха, шутка, – говорят и делают министры образования и еще более настойчиво вводят засмеянный ЕГЭ, ничего не желая в нем менять. Смех успокаивает народ, а между тем, – их детей калечат, оглупляют, губят этими новыми технологиями. Но все смеются….
Палка всегда «о двух концах». Можно смеяться, сохраняя полную серьезность. И смех сохраняет наш разум лучше, нежели досада и огорчение. Нельзя шутить с глупым человеком – он может не понять….
Осмеивать и вышучивать нужно так, чтобы осмеянный не мог рассердиться, иначе – шутка не удалась. Шутка призвана карать пороки человека и общества, она оберегает нас от плохих поступков, помогает нам ставить каждого на его место. Если бы острое слово оставляло бы следы, мы бы все ходили перепачканные: про каждого из нас шутили и шутят, над нами надсмехаются и смеются.
Но нередко шутка служит проводником такой истины, которая не достигла бы цели без ее помощи.
Будем смеяться, не дожидаясь счастливой минуты, когда почувствуем себя счастливыми – иначе мы рискуем умереть, так ни разу не рассмеявшись.
05.05.2012г. Сергий чернец.

от 27 сентября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0241777 выдан для произведения: Пришвин Михаил Михайлович.
(1873 – 1954) Орловской, Елецкого
Село Хрущево.
Учился он в Елецкой гимназии, но потом попал в город Тюмень, в реальное училище, окончив которое уехал в Ригу, где поступил в политехникум на агрономическое отделение. В 1898 г. стал студентом агрономического отделения в Лейпциге, в Германии, в тамошнем университете.
По этой краткой справке видна разбросанная жизнь Пришвина. Как далеко перемещала его странная судьба. И детство прошло не одинаково, с переездами по России. Из центральной Орловской области переехал он, вдруг, в Сибирь, в Тюмень, где и тайга и люди другие, где нет полей орловских…. А потом Прибалтика встречала его, юношу, – другой колорит средневековых рыцарей в Риге, где замки и Церкви со шпилями, вместо русских куполов. И пришлось уехать в Европу ему, молодому студенту, так как он был исключен из Рижского техникума за политическую деятельность, которой увлекались в те времена перед революцией многие студенты. Он учился в Германии, в университете Лейпцига.
Сложная жизнь не отняла, однако, воспоминаний детских лет проведенных в сельской глубинке. Любовь к природе Пришвин получил в раннем своем детстве. И, наверное, все время тосковал по ней, переезжая с места на место. Вернувшись из Европы, он работал земским агрономом в Луганском и Клинском уездах.
Уже в 33 года Михаил Пришвин написал свой первый рассказ опубликованный в журнале «Родник». И затем, оставив службу, он начал бродить по Русской земле собирая фольклор. И результатом его странствий стали книги: «В краю непуганых птиц» (1907) и «За волшебным колобком» (1908), написанных в форме путевых очерков.
После этого Пришвин объездил и обошел Центральную Россию, Крым и Казахстан, выпустил несколько книг о природе и животном мире этих районов. В 30-е годы писатель ездил по всей стране, отыскивая сюжеты: он побывал на Крайнем Севере, на Дальнем Востоке….
Пришвин превратил краеведческие и географические очерки в литературный жанр. В 1940 году он написал поэму в прозе «Фацелия». «Природу воспевать» – учились многие писатели по произведениям Михаила Пришвина. Известны его книги – «Дорогие звери», «Корень жизни» и автобиографический роман «Кащеева цепь». Многие другие его произведения до сих пор радуют читателей.
Конец.

Смех, насмешка, шутка.
Без юмора живут только глупые, – так говорил Михаил Пришвин. Смех считается солнцем: оно прогоняет зиму с человеческого лица.
Но это неоднозначно, потому что все в мире относительно. И смех неоднозначное чувство.
Смех сейчас и в медицине используют, смехом нравы исправляют. А юмор – это чувство присущее всем живым организмам, конечно, каждому по- своему. Еще в 70-е годы было открыто в лабораториях биологических институтов: помидоры смеются при звуках веселой музыки, и другие растения имеют чувство юмора.
И смех, и насмешка, и шутка – это три разных вида юмора.
Сатира тоже к юмору относится, но иногда над чем смеяться в сатирической сцене непонятно бывает: ведь сатира – это критика, горе человеку от глупости его, а мы смеемся. Правильно ли?
Так что смех еще и оружие, – больно ранящее глупцов и негодяев. Это оружие действенно использует человек уже много столетий, на протяжении всей истории цивилизации.

