Земное» и «неземное» в «Стихах о Прекрасной Даме» А. Блока: сочинение

Большой Бейсуг

“Земное” и “неземное” в “Стихах о прекрасной даме” А. Блока

Поэты серебряного века не только развили традиции предшественников, но и создали неповторимые шедевры. Александр Александрович Блок — один из изысканнейших поэтов русской классической литературы. Увлекшись в юности философией Владимира Соловьева о “двоемирии”, поэт на время становится мистиком, чувствует в окружающем мире предвестников конца света.

А наступающую революцию Блок ощущает как развертывающийся хаос. Спасение же видит в божественном начале “Мировой души” или “Вечной женственности”. В этот период появляется таинственный и волшебный цикл “Стихов о Прекрасной Даме”. В лирической героине цикла слились черты загадочной незнакомки и конкретной женщины, ставшей впоследствии его женой, — Любови Дмитриевны Менделеевой, в которую Блок был страстно влюблен.

Предчувствую Тебя. Года проходят мимо —

Все в облике одном — предчувствую Тебя.

Весь горизонт в огне — и ясен нестерпимо,

И молча жду, — тоскуя и любя.

Тема ожидания и предчувствия чудесных перемен — господствующая в юношеской поэзии Блока. Но Блок не был бы великим поэтом, если бы отразил в лирике лишь свои личные переживания. Он сумел услышать грядущие большие перемены, прочувствовать всем сердцем испытания, выпавшие на его долю и судьбу страны, и вылить их в прекрасные стихи. Это было необычное, судьбоносное время. И поэзия получилась под стать времени.

Разгораются тайные знаки

На глухой, непробудной стене.

Золотые и красные маки

Надо мной тяготеют во сне.

Укрываюсь в ночные пещеры

И не помню суровых чудес.

На заре — голубые химеры

Смотрят в зеркале ярких небес.

“Неземные” черты “Прекрасной Дамы” органично и легко сливаются в запоминающийся и узнаваемый образ музы Блока. Он преклоняется перед “вечной женственностью” и красотой своей избранницы. Она принимает облик то горячо любимой матери, то возлюбленной, то Родины.

Я искал голубую дорогу

И кричал, оглушенный людьми.

Подходя к золотому порогу,

Затихал пред Твоими дверьми.

Проходила Ты в дальние залы,

Величава, тиха и строга.

Я носил за Тобой покрывало

И смотрел на Твои жемчуга.

Поэт стремится слить воедино три этих образа, чтобы получился идеальный, достойный поклонения, и одновременно боится приземлить, упростить черты своего кумира. Блок ожидает и в то же время боится любви, уходит в мистицизм и символику.

Вхожу я в темные храмы,

Совершаю бедный обряд.

Там жду я Прекрасной Дамы

В мерцаньи красных лампад.

В тени у высокой колонны

Дрожу от скрипа дверей.

А в лицо мне глядит, озаренный

Только образ, лишь сон о Ней.

Свои “земные”, вполне реальные переживания поэт пытался перетолковать в духе мистической веры. Это время становления Блока, он в поиске формы, ритма, мелодики стиха. Реальный мир часто представляется ему как бы сквозь призму волшебного зеркала. Вполне реальные события и места действия заволакиваются волшебной дымкой фантазии поэта. Он искусственно уходит от реальности в красивость фантазии.

Мы встречались с тобой на закате,

Ты веслом рассекала залив.

Я любил твое белое платье,

Утонченность мечты разлюбив.

Были странны безмолвные встречи.

Впереди — на песчаной косе

Загорались вечерние свечи.

Кто-то думал о бледной красе.

Здесь все земное овеяно атмосферой мистической тайны. Постепенно вполне земной образ преображается в романтико-символический миф. Поэт стремится к некой гармонии, какой нет на земле, но есть в его мечтах и фантазиях. На протяжении времени заметно меняется настроение поэта: от восторженного поклонения к сомнениям и крушению надежд.

