Образ Петербурга в изображении Н. В. Гоголя (цикл Петербургские повести): сочинение

Образ Петербурга в изображении Н. В. Гоголя

Город пышный, город бедный,
Дух неволи, стройный вид,
Свод небес зелено-бледный,
Скука, холод и гранит.
А.С. Пушкин.

Санкт-Петербург – город, несомненно, высокого культурного значения. Его красоте удивляются приезжающие туристы, его архитектура, всевозможные достопримечательности – это кладезь для неравнодушных ценителей прекрасного. Санкт-Петербург и назывался когда-то иначе, он сменил несколько имен, и это, конечно, происходило непросто так. Тесная связь с историей целой страны, он часто был в эпицентре происходящих событий, самых радостных и самых трагичных. Тут писали свои выдающиеся произведения А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов, Ф.М. Достоевский и другие представители литературного мира. Неудивительно, что величественный образ города нашел отражение в творчестве классиков. Показывая город, его уникальные особенности, они раскрывали сущность бытия людей того времени. Каждый по-своему видел и показывал красоту и проблемные стороны северной столицы. Н.В. Гоголь, на мой взгляд, внес особенный вклад в изображение Санкт-Петербурга XIX века. Он посвятил целый цикл произведений, который называется «Петербургские повести», и все они отражают действительность тогдашней петербургской жизни. Казалось бы, каким образом описание города помогает понять состояния общества? На самом деле это одна из важнейших художественных деталей, которую использует в своем творчестве Н.В. Гоголь. Именно поэтому его цикл «Петербургские повести» – это не просто повествование об истории жизни главного героя, а целостная картина общества.

Н.В. Гоголь провел значительную часть своей жизни в Санкт-Петербурге. Здесь вырос его литературный гений. Именно поэтому образ столицы служит объектом размышления о будущем всей России, ее дальнейшем развитии. Санкт-Петербург в произведениях Н.В. Гоголя – это не просто место, где происходят основные события, это самостоятельный образ, вокруг которого и объединяется весь цикл «Петербургские повести». Каждое произведение несет в себе большую смысловую нагрузку, критически отображает действительность, осуждает общественные пороки. «Нет ничего лучше Невского проспекта, по крайней мере в Петербурге; для него он составляет все. Чем не блестит эта улица – красавица нашей столицы! Я знаю, что ни один из бедных и чиновных ее жителей не променяет на все блага Невского проспекта.», – так описывает убранство города Н.В. Гоголь, в частности, его главное достояние. Красота Петербурга пленяет, но красота эта – страшная сила. В повестях Н.В. Гоголя герои и город образуют единую замкнутую систему. Человек – это один из элементов этой системы, но он несамостоятелен, любая попытка изменить существующий уклад изображается Н.В. Гоголем трагедией, как это случилось с Пискарёвым. Он пытается убедить девушку, что ее развратная жизнь – это большая ошибка, предлагает ей выйти из этой грязи и начать жить по-новому. В ответ он получает отказ и презрительную насмешку. Другими словами, город — страшная сила. А чем больше город, тем он сильнее. Он засасывает. В итоге, Пискарева находят мертвым, он не смог справиться с могуществом Петербурга и покончил с собой. То, с чего начинается повесть, весь этот лоск, красота, яркость деталей – это лишь маска, под которой таится неконтролируемая губительная сила города.

Петербург – это не только красивые мосты, фонтаны и здания. В своих произведениях Н.В. Гоголь изображает город порочным, люди в нем алчны и потеряли свое истинное лицо. Так, например, подающий надежды художник Чартков не справляется со страшной силой Петербурга и попадает в его опасные сети. Деньги и положение одурманивают его рассудок, и он теряет себя, утопает в океане городских страстей. Попытка выбраться заканчивается смертью. Петербург забрал еще одну жизнь. Того, кто пытается бороться, ждет страшная участь.

Означает ли это, что, отдав свою душу городу, обезличив себя, ты спасен? Н.В. Гоголь в повести «Шинель» рассказывает о бедном, «маленьком человеке» Акакии Акакиевиче Башмачкине. Его жизнь не была ничем примечательна, город поглотил его с рождения, но этого было недостаточно. Лишенный друзей, семьи, радостей настоящей жизни, он грезит о новой шинели. Но даже эту небольшую радость забирает страшный город руками уличных грабителей. Не находит Башмачкин помощи у чиновника и умирает от безысходности. Город жесток. Эгоизм и корысть погубили еще одного несчастного человека.

Н.В. Гоголь в своих повестях убеждает меня в его несомненном литературном величии, он по праву считается выдающимся писателем. Весь свой талант он вложил в духовные соискания на волнующие сердце вопросы. Забота о будущем страны, неприятие человеческих пороков подвигли его на создание «Петербургских повестей». Очевидно, что облик города создают не только его архитектурные сооружения, но и его жители. Пока в обществе будут ложные ценности и идеалы, города, подобные Петербургу, будут продолжать забирать жизни несчастных людей.

Образ города в «Петербургских повестях» Н.В. Гоголя

В декабре 1828 года Гоголь вместе со своим школьным товарищем Александром Данилевским впервые отправился в Петербург. По мере приближения к столице нетерпение и любопытство путников возрастало. Наконец издали показались бесчисленные огни, возвещавшие о приближении к большому городу. Молодыми людьми овладел восторг: они, как бы позабыв о морозе, то и дело высовывались из экипажа и приподнимались на цыпочки, чтобы лучше рассмотреть строения. Гоголь страшно волновался и за свое пылкое увлечение поплатился тем, что схватил насморк и легкую простуду. Он даже немного обморозил себе нос и вынужден был несколько дней просидеть дома. От всего этого восторг сменился противоположным настроением, особенно когда их начали беспокоить петербургские цены и разные мелочные неудобства, связанные с проживанием в столице.

Вскоре по прибытии Гоголь писал матери: «Петербург мне показался вовсе не таким, как я думал. Я его воображал гораздо красивее, великолепнее, и слухи, которые распускали другие о нем, также лживы. Жить здесь не совсем по-свински, то есть иметь раз в день щи да кашу, несравненно дороже, нежели думали. За квартиру мы (с Данилевским) платим восемьдесят рублей в месяц, за одни стены, дрова и воду… Съестные припасы также недешевы. В одной дороге издержано мною триста с лишком, да здесь покупка фрака и панталон стоила мне двухсот, да сотня уехала на шляпу, на сапоги, перчатки, извозчиков и на прочие дрянные, но необходимые мелочи, да на переделку шинели и на покупку к ней воротника до восьмидесяти рублей». [5]

Первыми впечатлениями Гоголя от пребывания в Петербурге связаны и так называемые «Петербургские повести»«Невский проспект», «Нос», «Портрет», «Шинель», «Записки сумасшедшего», опубликованные в разное время. Писатель никогда не объединял их в цикл наподобие «Вечеров на хуторе близ Диканьки» или «Миргорода». Например, в третьем томе собрания сочинений 1842 года они соседствуют с повестями «Коляска» и «Рим». Тем не менее, пять названных выше повестей Гоголя вошли в русскую литературу как «петербургские».

Образ Петербурга возник у Гоголя в 1831 году в «Пропавшей грамоте» и «Ночи перед Рождеством». Хотя тут уже намечены некоторые черты, которые были впоследствии развернуты в петербургских повестях, образ северной столицы здесь несколько условен, как бы декоративен. Гоголю понадобилось еще два года прожить в Петербурге, чтобы глубже проникнуть в сложную жизнь города. Тогда и начали воплощаться замыслы новых повестей.

