Человек в революции: сочинение

Сочинение: Человек и революция (по роману Б. Л. Пастернака «Доктор Живаго»)

О революции размышляли многие писатели XX века. И это естественно. Слишком велико оказалось ее влияние на людей, слишком много было искалеченных судеб. Восторги, прокля­тия, апатия и отчаяние, попытки понять и принять, невзирая ни на что.

Роман Бориса Пастернака «Доктор Живаго» — история жиз­ни типичного «положительного» интеллигента той поры, умного, талантливого, пытливого, лишенного обычных предрассудков, жаждущего не поверить (что всегда проще), а осмыслить и по­нять. Это и хроника тех лет — истории нескольких семей, близких по родству, дружбе, соседству. Но самое главное — это хроника душевного состояния Юрия Живаго, его поиски исти­ны, его мысли об окружающем, его попытки понять, почему Россия идет столь кровавой дорогой. Автор «отдает» герою ро­мана не только свои лучшие стихи, но и самые свои сокровен­ные, самые выношенные мысли, его устами пытается передать свое видение событий, потрясших страну.
[sms]
Условно говоря, роман «Доктор Живаго» — это история борьбы человека, Личности с неумолимым ходом истории. Ис­тория давит, ломает, заставляет смириться, чтобы выжить. Так, как смиряются многие. И не то чтобы главный герой (а с ними автор) приняли революцию в штыки. Оба они прекрасно по­нимают, как понимали это практически все интеллигенты той поры, что революция неизбежна. Ее подготовила та эпоха, ког­да «обжоры тунеядцы на голодающих тружениках ездили, за­гоняли до смерти». «Грязь, теснота, нищета, поругание челове­ка в труженике, поругание женщины. Была смеющаяся, безна­казанная наглость разврата маменькиных сынов, студентов белоподкладочников и купчиков. Шуткою или вспышкой пре­небрежительного раздражения отделились от слез и жалоб обо­бранных, обиженных, обольщенных».

Живаго прекрасно осознает, что при всех преимуществах лично его существования «основная толща народа веками вела немыслимое существование. неестественность и несправедли­вость такого порядка давно замечена». Понимает он и то, что «частичное подновление старого здесь непригодно, требуется его коренная ломка. Может быть, она повлечет за собой обвал здания. Ну так что же? Из того, что это страшно, ведь не сле­дует, что этого не будет?» Правда, оказывается, что одно де­ло — рассуждать о необходимости ломки и совсем другое — видеть настоящие, не умозрительные трупы на улицах и боять­ся за свою семью.

Юрий Живаго бежит с семьей из Москвы от голода и разру­хи — и по дороге видит «кровавую колошматину и человеко-убоину, которым не предвиделось конца. Изуверства белых и красных соперничали по жестокости, попеременно возрастая одно в ответ на другое, точно их перемножали. От крови тош­нило, она подступала к горлу и бросалась в голову, ею заплы­вали глаза».

Но как случилось, что идея общего блага обернулась полной своей противоположностью?

Да, с одной стороны, как всегда бывает, к победившей сто­роне примкнуло много всякой грязи — карьеристов, просто людей нечестных и жестоких. Но как терпят, как допускают остальные?

Лара Антипова, любимая Юрия, рассуждает: «Главной бе­дой, корнем будущего зла была утрата веры в цену собственно­го мнения. Вообразили, что время, когда следовали внушениям нравственного чутья, миновало, что теперь надо петь с общего голоса и жить чужими, всем навязанными представлениями». Это ясно видно на примере того же Дудорова, у которого собст­венное мнение умерло после ссылки, и он сам говорит, «что до­воды обвинения, обращение с ним в тюрьме и по выходе из нее и в особенности собеседования с глазу на глаз со следователем проветрили ему мозги и политически его перевоспитали, что у него открылись на многое глаза, что как человек он вырос». И автор замечает: «Добродетельные речи Иннокентия были в духе времен». И далее: «Несвободный человек всегда идеали­зирует свою неволю».

Но Дудоров «перевоспитался» после тяжких испытаний — а у многих сработал инстинкт выживания. Последствия этой всеобщей напуганности, страха перед собственным мнением мы ощущаем и сейчас.

В чем же главное отличие героя от его же друзей-интелли­гентов, почему он пользуется столь явной симпатией автора и почему он столь раздражает власти?

Юрий Живаго пугает близких и провоцирует власти не тем, что метко стреляет и готовится к борьбе, а тем, что не желает и не может жить чужим мнением. Ему жизненно необходимо самому во всем разобраться, все судить судом своей совести. И не указ ему ни общее мнение, ни прямая угроза жизни его и близких. Он не расклеивает прокламаций, не призывает на­род к борьбе, но он опасен, как тот мальчик из сказки Андерсе­на, который рано или поздно в простоте своей может крикнуть: «Король-то голый!» В нем нет отчаянного бесстрашия Антипо-ва-Стрельникова, но есть, возможно, большее — мужество взглянуть фактам в глаза и мужество верить себе.

Жизнь жестоко обходится с героем. Нет, его не расстрели­вают, даже посадить не успевают — но он теряет семью, лю­бимую женщину, теряет вкус к любимой работе — медицине, творчество его никому не нужно, уставший и печальный чело­век без определенных занятий, «похожий на искателя правды из простонародья».- И когда забрезжит надежда, появится возможность писать — погибает от сердечного приступа в не­исправном трамвае. Эта смерть — от удушья — очень симво-лична.

