Тургенев И. С. – неуклонное следование «правде жизни»: сочинение

«Тургенев И. С. – неуклонное следование «правде жизни»»

И. С. Тургенев принадлежит к тем писателям, которые внесли особенно заметный вклад в развитие русской классической литературы второй половины XIX в. Неуклонное следование «правде жизни» помогло ему создать замечательные художественные произведения, сыгравшие значительную роль в формировании общественного самосознания, в эстетическом и нравственном воспитании многих поколений читателей. Еще при жизни писателя его творчество приобрело мировую известность.

Тургенев вошел в литературу 40-х годов сначала как поэт. Белинский особенно выделял его поэмы «Параша» (1843) и «Помещик» (1846), которые были близки по идейно-художественным тенденциям к формировавшейся тогда «натуральной школе». Пародийное снижение образа «романтического героя», сатирическое изображение пустоты и пошлости жизни провинциального дворянства, остроумная критика славянофилов — все это привлекало внимание современников. Однако в историко-литературном плане более значительными были прозаические произведения Тургенева. Его первая повесть «Андрей Колосов» (1844), а также появившиеся вскоре «Три портрета» и «Бретер» (1846) утверждали необходимость простоты и естественности чувств и поведения человека. Молодой писатель критически относится к популярному не так давно образу индивидуалиста-романтика, живущего сознанием своей абсолютной свободы от нравственных норм и обязанностей.

Во второй половине 40-х годов Тургенев большое внимание уделял драматургии. Его пьесы во многом строились на сатирических традициях Гоголя («Безденежье», 1846; «Завтрак у предводителя», 849). Особый интерес представляют социально-психологические пьесы Тургенева, в которых разрабатывается тема «маленького человека» («Нахлебник», 1848). В истории русского театра важную роль сыграла драма «Месяц в деревне» (1850). Психологическая тонкость в развертывании сюжета, внимание к реалистическим деталям, лиризм, раскрытие внутреннего мира персонажей, их сложных душевных переживаний делают Тургенева драматурга предшественником Островского и Чехова.

Поражение демократических сил в начале 60-х годов и наступление реакции больно поразили Тургенева. В его творчестве? усиливаются идеи разочарования в историческом прогрессе, настроения пессимизма и неуверенности даже в необходимости его собственной литературной деятельности (очерк «Довольно» 1865). В обстановке острой политической борьбы 60-х годов либерал? Тургенев не принимал и не одобрял революционной борьбы; однако реакционная политика царского самодержавия также не пользовалась его поддержкой. Такая позиция определила характер двух его последних романов.

Среди произведений, написанных Тургеневым в последние годы его жизни, важное место занимают «Стихотворения в прозе». Они воспринимаются как итог всего творчества писателя. В них находят свое отражение те философские, нравственно эстетические и социально-общественные проблемы, которые всегда волновали Тургенева. Горькие раздумья о смысле скоротечной человеческой жизни, о смерти, о минувшей молодости и ушедшей любви, а вместе с тем оптимистическая вера в могущество жизни, красоту вечного искусства, убежденность в нравственном величии простых русских людей, поэтизация подвига девушки-революционерки — все это соединилось в «Стихотворениях в прозе» в единый неразрывный цикл. Своеобразное сочетание реалистических и романтических образов, эмоциональность повествования, краткость и выразительность формы сближают тургеневские « Стихотворения в прозе» с лирической поэзией.

В самые тяжелые минуты своей жизни, когда Тургенев мучился сознанием разлада с обществом, когда он не понимал смысла происходящей борьбы, он не терял веры в духовную мощь своей родины и народа, создавшего великий язык: «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины,— ты один мне, поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя — как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу».

Литературная деятельность Тургенева протекала под глубоким воздействием освободительного движения. В прокламации народовольцев, выпущенной в связи со смертью писателя, говорилось, что Тургенев писал:
# «Точно и сильно воспроизвести истину, реальную истину жизни есть высочайшее счастье для литератора, даже если истина не совпадает с его собственными симпатиями».

Этому принципу писатель сознательно следовал всю свою творческую линию, и только поэтому он смог создать замечательные произведении, пережившие свое время. Конфликты носят преимущественно мировоззренческий характер. Пространственный охват тургеневских романов не очень широк: обычно это дворянская усадьба. И по времени романы продолжаются несколько недель или, в крайнем случае, месяцев. Однако с помощью отступлений в прошлое и эпилогов Тургенев создает представление о предшествующей жизни своих героев, об условиях формирования их характеров, об их будущем, выходящем уже за пределы сюжетного повествования.