И другое, связанное с юмором чувство. Людям свойственно сомневаться. Человек с верою в свои силы и с присутствием духа побеждает даже в самых трудных ситуациях и предприятиях, – но стоит ему поддаться самому ничтожному сомнению – и он погибает. Такие случаи бывают часто и повсеместно. Сомнение опасное чувство.
До тех пор, пока ты не принял окончательное решение, тебя будут мучить сомнения, (каждый может это подтвердить из своего опыта), – ты будешь все время помнить о том, что есть шанс остановиться, повернуть назад, и это не даст тебе работать эффективно. Но в тот момент, когда ты, вдруг, решишься полностью посвятить себя своему начинанию, своему делу, – «Провидение» оказывается на твоей стороне. И начинают происходить такие вещи, которые не смогли бы случиться при иных обстоятельствах. И тут появляется юмор – не ярко выраженный смех, с издевкой и сарказмом, но веселая шутка, насмешка над своим сомнением и над своей неуверенностью. Поэтому юмор дает уверенность, – на что бы ты не был способен, о чем бы ты ни мечтал – начни осуществлять это. Смелость придет через юмор и придаст человеку силу и даже магическую власть, – с веселостью – «Решайся!».

Еще в древнем Китае сомнения осуждали философы: Хун Цзычен написал в своих трактатах «цинъянь» – что значит «чистые речения», осуждая сомнения человека. –
«Годы и месяцы тянуться долго, а суетливый человек сам себя торопит. Времена года повинуются непреложному закону, а человек докучливый не перестает сомневаться – и всю жизнь пребывает в суете».
Суета вредна, это так! Но суету порождает сомнение, – вот о чем поведал нам китайский философ. Даже зима и лето приходят каждый в свое время, по законам природы, и в этом нет сомнения: непременно после лета наступит осень, – говорит философ. Так зачем сомневается человек в своих силах? – во всех своих делах?

Да. Без юмора не было бы развития цивилизации.
Когда не над чем смеяться, – рождаются сатирики, они критикуют то, что плохо и что надо и необходимо изменить. Насмешка – это способ выставить недостатки других и общества в целом. Насмешка – детище презрения. От смеха безобидного недалеко от высмеивания. Всякую шутку, как соль, надо употреблять с умеренностью. Никто не хочет быть смешным в глазах окружающих. Порицание, осуждение даже, многие переносят легко, но насмешку далеко не так. Улыбаться насмешкам, которые вонзают иглу в чужую грудь – это значит быть соучастником злодеяния. Смехом, юмором можно, как оружием ранить людей.

Можно иметь вкус к музыке не будучи музыкантом, можно знать и восторгаться живописью не будучи художником. Но нельзя рассуждать о добре, о благотворительности – не будучи сносно добрым человеком и не творя благотворительности своим опытом в жизни. Так и пользоваться смехом можно бездумно, и при этом быть полным профаном, идиотом. Объясненная шутка перестает быть шуткой.
1Никто не мешает говорить правду, смеясь, но все ли поймут вас. – 2Шуткой можно положить конец любому спору, если не хотим испортить отношения. = Вот две противоположности использования смеха. Это больший разрыв, чем может показаться, это все очень серьезно. И это используют современные «социальные технологи», руководя обществом.
Шутка ослабляет напряжение в серьезных делах. Что сделалось смешным, не может быть опасным, – так думают люди. И думают, что со смехом ужас несовместим. Не совсем согласно это с действительностью. Засмеянный вопрос можно уже не решать: зачем, – это просто шутка.
Так, например, про ЕГЭ уже устали шутить все сатирики, во всех средствах массовой информации: и отменить его надо, этот экзамен, и не подходит-то он, и вредный и так далее. Но это ведь просто для смеха, шутка, – говорят и делают министры образования и еще более настойчиво вводят засмеянный ЕГЭ, ничего не желая в нем менять. Смех успокаивает народ, а между тем, – их детей калечат, оглупляют, губят этими новыми технологиями. Но все смеются….
Палка всегда «о двух концах». Можно смеяться, сохраняя полную серьезность. И смех сохраняет наш разум лучше, нежели досада и огорчение. Нельзя шутить с глупым человеком – он может не понять….
Осмеивать и вышучивать нужно так, чтобы осмеянный не мог рассердиться, иначе – шутка не удалась. Шутка призвана карать пороки человека и общества, она оберегает нас от плохих поступков, помогает нам ставить каждого на его место. Если бы острое слово оставляло бы следы, мы бы все ходили перепачканные: про каждого из нас шутили и шутят, над нами надсмехаются и смеются.
Но нередко шутка служит проводником такой истины, которая не достигла бы цели без ее помощи.
Будем смеяться, не дожидаясь счастливой минуты, когда почувствуем себя счастливыми – иначе мы рискуем умереть, так ни разу не рассмеявшись.
05.05.2012г. Сергий чернец.

Читайте также:  По: сочинение
Ссылка на основную публикацию
×
×