Свобода личности в творчестве Е.Замятина: сочинение

Свобода личности в творчестве Е. Замятина

Настоящий писатель — это всегда мыслитель, стремящийся заглянуть в будущее, предсказать жизнь потомков. Но писатель — это и человек, создающий систему нравственных ценностей, взглядов на историю, развитие общества. Литература часто становилась средством пропаганды идей писателя. С этим, в частности, связано возникновение в литературе жанра утопии. В произведениях этого жанра изображался идеальный, с точки зрения автора, принцип построения общества. Но параллельно развивался и жанр антиутопии.
В романе «Мы» Е. Замятина в фантастическом

Похожие сочинения:

Драматическая судьба личности в условиях тоталитарного общественного устройства (по роману Е. Замятина «Мы»)Человеку свойственно заглядывать в будущее, пытаться распознать его очертания. Сколько писателей разных исторических эпох стремились приоткрыть завесу, за которой скрывается.

Изгой (Творчество Е. Замятина)Замятинство — опасное явление. Д. Фурманов Статья известного русского писателя А. Ремизова, посвященная памяти Евгения Ивановича Замятина, завершается знаменательными словами.

Предсказания в произведениях «Котлован» Платонова и «Мы» ЗамятинаНастоящий писатель — это всегда мыслитель, стремящийся заглянуть в будущее, предсказать жизнь потомков. Но писатель — это и человек, создающий.

«Общество будущего» и настоящее в романе Е. Замятина «Мы»Настоящий писатель — это всегда мыслитель, стремящийся заглянуть в будущее, предсказать жизнь потомков. Но писатель — это и человек, создающий.

Проблема личности человека в творчестве А. П. ЧеховаВ русской литературе существовало немало писателей, которые исследовали в своих произведениях проблему формирования личности человека. Она всегда представляла особый интерес.

Ирония в произведениях Е. И. ЗамятинаСостояние неосознанного бытия Замятин подвергает критике в повести «Алатырь» (1914), в которой преобладает комически-пародийное начало. Шаржированный быт провинциального городка в.

Предсказания и предостережения произведений Замятина и Платонова («Мы» и «Котлован»)В произведениях Замятина и Платонова можно проследить отражение проблем времени, в котором жили писатели. Творчество этих авторов пришлось на первую.

Роман-антиутопия Е. Замятина «Мы»Роман Е. Замятина «Мы» был написан в 1921 году. Время было сложное и судьбоносное, и поэтому произведение написано в необычайном.

Почему роман Е. Замятина называется «Мы»?Роман Е. И. Замятина «Мы» был написан в 1920 году — в период, отмеченный глубокими социально-политическими преобразованиями и изменениями в.

Тема сталинизма в литературе (по романам Рыбакова «Дети Арбата» и Замятина «Мы»)В современной отечественной литературе отчетливо проявляется связь с традициями литературы предшествующих десятилетий. В поле зрения писателей оказываются такие проблемы, как.

«Без действия нет жизни…» В. Г. Белинский. (По одному из произведений русской литературы. — Е. И. Замятин. «Мы».)Е. И Замятин не собирался писать пародию на коммунизм, он нарисовал финал развития любого общественного строя, в основании которого заложена.

Идейный смысл романа Е. Замятина «Мы»Роман «Мы» стал первым в череде европейских романов-антиутопий. Это самое значительное произведение Евгения Замятина. Оно написано в 1920-1921 годах и.

«Мы» — роман-антиутопия Е. И. ЗамятинаЕ. И. Замятин был одной из самых ярких фигур среди писателей 20-ых годов 20 века. Он не отверг революцию с.

Проблематика романа Е. И. Замятина «Мы»Роман Евгения Замятина «Мы» написан в 1921 году. Время было сложное, и поэтому, наверное, произведение написано в необычном жанре «книги-утопии».

Проблематика романа Е. Замятина «Мы»Е. И. Замятин был одной из самых ярких фигур среди тех писателей, кто не отверг революцию с порога, кто принял.

