Державин: сочинение

Державин Г.Р.

сочинение: Сочинения по литературе и русскому языку

Оцените работу

Державин Гавриил Романович (1743 – 1816), поэт.

Родился в семье мелкопоместных казанских дворян. Рано потерял отца. Не окончив гимназию, Державин был призван на военную службу. “В сей-то академии нужд и терпения научился я и образовал себя”, – говорил он позднее.

Первые стихотворные опыты Державина относятся еще к тому времени, когда он служил солдатом в Преображенском полку в Петербурге. Вместе с полком участвовал он в дворцовом перевороте, поставившем на престол Екатерину II.

Решительный и смелый, независимый в суждениях, с сильно развитым чувством собственного достоинства, Державин неизменно вызывал резкое неудовольствие со стороны своих начальников.

Державина незаслуженно обошли наградами, было признано, что он “недостоин продолжать военную службу”. Пробыв несколько лет на гражданской службе под начальством князя Вяземского, Державин вынужден был уйти в отставку. В эти нелегкие для Державина годы его литературное дарование достигло замечательного расцвета.

Стихи его, хотя и без имени автора, появляются в журналах и обращают на себя внимание читателей. К этому времени относится создание одного из самых значительных по силе мысли и энергии поэтического выражения произведений Державина – оды “На смерть князя Мещерского”. Но слава пришла к нему лишь в 1783 г., после появления его знаменитой, обращенной к Екатерине II “Оды к Фелице” (от латинского слова, означающего “счастье”).

Он соединил в своей “Оде к Фелице” два различных стихотворных вида и создает небывалое до того произведение – оду-сатиру. Вместе с этим в “Оде к Фелице” взамен отвлеченно-условного и одического “певца” возникает живая личность автора, наделенная автобиографическими чертами. Все это стало подлинным литературным переворотом. Под пером Державина высокая одическая поэзия приближалась к жизни, делалась проще.

Екатерина, польщенная одой Державина, вернула его на службу. Он достиг высших государственных должностей – сенатора, государственного казначея, министра юстиции. В служебной деятельности поэта наряду со взлетами много и стремительных падений. Так, например, он был отстранен от поста губернатора и предан суду. Императрица, назначив было поэта своим личным секретарем, вскоре его уволила.

Павел I подверг Державина опале, а Александр I в 1803 г. окончательно отстранил его от государственных дел.

Смело выступал против злоупотреблений и беззакония Державин и в своих стихах. “Долг поэта в мир правду вещать”, – заявлял он. Убедившись во время личного общения с Екатериной, что созданный в “Оде к Фелице” образ царицы идеализирован, он отказался писать ей хвалебные стихи. В замечательной сатирической оде “Вельможа” поэт высмеивает гордящуюся только гербами предков “позлащенную грязь”:

Осел останется ослом,

Хотя осыпь его звездами;

Где должно действовать умом,

Он только хлопает ушами.

Столь же резко и стихотворение “Властителям и судиям”, где поэт призывает небесные громы разразиться над головами “земных богов” – не только князей и вельмож, но и самих царей. Державин стал одним из родоначальников гражданской поэзии – предшественником Радищева, Пушкина, поэтов-декабристов. Вместе с тем в стихах Державина нашли яркое отражение героика его времени, блестящие победы русского оружия. В человеке он больше всего ценил величие гражданского и патриотического подвига. В победных одах “На взятие Измаила”, “На победы в Италии”, “На переход Альпийских гор” Державин прославляет не только замечательных русских полководцев Румянцева и особенно Суворова, но и русских солдат – “в свете первых бойцов”.

По духу ты непобедимый,

По сердцу прост, по чувству добр,

Ты в счастье тих, в несчастье бодр. –

обращается он к “добльственному” русскому народу в одном из своих поздних стихотворений, посвященных Отечественной войне 1812 г. Державин одним из первых из поэтов-одописцев живо и образно воссоздает частную жизнь и быт своей эпохи, дает красочные картины природы (“Приглашение к обеду” и др.).

Вместе с тем, даже в лучших его произведениях, таких, как ода “Водопад”, наряду с местами, поражающими своей силой и красотой, много искусственного, риторического.

Державин: сочинение

Сочинения по произведениям :

Сочинения по произведениям авторов:

Сочинение 9 класс. Мой Державин

Поэтическое наследие Г. Р. Державина довольно обширно. В основе своей оно представлено гражданскими, патриотическими и философскими одами. Особое место в творчестве поэта занимают оды гражданского содержания, которые посвящены лицам, обладающим огромной политической властью: монархам, вельможам.

Наиболее выдающееся произведение этого цикла – ода «Фелица», посвященная Екатерине Второй. Примечательно, что образ Фелицы, мудрой киргизской царевны, Державин позаимствовал из «Сказки о царевиче Хлоре», написанной самой Екатериной Второй. Продолжая ломоносовские традиции хвалебных од, произведения Державина вместе с тем отличаются новой трактовкой образа просвещенного монарха. Монарх предстает человеком, заботящимся о благе своего народа. Державинская Фелица – это милостивая монархиня-законодательница:

Не дорожа твоим покоем,

Читаешь, пишешь пред налоем

И всем из твоего пера

Блаженство смертным проливаешь.