Творческий опыт Тургенева, его художественные открытия содействовали развитию русской и мировой литератур. В крестьянской массе он первый увидел сложные, тонкие и неповторимые личности, красота и гармония которых соответствовали прекрасной природе. Писатель продолжал исследование «лишнего человека» в его сопоставлении с общественно-исторической эпохой. Поиски героя времени связаны у него с подчеркнутым вниманием к женским образам. Тургеневские героини, наделенные чуткостью, бескомпромиссностью и духовной цельностью, как правило, получают право суда над героем, которому не удается воплотить в жизнь свои убеждения. Поэтому и любовь осмысляется в произведениях Тургенева не только как великое счастье, но и как трагедия, что заставляет вспомнить о конфликте любовной лирике Тютчева.

В истории русской литературы Тургенев связывает эпоху: Пушкина, Лермонтова и Гоголя с реализмом конца XIX — начала XX в. Тургенев был первым русским писателем, получившим мировую известность при своей жизни. Начиная с «Записок охотника», которые стали подлинным откровением для зарубежных читателей, почти каждое новое произведение Тургенева вызывало самый заинтересованный отклик у выдающихся представителей мирового искусства. В 70-е годы Тургенев сблизился с группой известных французских писателей: Флобером, Доде, Золя, Гонкуром. Они составили «кружок пяти», к которому вскоре примкнул Мопассан, признававший себя учеником Тургенева. Творчество великого русского писателя получило широкое признание также в других странах мира.

В оценке романа «Отцы и дети» Франко сначала примкнул к немалому числу демократических читателей, которые восприняли новое произведение писателя как клевету на молодое поколение. Однако в дальнейшем, возможно, не без влияния Писарева, Франко изменил свое суждение. Правда, он отдавал себе отчет, что Писарев создал «своего» Базарова, руководствуясь собственным представлением о типе положительного героя. Тем не менее, точка зрения известного русского критика оказалась для Франко ближе, чем суждения его противников. Главным достоинством Тургенева Франко считал смелость в решении важнейших проблем современности, реализм, своеобразие психологического! анализа, мастерство в характеристике персонажей. В наше время на украинский язык были переведены почти все наиболее значительные произведения великого русского писателя (переводы М. Рыльского, А. Кундзича, А. Ильченко и др.). В поэтике современной украинской прозы заметно воздействие традиций Тургенева (особенно в произведениях о деревне). Пьесы Тургенева, инсценировки его произведений были поставлены многими театрами.

Сочинение «Знаменитый русский писатель Иван Сергеевич Тургенев»

Без имени Ивана Сергеевича Тургенева мы не можем представить себе существование русской национальной культуры. В русской литературе существует ряд имен, без которых. Его произведения вошли в сокровищницу мировой литературы, их нельзя спутать ни с чьими, в них — индивидуальность автора, его характер, мировоззрение, чувства и переживания. При чтении его произведений возникают четкие ассоциации с со временем, в которое жил и творил писатель, он как бы доносит до нас события, новые течения в современной ему жизни, пропуская через призму собственных ощущений и взглядов на различные проблемы. В истинных шедеврах Тургенева с большой психологической достоверностью раскрываются характеры героев. Писатель пытается объяснить их поступки и мысли. Герои существуют не оторвано от окружающего мира, они тесно связаны с ним, подвергаются его влиянию, проникаются новомодными идеями, а иногда и отвергают их после долгих поисков и ошибок.

