Русской поэзии душа человеческая (по творчеству В. А. Жуковского): сочинение

“Преданья старины глубокой!” (по балладе В. А. Жуковского “Светлана”)

Школьное сочинение

В. А. Жуковский вошел в историю русской литературы прежде всего как автор баллад. Жанр баллады, появился в русской литературе задолго до Жуковского, но только он придал ему поэтическую прелесть и сделал популярным.

Среди баллад Жуковского особое место занимает цикл о любви: “Людмила”, “Светлана”, “Леонора”, “Алинаи Альсим”, “Эльвина и Эдвин”, “Эолова арфа”, “Рыцарь Тогенбург”, где господствует тон меланхолической любви и наслаждения печалью.

В балладе “Светлана” Жуковский воскрешает старинный мотив народных исторических и лирических песен: девушка ждет милого друга с войны. Сюжет разлуки влюбленных очень важен, потому что в нем живет народная мораль, принимающая часто религиозную форму.

В этой балладе Жуковский предпринял удачную попытку соединить чувства героини с национальной историей, с бытом, обычаями и преданиями русского народа. По такому же пути пошел затем и Пушкин, сравнивший свою любимую героиню Татьяну Ларину со Светланой и окруживший ее народными песнями, сказками, сельской природой и деревенским бытом.

Весь стиль баллады в женственном, девичьем ореоле. Героиня — очаровательная, милая Светлана — окружена такими же милыми девушками, “подружками”, “подруженьками”, как называет их автор. И все, связанное с ними, вызывает у поэта ласковое чувство: “башмачок”, “песенки”, “крещенский вечерок”. Мы попадаем в удивительный девичий мир, в котором уделено внимание и башмачку, и изумрудным серьгам, и перстню золотому, а особенно зеркалу; даже у коней, на которых приехал жених-мертвец, “пово,-дья шелковы”, красивы. Внешние атрибуты, конечно, не самое главное, важнее в балладе “атрибуты” внутренние: грусть о женихе, мечты, гадания, сны, слезы, внутренний трепет, разговор со своим “вещим сердцем” о будущем:

Что сулишь душе моей,

Радость иль кручину?

Баллада не только рассказывает об одном эпизоде из жизни молоденькой девушки (гадании в крещенский вечерок о женихе), но и представляет ее внутренний мир:

За ворота башмачок,

Сняв с ноги, бросали;

Снег пололи; под окном

Счетным курицу зерном;

Ярый воск топили.

Душевный мир героини полон колебаний: она то соглашается присоединиться к гадающим, то отказывается от крещенских игр. Девушка и боится, и надеется получить желанную весть, и во сне ее попеременно одолевают страх и надежда, тревога и доверие к жениху. Ее чувства напряжены и обострены, сердце на все чутко отзывается. Богатый внутренний мир Светланы, лирическую направленность ее переживаний и раздумий автор подчеркивает вопросами и восклицаниями, в которых звучит музыка ее души. Эмоции выплескиваются через край и свидетельствуют о сложном внутреннем мире героини. Все очарование баллады заключено именно в образе Светланы.

Баллада написана в стремительном ритме, который передает торопливое движение, биение сердца, и вся погружена в своеобразный романтический фон. Белый цвет — цвет надежды и победы над злом. Источник белого цвета в балладе — снег. Он то “валит клоками”, то “на солнышке блестит”, “вьюга под санями”, “метелица кругом”. Белизна подкрепляется образами “белого платка”, используемого во время гадания, стола, покрытого белой скатертью, “белоснежного голубка” и даже “белого полотна”, которым накрыт мертвец. Белый цвет снега ассоциируется с именем героини: Светлана, светлая. Белый цвет — цвет чистоты и непорочности. Контрастный цвет в балладе не черный, а скорее темный: “темно в зеркале” во время гадания, “темна даль” дороги, по которой мчатся кони, “одинокая, впотьмах” стоит Светлана перед избушкой. Баллада также наполнена “огоньками” — светом свечи, которую зажгла Светлана, начиная гадать, светом в распахнувшихся дверях церкви. В темноте “брезжит в поле огонек” из окон избушки, в страшной хижине горит свеча. В комнате, освещенной лишь одной свечой, очень страшно:

Кто-то, чудилось, блестит

Все страхи влюбленной Светланы рассеялись, она ни в чем не повинна, но поэт предупреждает ее: смирись, покорствуй провидению. Вера в провидение оборачивается верой в жизнь:

Здесь несчастье — лживый сон;

Счастье девушки непосредственно зависит от того, сохраняет ли она верность народным обычаям. Светлана не потеряла надежды, и потому награда ей — не смерть в разлуке с любимым, а разделенная любовь на земле. По мысли Жуковского, даже гибель жениха не мешает любви, потому что любящие души соединяются за пределами земного.

Мы видим, что сюжет баллады построен на народно-поэтической и народно-религиозной основе. Народные поверья составляют романтическую сущность души русской девушки. Отступление от романтического начала, живущего в душе, несет гибель, а преданность ему, несмотря на все испытания и искушения, дарит победу над темными, злыми силами. Светлана не потеряла надежды на счастье, и оно пришло к ней.

Жуковский не случайно погрузил свою героиню в народный деревенский быт с его праздниками, гаданиями, обычаями. Он подчеркивает этим народные истоки романтических чувств Светланы. Счастье девушки зависит только от нее самой, от народности и романтичности ее внутреннего мира, от заложенных в нем нравственных ценностей, от способности девушки сопротивляться жизненным преградам.