Вот «Невский проспект», – в нем изображен Петербург дневной и ночной. Днем это «главная выставка всех лучших произведений человека. Один показывает щегольской сюртук с лучшим бобром, другой – греческий прекрасный нос, третий несет превосходные бакенбарды, четвертая – пару хорошеньких глазок и удивительную шляпку. При вечернем освещении Невский проспект выглядит иначе. «Тогда настает то таинственное время, когда лампы дают всему какой-то заманчивый, чудесный свет». От уличного фонаря уходят, каждый в свою сторону, художник Пискарев и поручик Пирогов, оба мелкие неудачники. Один расстается с жизнью, другой легко забывает стыд и позор за пирожками в кондитерской и вечерней мазуркой. Выдающиеся критики и писатели того времени, например, Белинский, Аполлон Григорьев и Достоевский, – люди несходных убеждений – одинаково восторгались гоголевским Пироговым как бессмертным образом пошлости (пошлости в смысле бездуховности). [5]

Художник Пискарев мечтает о возвышенной красоте, а сталкивается с той же пошлостью, но в другом роде – с уличной женщиной. Гоголь изображает картину ночного города, как он чудится устремившемуся за своей мечтой художнику: «Тротуар несся под ним, кареты с скачущими лошадьми казались недвижимы, мост растягивался и ломался на своей арке, дом стоял крышею вниз, будка валилась к нему навстречу, и алебарда часового вместе с золотыми словами вывески и нарисованными ножницами блестела, казалось, на самой реснице его глаз».

Ночному Петербургу принадлежит и мечта Пискарева – его прекрасная дама, так жестоко обманувшая его эстетические иллюзии. «О, не верьте этому Невскому проспекту! – восклицает автор в конце повести. – Все обман, все мечта, все не то, чем кажется! Вы думаете, что этот господин, который гуляет в отлично сшитом сюртучке, очень богат? Ничуть не бывало: он весь состоит из своего сюртучка. Вы воображаете, что эти два толстяка, остановившиеся перед строящеюся церковью, судят об архитектуре ее? Совсем нет: они говорят о том, как странно сели две вороны одна против другой. Вы думаете, что этот энтузиаст, размахивающий руками, говорит о том, как жена его бросила шариком в незнакомого ему вовсе офицера? Совсем нет, он говорит о Лафайете».

Лирические или авторские отступления – не особенность одних «Мертвых душ», но особенность всей прозы Гоголя. В каждой повести можно найти подобные отступления.

Таким образом, темой Невского проспекта открывается первая из «Петербургских повестей»; страницы, посвященные главной улице города, играют роль пролога к циклу в целом. Автор произносит ироничный гимн Невскому проспекту, где «пахнет одним гуляньем», где «жадность, корысть и надобность выражаются на идущих и летящих в карстах и на дрожках» и совершается быстрая «фантасмагория в течение одного только дня». Невский проспект поражает воображение тысячами сортов «шляпок, платьев, платков», тысячей «непостижимых характеров», в многоцветье гуляющей или спешащей толпы отражается как в зеркале жизнь всего огромного города, однако красота Невского проспекта призрачна и обманчива. [5]

«Необыкновенно-странное происшествие», случившееся в повести «Нос», кажется «чепухой совершенной». Рассказчик как бы удивлен происходящим; он не берется объяснять того, что нос майора Ковалева оказался запечен в тесте, был брошен в Неву, но, несмотря на это, разъезжал по Петербургу, имея чин статского советника, а потом оказался на своем законном месте – «между двух щек майора Ковалева». Там, где линии сюжета могли бы все-таки как-то связаться, но не сошлись, автор объявляет: «Но здесь происшествие совершенно закрывается туманом, и что далее произошло, решительно ничего не известно».

Гоголь не обещает нам правдоподобия, ибо дело не в нем, – в рамках логики и правдоподобия сюжет мог бы развалиться. В повести события происходят «как во сне»: по ходу действия герою приходится несколько раз ущипнуть себя и убедиться, что он не спит. «А все, однако же, как поразмыслишь, – замечает автор, – во всем этом, право, есть что-то. Кто что ни говори, а подобные происшествия бывают на свете, – редко, но бывают».

В повести упоминается история о «танцующих стульях» в Конюшенной улице. Князь Петр Андреевич Вяземский писал по этому поводу своему другу Александру Тургеневу в январе 1834 года из Петербурга: «Здесь долго говорили о странном явлении в доме конюшни придворной: в комнатах одного из чиновников стулья, столы плясали, кувыркались, рюмки, налитые вином, кидались в потолок; призвали свидетелей, священника со святою водою, но бал не унимался». Подобные явления в нашу эпоху получили наименование полтергейст. В реальности подобных «невероятных» происшествий сомневаться не приходится.

У гоголевского майора Ковалева исчез с лица нос. Это стало для него равносильно утрате личности. Пропало то, без чего нельзя ни жениться, ни получить места, а на людях приходится закрываться платком. Ковалев так и объясняет в газетной экспедиции, что ему никак нельзя без такой заметной части тела и что это не то, что какой-нибудь мизинный палец на ноге, которую можно спрятать в сапог, – и никто не увидит, если его нет. Словом, нос – важнейшая часть, средоточие существования майора. Нос становится самим лицом – в том значении, в каком, например, начальник в «Шинели», распекший Акакия Акакиевича, именуется не как-нибудь, а значительным лицом. Вот уже нос и лицо поменялись местами: «Нос спрятал совершенно лицо свое в большой стоячий воротник и с выражением величайшей набожности молился». Нос майора Ковалева оказался чином выше него.

Таким образом, гротескная история об отделившемся и возгордившемся носе не только высмеивает свойственные жителям столицы чинопочитание и карьеризм, но и обогащает образ города новыми красками. В повседневной жизни Петербурга Гоголь отмечает фантастические, абсурдные и комичные черты, а в душах горожан – соединение уродливого, трогательного и смешного.

Повесть «Портрет» рассказывает о художнике, продавшем свой дар за деньги, – он продал дьяволу душу. Здесь, если иметь в виду художественные произведения, Гоголь наиболее полно высказал свои взгляды на искусство. Проникновение злых сил в душу художника искажает и его искусство, – ведь оно должно быть не просто способностью создавать прекрасное, но подвигом трудного постижения духовной глубины жизни. Важно, что соблазнил Чарткова предмет искусства – необычный портрет с живыми глазами. «Это было уже не искусство: это разрушало даже гармонию самого портрета». Тайна портрета тревожит автора и побуждает к размышлению о природе искусства, о различии в нем создания и копии. «Живость» изображения у художника-копииста, написавшего портрет ростовщика, для Гоголя – не просто поверхностное искусство, а демонический отблеск мирового зла. Такое искусство часто обольщает душу зрителя, заражает греховными чувствами. Недаром с портрета глядят живые недобрые глаза старика.

В «Портрете» заветная мечта героя как будто сбывается – внезапно разбогатев, он обретает возможность заняться высоким искусством, не думать больше о заработках, реализовать свой талант. Но власть золота оказалась сильнее идеи творчества. Чартков становится модным и дорогим художником, но по мере того, как возрастает его состояние, умаляется его талант. Когда герой понимает, что из-за жадности лишился главного своего сокровища, он, движимый злобой и завистью, тратит свое огромное состояние на уничтожение шедевров искусства, а затем в безумии и горячке умирает.