Творчество Е. И. ЗамятинаЕвгений Иванович Замятин родился 2 февраля 1884 года. Родился в краю, где «Русью пахнет» — среди тамбовских полей, в славной.

Добро, зло и свобода в понимании и изображении ДостоевскогоПротивостояние между добром и злом — основной конфликт в романе Достоевского «Преступление и наказание». По мнению писателя, зло порождается действительностью;.

Общество будущего в романе Е. И. Замятина «Мы»Роман «Мы» Е. И. Замятина написан в жанре антиутопии. Долгое время этот роман оставался неизвестным советскому читателю, был подвергнут уничтожающей.

Идейный смысл романа Замятина «Мы»Дж. Оруэлл сказал в 1932 году о романе Е. Замятина «Мы»: «…Этот роман — сигнал об опасности, угрожающей человеку, человечеству.

Антиутопия для античеловечества (По роману Е. И. Замятина «Мы»)Жанр утопии появился в Европе с зарождением гуманизма. Мудрецы прошлого с радостью изображали счастливый мир будущего, где нет войны, болезней.

Роман Е. Замятина «Мы» как роман-антиутопияВ первой половине 1920-х годов главной темой в русской художественной литературе была гражданская война. Но роман Евгения Замятина «Мы» (1920).

Биография ЗамятинаЗАМЯТИН Евгений Иванович (1884-1937), русский писатель. С 1932 за границей (Париж). Гротескно-сатирическое изображение провинциального мещанства, буржуазной Англии (повести «Уездное», 1913;.

Личность и тоталитаризм (по роману Е. Замятина «Мы»)Роман «Мы» советского писателя Е. И. Замятина написан в жанре антиутопии. Мировая антиутопическая литература весьма обширна. В истории литературы утопические.

Смысл названия романа Е. И. Замятина «Мы»Роман Замятина «Мы» был написан тогда, когда идея социализма и всеобщего равенства пронизывала все советское общество, когда индивидуализм считался пороком.

Любовь и свобода в жизни героев ранних романтических произведений М. ГорькогоРубеж XIX-XX вв. — это время значительных перемен в российской истории, время острейших противоречий и споров о судьбах отечества. Одним.

Сочинение по роману Е. Замятина «Мы»Роман Замятина «Мы» — это предупреждение об опасностях тоталитаризма. Написанное в 1920 году, произведение стало пророчеством последовавших в стране ужасов.

Нравственная проблематика современной прозы. По одному из произведений по выбору (Е. И. Замятин «Мы»)«Роман «Мы» — ужас перед реализующимся социализмом… Этот роман — злой памфлет-утопия о царстве коммунизма, где все подравнено, оскоплено…» —.

Социальный прогноз Е. Замятина и реальность xx века (по роману «Мы»)Настоящая литература может быть только там, где ее делают не исполнительные и благонадежные. а безумные еретики. Е. Замятин Евгений Иванович.

Что сближает роман Замятина «Мы» и роман Салтыкова-Щедрина «История одного города»?«История одного города» М. Е. Салтыкова-Щедрина и роман Замятина «Мы» были написаны в разное время, даже в разных веках. Их.

Главный герой романа-антиутопии Е. Замятина «Мы»В 1921 г., в русской прозе было написано произведение, одним из главных персонажей которого стал интеллигент — математик. С его.

Сочинение: Свобода личности в творчестве Е.Замятина

Свобода личности в творчестве Е.Замятина

Автор: Замятин Е.И.

Настоящий писатель — это всегда мыслитель, стремящийся заглянуть в будущее, предсказать жизнь потомков. Но писатель — это и человек, создающий систему нравственных ценностей, взглядов на историю, развитие общества. Литература часто становилась средством пропаганды идей писателя. С этим, в частности, связано возникновение в литературе жанра утопии. В произведениях этого жанра изображался идеальный, с точки зрения автора, принцип построения общества. Но параллельно развивался и жанр антиутопии.

