Общество будущего в романе Е. И. Замятина Мы: сочинение

Общество будущего в романе Е.И. Замятина «Мы»

Скачать сочинение
Тип: Проблемно-тематический анализ произведения

Роман «Мы» Е.И. Замятина написан в жанре антиутопии. Долгое время этот роман оставался неизвестным советскому читателю, был подвергнут уничтожающей критике. В нем увидели памфлет на революцию. Так, Д.И. Фурманов назвал произведение Замятина «злым памфлетом-утопией о царстве коммунизма, где все подравнено, оскоплено».

Действие произведения Замятина происходит в далеком будущем, в фантастическом едином государстве, которое возглавляет благодетель. Государство живет изолированно. Все оно сосредоточено в одном городе, отгороженном от остального мира Зеленой Стеной – диким лесом. В государстве действует табу: строжайший запрет выходить в этот лес.

Что же представляют собой жители государства, выведенного Замятиным в своем романе? Это граждане, лишенные имен. Вместо имени у каждого из них свой номер.

В Едином Государстве существует единый строгий режим. Здесь все живут по строгим законам – Великой скрижали, регламентирующей поведение людей во всех мелочах. Жизнь полностью рационализирована. Люди полностью лишены прав на семью, личную жизнь.

Самое страшное в том, что даже такое святое понятие, как любовь, низведено до уровня удовлетворения физиологических потребностей: «Я бы так хотела сегодня прийти к вам, опустить шторы. Именно сегодня, сейчас…». Но автор-повествователь отмечает: «Ну что я мог ей сказать? Она была у меня только вчера и не хуже меня знает, что наш ближайший сексуальный день только послезавтра». Итак, здесь даже любовь – по строжайшему расписанию, которое составляет руководитель Государства – Благодетель.

Его власть абсолютна и безоговорочна. Он единственное существо, имеющее право на обдумывание и принятие решений. От личного желания человека здесь ничего не зависит. Да и вообще здесь нет такого понятия, как “личность”.

Жители города не ропщут. Они живут только по строжайшим законам разума, логики. Так, автор–повествователь ловит себя на мысли, что невольно залюбовался весной: «Весна. Из-за Зеленой Стены, с диких невидимых равнин, ветер несет желтую медовую пыль каких-то цветов. От этой сладкой пыли сохнут губы – ежеминутно проводишь по ним языком – и, должно быть, сладкие губы у всех встречных женщин (и мужчин тоже, конечно)». И ту же обрывает себя: «Это несколько мешает логически мыслить». А что же зазорного в том, чтобы полюбоваться весной? Почему во всем и всегда должна быть логика?

А какую природу предпочитают жители Единого Государства? Безупречную, со строгими линиями, классическими канонами, такую, которая не отвлекает от логического мышления, не дает быть романтиком. Страшно боятся эти люди романтики: «Но зато небо! Синее, не испорченное ни единым облаком (до чего были дики вкусы у древних, если их поэтов могли вдохновлять эти нелепые, безалаберные, глупо толкущиеся кучи пара). Я люблю – уверен, не ошибусь, если скажу: мы любим только такое вот, стремительное, безукоризненное небо…»

В Едином Государстве существует единый строгий режим: все в одно время встают, одинаково питаются (причем пища-то – искусственная), одновременно начинают и заканчивают работу. Они носят одинаковую одежду – униформу, их невозможно отличить друг от друга.

Люди разучились фантазировать и индивидуально мыслить, даже любовь у них (точнее – сексуальные отношения) определяется табелем сексуальных дней. Но жители государства воспринимают эту казарменную жизнь как должное, не ропщут: «А это разве не абсурд, что государство (оно смело называть себя государством!) могло оставить без всякого контроля сексуальную жизнь. Кто, когда и сколько хотел… Совершенно ненаучно, как звери…»

За каждым человеком в государстве ведется строжайший контроль, здесь действует тайная полиция под названием «хранители».

В романе раскрыта порочность мечты социалистов: насытить людей только хлебом, обеспечить теплом и одеждой, лишив самого важного – свободы и души.

Д-503 полюбил, нарушив этим строжайшее табу: любовь – романтика, глупость, потому отвлекает от работы, труда. И возвращение души обернулось для Д-503 катастрофой. Он взглянул на столь привычный для него, регламентированный, мир совершенно новыми глазами, пережил подлинное счастье. Однако за это ему пришлось заплатить предательством и операцией, после которой он навсегда потерял способность чувствовать.