Знаменитый русский писатель Иван Сергеевич Тургенев родился 28 октября 1818 г. в Орле. Трудно представить себе большую противоположность, чем общий духовный облик Тургенева и та среда, из которой он непосредственно вышел. Отец его — Сергей Николаевич, офицер, отставной полковник-кирасир, участник Отечественной войны 1812, был человеком очень красивым, но ничтожным по своим нравственным и умственным качествам. Сын не любил вспоминать о нем, а в те редкие минуты, когда говорил друзьям об отце, характеризовал его как “великого ловца пред Господом”. Женитьба на немолодой, некрасивой, но весьма богатой Варваре Петровне Лутовиновой поправила его финансовое положение. Брак был исключительно делом расчета и не сдерживал Сергея Николаевича. И. С. Тургенев описал одну из его многочисленных “шалостей” в повести: “Первая любовь”. Сергей Николаевич умер в 1834 г., оставив трех сыновей — Николая, Ивана и скоро умершего от эпилепсии Сергея — в полном распоряжении матери, которая, впрочем, и раньше была полновластной владыкой дома. В ней типично выразилось то опьянение властью, которое создавалось крепостным правом. Род Лутовиновых представлял собой смесь жестокости, корыстолюбия и сладострастия (представителей его Тургенев изобразил в “Трех портретах” и в “Однодворце Овсяникове”). Унаследовав от Лутовиновых их жестокость и деспотизм, Варвара Петровна была озлоблена и личной своей судьбой. Рано лишившись отца, она страдала и от матери, изображенной внуком в очерке “Смерть” (старуха), и от буйного, пьяного отчима. Пешком, полуодетая спаслась она к своему дяде, И. И. Лутовинову, жившему в селе Спасском. Почти в полном одиночества оскорбляемая и унижаемая, прожила Варвара Петровна до 30 лет в доме дяди, пока смерть его не сделала ее владетельницей великолепного имения и 5000 душ. Все сведения, сохранившиеся о Варваре Петровне, рисуют ее в самом непривлекательном виде.

Сквозь созданную ею среду “побоев и истязаний” Тургенев пронес невредимо свою мягкую душу, в которой именно зрелище неистовств помещичьей власти задолго еще до теоретических воздействий подготовило протест против крепостного права. Жестоким “побоям и истязаниям” подвергался и он сам, хотя считался любимым сыном матери. “Драли меня, — рассказывал в последствии писатель, — за всякие пустяки, чуть не каждый день”; однажды он уже совершенно приготовился бежать из дому. Умственное воспитание его шло под руководством часто сменявшихся французских и немецких гувернеров. Ко всему русскому Варвара Петровна питала глубочайшее презрение; члены семьи говорили между собою исключительно по-французски. Любовь к русской литературе тайком внушил Тургеневу один из крепостных камердинеров, изображенный им в лице Пунина в рассказе “Пунин и Бабурин”. До 9 лет Тургенев прожил в Спасском-Лутовинове, селе Орловской губернии, где культура “дворянского гнезда” разительно контрастировала с крепостническим произволом. В 1827 г. Тургеневы, чтобы дать детям образование, поселились в Москве; на Самотеке был куплен ими дом. Иван Сергеевич учился сначала в пансионе Вейденгаммера; затем его отдали пансионером к директору Лазаревского института Краузе. Из учителей своих Тургенев с благодарностью вспоминал о довольно известном в свое время филологе, исследователе “Слова о Полку Игореве”, Д. Н. Дубенском, учителе математики П. Н. Погорельском и молодом студенте И. П. Клюшникове, позднее видном члене кружка Станкевича и Белинского.

В 1833 г. 15-летний Тургенев поступил на философский факультет Московского университета. Год спустя из-за поступившего в гвардейскую артиллерию старшего брата семья переехала в СПб., и Тургенев тогда же перешел в Петербургский университет. И научный, и общий уровень СПб. университета был тогда невысок. В университете Тургенев сблизился с Плетневым, одним из своих наставников, и бывал у него на литературных вечерах. Студентом 3-го курса он представил на его суд свою написанную пятистопным ямбом драму “Стенио”, посвященную герою демонического склада. Сам Тургенев считал, что это “совершенно нелепое произведение, в котором с бешеною неумелостью выражалось рабское подражание байроновскому Манфреду”. На одной из лекций Плетнев, не называя автора по имени, разобрал довольно строго эту драму, но все-таки признал, что в авторе “что-то есть”. Отзыв ободрил юного писателя: он вскоре отдал Плетневу ряд стихотворений, два из которых Плетнев в 1838 г. напечатал в своем “Современнике”. Это не было первым появлением его в печати, как пишет Тургенев в своих воспоминаниях: еще в 1836 г. он поместил в “Журнале Министерства народного просвещения” довольно обстоятельную, немножко напыщенно, но вполне литературно написанную рецензию — “Путешествие по святым местам русским” А. Н. Муравьева, в 1838 в журнале “Современник” были опубликованы первые стихи Тургенева “Вечер” и “К Венере Медицейской”.

