Антисталинская направленность поэм А. Т.Твардовского: сочинение

Антисталинская направленность поэм А. Т. Твардовского

Скачать сочинение

Он и жил-то единственным истоком:
русской литературой. Но не тот был
век, и всеми и всюду была признана.
более важная истина – партийная.
партийный билет он не мог носить
не искренне. И как воздух нужно было ему,
чтобы эти две правды не раздваивались, а сливались.
Солженицын о Твардовском

Был ли Александр Трифонович подвержен тому страшному умению по-разному, когда надо, видеть одно и то же? Тому, о чем О.Бальзак говорил: “Когда человек достигает вершин власти, ему приписываются все добродетели, какие только можно перечислить в эпитафиях, когда же попадает в беду, у него оказывается больше пороков, чем у блудного сына”.
Да, он не избежал, конечно, общей печальной участи — необходимости восхвалять отца народов, великие и страшные переломы. Да, мы знаем теперь, после воспоминаний его брата, что он скрывал факты о своих родных. Но вспомним то время, сравним Твардовского с другими и поймем, что только тяжкая необходимость и вера, что все изменится, заставляли его кривить душой. И, может быть, именно потому, что так трудно порой ему бывало, он одним из первых в советской литературе начал борьбу против сталинизма.
Да, совесть его была чиста, иначе бы он поступил как Фадеев. Но мучило то, что своим творчеством служил тирану. И последний период его жизни можно без преувеличения назвать искуплением невольной вины. И даже больше. Будучи редактором журнала “Новый мир”, Твардовский сделал, вопреки нежеланию многих, другое очень важное дело. Он опубликовал повесть тогда неизвестного писателя, бывшего политзаключенного Александра Исаевича Солженицына “Один день Ивана Денисовича”. Повесть эта о страшных сталинских лагерях потрясла страну. Тем самым Александр Трифонович оказался крестным отцом великого русского писателя. Больше Солженицына, пожалуй, никто не сделал для разоблачения Сталина и сталинизма. Недаром его так люто преследовали в 60—70-е годы.
Поэтому “За далью — даль” Твардовский начал писать в конце сороковых годов. Но, видимо, уже только в середине 50-х там появились антисталинские нотки, поэтому и чувствуется некоторая чужеродность эпизодов, посвященных сталинскому времени. В то же время сами эти куски превосходны. Видимо, здесь проявилась та трагическая раздвоенность честных людей этого периода: неприятие сталинских преступлений и попытка отделить его от строя. И все же видно и другое. Поэт сам не ощущает этой раздвоенности.

Что нужно, чтобы жить с умом?
Понять свою планиду:
Найти себя в себе самом
И не терять из виду,

— писал он незадолго до смерти. Твардовский не потерял сам себя.
Сталину и его делам в поэме посвящена в основном одна, предпоследняя (по сути, последняя) глава “Так это было”.

. Когда кремлевскими стенами
Живой от жизни огражден,
Как грозный дух он был над нами —
Иных не знали мы имен.

Так начинается эта глава. И далее автор рассказывает, как безудержно прославлялся вождь, что “он мог на целые народы обрушить свой верховный гнев. ”, так, чтобы возвеличить себя, он приказывал открывать все новые и новые стройки, которые разоряли народ. В результате всюду тетка Дарья “и с трудоден пустопорожним, и трудоночью — не полней”. И о многом другом, печальном говорит поэт. Он честно признается:

И кто при нем его не славил,
Не возносил —
Найдись такой!

И все же эта глава написана каким-то торжественным слогом. Поэт еще не осознал полностью всю трагедию, непоправимость совершенного Сталиным. Ему еще кажется, что

. и в нашей книге золотой
Нет ни одной такой страницы,
Ни строчки, даже запятой,
Чтоб нашу славу притемнила,
Чтоб заслонила нашу честь.