Публикация романа «Мы» за границей вызвала ожесточенную травлю писателя в родной стране. Сбылись самые мрачные опасения Замятина, высказанные им еще в 1921 году в статье «Я боюсь». Он писал: «Я боюсь, что настоящей литературы у нас не будет, пока мы не излечимся от какого-то нового католицизма, который не меньше старого опасается всякого еретического слова. А если неизлечима эта болезнь – я боюсь, что у русской литературы одно только будущее: ее прошлое».

Антиутопия «Мы» рисовала образ нежелательного будущего. Она предупреждала об опасности распространения казарменного коммунизма, уничтожающего во имя анонимной, слепой коллективности личность, разнообразие индивидуальностей, богатство социальных и культурных связей.

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Замятин Е.И. / Мы / Общество будущего в романе Е.И. Замятина «Мы»

Смотрите также по произведению “Мы”:

Общество будущего в романе Е. И. Замятина “Мы”

Роман “Мы” Е. И. Замятина написан в жанре антиутопии. Долгое время этот роман оставался неизвестным советскому читателю, был подвергнут уничтожающей критике. В нем увидели памфлет на революцию. Так, Д. И. Фурманов назвал произведение Замятина “злым памфлетом-утопией о царстве коммунизма, где все подравнено, оскоплено”. Действие произведения Замятина происходит в далеком будущем, в фантастическом едином государстве, которое возглавляет благодетель.

Государство живет изолированно. Все оно сосредоточено в одном городе, отгороженном

Это граждане, лишенные имен. Вместо имени у каждого из них свой номер. В Едином Государстве существует единый строгий режим.

Здесь все живут по строгим законам – Великой скрижали, регламентирующей поведение людей во всех мелочах. Жизнь полностью рационализирована. Люди полностью лишены прав на семью, личную жизнь. Самое страшное в том, что даже такое святое понятие, как любовь, низведено до уровня удовлетворения

Но автор-повествователь отмечает: “Ну что я мог ей сказать? Она была у меня только вчера и не хуже меня знает, что наш ближайший сексуальный день только послезавтра”. Итак, здесь даже любовь – по строжайшему расписанию, которое составляет руководитель Государства – Благодетель. Его власть абсолютна и безоговорочна.

Он единственное существо, имеющее право на обдумывание и принятие решений. От личного желания человека здесь ничего не зависит. Да и вообще здесь нет такого понятия, как “личность”. Жители города не ропщут. Они живут только по строжайшим законам разума, логики.

Так, автор-повествователь ловит себя на мысли, что невольно залюбовался весной: “Весна. Из-за Зеленой Стены, с диких невидимых равнин, ветер несет желтую медовую пыль каких-то цветов. От этой сладкой пыли сохнут губы – ежеминутно проводишь по ним языком – и, должно быть, сладкие губы у всех встречных женщин “. И ту же обрывает себя: “Это несколько мешает логически мыслить”. А что же зазорного в том, чтобы полюбоваться весной?

Почему во всем и всегда должна быть логика? А какую природу предпочитают жители Единого Государства? Безупречную, со строгими линиями, классическими канонами, такую, которая не отвлекает от логического мышления, не дает быть романтиком. Страшно боятся эти люди романтики: “Но зато небо! Синее, не испорченное ни единым облаком . Я люблю – уверен, не ошибусь, если скажу: мы любим только такое вот, стремительное, безукоризненное небо…” В Едином Государстве существует единый строгий режим: все в одно время встают, одинаково питаются , одновременно начинают и заканчивают работу.

Читайте также:  Последний русского зарубежья: сочинение

Они носят одинаковую одежду – униформу, их невозможно отличить друг от друга. Люди разучились фантазировать и индивидуально мыслить, даже любовь у них определяется табелем сексуальных дней. Но жители государства воспринимают эту казарменную жизнь как должное, не ропщут: “А это разве не абсурд, что государство могло оставить без всякого контроля сексуальную жизнь.

Кто, когда и сколько хотел… Совершенно ненаучно, как звери…” За каждым человеком в государстве ведется строжайший контроль, здесь действует тайная полиция под названием “хранители”. В романе раскрыта порочность мечты социалистов: насытить людей только хлебом, обеспечить теплом и одеждой, лишив самого важного – свободы и души. Д-503 полюбил, нарушив этим строжайшее табу: любовь – романтика, глупость, потому отвлекает от работы, труда.