В. Г. Белинский считал, что “любовь играет главную роль в поэзии Жуковского”, и одновременно отмечал, что поэт передавал в стихах не столько само чувство, сколько “потребность, жажду любви, стремление к любви. “, и баллада “Светлана” наилучшим образом выразила эту человеческую потребность.

Русской поэзии душа человеческая (по творчеству В. А. Жуковского)

Его стихов пленительная сладость

Пройдет веков завистливую даль.

И, внемля им, вздохнет о славе младость,

Утешится безмолвная печаль

И резвая задумается радость.

Василию Андреевичу Жуковскому по праву принадлежит первое место в допушкинский период развития русской литературы. Среди современников-поэтов он выделился силой и красотой своего художественного дарования, новаторскими начинаниями, масштабом творчества и литературной авторитетностью. На заре XIX века Жуковский покорил читающую Россию «пленительной сладостью» стихов, которую так ценил А. С. Пушкин, открыл ей неведомый ранее мир чувств, настроений и признаний.

Задумчивая и нежная лирическая речь полилась, словно музыкальная мелодия, завораживая своими ритмами, звуками, светлой и тонкой грустью, исходящей из самых глубин человеческой души. Он был поэтом «для немногих», для тех, кто способен был оценить парение его мыслей и насладиться красотой поэтических строк. Он говорил о тайных узах, скрепляющих землю с небом, людей друг с другом, о своих страданиях, о превратностях судьбы. В его балладах обитали фантастические существа, черти и ведьмы, призраки, которые угрожали людям и вмешивались в их жизнь, — осе это выглядело необычно по сравнению с предшествующей поэзией.

Обобщая свои размышления об искусстве, Жуковский создал

Романтическую теорию. Он был убежден, что цель искусства —

творчество. Корыстные и тщеславные побуждения не должны руководить писателем. Поэзия должна пробуждать в душе сладостное ощущение красоты. А красота в его понимании — это идеальная истина, которая воспроизводит мир чувств и души человеческой. Главную ценность наследия романтизма составляет идея единства истины, добра и красоты.

Элегиям и элегическим стихотворениям — принадлежит ведущее место в его творчестве по содержательной наполненности, глубине самовыражения и влиянию этого жанра на другие.

Элегии Жуковского — большие лирические произведения, центром которых оказывается элегическая личность. В его прославленных элегиях «Сельское кладбище», «Вечер», в стихотворении элегического тона «Певец» в центре — образ юноши, который «Едва расцвел — и жизнь уж разлюбил» («Певец»), потому что юное существо оказалось не принятым жизнью: «Здесь пепел безвременно сокрыли…» («Сельское кладбище»); «Придет сюда Альпин в час вечера мечтать над тихой юноши могилой!» («Вечер»); «И рано встретил он конец, заснул желанным сном могилы…» («Певец»). Особенность, свойственная романтической поэзии Жуковского, заключается в том, что он разрушил грани между жизнью и смертью своего героя, его бытием и небытием. Юноша-поэт вначале передает впечатления, вызванные сельским кладбищем, а затем как бы видит себя умершим.

Герой живет и не живет одновременно. Его внимание привлекли не прославленные герои отечества, а простые сельские жители («Сельское кладбище»). Их судьбы учат его всегда следовать голосу совести и чести, не раболепствовать перед сильными мира сего, не быть жестоким и равнодушным к тем, кто страдает, ценить в жизни отзывчивость, способность сострадать, готовность прийти на помощь нуждающемуся в ней.

Главный интерес Жуковского как романтика вызывают особые переживания, эмоциональные и интеллектуальные: воспоминания, мечты, надежды, сны, а также самое невыразимое, но существующее в душе — мир предчувствий. Ему знакомы все тончайшие оттенки ощущений и эмоций, его чуткое ухо улавливает едва слышные звуки, а глаз подмечает все до мелочей: последний луч зари, блестящую струю в реке, трепет ивы, колыхание тростника, зыбкость лунного блеска. Чувство природы в элегиях Жуковского особенно проникновенно, богато оттенками и философски содержательно. Он различает утреннее и весеннее (радостное, светлое очарование природой, которое испытывает человек)» вечернее (подлинно элегическое) и многие другие чувства. Особенного мастерства он достиг в поэтическом изображении вечер («Вечер», «Славянка»), когда природа погружается в «задумчивость», в «таинственное молчание», в «дремоту», а человек, слившись с ней, с умиротворенным сердцем погружается в себя.

Вечернее затишье позволяет чувствительной душе постигать не замеченное за дневными заботами.

Человеческие переживания, которые ввел Жуковский в мир поэзии, полны предчувствий, безотчетного «стремления к бесконечному», по словам В. Г. Белинского, который особенно ценил это, так как «без стремления к бесконечному нет жизни, нет развития, нет прогресса».

Элегическое творчество Жуковского создало особый эстетический мир. Его главный отличительный признак — меланхолия, которая состоит из оттенков противоположной эмоциональной тональности и в которой нет ни завершенности, ни определенности. «Меланхолия — это ни горесть, ни радость, а оттенок веселья на сердце печального, оттенок уныния на душе счастливца. Это чувство Жуковский связывал с античностью. «Все сокровища были на земле, все заключалось в земных радостях и все с ними исчезло», — так воспроизводил Жуковский сознание человека античного времени. Меланхолия, рожденная таким сознанием, — грустное чувство, вызванное пониманием изменчивости жизни, неверности житейских благ, «предчувствием утраты невозвратимой и неизбежной».