Новаторство Державина проявилось в том, что в этой оде он наряду с портретом Екатерины Второй нарисовал свой собственный образ, правдивый и смелый.

Еще один огромный пласт творчества Державина посвящен псалмопевческим произведениям. Поэт часто прибегает к текстам «Псалтыря», он либо переводит отдельные отрывки текста, стараясь как можно ярче изложить сюжеты Ветхого Завета, либо перекладывает их в стихотворную форму.

Надо отметить, что Псалтырь – единственная книга Ветхого Завета, которая была распространена на Руси с давних времен. Она являлась своеобразной азбукой, по которой учились читать и писать, каждый мало-мальски грамотный человек считал своим долгом знать ее.

Поэты, обращавшиеся до Державина к данному жанру, придерживались морализаторского принципа. Любое произведение, содержавшее те или другие сюжеты библейского завета, просто обязано было поучать и воспитывать читателей. Державин не побоялся несколько отойти от этого пути. У его стихотворений появляются и соответствующие названия: «Властителям и судиям», «Счастливое семейство», «Победителю», «Радость о правосудии», «Братское согласие».

Естественно, что тексты псалмов поэт использовал как источник свежих мыслей, образы для своих новых стихотворений.

Державин словно пропускал через сердце и собственное видение мира эти древнейшие сюжеты, вкладывая в них свои чувства.

Одно из первых переложений псалма Державина, которое получило название «Счастливое семейство», является своеобразным обращением к А.А. Ржевскому. В этом стихотворении есть такие строки:

. блажен тот человек,

Кто с честью, правдой неразлучен.

Честь, правда, справедливость на протяжении всей жизни являлись для Державина не просто высокими понятиями, но и основными принципами жизни. Это относилось как к личной жизни, так и к государственной службе. Державин всю свою жизнь ратовал за свободу. Свободу от всего, что тревожит покой человека, препятствует его воле:

На свете счастья нет, но есть покой и воля.

Давно завидная мечтается мне доля —

Давно, усталый раб, замыслил я побег

В обитель дальнюю трудов и чистых нег.

Хотелось бы также отметить, что поэтика псалмопевческих стихотворений Державина довольно самобытна и тесно связана с русской традицией, которая восходит к далеким временам Владимира Мономаха.

Отличное знание священного писания Державин приобрел у сельского дьячка и своей матери, которая всеми силами старалась пристрастить сына к чтению духовных книг. Поэтому в его лирике так часто встречаются многочисленные цитаты из Ветхого и Нового Заветов, которые трактуются автором довольно своеобразно. Безусловно, чтобы вникнуть в самую суть державинской поэзии, надо обладать не только особым состоянием души, но и уметь вживаться в ту поэтическую традицию, которая, к сожалению, сейчас практически утеряна. Творчество Державина является достоянием русской литературы, которая во все времена была богата удивительными талантами. Великий поэт не только раскрыл неисчерпаемые возможности классицизма, но и проложил путь для реалистической и романтической поэзии.

Державин: сочинение

Объяснения на сочинения Державина

относительно темных мест, в них находящихся, собственных имен, иносказаний и двусмысленных речений, которых подлинная мысль автору токмо известна; также изъяснение картин, при них находящихся, и анекдоты, во время их сотворения случившиеся

Предварительное примечание вообще ко всем сочинениям

1-я часть сих сочинений поднесена была императрице Екатерине II лично автором в Петербурге ноября 6-го дня 1795 года, которая по прочтении ее государынею и оставалась у ней в кабинете по самую ее кончину, 1796 ноября 6-го дня последовавшую. Причина тому, что при жизни ее в печать оная не издана, не иная какая была, как недоброхотство сочинителю, которое внушили ей, что якобы в ней находятся на счет ее язвительные или сатирические выражения… «…» По кончине ее, при императоре Павле, когда автор определен был в верховный совет и, знав неблагорасположение сего государя к покойной его матери, то имел случай «…» обратно оную взять к себе. В 1798 году Иван Иванович Шувалов, любя его сочинения, по временам списки им собранные отослал в университет и велел там напечатать, о чем в первом Издании сей 1-ой части подробно сказано; прочие же части напечатаны в 1808 году самим автором в Петербурге, из коих предисловия можно также видеть причины, по коим не объяснены были в том издании темные места сих сочинений и что он предоставлял их объяснить будущему времени, что сим и исполняется.

Без лиц, в трех лицах божества. – Автор, кроме богословского православной нашей веры понятия, разумел тут три лица метафизические; то есть: бесконечное пространство, беспрерывную жизнь в движении вещества и неокончаемое течение времени, которое бог в себе и совмещает.

Пылинки инея сверкают. – Обитателям токмо Севера сия великолепная картина ясно бывает видима по зимам в ясный день, в большие морозы, по большей части в марте месяце, когда уже снег оледенеет, и пары, в ледяные капли обратившиеся, вниз и вверх носясь, как искры сверкают пред глазами.