И возвращение души обернулось для Д-503 катастрофой. Он взглянул на столь привычный для него, регламентированный, мир совершенно новыми глазами, пережил подлинное счастье. Однако за это ему пришлось заплатить предательством и операцией, после которой он навсегда потерял способность чувствовать. Публикация романа “Мы” за границей вызвала ожесточенную травлю писателя в родной стране. Сбылись самые мрачные опасения Замятина, высказанные им еще в 1921 году в статье “Я боюсь”.

Он писал: “Я боюсь, что настоящей литературы у нас не будет, пока мы не излечимся от какого-то нового католицизма, который не меньше старого опасается всякого еретического слова. А если неизлечима эта болезнь – я боюсь, что у русской литературы одно только будущее: ее прошлое”. Антиутопия “Мы” рисовала образ нежелательного будущего.

Она предупреждала об опасности распространения казарменного коммунизма, уничтожающего во имя анонимной, слепой коллективности личность, разнообразие индивидуальностей, богатство социальных и культурных связей.

“Общество будущего” и настоящее в романе Е. Замятина “Мы”

Настоящий писатель – это всегда мыслитель, стремящийся заглянуть в будущее, предсказать жизнь потомков. Но писатель – это и человек, создающий систему: нравственных ценностей, взглядов на историю, развитие общества. Литература часто становилась средством пропаганды идей писателя. С этим, в частности, связано возникновение в литературе жанра утопии. В произведениях этого жанра изображался идеальный, с точки зрения автора, принцип построения общества.

Но параллельно развивается и жанр антиутопии. Жизнь заставляла писателей задуматься: так ли хороши будут те результаты, к которым может прийти человечество? Вообще, что есть прогресс? То, что помогает человеку стать хозяином природы, мира чувств, своего же естества?

Но не приведет ли это к потере человеком своей индивидуальности, к обезличиванию серой одинаковой массы? Е. Замятин – писатель, которому удалось довольно точно разглядеть приметы некоего антипрогресса в окружающей действительности первых лет советской власти. Конечно, предметом его размышлений становится не только технический прогресс, но и те общественные идеалы, которые выдвигались за непререкаемые истины. Замятин задается вопросом: каким должно быть будущее, чтобы человек чувствовал себя счастливым, чтобы осуществил свои надежды, реализовал идеалы? Один из возможных ответов на этот вопрос – знаменитый “четвертый сон” Веры Павловны из романа Н. Г. Чернышевского “Что делать?”.

Е. Замятин как будто специально повторяет описание этой, одной из классических утопий: его герои живут коммуной в городе из стекла и металла. В романе “Мы” в фантастическом и гротесковом облике предстает перед читателем возможный вариант общества будущего. Приводится мечта сильных мира сего: “Жизнь должна стать стройной машиной и с механической неизбежностью вести нас к желанной цели”.

К сожалению, в таком обществе нет ничего, что бы не предвещала уже современная писателю реальность. Перед нами разворачивается “математически совершенная жизнь” Единого Государства. Символический образ “огнедышащего интеграла”, чуда технической мысли и одновременно орудия жесточайшего порабощения, открывает книгу.

Бездушная техника вместе с деспотической властью превратили человека в придаток машины, отняли у него свободу, воспитали в добровольном рабстве. Мир без любви, без души, без поэзии. Человеку-“нумеру”, лишенному имени, было внушено, что “наша несвобода” есть “наше счастье” и что это “счастье” – в отказе от “я” и растворении в безличном “мы”. Внушено, что художественное творчество – “уже не беспардонный соловьиный свист”, а “государственная служба”.

Личная жизнь тоже рассматривается как государственная обязанность, выполняемая в соответствии с “табелем сексуальных дней”. Роман Е. Замятина – предупреждение о двойной опасности, грозящей человечеству: гипертрофированной власти машин и власти государства. “Однотипность” безраздельно и неусыпно властвует над жизнью всех членов общества. Это обеспечивается совершенной техникой и недремлющими очами “хранителей”.

Сочинение Замятина проникнуто раздумьями о российской послереволюционной действительности. В нем угадываются сокровенные мысли о возможных и уже обнаружившихся при жизни писателя извращениях социалистической идеи. Самые тяжелые раздумья вызвала у писателя политика всеобщего строительства коммунизма. Она предусматривала сугубую централизацию политической и экономической жизни в стране, ряд жестоких репрессивных мер в отношении инакомыслящих.