Но эстетический мир Жуковского богат и другими эстетическими переживаниями. В элегиях — чувство красоты, ведь в воспроизведении ее поэт видел цель искусства. Жуковский различал два типа красоты: «блестящую красоту» солнечного яркого дня, пышного заката — внешнюю красоту — и красоту внутреннюю, без блеска и роскоши красок, но еще более проникновенную. Поэзия его полна романтическим переживанием красоты. Прекрасному он подбирает синонимы: «очарование», «обаяние», «обворожение», «невыразимое», «минувших дней очарованье», «прошли вы, дни очарованья», «очарованный поток», «очарованная тишина».

Читайте также:  В. Жуковский и К. Батюшков первые русские поэты-романтики: сочинение

Романтическое мироощущение поэта и выражается в его элегиях, в этом очаровании. Состоянием очарования, которое вызывают и природа, и собственные воспоминания, мечты, безотчетные стремления, элегическая личность отделена от повседневности. Белинский ценил элегический настрой поэзии Жуковского, чувство неудовлетворенности, порыв к неведомому, лучшему. В юношеской меланхолической тоске критик видел залог прогресса.

Жуковский воспринял мир, тесно слив его с личным душевным опытом, раздвинув границы словесного искусства, совершив переворот огромного масштаба и значения, определивший последующее направление русской литературы. В. Г. Белинский, подводя итог творчеству поэта, говорил: «Незрим подвиг Жуковского и велико значение его в русской литературе! Его романтическая муза была для дикой степи русской поэзии элевзинскою божнею Цецерою: она дала русской поэзии душу и сердце… Это еще не пушкинские стихи; но после них уже надо было ожидать не других каких-нибудь, а пушкинских…»

Своеобразие романтической поэзии В. А. Жуковского Трагическая судьба В. А. Жуковского оказала влияние на его поэзию («Жизнь и поэзия — одно»). Его любовь к Маше Протасовой, которую выдали замуж за другого, потом ее смерть, потеря друзей, чувство обездоленности с детства, одиночество обусловили основные мотивы лирики поэта. Читать далее.

ОЧЕРК ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА В. А. ЖУКОВСКОГО (1783-1852) Факты биографии. В. А. Жуковский — сын помещика А. И. Бунина и пленной турчанки; фамилию получил от своего крестного отца, бедного дворянина, проживающего в доме Бунина. Двусмысленное положение в семье. Трагическая любовь к Марии Протасовой, редактирование журнала «Вестник Европы», служба. Читать далее.

Тема природы в лирике Жуковского Василий Андреевич Жуковский родился 29 января 1783 г. Он основоположник русского романтизма. Белинский говорил, что Жуковский дал для русской поэзии «душу и сердце». «Душа и сердце» присутствуют в произведениях, где Жуковский говорит о природе. Природа была неотъемлемой частью в жизни. Читать далее.

ОБРАЗ МОРЯ В ПОЭЗИИ А. С. ПУШКИНА И В. А. ЖУКОВСКОГО КЛАССИКА А. С. ПУШКИН ОБРАЗ МОРЯ В ПОЭЗИИ А. С. ПУШКИНА И В. А. ЖУКОВСКОГО Многие поэты обращались к образу моря в своих произведениях. Впервые море воспели античные авторы. Стихотворный размер гекзаметр, пришедший из Древней Греции, ассоциируется с шумом набегающих. Читать далее.

Образ моря в поэзии Александра Пушкина и Василия Жуковского Многие поэты обращались к образу моря в своих произведениях. Впервые море воспели античные авторы. Стихотворный размер гекзаметр, пришедший из Древней Греции, ассоциируется с шумом набегающих волн. С развитием литературы менялся и развивался образ моря в поэзии. Особенно важное значение он. Читать далее.

Восприятие, истолкование, оценка стихотворения Жуковского «Песня» Своим учителем в поэзии Жуковский считал Карамзина, главу русского сентиментализма. Сущность романтизма Жуковского очень точно охарактеризована Белинским, сказавшим, что он стал «певцом сердечным утра». По натуре своей Жуковский не был борцом, его «жалобы» никогда не перерастали в открытый протест. Он. Читать далее.

«В его романах душа человеческая изображается с реальностью, еще небывалой в нашей литературе» Духовную красоту «простого человека» я хочу показать на примере Платона Каратаева. После казни «поджигателей» у стен Новодевичьего монастыря в душе Пьера «как будто вдруг выдернута была та пружина, на которой все держалось и представлялось живым, и все завалилось в кучу. Читать далее.

Биография Жуковского Василий Андреевич Жуковский — русский поэт, академик, переводчик. Ранние годы Родился Василий Жуковский 29 января 1783 года в селе Мишенском Тульской губернии. Он был незаконнорожденным сыном помещика А. И. Бунина. Получил новую фамилию после усыновления крестным — бедным белорусским дворянином. Читать далее.

Сочинение на тему: «Образ моря в русской романтической поэзии» Море во все времена привлекало внимание поэтов. К морю обращались в минуты грусти и в моменты небывалого счастья, восторженности. Образ моря занимал важное место в русской романтической поэзии. В основе романтизма — отрицание современной действительности и противопоставление ей мира фантазии. Читать далее.

«В его романах душа человеческая изображается с реальностью, Еще небывалой в нашей литературе» (Н. Н. Cтрахов) В человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли. А. П. Чехов Эти слова, пожалуй, больше всего подходят Наташе Ростовой, любимой героине Льва Николаевича Толстого. Почему же именно она? Наверно, каждый писатель вкладывает в каждого. Читать далее.

Сочинение на тему: «Баллады В. А. Жуковского» Творчество Василия Андреевича Жуковского открыло неожиданный и таинственный мир романтизма. Античные мифы, предания древности, страшные легенды средних веков стали содержанием баллад. Жуковский ввел в русскую поэзию этот новый жанр. Почему же новое литературное направление — романтизм — вошло в литературу. Читать далее.