Тургенев окончил курс со степенью действительного студента. Мечтая о научной деятельности, он в следующем году снова держал выпускной экзамен, получил степень кандидата, а в 1838 г. отправился в Германию. Поселившись в Берлине, Тургенев усердно взялся за занятия. Ему не столько приходилось “усовершенствоваться”, сколько засесть за азбуку. Слушая в университете лекции по истории римской и греческой литературы, он дома вынужден был “зубрить” элементарную грамматику этих языков. В Берлине сгруппировался в это время кружок даровитых молодых русских — Грановский, Фролов, Неверов, Михаил Бакунин, Станкевич. Сильное впечатление произвел на Тургенева вообще весь строй западноевропейской жизни. В его душу внедрилось убеждение, что только усвоение основных начал общечеловеческой культуры может вывести Россию из того мрака, в который она была погружена. В этом смысле он становится убежденнейшим “западником”. К числу лучших влияний берлинской жизни принадлежит сближение Тургенева со Станкевичем, смерть которого произвела на него потрясающее впечатление.

В 1841 г. Тургенев вернулся на родину. В 1842 г. Тургенев выдержал экзамен на степень магистра в Петербургском университете. Ему оставалось теперь только написать диссертацию. Это было совсем не трудно; для диссертаций словесного факультета того времени не требовалось солидной научной подготовки. Но в это время Тургенева все больше и больше начинает привлекать литературная деятельность. Он печатает небольшие стихотворения в “Отечественных записках”, a весною 1843 г. выпускает отдельной книжкой, под буквами Т. Л. (Тургенев-Лутовинов), поэму “Параша”. В 1845 г. выходит, тоже отдельной книжкой, другая поэма его, “Разговор”. В 1846 г. в “Отечественных записках” (№ 1) появляется большая поэма “Андрей”, в “Петербургском сборнике” Некрасова — поэма “Помещик”. Тургенев публикует свои небольшие стихотворения в “Отечественных записках”, в разных сборниках(Некрасова, Сологуба), в “Современнике”.

Белинский о значении руссской литературы (часть 2)

3. Мировое значение Русской классической литературы

В книге «Что делать?», написанной в 1901 г., В. И. Ленин с гордостью писал «о том мировом значении, какое приобретает теперь русская литература».

Замечательную оценку высоких достижений русской классической литературы мы находим у М. Горького. «Наша литература- наша гордость, лучшее, что создано нами как нацией»,- заявлял он. Окидывая мудрым взором историю русской литературы XVIII и XIX вв., М. Горький писал: «В истории развития литературы европейской наша юная литература представляет собой феномен изумительный; я не преувеличу правды, сказав, что ни одна из литератур Запада не возникла в жизни с такой силой и быстротой, в таком мощном, ослепительном блеске таланта. Значение русской литературы признано миром, изумлённым её красотой и силой». Ту же мысль о замечательном расцвете русской литературы и русского искусства XIX в. Горький развивает в следующих словах: «Гигант Пушкин – величайшая гордость наша и самое полное выражение духовных сил России, а рядом с ним волшебный Глинка и прекрасный Брюллов, беспощадный к себе и людям Гоголь, тоскующий Лермонтов, грустный Тургенев, гневный Некрасов, великий бунтовщик Толстой; Крамской, Репин, неподражаемый Мусоргский. Достоевский и, наконец, великий лирик Чайковский и чародей языка Островский, непохожие друг на друга, как это может быть только у нас на Руси. Всё это грандиозное создано Русью менее чем в сотню лет. Радостно, до безумной гордости волнует не только обилие талантов, рождённых Россией в XIX веке, но и поражающее разнообразие их, разнообразие, которому историки нашего искусства не отдают должного внимания» .

Читайте также:  Одинцова: сочинение

В словах М. Горького подчёркиваются, как видим, две особенности русской литературы: её необыкновенно быстрый расцвет, поставивший её уже в конце XIX в. на первое место среди литератур мира, и обилие и разнообразие талантов, рождённых Россией в XIX в.

Быстрый расцвет и обилие талантов – это яркие внешние показатели блестящего пути русской литературы. Какие же внутренние силы оплодотворяли её рост и какие качественные особенности превратили её в самую передовую литературу мира? Это – её глубокая идейность, народность, гуманизм, социальный оптимизм и патриотизм.