Читайте также:  Почему Хлестаков главный герой комедии Н. Гоголя Ревизор: сочинение

«Шинель» – последняя из написанных Гоголем повестей – создавалась одновременно с первым томом «Мертвых душ». История Акакия Акакиевича Башмачкина, «вечного титулярного советника», – это история гибели маленького человека. В департаменте к нему относились без всякого уважения и даже на него не глядели, когда давали что-нибудь переписывать. Ревностное исполнение героем своих обязанностей – переписывание казенных бумаг – единственный интерес и смысл его жизни. Убожество и робость бедного чиновника выражаются в его косноязычной речи. В разговоре он, начавши, не оканчивал фразы: «Это, право, совершенно того…» – а потом уже и ничего не было, и сам он позабывал, думая, что все уже выговорил». Несмотря на свое униженное положение Акакий Акакиевич вполне доволен своим жребием. В истории с шинелью он переживает своего рода озарение. Шинель сделалась его «идеальной целью», согрела, наполнила его существование. Голодая, чтобы скопить деньги на ее шитье, он «питался духовно, неся в мыслях своих идею будущей шинели». Герой даже сделался тверже характером, в голове его мелькали дерзкие, отважные мысли – «не положить ли, точно, куницу на воротник?”[12]

В повести «Шинель» Гоголь показывает Петербург бедняков: «Скоро потянулись перед ним (Акакием Акакиевичем) те пустынные улицы, которые даже и днем не так веселы, а тем более вечером… Фонари стали мелькать реже… Сверкал лишь один снег по улицам да печально чернели с закрытыми ставнями заснувшие низенькие лачужки…» Это уже другой Петербург. Тут царит бедность, запустение и как следствие этого – разбой.

Переход от одних улиц к другим Гоголь изобразил через их освещение и шинели чиновников: если на бедняцких улицах освещение «тощее» и воротник на шинели из куницы редкость, то чем ближе к богатым районам, тем ярче становится свет фонарей и тем чаще попадаются бобровые воротники.

Столкнувшись с вопиющим равнодушием жизни в виде «значительного лица», испытав душевное потрясение, Башмачкин заболевает и умирает. В предсмертном бреду он произносит никогда не слыханные от него страшные богохульные речи. И здесь мысли его вертелись вокруг той же шинели. Когда же он умер, то «Петербург остался без Акакия Акакиевича, как будто бы в нем его и никогда не было. Исчезло и скрылось существо, никем не защищенное, никому не дорогое, ни для кого не интересное…» Только через несколько дней в департаменте узнали, что Башмачкин умер, да и то только потому, что пустовало его место.

Но на этом история о бедном чиновнике не оканчивается. Умерший Башмачкин превращается в призрака-мстителя и срывает шинель с самогo «значительного лица». После встречи с мертвецом тот, почувствовав укоры совести, нравственно исправляется. Иногда думают, что погибший Акакий Акакиевич тревожит совесть «значительного лица» и только в его воображении является призраком. Однако такое правдоподобное объяснение нарушает логику гоголевского мира – так же, как она была бы нарушена, если бы действие «Носа» объяснялось как сон майора Ковалева.

Петербург в изображении Гоголя – это город, в котором фантастическое и реальное находятся в неразрывном единстве. Здесь возможны самые необыкновенные происшествия. Это нереальное царство чинов и вещей, царство роскоши и власти, где «маленькие люди» исчезают бесследно, не оставляя о себе никакой памяти. Это столица, это центр огромной феодально – чиновой империи.

Петербург – это два мира одного города. Они очень похожи, но в то же время различий между ними не меньше. Это богатая часть города при помощи своих денег полностью подчиняет себе бедную. Бедная часть Петербурга – это словно тень второй, богатой части. Они имеют схожие очертания, но тень сера и не красочна, тогда как сам богатый город переливается всеми цветами радуги. [11]

Таким образом, гоголевский Петербург предстал перед читателями как воплощение всех безобразий и несправедливостей, творившихся в полицейско-бюрократической России. Это город, где «кроме фонаря все дышит обманом» («Невский проспект»), в котором разыгрывается драма одаренного художника, ставшего жертвой страсти к наживе («Портрет»). В этом страшном, безумном городе происходят удивительные происшествия с чиновником Ковалевым («Нос») и Поприщиным («Записки сумасшедшего»), здесь нет житья бедному, честному человеку («Шинель»). Герои Гоголя сходят с ума или погибают в неравном единоборстве с жестокими условиями действительности.

Нормальные отношения между людьми искажены, справедливость попрана, красота загублена, любовь осквернена.

Достоевскому приписывают фразу: «Все мы вышли из гоголевской «Шинели». Говорил ли он действительно эти слова, мы достоверно не знаем. Но кто бы их ни сказал, не случайно они стали крылатыми. Очень многое и важное вышло из гоголевской «Шинели», из петербургских повестей Гоголя. Эти повести – не только о Петербурге и петербургских жителях, они дают символические образы мирового масштаба и поэтому входят в сокровищницу мировой литературы.

Образ Петербурга в повести Невский проспект Гоголя сочинение 10 класс

Для Николая Васильевича Гоголя Санкт-Петербург всегда был особенным городом. Неудивительно, что автор создал цикл «Петербургские повести», где город является одним из действующих лиц. В этот цикл входит и произведение «Невский проспект».

Невский проспект — это не просто самая красивая и главная улица города. Это та часть Петербурга, которая соединяет множество разных людей. В разное время суток по Невскому проспекту ходят разные люди с разными целями. Утром по нему ходят простые люди и мелкие чиновники. Днем здесь можно увидеть преподавателей, гувернеров и их учеников, а также чиновников, стоящих на важных постах. В послеобеденное время на прогулку по Невскому проспекту выходят представители высшего света… Таким образом, Невский проспект становится отражением всего Петербурга. Он показывает людей разных сословий, которые живут в городе. Однако, они так и не соединяются, а лишь оказываются в одном и том же месте в разное время…

Невский проспект влияет и на жизнь человека, управляя его судьбой. Здесь может произойти неожиданная встреча со старым товарищем или просто знакомым. Здесь можно и влюбиться по-настоящему. Здесь можно погрустить и порадоваться. Невский проспект полностью управляет жизнью петербуржцев.

Неожиданные встречи происходят и у героев рассказа. Скромный, тихий художник Пискарев встречает в Петербурге прекрасную молодую женщину, но ее чистая, ангельская внешность обманчива. В глубине души эта барышня грязна и порочна. Таким образом, город показывает противоречивость человеческой натуры. Он убивает светлые надежды и воскрешает темные силы. Пискарев был оскорблен случившимся. Петербург сломал его судьбу, ведь молодой человек покончил с собой.

Судьба поручика Пирогова складывается удачнее. Он также нашел свою любовь на просторах Петербурга, но женщина оттолкнула его. Она была верна своему мужу-алкоголику, поэтому резко, твердо и жестко прервала ухаживания Пирогова, который был решителен в своих намерениях. Он также желал отомстить, но в одной кондитерской города он смог подавить в себе гнев.

Таким образом, Санкт-Петербург восстает в повести как нечто темное, злое, разрушительное, что управляет человеческой жизнью. И нет возможности уйти от этого преследования… Вот такой Петербург в позиции Николая Васильевича Гоголя — всеобъемлющая, глобальная сила, от которой невозможно уйти.

