Когда перевернута последняя страница романа Джерома Дейвида Сэлинджера Над пропастью во ржи: сочинение

Сочинение по роману Над пропастью во ржи Сэлинджера

Джером Сэлинджер писатель, который около полувека провел в затворничестве, но при этом смог создать десяток романов, самый известный из них «Над пропастью во ржи». Несмотря на то, что произведение написано 70 лет назад, до сих пор ежегодно издается более 200 тысяч новых экземпляров этой книги.

Автор ведет повествование от имени главного героя – Холдена Колфилда. Это 17 летний юноша, с глубоким мышлением и богатым внутренним миром. Проводя параллель между Сэлинджером и Колфилдом, можно сделать вывод, что произведение носит легкий автобиографический характер. Главный герой романа всегда мечтал провести свою жизнь в небольшом домике, затерянном в «глухом» лесу. Об этом мечтал и автор книги. В юности Джером Сэлинджер часто менял школы, это происходит и с Холденом Колфилдом. Свой личный опыт автор «передает» герою «Над пропастью во ржи».

После прочтения романа, трудно поверить, что основное развитие сюжета длилось всего три дня и происходило в «уикенд» – пятницу, субботу, воскресенье. Уже с первых страниц читателю удастся окунуться в непростой мир юного Холдена. Автор очень подробно и эмоционально описывает не только характер и внешность героя, но и рассказывает о его психологическом состоянии, о внутренних размышлениях и беседах с самим собой. Всё действие романа движется в хронологическом порядке. Исключения бывают тогда, когда главный герой рассказывает истории из прошлого, например о том, как он забыл командное обмундирование в поезде метрополитена в Нью-Йорке.

Произведение читается легко и, становится более понятным из-за комментариев главного героя. Колфилд всегда поясняет происходящее вокруг него, в его голове постоянно происходят какие-то размышления. Это делает его похожим не на семнадцатилетнего подростка, а на уже состоявшегося молодого человека, такого как сам тридцатидвухлетний Сэлинджер.

Еще одна параллель между главным героем произведения и его автором – это отношения в семье. Читатель сразу заметит, что уже с первых страниц Колфилд дает характеристику каждому персонажу романа. Не исключения и его мама, папа, сестра и братья. Но все рассуждения юного школьника дают понять, что в отношениях с отцом есть некий холодок и отсутствие семейной близости.

Завершающие действия романа дают читателю понять, что Колфилд – ярый идеалист. Но автор оставил открытым «вопрос» о будущем главного героя, в то время это касалось и будущего самого Джерома Сэлинджера.

2 вариант

Джером Сэлинджер был неординарным автором. Он написал в целом не так уж и много произведений, зато каждое из них получилось уникальным. В частности он отдавал предпочтение в работе рассказам. Его творения лаконичны, незатянуты, и наполнены смыслом. Вероятно, потому и по сей день они пользуются популярностью. Джером Сэлинджер творил во второй половине 20-го века во времена, когда мир менялся кардинально не только в плане науки и техники, но культурной стороны жизни американцев, да и русских людей. Писатель неожиданно для всех объявил о том, что бросает писательскую деятельность в самом разгаре своего успеха, заперся в своем загородном доме, жил отшельником и плодотворно трудился над произведением «Над пропастью во ржи». После выхода творения было признано общественностью, в частности молодым поколением, весьма положительно и приобрело популярность, что не спадает даже среди сегодняшних подростков по всему миру. Но почему этот роман стал бестселлером и манит юных читателей?

Главным героем является подросток-бунтарь по имени Холден Колфид. Он достаточно проблем из-за своих выходок, грубоватого поведения в отношения к старшим, но в целом он парень неплохой. Из-за постоянных разногласий он меняет школы одна за одной. Он курит и отличительная его черта – это красная шапка. Причиной злости юноши на весь мир является не прикрываемое вранье взрослых насчет буквально всего. Он не может этого терпеть, потому уходит в мир собственных размышлений. Произведение и представляет собой этакий мысленный дневник юного Холдена насчет окружающей действительности. Он занимается самостоятельным переосмыслением жизненных ценностей, значимости человека.

Некоторые вопросы, которые ставит перед собою персонаж могут показаться изначально глупыми, а совершаемые поступки необдуманными и легкомысленными. Но, читая, человек понимает, зачем Сэлинджер пишет именно так и к чему он ведет. Мне кажется, что данный роман в плане главного героя можно сравнить с классическими произведениями Лермонтова и Пушкина. Ведь Холден – это тоже лицо американской молодежи того времени, как Печорин и Онегин в своих эпохах.

Финал произведения остается достаточно открытым. Данное творение рекомендуется к прочтению лицам шестнадцатилетнего возраста в частности, так ка оно покажется им очень близким, несмотря на различия эпох, в которые живут они и главный герой.

Также читают:

Картинка к сочинению По роману Над пропастью во ржи Сэлинджера

Популярные сегодня темы

Система образов пьесы «Вишневый сад» сложна и неоднозначна. Принято делить всех героев на три группы: прошлое, настоящее и будущее России.

Антон Павлович Чехов — известный русский писатель и драматург. Его пьесы были поставлены больше тысячи раз в разных театрах России и мира. Он популярен как на родине, так и в Европе.

Образ Тома Сойера представлен энергичным, умным мальчиком, которому недавно исполнилось двенадцать лет, он является сиротой, который находится на опекунстве его тетушки по имени Полли.