Поэта “Теркин на том свете” тоже задумывалась автором после войны. Но и в ней уже гораздо более объемно и глубоко подвергнуты едкому осмеянию и сам вождь, и, главное, система, им созданная. Действие, перенесенное с земли на тот свет, создает удивительный эффект. Мы видим не только убогость и ненужность созданной казарменно-бюрократической системы, но и явную античеловеческую ее направленность, с ее разделением общества на категории, секретностью, попытками отделить нашу страну от всего мира стеной бюрократизма и т.п. И, разумеется, всевластные органы.

. Есть тот свет.
И, конечно, буржуазный
Тоже есть само собой.
Там, во-первых, дисциплина
Против нашенской слаба.
И, пожалуйста, картина:
Тут — колонна,
Там — толпа.
Наш тот свет организован
С полной четкостью во всем:
Распланирован по зонам,
По отделам разнесен.

Так поэт приходит к пониманию невозможности отделить судьбу своей страны от судьбы мира, изменить человеческую натуру, насадить вместо социализма казарму. И эта настроенность делает его творчество привлекательным для сегодняшнего и, надеюсь, завтрашнего читателя.

11449 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Рекомендуем эксклюзивные работы по этой теме, которые скачиваются по принципу “одно сочинение в одну школу”:

Мир сочинений – это сайт, где можно найти и скачать бесплатно сочинения про любые темы. например: Сочинения. Антисталинская направленность поэм А. Т.Твардовского – сочинение скачать бесплатно, готовые сочинения по русскому языку и по русской литературе, полное собрание сочинений, а также рефераты по литературе и сочинения за 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11 класс бесплатно.

Антисталинская направленность поэм А. Т.Твардовского

Сочинение “Антисталинская направленность поэм А. Т.Твардовского”

Он и жил-то единственным истоком:

русской литературой. Но не тот был
век, и всеми и повсюду была признана.

более важная правда – партийная.

партийный билет он не мог носить

не от всего сердца. И как воздух нужно было ему,

чтобы эти две правды не раздваивались, а сливались.

Солженицын о Твардовском

Был ли Александр Трифонович подвержен тому страшному умению по-разному, когда надо, видеть одно и то же? Тому, о чем О.Бальзак говорил: “Когда человек достигает вершин власти, ему приписываются все добродетели, какие только можно перечислить в эпитафиях, когда же попадает в беду, у него оказывается больше пороков, чем у блудного сына”.

Да, он не избежал, конечно, общей печальной участи — необходимости восхвалять отца народов, великие и страшные переломы. Да, мы знаем теперь, после вос- поминаний его брата, что он скрывал факты о своих родных. Но вспомним то час, сравним Твардовского с другими и поймем, что только тяжкая необходимость и вера, что все изменится, заставляли его кривить душой. И, может быть, аккурат потому, что так трудно порой ему бывало, он одним из первых в советской литературе начал борьбу против сталинизма.

Да, совесть его была чиста, по-другому бы он поступил как Фадеев. Но мучило то, что своим творчеством служил тирану. И последний срок его жизни можно без преувеличения назвать искуплением невольной вины. И более того больше. Будучи редактором журнала “Новый мир”, Твардовский сделал, наперекор нежеланию многих, другое очень важное дело. Он опубликовал повесть тогда неизвестного писателя, бывшего политзаключенного Александра Исаевича Солженицына “Один день Ивана Денисовича”. Повесть эта о страшных сталинских лагерях потрясла страну. Тем самым Александр Трифонович оказался крестным отцом великого русского писателя. Больше Солженицына, пожалуй, никто не сделал для разоблачения Сталина и сталинизма. Недаром его так люто преследовали в 60—70-е годы.

Поэтому “За далью — даль” Твардовский начал писать в конце сороковых годов. Но, видимо, уже только в середине 50-х там появились антисталинские нотки, поэтому и чувствуется некоторая чужеродность эпизодов, посвященных сталинскому времени. В то же час сами эти куски превосходны. Видимо, тут проявилась та трагическая раздвоенность честных людей этого периода: неприятие сталинских преступлений и попытка отделить его от строя. И все же видно и другое. Поэт сам не ощущает этой раздвоенности.

Читайте также:  Как в творчестве Твардовского представлена война?: сочинение

Что нужно, чтобы существовать с умом?