Рассуждение 2

Автор повести «Невский проспект», Н. В. Гоголь, восхищается этим местом в начале повести, говоря о том, что лучше его ничего нет. Он отдает предпочтение людям, встреченным здесь, перед прохожими с других улиц. Невский олицетворяет весь Петербург, который Гоголь идеализировал, но со временем он стал замечать и обратную сторону Величественного города.

За внешним блеском Гоголь обличает бездушие и бесчеловечность города, пожирающего души бедных людей. Это уже не строгая, стройная столица. Писатель представляет Петербург как кучу домов, набросанных друг на друга, гремящие улицы, …блеск и низость бесцветности»

Общественные классы как нельзя лучше показаны на Невском проспекте в разное время суток: дамы и кавалеры в модных сюртуках, сверкающих мундирах, разнообразных платьях, платках и шляпках. Выставляется на суд читателей дворянская спесь, чванство, тупость и пошлость. Праздность и гулянье царят на Невском. Но рано поутру проспект наполняется совершенно другими фигурами: мальчишки с сапогами в руках мчатся туда-сюда, как молнии, мужики в испачканной известью обуви, лакеи, которые швыряют объедки нищим. Город предстает безликим, полным лжи.

И люди описаны лишь фрагментами — волосы, усы, талия. Отсутствуют лица, нет личностей. Гоголь не видит людей в Петербурге. Есть только толпа, не имеющая собственного мнения.

Но интереснее всего Невский проспект по вечерам, когда свет ламп придает ему невероятный оттенок. Молодежь любит город в эту пору. Гуляющие юноши специально переходят на бег, чтобы у фонаря заглянуть под шляпку красивой дамы.

Истории, происшедшие с главными героями, Пискарёвым и Пироговым, это две резко выделенные части одной картины Невского проспекта и Петербурга. Пискарев — мечтатель, романтик. Пирогов же наглый, самодовольный и ограниченный тип. В отличие от чистого и благородного Пискарева, его интересует лишь карьера и интрижки с женами ремесленников.

В конце повести автор срывает с города красивые покровы и выплескивает на него всю свою ненависть к его продажности и равнодушию, тем самым подчеркивая двойственность Петербурга, его противоречие между видимым и сущим.

Образ Петербурга в повести Невский проспект

Несколько интересных сочинений

Однажды со мной произошел поучительный случай, после которого пришлось сделать важные выводы. На летних каникулах, мои бабушка и дедушка решили отправиться на прогулку в лес

Человек является частицей всего общества. Еще в раннем возрасте нас учат, как жить в обществе. В обществе существуют свои правила, по которым нам приходится жить. Из общества формируется сам человек

Эта сказка о торжестве справедливости в жизни и о непременном наказании зла. Одним из главных положительных героев произведения является князь Гвидон – сын царя Салтана

Родина у всех нас одна и у каждого она разная. В принципе, в понятия Родина каждый человек вкладывает свой смысл. Для кого то Родина – это его семья, его город и улица на которой прошло детство

«Доктор Живаго» – роман, написанный Борисом Пастернаком в 1955 году (писал он его десять лет). Советские власти не приняли этот роман, и Пастернак был подвержен травле, из-за которой рано умер.

Образ Петербурга в произведениях Н.В. Гоголя

Значительную часть своей жизни Н.В. Гоголь провёл в Петербурге. Н.В. Гоголь приехал в Петербург девятнадцатилетним юношей в декабре 1828 года, а покинул его знаменитым писателем и драматургом в декабре 1836 года. Впоследствии он приезжал сюда лишь очень ненадолго в 1838г, 1841, 1842 и 1848 гг.

Н.В.Гоголь провёл в Петербурге «одну из самых свежих и впечатлительных эпох своей жизни», по отзыву В.Г. Белинского.

В Санкт-Петербург юный Н.Гоголь страстно стремится. Мечтает, конечно, о новой интересной жизни, которая непременно именно здесь должна начаться. Он мечтает о съёмной квартире с видом на красавицу Неву. Но поселиться приходиться сначала в скромном районе доме аптекаря Трута у Кокушкина моста, рядом с Вознесенским собором; вскоре на четвертом этаже дома № 39 на Большой Мещанской улице, в дом каретного мастера Йохима. О Мещанской улице от Гоголь отозвался так: «Улица табачных лавок, немцев-ремесленников и чухонских нимф». Любопытно, что эвфемизм «чухонские нимфы» придуман Гоголем. Как и все доходные дома, «Дом Иохима» был густо населен людьми самых различных сословий. В одном из писем домой Гоголь сообщает: «…дом, в котором я обретаюсь, содержит в себе 2-х портных, одну маршанд де мод, сапожника, чулочного фабриканта, склеивающего битую посуду, декатировщика и красильщика, кондитерскую, мелочную лавку, магазин сбережения зимнего платья, табачную лавку и, наконец, привилегированную повивальную бабку». Возможно, что впеатлентя

К моменту появления Гоголя в Петербурге завершалось формирование основных архитектурных ансамблей города. Благодаря работам крупнейших архитекторов конца ХVIII – начала ХIХ вв. – К.И. Росси, Д. Кваренги, А. Воронихина, А. Захарова. Санкт-Петербург приобрёл тот «строгий, стройный вид», который был воспет А.С. Пушкиным. «Державное течение» Невы, «громады дворцов и башен», пространства величественных площадей завораживали юного Н.В. Гоголя своей строгой красотой, напоминали о тех знаменательных событиях, которые здесь разворачивались. Нарвские ворота, воздвигнутые Д.Кваренги для торжественной встречи русской гвардии, вызывали в памяти победы Отечественной войны 1812-1814 гг., Сенатская площадь – подавление «декабрьского бунта» 1825 года.

Санкт-Петербург и петербургская действительность, общение с А.С. Пушкиным и литераторами его круга, с выдающимися деятелями культуры сформировали Гоголя-писателя. Большинство его произведений было задумано и написано именно здесь. Петербургские повести «Невский проспект», «Нос», «Шинель», «Портрет» отразили неповторимое своеобразие облика города. В Александринском театре впервые были поставлены комедии «Ревизор» и «Женитьба». В статьях и письмах писателя, посвящённых вопросам искусства и архитектуре в особенности, в «Петербургских записках 1836 года»

Н.В. Гоголь через образ Петербурга размышляет о судьбе России, о возможном пути её развития.

Санкт-Петербург на юного Н.В, Гоголя произвёл ошеломляющее впечатление своей величественной холодной красотой. Конечно, город не мог не найти отражения в его произведениях. Более того, Санкт-Петербург становится не просто фоном для сюжетов произведений Н.В. Гоголя, а самостоятельным литературным персонажем, литературным героем.

Санкт-Петербург у Н.В. Гоголя многолик, изменчив. Если в «Ночи перед Рожеством» город выглядит скорее сказочным, волшебным, то в «Шинели» и «Ревизоре» образ города предстаёт вполне реалистичным, полным контрастов. Во многом таким, каким увидел его ранее и А.С, Пушкин:

«Город пышный, город бедный,
Дух неволи, стройный вид,
Свод небес зелено-бледный,
Скука, холод и гранит».