Этот напряженный драматизм присущ ряду стихотворений Блока. Временами он сменяется заполняющим душу лиризмом. Поэт находится в поиске своего стиля. Но что присуще было Блоку изначально, так это изысканность слога, красота речи и полет фантазии.

«Земное» и «неземное» в «Стихах о прекрасной даме» А. Блока

Сочинение.

«Земное» и «неземное» в «Стихах о прекрасной даме» А. Блока

Поэты серебряного века не только развили традиции предшественников, но и создали неповторимые шедевры. Александр Александрович Блок — один из изысканнейших поэтов русской классической литературы. Увлекшись в юности философией Владимира Соловьева о «двоемирии», поэт на время становится мистиком, чувствует в окружающем мире предвестников конца света. А наступающую революцию Блок ощущает как развертывающийся хаос. Спасение же видит в божественном начале «Мировой души» или «Вечной женственности». В этот период появляется таинственный и волшебный цикл «Стихов о Прекрасной Даме». В лирической героине цикла слились черты загадочной незнакомки и конкретной женщины, ставшей впоследствии его женой, — Любови Дмитриевны Менделеевой, в которую Блок был страстно влюблен.

Предчувствую Тебя. Года проходят мимо —

Все в облике одном — предчувствую Тебя.

Весь горизонт в огне — и ясен нестерпимо,

И молча жду, — тоскуя и любя.

Тема ожидания и предчувствия чудесных перемен — господствующая в юношеской поэзии Блока. Но Блок не был бы великим поэтом, если бы отразил в лирике лишь свои личные переживания. Он сумел услышать грядущие большие перемены, прочувствовать всем сердцем испытания, выпавшие на его долю и судьбу страны, и вылить их в прекрасные стихи. Это было необычное, судьбоносное время. И поэзия получилась под стать времени.

Разгораются тайные знаки

На глухой, непробудной стене.

Золотые и красные маки

Надо мной тяготеют во сне.

Укрываюсь в ночные пещеры

И не помню суровых чудес.

На заре — голубые химеры

Смотрят в зеркале ярких небес.

«Неземные» черты «Прекрасной Дамы» органично и легко сливаются в запоминающийся и узнаваемый образ музы Блока. Он преклоняется перед «вечной женственностью» и красотой своей избранницы. Она принимает облик то горячо любимой матери, то возлюбленной, то Родины.

Я искал голубую дорогу

И кричал, оглушенный людьми.

Подходя к золотому порогу,

Затихал пред Твоими дверьми.

Проходила Ты в дальние залы,

Величава, тиха и строга.

Я носил за Тобой покрывало

И смотрел на Твои жемчуга.

Поэт стремится слить воедино три этих образа, чтобы получился идеальный, достойный поклонения, и одновременно боится приземлить, упростить черты своего кумира. Блок ожидает и в то же время боится любви, уходит в мистицизм и символику.

Вхожу я в темные храмы,

Совершаю бедный обряд.

Там жду я Прекрасной Дамы

В мерцаньи красных лампад.

В тени у высокой колонны

Дрожу от скрипа дверей.

А в лицо мне глядит, озаренный

Только образ, лишь сон о Ней.

Свои «земные», вполне реальные переживания поэт пытался перетолковать в духе мистической веры. Это время становления Блока, он в поиске формы, ритма, мелодики стиха. Реальный мир часто представляется ему как бы сквозь призму волшебного зеркала. Вполне реальные события и места действия заволакиваются волшебной дымкой фантазии поэта. Он искусственно уходит от реальности в красивость фантазии.

Мы встречались с тобой на закате,

Ты веслом рассекала залив.

Я любил твое белое платье,

Утонченность мечты разлюбив.

Были странны безмолвные встречи.

Впереди — на песчаной косе

Загорались вечерние свечи.

Кто-то думал о бледной красе.