Можно сказать, что эта тема считалась основной у многих писателей русской литературы. И.А. Бунин, был не исключением, а также посвятил много своих произведений теме любви.

Умчалась золотая осень, словно дымка, рассеянная дуновением ветра и вот-вот мчится прекрасная зимняя пора. Просыпаясь ясным, высоким утром, передо мной открывается великолепный вид за окном

«Готовое сочинение романа Джерома Дейвида Сэлинджера «Над пропастью во ржи»»

Я познакомилась с творчеством выдающегося американского писателя Джерома Дейвида Сэлинджера, мастера тонкого анализа духовного мира человека.

Роман «Над пропастью во ржи» — центральное произведение прозы Сэлинджера. Автор выбирает форму романа-исповеди, что помогает нам лучше понять душевное состояние главного героя.

Семнадцатилетний Холден Колфилд повествует нам о переломных событиях своей жизни. Во-первых, мальчика исключили уже из третьей по счету школы, и ему предстоит нерадостное свидание с родителями. Во-вторых, Холден оскандалился и как капитан школьной фехтовальной команды: он по рассеянности забыл все спортивное снаряжение в метро и тем самым опозорил всю школу. В-третьих, главный герой никак не может поладить и ужиться со своими товарищами. Его поведение бывает порой ужасным: он груб, обидчив, в отношениях Холдена с людьми чувствуется насмешка над окружающими.

Это замечают и родители, и учителя, и его товарищи. Однако никому из них не приходит в голову выяснить, почему Холден так себя ведет, заглянуть ему в душу. Читая роман, я увидела перед собой одинокого, полностью предоставленного себе подростка, в душе которого происходит борьба. Конечно, у Холдена есть родители, и они любят его, но понять сына не могут. На их взгляд, дети должны быть сыты, хорошо одеты и получить достойное образование, и этому они посвятили свою жизнь. Но, на мой взгляд, этого недостаточно.

Холден один из первых увидел порочность американского общества пятидесятых годов, его угнетает дух обмана и недоверия между людьми, поэтому мальчик возмущается «показухой» и «липой», которые окружают его. Холдену приходится тяжело в его одинокой борьбе против лжи, он страдает, потому что все его надежды жить по законам справедливости обречены на неудачу. Он не хочет учиться, чтобы после быть «пронырой» и «работать в какой-нибудь конторе, зарабатывать уйму денег и ездить на работу в машине или в автобусах на Медисон-авеню, и читать газеты, и играть в бридж все вечера, и ходить в кино. » — такой видит Холден жизнь обеспеченных американцев, бессмысленной и бессодержательной, и поэтому он не принимает ее.

Когда Холдена спросили, кем бы он хотел стать, он ответил: «Понимаете, я себе представил, как маленькие ребятишки играют вечером в огромном поле, во ржи. Тысячи малышей и кругом — ни души, ни одного взрослого, кроме меня. А я стою на самом краю обрыва, над пропастью, понимаешь? И мое дело — ловить ребятишек, чтобы они не сорвались в пропасть».

На мой взгляд, Холден мечтает спасать чистые, невинные души детей от падения в пропасть безнравственности, бездуховности.

Больше всего на свете Холден боится стать таким, как все взрослые, приспособиться к окружающей лжи, поэтому он и восстает против «показухи».

Несколько дней, проведенных мальчиком в Нью-Йорке, после бегства из Пэнси, сыграли огромную роль в формировании характера Холдена. Во-первых, он столкнулся с насилием, проституцией, сутенерством и открыл самую жуткую и гнусную сторону жизни. А во-вторых, Холден узнал немало добрых и чутких людей, это сделало его терпимее и рассудительнее. И если раньше мальчик хотел просто бежать от людей, то теперь он понимает, что от трудностей бегут только слабые, а он должен остаться и продолжать борьбу с пороками американского общества.

К сожалению, Холдена никто не способен понять, и взрослые находят самый простой способ избавиться от него: отправить на лечение в санаторий для нервных больных. Но, на мой взгляд, если кого и надо лечить, то тех людей, которые окружают Холдена, то общество, которое погрязло в обмане и лицемерии.

Сэлинджер в романе «Над пропастью во ржи» делает печальный вывод: молодое поколение США находится на краю обрыва, с одной стороны которого находится жизнь по законам справедливости и добра, а с другой — пропасть лицемерия и зла. Холден, по-моему, один из тех немногих людей, которые не дают целому поколению американцев упасть в эту пропасть безнравственности.

На меня роман Сэлинджера произвел огромное впечатление, и я полностью поддерживаю идеи Холдена: нельзя жить в атмосфере лицемерия, самодовольства, безнравственности, нельзя быть равнодушным.

Американский писатель Дж. Сэлинджер необыкновенно ярко проявил себя в произведениях, посвященных юношеству, духовному миру молодого человека. И хотя творчество этого писателя приходится на середину XX века, его мысли и чувства близки и понятны современному поколению молодых.

Роман Сэлинджера «Над пропастью во ржи» вышел в свет в 1951 году и через несколько месяцев занял первое место в списке американских бестселлеров. Главный герой романа — Холден Колфилд. Это юноша, пытающийся найти свое место в жизни. Больше всего на свете Холден боится стать таким, как все взрослые. Он уже был исключен из трех колледжей за неуспеваемость. Холдену противна мысль о том, что он будет «работать в какой-нибудь конторе, зарабатывать уйму денег и ездить на работу в машине или в автобусах по Медисон-авеню, и читать газеты, и играть в бридж все вечера, и ходить в кино. ».

