Тайны мироздания в лирике Ф. И. Тютчева: сочинение

Тайны мироздания в лирике Ф. И. Тютчева

Тютчевская “страна” необычна – она то залита солнечным светом, то покрыта сумраком, но всегда узнаваема, близка. Если начать вспоминать стихи Ф. И. Тютчева о природе, то, наверное, большинству людей в первую очередь придет в голову “Весенняя гроза”: “Люблю грозу в начале мая. “

Действительно, поэт очень часто обращался к картинам весны, проливного дождя, птичьего гама. Природа у Тютчева зачастую “испытывает” чисто человеческие эмоции. Образ “улыбающейся”, “смеющейся” природы проходит через все творчество поэта как противовес его горестным размышлениям о бытии, смерти, мироздании, гармонии, “древнем хаосе”. Как часто мы встречаем в поэзии Тютчева такие фразы, как “Лазурь небесная смеется”, “Сияет солнце, воды блещут / На всем улыбка, жизнь во всем”. Подобных строк можно привести множество: улыбается все – весна, солнце, вода, сама земля. Даже в осенней природе поэт видит “кроткую улыбку увяданья”. Здесь его мировосприятие близко к пушкинскому, который, как известно, очень ценил Тютчева. Но возможно, последний вкладывает в понятие “природа” гораздо больший смысл. Для Тютчева природа – нечто грандиозное, вечное, бесконечное, может быть, даже синоним мироздания.

Лишь в особенно горькие минуты (их не так уж мало) природа представляется Тютчеву царством пустоты и “вечного бессмыслия”. Для Тютчева характерны поиски смысла во всем: во Вселенной, в бытии. Такого рода размышления и приводят, в конце концов, к странному афоризму:

Природа – сфинкс. И тем она верней

Своим искусом губит человека,

Что, может статься, никакой от века

Загадки нет и не было у ней.

Загадки нет, но есть сама “мать-земля”. Тютчев не может успокоиться в безотрадности, он снова и снова обращает свое лицо к светлой действительности. В лирике Тютчева часто звучит мысль (древняя как мир, но подхваченная им), что только природа способна исцелить и спасти человека.

Получается, что, с одной стороны, природа – “сфинкс”, а с другой – исцеляющая сила. Для тех, кто знаком хоть немного с лирикой Тютчева, в этом нет ничего удивительного. Подобные противоречия, метания из крайности в крайность и составляют основу творчества поэта. Вся его лирика строится на контрасте, она как бы зажата между двумя полюсами – ощущением красоты бытия и чувством ужаса перед

Чаще всего Тютчев, конечно, восторгается окружающим миром, нередко – до самозабвения. В доказательство этому можно приводить бессчетное количество его цитат. Поэт откликается на все голоса жизни, поскольку чутко улавливает все краски, все звуки природы. Но не менее сильным (особенно в поздней лирике) становится сознание жизненного трагизма. И вот мир из радостного, наполненного светом и красками превращается в “одичалый”. Безусловно, в таких резких переходах немалую роль сыграли личные переживания.

Тютчеву было свойственно стремление разгадать тайны мироздания или хотя бы приблизиться к ним, коснуться. Мироздание вечно, на фоне его человеческая жизнь – ничто. С годами это начинает все больше тревожить Тютчева. Он приходит к мысли о “бесполезности” человеческого существования. Бесспорен тот факт, что каждого ожидает полное уничтожение и растворение в бесконечности природы. Поэт мало размышлял о смерти как таковой, она для него была, скорее, некой противоположностью жизни, мгновенным переходом от яркого, насыщенного, ужасающе краткого человеческого существования к небытию.

Невзирая на отношение к отдельно взятой жизни как к чему-то ничтожному в силу своей кратковременности, Тютчев утверждает и нечто практически противоположное: жизнь – значительна, поскольку является дерзким вызовом враждебным силам. Однако такие жизнеутверждающие мысли встречаются у Тютчева сравнительно редко. Гораздо настойчивее повторяется другая сентенция: “Бесследно все – и так легко не быть!” Бессмысленность, неоправданность бытия с возрастом все больше угнетает поэта. Жизнь он ассоциирует с “тенью от дыма”, настолько она кажется ему призрачной.

Умиротворение, покой, исцеление – только в “природе – сфинксе”. Видимо, такое наименование природе было дано в минуты тяжелейшего, безысходного отчаяния. Ведь что ни говори, окружающий мир всегда был для Тютчева живым, а вовсе не каменным. И природа всегда вызывала в поэте чисто человеческие чувства, которые можно испытывать к кому-то очень близкому. В первую очередь – это чувство восхищения.

Несомненно, что природа была включена Тютчевым в тот круг истинных ценностей, без которых, по мысли поэта, невозможно истинное существование.

Человек и природа в лирике Тютчева

Лирика Тютчева – явление вневременное

По духу, по отношению к жизни – Федор Тютчев поэт современный, так пронзительно и своевременно звучат сегодня вопросы вечности мира, размышления о месте человека во Вселенной, о радости и счастье, даруемых любовью и природой, о переживаниях и страданиях человеческих, которых не избежать в жизни. Человек и природа в лирике Тютчева занимают особое место: они всегда как будто вне эпохи, вне конкретного времени. Важен и интересен для него внутренний мир и развитие, ведь в представлении Тютчева природа и человек – части единого целого.

Тема человека и природы в лирике Тютчева

Пейзажная лирика поэта.

Не то, что мните вы, природа:
Не слепок, не бездушный лик –
В ней есть душа, в ней есть свобода,
В ней есть любовь, в ней есть язык…

Природа для поэта всегда живая, мыслящая и чувствующая, и поэтически это выражается разноплановыми метафорами: «лазурь небесная смеется», «солнце … взглянуло исподлобья на поля», «раскаты громовые все сердитей и смелей», «деревья радостно трепещут, купаясь в небе голубом».