В романе “Мы” Е.Замятина в фантастическом и гротесковом облике перед нами предстает возможный вариант общества будущего. В геометрическом обществе запрещается иметь незапланированные желания, все строго регламентировано и рассчитано, чувства ликвидированы, в том числе и самое ценное, движущее жизнь, чувство любви: каждому жителю государства выдается талон на “любовь” в определенные дни недели. Любое отклонение от нормы в Едином Государстве фиксируется с помощью четко налаженной системы доносов. Незаурядность, талант, творчество — враги порядка — подвергаются уничтожению. Бунтари излечиваются путем хирургического вмешательства. Всеобщее регламентированное счастье достигается всеобщим равенством.

Проблема счастья человечества тесно связана в романе с вопросом о свободе личности, вопросом, имеющим давнюю и непреходящую традицию в русской литературе. Современная критика сразу увидела в романе традицию Достоевского, проведя параллель с его темой Великого инквизитора. “Этот средневековый епископ, — пишет один из первых исследователей творчества Замятина, О.Михайлов, — этот католический пастырь, рожденный фантазией Ивана Карамазова, железной рукой ведет человеческое стадо к принудительному счастью. Он готов распять явившегося вторично Христа, дабы Христос не мешал людям своими евангельскими истинами “соединиться наконец всем в бесспорный общий и согласный муравейник”. В романе “Мы” Великий инквизитор появляется вновь — уже в образе Благодетеля”.

Созвучие проблематики романа “Мы” с традициями Достоевского особо наглядно подчеркивает национальный контекст замятинской антиутопии. Вопрос о свободе и счастье человека приобретает особую актуальность на русской почве, в стране, народ которой склонен к вере, к обожествлению не только идеи, но и ее носителя, не знающий “золотой середины” и вечно жаждущий свободы. Эти два полюса русского национального сознания нашли отражение в изображении двух полярных миров — механического и природно-первобытного. Эти миры одинаково далеки от идеального мироустройства. Вопрос о нем Замятин оставляет открытым, иллюстрируя романом свой теоретический принцип исторического развития общественной структуры, основанный на представлении писателя о бесконечном чередовании революционного и энтропийного периодов в движении любого организма, будь то молекула, человек, государство или планета. Любая кажущаяся прочной система, такая, к примеру, как Единое Государство, неизбежно погибнет, подчиняясь закону революции.

Одна из главных движущих сил заложена, по мысли писателя, в самой структуре человеческого организма.

Замятин побуждает нас к мысли о непреходящей вечности биологических инстинктов, являющихся прочной гарантией сохранения жизни независимо от социальных катаклизмов. Эта тема найдет свое продолжение в последующем творчестве художника и завершится в его последнем российском рассказе “Наводнение”, сюжет которого отражает замятинский закон, работающий в романе “Мы”, но только переведенный из социально-философской сферы в биологическую. Рассказ строится согласно постоянной авторской антитезе “живое” — “мертвое”, которая составляет тему замятинского творчества и влияет на формирование его стиля, соединившего в себе рациональное и лирическое начала. Лиризм в художественных произведениях Замятина объясняется его вниманием к России, интересом к национальной специфике народной жизни. Не случайно критики отмечали “русскость” западника Замятина. Именно любовью к родине, а не враждой к ней, как утверждали современники Замятина, рождено бунтарство художника, сознательно избравшего трагический путь еретика, осужденного на долгое непонимание соотечественников.

Возвращение Замятина — реальное свидетельство начавшегося пробуждения в народе личностного сознания, борьбе за которое писатель отдал свой труд и талант.

Свобода личности в творчестве Е.Замятина

Название: Свобода личности в творчестве Е.Замятина
Раздел: Сочинения по литературе и русскому языку
Тип: сочинение Добавлен 07:38:49 25 февраля 2011 Похожие работы
Просмотров: 13 Комментариев: 15 Оценило: 3 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно Скачать
Раздел:Литература и русский язык
Тип:сочинение
Дата добавления:16.01.2014
Размер:8 кб
Короткая ссылка:
Оценить работу:
Просмотров:149

Автор: Замятин Е.И.