Самый невероятный Петербург Гоголь изобразил в «Мертвых душах». Это абсолютно нереальный дьявольский город. Здесь мосты, словно черти, висят в воздухе, не касаясь земли. Шторы и гардины кусаются. Кругом какое-то дьявольское нагромождение людей и вещей. От всего этого создается впечатление, что Петербург – это дьявольский город, в котором «начальник» – полноправный правитель, хотя и существует «высшее начальство». У него в приемной сидят не только бедные люди, вроде Копейкина, но и «эполеты» и «аксельбанты»

Читайте также:  Тарас Бульба — Главный герой одноименной повести Н. В. Гоголя (2): сочинение

Одним из первых произведений Гоголя, в которых присутствует образ Петербурга, является повесть «Ночь перед Рождеством», вошедшая в цикл «Вечера на хуторе близ Диканьки». Здесь мы видим Петербург глазами Вакулы. Петербург представляется Вакуле чем-то невероятным. Вакула просто ошеломлен его сиянием и громыханием. Гоголь показывает Петербург через звуки и свет. Стук копыт, звук колес, дрожь мостов, свист снега, крики извозчиков, полет карет и саней – просто невероятное мелькание и суета. В этом сказочном мире Вакуле кажется, что оживают даже дома и смотрят на него со всех сторон. Возможно, похожие впечатления испытывал и сам Гоголь, когда впервые приехал в Петербург. О необычайно ярком свете, который исходил от фонарей, Вакула говорит: «Боже ты мой, какой свет! У нас днем не бывает так светло».

Дворец здесь просто сказочный. Все вещи в нем удивительные: и лестница, и картина; и даже замки. Люди во дворце тоже сказочные: все в атласных платьях или золотых мундирах. Вакула видит один блеск и больше ничего. В «Ночи перед Рождеством» Петербург – яркий, ослепительный, оглушающий и невероятный во всем.

Совсем другим выглядит Петербург в комедии «Ревизор». Здесь он уже гораздо более реален. В нем нет той сказочности, которая присутствует в «Ночи перед Рождеством», это уже практически настоящий город, в котором чины и деньги решают все. В «Ревизоре» мы встречаем два рассказа о Петербурге: рассказ Осипа и рассказ Хлестакова. В первом случае это рассказ о нормальном Петербурге, который видит слуга мелкого чиновника. Он не описывает какой-нибудь невероятной роскоши, но говорит о реальных развлечениях, доступных ему и его хозяину: театры, танцующие собаки и катание на извозчике. Ну а что ему нравится больше всего, так это то, что все люди разговаривают очень вежливо: «Галантерейное, черт возьми, обхождение!»

Иной Петербург рисует нам Хлестаков. Это Петербург с чинопочитанием и невообразимой роскошью. Это Петербург мечты мелкого чиновника, который хочет стать генералом и пожить на широкую ногу. Если сначала он просто присваивает себе чин повыше, то в конце его рассказа он уже практически фельдмаршал, и его преувеличения достигают поистине невероятных масштабов: суп, приехавший на пароходе из Парижа, семисотрублевый арбуз. В общем, Петербург в мечтах Хлестакова – это город, где у него много денег и высокий чин, поэтому он живет в роскоши и все его боятся и почитают.

Несколько другим изображен Петербург в повести «Шинель». Это город, в котором «маленькие люди» пропадают бесследно. В нем одновременно существуют улицы, где и ночью светло, как днем, с живущими на них генералами, и улицы, где помои выливают прямо из окон, тут обитают «башмачкины».

Переход от одних улиц к другим Гоголь изобразил через их освещение и шинели чиновников. Если на бедняцких улицах освещение “тощее” и воротник на шинели из куницы редкость, то чем ближе к богатым районам, тем ярче становится свет фонарей и тем чаще попадаются бобровые воротники.

В «Шинели» описывается свободное времяпрепровождение мелких чиновников и других бедных людей. Так, некоторые шли в театр или на улицу, другие на вечер, а третьи к какому-нибудь другому чиновнику поиграть в карты и попить чаю. Дворовые же и «всякие» люди сидели по вечерам в небольших лавочках, проводя время за болтовней и сплетнями. Обо всем этом Гоголь рассказывает в противопоставление Акакию Акакиевичу, у которого все развлечение заключалось в переписывании бумаг. Богатые люди тоже ездят в театр, гуляют по улицам, играют в карты, только билеты они покупают подороже, одеваются получше и, играя в карты, пьют не только чай, но и шампанское.

Это словно два мира одного города. Они очень похожи, но в то же время различий между ними не меньше. Эти два мира встречаются в кабинете у значительного лица в качестве Акакия Акакиевича и самого значительного лица. И во время этой встречи значительное лицо одним своим видом и голосом чуть не убило несчастного Акакия Акакиевича. Так и богатая часть города при помощи своих денег полностью подчиняет себе бедную. Бедная часть Петербурга – это словно тень второй, богатой части. Они имеют схожие очертания, но тень сера и не красочна, тогда как сам богатый город переливается всеми цветами радуги.

Популярнейшим местом в Петербурге был Невский проспект. Развиваясь вместе с ростом Петербурга, Невский, его главная коммуникация, в начале ХIХ века окончательно утверждается как парадная часть города, как излюбленное место гуляний петербургских жителей. Известно огромное количество изображений Невского проспекта! К числу самых достоверных портретов Невского проспекта относится известная панорама В.С. Садовникова, которая сразу после первого выпуска в 1830 году, приобрела огромную популярность. Её покупали и для украшения интерьеров, и в подарок друзьям. Тщательнейшая передача архитектуры зданий и множество бытовых деталей, стаффажных фигур (портретов жителей проспекта) сделали эту панораму ценнейшим документом эпохи. Известно, что в 1836 году Н.В. Гоголь послал это изображение проспекта своей матери на Украину.

Панораму жизни Невского проспекта и его обитателей создал и Н.В. Гоголь в повести «Невский проспект». Главная улица Николаевской империи была воспринята Н.В. Гоголем как своеобразное «зеркало», в котором отразился «весь Петербург». «Нет ничего лучше Невского проспекта, по крайней мере в Петербурге; для него он составляет всё. Чем не блестит эта улица-красавица нашей столицы?» – восклицает писатель в начале своей повести. «О, не верьте этому Невскому проспекту. Всё обман, всё мечта, всё не то, чем кажется!» – заключал он. Внешнее великолепие проспекта не заслонило от острого

взгляда писателя противоречий «во всякое время»заполняющей его пёстрой «дворянской, чиновничьей, купеческой, лакейской толпы». Не случайно здесь завязывается трагедия мечтательного художника Пискарёва, не выдержавшего столкновения своего представления об идеале со страшной действительностью. По Невскому проспекту в странном окружении реального и фантастического мечется отставной майор Ковалёв в погоне за собственным носом.

В патетику повествования, изобилующего восторженными эмоциональными восклицаниями, все время включаются насмешливо-иронические размышления автора о «чудных», «никаким пером, никакою кистью не изобразимых» усах, о дамских талиях, «никак не толще бутылочной шейки». «Боже, какие есть прекрасные должности и службы! Как они возвышают и услаждают душу!» – казалось бы, в полном восторге восклицает автор по поводу чиновников, которые служат в иностранной коллегии и «отличаются благородством своих занятий и привычек». Однако автор тотчас прибавляет: «Но, увы! Я не служу и лишен удовольствия видеть тонкое обращение с собою начальников». Эта авторская ирония становится все откровеннее, его восхищение приобретает язвительный характер. Говоря о «необыкновенном благородстве» и «чувстве собственного достоинства» людей, прохаживающих по Невскому проспекту, автор заключает: «Тут вы встретите тысячу непостижимых характеров и явлений. Создатель! Какие странные характеры встречаются на Невском проспекте! Есть множество таких людей, которые, встретившись с вами, непременно посмотрят на сапоги ваши, и если вы пройдете, они оборотятся назад, чтобы посмотреть на ваши фалды. Я до сих пор не могу понять, отчего это бывает. Сначала я думал, что они сапожники, но, однако же, ничуть не бывало: они большею частию служат в разных департаментах, многие из них превосходным образом могут написать отношение из одного казенного места в другое; или, же люди, занимающиеся прогулками, чтением газет по кондитерским, – словом, большею частию все порядочные люди». Эти «порядочные люди» на самом деле являются праздными бездельниками и лицемерами!