Еще в первые послереволюционные годы Е. Замятин осознал, что другого выбора не будет и что людям навязана единственная модель дальнейшего движения – новый вариант тоталитаризма. Роман Е. Замятина приобрел особое значение как предупреждение о возможных искажениях красиво преподносимой идеи социализма, об опасности уклонений от демократического пути и злоупотреблений насилия над человеческой личностью. Последующие события отечественной и мировой истории показали, что тревоги писателя не были напрасными. Наш народ пережил и горькие уроки коллективизации, и сталинизм, и репрессии, и всеобщий страх, и застой. Многие сцены романа заставляют вспомнить недавнее прошлое.

Манифестация в честь Благодетеля, официозные, единогласные выборы, “хранители”, которые следят за каждым шагом человека. Но Евгений Замятин показывает, что в обществе, где все направлено на подавление личности, где игнорируется человеческое “я”, где единоличная власть является неограниченной, возможен бунт. Способность и желание чувствовать, любить, быть свободным в мыслях и поступках толкают людей на борьбу.

Но власти находят выход: у человека при помощи операции удаляют фантазию – последнее, что заставляло его поднимать гордо голову, чувствовать себя разумным и сильным. Все же остается надежда, что человеческое достоинство не умрет при любом режиме. Эту надежду высказывает женщина, которая своей красотой побуждает на борьбу.

Но хочет ли писатель дать свою модель идеального общества? Нет, напротив, он настаивает на том, что идеального общества не существует. Жизнь – это стремление к идеалу. И когда это стремление отсутствует, человеческая личность постепенно начинает умирать.

Автор романа “Мы” принадлежит к тем крупным художникам, кто призывал нас обратить внимание на вечные ценности и не забывать о них в условиях глобальных исторических сдвигов XX столетия. В свое время роман не был принят. Но сейчас вернувшиеся к нам из небытия произведения, подобные роману “Мы”, быть может, позволят “по-новому” взглянуть на события истории, осмыслить роль человека в них. “Мы” – предостережение против отказа сопротивляться, если человеческое сообщество хотят превратить в совокупность “винтиков”, нравственные ценности заменить “грандиозным вселенским уравнением”, а из всех линий оставить только одну – прямую.

Читайте также:  Идейный смысл романа Е. Замятина Мы: сочинение

«Общество будущего» и настоящее в романе Е. Замятина «Мы»

Настоящий писатель — это всегда мыслитель, стремящийся заглянуть в будущее, предсказать жизнь потомков. Но писатель — это и человек, создающий систему: нравственных ценностей, взглядов на историю, развитие общества. Литература часто становилась средством пропаганды идей писателя. С этим, в частности, связано возникновение в литературе жанра утопии. В произведениях этого жанра изображался идеальный, с точки зрения автора, принцип построения общества. Но параллельно развивается и жанр антиутопии.
Жизнь заставляла писателей задуматься:

так ли хороши будут те результаты, к которым может прийти человечество? Вообще, что есть прогресс? То, что помогает человеку стать хозяином природы, мира чувств, своего же естества? Но не приведет ли это к потере человеком своей индивидуальности, к обезличиванию серой одинаковой массы?
Е. Замятин — писатель, которому удалось довольно точно разглядеть приметы некоего антипрогресса в окружающей действительности первых лет советской власти. Конечно, предметом его размышлений становится не только технический прогресс, но и те общественные идеалы, которые выдвигались за непререкаемые истины.

Антиутопия к изучению романа Е. Замятина «Мы» А Н Т И У Т О П И Я К ИЗУЧЕНИЮ РОМАНА Е. ЗАМЯТИНА «МЫ» Помните, какую игру придумал брат Л. Н.Толстого Николенька для.

Антиутопия Помните, какую игру придумал брат Л. Н.Толстого Николенька для своих младших братьев? Он объявил им, «что у него есть тайна, посредством которой, когда она откроется.

Идейный смысл романа Замятина «Мы» Дж. Оруэлл сказал в 1932 году о романе Е. Замятина «Мы»: «…Этот роман — сигнал об опасности, угрожающей человеку, человечеству от гипертрофированной власти машин и.

ИДЕЙНЫЙ СМЫСЛ РОМАНА Е. И. ЗАМЯТИНА «МЫ» Дж. Оруэлл сказал в 1932 году о романе Е. Замятина «Мы»: «…Этот роман — сигнал об опасности, угрожающей человеку, челове- честву от гипертрофированной власти машин.