Понять свою планиду:

Найти себя в себе самом

И не терять из виду,

— писал он незадолго до смерти. Твардовский не потерял сам себя.

Сталину и его делам в поэме посвящена в основном одна, предпоследняя (по сути, последняя) глава “Так это было”.

. Когда кремлевскими стенами

Живой от жизни огражден,

Как мрачный дух он был над нами —

Иных не знали мы имен.

Так начинается эта глава. И дальше автор рассказывает, как безудержно прославлялся предводитель, что “он мог на целые народы обрушить свой верховный гнев. “, так, чтобы возвеличить себя, он приказывал открывать все новые и новые стройки, которые разоряли народ. В результате повсюду тетка Дарья “и с трудоден пустопорожним, и трудоночью — не полней”. И о многом другом, печальном говорит поэт. Он честно признается:

И кто при нем его не славил,

И все же эта глава написана каким-то торжественным слогом. Поэт ещё не осознал полностью всю трагедию, непоправимость совершенного Сталиным. Ему ещё кажется, что

. и в нашей книге золотой

Нет ни одной такой страницы,

Ни строчки, более того запятой,

Чтоб нашу славу притемнила,

Чтоб заслонила нашу честь.

Поэта “Теркин на том свете” тоже задумывалась автором после войны. Но и в ней уже существенно более объемно и сильно подвергнуты едкому осмеянию и сам предводитель, и, главное, система, им созданная. Действие, перенесенное с земли на тот свет, создает удивительный результат. Мы видим не только убогость и ненужность созданной казарменно-бюрократической системы, но и явную античеловеческую ее направленность, с ее разделением общества на категории, секретностью, попытками отделить нашу страну от всего мира стеной бюрократизма и т.п. И, разумеется, всевластные органы.

И, конечно, буржуазный

Тоже есть само собой.

Там, во-первых, дисциплина

Против нашенской слаба.

И, пожалуйста, картина:

Наш тот свет организован

С полной четкостью во всем:

Распланирован по зонам,

По отделам разнесен.

Так поэт приходит к пониманию невозможности отделить судьбу своей страны от судьбы мира, изменить человеческую натуру, насадить вместо социализма казарму. И эта настроенность делает его творчество привлекательным для сегодняшнего и, надеюсь, завтрашнего читателя.

Вы прочли сочинение Антисталинская направленность поэм А. Т.Твардовского

Антисталинская направленность поэм А. Т. Твардовского

Он и жил-то единственным истоком:
русской литературой… Но не тот был
век, и всеми и всюду была признана…
более важная истина — партийная…
партийный билет он не мог носить
не искренне. И как воздух нужно было ему,
чтобы эти две правды не раздваивались, а сливались.
Солженицын о Твардовском
Был ли Александр Трифонович подвержен тому страшному умению по-разному, когда надо, видеть одно и то же? Тому, о чем О. Бальзак говорил: «Когда человек достигает вершин власти, ему приписываются все добродетели, какие

Похожие сочинения:

Сатирическая направленность комедии «недоросль»Комедия Фонвизина «Недоросль» — первая в истории русской драматургии социально-политическая комедия. Автор изобличает в ней пороки современного ему общества. Героями.

Сатирическая направленность комедии Д. И. Фонвизина «Недоросль»В комедии «Недоросль» Фонвизин изображает пороки современного ему общества. Его герои — представители разных социальных слоев: государственные мужи, дворяне, слуги.

Сатирическая направленность сказок М. Е. Салтыкова-ЩедринаОбщеизвестен особый характер таланта М. Е. Салтыкова-Щедрина: все произведения писателя — сатира, доведенная до сарказма. Но зачем же смеяться над.

Анализ стихотворения А. Т. Твардовского «У славной могилы»64 года озаряет нашу страну свет победы в Великой Отечественной войне. Нелегкой ценой досталась она советскому народу, который долгих 1418.

Анализ одной из поэм С. Есенина…И не жалость — мало жил И не горечь — мало дал, — Много жил — кто в наши жил.