Всегда разнообразны и точны, а иногда и неожиданны эпитеты: «усыпительно-безмолвны» нивы, вечер то «…младенчески-беспечный», то «бешено-игривый», осенних вечеров «умильная, таинственная прелесть», «беспредельная мгла» осени.

Сравнения, употребляемые Тютчевым, часто нетрадиционны, и потому придают стихотворениям особую художественную прелесть: сияние Белой горы, «как откровенье неземное», звезды горят, «как в первый день созданья», а хмурая ночь, «как зверь стоокий, глядит из каждого куста».

Пейзажи и описания натуры так емки, многогранны и глубоки, что рисуют в воображении читателя полноценные, будто им самим увиденные картины. Стоит только прочесть, например, строки:

Уж солнца раскаленный шар
С главы своей земля скатила,
И мирный вечера пожар
Волна морская поглотила,

или с детства знакомое:

Чародейкою Зимою
Околдован, лес стоит —
И под снежной бахромою,
Неподвижною, немою,
Чудной жизнью он блестит

И вот уже из разряда читателей мы незаметно и как-то мгновенно становимся участниками, благодарными созерцателями происходящего в природе

Но каким бы точным и ярким не было описание у Тютчева, в нем всегда есть еще что-то, заставляющее задуматься об услышанном, некий более глубокий смысл.

Природа в лирике Тютчева как часть мироздания

Для такого мастера, как Тютчев, простое описание, констатация факта существования живой природы, ее красоты были бы слишком просты. Да, поэт всегда любуется, восхищается и благоговеет перед природой, но самое важное, начиная с ранних стихотворений – раздумья о мире, возможность проникновения в тайны бытия.
Поэт мыслит и чувствует значительно объемнее, глубже, мир природы и человека в лирике Тютчева – часть мироздания, Космоса, вечность которого несомненна. Именно поэтому в стихотворениях его всегда есть философский смысл. «Все во мне, и я во всем!

Чудный день! Пройдут века –
Так же будут, в вечном строе,
Течь и искриться река
И поля дышать на зное.

Былое – было ли когда?
Что ныне – будет ли всегда.
Оно пройдет –
Пройдет оно, как всё прошло,
И канет в темное жерло –
За годом год.
За годом год, за веком век…
…Но с новым летом – новый злак
И лист иной.
И снова будет всё, что есть,
И снова розы будут цвесть,
И терны тож…

Мир природы и человека в лирике Тютчева – единое целое

Мир природы и человека в лирике Тютчева растворяются друг в друге. Переживания, душевное состояние лирического героя, сложный и противоречивый внутренний мир человека поэт передает, используя образы природы, и история человека в творчестве Тютчева рассматривается именно через призму его связи с природой, через понимание быстротечности земной жизни и вечности жизни вселенской.
Природа всегда беспристрастна – это убеждение поэта, из которого появляются строки:

Природа знать не знает о былом,
Ей чужды наши призрачные годы,
И перед ней мы смутно сознаем
Себя самих – лишь грезою природы.
Поочередно всех своих детей,
Свершающих свой подвиг бесполезный,
Она равно приветствует своей
Всепоглощающей и миротворной бездной.

Поэтому и на течение истории сам поэт, как правило, взирает бесстрастно, отстраненно, понимая, что они не могут изменить равновесия природы и всего мироздания.
Обращаясь, например, к декабристам, говорит:

Вы уповали, может быть,
Что станет вашей крови скудной,
Чтоб вечный полюс растопить!
Едва, дымясь, она сверкнула
На вековой громаде льдов,
Зима железная дохнула –
И не осталось и следов.

С другой стороны, стать свидетелем исторических коллизий значит для человека ищущего, знающего о вечности Вселенной приобщение к процессу миротворчества. «Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые!»

Так, как показывает Тютчев изменчивый мир природы: не стоящий на месте, с его бурями и штилями, упорядоченностью и хаосом, – так видит и стремится передать мятущийся мир человеческой души. Поэт отдает должное ценности жизни человека, его способности мыслить, творить, но отчетливо видит беспомощность перед стихиями в его собственной душе.

Невозмутимый строй во всем,
Созвучье полное в природе, –
Лишь в нашей призрачной свободе
Разлад мы с нею сознаем.

Откуда, как разлад возник?
И отчего же в общем хоре
Душа не то поет, что море,
И ропщет мыслящий тростник?

В поэзии Тютчева присутствует множество контрастов, противоборствующих сил: хаос – гармония, день – ночь, земля – небо, но эти понятия не отождествляются с добром – злом. Они противопоставлены и взаимосвязаны одновременно, перетекают одно в другое, отражаются друг в друге, не существуя обособленно. Так, например, «певучесть есть в морских волнах, гармония в стихийных спорах».

Находящиеся в вечной борьбе светлые и темные стороны души для Тютчева равноценны, как день и ночь, они – проявление природы человеческой, но именно в борьбе человек может найти свой путь. «Два голоса» всегда звучат внутри нас, и выбрать, просто плыть по течению, или в борьбе преодолевать обстоятельства и совершенствоваться, не стремясь к покою, искать смысл существования на Земле удел только лишь человека.

Мужайтесь, о други, боритесь прилежно,
Хоть бой и неравен, борьба безнадежна!

Мужайтесь, боритесь, о храбрые други,
Как бой ни жесток, ни упорна борьба!
Над вами безмолвные звездные круги,
Под вами немые, глухие гроба.
Пускай олимпийцы завистливым оком
Глядят на борьбу непреклонных сердец.
Кто ратуя пал, побежденный лишь Роком,
Тот вырвал из рук их победный венец.