От нравственного удушья гибла русская интеллигенция. Часть ее была расстреляна, сгнила в лагерях, погибла от голо­да, болезней в годы революции и гражданской войны, часть уе­хала или была изгнана за границу, часть стрелялась и веша­лась сама, не вынеся цинизма повседневности. Зато появилась замена — эдакие «швондеры» от литературы, те, кто не испы­тывал особых душевных мук при виде бесчеловечности проис­ходящего.

Сам Пастернак, принявший революцию с той восторженной жертвенностью, которая была характерна для великих поэтов того времени (Блока, например), очень долго пытался найти оправдание насилию, сравнивал свое время с эпохой Петра, когда преобразования тоже соседствовали с мятежами и казнями. Конец подобным воззрениям положил 1932 год, когда он вместе с другими писателями отправился на Урал собирать материа­лы о жизни новой деревни. Увиденное перевернуло всю его жизнь. Он признавался затем в воспоминаниях: «То, что я там увидел, нельзя выразить никакими словами. Это было такое нечеловеческое, невообразимое горе, такое страшное бедствие, что оно. не укладывалось в границы сознания. Я заболел, це­лый год не мог спать».

Впоследствии, в «Докторе Живаго», Пастернак выдвигает свою версию последовавших затем массовых репрессий — тре­бовалось утопить в крови правду об ужасах коллективизации, посеять массовый ужас, чтобы никто не смел и подумать, не то что выговорить.

Юрий Живаго в этом смысле — фигура редкая и героическая.

По большому счету, он победитель. Да, не удалось счастье, да, утеряны любимые люди, да, жизнь сурова и бессмысленна. Но до последнего вздоха оставалась живой душа, не проданная и не преданная.[/sms]

Сочинение: Человек в революции: рождение или гибель

(По поэме А. Блока “Двенадцать”)

Бушует стихия. Волны всей своей мощью ударяются о прибрежные скалы и вдребезги разбиваются. Суровый ветер несётся над бурлящей водой, срывая паруса одиноких кораблей, не успевших укрыться в порту. Некогда безграничное пространство между небом и землёй сжимается, наполняется грязной смесью пыли, дождя и тумана. Начинается шторм.

Шторм всегда полон опасностей, ведь в это время море избавляется от всего того, что не может бороться со стихией. Но, когда воздушный поток ослабевает и волны понемногу, чуть заметно, замедляют свой бег, море, очистившись от всего инородного, преображается. Сквозь хмурые, грозные, чёрно-серые тучи пробивается луч солнца – символ нового времени.

Революция сродни шторму. Старое время остаётся в прошлом, перестаёт существовать. На смену ему, влекомое ветром перемен, приходит новое время подобно тому, как день сменяется ночью, а старый год – новым.

Часы бьют двенадцать ударов. Одно время кончилось, а другое вот-вот должно начаться. Во временной щели между прошлым и будущим сама собою заводится пёстрая путаница нашей памяти и воображения.

Александр Блок слышал “музыку революции”, звуки нового времени, чувствовал магию эпохи и изложил свои ощущения в поэме “Двенадцать”. Это магическое число символизирует связь времён: старого и нового, дня и ночи. Поэма от начала и до конца построена на контрасте:

Эти цвета противоположны: чёрный символизирует тьму, пустоту, неизвестность; белый – свет, простоту, открытость. Но и тот и другой символизируют вечность, доселе не познанное.

Цветовая гамма произведения небогата. Лишь три цвета, чёрный, белый и красный, использует А. Блок в этой поэме. Они изменяются, преображаются. Бубновый туз, пунцовая родинка к концу произведения сменяются красным (кровавым) флагом. Революция неизбежно несёт разрушение, даже крушение старого мира. Блок изображает детали, характерные для дореволюционного общества: “”еренки в чулке”, “шоколад Миньон”… Все эти “буржуйские штучки” должны остаться в прошлом. Им на смену приходит “свобода без креста”. Олицетворение этой свободы – двенадцать красногвардейцев с бубновыми тузами на спинах. Эта карточная масть – символ неволи, знак заключённых. Революционный патруль в поэме уж никак не выступает в роли двенадцати апостолов. Напротив, красногвардейцы шествуют гордой поступью по ночному городу вовсе не с целью защиты людей.

Нынче будут грабежи!

Вполне возможно, что эти псевдоапостолы – двенадцать самых настоящих разбойников, освобождённых революцией. Они видят одну-единственную цель: установление революционного порядка. И тут все методы хороши: и грабежи, и убийство дорогого тебе человека, и отречение от Бога. У революционеров свой Бог. Он появляется в самом конце поэмы. Блок называет этого вождя Исусом Христом. Но Бог ли это? Неужели этот предводитель псевдоапостолов, “с кровавым флагом”, “в белом венчике из роз”, и есть сын Бога? Имя Исус в сочетании с противоречивой внешностью (цвет крови и “белый венчик из роз”) выдают в предводителе красногвардейцев антихриста. Ибо только Бог и дьявол способны быть “за вьюгой невидимы” и “от пули невредимы”, спуститься на землю в час, когда решается судьба не только России, но и всего мира: большевики мечтают “раздуть мировой пожар” и просят благословения у Господа. Но не у истинного Бога, а у своего повелителя, антихриста.