И благодарны слезы лить. – Автор Первое вдохновение, или мысль, к написанию сей оды получил в 1780 году, быв во дворце у всенощной в Светлое вокресенье, и тогда же, приехав домой, первые строки положил на бумагу; но, будучи занят должно-стию и разными светскими суетами, сколько ни принимался, не мог окончить оную, написаз, однако, в разные времена несколько куплетов. Потом, в 1784 году получив отставку от службы, приступал было к окончанию, но также по городской жизни не мог; беспрестанно, однако, был побуждаем внутренним чувством, и для того, чтоб удовлетворить оное, сказав первой своей жене, что он едет в польские свои деревни для ос-мотрения оных, поехал и, прибыв в Нарву, оставил свою повозку и людей на постоялом дворе, нанял маленький покой в городке у одной старушки-немки с тем, чтобы она и кушать ему готовила; где, запершись, сочинял оную несколько дней, но не докончив последнего куплета сей оды, что было уже ночью, заснул перед светом; видит во сне, что блещет свет в глазах его, проснулся, и в самом деле, воображение так было раэгорячено, что казалось ему, вокруг стен бегает свет, и с сим вместе полились потоки слез из глаз у него; он встал и ту ж мм-нуту, при освещающей лампаде написал последнюю сию строфу, окончив тем, что в самом деле проливал он благодарные слезы за те понятия, которые ему вперены были. «…»

ВЛАСТИТЕЛЯМ И СУДИЯМ

…ода, которой мысль почерпнута из псалма Давидова 81… «…» Когда автор поднес сочинения свои лично императрице, она приняла их благосклонно и занялась, сколько было известно, чтением оных; в наступившее воскресенье по обыкновению приехал он с прочими для свидетельствования ей своего почтения; но показалась она чрезвычайно холодна, и придворные все от него отвращались; не зная тому причины, должен был с неудовольствием возвратиться домой. В другое воскресенье то же с ним случилось. На третье он решился спросить гр. Безбородко «…»; граф, по обыкновению своему, в неприятных случаях старался отделаться от него невразумительным бормотаньем, с чем от него и должен был идти. Случившийся тут граф Мусин-Пушкин, который тогда был обер-прокурором Синода, позвал его к себе обедать; туда же приехал к обеду Булгаков, бывший посланником в Цареграде; он, быв автору довольно знакомым, спросил у него, для чего он нынче пишет якобинские стихи. Он не мог сего понять; Булгаков объяснил ему, что читал их в его сочинениях в парафразисе псалма 81. Автор ответствовал, что он никогда не бывал якобинских мыслей, и почему считают таковым сей псалом, который написал царь Давид? – “Однако ж, в нынешние времена это очень дурно”, – ответствовал Булгаков, замолчав (ибо приметить должно, что в сие время революция во Франции в жесточайшем была действии и. опосле автор уже узнал, что якобинцы, сей псалом переложа, распространили по Франции, к упрекам правления Людвика XVI). После сего разговора автор остался в крайнем смущении и не знал, от кого спросить подробнейшее объяснение сему вопросу. По возвращении домой, приехал к нему вечером г. Дмитриев, бывший тогда гвардии Семеновского полка офицер, что ныне сенатор. Как он сам был стихотворец и хороший автору приятель, то и спросил его, что с ним делается. Он ответил, что ничего. Как? Вас велено спросить г.- Шешковскому (тайной канцелярии секретарь), почему пишете вы такие дерзкие стихи, которые вы поднесли императрице. Он изумился и сказал: “Когда так, то я сам спрошу, почему их такими разумеют…” «…» Сие было в тот самый год, когда поднесены были сочинения императрице, то есть 1795 года в ноябре месяце, а псалом сей переложен в стихи в 1787 году, о чем в том анекдоте обстоятельно объяснено. Он при письмах своих послал тот анекдот к графу Беэбородке, к статс-секретарю Тро-щинскому, у которого его сочинения, отданные графом, тогда находились и где читал их Булгаков, и третье отдал лично княаю Зубову, бывшему тогда любимцем императрицы. По отсылке их в наступившее воскресенье поехал паки во дворец, дабы узнать, что с ним далее будет, увидел императрицу, весьма к нему милостивую и господ придворных, весьма ласковых.

«…» Читаешь, пишешь пред налоем. – В то время императрица занималась сочинением законов, как то: грамотой дворянства, уставом благочиния и прочими, скоро после того вышедшими законами.

Коня парнасска не седлаешь. – Императрица, хотя занималась иногда сочинением опер и сказок «…», но стихов писать не умела и не писала, а когда надобно было, то препоручала статс-секретарям Елагину и Храповицкому, потом и прочим.

К духам в собранье не въезжаешь. – Императрица не жаловала масонов и в ложу к ним не ездила, так, как делали многие энат-ные.

Скачу к портному по кафтан. – Относится к прихотливому нраву князя Потемкина, как и все три нижеследующие куплета, который то сбирался на войну, то упражнялся в нарядах, в пирах и всякого рода роскошах.

Лечу на резвом бегуне. – Относится тоже к нему, а более – к гр. Ал. Гр. Орлову, который был охотник до скачки лошадиной.

Или кулачными бойцами. – Тоже к Орлову относится, который охотник был до всякого молодечества русского, как и до песен русских.

И забавляюсь лаем псов. – Относится к Петру Ивановичу Панину, который любил псовую охоту.

Я тешусь по ночам рогами // И греблей удалых гребцов. – Относится к Семену Кирилловичу Нарышкину, бывшему тогда егермейстером, который первый завел роговую музыку.