Отнюдь не всегда поэт оптимистичен, философские раздумья о тайнах мирозданья тревожат его, а с течением времени и угнетают. Порой в поисках смысла жизни, в минуты отчаяния он начинает сомневаться в нужности исканий.

Бесследно всё – и так легко не быть!
При мне иль без меня – что нужды в том?
Всё будет то ж – и вьюга так же выть,
И тот же мрак, и та же степь кругом.

Но даже в эти мгновения, предположив, что в действительности загадок не существует, Тютчев все равно считает природу сфинксом, к чьей тайне можно приблизиться, но не постичь.

Природа — сфинкс. И тем она верней
Своим искусом губит человека,
Что, может статься, никакой от века
Загадки нет и не было у ней.

И все-таки желание познать истинные тайны существования мира, уверенность в целостности мира, в том, что человек един с природой, острота чувств и восприятия окружающего не оставляют Тютчева:

Чему бы жизнь нас ни учила,
Но сердце верит в чудеса:
Есть нескудеющая сила,
Есть и нетленная краса.

И увядание земное
Цветов не тронет неземных,
И от полуденного зноя
Роса не высохнет на них.

Читайте также:  Поэт гармонии и красоты (по лирике Ф. И. Тютчева): сочинение

И эта вера не обманет
Того, кто ею лишь живет,
Не все, что здесь цвело, увянет,
Не все, что было здесь, пройдет!

Жизненные уроки лирики Тютчева

Наследие Федора Тютчева невелико по объему, но еще современники оценили его по достоинству. В одном из писем И. Тургенев искренне делился отношением к творчеству поэта с А.Фетом: «О Тютчеве не думает тот, кто его не чувствует, тем самым доказывая, что он не чувствует поэзии». Эмоционально обращался в письме к учителю своих детей Л. Толстой «Так не забудьте же достать Тютчева. Без него нельзя жить». А философ П. Флоренский писал следующее: «Пора, наконец, понять, что похвала Тютчеву не есть слово, ни к чему не обязывающее, а, будучи сказано искренне, оно подразумевает неисчислимые, мирового порядка, последствия». Проникновенно писал о стихотворениях Тютчева и А. Фет: «Каждое из них — солнце, т. е. самобытный, светящий мир…».

Вслед за классиками и мы, сегодняшние читатели, обогащаем свой опыт вечной лирикой поэта, в которой главное – мир природы и человека, ценности, не зависящие от эпохи, учимся гармоничной жизни во

Вселенной. Говоря языком Тютчева,
Так связан, съединен от века
Союзом кровного родства
Разумный гений человека
С творящей силой естества.

Образы природы в лирике Ф. И. Тютчева

Школьное сочинение

Человек и Вселенная, смысл жизни, взаимоотношения человека и природы, хаос и Космос, жизнь, любовь. Вечные темы, волновавшие писателей и поэтов во все времена. Волновали они и Ф.И. Тютчева. Но образы, которые выбирал поэт для воплощения своих мыслей, стиль изложения, глубина и значительность смысла, вкладываемого им в каждую строку, отличают его от всех других авторов. Многие стихотворения Тютчева — это минутные впечатления. В мгновенных ощущениях он старался выразить всего себя, свои мысли и чувства, свои переживания и тревоги, свое восприятие мира, которое часто строится на параллелях, сравнениях жизни человека и мира природы.

Очарование русской природы вошло в сердце поэта еще в юные, годы, когда он жил в своем родовом имении — селе Овстуг Брянского уезда Орловской губернии. Позже это чувство укрепилось, когда молодой дипломат приезжал из чинного Мюнхена в Россию, когда он окончательно вернулся на родину. Природа навсегда вошла в поэзию Тютчева и стала основным объектом его воспроизведения. Он не уставал любоваться лесом в осеннюю непогоду или ширью нолей, встречающих раннюю весну.

В русской лирике трудно найти художника, в творчестве которого мир природы занимал бы такое значительное место, но в своих стихах Тютчев стремился не столько к изображению пейзажа, сколько выражал свое переживание в связи с ним, свое неравнодушное отношение к нему. Он постоянно переосмыслял увиденные картины природы.

Произведения Тютчева отличаются особой глубиной, неповторимыми интонациями и оттенками чувств. У него редки зорко увиденные тонкие пейзажные детали вроде “паутины тонкого волоса”, который “блестит на праздной борозде”, — поэтической подробности, восхищавшей Л.Н. Толстого, но всегда присутствует “осердеченная” мысль, глубокая и сильная.

Одна из таких глубоких и сильных мыслей — суждение о хаосе, заключенном в природе. Этот хаос предстает перед взглядом поэта в виде непостижимой тайны и обнаруживается в бурных природных стихиях.

Например, в раннем стихотворении “О чем ты воешь, ветр ночной. ” поэт, вслушиваясь в звуки этой стихии, стремится разгадать тайну, скрытую в хаосе природного мира:

О чем ты воешь, ветр ночной?

О чем так сетуешь безумно?

Что значит странный голос твой:

То глухо жалобный, то шумный?

Поэт хочет слиться со “страшными песнями”, с тем “беспредельным”, что в них ощущается, хочет познать “древний хаос”, и в то же время ночное завывание пугает его, обнаруживая страшные силы и бездны:

О! бурь заснувших не буди —

Под ними хаос шевелится.

От этого неистового ветра, воющего ночью, и в человеческой душе рождается подобная буря, хаос, мятежные мысли и страсти.

Все в этом стихотворении соткано из противоречий. Голос ветра “странный”, но говорит “понятным сердцу языком”; песни его “страшны”, но повесть его “любимая”; хаос ужасен, но он же и “родимый”. Но такие противоречия — характерная черта поэзии Тютчева — художественно оправданны: навстречу “ночному ветру” рвется родственная ему “ночная душа” человека.