Сюжет, проблематика, образы одной из поэм Есенинапоэм С. А. Есенина. («Черный человек»). Черный человек, присевший на кровать к поэту, обладает способностями ясновидения. Он вобще-то молчит, заставляя.

Образ русского солдата в поэме Твардовского «Василий Теркин»Читая «Василия Теркина» с начала до конца, я видел прежде всего самого себя, своих близких боевых товарищей, всю нашу семью.

Романтические черты поэм ЛермонтоваРомантизм-как литературное направление сформировался в конце XVIII — начале XIX века в Западной Европе. Предметом изображения романтиков стал внутренний мир.

Своеобразие одной из романтических поэм М. Ю. Лермонтова («Демон»)Демон не пугал Лермонтова: он был его певцом. «Гордая вражда с небом, презрение рока и предчувствие его неизбежности» — вот.

Гражданское переосмысление поэмы Твардовского «По праву памяти»Великие события, произошедшие в нашей стране, отразились в творчестве Александра Трифоновича Твардовского и в форме прямого их изображения, и в.

Анализ стихотворения А. Твардовского «В тот день, когда окончилась война…»Александр Трифонович Твардовский — поэт большого лирического начала и особой совестливости. Он стремился передать драматизм военного времени и благодарность потомков.

Анализ одной из поэм С. А. Есенина («Пугачев»)Город давил на поэта, пил из него душу и вливал в него смрад и горечь. Есенин прятался в пьянку, пытался.

Стихотворение А. Т. Твардовского «Вся суть в одном единственном завете…» (восприятие, истолкование, оценка.)У каждого поэта есть программные стихи, в которых выражены его «сверхидея», жизненное кредо и нравственный устав Для Пушкина это «Пророк».

Анализ стихотворения А. Т. Твардовского «К обидам собственной персоны…»Стихотворение «К обидам собственной персоны» А. Т. Твардовский написал в 1968 году, за три года до смерти. Этим стихотворением поэт.

Народность в поэзии А. Т. ТвардовскогоТворчество Твардовского занимает особое место в литературе двадцатого века. Поэт обращается к вечным темам, которые затрагивались в русской литературе любой.

Чичиков и чичиковщина (по поэм Н. В. Гоголя «Мертвые души»)Кто такой Чичиков? Мы знаем только, что он «не красавец, но и не дурной наружности, ни слишком толст, ни слишком.

Военная лирика ТвардовскогоВойна — жесточе нету слова. Война — печальней нету слова Война — святее нету слова В тоске и славе этих.

Герои и проблематика одной из поэм А. С. Пушкина («Полтава»)Поэму принято рассматривать как эпическое произведение, а в таком качестве «Полтава» представляется низкохудожественной агиткой, в сюжете которой А. С. Пушкин.

Нравственные проблемы в освещении Твардовского-лирикаТворчество Твардовского разнообразно в жанровом и тематическом отношении. Писал поэт о природе, о Родине, о колхозной жизни, о любви, о.

Образ народа в поэме А. Т. Твардовского «Василий Теркин»А. Т. Твардовский писал поэму «Василий Теркин» во время Великой Отечественной войны, будучи фронтовым корреспондентом. Поэт сам был частью народа.

Тема войны в лирике А. Т. ТвардовскогоЧувство обязательства живых перед павшими, невозможности забвения всего происшедшего — основные мотивы военной лирики А. Твардовского. «Я жив, я пришел.

Тема Великой Отечественной войны в лирике А. ТвардовскогоСобытия Великой Отечественной войны не оставили равнодушным А. Твардовского. Он принял непосредственное участие в военных действиях, на себе испытал все.

Тема ответственности и памяти в лирике А. ТвардовскогоНикто не забыт, ничто не забыто… Тема ответственности и памяти получила особое значение в наше время. Возникают тенденции оставить прошлое.

Тема родной природы в поэзии А. ТвардовскогоТема родной природы — одна из основных в лирике А. Твардовского. Она неотделима от темы родины, памяти, ответственности. Любовь к.