Державин Г. Р. Сочинения Державина. С объяснительными примечаниями Я. Грота. Т. 1

Державин, Г. Р. Сочинения Державина. С объяснительными примечаниями Я. Грота. Т. 1 : с рисунками, найденными в рукописях, с портретами и снимками. Стихотворения : ч. 1 / Г. Р. Державин. – Санкт-Петербург : В типографии Императорской Академии наук, 1864. – VI-L, 812 с. : [4] л., портр., ил., факс. – Алф. список соч. т. 1: с. 809-812.

14 июля 2018 года исполнилось 275 лет со дня рождения поэта, государственного деятеля Гаврилы Романовича Державина (1743-1816).


Художник Т. Тончи. Гравер Ф. Йордан (1861)

Литературоведы считают, что жизнь Гаврилы Романовича Державина могла бы стать сюжетом увлекательного романа. Потомок Багрима, татарского мурзы, который ещё в XV веке бежал из Золотой Орды и пришел служить великому князю Василию Темному, сын обедневшего и рано умершего казанского офицера. С детских лет Державин познал жестокость и высокомерие, бедность и беззащитность. Из гимназии был отозван на солдатскую службу в гвардейский Преображенский полк, где выполнял самую черную работу, урывками читал книги… К тридцати годам Г. Р. Державин становится гвардии поручиком, затем адъютантом генерал-аншефа А. И. Бибикова, служит в секретной комиссии в г. Казани; активно участвует в подавлении восстания Емельяна Пугачева. В 1777 г. Гаврила Романович переводится в «штатную службу с чином коллежского советника». Через несколько месяцев он был назначен экзекутором первого департамента Сената. Затем получает чин статского советника, в 1784 г. – действительного статского советник. В том же году оканчивает службу в сенатском департаменте. Выйдя в отставку, Гаврила Романович занимается литературным творчеством.

До сих пор нет единообразия в написании имени Державина: Гаврила или Гавриил. Используется, как правило, первый вариант, как наиболее обоснованный: именно так (хотя в некоторых письмах он именует себя и Гавриил, и Гаврил, и Гаврило) называет себя сам Державин. В официальных документах, касающихся будущего поэта, имя Державина указано как Гаврила.

По словам советского литературоведа, филолога, специалиста по русской литературе XVIII века Григория Александровича Гуковского (1902-1950), «Державин любил выдвигать на первый план свою деятельность как чиновника и организатора дворянской общественности, а вовсе не свою литературную работу». Сам поэт считал своё литературное творчество инструментом государственности. «Именно поэзия обеспечила Г. Р. Державину бессмертие, именно она сделала его гениальным поэтом, крупнейшим национальным художником-новатором».

Фонд редких книг владеет первым томом (1864 г.) девятитомного издания собрания сочинений, писем, записок, деловых бумаг и других материалов Г. Р. Державина, сопровождающегося биографией писателя, обширнейшими комментариями и примечаниями Я. К. Грота. Тома были изданы в Санкт-Петербурге в Типографии Императорской Академии наук.

Собрание сочинений Г. Р. Державина готовилось в период 1864-1883 гг. под руководством выдающегося русского филолога, академика, профессора, вице-президента Российской Императорской Академии наук, действительного тайного советника Якова Карловича Грота (1812-1893). Для своего времени это научно-критическое издание было образцовым. Биография, основанная на богатейших архивных изысканиях и бесчисленных документах, до сегодняшнего дня, как считают специалисты, остается самым полным сводом фактов жизни и творчества писателя, хотя в ней находят и недостатки.

Предисловие Я. К. Грота объемное и состоит из нескольких разделов: «Общая цель издания», «Обзор рукописей Державина, служивших пособием для этого тома», «Обзор прежних изданий Державина», «О рисунках при стихотворениях», «Расположение стихотворений, текст их и варианты».

Литературоведы считают, что творчество Г. Р. Державина велико, разнообразно и многожанрово. Ведущим жанром поэзии Державина была ода с её колоссальными художественными возможностями. Считается, что в державинской оде соединены критерии разных жанровых разновидностей. Сам поэт свою оду называл «смешанной».

Как биограф Державина, Я. К. Грот фиксировал внимание на его семейных корнях. Потомком мурзы Багрима в своих стихах называл себя сам поэт, говоря тем самым о древности своего рода. Грот специально подчеркивал, что это льстило воображению поэта и «доставляло ему любимую поэтическую прикрасу».

Я. К. Грот и его последователи, когда писали о поэзии Державина, выделяли, прежде всего, её национальный колорит, её русскость.

В творчестве Державина, в первую очередь в одах, «ярко отпечатался русский XVIII век с его бурной внутрироссийской и внешнеполитической жизнью». Очарованный деятельностью императрицы Екатерины II, Гаврила Романович «стал её певцом, создал ряд стихотворных её портретов и портретов выдающихся русских полководцев тех лет: генералиссимуса А. В. Суворова, фельдмаршала Г. А. Потёмкина, фельдмаршала П. А. Румянцева» и др.

Г. А. Гуковский так говорил о Гавриле Романовиче: «Его стихи рвут из рук, их переписывают в заветные тетради, они не нуждаются даже в печати, их и без того знают наизусть все; они злоба дня; их читают не в тиши кабинетов, а на общественных гуляньях, за многочисленным обедом, в гостиной, в передней… на весёлой пирушке… Всякому интересно заглянуть в стихи, где продернут известный вельможа, где остро говорится о политике. Где автор высказывается о вчерашнем событии…».