Поэт обращается к “беспредельному”, возвышенному в природе, и язык стихотворения обретает высокое звучание: появляются книжные слова— “хаос”, “ветр”, “сетуешь”, становятся частыми повторы. Эмоциональный подъем отражается в употреблении междометия “о” вопросов, восклицаний, повторяющихся союзов, недоговоренностей.

Тютчеву удается мастерски соединить сжатость своих стихотворений и силу чувства, которая мгновенно охватывает каждого, кто прочитает его строки. Вероятно, в этом и заключается особенность мироощущения автора, который не просто писал стихи, он мыслил поэтическим языком. И поэтому его мысли выливались в такие стройные мелодичные строки:

Святая ночь на небосклон взошла,

И день отрадный, день любезный,

Как золотой покров, она свила,

Покров, накинутый над бездной.

Не случайно, говоря о поэзии Тютчева, И.С. Тургенев отмечал “неподдельность его вдохновения”, “поэтическое дуновение, которым веет от его страниц”.

В природе Тютчева привлекает ее постоянное обновление. Он способен искренне радоваться появлению на кустах и деревьях первых листочков, освещенных лучами солнца, чувствовать, как весною “воздух дышит”, слышать, как ветер “в поле стебль колышет” и “елей ветви шевелит”. Ярким выражением обновления жизни представляется поэту гроза, когда свет сменяется тьмой, сверканиями молний и потом снова светом, когда жар чередуется со свежестью, а тишина с громовыми раскатами.

Природная стихия в стихотворении “Весенняя гроза” представлена во всей ее слуховой, осязательной и зрительной ощутимости. Мы видим, как “повисли перлы дождевые, и солнце нити золотит”, осязаем брызнувший дождик и летящую пыль; слышим “шум нагорный” молодых раскатов, птичий не умолкающий “гам лесной”.

Яркие образы в стихотворениях поэта не только сверкают и блестят, они словно поют, проникая не столько словами, сколько настоящей музыкой в наши сердца:

Когда весенний первый гром,

Как бы резвяся и играя.

Грохочет в небе голубом.

Все фонетические средства языка поэт подчиняет передаче музыки майской грозы: повторяется слог “гро-“: грозу, гром, грохочет; рокочет звук “р”: первый, резвяся, играя; шумит громкое “г”, эхом отдаются певучие “о” и “а”, которые, по наблюдению поэта Вс. А. Рождественского, передают чувство простора и легкости. Перед нами не просто картина грозы, восхитившая и поразившая тонкую душу, — это передача радостного обновления в природе, победное утверждение весны, торжество молодости и красоты.

Всю свою жизнь поэт не переставал восхищаться окружающей красотой и стремился передать все величие, все великолепие окружающего мира, донести эту красоту до читателей с помощью неповторимых интонаций, мелодичных, поющих и звенящих звуков, тонов и полутонов. Тютчев любил весну — как выражение красоты и полноты жизни, как торжество нового, сильного, светлого. Такой же идеей пробуждения и обновления в природе пронизано и с детства знакомое нам стихотворение — “Весенние воды” (Весна идет, весна идет. ), при чтении которого мы невольно проникаемся теми же чувствами, которые испытывает автор.

Тютчев не дает полного и точного описания событий и явлений. Он лишь наводит нас на определенное восприятие происходящего. Его стихотворения заставляют не только задумываться, размышлять, но и чувствовать, переживать, ощущать, погружаясь в волшебный мир звуков, запахов, красок и эмоций. Тонким переплетением образов, намеков, интонаций Тютчев как талантливый художник слова вводит нас в особый мир скрытого, незримого внутреннего понимания сути. Именно это плавное, незаметное погружение читателя в глубины мира, глубины явлений, иногда даже — самого себя и является одной из важнейших черт поэзии Тютчева. Вслушаемся в чудесные строки стихотворения “Утро в горах”:

Лазурь небесная смеется,

Ночной омытая грозой,

И между гор росисто вьется

Долина светлой полосой.

Лишь высших гор до половины

Туманы покрывают скат,

Как бы воздушные руины

Волшебством созданных палат.

Как тонко подобраны здесь слова, характеристики, как умело с помощью лишь нескольких штрихов поэт погружает нас в необъятные просторы горных долин и в глубину небесной лазури.

Но стихотворения Тютчева о природе не всегда несут в себе легкий восторг, веселье, беззаботность и умиротворенность. Творчество поэта вобрало в себя глубокие философские рассуждения о сущности человека, о смысле жизни, о таинстве мира, Вселенной. И часто чувство тревоги, тоски, страха перед неизвестностью врывается в произведения поэта совершенно иными интонациями, как, например, в стихотворении “День и ночь”:

И бездна нам обнажена

С своими страхами и мглами,

И нет преград меж ей и нами —

Вот отчего нам ночь страшна.

Трагическое мироощущение так же характерно для Тютчева, как и упоение жаждой жизни. И это сближает его творчество с творчеством великих композиторов, которые могли в одном произведении отразить и радость весенней капели, и тревоги предчувствия и ожидания чего-то страшного, неотвратимого.

Эмоциональный мир лирики природы Тютчева так же богат, разнообразен и насыщен, как сама душа человека. Природа близка и родственна человеку потому, что она и сама одухотворена: она для поэта чувствующее и мыслящее существо, способное не только рождаться, обновляться и умирать, но и переживать, говорить, кричать, негодовать, смеяться и восторгаться. Этому посвящено стихотворение “Не то, что мните вы, природа. “, в котором поэт говорит о полноте бытия в природном мире и богатстве переживаний этого бытия:

Не то, что мните вы, природа:

Не слепок, не бездушный лик —

В ней есть душа, в ней есть свобода,

В ней есть любовь, в ней есть язык.