Настоящий писатель — это всегда мыслитель, стремящийся заглянуть в будущее, предсказать жизнь потомков. Но писатель — это и человек, создающий систему нравственных ценностей, взглядов на историю, развитие общества. Литература часто становилась средством пропаганды идей писателя. С этим, в частности, связано возникновение в литературе жанра утопии. В произведениях этого жанра изображался идеальный, с точки зрения автора, принцип построения общества. Но параллельно развивался и жанр антиутопии.

В романе “Мы” Е.Замятина в фантастическом и гротесковом облике перед нами предстает возможный вариант общества будущего. В геометрическом обществе запрещается иметь незапланированные желания, все строго регламентировано и рассчитано, чувства ликвидированы, в том числе и самое ценное, движущее жизнь, чувство любви: каждому жителю государства выдается талон на “любовь” в определенные дни недели. Любое отклонение от нормы в Едином Государстве фиксируется с помощью четко налаженной системы доносов. Незаурядность, талант, творчество — враги порядка — подвергаются уничтожению. Бунтари излечиваются путем хирургического вмешательства. Всеобщее регламентированное счастье достигается всеобщим равенством.

Проблема счастья человечества тесно связана в романе с вопросом о свободе личности, вопросом, имеющим давнюю и непреходящую традицию в русской литературе. Современная критика сразу увидела в романе традицию Достоевского, проведя параллель с его темой Великого инквизитора. “Этот средневековый епископ, — пишет один из первых исследователей творчества Замятина, О.Михайлов, — этот католический пастырь, рожденный фантазией Ивана Карамазова, железной рукой ведет человеческое стадо к принудительному счастью. Он готов распять явившегося вторично Христа, дабы Христос не мешал людям своими евангельскими истинами “соединиться наконец всем в бесспорный общий и согласный муравейник”. В романе “Мы” Великий инквизитор появляется вновь — уже в образе Благодетеля”.

Созвучие проблематики романа “Мы” с традициями Достоевского особо наглядно подчеркивает национальный контекст замятинской антиутопии. Вопрос о свободе и счастье человека приобретает особую актуальность на русской почве, в стране, народ которой склонен к вере, к обожествлению не только идеи, но и ее носителя, не знающий “золотой середины” и вечно жаждущий свободы. Эти два полюса русского национального сознания нашли отражение в изображении двух полярных миров — механического и природно-первобытного. Эти миры одинаково далеки от идеального мироустройства. Вопрос о нем Замятин оставляет открытым, иллюстрируя романом свой теоретический принцип исторического развития общественной структуры, основанный на представлении писателя о бесконечном чередовании революционного и энтропийного периодов в движении любого организма, будь то молекула, человек, государство или планета. Любая кажущаяся прочной система, такая, к примеру, как Единое Государство, неизбежно погибнет, подчиняясь закону революции.

Одна из главных движущих сил заложена, по мысли писателя, в самой структуре человеческого организма.

Замятин побуждает нас к мысли о непреходящей вечности биологических инстинктов, являющихся прочной гарантией сохранения жизни независимо от социальных катаклизмов. Эта тема найдет свое продолжение в последующем творчестве художника и завершится в его последнем российском рассказе “Наводнение”, сюжет которого отражает замятинский закон, работающий в романе “Мы”, но только переведенный из социально-философской сферы в биологическую. Рассказ строится согласно постоянной авторской антитезе “живое” — “мертвое”, которая составляет тему замятинского творчества и влияет на формирование его стиля, соединившего в себе рациональное и лирическое начала. Лиризм в художественных произведениях Замятина объясняется его вниманием к России, интересом к национальной специфике народной жизни. Не случайно критики отмечали “русскость” западника Замятина. Именно любовью к родине, а не враждой к ней, как утверждали современники Замятина, рождено бунтарство художника, сознательно избравшего трагический путь еретика, осужденного на долгое непонимание соотечественников.

Возвращение Замятина — реальное свидетельство начавшегося пробуждения в народе личностного сознания, борьбе за которое писатель отдал свой труд и талант.