Тема войны в современной литературе (по поэме А. Твардовского «Василий Теркин»)Крупнейшим поэтическим произведением о Великой Отечественной войне является поэма Александра Твардовского «Василий Теркин». С того трагического и героического времени уже.

Читайте также:  Тема человеческой судьбы в поэме А. Твардовского Василий Теркин: сочинение

Василий Теркин — главный герой одноименной поэмы А. Т. ТвардовскогоПоэт А. Твардовский в 1939 году был призван в ряды Советской Армии, участвовал в походе за освобождение Западной Белоруссии. Во.

Тема человеческой судьбы в поэме А. Твардовского «Василий Теркин»«Василий Теркин» остается одной из самых любимых и знаемых в народе книг. И объясняется это в немалой степени именно ее.

Тема Родины в лирике А. ТвардовскогоНа долю А. Твардовского выпало тяжелое время — Великая Отечественная Война, послевоенная разруха, годы великих потрясений, строительство нового мира. Но.

Анализ стихотворения А. Твардовского «Я убит подо Ржевом»По форме стихотворение А. Т. Твардовского «Я убит подо Ржевом» (1945 — 1946) представляет собой диалог-нравственное завещание убитого в боях.

Основные темы и идеи лирики А. Т. ТвардовскогоПоэзия Александра Твардовского стала одной из ярких страниц истории русской литературы XX века, сама судьба этого человека и поэта глубоко.

Сочинение «Тема памяти в поэме А. Т. Твардовского «По праву памяти»

Сам А. Т. Твардовский не считал, что стихи, составляющие поэму «По праву памяти», – это самостоятельное произведение; он писал их как продолжение к поэме «За далью – даль». При жизни поэта эти стихи, конечно, не могли быть опубликованы, хотя сам А. Т. Твардовский незадолго до смерти подготовил их к печати. В конце 60-х годов в общественно-политической жизни страны усилились негативные тенденции, наступило то, что позже получило емкое название – «застой». Даже та полугласность, которая была возможна во времена хрущевской «оттепели», сошла на нет. И потому стихам Твардовского о сталинизме «настал свой черед» только в конце 80-х, во времена подлинной гласности.

Поэма «По праву памяти» итоговое произведение А. Т. Твардовского, это его раздумья о прожитой жизни – и своей, и страны. Он возвращается к минувшим событиям и судит их как человек и гражданин – по праву памяти. Память не лжет, память высветляет людей и события в их истинном виде, память свободна от ошибок сиюминутности.

Композиционно поэма делится на три части. Первая часть называется «Перед отлетом» и рисует юность поэта. Деревенский паренек мечтает покинуть свое захолустье, променять его «на целый белый свет». Сам Твардовский и его современники мечтали «дорваться вдруг до всех наук», им грезились большие дела, грандиозные открытия, жизнь интересная и увлекательная. Впереди виделось только счастье, которым обязательно должны быть вознаграждены молодой энтузиазм и творческий порыв.

В то же время у людей поколения 20-30-х годов было ощущение, что, страна находится в кольце врагов, что со всех сторон молодой Советской республике угрожают вражеские силы. И потому молодое поколение было готово «к походу», в котором за победу нужно было «и жизнь отдать».

Эта юношеская смесь ожидания счастья и готовности пожертвовать собой во имя Родины составляет пафос первой части поэмы. Все это было «жизнь тому назад», и на закате дней поэт вспоминает себя прежнего со светлой грустью.

Вторая часть имеет совсем другую тональность, которая определяется уже названием – «Сын за отца не отвечает». Здесь зловещим призраком оживают воспоминания о сталинских репрессиях. Сам Твардовский всю жизнь носил на себе клеймо «кулацкого не сына, а сынка», и в молодости он даже скрывал свое происхождение. Теперь, в конце жизни, поэт размышляет, как могло случиться, что целое поколение уже от рождения ощущало себя виновным в том, за что отвечать никак не могло. Государство считало опасными «младенцев вражеских кровей». Звание «сын врага народа» перечеркивало всю судьбу и даже жизнь человека. С каждым годом таких людей становилось все больше, «и все, казалось, не хватало стране клейменых сыновей».