БАЛЛАДЫ В. А. ЖУКОВСКОГО Баллада — лиро-эпическое произведение героического, исторического и драматического характера, жанр, типичный для творчества поэтов-романтиков. Проблематика баллад — жизнь как постоянное противостояние судьбе, поединок человека и обстоятельств. Основа балладного сюжета — преодоление человеком преграды между реально существующим и потусторонним миром. Баллада. Читать далее.

Сочинение на тему: «Романтизм в творчестве Жуковского» В. А. Жуковский по праву признан одним из основателей русского романтизма. Его первые произведения, написанные в излюбленном для него жанре элегии, были очень тепло приняты читательской публикой. Это было первым шагом к тому, чтобы признать поэта мэтром романтизма. Зародившееся в. Читать далее.

Романтическая поэзия Жуковского Нам с детства известен В. А. Жуковский — автор знаменитых баллад «Лесной царь», «Перчатка», «Кубок», «Светлана» и многих других. Позже мы узнали о том, что почти все они были переведены, чаще всего с немецкого языка, но от этого творения поэта. Читать далее.

Романтический мир лирики Жуковского У самых истоков русского романтизма стоял один из ярчайших литераторов начала XIX века — Василий Андреевич Жуковский. Он стал своеобразным «литературным Колумбом Руси», открывшим «Америку романтизма», как назвал его Белинский. Сама природа позаботилась создать в его лице «русское эхо» для. Читать далее.

Основные мотивы стихотворений Жуковского «Море» и «Вечер» Чтобы понять, какие чувства и мысли одушевляли поэзию Жуковского, сравним две его элегии. Элегия «Вечер» еще близка сентиментализму. Покой природы, замирающей в вечерней тишине, отраден для поэта. В средней части элегии при зыбком блеске луны поэту вспоминается друзей «священный круг». Читать далее.

«Душа обязана трудиться». Философские мотивы в современной русской лирике Прежде чем говорить о философском направлении в современной поэзии, зададим себе вопросы: «А разве поэт — непременно философ? Разве не сказал Пушкин, что поэзия «должна быть немного глуповата»? Не лучше ли, если будет просто поэзия — без всякой философии?» Но. Читать далее.

Лирический герой В. А. Жуковского В. А. Жуковский по праву считается одним из ярчайших русских поэтов-сентименталистов, развивших этот литературный метод в лирике до величественных масштабов и обеспечивших плавный и закономерный переход к романтизму. Ранние стихотворения поэта проникнуты сентиментальными настроениями, в поздних же можно найти характерные. Читать далее.

Баллады Жуковского Василий Андреевич Жуковский — один из создателей русской романтической поэзии. Русская литературная критика исключительно высоко оценила значение его творчества. По мнению Гуковского, он «открыл русской поэзии душу человеческую». Романтизм часто противопоставляет цивилизации нетронутую природу, естественные человеческие отношения, простой уклад жизни. Читать далее.

Стихотворение Жуковского «Песня» В. А. Жуковский — крупнейший поэт русского романтизма. Его роль в создании новой поэзии огромна. Впервые в нашей литературе он наполнил интимную лирику философским смыслом. Главным содержанием его поэзии стало недовольство миром, собой, людьми, поэтому одной из ведущих тем является. Читать далее.

Сочинение: Жуковский в. а. – Русской поэзии душа человеческая

Его стихов пленительная сладость

Пройдет веков завистливую даль.

И, внемля им, вздохнет о славе младость,

Утешится безмолвная печаль

И резвая задумается радость.

Василию Андреевичу Жуковскому по праву принадлежит первое место в допушкинский период развития русской литературы. Среди современников-поэтов он выделился силой и красотой своего художественного дарования, новаторскими начинаниями, масштабом творчества и литературной авторитетностью. На заре XIX века Жуковский покорил читающую Россию «пленительной сладостью» стихов, которую так ценил А. С. Пушкин, открыл ей неведомый ранее мир чувств, настроений и признаний.

Задумчивая и нежная лирическая речь полилась, словно музыкальная мелодия, завораживая своими ритмами, звуками, светлой и тонкой грустью, исходящей из самых глубин человеческой души. Он был поэтом «для немногих», для тех, кто способен был оценить парение его мыслей и насладиться красотой поэтических строк. Он говорил о тайных узах, скрепляющих землю с небом, людей друг с другом, о своих страданиях, о превратностях судьбы. В его балладах обитали фантастические существа, черти и ведьмы, призраки, которые угрожали людям и вмешивались в их жизнь, -осе это выглядело необычно по сравнению с предшествующей поэзией.

Обобщая свои размышления об искусстве, Жуковский создал

Романтическую теорию. Он был убежден, что цель искусства –

творчество. Корыстные и тщеславные побуждения не должны руководить писателем. Поэзия должна пробуждать в душе сладостное ощущение красоты. А красота в его понимании — это идеальная истина, которая воспроизводит мир чувств и души человеческой. Главную ценность наследия романтизма составляет идея единства истины, добра и красоты.

Элегиям и элегическим стихотворениям — принадлежит ведущее место в его творчестве по содержательной наполненности, глубине самовыражения и влиянию этого жанра на другие.