Глубокая идейность и прогрессивность русской литературы определялись её неизменной связью с освободительной борьбой народа. Передовая русская литература всегда отличалась демократизмом, выросшим на почве борьбы с самодержавно-крепостническим режимом. Характеризуя историю общественной борьбы в России, В. И. Ленин указывал, что «долгое и безраздельное господство самодержавия накопило (в России.- А. 3.) невиданное, пожалуй, в истории количество революционной энергии в народе». Именно это обстоятельство обусловило особенности исторического пути России. В 70-х годах XVIII в. произошло восстание Пугачёва, а в 1825 г.- восстание декабристов. Первое историческое событие показало богатырскую, неисчерпаемую силу русского народа и подняло его национальное самосознание; второе – послужило мощным толчком к дальнейшей революционной борьбе народа за освобождение. Эти события особенно обострили внимание русской литературы к жизни угнетённого народа, его страданиям и думам. Они же определили взгляд русских писателей на народ как на движущую силу истории. Это отчётливо сказалось в таких произведениях, как «Борис Годунов» и «Капитанская дочка» Пушкина, в творчестве Рылеева и Некрасова, в романе Толстого «Война и мир» и т. п.

Нет надобности перечислять все имена русских писателей, чтобы доказать верность нашей классической литературы идеалу свободы. На всех этапах русского освободительного движения лучшие наши писатели шли в первых рядах борцов за свободу, одушевляя народ верой в лучшее будущее своей страны.

Особо нужно отметить огромную руководящую роль в русской литературе революционно-демократической критики. И Белинский, и Чернышевский, и Добролюбов безошибочно вели русскую литературу вперёд, указывали писателям их гражданский долг и общественный путь, требовали от них прямой и честной постановки социальных вопросов, призывали к защите народных масс.

Революционные демократы сумели подслушать подземный гул приближающейся революции. Именно под влиянием революционных демократов в русской литературе появляются образы активных борцов за освобождение народа (Рахметов у Чернышевского, крестьяне у Некрасова, девушка-революционерка в «Пороге» Тургенева и др.). В лице Гриши Добросклонова Некрасов впервые создаёт в русской литературе образ революционера – выходца из народных низов.

С гордостью следует указать на то, как твёрдо и последовательно революционные демократы отстаивали и разъясняли самобытность и величие исторического пути России и её культуры. «Нам, русским, нечего сомневаться в нашем историческом и государственном значении,- писал Белинский.- Да, в нас есть национальная жизнь, мы призваны сказать миру своё слово, свою мысль». Он же писал: «Пора нам перестать восхищаться европейским потому только, что оно не азиатское», и, презрительно отзываясь о космополитах, о людях, не умеющих ценить национальное величие родины, называл их «абстрактными человеками”

Революционным демократам было ясно, что Россия, двигаясь своим историческим путём, обгоняла Запад и готовилась сказать миру своё новое слово.

Роман Чернышевского «Что делать?» не только намечал боевую идейную программу 60-х годов, но смело говорил о предстоящей «перемене декораций» в России, явно предсказывал близость революции и призывал к ней. Прошло всего около полустолетия – и пророчество Чернышевского оправдалось.

Горячим участием русских писателей в общественной жизни страны объясняется быстрый отклик литературы на все важнейшие перемены и события в жизни России.

Движение декабристов только что начало назревать, а Пушкин в своих вольнолюбивых стихах уже чутко передал биение общественного пульса России и призывал народ к борьбе за свободу.

Такой же быстрый и глубокий отклик на события русской жизни мы видим в творчестве и Лермонтова, и Некрасова, и Тургенева, и всех лучших писателей XIX в. Особенно показательно в этом отношении творчество И. С. Тургенева – писателя, по своим политическим воззрениям стоявшего, казалось бы, далеко от революционно-демократической мысли. Но какой чуткий отклик на общественные настроения России в 40- 70-х годах мы находим у автора «Записок охотника», романов «Рудин», «Накануне», «Отцы и дети», «Новь»!

Наряду с остротой социальных проблем, характеризующих русскую классическую литературу, необходимо указать на глубину и широту постановки ею моральных проблем. Мерилом высоты нравственного идеала общества является его взгляд на личное счастье. Литература не сможет оправдать высоты своего общественного назначения, если она станет на путь борьбы за мещанское счастье, за эгоистическое благополучие. Вот почему важно отметить, что даже проблема борьбы за счастье разрешалась в русской литературе не так, как в литературе западной. На Западе борьба за счастье – это борьба за личные успехи в обществе, борьба за карьеру, за обогащение. Ярким типом дельца, преуспевающего в буржуазном обществе, является в западной литературе Растиньяк Бальзака. В русской литературе борьба за счастье – это прежде всего борьба за общественный идеал, страстное стремление сочетать личное благо с благом общественным. Чацкого, Рудина, Рахметова, Лопухова, Базарова, Гришу Добросклонова меньше всего интересуют цели личного благополучия.