Когда чаша людского гнева переполнилась, партия и ее рулевой делали крутой вираже: появлялись статьи вроде «Головокружения от успехов» или формулировки типа «Сын за отца не отвечает». Но после того как сотни тысяч людей, получив зловещее прозвище ЧСИР – член семьи изменника Родины, были безвинно сосланы или брошены в тюрьмы, эта фальшивая фраза вождя никому реально не могла помочь.

Несправедливость и жестокость были возведены в ранг государственной политики, при которой репрессиям и насильственной депортации были подвергнуты целые народы. Поразительнее всего, что, несмотря на происходящее, многие люди сохраняли наивную любовь, даже благоговение по отношению к «отцу народов». Пропагандистская машина работала так дьявольски искусно, что люди забыли вековые нравственные правила. Донос на близкого человека, публичное отречение от отца, обвиненного по 58-й статье, – все это считалось (и многими – искренне!) гражданской доблестью. Именем Сталина оправдывались страшные преступления:

И душу чувствами людскими

Не отягчай, себя щадя.

И лжесвидетельствуй во имя,

И зверствуй именем вождя.

Прошли годы, стали отцами дети тех страшных лет, и теперь они в ответе за «всеобщего отца».

Заключительная часть поэмы называется «О памяти». От имени своего поколения, от имени тех, кто стал «лагерной пылью», поэт судит прошлое. Он гневно обвиняет Сталина в бесчеловечной жестокости и задается вопросом: как же могло случиться, что истинное лицо «отца народов» было неведомо людям? Ответ А. Т. Твардовского вполне в духе своего времени. Ему кажется, что все дело «в лукавой подмене», в том, что имена Ленина и Сталина были «грубо сдвоены», что Сталина считали продолжателем ленинского дела, в то время как он им никогда не был. Сталин грубо исказил ленинские идеи, и задача состоит в том, чтобы вернуться к ленинским нормам партийной и общественной жизни.

Сегодня новые факты, документальные свидетельства изменили наше представление и о Ленине. Конечно, он не был кровавым диктатором, как Сталин, но многие злодеяния сталинского режима связаны с ленинскими идеями, например с идеей об усилении классовой борьбы в ходе строительства социализма. Но мы не можем обвинять А. Т. Твардовского в его видении истории, потому что каждый человек, даже большой художник, ограничен в своих взглядах рамками времени.

Разоблачение сталинизма, даже такое яркое, исполненное большой художественной силы, сегодня уже не кажется откровением. Но поэма «По праву памяти» все-таки вызывает благодарные читательские чувства, потому что в ней живое, правдивое и выстраданное слово большого художника о своей эпохе.

Антисталинская направленность поэм А. Т.Твардовского

Он и жил-то единственным истоком:

русской литературой. Но не тот был
век, и всеми и повсюду была признана.

более важная правда – партийная.

партийный билет он не мог носить

не от всего сердца. И как воздух нужно было ему,

чтобы эти две правды не раздваивались, а сливались.

Солженицын о Твардовском

Был ли Александр Трифонович подвержен тому страшному умению по-разному, когда надо, видеть одно и то же? Тому, о чем О.Бальзак говорил: “Когда человек достигает вершин власти, ему приписываются все добродетели, какие только можно перечислить в эпитафиях, когда же попадает в беду, у него оказывается больше пороков, чем у блудного сына”.

Да, он не избежал, конечно, общей печальной участи — необходимости восхвалять отца народов, великие и страшные переломы. Да, мы знаем теперь, после вос- поминаний его брата, что он скрывал факты о своих родных. Но вспомним то час, сравним Твардовского с другими и поймем, что только тяжкая необходимость и вера, что все изменится, заставляли его кривить душой. И, может быть, аккурат потому, что так трудно порой ему бывало, он одним из первых в советской литературе начал борьбу против сталинизма.