Двенадцать революционеров приносят горе и страдания не только окружающим, но и самим себе. Петруха убивает свою возлюбленную, потому что неправильно понимает свободу. Для него свобода – это возможность действовать безнаказанно. Он не замечает, как становится убийцей. Поначалу Петьку мучает совесть:

Загубил я бестолковый,

Загубил я сгоряча… ах!

Но красногвардейцы не понимают страданий Петьки. Они бессердечны, не видят ничего предосудительного в убийстве ради идеи.

Потяжеле будет бремя

Нам, товарищ дорогой!

Будущее люди создают собственными руками, строят его из хрупких кирпичиков человеческих судеб. Но, если общество приемлет методы насилия и террора, то светлого будущего, ради которого свершилась революция, не видать. Жизнь отдельного человека ничтожно низко ценится в глазах революционеров, она приравнивается к жизни куклы, которой манипулируют сильные мира сего.

Типичный представитель старого мира – “товарищ поп”.

Помнишь, как бывало

Брюхом шёл вперёд,

И крестом сияло

Любой священнослужитель воспринимается красногвардейцами как “буржуй”, существо, которому не место в новом мире, ибо он поклоняется другому Богу.

Во время революции доминирует коллективное сознание, роль отдельного человека в этом бурлящем, всепоглощающем потоке очень и очень мала. Человек – это винтик в суровом и жестоком механизме революции. Мы видим на примере Петрухи, как несколько людей манипулируют им, давят на его сознание, на чувства. Революция губит личность, безвозвратно исчезают сострадание, честность, вера в истинного Бога и в самого себя. Духовная гибель подчас бывает гораздо страшнее физической, ибо приносит душевные страдания. Боль души ни с чем не сравнима. В духовной смерти человек перерождается. И ничто более не способно растопить лёд в его сердце, пробудить совесть и сострадание.

Злоба, грустная злоба

Чёрная злоба, святая злоба…

Двенадцать красногвардейцев своим шествием открывают новую эпоху, время страданий и великих испытаний. Скрываясь под масками апостолов, сподвижников Спасителя, они разрушают старый мир, не создавая при этом ничего взамен. Идея всеобщего равенства влечёт с необычайной силой, затягивает, подобно воронке. Человек, словно одинокий кораблик, двигаясь по фарватеру, внезапно оказывается в плену у революционной стихии. Некогда спокойная морская гладь взрывается во внезапном порыве, увлекая всех и вся ко дну.

Революция всегда сопровождается социальным взрывом, кровью и смертями, а жизнь человека слишком ценная, чтобы приносить её на алтарь революции. И единственный способ вырваться из беспощадной бури – прислушаться к зову своего сердца и решить для себя, нужно ли проходить через такие испытания ради призрачной идеи. Ведь есть другой способ изменить существующие порядки. Эволюционный путь всегда более эффективен. Не следует разрушать то, что строилось на протяжении долгих столетий. Гораздо лучше использовать исторический опыт, а не ставить недостижимые цели, и тогда людям удастся достойно выйти изо всех революционных испытаний и построить наконец нечто новое взамен разрушенного старого.

Сочинение: Человек в революции: рождение или гибель

Бушует стихия. Волны всей своей мощью ударяются о прибрежные скалы и вдребезги разбиваются. Суровый ветер несётся над бурлящей водой, срывая паруса одиноких кораблей, не успевших укрыться в порту. Некогда безграничное пространство между небом и землёй сжимается, наполняется грязной смесью пыли, дождя и тумана. Начинается шторм.

Шторм всегда полон опасностей, ведь в это время море избавляется от всего того, что не может бороться со стихией. Но, когда воздушный поток ослабевает и волны понемногу, чуть заметно, замедляют свой бег, море, очистившись от всего инородного, преображается. Сквозь хмурые, грозные, чёрно-серые тучи пробивается луч солнца – символ нового времени.

Революция сродни шторму. Старое время остаётся в прошлом, перестаёт существовать. На смену ему, влекомое ветром перемен, приходит новое время подобно тому, как день сменяется ночью, а старый год – новым.

Часы бьют двенадцать ударов. Одно время кончилось, а другое вот-вот должно начаться. Во временной щели между прошлым и будущим сама собою заводится пёстрая путаница нашей памяти и воображения.

Александр Блок слышал “музыку революции”, звуки нового времени, чувствовал магию эпохи и изложил свои ощущения в поэме “Двенадцать”. Это магическое число символизирует связь времён: старого и нового, дня и ночи. Поэма от начала и до конца построена на контрасте:

Эти цвета противоположны: чёрный символизирует тьму, пустоту, неизвестность; белый – свет, простоту, открытость. Но и тот и другой символизируют вечность, доселе не познанное.

Цветовая гамма произведения небогата. Лишь три цвета, чёрный, белый и красный, использует А. Блок в этой поэме. Они изменяются, преображаются. Бубновый туз, пунцовая родинка к концу произведения сменяются красным (кровавым) флагом. Революция неизбежно несёт разрушение, даже крушение старого мира. Блок изображает детали, характерные для дореволюционного общества: “”еренки в чулке”, “шоколад Миньон”… Все эти “буржуйские штучки” должны остаться в прошлом. Им на смену приходит “свобода без креста”. Олицетворение этой свободы – двенадцать красногвардейцев с бубновыми тузами на спинах. Эта карточная масть – символ неволи, знак заключённых. Революционный патруль в поэме уж никак не выступает в роли двенадцати апостолов. Напротив, красногвардейцы шествуют гордой поступью по ночному городу вовсе не с целью защиты людей.