Свобода личности в творчестве Е. Замятина

Настоящий писатель – это всегда мыслитель, стремящийся заглянуть в будущее, предсказать жизнь потомков. Но писатель – это и человек, создающий систему нравственных ценностей, взглядов на историю, развитие общества. Литература часто становилась средством пропаганды идей писателя. С этим, в частности, связано возникновение в литературе жанра утопии. В произведениях этого жанра изображался идеальный, с точки зрения автора, принцип построения общества. Но параллельно развивался и жанр антиутопии.
В романе “Мы” Е. Замятина в фантастическом и гротесковом облике перед нами предстает возможный вариант общества будущего. В геометрическом обществе запрещается иметь незапланированные желания, все строго регламентировано и рассчитано, чувства ликвидированы, в том числе и самое ценное, движущее жизнь, чувство любви: каждому жителю государства выдается талон на “любовь” в определенные дни недели. Любое отклонение от нормы в Едином Государстве фиксируется с помощью четко налаженной системы доносов. Незаурядность, талант, творчество – враги порядка – подвергаются уничтожению. Бунтари излечиваются путем хирургического вмешательства. Всеобщее регламентированное счастье достигается всеобщим равенством.
Проблема счастья человечества тесно связана в романе с вопросом о свободе личности, вопросом, имеющим давнюю и непреходящую традицию в русской литературе. Современная критика сразу увидела в романе традицию Достоевского, проведя параллель с его темой Великого инквизитора. “Этот средневековый епископ, – пишет один из первых исследователей творчества Замятина, О. Михайлов, – этот католический пастырь, рожденный фантазией Ивана Карамазова, железной рукой ведет человеческое стадо к принудительному счастью. Он готов распять явившегося вторично Христа, дабы Христос не мешал людям своими евангельскими истинами “соединиться наконец всем в бесспорный общий и согласный муравейник”. В романе “Мы” Великий инквизитор появляется вновь – уже в образе Благодетеля”.
Созвучие проблематики романа “Мы” с традициями Достоевского особо наглядно подчеркивает национальный контекст замятинской антиутопии. Вопрос о свободе и счастье человека приобретает особую актуальность на русской почве, в стране, народ которой склонен к вере, к обожествлению не только идеи, но и ее носителя, не знающий “золотой середины” и вечно жаждущий свободы. Эти два полюса русского национального сознания нашли отражение в изображении двух полярных миров – механического и природно-первобытного. Эти миры одинаково далеки от идеального мироустройства. Вопрос о нем Замятин оставляет открытым, иллюстрируя романом свой теоретический принцип исторического развития общественной структуры, основанный на представлении писателя о бесконечном чередовании революционного и энтропийного периодов в движении любого организма, будь то молекула, человек, государство или планета. Любая кажущаяся прочной система, такая, к примеру, как Единое Государство, неизбежно погибнет, подчиняясь закону революции.
Одна из главных движущих сил заложена, по мысли писателя, в самой структуре человеческого организма.
Замятин побуждает нас к мысли о непреходящей вечности биологических инстинктов, являющихся прочной гарантией сохранения жизни независимо от социальных катаклизмов. Эта тема найдет свое продолжение в последующем творчестве художника и завершится в его последнем российском рассказе “Наводнение”, сюжет которого отражает замятинский закон, работающий в романе “Мы”, но только переведенный из социально-философской сферы в биологическую. Рассказ строится согласно постоянной авторской антитезе “живое” – “мертвое”, которая составляет тему замятинского творчества и влияет на формирование его стиля, соединившего в себе рациональное и лирическое начала. Лиризм в художественных произведениях Замятина объясняется его вниманием к России, интересом к национальной специфике народной жизни. Не случайно критики отмечали “русскость” западника Замятина. Именно любовью к родине, а не враждой к ней, как утверждали современники Замятина, рождено бунтарство художника, сознательно избравшего трагический путь еретика, осужденного на долгое непонимание соотечественников.
Возвращение Замятина – реальное свидетельство начавшегося пробуждения в народе личностного сознания, борьбе за которое писатель отдал свой труд и талант.