Да, совесть его была чиста, по-другому бы он поступил как Фадеев. Но мучило то, что своим творчеством служил тирану. И последний срок его жизни можно без преувеличения назвать искуплением невольной вины. И более того больше. Будучи редактором журнала “Новый мир”, Твардовский сделал, наперекор нежеланию многих, другое очень важное дело. Он опубликовал повесть тогда неизвестного писателя, бывшего политзаключенного Александра Исаевича Солженицына “Один день Ивана Денисовича”. Повесть эта о страшных сталинских лагерях потрясла страну. Тем самым Александр Трифонович оказался крестным отцом великого русского писателя. Больше Солженицына, пожалуй, никто не сделал для разоблачения Сталина и сталинизма. Недаром его так люто преследовали в 60—70-е годы.

Читайте также:  Военная тема в лирике Твардовского: сочинение

Поэтому “За далью — даль” Твардовский начал писать в конце сороковых годов. Но, видимо, уже только в середине 50-х там появились антисталинские нотки, поэтому и чувствуется некоторая чужеродность эпизодов, посвященных сталинскому времени. В то же час сами эти куски превосходны. Видимо, тут проявилась та трагическая раздвоенность честных людей этого периода: неприятие сталинских преступлений и попытка отделить его от строя. И все же видно и другое. Поэт сам не ощущает этой раздвоенности.

Что нужно, чтобы существовать с умом?

Понять свою планиду:

Найти себя в себе самом

И не терять из виду,

— писал он незадолго до смерти. Твардовский не потерял сам себя.

Сталину и его делам в поэме посвящена в основном одна, предпоследняя (по сути, последняя) глава “Так это было”.

. Когда кремлевскими стенами

Живой от жизни огражден,

Как мрачный дух он был над нами —

Иных не знали мы имен.

Так начинается эта глава. И дальше автор рассказывает, как безудержно прославлялся предводитель, что “он мог на целые народы обрушить свой верховный гнев. “, так, чтобы возвеличить себя, он приказывал открывать все новые и новые стройки, которые разоряли народ. В результате повсюду тетка Дарья “и с трудоден пустопорожним, и трудоночью — не полней”. И о многом другом, печальном говорит поэт. Он честно признается:

И кто при нем его не славил,

И все же эта глава написана каким-то торжественным слогом. Поэт ещё не осознал полностью всю трагедию, непоправимость совершенного Сталиным. Ему ещё кажется, что

. и в нашей книге золотой

Нет ни одной такой страницы,

Ни строчки, более того запятой,

Чтоб нашу славу притемнила,

Чтоб заслонила нашу честь.

Поэта “Теркин на том свете” тоже задумывалась автором после войны. Но и в ней уже существенно более объемно и сильно подвергнуты едкому осмеянию и сам предводитель, и, главное, система, им созданная. Действие, перенесенное с земли на тот свет, создает удивительный результат. Мы видим не только убогость и ненужность созданной казарменно-бюрократической системы, но и явную античеловеческую ее направленность, с ее разделением общества на категории, секретностью, попытками отделить нашу страну от всего мира стеной бюрократизма и т.п. И, разумеется, всевластные органы.

И, конечно, буржуазный

Тоже есть само собой.

Там, во-первых, дисциплина

Против нашенской слаба.

И, пожалуйста, картина:

Наш тот свет организован

С полной четкостью во всем:

Распланирован по зонам,

По отделам разнесен.

Так поэт приходит к пониманию невозможности отделить судьбу своей страны от судьбы мира, изменить человеческую натуру, насадить вместо социализма казарму. И эта настроенность делает его творчество привлекательным для сегодняшнего и, надеюсь, завтрашнего читателя.

Антисталинская направленность поэм Твардовского

Антисталинская направленность поэм Твардовского.
Был ли Александр Трифонович подвержен тому страшному умению по-разному, когда надо, видеть одно и то же? Тому, о чем О. Бальзак говорил: «Когда человек достигает вершин власти, ему приписываются все добродетели, которые только можно перечислить в эпитафиях, когда же попадает в беду,