Маленький, робкий чиновник Акакий Акакиевич, главный герой повести «Шинель», имел в своей жизни мечту, ради которой он ревностно служил в одном департаменте. Его мечта – приобрести шинель. Это ему удалось. Но недолго пришлось ему порадоваться своему счастью. «Какие-то люди с усами» отняли его сокровище на бесконечной площади. Темная ночь Петербурга на его беспредельных просторах погубила маленького человека.

«Бедная история наша неожиданно принимает фантастическое окончание». У Калинина моста мертвец, в виде чиновника, искал утащенную шинель, и отбирал у прохожих. Это и на правду похоже; можно и в газете прочесть – в дневнике происшествий. Однако робкий Акакий Акакиевич превращен этим окончанием в призрак. Гоголь создал образ жертвы огромного и холодного города, безучастного к маленьким радостям и страданиям своих обитателей.

Уже Пушкин поставил эту проблему. Но он утвердил правду «нечеловеческой личности», ее великой миссии – возглавлять Империю. Ничтожен перед ней «взбунтовавшийся раб», поднявший дерзко руку на Медного Всадника: «Ужо строитель чудотворный!»

У Гоголя мы, таким образом, находим ту же тему, но мотив «бунта» отсутствует. Здесь показано полное смирение маленького человечка. И симпатии его склонились всецело в сторону жертвы. Гоголю нет дела до большой жизни провиденциального города, который ради своих неведомых целей обезличивает своих обитателей, губит их, как власть имущий. Тема, выдвинутая Пушкиным, пересмотрена Гоголем, и осужденным оказался город.

В середине XIX века между Петербургом и Москвой возникла полемика о роли и значении этих городов в жизни России. Спор был по своему существу о путях развития страны в целом. В полемике участвовал и Н.В. Гоголь. В «Петербургских записках 1836 года», написанных специально для пушкинского «Современника», есть целый ряд высказываний, которые вошли в золотой фонд питерской фразеологии. Например:

«Москва женского рода, Петербург — мужского»,
«В Москве всё невесты, в Петербурге — женихи»,
«Москва нужна России, для Петербурга нужна Россия»,

«А какая разница между ними двумя! Она еще русская борода, а он уже аккуратный немец». И все здесь с восклицательными знаками, и «немец» здесь понятие не уничижительное, а, напротив, комплиментарное. «Аккуратный немец» для XIX, да и XX века — синоним аккуратности, добротности, солидности, правильности, работоспособности, благополучия. У Пушкина:

«И хлебник, немец аккуратный,
В бумажном колпаке, не раз
Уж отворял свой васисдас».

В статьях и письмах писателя, посвящённых вопросам искусства и архитектуре (сборник «Арабески») Н.В. Гоголь через образ Петербурга размышляет о судьбе России, о возможных путях её развития. В статьях Н.В. Гоголя, посвящённых вопросам архитектуры, очень узнаваем облик города николаевской эпохи.

Гоголь любит эпоху средних веков, словно тоскует о ее минувшей красоте, которую не понимают его современники. Современную ему классическую архитектуру считает скучной и восклицает в своей статье «Об архитектуре нынешнего времени»: «Была архитектура необыкновенная, христианская, национальная для всей Европы – и мы ее оставили, забыли, как будто чужую, пренебрегли, как неуклюжую и варварскую» .

Архитектура классицизма Гоголю не нравилась, никакое архитектурное строение этого стиля не вызвало у Гоголя не только восхищенной, но даже положительной оценки. «Всем строениям городским стали давать совершенно плоскую, простую форму. Дома старались делать как можно более похожими один на другого; но они более были похожи на сараи или казармы, нежели на веселые жилища людей».

Н.В. Гоголь подчеркивает утилитарность современной ему архитектуры. По мнению писателя, в облике зданий должно быть горение, свет, выраженный в самой архитектуре здания, как средневековый храм, здание которого «летело к небу; узкие окна, столпы, своды тянулись нескончаемо в вышину; узкие окна, столпы, своды тянулись нескончаемо в вышину; прозрачный, почти кружевной шпиц, как дым, сквозил над ними».

Современным « храмостроительством» писатель тоже не был доволен. Особенно обвинял зодчих в мелочном подражании античности и западному искусству, когда они не могут ухватить всей идеи, но хватаются лишь за частности.

«Архитектор-творец должен иметь глубокое познание во всех родах зодчества. Он менее всего должен пренебрегать вкусом тех народов, которым мы в отношении художеств оказываем презрение. Он должен быть всеобъемлющ, изучить и вместить в себе все бесчисленные изменения их. Но самое главное – должен изучать все в идее, а не в мелочной наружной форме и частях. Но для того чтобы изучить в идее, нужно быть ему гением и поэтом», – вот кредо писателя.

Петербург Н.В. Гоголя во многом отличен от пушкинского Петербурга, «Медного всадника» и «Пиковой дамы», с его строгой прямолинейностью улиц и площадей, величием и красотой города, построенного дерзкой волей преобразователя России Петра I.

Гоголь показывает Петербург мелких чиновников и «значительных лиц», бюрократических канцелярий и мрачных многоквартирных доходных домов, угрюмое бесчеловечие столицы, которое не в силах прикрыть блестящая, но «лгущая выставка» Невского проспекта. Это город «кипящей меркантильности», парадов, чиновников.

В письме к матери от 30 апреля 1829 года Гоголь писал о чуждом ему безнациональном характере столицы: «Петербург вовсе не похож на прочие европейские столицы или на Москву. Каждая столица вообще характеризуется своим народом, набрасывающим на нее печать национальности, – на Петербурге же нет никакого характера: иностранцы, которые поселились сюда, обжились и вовсе не похожи на иностранцев, а русские в сою очередь обыностранились и сделались ни тем ни другим».

Вот против этого внутреннего мира Петербурга Петербурга, уродующего человеческие души, бюрократически-безнационального, холодно-бесстрастного, подчинявшего все жизненные функции чину, «меркантильности» и выступил писатель в своих произведениях, написанных в защиту «простого» маленького человека от ничтожной, бесплодной жизни, на которую обрекал город департаментов и власти денег.

Внутренний мир Петербурга может видеть не каждый, а только немногие, особенные люди. Одним из таких людей и был Гоголь. Он увидел в этом городе то, что веками не замечали живущие здесь люди. Набоков писал: «Петербург обнаружил всю свою причудливость, когда по его улицам стал гулять самый причудливый человек во всей России».

Образ Петербурга в изображении Н. В. Гоголя (цикл “Петербургские повести”)

В 1830-х годах Н. В. Гоголь пишет “Петербургские повести”. В “Петербургских повестях” сюжеты состредоточены вокруг одного места – столицы Российской империи – Петербурга. Петербург, в изображении Гоголя, странный город, живущий обманом и ложью.