Здесь все земное овеяно атмосферой мистической тайны. Постепенно вполне земной образ преображается в романтико-символический миф. Поэт стремится к некой гармонии, какой нет на земле, но есть в его мечтах и фантазиях. На протяжении времени заметно меняется настроение поэта: от восторженного поклонения к сомнениям и крушению надежд.

Этот напряженный драматизм присущ ряду стихотворений Блока. Временами он сменяется заполняющим душу лиризмом. Поэт находится в поиске своего стиля. Но что присуще было Блоку изначально, так это изысканность слога, красота речи и полет фантазии.

«Земное» и «неземное» в «Стихах о Прекрасной Даме» А.Блока

Одинокий, к тебе прихожу,
Околдован огнями любви.
Ты гадаешь –
Меня не зови, –
Я и сам уж давно ворожу.
А.А. Блок

Александр Александрович Блок один из изысканнейших поэтов русской классической литературы. Увлекшись в юности философией Владимира Соловьева о “двоемирии”, поэт на время становится мистиком, чувствует в окружающем мире предвестников конца света. А наступающую революцию Блок ощущает как развертывающийся хаос. Спасение же видит в божественном начале “Мировой души” или “Вечной женственности”.
В этот период появляется таинственный и волшебный цикл “Стихов о Прекрасной Даме”. В лирической героине цикла слились черты загадочной незнакомки и конкретной женщины, Любови Дмитриевны Менделеевой, в которую Блок был страстно влюблен, ставшей впоследствии его женой.

Предчувствую Тебя.
Года проходят мимо —
Все в облике одном — предчувствую Тебя.
Весь горизонт в огне — и ясен нестерпимо,
И молча жду, — тоскуя и любя.

Но Блок не был бы великим поэтом, если бы отразил в лирике лишь свои личные переживания. Он сумел услышать грядущие большие перемены, прочувствовать всем сердцем испытания, выпавшие на его долю и судьбу страны, и вылить их в прекрасные стихи.
Это было необычное, судьбоносное время. И поэзия получилась под стать времени.

Разгораются тайные знаки
На глухой, непробудной стене.
Золотые и красные маки
Надо мной тяготеют во сне.
Укрываюсь в ночные пещеры
И не помню суровых чудес.
На заре — голубые химеры
Смотрят в зеркале ярких небес.

“Неземные” черты “Прекрасной Дамы” органично и легко сливаются в запоминающийся и узнаваемый образ музы Блока. Он преклоняется перед “вечной женственностью” и красотой своей избранницы. Она принимает облик то горячо любимой матери, то возлюбленной, то Родины.

Я искал голубую дорогу
И кричал, оглушенный людьми.
Подходя к золотому порогу,
Затихал пред Твоими дверьми.
Проходила Ты в дальние залы,
Величава, тиха и строга.
Я носил за Тобой покрывало
И смотрел на Твои жемчуга.

Поэт стремится слить воедино три этих образа, чтобы получился идеальный, достойный поклонения, и одновременно боится приземлить, упростить черты своего кумира. Блок одновременно ожидает и боится любви, уходит в мистицизм и символику.

Вхожу я в темные храмы,
Совершаю бедный обряд.
Там жду я Прекрасной Дамы
В мерцаньи красных лампад.
В тени у высокой колонны
Дрожу от скрипа дверей.
А в лицо мне глядит, озаренный.
Только образ, лишь сон о Ней.

Это время становления поэта, Блок в поиске формы, ритма, мелодики стиха. Реальный мир часто представляется ему как бы сквозь призму волшебного зеркала. Вполне реальные события и места действия заволакиваются волшебной дымкой фантазии поэта. Он искусственно уходит от реальности, в красивость фантазии.

Мы встречались с тобой на закате,
Ты веслом рассекала залив.
Я любил твое белое платье,
Утонченность мечты разлюбив.
Были странны безмолвные встречи.
Впереди — на песчаной косе
Загорались вечерние свечи.
Кто-то думал о бледной красе.