Драматические судьбы личности в условиях тоталитарного общественного устройства Человеку свойственно заглядывать в будущее, пытаться распознать его очертания. Сколько писателей из разных исторических эпох пытались приоткрыть завесу, за которой скрывается будущее, пытались предугадать то.

Центральный конфликт, проблематика и система образов в романе Е. И. Замятина «Мы» Роман Евгения Замятина «Мы» был написан в 1921 году и стал попыткой зафиксировать цикличность истории, отыскать подобное в прошлом и будущем, увидеть сегодняшний день сквозь.

Мы и они (Е. Замятин) Как известно, цензура 20-х годов отличалась острым «диагностическим» чутьем. Редкие произведения, авторы которых игнорировали классовый подход к литературе, своевременно выходили в свет. Роман Евгения Замятина.

Евгений Замятин. «Мы» Не секрет, что цензура 20-х годов отличалась острой «диагностической» интуицией. Редкие творения, создатели которых пренебрегали классовым подходом к литературе, вовремя выходили в свет. Роман Е.

«без действия нет жизни…» В. Г. Белинский. (По одному из произведений русской литературы. — Е. И. Замятин. «Мы».) Е. И Замятин не собирался писать пародию на коммунизм, он нарисовал финал развития любого общественного строя, в основании которого заложена идея насилия над человеком. Таким.

Евгений Замятин. Роман «Мы» Е. И Замятин не предполагал сочинять пародию на коммунизм, он изобразил финальное завершение развития любого государственного строя, в основе которого находится идея насилия над человеком.

Биография Евгения Замятина Евгений Иванович Замятин — писатель. Родился Евгений Замятин 20 января 1884 года в Тамбовской губернии, в городе Лебедянь. Первое образование в биографии Евгения Замятина было.

Драматическая судьба личности в условиях тоталитарного общественного устройства (по роману Е. Замятина «Мы») Человеку свойственно заглядывать в будущее, пытаться распознать его очертания. Сколько писателей разных исторических эпох стремились приоткрыть завесу, за которой скрывается будущее, предугадать то, что не.

«Мы» Евгения Замятина — роман-антиутопия «Будущее светло и прекрасно», — писал в своем небезызвестном романе «Что делать?» идеолог русской революции Н. Г. Чернышевский. С ним соглашались многие русские писатели прошлого.

Уроки Достоевского. По роману «Преступление и наказание» Противопоставление между добром и злом — Основной конфликт в романе Достоевского «Преступление и наказание». Мне кажется, Достоевский хотел показать, что необходимо сохранить в себе доброту.

«Бунт против единого государства» (по роману Замятина «Мы») 1921 г., начало ХХ в. — тяжелое время в истории России и жизни русского народа. Расстрелян Гумилев, Ахматова начинает работу над «Реквиемом», начинается эпоха НЭПа.

Общество будущего в романе Е. И. Замятина Мы: сочинение

Роман «Мы» Е.И. Замятина написан в жанре антиутопии. Долгое время этот роман оставался неизвестным советскому читателю, был подвергнут уничтожающей критике. В нем увидели памфлет на революцию. Так, Д.И. Фурманов назвал произведение Замятина «злым памфлетом-утопией о царстве коммунизма, где все подравнено, оскоплено».

Действие произведения Замятина происходит в далеком будущем, в фантастическом едином государстве, которое возглавляет благодетель. Государство живет изолированно. Все оно сосредоточено в одном городе, отгороженном от остального мира Зеленой Стеной – диким лесом. В государстве действует табу: строжайший запрет выходить в этот лес.

Что же представляют собой жители государства, выведенного Замятиным в своем романе? Это граждане, лишенные имен. Вместо имени у каждого из них свой номер.

В Едином Государстве существует единый строгий режим. Здесь все живут по строгим законам – Великой скрижали, регламентирующей поведение людей во всех мелочах. Жизнь полностью рационализирована. Люди полностью лишены прав на семью, личную жизнь.

Самое страшное в том, что даже такое святое понятие, как любовь, низведено до уровня удовлетворения физиологических потребностей: «Я бы так хотела сегодня прийти к вам, опустить шторы. Именно сегодня, сейчас…». Но автор-повествователь отмечает: «Ну что я мог ей сказать? Она была у меня только вчера и не хуже меня знает, что наш ближайший сексуальный день только послезавтра». Итак, здесь даже любовь – по строжайшему расписанию, которое составляет руководитель Государства – Благодетель.