Тема личности в романе Е. Замятина «Мы»

Все писатели, так или иначе, обращаются в своих произведениях к темам, связанным с развитием чело­веческой личности. «Лишний человек», «маленький человек» — эти литературные типы создавались, как правило, в переломные для общественно-политиче­ской жизни России годы, и воплощали в себе собира­тельный образ поколения определенной эпохи в целом.

Некий собирательный образ отразил в своем рома­не-антиутопии «Мы» и Е. И. Замятин. Образ поколе­ния, порабощенного тоталитарным государством. Тип человека, обезличенного во всех отношениях: «нумера» вместо имен, одинаковая одежда, однооб­разная «нефтяная» пища. И даже такое глубоко лич­ное, интимное чувство, как любовь, опошлено в своем обобществлении: «всякий нумер имеет право на дру­гой нумер, как на сексуальный объект». Каждый шаг жителей Единого Государства, любое их действие под­контрольны. Прозрачные стены — как гарантия госу­дарственной безопасности. Они не позволят жителям могущественного государства утаить что-либо от все­ведущих Хранителей. Все перечисленное не может вызвать никаких иных чувств, кроме тоски, уныния и безнадежности. Но порабощенные граждане Едино­го Государства, напротив, счастливы в своем смире­нии. Они добровольно соблюдают все определенные регламентом правила, добросовестно сообщают о лю­бом противоречащем общественным нормам поступке товарища, гордясь своим законопослушанием. И с чувством глубокого удовлетворения воспринимают торжество «справедливости» — казнь того, кто по­смел противопоставить себя обществу — выделиться из общей массы, проявить характер. «Никто не « один », но « один из. ».

Жители Единого Государства — это всего лишь «колесики и винтики в едином государственном меха­низме», где все средства направлены на подавление любого развития личности. Любовь, страсть, меч­ты — «нерасчетливая трата человеческой энергии», которую позволительно расходовать лишь на благо державы. И над всем этим величественно возвышают­ся Хранители, оберегающие «счастье» вверенных им «нумеров». А еще выше — символ тоталитарной вла­сти — Благодетель.

«Нумер» Д 503, от чьего имени ведется повествова­ние, вполне законопослушный гражданин, соблю­дающий все нормы общественного проживания, впи­тавший в себя все законы Единого Государства, ощущающий себя неделимой его частью. Но даже в самом обыкновенном человеке всегда есть зачатки самобыт­ности, вот только не всегда существуют условия для полного раскрытия неповторимой индивидуальности личности. Человека можно подавить силой, властью, заглушить в нем чувства и эмоции, но полностью уничтожить в нем человеческое не под силу даже са­мым изощренным тиранам. Ростки запретной любви в сердце героя, причем любви к женщине неординар­ной, повлияли и на мировосприятие Д 503, став при­чиной зарождения и антигосударственных мыслей, и «кощунственных» желаний. Собственная смелость пугает покорного ранее нумера, он мучается от проти­воречивости собственного положения: с одной сторо­ны — страх оттого, что рушится все то, чему верил ге­рой, то, что внушали ему на протяжении всей жизни, с другой — боязнь потерять новообретенное чувство, невозможность по-прежнему соблюдать законы Еди­ного Государства, проявление индивидуальных черт характера воспринимается Д 503 как катастрофа: «Плохо ваше дело! По-видимому у вас образовалась душа». Этот врачебный диагноз в Едином Государстве звучит как приговор. Душа — это опасно, душа — это значит собственные мысли и непредсказуемые по­ступки, ставящие под угрозу безмятежное благополу­чие правящих кругов. И если уж она появилась, ее надо удалить, что и проделали с душой главного героя романа. Но тщетны попытки тоталитарных правите­лей обеспечить свое благополучие путем усмирения непокорных. Ведь есть еще Зеленая стена, за которой живут свободные люди, за которой родится ребенок нумера Д 503. И пока в мире остается хоть один свобо­долюбивый человек, не боящийся противопоставить себя обществу и государству, длительное существова­ние всех «Единых Государств» невозможно.

Свобода личности в творчестве Е. Замятина

Настоящий писатель – это всегда мыслитель, стремящийся заглянуть в будущее, предсказать жизнь потомков. Но писатель – это и человек, создающий систему нравственных ценностей, взглядов на историю, развитие общества. Литература часто становилась средством пропаганды идей писателя.