Читайте также:  Поэма По праву памяти: сочинение

Жизнь большинства обеспеченных американцев раздражает Холдена. Он ясно видит, что жизнь эта ненастоящая и иллюзорная. Подросток много читает, пытаясь в книгах найти ответы на свои вопросы. «Вообще, я очень необразованный, но читаю много», — говорит Холден. Но так или иначе, а столкновения с реальной жизнью не избежать, и Холден конфликтует с учителями, родителями, одноклассниками.

Главный герой отличается стеснительным, обидчивым характером Он нелюбезен, зачастую бывает просто груб, насмешлив. Причиной тому душевное одиночество: ведь его жизненные ценности не совпадают с критериями взрослых. Холдена возмущает «показуха» и отсутствие самой элементарной человечности в жизни. Кругом царит обман и лицемерие. Учителя в привилегированной школе лгут, уверяя, что воспитывают хороших людей. Вот Холден вспоминает о директоре одной из частных школ, где он учился. Директор приторно улыбался всем и каждому, но на самом деле очень хорошо знал разницу между богатыми и бедными родителями своих подопечных.

Холден уходит от лжи в свой собственный мир. Вернувшись домой, в Нью-Йорк, Холден с удивлением замечает, что сутенерство, проституция, насилие и обман сосуществуют с милосердием и добротой. Вот две монахини, встреченные Холденом в поезде, не только учат детей, но и собирают милостыню для бедных. Герой много думает над этим, постепенно понимая, как важна осмысленная, имеющая цель жизнь. «Эти две монахини не выходили у меня из головы. Я все вспоминал эту старую соломенную корзинку, с которой они ходили собирать лепту, когда у них не было уроков». Такие мысли занимают теперь героя Сэлинджера.

Холден решает, что нужно спасать детей от пропасти взрослой жизни, где царят лицемерие, ложь, насилие, недоверие. «Мое дело — ловить ребятишек, чтобы они не сорвались в пропасть. Понимаешь, они играют и не видят, куда бегут, а тут я подбегаю и ловлю их, чтобы они не сорвались. Вот и вся моя работа. Стеречь ребят над пропастью во ржи», — таково заветное желание Холдена Колфилда.

Холдена никак не назовешь благонравным юношей. Он бывает ленив, без особой на то надобности лжив, непоследователен и эгоистичен. Однако, неподдельная искренность героя в рассказах о себе компенсирует многие недостатки его неустоявшегося характера. В последних главах романа он выглядит уже гораздо терпимее и рассудительнее. Холден начинает замечать и ценить такие положительные качества как приветливость, радушие и воспитанность, столь распространенные среди его сограждан в повседневном общении.

Юношеский бунт Холдена доводит до логического конца его младшая сестра Фиби, готовая идти навстречу новой жизни. Брат и сестра Колфилды остаются в Нью-Йорке.

Когда перевернута последняя страница романа Джерома Дейвида Сэлинджера Над пропастью во ржи: сочинение

Я познакомилась с творчеством выдающегося американского писателя Джерома Дейвида Сэлинджера, мастера тонкого анализа духовного мира человека.

Роман «Над пропастью во ржи» — центральное произведение прозы Сэлинджера. Автор выбирает форму романа-исповеди, что помогает нам лучше понять душевное состояние главного героя.

Семнадцатилетний Холден Колфилд повествует нам о переломных событиях своей жизни. Во-первых, мальчика исключили уже из третьей по счету школы, и ему предстоит нерадостное свидание с родителями. Во-вторых, Холден оскандалился и как капитан школьной фехтовальной команды: он по рассеянности забыл все спортивное снаряжение в метро и тем самым опозорил всю школу. В-третьих, главный герой никак не может поладить и ужиться со своими товарищами. Его поведение бывает порой ужасным: он груб, обидчив, в отношениях Холдена с людьми чувствуется насмешка над окружающими.

Это замечают и родители, и учителя, и его товарищи. Однако никому из них не приходит в голову выяснить, почему Холден так себя ведет, заглянуть ему в душу. Читая роман, я увидела перед собой одинокого, полностью предоставленного себе подростка, в душе которого происходит борьба. Конечно, у Холдена есть родители, и они любят его, но понять сына не могут. На их взгляд, дети должны быть сыты, хорошо одеты и получить достойное образование, и этому они посвятили свою жизнь. Но, на мой взгляд, этого недостаточно.

Холден один из первых увидел порочность американского общества пятидесятых годов, его угнетает дух обмана и недоверия между людьми, поэтому мальчик возмущается «показухой» и «липой», которые окружают его. Холдену приходится тяжело в его одинокой борьбе против лжи, он страдает, потому что все его надежды жить по законам справедливости

обречены на неудачу. Он не хочет учиться, чтобы после быть «пронырой» и «работать в какой-нибудь конторе, зарабатывать уйму денег и ездить на работу в машине или в автобусах на Медисон-авеню, и читать газеты, и играть в бридж все вечера, и ходить в кино. » — такой видит Холден жизнь обеспеченных американцев, бессмысленной и бессодержательной, и поэтому он не принимает ее.

Когда Холдена спросили, кем бы он хотел стать, он ответил: «Понимаете, я себе представил, как маленькие ребятишки играют вечером в огромном поле, во ржи. Тысячи малышей и кругом — ни души, ни одного взрослого, кроме меня. А я стою на самом краю обрыва, над пропастью, понимаешь? И мое дело — ловить ребятишек, чтобы они не сорвались в пропасть».