В творческом наследии Г. Р. Державина особое внимание привлекает и любовная лирика. Произведения, написанные под воздействием трепетного чувства великого поэта к своей жене Екатерине Яковлевне, урожденной Бастидон, многое раскрывают в личности самого поэта. Ей посвящён целый стихотворный цикл. Влияние жены было столь велико, что «можно говорить и о его стихотворных натюрмортах, создающих особый домашний уют, как о закодированности художественного зрения поэта комфортом и негой его домашнего, семейного быта, образом любимой жены». Образ милой Плениры, такое имя поэт дал Екатерине Яковлевне, вдохновлял Державина на создание и своей собственной философии жизни и творчества.

…С нею вечен мой союз…
Жизнь утехи и покою!
Жить с толь милою женою
Рай во всякой стороне;
Там веселия сердечны,
Сладки, нежны чувства там;
Там блаженства бесконечны,
Лишь приличные богам.
(«Препятствие к свиданию с супругою»)

Литературоведы считают, что поэзии Державина присуще и стремление возвеличить человека, возвести его на тот «духовный пьедестал», с которого он мог бы смотреть на себя с уважением. Эту способность творчества Г. Р. Державина отмечали многие современники поэта. Будучи человеком высокой чести, он имел и свои слабости, о чем и говорит в стихотворении «Признание» (1807):

Не умел я притворяться,
На святого походить,
Важным саном надуваться
И философа брать вид;
Я любил чистосердечье,
Думал нравиться лишь им,
Ум и сердце человечье
Были гением моим.

Специалисты считают, что Г. Р. Державин «демонстрировал необычайную бережливость художественных средств, предельную точность и ясность, отточенность языка и стиха роскошных шедевров, широко употребил разговорную речь, избежал всякого салонного жеманства».

В представляемом издании помещены рисунки и виньетки, выполненные при жизни и по воле Г. Р. Державина. Они были найдены с рукописями поэта. Я. К. Грот в предисловии пишет: «Виньетки, которыми обставлены почти все стихотворения настоящего тома, резаны на дереве гг. Гогенфельденом, Даугелем, Брауном и отчасти Стариковым».

В настоящем томе портрет Г. Р. Державина гравирован по стали профессором Санкт-Петербургской академии художеств Федором Ивановичем Иорданом (1800-1883). Подлинник, во весь рост, написан масляными красками художником Т. Тончи в 1801 г.

Гаврила Романович Державин умер 8 июля 1816 г. За три дня до кончины он, «взорвавший нормативные каноны классицизма», на аспидной доске написал свой знаменитый апофеоз, в котором распрощался с друзьями, жизнью и мужественно встретил диалектический итог и финал, истинность которого понял давно:

Река времен в своём стремленьи
Уносит все дела людей
И топит в пропасти забвенья
Народы, царства и царей.
А если что и остается
Чрез звуки лиры и трубы,
То вечности жерлом пожрется
И общей не уйдет судьбы!
(«Река времен…»)

Список использованной литературы:

  1. Державин, Г. Р. Сочинения Державина. С объяснительными примечаниями Я. Грота. Т. 1 : с рисунками, найденными в рукописях, с портретами и снимками. Стихотворения : ч. 1 / Г. Р. Державин. – Санктпетербург : В типографии Императорской Академии наук, 1864. – VI-L, 812 с. : [4] л., портр., ил., факс. – Алф. список соч. т. 1: с. 809-812.
  2. Державин, Г. Р. Избранное / Г. Р. Державин ; [ред.-сост.: В. Т. Дорожкина ; вступ. ст. Л. В. Поляковой]. – Тамбов : Издательский дом ТГУ им. Г. Р. Державина, 2013. – 303 с. : [8] л. ил., портр., факс.
  3. Белов, Б. Поэтическое завещание Г.Р. Державина. О счастливой книжной находке // Альманах библиофила. – Москва : Книга, 1989. – Вып. 25. – С. 112-131303 с. – Библиогр. в примеч. в конце ст.

Проблема отношения к простым людям. По тексту Ходасевича. До отставки Гавриил Романович Державин любил Званку за то… (Аргументы ЕГЭ)

Нужно ли жалеть людей, попавших в трудную жизненную ситуацию? Как мы можем им помочь? Что важнее: просто жалостливые рассуждения или реальные дела? Эти и другие вопросы возникают у меня после прочтения текста В.Ф.Ходасевича.

Автор поднимает проблему отношения к простым людям в своём тексте. Он рассказывает историю известного русского поэта Гавриила Романовича Державина, вышедшего не по своей воле в отставку. Ему нечем было заняться. Вести хозяйственные дела он не умел, да и имением управляла жена. Державин отдыхал, виня в неблагодарности «трёх царей и само Отечество», и даже «правителей и вельмож всех времён и народов».

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Чем больше он винил сильных мира сего, тем больше любил слабых, считая их «жертвами исторических великанов, пушечным мясом в истории». Он не просто любил, а принимал деятельное участие в их судьбе, стремился помочь. Он открыл в имении больницу для крестьян, бедным мужикам покупал коров, лошадей, давал хлеба, ставил новые избы. И в этом видел смысл своей жизни.