С этим, в частности, связано возникновение в литературе жанра утопии. В произведениях этого жанра изображался идеальный, с точки зрения автора, принцип построения общества. Но параллельно развивался и жанр антиутопии. В романе “Мы” Е. Замятина в фантастическом

и гротесковом облике перед нами предстает возможный вариант общества будущего. В геометрическом обществе запрещается иметь незапланированные желания, все строго регламентировано и рассчитано, чувства ликвидированы, в том числе и самое ценное, движущее жизнь, чувство любви: каждому жителю государства выдается талон на “любовь” в определенные дни недели.

Любое отклонение от нормы в Едином Государстве фиксируется с помощью четко налаженной системы доносов. Незаурядность, талант, творчество – враги порядка – подвергаются уничтожению. Бунтари излечиваются путем хирургического вмешательства.

Всеобщее регламентированное счастье достигается всеобщим равенством.

Проблема счастья человечества тесно связана в романе с вопросом о свободе личности, вопросом, имеющим давнюю и непреходящую традицию в русской литературе. Современная критика сразу увидела в романе традицию Достоевского, проведя параллель с его темой Великого инквизитора. “Этот средневековый епископ, – пишет один из первых исследователей творчества Замятина, О. Михайлов, – этот католический пастырь, рожденный фантазией Ивана Карамазова, железной рукой ведет человеческое стадо к принудительному счастью… Он готов распять явившегося вторично Христа, дабы Христос не мешал людям своими евангельскими истинами “соединиться наконец всем в бесспорный общий и согласный муравейник”.

В романе “Мы” Великий инквизитор появляется вновь – уже в образе Благодетеля”. Созвучие проблематики романа “Мы” с традициями Достоевского особо наглядно подчеркивает национальный контекст замятинской антиутопии. Вопрос о свободе и счастье человека приобретает особую актуальность на русской почве, в стране, народ которой склонен к вере, к обожествлению не только идеи, но и ее носителя, не знающий “золотой середины” и вечно жаждущий свободы. Эти два полюса русского национального сознания нашли отражение в изображении двух полярных миров – механического и природно-первобытного. Эти миры одинаково далеки от идеального мироустройства.

Вопрос о нем Замятин оставляет открытым, иллюстрируя романом свой теоретический принцип исторического развития общественной структуры, основанный на представлении писателя о бесконечном чередовании революционного и энтропийного периодов в движении любого организма, будь то молекула, человек, государство или планета. Любая кажущаяся прочной система, такая, к примеру, как Единое Государство, неизбежно погибнет, подчиняясь закону революции. Одна из главных движущих сил заложена, по мысли писателя, в самой структуре человеческого организма. Замятин побуждает нас к мысли о непреходящей вечности биологических инстинктов, являющихся прочной гарантией сохранения жизни независимо от социальных катаклизмов.

Эта тема найдет свое продолжение в последующем творчестве художника и завершится в его последнем российском рассказе “Наводнение”, сюжет которого отражает замятинский закон, работающий в романе “Мы”, но только переведенный из социально-философской сферы в биологическую. Рассказ строится согласно постоянной авторской антитезе “живое” – “мертвое”, которая составляет тему замятинского творчества и влияет на формирование его стиля, соединившего в себе рациональное и лирическое начала. Лиризм в художественных произведениях Замятина объясняется его вниманием к России, интересом к национальной специфике народной жизни. Не случайно критики отмечали “русскость” западника Замятина. Именно любовью к родине, а не враждой к ней, как утверждали современники Замятина, рождено бунтарство художника, сознательно избравшего трагический путь еретика, осужденного на долгое непонимание соотечественников.

Возвращение Замятина – реальное свидетельство начавшегося пробуждения в народе личностного сознания, борьбе за которое писатель отдал свой труд и талант.

Читайте также:  Драматические судьбы личности в условиях тоталитарного общественного устройства: сочинение
Ссылка на основную публикацию
×
×