Его власть абсолютна и безоговорочна. Он единственное существо, имеющее право на обдумывание и принятие решений. От личного желания человека здесь ничего не зависит. Да и вообще здесь нет такого понятия, как “личность”.

Жители города не ропщут. Они живут только по строжайшим законам разума, логики. Так, автор–повествователь ловит себя на мысли, что невольно залюбовался весной: «Весна. Из-за Зеленой Стены, с диких невидимых равнин, ветер несет желтую медовую пыль каких-то цветов. От этой сладкой пыли сохнут губы – ежеминутно проводишь по ним языком – и, должно быть, сладкие губы у всех встречных женщин (и мужчин тоже, конечно)». И ту же обрывает себя: «Это несколько мешает логически мыслить». А что же зазорного в том, чтобы полюбоваться весной? Почему во всем и всегда должна быть логика?

А какую природу предпочитают жители Единого Государства? Безупречную, со строгими линиями, классическими канонами, такую, которая не отвлекает от логического мышления, не дает быть романтиком. Страшно боятся эти люди романтики: «Но зато небо! Синее, не испорченное ни единым облаком (до чего были дики вкусы у древних, если их поэтов могли вдохновлять эти нелепые, безалаберные, глупо толкущиеся кучи пара). Я люблю – уверен, не ошибусь, если скажу: мы любим только такое вот, стремительное, безукоризненное небо…»

Читайте также:  Свобода личности в творчестве Е.Замятина: сочинение

В Едином Государстве существует единый строгий режим: все в одно время встают, одинаково питаются (причем пища-то – искусственная), одновременно начинают и заканчивают работу. Они носят одинаковую одежду – униформу, их невозможно отличить друг от друга.

Люди разучились фантазировать и индивидуально мыслить, даже любовь у них (точнее – сексуальные отношения) определяется табелем сексуальных дней. Но жители государства воспринимают эту казарменную жизнь как должное, не ропщут: «А это разве не абсурд, что государство (оно смело называть себя государством!) могло оставить без всякого контроля сексуальную жизнь. Кто, когда и сколько хотел… Совершенно ненаучно, как звери…»

За каждым человеком в государстве ведется строжайший контроль, здесь действует тайная полиция под названием «хранители».

В романе раскрыта порочность мечты социалистов: насытить людей только хлебом, обеспечить теплом и одеждой, лишив самого важного – свободы и души.

Д-503 полюбил, нарушив этим строжайшее табу: любовь – романтика, глупость, потому отвлекает от работы, труда. И возвращение души обернулось для Д-503 катастрофой. Он взглянул на столь привычный для него, регламентированный, мир совершенно новыми глазами, пережил подлинное счастье. Однако за это ему пришлось заплатить предательством и операцией, после которой он навсегда потерял способность чувствовать.

Публикация романа «Мы» за границей вызвала ожесточенную травлю писателя в родной стране. Сбылись самые мрачные опасения Замятина, высказанные им еще в 1921 году в статье «Я боюсь». Он писал: «Я боюсь, что настоящей литературы у нас не будет, пока мы не излечимся от какого-то нового католицизма, который не меньше старого опасается всякого еретического слова. А если неизлечима эта болезнь – я боюсь, что у русской литературы одно только будущее: ее прошлое».

Антиутопия «Мы» рисовала образ нежелательного будущего. Она предупреждала об опасности распространения казарменного коммунизма, уничтожающего во имя анонимной, слепой коллективности личность, разнообразие индивидуальностей, богатство социальных и культурных связей.

“Общество будущего” и настоящее в романе Е. Замятина “Мы”

Настоящий писатель – это всегда мыслитель, стремящийся заглянуть в будущее, предсказать жизнь потомков. Но писатель – это и человек, создающий систему: нравственных ценностей, взглядов на историю, развитие общества. Литература часто становилась средством пропаганды идей писателя. С этим, в частности, связано возникновение в литературе жанра утопии.

В произведениях этого жанра изображался идеальный, с точки зрения автора, принцип построения общества. Но параллельно развивается и жанр антиутопии.

Жизнь заставляла писателей задуматься:

Но не приведет ли это к потере человеком своей индивидуальности, к обезличиванию серой одинаковой массы?