Читайте также:  ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ И ИДЕИ ЛИРИКИ Ф.И.ТЮТЧЕВА: сочинение

Тютчев вступает в полемику со скептиками, которые не признают этой полноты природной жизни. А поэт, в отличие от них, способен не только любоваться природой, но и живо ощущать ее тайны, ее негодующие бури, ее демонические “жесты”, голоса, “поступки”, “чувства”. За внешней назидательностью строк проступает глубокое поэтическое содержание. Художник видит лучи, проникающие в самую душу, ощущает цветение весны, созревание плода, слышит говор леса, беседу звезд, совещание грозы, неземные языки рек. Пантеизм Тютчева отражается во многих его произведениях о природе и оттого его природа так многоголоса, насыщена красками, звуками, благоуханиями.

Изображение природы неотделимо у Тютчева от философского размышления о ней. Миниатюра “Природа — сфинкс. И тем она сильней. ” исполнена мудрого раздумья о сути природы: загадка она, сфинкс, губящий человека, или же “Загадки нет и не было у ней”. В таинственности природы кроется ее поэтическая прелесть. Она и загадочна, и ясна в своей одушевленности, она хаотична и гармонична одновременно. Снова перед нами “осердеченная” мысль, глубокая и сильная, согретая чувством’ любви. Прав был В. Брюсов, подметивший, что “любование многообразными проявлениями жизни природы” представляется Тютчеву “высшим блаженством, доступным человеку”.

Ответы по литературe для 11 класса. Человек, природа, мироздание в лирике Ф. И. Тютчева. Философская проблематика стихотворения «Silentium!»

ЕГЭ Будучи современником Пушкина, Ф. И. Тютчев, тем не менее, был идейно связан с другим поколением – поколением «любомудров», которое стремилось не столько активно вмешаться в жизнь, сколько осмыслить ее. Эта склонность к познанию окружающего мира и самопознанию привела Тютчева к совершенно оригинальной философской и поэтической концепции.

Лирику Тютчева тематически можно представить как философскую, гражданскую, пейзажную и любовную. Однако эти темы очень тесно переплетаются в каждом стихотворении, где страстное чувство рождает глубокую философскую мысль о бытии природы и вселенной, о связи человеческого существования с вселенской жизнью, о любви, жизни и смерти, о человеческой судьбе и исторических судьбах России.

Для мировосприятия Тютчева характерно восприятие мира как двойственной субстанции. Идеальное и демоническое – вот два начала, которые находятся в постоянной борьбе. Невозможно существование жизни, если отсутствует одно из начал, ибо во всем должно быть равновесие. Так, например, в стихотворении «День и ночь» два этих состояния природы противопоставляются друг другу:

День – сей блистательный покров –

День – земнородных оживленье,

Души болящей исцеленье,

Друг человека и богов.

День у Тютчева наполнен жизнью, радостью и безграничным счастьем. Но он – лишь иллюзия, призрачный покров, накинутый над бездной. Совсем иной характер носит ночь:

И бездна нам обнажена,

С своими страхами и мглами,

И нет преград меж ней и нами:

Вот отчего нам ночь страшна.

С образом ночи неразрывно связан образ бездны; эта бездна – тот первозданный хаос, из которого все пришло и в который все уйдет. Он манит и пугает одновременно. Ночь оставляет человека наедине не только с космическим мраком, но и наедине с самим собой. Ночной мир представляется Тютчеву истинным, ибо истинный мир, по его мнению, непостижим, и именно ночь позволяет человеку прикоснуться к тайнам мироздания и собственной души. День потому и дорог человеческому сердцу, что он прост и понятен. Ночь порождает чувство одиночества, затерянности в пространстве, беспомощности перед неведомыми силами. Именно таково, по мысли Тютчева, истинное положение человека в этом мире. Может быть, поэтому он и называет ночь «святой».

Четверостишие «Последний катаклизм» пророчит последний час природы в грандиозных образах, возвещающих конец старого мироустраойства:

Когда пробьет последний час природы,

Состав частей разрушится земных:

Все зримое опять покроют воды,

И Божий лик изобразится в них.

Поэзия Тютчева показывает, что новое общество так и не вышло из состояния «хаоса». Современный человек не выполнил своей миссии перед миром, он не позволил миру вместе с ним взойти к красоте, к разуму. Поэтому у поэта много стихов, в которых человека как бы отзывают назад в стихию как несправившегося с собственной ролью.

Стихотворения «Silentium!» (Молчание) – жалоба по поводу той замкнутости, безвыходности, в которой пребывает наша душа:

Молчи, скрывайся и таи

И чувства и мечты свои…

Истинная жизнь человека – жизнь его души:

Лишь жить в себе самом умей –

Есть целый мир в душе твоей

Не случайно с внутренней жизнью связаны образы звездной ночи, чистых подземных ключей, а с жизнью внешней – образы дневных лучей и наружного шума. Мир человеческих чувств и мыслей – мир истинный, но непознаваемый. Стоит мысли облечься в словесную форму, как она мгновенно искажается: «Мысль изреченная есть ложь».

Тютчев пытается рассматривать вещи в противоречии. В стихотворении «Близнецы» он пишет:

Есть близнецы – для земнородных

Два божества – то Смерть и Сон…

Близнецы у Тютчева не двойники, они не вторят друг другу, один – рода женского, другой – мужского, у каждого свое значение; они совпадают друг с другом, но они же и враждуют. Для Тютчева было естественным всюду находить полярные силы, единые и, однако же, двойственные, сообразные друг другу и обращенные друг против друга.