Таким образом, вполне земной образ преображается в романтико-символический миф. Поэт стремится к некой гармонии, какой нет на земле, но существует в его мечтах и фантазиях. На протяжении времени заметно меняется настроение поэта от восторженного поклонения к сомнениям и крушению надежд. Напряженный драматизм присущ ряду стихотворений Блока. Временами он сменяется заполняющим душу лиризмом. Поэт находится в поиске своего стиля. Но что присуще было Блоку изначально, так это изысканность слога, красота речи и полет фантазии.

Я к людям не выйду навстречу,
Испугаюсь хулы, и похвал.
Перед Тобой Одною отвечу,
За то, что всю жизнь молчал.
Молчаливые мне понятны,
И люблю обращенных в слух:
За словами — сквозь гул невнятный
Просыпается светлый Дух.
Я пойду на праздник молчанья,
Моего не заметят лица.
Но во мне — потаенное знанье
О любви к Тебе без конца.

Сочинение: Блок а. а. – Земное и неземное в стиха о прекрасной даме блока.

Блок а. а. — Земное и неземное в стиха о прекрасной даме блока.

Стихи о «Прекрасной Даме» являются первым шагом Александра Александровича Блока в его многолетнем творческом пути от романтического символизма к критическому реализму. Это первое и самое гениальное, на мой взгляд, его достижение. Удивительно красиво, тепло и нежно написаны эти произведения.

Стихи о «Прекрасной Даме» были написаны в конце 19 века и начале 20 века, сложное, смутное время; время переоценки ценностей, пересмотра жизненных принципов; время репрессий и революций, протеста, унижений и игнорирования человека, как личности. Страдали все от крестьянина до дворянина. Таким образом, люди измученные безжалостной реальностью искали отдушину, покоя в мистическом.

Огромное влияние на формирование мировоззрений многих современников Блока оказала философия Соловьева, особенно тезис: «сама любовь мира открыта через любовь к женщине…в любви – спасенье наше…», так же и наш поэт, создавая свои маленькие произведения, пытался укрыться от серой, грубой реальности, искал спасенья в райском, возможно даже утопическом, мире своей бесконечной любви к «Прекрасной Даме», в красоте ее, «Вечной Женственности». Поэт целиком растворялся в омуте прекрасных грез, поклонии этой небесной богине, он отчетливо видел каждую черту её лица, знал все о сотворенном его мыслью существе, он был рабом своей мечты:

Твоих страстей повержен силой,
Под игом слаб.
Порой — слуга; порою — милый;
И вечно — раб.

Блок почему-то предчувствовал приход этой удивительной девы, боялся что по пути в реальность нежное создание потеряет часть своей первозданной красоты:

Как ясен горизонт! И лучезарность близко.
Но страшно мне: изменишь облик Ты.

В страхе перед ужасным, обжигающим и разъедающем все на своем пути стихийным миром, Александр Александрович сам начинает искать свою »Прекрасную Даму”: мягкий, завораживающий голос в суетливых магазинчиках, тихое дыхание в шуме не утихающей улицы, скромный взгляд в толпе прохожих… Ищет бездушное, бессловесное творенье свое — находит еще более прекрасную, настоящую, живую женщину, независимую и свободную, как ветер легкую и прозрачную… Душа его была переполнена радостью, надеждой на счастье, он хотел взять свою любимую под руку и лететь к свободному будущему. Сила красоты Лидии Дмитриевны Менделеевой (Это была поистине «Прекрасная Дама»: грациозна, воспитана. Она озаряла всех не только светом добра сердца своего, но и внешне была подобна золотому лучику солнца в серой пыли настоящего: русая коса аккуратно спускалась до пояса, огромные сапфировые глаза
нередко будили искренние улыбки на усталых лицах обычных людей.) была настолько велика и светла, что он не страшился пораниться об острые шипы всепоглощающего времени, о злые «кроличьими взгляды пьяниц», насмешки «двенадцати» в том долгом и бездонном пути к сияющей где-то вдали звездочке высшего довольства:

И полны заветной дрожью
Долгожданных лет,
Мы помчимся к бездорожью
В несказанный свет.