Нынче будут грабежи!

Вполне возможно, что эти псевдоапостолы – двенадцать самых настоящих разбойников, освобождённых революцией. Они видят одну-единственную цель: установление революционного порядка. И тут все методы хороши: и грабежи, и убийство дорогого тебе человека, и отречение от Бога. У революционеров свой Бог. Он появляется в самом конце поэмы. Блок называет этого вождя Исусом Христом. Но Бог ли это? Неужели этот предводитель псевдоапостолов, “с кровавым флагом”, “в белом венчике из роз”, и есть сын Бога? Имя Исус в сочетании с противоречивой внешностью (цвет крови и “белый венчик из роз”) выдают в предводителе красногвардейцев антихриста. Ибо только Бог и дьявол способны быть “за вьюгой невидимы” и “от пули невредимы”, спуститься на землю в час, когда решается судьба не только России, но и всего мира: большевики мечтают “раздуть мировой пожар” и просят благословения у Господа. Но не у истинного Бога, а у своего повелителя, антихриста.

Двенадцать революционеров приносят горе и страдания не только окружающим, но и самим себе. Петруха убивает свою возлюбленную, потому что неправильно понимает свободу. Для него свобода – это возможность действовать безнаказанно. Он не замечает, как становится убийцей. Поначалу Петьку мучает совесть:

Загубил я бестолковый,

Загубил я сгоряча… ах!

Но красногвардейцы не понимают страданий Петьки. Они бессердечны, не видят ничего предосудительного в убийстве ради идеи.

Потяжеле будет бремя

Нам, товарищ дорогой!

Будущее люди создают собственными руками, строят его из хрупких кирпичиков человеческих судеб. Но, если общество приемлет методы насилия и террора, то светлого будущего, ради которого свершилась революция, не видать. Жизнь отдельного человека ничтожно низко ценится в глазах революционеров, она приравнивается к жизни куклы, которой манипулируют сильные мира сего.

Типичный представитель старого мира – “товарищ поп”.

Помнишь, как бывало

Брюхом шёл вперёд,

И крестом сияло

Любой священнослужитель воспринимается красногвардейцами как “буржуй”, существо, которому не место в новом мире, ибо он поклоняется другому Богу.

Во время революции доминирует коллективное сознание, роль отдельного человека в этом бурлящем, всепоглощающем потоке очень и очень мала. Человек – это винтик в суровом и жестоком механизме революции. Мы видим на примере Петрухи, как несколько людей манипулируют им, давят на его сознание, на чувства. Революция губит личность, безвозвратно исчезают сострадание, честность, вера в истинного Бога и в самого себя. Духовная гибель подчас бывает гораздо страшнее физической, ибо приносит душевные страдания. Боль души ни с чем не сравнима. В духовной смерти человек перерождается. И ничто более не способно растопить лёд в его сердце, пробудить совесть и сострадание.

Человек в огне революции и гражданской войны

Название: Человек в революции: рождение или гибель
Раздел: Сочинения по литературе и русскому языку
Тип: сочинение Добавлен 13:41:19 25 сентября 2003 Похожие работы
Просмотров: 119 Комментариев: 17 Оценило: 4 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно Скачать
Скачать сочинение
Тип: Обзорная тема (по произведениям нескольких авторов)