«Природа», «стихия», «хаос», с одной стороны, космос – с другой. Это едва ли не важнейшие их тех полярностей, которые отразил Тютчев в своей поэзии. Разъединяя их, он глубже проникает в единство природы, чтобы снова сблизить разделенное.

Человек и природа в лирике Тютчева сочинение

Федор Тютчев, как и большинство поэтов, прекрасно чувствовал природу, её взаимодействие с человеком. Однако каждый поэт вносит свой оттенок в картину «взаимоотношений» природы и человека.

У Федора Ивановича достаточно много стихов на эту тему. Пожалуй, самое известное, это – «Душа хотела б…». Эта «героиня», как часть самого человека, хотела бы стать частью природы. Но светить не, как полагается, ночью, а днём, чтоб её видели все. Почти солнцем она собирается стать! То есть она б нарушила законы природы – стало б два солнца. Но это, конечно, лишь мечта души, как и мечта человека – «улучшить» природу. Сам поэт, по-моему, тут иронизирует.

Тютчев практически боготворит природу, так её красиво описывает. Вот в «Святых горах» он называет ночь «обаятельной тайной». Для него природа точно храм, в этом стихотворении горы слышат псалмы, утёс чудесный крест держит высоко. Получается, что гармонична природа и духовна!

В стихотворении «Могила Наполеона» речь, вообще могла не идти о природе, но тут практически только о ней и речь. Весна тут сравнивается опять с душой, но это душа не человека, а как бы природы. И ещё она всё оживляет. Показано пробуждение местности, красота её. И тут идёт сравнение с героем былых лет, с Наполеоном. Его слава отшумела, а природа возрождается снова и снова у его могилы. В том-то и дело, что человеческий век не такой долгий по сравнению с окружающим миром. Это не вызывает злости Тютчева, а только восхищение.

В то же время чудеса природы часто мимолетны, их важно человеку заметить. Вот в «Как неожиданно…» показано появление внезапное после бури радуги. И Тютчев прямо призывает своего читателя ловить момент чуда.

Силу природы сравнивает поэт с любовью. Очеловечив, например, солнце в стихотворении «Проходя…» он подчеркивает, что оно и не знает, что только его лучи даруют всему пищу, свет, жизнь. И Федор Михайлович говорит, что его возлюбленная, как светило, тоже дарит ему вдохновение одним своим взглядом.

Часто в его стихах явления природы действуют, как люди. К примеру, в «Ещё шумел» и солнце сторожит сон поэта, и тени ходят по саду.

В общем, Тютчев боготворит силы природы, но не принижает человека в сравнении с ней, но призывает его радоваться даже мимолетному.

Сочинение Человек и природа в творчестве Тютчева

Все творчество Тютчева некоторое время было скрыто. Его открыли лишь в 19 веке, во второй половине. К этому времени для поэта его творчество уже не представляло какой-то ценности. Тютчев не ставил его как свое достижение в жизни. Много лучших известных нам сегодня произведений вышли в свет благодаря его дочери. Именно она хранила и собирала ненужные для поэта бумажки и записи на клочках. Также во многом постарались и друзья Тютчева, способствуя публикации его работ. Когда ценители литературы увидели его первый сборник, то он был оценен очень высоко. Специалисты смело говорили, что в русской литературе появилась новая восходящая звезда.

Русскую поэзию невозможно представить без того вклада, а именно лирического вклада, который внес Тютчев. В своих стихотворениях поэт старается совместить некие философские рассуждения и глубину мысли. Множество строк Тютчев посвятил природе и человеку. Эти две составляющие едины, но иногда в лирике поэта они могут противоречить.

В описании природы поэт использует красочные и живые слова. Природа в произведениях Тютчева оживает, у нее своя жизнь. Природа просто наделяется человеческими качествами, она как человек, единое создание. Этот прием можно увидеть в произведении «Летний вечер». Также схожее по смыслу стихотворение «Осенний вечер» передает насыщенность природы человеческими качествами и наоборот. Показанный осенний вечер, не только кажется живым, но и не зависимым существом. Вообще вся природа в стихотворении живая.

Поэт не только использует красивые слова для оживления природы, но он еще и придает ей движения. Читатель может насладиться не какими-то конкретными пейзажами, а моментами разнообразными, не похожими друг на друга. Например, произведение «Вчера, « в котором описывается луч солнца можно увидеть такой прием. Этот луч проникает в комнату, на стены, и на другие предметы дома. Луч движется. Природа в стихотворениях Тютчева оживлена, но не вся. Он не уделяет внимание обыденным вещам, которые итак все видят, он выделяет только самые светлые и необычные моменты.

В сумме все стихотворения поэта имеют жирную параллель между душой человека и природой. В этом с поэтом схож Шеллинг, который был уверен в том, что есть только одна душа в мире, а в ней уже находимся мы, природа и человек.

Вся природа в «тютчевских» стихотворений существует на грани уничтожения. Ведь автор любит такие образы как гроза, ливень или даже буря. Автор дает понять, что только критические моменты и вероятность уничтожения могут проявить в природе и человеке самые светлые и добрые качества. Без сомнений в этом аспекте Тютчев и является уникальным и не похожим на остальных поэтов того времени.

Также читают:

Картинка к сочинению Человек и природа в лирике Тютчева

Популярные сегодня темы

Произведение начинается с описания монастыря, стоявшего в месте слияния рек Арагви и Куры. Мимо этого места проезжает русский генерал, который везет с собой пленного шестилетнего мальчика-горца, подхватившего тяжелую болезнь

Читайте также:  Ф. И. Тютчев — поэт чистого искусства: сочинение

Г.Н. Троепольский является автором произведения о дружбе «Белый Бим черное ухо». В нем идет речь о добре и человеческой жестокости. Так же рассказывается история дружбы мужчины и собаки по имени Бим

Печорин является главным героем романа Герой нашего времени, который написал Н. В. Гоголь. В каждой части мы видим его со стороны различных людей. В личном дневнике мы видим Печорина со стороны его самого

Александр Михайлович Герасимов — русский, советский живописец, рисовал он в основном в стиле социалистический реализм. Поэтому все его картины получались действительно, будто ожившие холсты.