Элегии Жуковского — большие лирические произведения, центром которых оказывается элегическая личность. В его прославленных элегиях «Сельское кладбище», «Вечер», в стихотворении элегического тона «Певец» в центре — образ юноши, который «Едва расцвел — и жизнь уж разлюбил» («Певец»), потому что юное существо оказалось не принятым жизнью: «Здесь пепел безвременно сокрыли. » («Сельское кладбище»); «Придет сюда Альпин в час вечера мечтать над тихой юноши могилой!» («Вечер»); «И рано встретил он конец, заснул желанным сном могилы. » («Певец»). Особенность, свойственная романтической поэзии Жуковского, заключается в том, что он разрушил грани между жизнью и смертью своего героя, его бытием и небытием. Юноша-поэт вначале передает впечатления, вызванные сельским кладбищем, а затем как бы видит себя умершим.

Читайте также:  Тема судьбы и рока в произведениях Жуковского: сочинение

Герой живет и не живет одновременно. Его внимание привлекли не прославленные герои отечества, а простые сельские жители («Сельское кладбище»). Их судьбы учат его всегда следовать голосу совести и чести, не раболепствовать перед сильными мира сего, не быть жестоким и равнодушным к тем, кто страдает, ценить в жизни отзывчивость, способность сострадать, готовность прийти на помощь нуждающемуся в ней.

Главный интерес Жуковского как романтика вызывают особые переживания, эмоциональные и интеллектуальные: воспоминания, мечты, надежды, сны, а также самое невыразимое, но существующее в душе — мир предчувствий. Ему знакомы все тончайшие оттенки ощущений и эмоций, его чуткое ухо улавливает едва слышные звуки, а глаз подмечает все до мелочей: последний луч зари, блестящую струю в реке, трепет ивы, колыхание тростника, зыбкость лунного блеска. Чувство природы в элегиях Жуковского особенно проникновенно, богато оттенками и философски содержательно. Он различает утреннее и весеннее (радостное, светлое очарование природой, которое испытывает человек)» вечернее (подлинно элегическое) и многие другие чувства. Особенного мастерства он достиг в поэтическом изображении вечер («Вечер», «Славянка»), когда природа погружается в «задумчивость», в «таинственное молчание», в «дремоту», а человек, слившись с ней, с умиротворенным сердцем погружается в себя.

Вечернее затишье позволяет чувствительной душе постигать не замеченное за дневными заботами.

Человеческие переживания, которые ввел Жуковский в мир поэзии, полны предчувствий, безотчетного «стремления к бесконечному», по словам В. Г. Белинского, который особенно ценил это, так как «без стремления к бесконечному нет жизни, нет развития, нет прогресса».

Элегическое творчество Жуковского создало особый эстетический мир. Его главный отличительный признак — меланхолия, которая состоит из оттенков противоположной эмоциональной тональности и в которой нет ни завершенности, ни определенности. «Меланхолия — это ни горесть, ни радость, а оттенок веселья на сердце печального, оттенок уныния на душе счастливца. Это чувство Жуковский связывал с античностью. «Все сокровища были на земле, все заключалось в земных радостях и все с ними исчезло», — так воспроизводил Жуковский сознание человека античного времени. Меланхолия, рожденная таким сознанием, — грустное чувство, вызванное пониманием изменчивости жизни, неверности житейских благ, «предчувствием утраты невозвратимой и неизбежной».

Но эстетический мир Жуковского богат и другими эстетическими переживаниями. В элегиях — чувство красоты, ведь в воспроизведении ее поэт видел цель искусства. Жуковский различал два типа красоты: «блестящую красоту» солнечного яркого дня, пышного заката — внешнюю красоту — и красоту внутреннюю, без блеска и роскоши красок, но еще более проникновенную. Поэзия его полна романтическим переживанием красоты. Прекрасному он подбирает синонимы: «очарование», «обаяние», «обворожение», «невыразимое», «минувших дней очарованье», «прошли вы, дни очарованья», «очарованный поток», «очарованная тишина».

Романтическое мироощущение поэта и выражается в его элегиях, в этом очаровании. Состоянием очарования, которое вызывают и природа, и собственные воспоминания, мечты, безотчетные стремления, элегическая личность отделена от повседневности. Белинский ценил элегический настрой поэзии Жуковского, чувство неудовлетворенности, порыв к неведомому, лучшему. В юношеской меланхолической тоске критик видел залог прогресса.

Жуковский воспринял мир, тесно слив его с личным душевным опытом, раздвинув границы словесного искусства, совершив переворот огромного масштаба и значения, определивший последующее направление русской литературы. В. Г. Белинский, подводя итог творчеству поэта, говорил: «Незрим подвиг Жуковского и велико значение его в русской литературе! Его романтическая муза была для дикой степи русской поэзии элевзинскою божнею Цецерою: она дала русской поэзии душу и сердце… Это еще не пушкинские стихи; но после них уже надо было ожидать не других каких-нибудь, а пушкинских. »

Сочинение Русской поэзии душа человеческая (по творчеству В. А. Жуковского)

Его стихов пленительная сладость

Пройдет веков завистливую даль.

И, внемля им, вздохнет о славе младость,

Утешится безмолвная печаль

И резвая задумается радость.

Василию Андреевичу Жуковскому по праву принадлежит первое место в допушкинский период развития русской литературы. Среди современников-поэтов он выделился силой и красотой своего художественного дарования, новаторскими начинаниями, масштабом творчества и литературной авторитетностью. На заре XIX века Жуковский покорил читающую Россию «пленительной сладостью» стихов, которую так ценил А. С. Пушкин, открыл ей неведомый ранее мир чувств, настроений и признаний.