Так поэт полюбил земную женщину, навсегда похоронив где-то в недрах своей души образ мечты своей. Вот что он тогда ощущал:

Ни тоски, ни любви, ни обиды,
Все померкло, прошло, отошло…

Белый стан, голоса панихиды
И твое золотое весло.

Но тем не менее «Прекрасная Дама» была все еще жива, она просто перевоплотилась, как и чувства Блока. Они стали еще более возвышенны и одновременно ближе к действительности. Александр Александрович все еще до конца не верил в реальность существования Лидии Дмитриевны. Он любил её чистой, искренней, божественной любовью, дрожал от мысли спугнуть ее, верил в то, что она упорхнет, как бабочка, если услышит шаги вблизи, и потому очень долго просто любовался совершенством её красоты:

В тени у высокой колонны
Дрожу от скрипа дверей.
А в лицо мне глядит, озаренный,
Только образ, лишь сон о Ней.

В те моменты влюбленный точно знал, что именно эта девушка и есть его «Величавая Вечная Жена», та самая половинка, которую ему посчастливилось встретить в самом начале жизни:

Мне не слышны ни вздохи, ни речи,
Но я верю: Милая – Ты.

Это была действительно она. В январе 1903 года состоялось торжественное бракосочетание Александра Александровича Блока и Лидии Дмитриевной Менделеевой.

С этой женщиной великий поэт прожил до последнего дня своей жизни, и до последнего вздоха он не переставал её любить. С годами чувство это крепло, в самые тяжелые минуты только мысль о любимой помогала выжить и давала силы вновь и вновь подниматься и идти дальше к своей заветной цели, хоть немного отвлечься от злой
несправедливости бытия:

…А там, наточив топоры,
Веселые красные люди,
Смеясь, разводили костры…
Со мною – весенняя дума,
Я знаю, что Ты не одна…

Скрипки стон неутомимый
Напевает мне: «Живи!»
Образ девушки любимой –
Повесть ласковой любви.

Именно это нежное чувство и освещало весь жизненный путь поэта.

Блок смог гениально изобразить его в своем цикле стихотворений о «Прекрасной Даме». Каждое из которых есть маленький шедевр, так как было написано под влиянием эмоций, мгновений, обрывков… Все эти отдельные и слаженные фрагменты живы, каждый из них дышит любовью, и, если прислушаться можно даже ощутить ритм биения сердца его:

О, я привык к этим ризам
Величавой Вечной Жены!
Высоко бегут по карнизам
Улыбки, сказки и сны!

Поэт перелил бушующую музыку своих чувств в стихи, и теперь каждый из нас может наслаждаться этим чудесным созвучием в цикле «О прекрасной даме».

Сочинение по произведению на тему: «Земное» и «неземное» в «Стихах о Прекрасной Даме» А. Блока

Одинокий, к тебе прихожу,
Околдован огнями любви.
Ты гадаешь –
Меня не зови, –
Я и сам уж давно ворожу.
А.А. Блок

Александр Александрович Блок один из изысканнейших поэтов русской классической литературы. Увлекшись в юности философией Владимира Соловьева о “двоемирии”, поэт на время становится мистиком, чувствует в окружающем мире предвестников конца света. А наступающую революцию Блок ощущает как развертывающийся хаос. Спасение же видит в божественном начале “Мировой души” или “Вечной женственности”.
В этот период появляется таинственный и волшебный цикл “Стихов о Прекрасной Даме”. В лирической героине цикла слились черты загадочной незнакомки и конкретной женщины, Любови Дмитриевны Менделеевой, в которую Блок был страстно влюблен, ставшей впоследствии его женой.