На мой взгляд, Холден мечтает спасать чистые, невинные души детей от падения в пропасть безнравственности, бездуховности.

Больше всего на свете Холден боится стать таким, как все взрослые, приспособиться к окружающей лжи, поэтому он и восстает против «показухи».

Несколько дней, проведенных мальчиком в Нью-Йорке, после бегства из Пэнси, сыграли огромную роль в формировании характера Холдена. Во-первых, он столкнулся с насилием, проституцией, сутенерством и открыл самую жуткую и гнусную сторону жизни. А во-вторых, Холден узнал немало добрых и чутких людей, это сделало его терпимее и рассудительнее. И если раньше мальчик хотел просто бежать от людей, то теперь он понимает, что от трудностей бегут только слабые, а он должен остаться и продолжать борьбу с пороками американского общества.

К сожалению, Холдена никто не способен понять, и взрослые находят самый простой способ избавиться от него: отправить на лечение в санаторий для нервных больных. Но, на мой взгляд, если кого и надо лечить, то тех людей, которые окружают Холдена, то общество, которое погрязло в обмане и лицемерии.

Сэлинджер в романе «Над пропастью во ржи» делает печальный вывод: молодое поколение США находится на краю обрыва, с одной стороны которого находится жизнь по законам справедливости и добра, а с другой — пропасть лицемерия и зла. Холден, по-моему, один из тех немногих людей,, которые не дают целому поколению американцев упасть в эту пропасть безнравственности.

На меня роман Сэлинджера произвел огромное впечатление, и я полностью поддерживаю идеи Холдена: нельзя жить в атмосфере лицемерия, самодовольства, безнравственности, нельзя быть равнодушным.

Ощущение утраты духовных ценностей в романе Сэлинджера «Над пропастью во ржи»

Школьное сочинение

Джером Дэвид Сэлинджер заявил о себе в 40-е годы XX века, опубликовав несколько повестей и рассказов. Лучшие его произведения, написанные в 50-е годы, получили всемирное признание, а роман-исповедь “Над пропастью во ржи” (1951) считается одним из самых заметных событий в послевоенной литературе Соединенных Штатов Америки. Используя дзэновский образ, Сэлинджер часто сравнивает своих героев с “перевернутым лесом”, все листья которого — под землей. Святые, безумцы, а может быть, уродцы, они составляют нечто вроде тайного братства несущих бремя неразделенной любви к людям, братства скорбящих об утраченных человеческих ценностях. Таков и главный герой романа “Над пропастью во ржи” Холден Колфилд. В свои 16 лет он уже не ребенок, но еще и не взрослый. Он — подросток, остановившийся в нерешительности у порога жизни, свободный и от опеки, и от ответственности, который бродит по родному Нью-Йорку как по пустыне. Раздражительный, искренний, нежный, ранимый и невольно ранящий окружающих, он мечется, ища и не находя в мире чего-то близкого и созвучного себе. Возраст Колфилда — пора непосредственных впечатлений, интуитивного опыта. Отзывчивый и тонко чувствующий, он служит Сэлинджеру своего рода этическим камертоном.

Знакомство с героем происходит в тот момент, когда он находится на “отдыхе и лечении” в санатории для нервных больных. Свою историю Колфилд рассказывает сам, и начинается она с того злополучного дня перед Рождеством, когда за неуспеваемость его исключили из Пэнси — привилегированной средней школы в Эгерстауне, штат Пенсильвания.

Герой переживает острый нравственный кризис. Исключение из школы происходит не первый раз в его жизни (по той же причине он уже был отчислен из трех других колледжей). И теперь ему снова предстоит нерадостный путь домой и тяжелое объяснение с родителями. К тому же по его вине не состоялось спортивное состязание (Холден был капитаном команды по фехтованию; по рассеянности он забыл в метро спортивное снаряжение), и ребята “бойкотировали” его. У Холдена Колфилда непросто складываются отношения с товарищами, да и с окружающим миром вообще. Иногда он бывает чересчур стеснителен и обидчив, иногда высокомерно-насмешлив, а зачастую просто груб. Герой отдает себе отчет в том, что у него сложный, неуживчивый характер.

Его манера держаться мало помогает ему наладить контакт с окружающими: иногда он ведет себя словно тринадцатилетний, и это люди замечают и говорят ему об этом, иногда ведет себя так, “будто куда старше своих лет, но этого люди не замечают”. Он понимает, что такое поведение нелепо, и все это гнетет подростка. Но больше всего угнетают его не личные обстоятельства, а царящий в стране дух всеобщего обмана и недоверия между людьми. Вот, например, реклама престижного учебного заведения глазами Колфилда: “этакий хлюст, верхом на лошади, скачет через препятствия. Как будто в Пэнси только и делают что играют в поло. А я там и лошади ни разу в глаза не видел. И под этим конным хлюстом — подпись: “С 1888 года в нашей школе выковывают смелых и благородных юношей”. Вот уж липа! Никого они там не выковывают, да и в других школах тоже. И ни одного “благородного и смелого” я не встречал, ну, может, есть там один-два — и обчелся. Да и то они такими были и до школы”. Ему противны ханжество директора Хааса, и ложная благотворительность “похоронного” дельца Оссенбергера, и нечистоплотность Стрэдлейтера, кроющаяся за его внешней “альбомной” красотой.