Революция 1917 года и гражданская война стали очень значимыми событиями в истории России и судьбе русских людей. Жизнь поменялась кардинальным образом, и перемены сопровождались кровью, смертью, тысячами сломанных жизней, душевными трагедиями огромного количества людей.
Этот страшный период в своих произведениях запечатлели многие писатели – современники тех событий.
Так, А. Фадеев в своем романе «Разгром» более объективно, чем другие советские писатели того времени, осветил гражданскую войну. Сам Фадеев писал об основной мысли своего романа: «В гражданской войне происходит отбор человеческого материала, все враждебное сметается революцией, а все, поднявшееся из подлинных корней революции, …развивается в этой борьбе. Происходит огромнейшая переделка людей».
Очень показательно, что писатель, говоря о героях «Разгрома», называет их «человеческим материалом». Революция и гражданская война требовала именно «материала» для победы и построения нового общества. Человеческая жизнь не имела большой цены, она с легкостью приносилась в жертву во имя победы.
В «Разгроме» это отчетливо показано. Многочисленный отряд Левинсона получает партийную задачу: во что бы то ни стало пробиться в свободную от противника Тудо-Вакскую долину. С большими трудностями (преследование противников, нехватка пропитания и т.д.) отряд пытается ее выполнить. Но на подходе к долине он попадает в окружение казаков. Живыми из боя выходят только девятнадцать человек из полуторосотенного отряда.
Левинсон, прорвавшись из окружения, оглядывается на отряд, «но никакого отряда не было: вся дорога была усеяна конскими и людскими трупами…». Человеческий материал истреблен, но главное – поставленная задача – была выполнена. Без сомнения, отряд Левинсона пополнится новыми бойцами, готовыми (и не совсем готовыми) «положить свою жизнь на алтарь революции».
Но несправедливо было бы представлять всех революционных деятелей, партийцев циничными и бездушными людьми, не имеющими никаких человеческих эмоций. В том то и заключалась их трагедия, что они постоянно стояли перед выбором: победа революционной идеи или человеческая жизнь, а подчас и сотни жизней.
В своем романе Фадеев смотрит на события революции с позиции «красного». Но примечательно то, что он совсем не приукрашивает революционных будней. Даже герои у него, хотя и довольно четко делятся на положительных и отрицательных, не имеют однобокой ярко выраженной окраски.
Б. Пастернак освещает революционные события несколько с другой стороны. В своем романе «Доктор Живаго» писатель с философских, общечеловеческих событий подходит к осмыслению революции и гражданской войны. Первая мировая война, три революции, гражданская война – это эксперименты, которые затевались во имя самых чистых, благородных идеалов. Но по отношению к обычной человеческой жизни они искусственны и надуманы. У автора они ассоциируются с играми – повзрослевшие мальчики продолжают играть.
Но игры взрослых людей имеют серьезные последствия. Это доказывает судьба Стрельникова – вестника и активного участника революции. Его идеи и действия губительны. В них отражаются настроения эпохи: пренебрежение к личности человека, потеря значения духовных идеалов во имя мнимого равенства, искусственного единства. Эти игры несут кровь и смерть людям, на какой бы стороне они ни сражались. Проекты переделки мира превратились в жестокие эксперименты. В результате образовалась жуткая реальность, которая враждебна не только духовной жизни, но и самому человеческому существованию. Таковы результаты игры с историей.
«Игра в людей» противоестественна, – утверждает Борис Пастернак. Она не может заменить нормальную, обычную жизнь. Отдушину доктор Живаго обретает лишь в любви к Ларе.
А.Н. Толстой в своем рассказе «Гадюка» показывает, как страшное время войны, «революционная» психология калечит людей, уродует их сознание, делает неприспособленными к нормальной жизни.
Главная героиня рассказа – Ольга Зотова – молодая девушка. Ей всего двадцать два года, но она совершенно не умеет жить в мирной ситуации, когда не нужно убивать, бороться, стрелять. И это неудивительно: в ее годы ей приходится начинать уже третью жизнь! А это под силу далеко не каждому.
Раньше все было понятно: была цель – уничтожить врага, были известны средства – абсолютно любые. Теперь же, когда нет необходимости идти на баррикады, героиня чувствует себя в растерянности. Мы видим, что эту девушку боятся и презирают соседи, потому что она ведет себя так, как будто еще сражается за советскую власть, а в мирной жизни это выглядит нелепо. Такая «дезориентация» Ольги приводит ее к трагедии – она стреляет в свою соперницу, не зная, как еще может она справиться со своей болью, разочарованием, отчаянием.
Таким образом, и Фадеев, и Пастернак, и Толстой характеризуют революцию и гражданскую войну как тяжелое, смутное, трагическое время, ломающее судьбы людей. Людям приходится делать страшный выбор, независимо от того, по какую сторону баррикад они оказались. И за свой выбор им, в любом случае, приходится платить огромную цену.

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Фадеев А.А. / Разгром / Человек в огне революции и гражданской войны

Смотрите также по произведению “Разгром”:

Философско-библейские мотивы в романе М. А. Булгакова “Мастер и Маргарита”

Школьное сочинение

Русская литература XX века выросла из литературы века XIX, в которой значительное место уделялось евангельским мотивам. Но политические события в новой России наложили отпечаток на отношение к религии и церкви. Советское время ознаменовалось, помимо всего прочего, гонениями на церковь и ее служителей, в стране шла бурная антирелигиозная, атеистическая пропаганда, но какой бы методичной и целенаправленной она ни была, она так и не смогла разрушить в сознании людей многовековые традиции их предков. Евангельские мотивы стали ключевыми образами русской литературы XX века. Рожденные бурей революции, они возникали в произведениях самых гнетущих лет, неся людям откровение, веру, надежду.

К евангельским мотивам обращались в своем творчестве А. Блок и Б. Пастернак, А. Ахматова и М. Горький, И. Бунин и Л. Андреев и многие другие. Примечательно, что особое внимание русские писатели уделяли определенным моментам Евангелия — трагическому периоду от Великого понедельника до Пасхи. Чаще всего в их произведениях мы встречаем ссылки на распятие Христа и на дни Его страстей. И все же, несмотря на сходство взятых образов, авторы переосмысливают их по-разному.

В творчестве Михаила Булгакова отразились лучшие традиции отечественной прозы и наиболее высокие идеи мировой литературы. В своих произведениях он затрагивал самые актуальные, самые волнующие и жизненно важные вопросы. Булгаков стремился осветить глобальные темы истории, нравственности, морали. С уникальной философской глубиной подходил он к осмыслению практически всех вечных проблем человечества.

Роман “Мастер и Маргарита” стал своеобразной энциклопедией человеческих душ, исторических событий и библейских сюжетов. В нем органически соединились события в раннесоветской Москве и древнем Ершалаиме, драматическая история Мастера и его Маргариты и мистическое театральное действо — бал Воланда. Причем ершалаимская трагедия Иешуа Га-Ноцри и Понтия Пилата стала как бы мерилом всего человеческого, мерилом духовности, нравственности, морали. Булгаков не случайно переплетает романтические библейские мотивы и реалистическое повествование о московской жизни — в романе автор стремится не столько осмыслить и поведать людям историю Иешуа, сколько вдается в более глубокие философские исследования человеческой души. Евангельские мотивы тесно переплелись с текстом романа, который представляет собой как бы два Евангелия: авторское Евангелие “от Воланда” и Евангелие Мастера “от Иешуа”. История Иешуа зеркально отражается в окнах московских многоэтажек, во всем ходе мистерии, разыгравшейся в столице.