Предчувствую Тебя.
Года проходят мимо —
Все в облике одном — предчувствую Тебя.
Весь горизонт в огне — и ясен нестерпимо,
И молча жду, — тоскуя и любя.

Но Блок не был бы великим поэтом, если бы отразил в лирике лишь свои личные переживания. Он сумел услышать грядущие большие перемены, прочувствовать всем сердцем испытания, выпавшие на его долю и судьбу страны, и вылить их в прекрасные стихи.
Это было необычное, судьбоносное время. И поэзия получилась под стать времени.

Разгораются тайные знаки
На глухой, непробудной стене.
Золотые и красные маки
Надо мной тяготеют во сне.
Укрываюсь в ночные пещеры
И не помню суровых чудес.
На заре — голубые химеры
Смотрят в зеркале ярких небес.

“Неземные” черты “Прекрасной Дамы” органично и легко сливаются в запоминающийся и узнаваемый образ музы Блока. Он преклоняется перед “вечной женственностью” и красотой своей избранницы. Она принимает облик то горячо любимой матери, то возлюбленной, то Родины.

Я искал голубую дорогу
И кричал, оглушенный людьми.
Подходя к золотому порогу,
Затихал пред Твоими дверьми.
Проходила Ты в дальние залы,
Величава, тиха и строга.
Я носил за Тобой покрывало
И смотрел на Твои жемчуга.

Поэт стремится слить воедино три этих образа, чтобы получился идеальный, достойный поклонения, и одновременно боится приземлить, упростить черты своего кумира. Блок одновременно ожидает и боится любви, уходит в мистицизм и символику.

Вхожу я в темные храмы,
Совершаю бедный обряд.
Там жду я Прекрасной Дамы
В мерцаньи красных лампад.
В тени у высокой колонны
Дрожу от скрипа дверей.
А в лицо мне глядит, озаренный.
Только образ, лишь сон о Ней.

Это время становления поэта, Блок в поиске формы, ритма, мелодики стиха. Реальный мир часто представляется ему как бы сквозь призму волшебного зеркала. Вполне реальные события и места действия заволакиваются волшебной дымкой фантазии поэта. Он искусственно уходит от реальности, в красивость фантазии.

Мы встречались с тобой на закате,
Ты веслом рассекала залив.
Я любил твое белое платье,
Утонченность мечты разлюбив.
Были странны безмолвные встречи.
Впереди — на песчаной косе
Загорались вечерние свечи.
Кто-то думал о бледной красе.

Таким образом, вполне земной образ преображается в романтико-символический миф. Поэт стремится к некой гармонии, какой нет на земле, но существует в его мечтах и фантазиях. На протяжении времени заметно меняется настроение поэта от восторженного поклонения к сомнениям и крушению надежд. Напряженный драматизм присущ ряду стихотворений Блока. Временами он сменяется заполняющим душу лиризмом. Поэт находится в поиске своего стиля. Но что присуще было Блоку изначально, так это изысканность слога, красота речи и полет фантазии.

Я к людям не выйду навстречу,
Испугаюсь хулы, и похвал.
Перед Тобой Одною отвечу,
За то, что всю жизнь молчал.
Молчаливые мне понятны,
И люблю обращенных в слух:
За словами — сквозь гул невнятный
Просыпается светлый Дух.
Я пойду на праздник молчанья,
Моего не заметят лица.
Но во мне — потаенное знанье
О любви к Тебе без конца.