Стоит отметить, что такой персонаж, как Тарас Бульба очень сильно изменился в произведении после того, как узнал, что его оба сыновей погибли. В момент гибели своего сына Остапа, он буквально собирает «карательное войско»

Человек в лирике Тютчева

Тютчевское восприятие природы во многом определяет его понимание человека: человек, особенно в раннем творчестве поэта, почти не выделен из природного мира или отделен от нее тончайшими, легко преодолимыми гранями. У раннего Тютчева можно найти стихотворение, лирический сюжет которого – метаморфоза: превращение любимой в предметы, окружающие ее: в цветы – гвоздики и розы, в пляшущие пылинки, в звон арфы, во влетевшего в комнату мотылька:

О, кто мне поможет шалунью сыскать,
Где, где приютилась сильфида моя?
Волшебную близость, как благодать,
Разлитую в воздухе, чувствую я.

Гвоздики недаром лукаво глядят,
Недаром, о розы, на ваших листах
Жарче румянец, свежей аромат:
Я понял, кто скрылся, зарылся в цветах!

Как пляшут пылинки в полдневных лучах,
Как искры живые в родимом огне!
Видал я сей пламень в знакомых очах,
Его упоенье известно и мне.

Влетел мотылек, и с цветка на другой,
Притворно-беспечный, он начал порхать.
О, полно кружиться мой гость дорогой!
Могу ли, воздушный, тебя не узнать!

Очевидна «чудесная близость» этого стихотворения античному мотиву превращений, метаморфоз. Этот мотив в античной литературе (например, в знаменитых «Метаморфозах» Овидия) не осмыслялся как литературный прием: он основывался на убеждении в неразделимости человека и природы.

В стихотворениях Тютчева образы из природного и человеческого мира как бы подменяют друг друга, прежде всего потому, что человеческая жизнь, по Тютчеву, подчиняется тем же законам, что и жизнь вселенной, существование которой определяется движением солнца: утро сменяется днем, день – вечером, вечер – ночью, восход – закатом. Так и человеческая жизнь движется от утра – детства, к вечеру – старости.

Эта метафора: утро-молодость, вечер-старость обретает особенную значимость в лирике Тютчева. Причем, стихотворения, где поэт использует этот образ, представляют развертывание природных образов, превращаются в пейзажную зарисовку. Так, вспоминая о Жуковском, Тютчев пишет:

Я видел вечер твой. Он был прекрасен!
В последний раз прощаяся с тобой,
Я любовался им: и тих, и ясен,
И весь насквозь проникнут теплотой.
О, как они и грели и сияли –
Твои, поэт, прощальные лучи.
А между тем заметно выступали
Уж звезды первые в его ночи.

Здесь человеческая старость предстает как картина прекрасного вечера: с медленно заходящим солнцем, тихо греющим своими лучами. Еще одна тютчевская метафора: человек – утренняя звезда – также развертывается в описание жизни – предрассветного часа природы:

Я знал ее еще тогда
В те баснословные года,
Как перед утренним лучом
Первоначальных дней звезда
Уж тонет в небе голубом.

И все еще была она
Той свежей прелести полна,
Той дорассветной темноты,
Когда, незрима, неслышна,
Роса ложится на цветы.

Интересно отметить, что в стихотворении «Ты волна моя морская», где исследователи видят символический портрет последней любви Тютчева – Е.А. Денисьевой, метафора женщина – вечно изменчивая волна – также разворачивается в целостную картину природы, одновременно символизирующую внутренний облик возлюбленной. В образе возлюбленной доминируют те черты, которые для Тютчева и в природном мире были знаками высшей полноты жизни: смех, вечная изменчивость, любовь к игре:

Ты волна моя морская,
Своенравная волна,
Как, покоясь иль играя,
Чудной жизни ты полна!

Ты на солнце ли смеешься,
Отражая неба свод,
Иль мятешься ты и бьешься
В одичалой бездне вод, –

Сладок мне твой тихий шепот,
Полный ласки и любви;
Внятен мне и буйный ропот,
Стоны вещие твои

Много позднее, оценивая поэтические открытия Тютчева, поэты следующих поколений – символисты особенно отметят тютчевское понимание человека как существа мятущегося, двойственного, исполненного противоречий. Противоречия – это и источник человеческих драм, и одновременно возможность познания мира, исполненного таких же противоречий. Одно из главных противоречий, составляющих человеческую душу, – ее равная принадлежность настоящему и вечному, земному и небесному. Эта двойственность человеческой души заставляет человека мечтать о высших идеалах, но она же заставляет человека забывать об этих идеалах и устремляться к «страстям роковым»:

О вещая душа моя,
О сердце, полное тревоги –
О, как ты бьешься на пороге
Как бы двойного бытия.

Так ты – жилица двух миров,
Твой день – болезненный и страстный.
Твой сон – пророчески-неясный,
Как откровение духов.

Пускай страдальческую грудь
Волнуют страсти роковые –
Душа готова, как Мария,
К ногам Христа навек прильнуть.

Тютчев одним из первых русских поэтов обратился к описанию таинственной жизни души, столь противоречивой, столь разной – днем и ночью, как различен и сам мир – ночной и дневной. Душа ночная волнуема страстями и искушениями, душа дневная жаждет очищения и искупления греховных ночных устремлений.