Я считаю, что позиция автора такова: нужно помогать тем, кто нуждается. Если у тебя есть возможность, тем более помогай. Помогая, Державин перестал жалеть себя, жить обидами. Он обрёл новый смысл жизни: деятельное участие в судьбе простых людей. Несмотря на препятствия, которые чинила жена, у него получалось им помогать.

Я разделяю позицию автора. Чем просто жалеть себя, жалуясь на жизненные обстоятельства, лучше заняться делом. А что может быть лучше, чем помощь другим, тем, кто в ней нуждается. Именно этому учит нас и художественная литература. Нужно помогать. Это самое благородное занятие, которое приносит другому пользу, а тебе удовлетворение.

В рассказе А.И.Куприна «Чудесный доктор» доктор Пирогов в парке случайно встретил отчаявшегося мужчину, который именно в эти минуту решил свести счёты с жизнью, настолько невыносимой она ему казалась. Несмотря на резкий тон Мерцалова, нежелание разговаривать с довольным незнакомцем, доктор не ушёл. Он расспросил мужчину обо всём, узнав, что и он, и его семья в отчаянном положении и им нужна помощь. Доктор не откладывает на потом, не обещает, а в этот же вечер помогает делами попавшей в безвыходное положение семье. Всего-то и надо было несколько купюр, лекарства больному ребёнку, продукты и… доброе слово, что всё наладится. Всё и наладилось, глава семьи нашёл работу, девочка выздоровела, а в семью вернулось благополучие. Трудно представить, что было бы с ними, если бы не случайный прохожий, который не просто пожалел, а помог.

Вспоминаю я и «Повесть о Капитане Копейкине» в «Мёртвых душах» Н.В.Гоголя. Капитан Копейкин, участвуя в кампании 1812 года, лишился руки и ноги. Ему не на что было жить, и он отправился в Петербург просить милости государя, пособия. Государя не оказалось, и Копейкин вынужден был несколько дней ожидать его. Таких просителей было как «бобов на тарелке». Вельможа был сначала благосклонен. Но, когда у Копейкина закончились деньги и он не мог больше ждать, о чём в резкой форме и сообщил вельможе, тот, не проявляя никакого сострадания к бедному человеку, распорядился вывезти его из Петербурга и бросить на большой дороге. Через два месяца стало известно, что в рязанских лесах появились разбойники во главе с изувеченным служивым. А что стоило вельможе отнестись к Копейкину с пониманием?

Из всего вышесказанного хочется сделать вывод: надо помогать тем, кто оказался в трудной жизненной ситуации. Надо помнить, что помощь может понадобиться и нам, и нашим близким. Представим мир, где никто никому не помогает. А каждый живёт только для себя. Страшное зрелище. Не стесняйтесь делать добро. В этом, я уверена, и есть смысл нашей жизни.

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id20000

Литература языковедение : Сочинение: Г.Р. Державин

Г. Р. Д Е Р Ж А В И Н
( 1 7 4 3 – 1 8 1 6 )
(попытка обзора творчества поэта)
Державин начал печататься в 1773 году, однако, это не было началом его литературной деятельности. Молодой поэт стал писать стихи еще на солдатской службе. Сохранились две тетради того раннего периода творчества, когда он “приобщался” к “воителям” нормативного стихосложения. В его ранних несамостоятельных опытах прослеживается влияние не только общепризнанных поэтов того времени, но и таких новаторов, как Чулков, Барков, к которым позднее мы сможем отнести и самого Державина.
Совершенствованию поэта предшествовало становление его как теоретика литературы.
В 1811 году он подвел итог теоретической части своего творчества рядом работ, одной из которых было “Рассуждение о лирической поэзии или об оде”, где он существенно отходит от общепринятых норм литературно-критического очерка того времени не только по форме, но и по содержанию.
Критика русского классицизма имела направленность по преимуществу грамматико-языковую, что не мешало делать заключения о жанрах и других особенностях разбираемых произведений. Критик должен быть исключительно строг к каждому индивидуальному оттенку, мешающему чистоте стиля. Подобная педантичность свойственна критике Тредиаковского и Ломоносова.
Рационализм эстетики классицизма преломился в просветительско-педагогическом понимании цели, стоящей перед нормативно-жанровой критикой. Задача была до предела проста и в то же время невероятно сложна: просвещение читателей и писателей, формирование правильного (и только!) слога, правильной мысли и чувства. Г. Н. Теплов в статье
“О качествах стихотворца рассуждение” пишет: “. стихотворец, не знающий ниже грамматических правил, ниже риторических, да когда еще недостаточен в знании. авторов. которые от древних веков образцом стихотворству считались, . уподобляется физику, не знающему математики, химии и гидравлики.” Такой поэт “никогда до познания прямого стихотворства доступить не может.”
Итак, не полет вдохновения, а собственно филологическая эрудиция, не полет чувства, но рассудительность творческого процесса – вот что в первую очередь ценит в писателе критик-классицист.
Державин же отходит от вышеобозначенных норм классицистической критики. В уже упомянутой статье “Рассуждение о лирической поэзии или об оде” поэт так , например, объясняет значение слова “ода” : “. в новейших временах . она то же, что Кантата, Оратория, Романс, Баллада, Станс или даже простая песня.” Здесь налицо нарушение не только жанровой иерархии, но и прочих канонов литературы, установленных еще родоначальниками классицизма. Далее Державин разъясняет такие понятия, как “вдохновение”, “высокость”, “беспорядок лирический”. Поэт пишет об оде: “. восторженный ум не успевает чрезмерно быстротекущих мыслей расположить логически, Поэтому ода плана не терпит.” Державин рассказывает о “единстве страсти” и о “разнообразии” ее одновременно, преломляя через свое понимание правило о единстве места, времени, действия.
Далее Даржавин ратует за краткость оды и за ее правдоподобие, замечая, что “вымыслы истину только украшают”. Поэт поет гимн вдохновению, повторяя, что лишь оно способно “. на бурные порывы чувства, высокие божественные мысли. живые лицеподобия, отважные переносы и прочие риторские украшения, о коих было уже говорено.”
Однако очень многое из того, что Державин применял на практике , осталось недосказанным в этой статье и получило признание лишь после изучения поэтики автора как стихотворца.
Одной из основных особенностей поэтики Державина является разрушение жанровой иерархии: соединение “высокого” и “низкого”. Традиционно употребление низкой лексики было возможно исключительно в низких жанрах: басня, эпиграмма, комедия . Нередко это создавало лексическую дисгармонию: “Прогаркни праздник сей крестьянский” (“Крестьянский праздник”). Здесь налицо смешение церковнославянской и низовой лексики.
Метрические неточности часто трансформировались в новые размеры. Так , в стихотворении “Ласточка” Державин вводит впервые чередование трехсложных дактилей и трехсложного амфибрахия:

Уж не ласточка сладкогласая
Домовитая со застрехи –
Ах! Моя милая, прекрасная
Прочь улетела, – с ней утехи.

Но, пожалуй, наиболее широкое распространение получила так называемая “образная звукопись”, т. е. с помощью которой создается образ. “Глагол времен металла звон” – бой часов (“На смерть кн. Мещерского”), “Северны громы в гробе лежат” – образ полководца Суворова (“Снегирь”).
Державин широко пользуется неточными рифмами: “творенье” “перья”, “во тьме” “во сне” и т. д.
Изобразительность, пластичность находятся у Державина на высоком уровне. В его поэзии появляется конкретный лирический герой (“Приглашение к обеду”). Развитие идеи (не сюжета) связано с ориентацией поэта на публичное риторическое произнесение текста. Так, например, построена духовная ода “Бог” (заметим, что основной принцип построения – антитетичность). Идея в этой оде развивается следующим образом: 1) сравнение величия Бога с ничтожностью человека, 2) но в человеке есть Бог, а следовательно, предшествующая идея опровергнута, 3) человек – центр вселенной только благодаря Богу и единственное, что должен делать человек – стремиться к Богу.
Эта композиция предполагает манипулирование тремя символами (Я, БОГ, МИР) применительно к двум мирам: божьему и земному. К каждому из этих символов “привязаны” определения. Величие Бога выражается здесь еще и количественной оппозицией: “Как капля в море опущенна, Вся твердь перед Тобой сия; Но что мной зримая вселенна? И что перед Тобою я?“ Итогом этого манипулирования становятся строчки: “Ты свет, откуда свет истек” и уже общеизвестная державинская формула: “Я царь – я раб, я червь – я бог!”
Итак , Державин становится новатором, вернее, создателем новых философских од. Человек рассматривается не во внешней гражданской деятельности, а в глубинных связях с природой. Одна из самых могущественных – смерть: “Глотает царства алчна смерть”, “Солнца ею потушаются. ”. Появляется мысль о равенстве людей перед лицом вечности, происходит переоценка общественных ценностей :

Подите счастья прочь возможны,
Вы все пременны здесь и ложны:
Я в дверях вечности стою.

Однако поэт не проповедует пессимизм: жизнь приобретает особую ценность:

Жизнь есть небес мгновенный дар.

Для Державина Бог – первоначало, не существующее отдельно от природы. Таким образом, поэт принимает деизм, развитый еще Геродотом и Кантом. О существовании Бога свидетельствуют: “природный чин”, т. е порядок, гармония, стремление человека к субъективному творческому началу: “Тебя душа, быть может, чает. ”. Образы здесь крайне эмблематичны и символичны. Стихотворение “Водопад”(1791) является образцом подобного стиля. Здесь символом недолгой славы героев становится образ осыпающейся горы: “Алмазна сыплется гора”. Сам водопад (Кивач – водопад в Карелии) – олицетворение бездны, вечности, в которой все тонет. Образ часов перекликается с подобным образом в стихотворении “На смерть кн. Мещерского”. Особую роль в литературе XVIII века имеет обращение к историческим лицам, которые являются примером для поколения. По мнению классицистов, история – замкнутый круг повторяющихся событий, а следовательно, история скрывает в себе бездну параллелей с настоящим временем. Для Державина Велисарий – оклеветанный полководец, сравнивающийся с “неким мужем седым”, то есть, скорее всего, с Румянцевым, напрасно отстраненным от службы.
Заслуженно обращает на себя внимание пейзаж. В 60-е годы XVIII века вышли в свет “Песни Оссиана”, сочиненные шотландским поэтом Макферсоном. Главным их героем был царь Фенгал и его сын Оссиан . Основными темами стали война и любовь. На фоне повествования выделялся мрачный колоритный пейзаж. Впоследствии подобный пейзаж стал называться “оссиановским”. Державин заимствует мрачность описаний и значительность аллегорий:
Под наклоненным кедром вниз,
При страшной сей красе природы,
На утлом пне, который свис
С утеса на яры воды,
Я вижу – некий муж седой
Склонился на руку главой.
Копье и меч и щит великой,
Стена отечества всего,
И шлем, обвитый повиликой,
Лежат во мху у ног его: . .
Сидит и, взор вперя к водам.
В глубокой думе рассуждает:
“Не жизнь ли человеков нам
Сей водопад изображает?
Он так же благом струй своих
Поит надменных, кротких, злых. и т. д.