Герой еще не получил достаточного образования, да и жизненного опыта, в силу своего возраста, не накопил, но зато он наделен особым чутьем. Холден болезненно и бурно реагирует на мельчайшие проявления фальши, привычной пошлости или подлости. Он не принимает неправды, неискренности, скептически настроен по отношению к общепризнанным авторитетам. Как всякий подросток, он — максималист, и потому зачастую негативное восприятие действительности несколько преувеличено. Это проявляется в том, что даже в людях, которые ему нравятся и которых он уважает, Колфилд автоматически отмечает про себя неприятные ему детали. Его чувства настолько обострены, что он негативно реагирует даже на незначительные, для большинства людей вообще незаметные, проявления неискренности. Он восхищается красотой Салли Хейс, но ее манерность его коробит.

Читайте также:  Поэма Василий Теркин: сочинение

В искусстве Колфилд также не допускает заведомой “халтуры” (голливудские мелодрамы, эстрадный ширпотреб), пытается судить об игре знаменитых актеров. “Понимаете, — они слишком хорошо играли, только слишком хорошо, — говорит он. — Понимаете — один еще не успеет договорить, а другой уже быстро подхватывает. Как будто настоящие люди разговаривают, перебивая друг дружку, и так далее. Все портило то, что все это слишком было похоже, как люди разговаривают и перебивают друг дружку в жизни. Когда что-нибудь делаешь слишком хорошо, то, если не следить за собой, начинаешь выставляться напоказ. А тогда уже не может быть хорошо”. Колфилд очень не любит этого “напоказ”: в Элктон-хилле у героя не было никаких затруднений, но он сам ушел из этой школы, “главным образом потому, что там была одна сплошная липа. Все делалось напоказ”. Это очень злило мальчика. Он не любит людей подлых, как его сосед по общежитию Роберт Экли, Этот старшеклассник, который проучился в Пэнси уже четыре года, раздражает Колфилда своей неопрятностью, но особенно — своей неискренностью и подлостью: “Он всегда говорил таким тоном, как будто ему до смерти скучно или он до смерти устал. Он не хотел, чтобы я подумал, будто он зашел ко мне в гости. Он делал вид, будто зашел нечаянно, черт его дери. Таких, как Экли, хлебом не корми — дай ему посмотреть, как человека стукнуло по голове камнем или еще чем: он просто обхохочется”.

Холден не любит людей, которые стремятся приспособиться, устроиться за чужой счет, как Стрэдлейтер, который просит Колфилда написать за него сочинение. Но, тем не менее, героя Сэлинджера нельзя назвать ни эгоистом, ни человеконенавистником. Даже физическое отвращение к Экли и Спенсеру не мешает ему испытывать к ним искреннюю человеческую жалость.

В рассказе Холдена Колфилда нет самолюбования. Наоборот, о себе самом он часто судит с еще большей беспристрастностью и категоричностью, чем об окружающих. Он честно признается, что любит приврать, повалять дурака. Но его ложь не имеет ничего общего с той общепринятой ложью, которую он так ненавидит. У Колфилда бурная фантазия, и именно это позволяет подростку, пусть ненадолго, отвлечься от реальной действительности, в которой ему так неуютно.

Необходимость подчиняться “общим законам” чрезвычайно угнетает героя. “Если хочешь жить с людьми, приходится говорить всякое”, — с досадой признается Холден и глубоко страдает от этого всеобщего обмана и недоверия и от безвыходности своего стремления строить жизнь на искренних, справедливых отношениях. Колфилд не совсем представляет себе, чего хочет добиться в жизни и как это сделать, но уверен, что в мире взрослых жизненные ценности смещены. Для него мир взрослых, в который ему предстоит войти, аморален, лжив, а потому неприемлем. В ответ на вопрос своей младшей сестренки Фиби “кем бы тебе хотелось стать? Ну, ученым, или адвокатом, или еще кем-нибудь”, Холден, напрочь отвергая возможность стать ученым, рассуждает: “Адвокатом, наверное, неплохо, но мне все равно не нравится. Понимаешь, неплохо, если они спасают жизнь невинным людям и вообще занимаются такими делами, но в том-то и штука, что адвокаты ничем таким не занимаются. Если стать адвокатом, так будешь просто гнать деньги, играть в гольф, в бридж, покупать машины, пить сухие коктейли и ходить этаким франтом. И вообще, даже если ты все время спасал бы людям жизнь, откуда бы ты знал, ради чего ты это делаешь — ради того, чтобы на самом деле спасти жизнь человеку, или ради того, чтобы стать знаменитым, чтобы тебя все хлопали по плечу и поздравляли, когда ты выиграешь этот треклятый процесс, — словом, как в кино, в дрянных фильмах. Как узнать, делаешь ты все это напоказ или по-настоящему, липа все это или не липа? Нипочем не узнать!”

Нежелание подстраиваться под обычный среднебуржуазный уровень, приспосабливаться к “липовой”, как определял ее герой Сэлинджера, реальности и окружающей лжи, разлад с обществом относительно главных жизненных ценностей обрекают Колфилда на одиночество. У него нет друзей (приехав в Нью-Йорк, он долго стоял в телефонной будке, но так и не придумал, кому бы позвонить), нет настоящего дома — его семья живет по общепринятым законам, основанным на холодном расчете, мерит жизнь общепринятыми мерками. Это одиночество гнетет героя. Он стремится к живому человеческому общению, заговаривает с таксистами, со случайными или малознакомыми людьми. Но, к сожалению, все эти разговоры и встречи заканчиваются либо ничем, вызывая чувство неловкости, как разговор с монахинями в привокзальном буфете, либо приводят к ссоре, как было с Салли Хейс. Свидание с учителем Антолини закончилось досадным недоразумением, а разговор с лифтером отеля— скандалом.