Е. Замятин – писатель, которому удалось довольно точно разглядеть приметы некоего антипрогресса в окружающей действительности первых лет советской власти. Конечно, предметом его размышлений становится не только технический прогресс, но и те общественные идеалы, которые выдвигались за непререкаемые истины.

Е. Замятин как будто специально повторяет описание этой, одной из классических утопий: его герои живут коммуной в городе из стекла и металла.

В романе “Мы” в фантастическом и гротесковом облике предстает перед читателем возможный вариант общества будущего. Приводится мечта сильных мира сего: “Жизнь должна стать стройной машиной и с механической неизбежностью вести нас к желанной цели”. К сожалению, в таком обществе нет ничего, что бы не предвещала уже современная писателю реальность. Перед нами разворачивается “математически совершенная жизнь” Единого Государства. Символический образ “огнедышащего интеграла”, чуда технической мысли и одновременно орудия жесточайшего порабощения, открывает книгу.

Бездушная техника вместе с деспотической властью превратили человека в придаток машины, отняли у него свободу, воспитали в добровольном рабстве. Мир без любви, без души, без поэзии. Человеку-“нумеру”, лишенному имени, было внушено, что “наша несвобода” есть “наше счастье” и что это “счастье” – в отказе от “я” и растворении в безличном “мы”.

Внушено, что художественное творчество – “уже не беспардонный соловьиный свист”, а “государственная служба”. Личная жизнь тоже рассматривается как государственная обязанность, выполняемая в соответствии с “табелем сексуальных дней”.

Роман Е. Замятина – предупреждение о двойной опасности, грозящей человечеству: гипертрофированной власти машин и власти государства. “Однотипность” безраздельно и неусыпно властвует над жизнью всех членов общества. Это обеспечивается совершенной техникой и недремлющими очами “хранителей”.

Сочинение Замятина проникнуто раздумьями о российской послереволюционной действительности. В нем угадываются сокровенные мысли о возможных и уже обнаружившихся при жизни писателя извращениях социалистической идеи.

Самые тяжелые раздумья вызвала у писателя политика всеобщего строительства коммунизма. Она предусматривала сугубую централизацию политической и экономической жизни в стране, ряд жестоких репрессивных мер в отношении инакомыслящих. Еще в первые послереволюционные годы Е. Замятин осознал, что другого выбора не будет и что людям навязана единственная модель дальнейшего движения – новый вариант тоталитаризма.

Роман Е. Замятина приобрел особое значение как предупреждение о возможных искажениях красиво преподносимой идеи социализма, об опасности уклонений от демократического пути и злоупотреблений насилия над человеческой личностью. Последующие события отечественной и мировой истории показали, что тревоги писателя не были напрасными. Наш народ пережил и горькие уроки коллективизации, и сталинизм, и репрессии, и всеобщий страх, и застой.

Многие сцены романа заставляют вспомнить недавнее прошлое. Манифестация в честь Благодетеля, официозные, единогласные выборы, “хранители”, которые следят за каждым шагом человека. Но Евгений Замятин показывает, что в обществе, где все направлено на подавление личности, где игнорируется человеческое “я”, где единоличная власть является неограниченной, возможен бунт.

Способность и желание чувствовать, любить, быть свободным в мыслях и поступках толкают людей на борьбу. Но власти находят выход: у человека при помощи операции удаляют фантазию – последнее, что заставляло его поднимать гордо голову, чувствовать себя разумным и сильным. Все же остается надежда, что человеческое достоинство не умрет при любом режиме.

Эту надежду высказывает женщина, которая своей красотой побуждает на борьбу.

Но хочет ли писатель дать свою модель идеального общества? Нет, напротив, он настаивает на том, что идеального общества не существует. Жизнь – это стремление к идеалу.

И когда это стремление отсутствует, человеческая личность постепенно начинает умирать. Автор романа “Мы” принадлежит к тем крупным художникам, кто призывал нас обратить внимание на вечные ценности и не забывать о них в условиях глобальных исторических сдвигов XX столетия. В свое время роман не был принят.

Но сейчас вернувшиеся к нам из небытия произведения, подобные роману “Мы”, быть может, позволят “по-новому” взглянуть на события истории, осмыслить роль человека в них. “Мы” – предостережение против отказа сопротивляться, если человеческое сообщество хотят превратить в совокупность “винтиков”, нравственные ценности заменить “грандиозным вселенским уравнением”, а из всех линий оставить только одну – прямую.

Ссылка на основную публикацию
×
×