Итак , Бог для Державина – “источник жизни”, жизни не только духовной, но и жизни в государстве, к которой поэт не раз обращался в своих стихах и одах не только как гражданин, но и как “певец “, а подобное сочетание для классицизма невозможно.
Как уже было сказано, ода XVIII века не терпит и стилевого смешения. Однако обратимся к сравнительному анализу лексики и стиля произведений классика жанра, М. В. Ломоносова, и Г. Р. Державина. В своей “Оде на восшествие. ” Ломоносов использует преимущественно возвышенную лексику: “бисер”, “порфира”, “зефир”, “душа”, “зрак”, “рай” и патетический стиль:

Когда на трон она вступила
Как Вышний подал ей венец,
Тебя в Россию возвратила,
Войне поставила конец;
Тебя прияв облобызала:
Мне полно тех побед, сказала,
Для коих крови льется ток.

(“На день восшествия. 1747 г.”)

Приведем выдержки из произведения Державина “Фелица”: “ богоподобная”, “курю табак”, “кофе пью”, “забавлюсь лаем псов”, “играю в дурака с женой”.
Оба поэта дают правительнице наставления. Ломоносов описывает идеальную царицу: “ Божественным устам приличен, монархиня, сей кроткий глас”. Державин же , сравнивая и описывая автора и мурзу, использует вновь антитезу, показывая, каким не должен быть монарх, одновременно прося Фелицу о наставлении: “Подай, Фелица, наставленье как пышно и правдиво жить. ”. Ломоносов ощущает превосходство государыни над собой и поэзией:

Молчите, пламенные звуки, и колебать престаньте свет:
Здесь в мире расширять науки изволила Елисавет.
В безмолвии взирай вселенна. .

Ломоносов – поэт государства, подчиненного “Филице”, лишь воспевающий ее достоинства. Он заставляет замолчать даже “пламенные звуки поэзии” .
Державин же, обращаясь к Екатерине( Фелица – лат. felix – счастливая), по словам Белинского, “соединяет патетический элемент с комическим. что есть не что иное, как умение представить жизнь в ее истине.” Не говоря уж о том, что все произведение пронизано сатирическими намеками на высокопоставленных чиновников.

Читаешь, пишешь пред налоем
Подобно в карты не играешь,
Как я, от утра до утра. . . .

Не слишком любишь маскарады,
А в клоб не ступишь и ногой;
Храня обычаи, обряды,
Не донкишотствуешь собой;
Коня парнасска на седлаешь,
К духам в собранье не въезжаешь
Не ходишь с трона на Восток;. .

Монолог формально произносит один человек, мурза, но так ли это по сути? Образ мурзы меняется. Когда Фелица противопоставляется мурзе, как правило, имеет место сатира или едкий намек на множество реальных фактов “зашифрованных” в этом стихотворении. Однако в патетических моментах образ мурзы максимально приближается к авторскому:

Едина ты лишь не обидишь
Не оскорбляешь никого,
Дурачества сквозь пальцы видишь,
Лишь зла не терпишь одного.

В сатирических местах образ мурзы является собирательным образом порочных слуг:

Или музыкой и певцами,
Органом и волынкой вдруг,
Или кулачными бойцами
И пляской веселю мой дух;
Или, о всех делах заботу
Оставя, езжу на охоту
И забавляюсь лаем псов
Или над невскими брегами
Я тешусь по ночам рогами
И греблей удалых гребцов. .

Очевидно, “Я” Ломоносова предельно обобщено в любом жанре, а у Державина значение лирического “Я” варьируется на основе тематики.
Тематика классицизма почти всегда предполагала обращение к великой личности в отдельности и к обществу в целом, но даже в этом Державина нельзя считать прямым последователем корифеев классицизма; будучи лишенным сервилизма, он резко выделяется из общего ряда во многом схожих поэтов этой эпохи. Слово в его произведениях теряет ту плоскостность, которая была свойственна поэзии XVIII века, оно приобретает новые осязаемые формы, становится весомым.

Список литературы
1)тексты Державина цитировались по книге: Г. Р. Державинъ Избранныя стихотворенiя; С.-Петербург.;под редакцией П.Бьлодьда; 1913
2)Русская литературная критика XVIII века. Сборник текстовМ., Сов. Россия, 1978
4)В. А. Недзвецкий. Русская литературная критика XVIII-XIX веков Курс лекций. М.,Изд-во МГУ, 1994
3)Западов А. В., Державин, М ., 1958
4)Краткая литературная энциклопедия, М ., Сов. Энциклопедия, 1964

Читайте также:  Человек и природа: сочинение
Ссылка на основную публикацию
×
×