И все-таки отзывчивая натура Колфилда такова, что он никогда не остается равнодушным к встреченным людям, они словно становятся частью его самого. В финале герой признаётся, что всех их ему “не хватает”, всех их он по-своему любит, и особенно — детей (и рано ушедшего из жизни брата Алли, и всех детей вообще). Свое призвание Колфилд видит в том, чтобы “стеречь ребят над пропастью во ржи”. “Знаю, это глупости, — говорит он, — но это единственное, чего мне хочется по-настоящему. Наверное, я дурак”. Конечно, Холден Колфилд — не дурак, просто он сам находится “над пропастью” — слишком болезненно переживает свое взросление. Уильям Фолкнер так объясняет состояние героя: “юный Холден Колфилд. человек в кругу сверстников наиболее восприимчивый и стойкий — терпит крах в попытке соединиться с родом человеческим. Ибо там, где он рассчитывал обнаружить человечность, ее не оказалось”. “Привычное окружение” не может дать юному герою то, чего он ищет, и потому свой переход во взрослую жизнь он воспринимает как полет в неведомую, “ужасную” и “опасную”, бездну.

В романе “Над пропастью во ржи” перед нами предстала Америка послевоенного времени, когда лозунгами дня стали приобретательство, потребительство, стремление к эгоистическому комфорту. Сэлинджеровский герой первым обвинил американское общество в безнравственности, лицемерии, самодовольстве, отсутствии человечности. Протест личности против социальной апатии и конформизма, прозвучавший в романе Сэлинджера, в свое время произвел нечто вроде переворота в общественном сознании, но проблемы, затронутые писателем, остаются актуальными и сегодня, и потому интерес к роману по-прежнему велик у самой широкой аудитории.

Анализ «Над пропастью во ржи» Сэлинджер

Американский писатель Джером Дэвид Сэлинджер прославился на весь мир благодаря своему роману «Над пропастью во ржи», в котором удивительно тонко описал сложный внутренний мир взрослеющего подростка. Предлагаем познакомиться с литературным анализом произведения, который будет полезен ученикам 10 класса при подготовке к уроку по литературе и предстоящему ЕГЭ.

Краткий анализ

Год написания – 1951 год.

История создания – Сэлинджер посвятил написанию своего романа 10 лет. Его публикация вызвала неоднозначную реакцию в литературном мире. Произведение стало одним из самых популярных в 20 столетии, и было переведено на многие языки.

Тема – Автор раскрыл в романе множество важных тем, среди которых любовь, одиночество, взаимоотношения в семье, ответственность. Большое внимание он уделил проблемам, с которыми неизменно сталкиваются взрослеющие подростки.

Композиция – Композиция последовательная, все события развиваются в хронологическом порядке в течение трех дней. Повествование ведется от лица подростка Холдена Колфилда. Эпилог – знакомство с главным героем, завязка – исключение его из школы, развитие событий – «взрослая» жизнь в Нью-Йорке, кульминация – прогулка с сестрой под дождем, развязка – лечение в санатории.

Жанр – Роман.

Направление – Роман-исповедь, роман-взросление.

История создания

Над своим романом Сэлинджер трудился почти 10 лет, закончив его в 1951 году. Его публикация вызвал огромный резонанс в американском обществе, разделив его на два лагеря: одни были в восторге от произведения, другие – предавали его беспощадной критике. Прежде всего, это было связано с большим количеством жаргонизмов и нецензурной лексики, которыми писатель щедро сдобрил свою книгу.

Но, вместе с тем, глубокий психологизм, поднятие насущной проблематики подрастающего поколения, актуальность и полное соответствие духу времени сделали роман Сэлинджера «Над пропастью во ржи» одной из самых популярных книг ХХ столетия. Он был переведен на множество языков, и в некоторых странах включен в обязательную школьную программу.

Смысл названия романа перекликается с Библией, указывая на ловца человеческих душ. Главный герой – подросток Холден Колфид – отождествляет себя с таким ловцом и видит свое жизненное предназначение в том, чтобы уберегать чистые и невинные детские души от всей грязи «взрослого» мира, не дать им сорваться в пропасть и погибнуть в бездне черствости, лжи и лицемерия.

Посмотрите, что еще у нас есть:

Центральная тема произведения – становление личности подростка, его столкновение с «взрослой» жизнью и постепенное взросление. На долю Холдена выпадает масса искушений и испытаний, и зачастую он принимает неверные решения, но только так приобретается столь необходимый жизненный опыт.

Будучи, в силу своего возраста и характера, отчаянным максималистом, главный герой не приемлет ни в каком виде лжи и лицемерия, он не закрывает глаза человеческие недостатки и пороки. Неудивительно, что он далеко не со всеми может найти общий язык, порой, ему попросту не с кем поговорить по душам. Так автором поднимается тема одиночества, которая особенно опасна в подростковом возрасте.

Не менее важна тема взаимоотношений в семье. Холден остро чувствует нехватку родительской любви и заботы, в которой так нуждается. Как следствие, у него возникает озлобленность в отношении мира взрослых, которых он откровенно презирает.