Задумчивая и нежная лирическая речь полилась, словно музыкальная мелодия, завораживая своими ритмами, звуками, светлой и тонкой грустью, исходящей из самых глубин человеческой души. Он был поэтом «для немногих», для тех, кто способен был оценить парение его мыслей и насладиться красотой поэтических строк. Он говорил о тайных узах, скрепляющих землю с небом, людей друг с другом, о своих страданиях, о превратностях судьбы. В его балладах обитали фантастические существа, черти и ведьмы, призраки, которые угрожали людям и вмешивались в их жизнь, -осе это выглядело необычно по сравнению с предшествующей поэзией.

Обобщая свои размышления об искусстве, Жуковский создал

Романтическую теорию. Он был убежден, что цель искусства —

творчество. Корыстные и тщеславные побуждения не должны руководить писателем. Поэзия должна пробуждать в душе сладостное ощущение красоты. А красота в его понимании — это идеальная истина, которая воспроизводит мир чувств и души человеческой. Главную ценность наследия романтизма составляет идея единства истины, добра и красоты.

Элегиям и элегическим стихотворениям — принадлежит ведущее место в его творчестве по содержательной наполненности, глубине самовыражения и влиянию этого жанра на другие.

Элегии Жуковского — большие лирические произведения, центром которых оказывается элегическая личность. В его прославленных элегиях «Сельское кладбище», «Вечер», в стихотворении элегического тона «Певец» в центре — образ юноши, который «Едва расцвел — и жизнь уж разлюбил» («Певец»), потому что юное существо оказалось не принятым жизнью: «Здесь пепел безвременно сокрыли. » («Сельское кладбище»); «Придет сюда Альпин в час вечера мечтать над тихой юноши могилой!» («Вечер»); «И рано встретил он конец, заснул желанным сном могилы. » («Певец»). Особенность, свойственная романтической поэзии Жуковского, заключается в том, что он разрушил грани между жизнью и смертью своего героя, его бытием и небытием. Юноша-поэт вначале передает впечатления, вызванные сельским кладбищем, а затем как бы видит себя умершим.

Герой живет и не живет одновременно. Его внимание привлекли не прославленные герои отечества, а простые сельские жители («Сельское кладбище»). Их судьбы учат его всегда следовать голосу совести и чести, не раболепствовать перед сильными мира сего, не быть жестоким и равнодушным к тем, кто страдает, ценить в жизни отзывчивость, способность сострадать, готовность прийти на помощь нуждающемуся в ней.

Главный интерес Жуковского как романтика вызывают особые переживания, эмоциональные и интеллектуальные: воспоминания, мечты, надежды, сны, а также самое невыразимое, но существующее в душе — мир предчувствий. Ему знакомы все тончайшие оттенки ощущений и эмоций, его чуткое ухо улавливает едва слышные звуки, а глаз подмечает все до мелочей: последний луч зари, блестящую струю в реке, трепет ивы, колыхание тростника, зыбкость лунного блеска. Чувство природы в элегиях Жуковского особенно проникновенно, богато оттенками и философски содержательно. Он различает утреннее и весеннее (радостное, светлое очарование природой, которое испытывает человек)» вечернее (подлинно элегическое) и многие другие чувства. Особенного мастерства он достиг в поэтическом изображении вечер («Вечер», «Славянка»), когда природа погружается в «задумчивость», в «таинственное молчание», в «дремоту», а человек, слившись с ней, с умиротворенным сердцем погружается в себя.

Вечернее затишье позволяет чувствительной душе постигать не замеченное за дневными заботами.

Человеческие переживания, которые ввел Жуковский в мир поэзии, полны предчувствий, безотчетного «стремления к бесконечному», по словам В. Г. Белинского, который особенно ценил это, так как «без стремления к бесконечному нет жизни, нет развития, нет прогресса».

Элегическое творчество Жуковского создало особый эстетический мир. Его главный отличительный признак — меланхолия, которая состоит из оттенков противоположной эмоциональной тональности и в которой нет ни завершенности, ни определенности. «Меланхолия — это ни горесть, ни радость, а оттенок веселья на сердце печального, оттенок уныния на душе счастливца. Это чувство Жуковский связывал с античностью. «Все сокровища были на земле, все заключалось в земных радостях и все с ними исчезло», — так воспроизводил Жуковский сознание человека античного времени. Меланхолия, рожденная таким сознанием, — грустное чувство, вызванное пониманием изменчивости жизни, неверности житейских благ, «предчувствием утраты невозвратимой и неизбежной».

Но эстетический мир Жуковского богат и другими эстетическими переживаниями. В элегиях — чувство красоты, ведь в воспроизведении ее поэт видел цель искусства. Жуковский различал два типа красоты: «блестящую красоту» солнечного яркого дня, пышного заката — внешнюю красоту — и красоту внутреннюю, без блеска и роскоши красок, но еще более проникновенную. Поэзия его полна романтическим переживанием красоты. Прекрасному он подбирает синонимы: «очарование», «обаяние», «обворожение», «невыразимое», «минувших дней очарованье», «прошли вы, дни очарованья», «очарованный поток», «очарованная тишина».

Романтическое мироощущение поэта и выражается в его элегиях, в этом очаровании. Состоянием очарования, которое вызывают и природа, и собственные воспоминания, мечты, безотчетные стремления, элегическая личность отделена от повседневности. Белинский ценил элегический настрой поэзии Жуковского, чувство неудовлетворенности, порыв к неведомому, лучшему. В юношеской меланхолической тоске критик видел залог прогресса.