Читайте также:  Сочинение по произведению Гоголя - Мертвые души: сочинение

В повести “Невский проспект” автор нарисовал очень скудную картину. Все обитатели Невского проспекта, в качестве личного достоинства предъявляют обществу не себя, а лишь заменяющую лицо или личность часть – волосы или талию, усы или бакендарды – все что угодно, но только не лицо. “Здесь вы встретите усы чудные, никаким пером неизобрасимые. Тысячи сортов шляпок, платьев, платков…” Петербург – это город без лиц, в котором нет личности, в котором есть только толпа, не имеющая даже собственного мнения. “О, не верьте этому Невскому проспекту! Он лжет во всякое время.

Здесь все дышит обманом…” и неважно кто ты, а важно то, что у тебя есть деньги. Например в повести “Портрет” моложой и талантливый художник Чартков был беден. У него не было денег на обед и на новый костюм “он с самоотвержением предан был своему труду и не имел времени заботиться о своем наряде…” Художник писал картины, вкладывая в них свою душу.

Ему никто не платил за это, а он не осквернял искусство. Но в одим момент своей жизни он предает свое высокое предназначение и создает картины ради денег. чартков богатеет, и Петербург впускает его. похожая ситуация отражена и в повести “Шинель”. Такая грязная атмосфера властвовала в 19 веке не только в Петербурге, она была во всей России. Прошло 100 лет, а ведь ничего и не изменилось.

Деньги как повеливали людьми, так и повеливают, а люди как были бездушны, так бездушны и остались…и пусть не все, но большенство! Благодаря Н. В. Гоголю, я поняла, что если у человека нет личного мнения, а на уме только деньги – он самый несчастный человек на Земле!

Твір на тему: Образ Петербурга в изображении Н. В. Гоголя (цикл “Петербургские повести”)

Related posts:

Образ Петербурга в романе Описание Петербурга в романе Ф. М. Достоевского играет очень большую роль. Оно дает нам полное представление о том, как выглядел город, какими были люди, живущие в нем. Однако город представлен.

Роль гиперболы в изображении Башмачкина в повести Н. В. Гоголя “Шинель” Повесть “Шинель” Н. В. Гоголя входит в цикл “Петербургские повести”. В нем писатель изображает быт и нравы жителей Петербурга, рисует их психологию. Повесть “Шинель” считается выдающимся произведением Гоголя. Ее идейно-художественные.

Тема Петербурга в творчестве Н. В. Гоголя В сознании Н. В. Гоголя всегда существовал образ идеального города, с прекрасной, “душевной” атмосферой. Городами его жизни были Петербург, а потом Рим. Еще в годы гимназии Гоголю и в мечтах.

Тема Петербурга в произведениях Н. В. Гоголя К теме Петербурга обращались многие поэты и писатели. В русской литературе этот город с момента своего возникновения воспринимался не только как новая столица, но и как символ новой России, символ.

Образ матери в повести Н. В. Гоголя “Тарас Бульба” В повести “Тарас Бульба” Гоголь создал различные образы запорожских казаков. Большое внимание он уделил сыновьям Тараса, Остапу и Андрею. И совсем немного написал о их матери. В произведении мы впервые.

Образ Санкт-Петербурга в романе Ф. М. Достоевского “Белые ночи” Санкт-Петербург, Ленинград, Питер… Этот город – какая-то особая субстанция, во многом роковая, мистическая. Невозможно не восхититься и не оценить красоту Петербурга, невозможно не ужаснуться кровавым вехам истории, с которыми накрепко.

Образ Оксаны в повести Н. В. Гоголя “Ночь перед Рождеством” (“Вечера на хуторе близ Диканьки”) Я с большим интересом прочитала повесть Н. В. Гоголя ” Ночь перед рождеством “. В ней много сказочных событий, смешных приключений. Из всех героев повести хочу выделить Оксану, ее отношение.

Образ Петербурга в романе Ф. М. Достоевского “Преступление и наказание” Образ Петербурга присутствует почти в каждом произведении Достоевского. Петербург строился при Петре 1 на “крови и жертвах” простого народа. В нем сошлись Европа и Россия. Писатель не говорит о великолепной.

Образ Петербурга в романе “Преступление и наказание” Образ Петербурга является одним из наиболее важных в романе. Прежде всего это место действия, на фоне которого разворачиваются события. В то же время образ столичного города имеет некоторую философскую перспективу.

Образ “Маленького человека” в повести Гоголя “Шинель” “Маленький человек”- обычный персонаж ненаделенный героическими качествами. Он вызывает у читателя жалость, сочувствие и желание помочь. Акакий в переводе с греческого – не делающий зла. Гоголь не скрывает ограниченность внутреннего.

Образ Башмачкина (по повести Н. В. Гоголя “Шинель”) Тема “маленького человека” в повести Н. В. Гоголя “Шинель” развивается как важная проблема общественной жизни. Главный герой произведения, Акакий Акакиевич Башмачкин, олицетворяет собой всех угнетенных, обездоленных, обреченных на нечеловеческое существование.

Образ Петербурга в романе Ф. Достоевского “Преступление и наказание” В романе Достоевского “Преступление и наказание” тема Петербурга самым тесным образом связана с темой “униженных и оскорбленных”. В романе представлен не весь город, а, главным образом, та его часть, в.

Образ Петербурга в произведениях Пушкина, сочинение Жизнь русского поэта Александра Сергеевича Пушкина неразрывно связана с городом, основанным Петром Первым. Здесь, в Петербурге, по окончании Лицея, прошли его первые взрослые годы, здесь же к нему пришла литературная.

Проблема искусства в повести Н. В. Гоголя “Портрет” Повесть Гоголя “Портрет” делится на две части. В первой говорится о неком молодом художнике Чарткове, увидевшем портрет старика в каком то захолустном магазинчике, и этого живописца зацепили глаза старика, они.

Образ Петербурга в романе Ф. Достоевского “Преступление и наказание” и в романе Л. Толстого “Война и мир” Два величайших писателя – Ф. М. Достоевский и Л. Н. Толстой – почему-то в равной степени недолюбливали творение Петра Великого, его детище – Петербург. И это свое негативное отношение к.

Образ “маленького человека” в повести Н. В. Гоголя “Шинель” Это не правило, но в жизни нередко случается, что жестокие и бессердечные люди, оскорбляющие и унижающие достоинство других, выглядят в конечном счете более слабыми и ничтожными, чем их жертвы. Еще.

Образ Петербурга в поэме А. С. Пушкина “Медный всадник” На уроке литературы я познакомился с одним из многочисленных произведений Александра Сергеевича Пушкина – поэмой “Медный всадник”. В ней автор затрагивает одну из важных тем – тему взаимоотношения человека, государства.

Два художника(по повести Н. В. Гоголя Портрет) Повесть “Портрет” была написана Николаем Васильевичем Гоголем в 1842 году. Автор использует традиционный мотив: деньги, Богатство в обмен на душу. Она затрагивает многие проблемы: борьба добра и зла в душе.

Образ Петербурга в комедии “Ревизор” “Уже после первого акта недоумение было написано на всех лицах… словно никто не знал, как должно думать о картине, только что представленной”,- писал присутствовавший на премьере гоголевского “Ревизора” П. Анненков.

Проаналізуйте як цикл романтичну збірку повістей М. Гоголя “Вечори на хуторі біля Диканьки”. Визначте, як розкривається романтика українських легенд та казок в “українських” повістях Гоголя Проаналізуйте як цикл романтичну збірку повістей М. Гоголя “Вечори на хуторі біля Диканьки”. Визначте, як розкривається романтика українських легенд та казок в “українських” повістях Гоголя. Жодна тогочасна книга на українську.