Действие “Мастера и Маргариты” разворачивается на Страстной неделе перед Пасхой, т. е. перед днем, когда, по преданию, воскрес Иисус Христос. Бал Воланда — это праздник прощения преступников, один из которых, по Евангелию, первым вошел в рай с Христом. Евангельская история зеркально отражается в событиях на Страстной неделе, в символике праздника Воланда: бал — Страсти по Христу, одеяние Воланда —: рубище Иисуса, череп барона Майгеля — череп Адама и т. д.

Москва становится центром нового Евангелия, городом обновления и надежд.

Но Булгакова занимают не столько сами евангельские события, сколько проблемы добра и зла и их взаимоотношения. В его прочтении евангельской истории Иешуа предстает не как Бог, но как человек. Не случайно Булгаков выводит здесь Христа под Его арамейским именем.

История 2000-летней давности открывается нам со страниц рукописи романа, который пишет Мастер. В этом романе он повествует о закате античной культуры и о начале христианской цивилизации. События разворачиваются в Страстную неделю — когда люди постятся, присутствуют на всех службах, когда открываются все человеческие грехи. Пытаясь приподнять завесу над истинной сущностью людей, Булгаков вводит в свое произведение образ Воланда, который фактически занимает место Бога и переворачивает на свой лад традиционную процедуру покаяния. Глазами Воланда автор с “точки зрения вечности” рассматривает все слабости и недостатки человеческие. Эти же недостатки писатель открывает и осуждает и в истории Иешуа и Понтия Пилата.

Никто не признает в Иешуа единственного пророка, его ученик — Левий Матвей — не представляет собой исключения. Сохранивший в себе черты евангельского апостола Матфея (сборщика податей), Левий представляет в своем лице сразу всех учеников, кроме Иуды. Даже слова, записанные им на пергаменте (“. Мы увидим чистую реку воды жизни. Человечество будет смотреть на солнце сквозь прозрачный кристалл”.”), взяты не из Евангелия, а из Откровения, следовательно, должны были быть записаны не Матфеем, но Иоанном. Кроме того, ученики Христа ждали, когда Он “придет во славе”. Левий Матвей не ждет этого, и заповедей Иешуа он не выполняет, угрожая зарезать Иуду из Кириафа. Да и главенствующее положение в мире занимает Воланд, князь тьмы.

Устами Иешуа Мастер упрекает современников в трусости, малодушии, в неспособности защитить собственное достоинство под напором диктатуры. Именно эту задачу ставил перед собой и Булгаков. К тому же судьба Мастера очень напоминает судьбу самого писателя. Как и перед Мастером, перед ним стояла непростая задача выжить во враждебных условиях и суметь при этом реализовать свой талант.

Как уже отмечалось, в “Мастере и Маргарите” поднимаются не только и не столько библейские вопросы, сколько проблемы философские, вечные. С помощью Библии автор старается переосмыслить борьбу добра и зла, преступление и последующие угрызения совести, казнь невиновного и ответственность за эту жестокость, бессмысленность предательства и бесплодные попытки искупить его наказанием зла. История Иешуа и Пилата воплощает в себе борьбу света и тьмы. Та же борьба происходит и в современной писателю Москве. Булгаков видит в Иешуа не столько Бога, сколько человека, чьи мысли и поступки могут быть присущи любому смертному. Он, так же как и каждый в этом мире, испытывает общечеловеческие чувства — от страха до страдания. И только сам человек способен разобраться в этих чувствах, управлять своей судьбой. Но какое бы направление ни избрал человек в жизни, все это контролирует Бог и потому наказание за грехи — справедливое наказание — обязательно настигнет грешника. Эту мысль автор проводит в истории Пилата — носителя “самого страшного порока” — трусости. Эту же мысль вкладывает он в уста Воланда. Трусость Понтия Пилата привела к гибели невиновного, и наказание за эту трусость несет именно Пилат. Однако прощен и Пилат и блудница Фрида, а Воланд выполняет просьбу Иешуа. Тьма же — обязательная часть мироздания, ведь если бы не было тьмы, что бы мы называли светом?

Булгаков пытается определить сущность добра и зла, а приходит все к одному и тому же: добро есть любовь, добро есть преданность; зло есть ненависть, трусость и предательство. Будь Маргарита хоть трижды ведьмой, она любит так, как могут любить немногие. Поэтому Левий просит, чтобы “. ту, которая любила и страдала. вы взяли бы тоже. “. Его слова перекликаются со словами Христа в Евангелии от Луки: “Прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много, а кому мало прощается, тот мало любит” (от Луки, 7:50). “Прощение и вечный приют” Пилата в романе — это акт доброты и свободы. И, как заключает Воланд, именно “на этом построен мир”.

И Мастер в своей рукописи, и Булгаков в своем романе возводят обычные житейские противоречия в высокую степень мирового зла. И автор, и его герой скорбят по утраченной духовности. Чтобы читатели поняли эту скорбь, прочувствовали, осознали, этот мир рассматривается во всех подробностях, в мельчайших деталях, чтобы не упустить главного, чтобы открыть людям путь к спасению, сохранению своего духовного мира.