Но, несмотря на все противоречия и сложности окружающего мира, главный герой не утрачивает своей душевной чистоты, оставаясь все тем же наивным и скромным мальчиком. Основная мысль произведения заключается в том, чтобы уберечь детей от слишком раннего знакомства с испорченным и циничным миром взрослых. Находить радость в любви и добродетели, оставаться самим собой – то, чему учит роман Сэлинджера.

Композиция

Подвергая роман «Над пропастью во ржи» анализу, следует отметить его интересное композиционное решение. Сюжет охватывает всего лишь три дня – субботу, воскресенье и понедельник, но за это короткий промежуток времени перед читателем открывается полная картина жизни главного героя, его характер, привычки, внутренние терзания, отношение к жизни.

Читайте также:  Отголоски прошлого в поэмах: сочинение

Композиция разворачивается последовательно, в хронологическом порядке, с детальным описанием бытовых мелочей. Роман состоит из 26 глав.

В эпилоге автор знакомит читателя с главным героем – Холденом Колфилдом, который во время пребывания в санатории решает рассказать брату историю, приключившуюся с ним прошлым Рождеством. Завязка – очередное исключение Холдена из школы. Развитие событий – приключения главного героя в Нью-Йорке, его первое знакомство с «взрослой» жизнью. Кульминация – прогулка с младшей сестрой Фиби в зоопарке и ее катание под дождем на карусели. Развязка – болезнь Холдена и его лечение в санатории.

Главные герои

О героях произведения мы написали отдельную статью – Главные герои «Над пропастью во ржи».

Произведение написано в жанре романа с характерной исповедальной тональностью. По сути, это личный дневник, который многие подростки стесняются вести в силу своего возраста.

По отношению к роману Сэлинджера «Над пропастью во ржи» литературоведы склонны использовать такой термин как «роман-взросление», поскольку он как нельзя более точно раскрывает идею книги.

Когда перевернута последняя страница романа Джерома Дейвида Сэлинджера Над пропастью во ржи: сочинение

Над пропастью во ржи

Если вам на самом деле хочется услышать эту историю, вы, наверно, прежде всего захотите узнать, где я родился, как провел свое дурацкое детство, что делали мои родители до моего рождения, – словом, всю эту давид-копперфилдовскую муть. Но, по правде говоря, мне неохота в этом копаться. Во-первых, скучно, а во-вторых, у моих предков, наверно, случилось бы по два инфаркта на брата, если б я стал болтать про их личные дела. Они этого терпеть не могут, особенно отец. Вообще-то они люди славные, я ничего не говорю, но обидчивые до чертиков. Да я и не собираюсь рассказывать свою автобиографию и всякую такую чушь, просто расскажу ту сумасшедшую историю, которая случилась прошлым рождеством. А потом я чуть не отдал концы, и меня отправили сюда отдыхать и лечиться. Я и ему – Д.Б. – только про это и рассказывал, а ведь он мне как-никак родной брат. Он живет в Голливуде. Это не очень далеко отсюда, от этого треклятого санатория, он часто ко мне ездит, почти каждую неделю. И домой он меня сам отвезет – может быть, даже в будущем месяце. Купил себе недавно «ягуар». Английская штучка, может делать двести миль в час. Выложил за нее чуть ли не четыре тысячи. Денег у него теперь куча. Не то что раньше. Раньше, когда он жил дома, он был настоящим писателем. Может, слыхали – это он написал мировую книжку рассказов «Спрятанная рыбка». Самый лучший рассказ так и назывался – «Спрятанная рыбка», там про одного мальчишку, который никому не позволял смотреть на свою золотую рыбку, потому что купил ее на собственные деньги. С ума сойти, какой рассказ! А теперь мой брат в Голливуде, совсем скурвился. Если я что ненавижу, так это кино. Терпеть не могу.

Лучше всего начну рассказывать с того дня, как я ушел из Пэнси. Пэнси – это закрытая средняя школа в Эгерстауне, штат Пенсильвания. Наверно, вы про нее слыхали. Рекламу вы, во всяком случае, видели. Ее печатают чуть ли не в тысяче журналов – этакий хлюст, верхом на лошади, скачет через препятствия. Как будто в Пэнси только и делают, что играют в поло. А я там даже лошади ни разу в глаза не видал. И под этим конным хлюстом подпись: «С 1888 года в нашей школе выковывают смелых и благородных юношей». Вот уж липа! Никого они там не выковывают, да и в других школах тоже. И ни одного «благородного и смелого» я не встречал, ну, может, есть там один-два – и обчелся. Да и то они такими были еще до школы.

Словом, началось это в субботу, когда шел футбольный матч с Сэксонн-холлом. Считалось, что для Пэнси этот матч важней всего на свете. Матч был финальный, и, если бы наша школа проиграла, нам всем полагалось чуть ли не перевешаться с горя. Помню, в тот день, часов около трех, я стоял черт знает где, на самой горе Томпсона, около дурацкой пушки, которая там торчит, кажется, с самой войны за независимость. Оттуда видно было все поле и как обе команды гоняют друг дружку из конца в конец. Трибун я как следует разглядеть не мог, только слышал, как там орут. На нашей стороне орали во всю глотку – собралась вся школа, кроме меня, – а на их стороне что-то вякали: у приезжей команды народу всегда маловато.