Какова роль вещей в сатирическом изображении Гоголя При рассмотрении способов обрисовки образов в “Мертвых душах” особо можно отметить важную роль бытовой обстановки, нашедшей в поэме исключительно мастерское изображение. Бытовая обстановка героев раскрывает неподвижность, застой их жизни. Использование.

Образ Емельяна Пугачева и образ народа в повести А. С. Пушкина “Капитанская дочка” Одним из самых страшных воспоминаний в истории России оказалась память о крестьянском бунте под предводительством Емельяна Пугачева. Эту тему затрагивали многие писатели и историки. В свое время этим страшным событием.

Языковые средства изображения “города-обмана” в повести Н. В. Гоголя “Невский проспект” На предыдущих уроках мы говорили о Петербурге Гоголя, анализируя содержание, идею и композицию повести “Невский проспект”. Сегодня нам предстоит, надеюсь, интересная работа с языковыми средствами изображения “города-обмана” в повести. Вспомним.

Фантастические и комические эпизоды в повести Н. В. Гоголя “Ночь перед Рождеством” “… да тут чудасия, мосьпане!” Н. Гоголь Повесть Н. В. Гоголя “Ночь перед Рождеством” полна самых невероятных, фантастических и комических событий. Здесь чудеса, здесь все возможно, здесь черти и ведьмы.

“Портрет”, анализ повести Гоголя, сочинение В 1834 году русское общество восторженно обсуждало “Пиковую даму” Александра Пушкина. Это мистическое произведение подтолкнуло Николая Гоголя к написанию повести “Портрет” , в которой важную роль также играет элемент мистики.

Образ Маши Мироновой в повести А. С. Пушкина “Капитанская дочка” Повесть “Капитанская дочка”- последнее большое произведение А. С. Пушкина, отразившее его дар прозаика. Это повесть не только о таком значительном событии, как история пугачевского бунта, всколыхнувшего Россию. Это еще и.

Боль за человека или насмешка над ним? (по повести Н. В. Гоголя “Шинель”) Тема “маленького человека” традиционна для русской литературы 19 века. Русские художники слова решали ее в гуманистическом ключе, призывая к сочувствию и состраданию. Первым писателем, затронувшим и развившим эту тему, считается.

“Неужели все сводится к деньгам?” (по повести О. Бальзака “Гобсек”) В повести “Гобсек” Бальзак показал духовную сущность современного автору общества. По мнению главного героя, “на земле нет ничего прочного, кроме золота”. Действительно, буржуазная эпоха возвеличила деньги, поверив в их могущество.

Лагерный мир в изображении А. И. Солженицына (по повести “Один день Ивана Денисовича”) Известность А. И. Солженицыну, прошедшему ГУЛАГ, принесла повесть “Один день Ивана Денисовича”. Автор, назвавший это произведение рассказом, выбрал для описания обычный, даже, можно сказать, благополучный лагерный день. Повесть Солженицына привлекала.

Прекрасный образ Украины в произведениях Н. В. Гоголя К работе над повестями “Вечеров на хуторе…” Гоголь приступил вскоре после приезда в Петербург. Окончив Нежинскую гимназию высших наук, он приехал в столицу, мечтая “сделать жизнь свою нужною для блага.

Образ Петербурга в изображении Н. В. Гоголя (цикл “Петербургские повести”)

Тема Петербурга в творчестве Н.В. Гоголя

В сознании Н. В. Гоголя всегда существовал образ идеального города, с прекрасной, «душевной» атмосферой. Городами его жизни были Петербург, а потом Рим. Еще в годы гимназии Гоголю и в мечтах, и во сне виделся Петербург. Попав в город своих грез совсем юным, Гоголь испытал большие трудности, делая первые шаги на пути к писательству. После щедрой, солнечной Украины Петербург показался ему серым, тяжелым и мрачным городом, равнодушно взирающим на копошащихся в нем людей. Через несколько лет у Гоголя уже сформировалось полное впечатление о Петербурге, с его тяжелой атмосферой, но величие города словно гипнотизировало писателя.

Великий Петербург стал важным мотивом в творчестве Гоголя. Упоминания о нем есть почти в каждом произведении писателя: в «Вечерах на хуторе близ Диканьки», в комедии «Ревизор», в «Повести о капитане Копейкине» из «Мертвых душ», в цикле петербургских повестей. Ярко и красочно выглядит Петербург в повести «Ночь перед Рождеством»: «…вдруг заблестел перед Вакулой Петербург… Боже мой! Стук, гром, блеск; по обеим сторонам громоздятся четырехэтажные стены. Ему казалось, что все домы устремили на него свои бесчисленные огненные очи и глядели». Это описание Петербурга передает мечты юного Гоголя о городе-сказке с невиданными чудесами, с роскошными дворцами и садами, где живет сама царица, исполняющая желания.

У Гоголя Петербург предстает как фантасмагорический, призрачный город, где все зыбко и странно смещено. Причудливо переплетаются реальное и фантастическое, величественное и низкое, прекрасное и безобразное. Здесь может произойти самое невероятное. Например, нос майора Ковалева живет отдельно от владельца и прекрасно себя чувствует.

Писатель изображает и реальный Петербург, город чиновников, живущих своей бюрократической жизнью. В этом случае Гоголь использует прием социальной сатиры. Петр Первый построил этот город, он же своим повелением учредил огромную армию чиновников, которых разделил табелью о рангах на четырнадцать разрядов. У Гоголя по улицам пышного, парадного Петербурга ходит несчастный, ограбленный, униженный чиновник четырнадцатого класса Акакий Башмачкин. Чиновничье-бюрократический город доводит героя до полнейшего отупения. Это город контрастов: рядом с бьющей в глаза роскошью во много раз тяжелее голодать, чтобы скопить денег на шинель. Смерть Башмачкина происходит от столкновения с неким «значительным лицом», представляющим закон. Мелкого чиновника, «маленького человека» раздавила безжалостная, мертвая бюрократическая машина.

В повести «Невский проспект» Гоголь также пишет о двух ликах Петербурга. В начале повести писатель, как восторженный провинциал, восклицает: «Нет ничего лучше Невского проспекта, по крайней мере в Петербурге…». По улице движутся шляпки, усы, дамские рукава, сюртуки, а лиц нет. Гоголь показывает суету бездуховного мира, из которого исчез живой человек. Красота и великолепие выставлены напоказ, а за ними скрыты грязные дворы, подвалы, где живет беднота, публичные дома, «где человек святотатственно подавил и посмеялся над всем чистым и святым, украшающим жизнь». Петербург живет по законам трагедии и фарса. Заканчивая повествование, автор предупреждает: «О, не верьте этому Невскому проспекту! Я всегда закутываюсь покрепче плащом своим, когда иду по нем, и стараюсь вовсе не глядеть на встречающиеся предметы. Все обман, все мечта, все не то, чем кажется!»

Только пожив в Риме, Гоголь понял, что нашел, наконец, свой город мечты. Он писал: «Россия, Петербург, снега, подлецы, департамент, кафедра, театр – все это мне снилось». В повести «Невский проспект» герой Гоголя, художник Пискарев, мечтавший найти идеал в погоне за призраком, с отчаянием восклицает: «О, как отвратительна действительность! Что она против мечты?»

Тема Петербурга у Гоголя связана с властью мертвого над живым, с подавлением всего живого, с омертвением и обезличиванием человека, с призрачностью происходящего, с невозможностью отличить правду от лжи, явь от сна.

Ссылка на основную публикацию
×
×