у него оказывается больше пороков, чем у блудного сына».
Да, он не избежал, конечно, общей печальной участи – необходимости восхвалять отца народов, великие и страшные переломы. Да, мы знаем теперь, после воспоминаний его бра¬та, что он скрывал факты о своих родных. Но вспомним то время, сравним Твардовского с другими и поймем, что толь¬ко тяжкая необходимость и вера, что все изменится, заставляли его кривить душой. И, может быть, именно поэтому, что так трудно порой ему бывало, он одним из первых в советской литературе начал борьбу против сталинизма.
Да, совесть его была чиста, иначе бы он поступил, как Фадеев. Но мучило то, что своей творчеством служил тирану. И последний период его жизни можно без преувеличения назвать искуплением невольной вины. И даже больше. Будучи редактором журнала «Новый мир», Твардовский сделал, вопреки нежеланию многих, другое очень важное дело. Он опубликовал повесть тогда неизвестного писателя, бывшего политзаключенного, Александра Исаевича Солженицына «Один день Ивана Денисовича». Повесть эта о страшных сталинских лагерях потрясла страну. Тем самым Александр Трифонович оказался крестным отцом великого русского писателя. Больше Солженицына, пожалуй, никто не сделал для разоблачения Сталина и сталинизма. Недаром его так люто преследовали в 60-70-е годы.
Поэму «За далью — даль» Твардовский начал писать в конце сороковых годов. Но, видимо, уже только в середине 50-х там появились антисталинские нотки. Поэтому и чувствуется некоторая чужеродность мест, посвященных сталинскому времени. В то же время сами эти части превосходны. Видимо, здесь проявилась та трагическая раздвоенность честных людей этого периода: неприятие сталинских преступлений и попытка отделить его от строя. И все же видно и дру¬гое. Поэт сам не ощущает этой раздвоенности.
Что нужно, чтобы жить с умом?
Понять свою планиду:
Найти себя в себе самом И не терять из виду,—
писал он незадолго до смерти. Твардовский не потерял себя.
Сталину и его делам в поэме посвящена, в основном, одна, предпоследняя (по сути, последняя), глава «Так это было».
…Когда кремлевскими стенами
Живой от жизни огражден,
Как грозный дух он был над нами,—
Иных не знали мы имен.
Так начинается эта глава. И далее автор с беспощадной искренностью рассказывает, как безудержно прославлялся вождь, что «он мог на целые народы обрушить свой верховный гнев…», как, чтобы возвеличить себя, он приказывал открывать все новые и новые стройки, которые разоряли народ. В результате всюду тетка Дарья «и с трудоднем Пусто¬порожним, и с трудоночью — не полней». И о многом другом, печальном, говорит поэт. Он честно признается:
И кто при нем его не славил,
Не возносил —
Найдись такой!
И все же эта глава написана каким-то торжественным слогом. Поэт еще не осознал полностью всю трагедию, непоправимость совершенного Сталиным. Ему еще кажется, что:
…и в нашей книге золотой
Нет ни одной такой страницы,
Ни строчки, даже запятой,
Чтоб нашу славу притемнила,
Чтоб заслонила нашу честь.
Поэма «Теркин на том свете» тоже задумывалась автором после войны. Но и в ней уже гораздо более объемно и глубоко подвергнуты едкому осмеянию и сам вождь и, главное, система, им созданная. Действие, помещенное с земли на тот свет, создает удивительный эффект. Мы не только видим убогость и ненужность созданной казарменно-бюрократической системы, но и явную античеловеческую ее направленность, с ее разделением общества на категории, секретностью, по¬пытками отделить нашу страну от всего мира стеной, бюрократизмом. И, разумеется, всевластные органы.
…Есть тот свет…
И, конечно, буржуазный
Тоже есть само собой…
Там, во-первых, дисциплина против нашего слаба.
И, пожалуйста, картина:
Тут — колонна,
Там — толпа.
Наш тот свет организован
С полной четкостью во всем:
Распланирован по зонам.
По отделам разнесен.
Так поэт приходит к пониманию невозможности отделить судьбу своей страны от судьбы мира, изменить человеческую натуру, насадить вместо социализма казарму. И эта настроенность делает его творчество привлекательным для сегодняшнего и, надеюсь, завтрашнего читателя.

Ссылка на основную публикацию
×
×