Михаил Булгаков создал необыкновенное произведение, бесконечное, бескрайнее, как сама вечность.

Важнейшие, глобальные мировые вопросы, волновавшие писателя и освещенные им в романе “Мастер и Маргарита”, никогда не перестанут быть актуальными и никогда не станут менее острыми. Они всегда будут волновать читателей, заставлять снова и снова переосмысливать свою жизнь с точки зрения вечности, переосмысливать всю историю человечества в целом.

Человек в огне революции

Революция 1917 года и гражданская война оказалась настолько значимым событием в истории России, что она не могла не отразиться в творчестве огромного количества писателей. Особенно меня поразили два произведения, касающиеся этих событий. Это роман А. Фадеева «Разгром» и «Конармия» И. Бабеля.

А. Фадеев в своем романе «Разгром» более объективно, чем другие советские писатели того времени, осветил гражданскую войну. В основу его произведения положены реальные события. Это один из эпизодов разгрома партизанского отряда на Дальнем Востоке. Сам Фадеев писал об основной мысли своего романа: «В гражданской войне происходит отбор человеческого материала, все враждебное сметается революцией, а все, поднявшееся из подлинных корней революции, …развивается в этой борьбе.

Происходит огромнейшая переделка людей». Очень показательно, что писатель, говоря о героях «Разгрома», называет их «человеческим материалом». Революция и гражданская война требовала именно «материала» для победы и построения нового общества. Человеческая жизнь не имела большой цены, она с легкостью приносилась в жертву во имя победы. В «Разгроме» это отчетливо показано.

Многочисленный отряд Левинсона получает партийную задачу: во что бы то ни стало пробиться в свободную от противника Тудо-Вакскую долину. С большими трудностями отряд пытается ее выполнить… Но на подходе к долине он попадает в окружение казаков.

Живыми из боя выходят только девятнадцать человек из полуторосотенного отряда. Левинсон, прорвавшись из окружения, оглядывается на отряд, «но никакого отряда не было: вся дорога была усеяна конскими и людскими трупами…» Человеческий материал истреблен, но главное — поставленная задача — была выполнена. Без сомнения, отряд Левинсона пополнится новыми бойцами, готовыми «положить свою жизнь на алтарь революции».

Но партизаны погибают не только в сражениях. Вспомним эпизод отравления безнадежно больного Фролова. Боец стал обузой для отряда, и было принято решение дать ему яд. Но несправедливо было бы представлять всех революционных деятелей, партийцев циничными и бездушными людьми, не имеющими никаких человеческих эмоций.

В том то и заключалась их трагедия, что они постоянно стояли перед выбором: победа революционной идеи или человеческая жизнь, а подчас и сотни жизней. В своем романе Фадеев смотрит на события революции с позиции «красного». Но примечательно то, что он совсем не приукрашивает революционных будней. Даже герои у него, хотя и довольно четко делятся на положительных и отрицательных, не имеют однобокой ярко выраженной окраски. Без сомнения, самой известной книгой Бабеля является его произведение «Конармия».

В 1920 году Бабель добровольно вступает в ряды Первой Конной армии и отправляется на фронт. Таким образом, он становится свидетелем всего того, что позже опишет в своей книге. «Конармия» — это сборник рассказов, в центре которого стоит вопрос о соотношении нового и старого в человеке, революционного и традиционного, жестокости и гуманизма. Писатель пытается понять представшую перед ним новую реальность, пытается выявить человеческие начала в революции, ее гуманистическое содержание. Рассказчику и, вместе с ним, автору удается это сделать далеко не всегда.

Страницы «Конармии» пронизаны ужасами гражданской войны: жестокостью, насилием, разрушением традиционной культуры. Кардинальные изменения коснулись всех слоев общества: и простых людей, и интеллигентов. Рассказчик, Кирилл Лютов, близок автору по мировоззрению, уровню культуры, происхождению. Он «принадлежит к так называемым интеллигентным людям». В армии Лютов очень одинок.

Герой, получивший хорошее образование, знающий несколько языков, наделенный чувством прекрасного, попадает в среду, в которой «режут за очки». Красноармейцы не хотят принимать героя, пока он не совершит убийство. Лютов должен убить гуся, но для него, человека, чья природа протестует против насилия, даже убийство птицы приравнивается к трагедии. Но Лютову приходится это сделать, ведь только тогда красноармейцы говорят про него: «Парень нам подходящий». Лютов вынужден постоянно делать нравственный выбор.

Это хорошо видно на примере рассказа «Смерть Долгушова». Смертельно раненный телефонист Долгушов, просит, чтобы его добили и избавили от мучений и возможного надругательства поляков. Писатель откровенно показывает самые страшные подробности войны, натуралистические детали умирания человека. Долгушов действительно не выживет. Его рана так глубока, что биение его сердца не видно, а слышно.

Но Лютов все равно не может убить человека, он не может переступить через нравственный закон, свою человеческую сущность. Долгушова добивает друг Лютова Афонька Вида, простой казак. Он спокойно выстреливает умирающему прямо в рот. Выбор, который приходится делать Лютову, трагичен.