Одним из устойчивых образов, сопутствующих размышлению Тютчева и о человеческой душе и о жизни человека, становятся образы «струи», «ключа», «родника». Эти образы точно передают тютчевское понимание сложной жизни души: ключ символизирует глубоко скрытую, невидимую, таинственную работу души, сокровенное начало которой роднит человека с глубинами земли и стихиями природными. В стихотворении «Поток сгустился и тускнеет. » таинственная жизнь души уподобляется зимнему потоку, что «сгустился и тускнеет, и прячется под твердым льдом». Но «всесильный хлад» не может сковать «жизнь бессмертную ключа». Так и человеческая душа, «убитая хладом бытия», замирает на мгновенье, но:

подо льдистою корой
Еще есть жизнь, еще есть ропот –
И внятно слышится порой
Ключа таинственного шепот!

В знаменитом стихотворении «Silentium!» (1830) образы-символы человеческой души – подземные ключи и ночная вселенная. Упоминание о беспредельной таинственной глубине и небесах души призваны подчеркнуть бесконечность мира души. Образ подземных ключей души позволяет выразить мысль о скрытых вечных природных источниках души и о ее таинственном родстве с «ключом жизни»:

Молчи, скрывайся и таи
И чувства и мечты свои –
Пускай в душевной глубине
Встают и заходят оне
Безмолвно, как звезды в ночи, –
Любуйся ими – и молчи.

Как сердцу высказать себя?
Другому как понять тебя?
Поймет ли он, чем ты живешь?
Мысль изреченная есть ложь.
Взрывая, возмутишь ключи, –
Питайся ими – и молчи.

Лишь жить в себе самом умей –
Есть целый мир в душе твоей
Таинственно-волшебных дум;
Их оглушит наружный шум,
Дневные разгонят лучи, –
Внимай их пенью – и молчи.

Душа в этом стихотворении – это «мир», устроенный наподобие вселенной, имеющий в основе те же первоэлементы, что составляют вселенную. Ту же идею родства души и вселенной, человека и Природы утверждают и эпитеты. Называя человеческие думы «таинственно-волшебными», т.е. теми же эпитетами, что неизменно присутствуют в описаниях природы, поэт тем самым подчеркивает идею непостижимости человеческих мыслей, их подвластности великим колдовским чарам, которые определяют и жизнь природы.

Мысль о родстве человека таинственным космическим стихиям исследователи называют одной из основополагающих для поэта. Отчетливо эта мысль нашла воплощение в стихотворении «О чем ты воешь, ветр ночной?» (начало 1830-х гг.):

О чем ты воешь, ветр ночной?
О чем так сетуешь безумно.
Что значит странный голос твой,
То глухо-жалобный, то шумно?
Понятным сердцу языком
Твердишь о непонятной муке –
И роешь, и взрываешь в нем
Порой неистовые звуки.

О! страшных песен сих не пой
Про древний хаос, про родимый!
Как жадно мир души ночной
Внимает повести любимой!
Из смертной рвется он груди,
Он с беспредельным жаждет слиться.
О! бурь заснувших не буди –
Под ними хаос шевелится.

В этом стихотворении утверждается мысль о единстве человеческой души и мира. Метафора «мир души ночной» одновременно относится и к человеку, и к вселенной, раскрытым ночью «странному голосу» и «безумным сетованиям» ночного ветра. Называя хаос «древним» и «родимым», поэт подчеркивает мысль о родстве человека с первоосновами бытия – тем Хаосом, которого обожествляли древние греки и почитали отцом всего сущего на земле. Но, отмечая власть хаоса в человеческой душе, понимая всю силу этого родимого хаоса и даже утверждая любовь к нему, человеческий идеал поэт все же видит не в мучительной раздвоенности, а в «строе», в цельности, в умении победить хаос и обрести гармонию.

Тютчевский идеал человека – высок. Размышляя о человеке, поэт требует от него чистоты и искренности и готовности к бескорыстному служению отчизне. Отчетливо этот идеал человека отразился, например, в стихотворении «Н П », обращенном к русскому императору:

Не Богу ты служил и не России,
Служил лишь суете своей,
И все дела твои, и добрые и злые, –
Все было ложь в тебе, все призраки пустые:
Ты был не царь, а лицедей.

Идеалом человека для Тютчева представляется В.А. Жуковский. В стихотворении, написанном в память о Жуковском, Тютчев говорит о его внутренней гармонии и искренности («В нем не было ни лжи, ни раздвоенья – / Он все в себе мирил и совмещал»). Важно, что идеальность человека определяется присутствием в нем «строя», который составляет, по Тютчеву, и красоту вселенной:

Поистине, как голубь, чист и цел
Он духом был; хоть мудрости змииной
Не презирал, понять ее умел,
Но веял в нем дух чисто голубиный.
И этою духовной чистотою
Он возмужал, окреп и просветлел.
Душа его возвысилась до строю:
Он стройно жил, он стройно пел.

То же понятие – «строй» составляет для Тютчева истинное величие другого старшего современника – Н.М. Карамзина, автора «Истории государства Российского». «Строй» – это гармоническое соединение внутренних противоречий, их подчинение «человечески-благому». В стихотворении, посвященном памяти поэта, писателя, историка, Тютчев утверждает:

Мы скажем: будь нам путеводной,
Будь вдохновительной звездой –
Свети в наш сумрак роковой,
Дух целомудренно-свободный,

Умевший все совокупить
В ненарушимом, полном строе,
Все человечески-благое,
И русским чувством закрепить

Читайте также другие статьи о творчестве Ф.И. Тютчева:

Перейти к оглавлению книги Русская поэзия XIX века

Ссылка на основную публикацию
×
×