Жуковский воспринял мир, тесно слив его с личным душевным опытом, раздвинув границы словесного искусства, совершив переворот огромного масштаба и значения, определивший последующее направление русской литературы. В. Г. Белинский, подводя итог творчеству поэта, говорил: «Незрим подвиг Жуковского и велико значение его в русской литературе! Его романтическая муза была для дикой степи русской поэзии элевзинскою божнею Цецерою: она дала русской поэзии душу и сердце. Это еще не пушкинские стихи; но после них уже надо было ожидать не других каких-нибудь, а пушкинских. »

Читайте также:  ПИСЬМО ИЗ БОРОДИНА ОТ БЕЗРУКОГО К БЕЗНОГОМУ ИНВАЛИДУ: сочинение

Русской поэзии душа человеческая (по творчеству В. А. Жуковского): сочинение

В начале XIX столетия в России сложилось новое литературное течение – романтизм. Он пришел на смену классицизму и оформился в двух главных течениях – психологическом и гражданском. Психологическое течение русского романтизма возглавили Жуковский и Батюшков.

Пафос поэзии Жуковского – суверенность душевного строя личности, мыслящей себя внутренне самостоятельной и независимой. Такая личность воспринимает историю и современность, прошлое и будущее сквозь призму индивидуального неповторимого сознания. Человек в поэзии Жуковского прежде всего частный человек, противополагающий себя государству. Его душевный строй и весь духовный облик самоценны.

Заслуга Жуковского состоит в том, что весь видимый человеку мир в его поэзии предстал в индивидуальном свете, пропущенном через сердце и душу. После Жуковского любое переживание, будь то тоска или печаль, гражданское или патриотическое чувство, утратило риторическое, абстрактное (и потому холодное) выражение и приобрело задушевность и трогательность. Например, патриотизм воспринимается в лирике Жуковского (“Певец во стане русских воинов”) не внешним по отношению к человеку требованием, а его собственным, внутренним убеждением, неотъемлемым свойством его натуры. Жуковский как бы раскрепостил душевный строй человека.

Единство авторского сознания и отображенной в лирике романтической личности – вот то новое, что внес Жуковский в романтизм в частности и в поэзию вообще. Это повлекло за собой единство стиля и тона, которое достигалось в результате прямого, непосредственного воссоздания душевных переживаний личности.

Счастье человека, по убеждению Жуковского, а следовательно, и смысл его жизни не во внешнем интересе, а в нем самом, в силах его души, в богатстве мыслей и чувств. Чем гуманнее личность и чем больше человечных людей, тем счастливее государство. Надо не подавлять или смирять страсти, а усовершенствовать свой духовный мир. Человек для Жуковского не средство для достижения каких-то посторонних ему целей, а сам – цель исторического процесса. Поскольку же между самосознанием личности, ее реальными возможностями и положением в действительности лежала глубокая пропасть, то личность в поэзии Жуковского принципиально одинока. Она находит понимание лишь в среде людей, которым столь же чужда мораль несправедливого общества. Но одиночество не отвращает человека от всего мира. Жуковский принимает жизнь даже с ее страданиями и печалями, потому что они тоже умножают гуманные и нравственные начала в человеке. Он верит, что в конечном итоге “прекрасное и возвышенное в человеке победит, хотя бы и за пределами земного бытия”. Так в поэзии Жуковского возникает “второй мир” – идеальный и совершенный. (. ) Поэт как бы уносит читателя в неведомую даль очарования и, чтобы достичь ее, побуждал сбросить груз земной суеты, презреть мелкие интересы и оживить свои истинно человеческие свойства.

На этом качественно новом пути Жуковский решительно порывает с прежней рационалистической поэтикой XVIII века. Отвлекаясь от предметных признаков, поэт оживил в слове добавочные эмоциональные оттенки, скрытые в нем, и повысил их субъективную значимость. Он обнаружил в слове и в сочетаниях слов дополнительные ресурсы для передачи переживаний и настроений. (. )

Своими элегиями Жуковский вдохнул в русскую поэзию новое содержание и преобразовал ее строй. В элегии “Вечер” содержание грустно не потому, что так велят “правила” искусства, а вследствие сложившегося у поэта понимания жизни. Так была поколеблена принудительная связь между жанром и лирической эмоцией. Это привело к тому, что личность в поэзии уже не делилась на разные сферы – интимную, гражданскую, а предстала единой, внутренне многосложной и многогранной, прекрасной и возвышенной. Действительность отныне просматривалась через душевный строй человека, через его индивидуальные, неповторимо-своеобразные, самобытные переживания.

Жуковский придал элегической грусти всепроникающий и всеохватывающий характер. Элегическое настроение – это господствующая тональность его лирики. Элегия – песня всей человеческой жизни, выражающая глубокое и неискоренимое разочарование в действительности.

Элегическая эмоция включила теперь и “вечные” философские вопросы – противоречия между конечностью тела и бесконечностью духа, и социальные – неудовлетворенность насущной действительностью, в которой гибнут высокие духовные ценности (отсюда жажда иного мира и жгучая мечта о нем), и психологические – желание передать неповторимые и гуманные чувства, свойственные отдельной личности, родственным ей душам.

Новое понимание мира и новых отношений личности с миром проникло и в другие жанры. (. ) В романсе и песне устанавливалась значимая близость автора с образованным кругом или народной средой. Балладе Жуковский придал ту окончательную завершенность, те типичные признаки, которые выделили ее из других жанров.

Сочинение: Тематика и образы романтической поэзии В.А. Жуковского

Тематика и образы романтической поэзии В.А. Жуковского

Место Василия Андреевича Жуковского в истории отече­ственной литературы определяется в первую очередь тем, что он, наряду с Константином Николаевичем Батюшковым, явился непосредственным предшественником Александра Сергеевича Пушкина и провозвестником пушкинского пери­ода в русской поэзии. Стихам Жуковского суждено было стать ( моего рода переходным мостиком между отжившим свой век классицизмом и поэзией пушкинской поры.