Убить человека — нарушить внутренний нравственный закон, не убить — обречь его на медленную и мучительную смерть. Кажется, будто Афонька совершает акт милосердия, убивая Долгушова. Но автор показывает, что насилие разрушает душу человека, хочет он того или нет. Поэтому Афонька уже готов убить и своего друга Лютова за то, что ему видится в словах Кирилла укор.

Мне кажется, что сам Бабель не оправдывает ни Лютова, ни Вида, потому что тут неправы оба. Ему ближе всего позиция Грищука, способного вмешаться и предотвратить бессмысленное убийство, а также пожалеть «очкастого», перенесшего самое сильное потрясение в своей жизни. Герой пытается найти оправдание жестокостям, творящимся вокруг него. Но Лютов не находит их.

Его душа не принимает жестокий мир войны, ради каких бы светлых идеалов она ни велась. Мы становимся свидетелями раздирающих душу переживаний героя: «Против луны… сидел я в очках, с чирьями на шее и забинтованными ногами. Смутными поэтическими мозгами переваривал я борьбу классов… я болен, мне, видно, конец пришел, и я устал жить в вашей Конармии…» Несмотря на всю разницу, произведения Фадеева и Бабеля смогли удивительно четко и ярко показать всю трагедию человека, попавшего в безжалостные жернова «великой идеи» революции.

Человек в огне революции

Другие сочинения по теме:

Человек в огне революции и гражданской войны Революция, как правило, для любой страны, для ее народа — период страшных метелей и красных закатов. Писателям, рожденным суровым временем.

Рождение человека нового типа в огне гражданской войны по произведению Бабеля «Конармия» На наших глазах в «Конармии» безответный очкарик превращается в солдата. Но душа его все равно не принимает жестокий мир войны.

Человек в революции: рождение или гибель? Бушует стихия. Волны всей своей мощью ударяются о прибрежные скалы и вдребезги разбиваются. Суровый ветер несется над бурлящей водой, срывая.

Тема революции и гражданской войны в творчестве А. А. Фадеева Революция и гражданская война — слишком масштабные события, чтобы не быть отраженными в литературе, и редкий писатель, их переживший, никак.

Тема революции и гражданской войны в романе А. Фадеева «Разгром» В основу событий романа А. Фадеева «Разгром» положен реальный исторический факт — разгром партизанского отряда на Дальнем Востоке Хотелось бы.

Судьба интеллигенции в революции на примере романа А. Фадеева «Разгром» Читая роман А. Фадеева «Разгром», невольно задумываешься, кто больше нужен России: думающий, образованный, много знающий и понимающий человек или же.

Олеся и Христя два компонента образа Украины в киноповести «Украина в огне» Неумолимая война не раз и не дважды прокатывалась украинской землей, увеличивая число жертв и разруху. Автор подает зловещий пейзаж, от.

Рожденный революцией «новый» человек в творчестве А. Блока и И. Бабеля К теме большевистской революции и тех невообразимых общественных, политических и экономических потрясений, которые пережил русский народ, мы будем возвращаться снова.

Поэма «Двенадцать» — гимн революции или осуждение «свободы без креста»? Творческая судьба Александра Блока. Революция для Блока — возможность создания новых общественных отношений. Понимание Блоком противоречивости стихийных сил революции. Осуждение.

Отношение Бориса Пастернака к революции Мы знаем, что имя Бориса Пастернака, его произведения были запрещены в советской России. Почему же так случилось? Почему творчество Пастернака.

Анализ киноповести Довженко «Украина в огне» Киноповесть «Украина в огне» — один из самых сильных, наиболее поражающих произведений украинской литературы о трагедии народа в годы второй.

Изображение революции в поэме А. Блока «Двенадцать» Творчество А. Блока выразило переживание человека, задыхающегося в атмосфере безвременья, человека, блуждающего «меж двух революций», но упорно ищущего свой путеводительный.

Женские образы в киноповести «Украина в огне» Дружную, трудолюбивую семью рассеяла война. В первые же дни она забрала жизнь у смелого, но безрассудного Савки, ранила мать), бросила.

Осуждение войны в киноповести Александра Довженко «Украина в огне» Давно уже зарубцевались раны войны. Но народная память о ней живет, не слабеет боль потерь. Вечны между столетий те, что.

Тема революции в творчестве Блока и Маяковского Такие поэты, как Блок и Маяковский, за свою недолгую жизнь стали свидетелями крупнейших исторических событий: революции 1905 года, периода жестокой.

Тема революции в творчестве русских писателей Начало 20 века в русской истории ознаменовано несколькими революциями . Эти события стали поистине судьбоносными и поворотными — с ними.

Отражение революции в «Окаянных днях» И. А. Бунина В своем дневнике, озаглавленном «Окаянные дни», Иван Алексеевич Бунин выразил свое резко отрицательное отношение к революции, свершившейся в России в.

Тема интеллигенции и революции в русской литературе 20 века Тема » Интеллигенции и революции» является важной темой в произведениях писателей русской литературы 20 века. Перед представителями интеллигенции вставал острый.

Проблема интеллигенции и революции Начало XX века стало переломной эпохой в судьбе России. Революция, Гражданская война изменили не только социально-политическую обстановку в стране, они.

Развенчание романтики большевистской революции и кровавой гражданской войны Неужели было так? А может, это призрак? Не знаю? Не скажу? И пахнет сорняками, а может, и чабрецом… а в.

Читайте также:  Россия в творчестве А.А.Блока: сочинение
Ссылка на основную публикацию
×
×