Земное» и «неземное» в «Стихах о Прекрасной Даме» А. Блока: сочинение

Классическая литература

Зарубежная литература

Поэты серебряного века не только развили традиции предшественников, но и создали неповторимые шедевры. Александр Александрович Блок — один из изысканнейших поэтов русской классической литературы. Увлекшись в юности философией Владимира Соловьева о “двоемирии”, поэт на время становится мистиком, чувствует в окружающем мире предвестников конца света. А наступающую революцию Блок ощущает как развертывающийся хаос. Спасение же видит в божественном начале “Мировой души” или “Вечной женственности”. В этот период появляется таинственный и волшебный цикл “Стихов о Прекрасной Даме”. В лирической героине цикла слились черты загадочной незнакомки и конкретной женщины, ставшей впоследствии его женой, — Любови Дмитриевны Менделеевой, в которую Блок был страстно влюблен.

Предчувствую Тебя. Года проходят мимо —

Все в облике одном — предчувствую Тебя.

Весь горизонт в огне — и ясен нестерпимо,

И молча жду, — тоскуя и любя.

Тема ожидания и предчувствия чудесных перемен — господствующая в юношеской поэзии Блока. Но Блок не был бы великим поэтом, если бы отразил в лирике лишь свои личные переживания. Он сумел услышать грядущие большие перемены, прочувствовать всем сердцем испытания, выпавшие на его долю и судьбу страны, и вылить их в прекрасные стихи. Это было необычное, судьбоносное время. И поэзия получилась под стать времени.

Разгораются тайные знаки

На глухой, непробудной стене.

Золотые и красные маки

Надо мной тяготеют во сне.

Укрываюсь в ночные пещеры

И не помню суровых чудес.

На заре — голубые химеры

Смотрят в зеркале ярких небес.

“Неземные” черты “Прекрасной Дамы” органично и легко сливаются в запоминающийся и узнаваемый образ музы Блока. Он преклоняется перед “вечной женственностью” и красотой своей избранницы. Она принимает облик то горячо любимой матери, то возлюбленной, то Родины.

Я искал голубую дорогу

И кричал, оглушенный людьми.

Подходя к золотому порогу,

Затихал пред Твоими дверьми.

Проходила Ты в дальние залы,

Величава, тиха и строга.

Я носил за Тобой покрывало

И смотрел на Твои жемчуга.

Поэт стремится слить воедино три этих образа, чтобы получился идеальный, достойный поклонения, и одновременно боится приземлить, упростить черты своего кумира. Блок ожидает и в то же время боится любви, уходит в мистицизм и символику.

Вхожу я в темные храмы,

Совершаю бедный обряд.

Там жду я Прекрасной Дамы

В мерцаньи красных лампад.

В тени у высокой колонны

Дрожу от скрипа дверей.

А в лицо мне глядит, озаренный

Только образ, лишь сон о Ней.

Свои “земные”, вполне реальные переживания поэт пытался перетолковать в духе мистической веры. Это время становления Блока, он в поиске формы, ритма, мелодики стиха. Реальный мир часто представляется ему как бы сквозь призму волшебного зеркала. Вполне реальные события и места действия заволакиваются волшебной дымкой фантазии поэта. Он искусственно уходит от реальности в красивость фантазии.

Мы встречались с тобой на закате,

Ты веслом рассекала залив.

Я любил твое белое платье,

Утонченность мечты разлюбив.

Были странны безмолвные встречи.

Впереди — на песчаной косе

Загорались вечерние свечи.

Кто-то думал о бледной красе.

Здесь все земное овеяно атмосферой мистической тайны. Постепенно вполне земной образ преображается в романтико-символический миф. Поэт стремится к некой гармонии, какой нет на земле, но есть в его мечтах и фантазиях. На протяжении времени заметно меняется настроение поэта: от восторженного поклонения к сомнениям и крушению надежд.

Этот напряженный драматизм присущ ряду стихотворений Блока. Временами он сменяется заполняющим душу лиризмом. Поэт находится в поиске своего стиля. Но что присуще было Блоку изначально, так это изысканность слога, красота речи и полет фантазии.

Читайте также:  Тема революции в поэме Блока “12”: сочинение
Ссылка на основную публикацию
×
×