На футбольных матчах всегда мало девчонок. Только старшеклассникам разрешают их приводить. Гнусная школа, ничего не скажешь. А я люблю бывать там, где вертятся девчонки, даже если они просто сидят, ни черта не делают, только почесываются, носы вытирают или хихикают. Дочка нашего директора, старика Термера, часто ходит на матчи, но не такая это девчонка, чтоб по ней с ума сходить. Хотя в общем она ничего. Как-то я с ней сидел рядом в автобусе, ехали из Эгерстауна и разговорились. Мне она понравилась. Правда, нос у нее длинный, и ногти обкусаны до крови, и в лифчик что-то подложено, чтоб торчало во все стороны, но ее почему-то было жалко. Понравилось мне то, что она тебе не вкручивала, какой у нее замечательный папаша. Наверно, сама знала, что он трепло несусветное.

Не пошел я на поле и забрался на гору, так как только что вернулся из Нью-Йорка с командой фехтовальщиков. Я капитан этой вонючей команды. Важная шишка. Поехали мы в Нью-Йорк на состязание со школой Мак-Берни. Только состязание не состоялось. Я забыл рапиры, и костюмы, и вообще всю эту петрушку в вагоне метро. Но я не совсем виноват. Приходилось все время вскакивать, смотреть на схему, где нам выходить. Словом, вернулись мы в Пэнси не к обеду, а уже в половине третьего. Ребята меня бойкотировали всю дорогу. Даже смешно.

И еще я не пошел на футбол оттого, что собрался зайти к старику Спенсеру, моему учителю истории, попрощаться перед отъездом. У него был грипп, и я сообразил, что до начала рождественских каникул я его не увижу. А он мне прислал записку, что хочет меня видеть до того, как я уеду домой, Он знал, что я не вернусь.

Да, забыл сказать – меня вытурили из школы. После рождества мне уже не надо было возвращаться, потому что я провалился по четырем предметам и вообще не занимался и все такое. Меня сто раз предупреждали – старайся, учись. А моих родителей среди четверти вызывали к старому Термеру, но я все равно не занимался. Меня и вытурили. Они много кого выгоняют из Пэнси. У них очень высокая академическая успеваемость, серьезно, очень высокая.

Словом, дело было в декабре, и холодно, как у ведьмы за пазухой, особенно на этой треклятой горке. На мне была только куртка – ни перчаток, ни черта. На прошлой неделе кто-то спер мое верблюжье пальто прямо из комнаты, вместе с теплыми перчатками – они там и были, в кармане. В этой школе полно жулья. У многих ребят родители богачи, но все равно там полно жулья. Чем дороже школа, тем в ней больше ворюг. Словом, стоял я у этой дурацкой пушки, чуть зад не отморозил. Но на матч я почти и не смотрел. А стоял я там потому, что хотелось почувствовать, что я с этой школой прощаюсь. Вообще я часто откуда-нибудь уезжаю, но никогда и не думаю ни про какое прощание. Я это ненавижу. Я не задумываюсь, грустно ли мне уезжать, неприятно ли. Но когда я расстаюсь с каким-нибудь местом, мне надо почувствовать, что я с ним действительно расстаюсь. А то становится еще неприятней.

Мне повезло. Вдруг я вспомнил про одну штуку и сразу почувствовал, что я отсюда уезжаю навсегда. Я вдруг вспомнил, как мы однажды, в октябре, втроем – я, Роберт Тичнер и Пол Кембл – гоняли мяч перед учебным корпусом. Они славные ребята, особенно Тичнер. Время шло к обеду, совсем стемнело, но мы все гоняли мяч и гоняли. Стало уже совсем темно, мы и мяч-то почти не видели, но ужасно не хотелось бросать. И все-таки пришлось. Наш учитель биологии, мистер Зембизи, высунул голову из окна учебного корпуса и велел идти в общежитие, одеваться к обеду. Как вспомнишь такую штуку, так сразу почувствуешь: тебе ничего не стоит уехать отсюда навсегда, – у меня по крайней мере почти всегда так бывает. И только я понял, что уезжаю навсегда, я повернулся и побежал вниз с горы, прямо к дому старика Спенсера. Он жил не при школе. Он жил на улице Энтони Уэйна.

Я бежал всю дорогу, до главного выхода, а потом переждал, пока не отдышался. У меня дыхание короткое, по правде говоря. Во-первых, я курю, как паровоз, то есть раньше курил. Тут, в санатории, заставили бросить. И еще – я за прошлый год вырос на шесть с половиной дюймов. Наверно, от этого я и заболел туберкулезом и попал сюда на проверку и на это дурацкое лечение. А в общем я довольно здоровый.

Словом, как только я отдышался, я побежал через дорогу на улицу Уэйна. Дорога вся обледенела до черта, и я чуть не грохнулся. Не знаю, зачем я бежал, наверно, просто так. Когда я перебежал через дорогу, мне вдруг показалось, что я исчез. День был какой-то сумасшедший, жуткий холод, ни проблеска солнца, ничего, и казалось, стоит тебе пересечь дорогу, как ты сразу исчезнешь навек.

Ух, и звонил же я в звонок, когда добежал до старика Спенсера! Промерз я насквозь. Уши болели, пальцем пошевельнуть не мог. «Ну, скорей, скорей!» – говорю чуть ли не вслух. – Открывайте!» Наконец старушка Спенсер мне открыла. У них прислуги нет и вообще никого нет, они всегда сами открывают двери. Денег у них в обрез.

Ссылка на основную публикацию
×
×