Самобытность поэзии Жуковского состояла в том, что он одним из первых направил ее внимание к передаче душев­ных переживаний частного человека, сообщив ей тем самым лирическое начало. Он стал основоположником романтизма в русской поэзии.

До появления Жуковского на поэтической сцене основ­ным содержанием стихотворных произведений его предше­ственников были факты и события большого общественного значения. Так, если мы вспомним оды Ломоносова и Держа­вина, то обращены они были не больше не меньше как к само­держицам российским: Анне, Елизавете, Екатерине — либо же воспевали главные этапы государственного развития. Человек как личность — со всеми его чувствами и переживаниями — оставался за пределами внимания стихотворцев. Как отмечал впоследствии Виссарион Григорьевич Белинский, «до Жуков­ского никто и не подозревал, чтоб жизнь человека могла быть в тесной связи с его поэзией и чтоб произведения поэта смог­ли быть вместе и лучшею его биографиею».

Основными жанрами оригинального творчества Жуковско­го были элегия и особенно баллада. Именно ему принадлежит заслуга утверждения этого жанра на русской почве. Причем в нем поэт создал первые национальные образцы, основанные на устном народном творчестве. К таким балладам относятся «Людмила», «Светлана» и «Двенадцать спящих дев».

Примером романтического изображения картин природы в элегии может служить стихотворении «Море», написанное в 1829 году. Его высоко оценил Александр Сергеевич Пушкин. Читая эту элегию, с первых строк проникаешься ощущением величия водной стихии:

Безмолвное море, лазурное море,

Стою очарован над бездной твоей.

Ты живо; ты дышишь; смятенной любовью,

Тревожною думой наполнено ты.

Вначале поэт показывает нам море безмолвным, то есть спокойным. Оно представляется ему живым существом. Но он чувствует, что в море заключена какая-то тайна, и пытается проникнуть в нее, разгадать ее:

Безмолвное море, лазурное море,

Открой мне глубокую тайну твою.

Что движет твое необъятное лоно?

Чем дышит твоя напряженная грудь?

Разгадка состоит в том, что видимое спокойствие моря об­манчиво. На это указывает Жуковский в последних строках стихотворения:

Обманчив твоей неподвижности вид:

Ты в бездне покойной скрываешь смятенье,

Ты, небом любуясь, дрожишь за него.

Идейный смысл этого стихотворения заключается в том, что поэт сравнивает море с человеческой жизнью. Недаром существует выражение «житейское море». И душе его тревож­но оттого, что в человеческой жизни за внешним спокойстви­ем часто скрываются сложные душевные переживания.

Сделав содержанием своей поэзии мысли и эмоции отдель­ного человека, Жуковский не отвернулся и от тем большого об­щественного звучания. Но и в их разработке ведущую роль ста­ло играть лирическое начало.

Так, немалое внимание поэт уделил военно-патриотической теме. Это было связано прежде всего с событиями Отечествен­ной войны 1812 года, которая вызвала подъем патриотических чувств. Самым значительным произведением этой тематики ста­ла поэма «Певец во стане русских воинов». В основе поэмы — непосредственные впечатления участника событий: во время Бородинского сражения Жуковский находился на поле боя, в резервном полку народного ополчения, что позволило ему со­здать яркие и достоверные картины героических подвигов, со­вершенных русскими воинами. В этой поэме автор выражает гражданские чувства, присущие многим русским людям, но эти чувства переплавлены в поэзию, пройдя через душу лирического героя. Таким образом, даже патриотизм становится не обще­ственным, а личным чувством поэта. Оно громко звучит, напри­мер, в следующем отрывке из названной поэмы:

Страна, где мы впервые Вкусили сладость бытия,

Поля, холмы родные,

Родного неба милый свет,

Златые игры первых лет И первых лет уроки, —

Что вашу прелесть заменит?

О родина святая,

Какое сердце не дрожит,

Лирическая поэзия Жуковского становится своеобразной ис­торией его поэтической души. Как писал литературовед Г. А. Гу­ковский, «сущность и идея стиля Жуковского, его поэзии в целом — это идея романтической личности. Жуковский открыл русской поэзии душу человеческую».

Многообразна творческая деятельность Жуковского в об­ласти художественного перевода. Он познакомил русского чи­тателя с образцами поэзии немецких и английских романтиков («Орлеанская дева» Фридриха Шиллера, «Лесной царь» Иоган­на-Вольфганга Гете, «Шильонский узник» Джона-Гордона Байрона и множество других произведений). Благодаря само­отверженному труду поэта стал доступен широкому читателю народный эпос Индии («Наль и Дамаянти») и Ирана («Рустем и Зораб»), а главное — античная классика: главы из «Илиады» Гомера и первый полный перевод «Одиссеи», до наших дней остающийся классическим.

Большое место в творчестве Жуковского занимает детская литература. Это стихи для самых маленьких: «Котик и козлик», «Птичка», «Жаворонок», а также «Сказка о царе Берендее», шуточная сказка «Война мышей и лягушек», перевод «Спящей царевны», «Сказка о Иване-царевиче и Сером Волке».

С поэзией Жуковского русский читатель знакомится с дет­ских лет и не расстается в зрелости. Сбылось пророческое предсказание Пушкина, сказавшего о стихах своего учителя и друга:Его стихов пленительная сладость Пройдет веков завистливую даль,

И, внемля им, вздохнет о славе младость, Утешится безмолвная печаль И резвая задумается радость.

Ссылка на основную публикацию
×
×