Героев русской классической литературы трудно представить вне связи с судьбами родины. Руководит ими не эгоизм, не погоня за личным счастьем, а идеал общественного благополучия.

Русская литература рано вступила на путь реализма.

Великий русский поэт в борьбе за реализм опередил многих талантливых писателей Запада.

Перед передовыми русскими писателями стояла важная задача – пробудить интерес и сочувствие читателей к народу, раскрыть его подлинное лицо, «влюбить» читателей в «мужика». Это стремление мы видим и в «Путешествиях» Радищева, и в «Капитанской дочке», «Дубровском» Пушкина, и в «Записках охотника» Тургенева, и в творчестве Некрасова и многих других русских писателей.

Реализм русской литературы XIX в.- это в основном критический реализм. Но критически изображая действительность, русские писатели в то же время стремились воплотить свои идеалы в положительные образы.

Особенно характерен для нашей литературы тип искателя-интеллигента. Галерея таких искателей в самых разнообразных вариациях, начиная с грибоедовского Чацкого и кончая героями Чехова, проходит через всю русскую литературу XIX в.

Являясь выходцами из самых разнообразных социальных слоев (Чацкий, Гриша Добросклонов, Пьер Безухов и др.), герои эти идут различным жизненным путём, не всегда находят конкретную форму борьбы за свой идеал и часто так и не достигают его, погибнув на полпути (Рудин, Базаров, Инсаров, Андрей Болконский и др.).

Но всех их объединяет одно: напряжённые поиски жизненной правды, борьба за лучшее будущее. Некоторые из этих героев встают на путь прямой революционной борьбы (Рахметов, Гриша Добросклонов).

Не менее характерно для русского реализма высокое, чистое отношение к женщине. Положительные образы русских женщин, чувствующих смутное недовольство окружающим бытом, несмотря на блага своего привилегированного положения, вошли в золотой фонд русской классической литературы (Татьяна Ларина, Ольга Ильинская, Наташа Ласунская, Елена Стахова, Марианна, Вера Павловна и др.).

Изображая русскую жизнь, наши писатели, таким образом, вносили в литературу утверждающее начало. Но мечта писателя о более совершенном устройстве общества может раскрываться не только прямо, но и через изображение отрицательных явлений, отклоняющихся от нормы. Отсюда – критическое изображение жизни русскими писателями, обилие отрицательных типов в русской литературе, страстное обличение самых разнообразных недостатков русской действительности. Это была форма протеста против жизненных уродств, своеобразное устремление вперёд, в будущее.

Критическое отношение к действительности – «срывание всех и всяческих масок» – составляет одну из самых сильных сторон реализма русской литературы XIX в., который недаром мы называем реализмом критическим.

Об особенностях художественного метода отдельных русских писателей мы говорили в специальных главах учебника. На основе единства содержания и формы – синтеза социальной правды и красоты – русский реализм и вырос в явление мирового значения. Маркс и Энгельс недаром называли великих русских реалистов авторами «превосходных романов».

Всё сказанное не значит, что русские писатели игнорировали богатый опыт мировой литературы. На Западе уже в XVI- XVIII вв. было много замечательных художников слова: Шекспир, Сервантес, Руссо и др. А в XIX в. в Западной Европе творили Байрон, Гёте, Бальзак, Стендаль, Гюго, Диккенс, Э. Золя и др. Русские писатели внимательно следили за ростом мировой литературы и использовали её опыт.

В конечном итоге русское искусство, полное веры в торжество передовых идеалов человечества, внесло в мировую литературу свежую и живую струю. «Русская художественная литература,- писал М. И. Калинин,- много сделала для развития общечеловеческой мысли и занимает в ней почётное место. Пушкин, Толстой, Горький – это огромные художники, великие писатели мира, и вместе с тем они действительно русские писатели, отражавшие свою эпоху и черты русского народа» (М. И. Кали-н и н, Об овладении марксизмом-ленинизмом работниками искусства).

Русские писатели XIX в. дали непревзойдённые образцы критического реализма, влиявшие на ход всей мировой литературы.

Особенно сильной и плодотворной оказалась роль русской литературы в создании национальных славянских литератур и в развитии революционно-демократической мысли в славянских странах.

Огромную революционизирующую роль романа Чернышевского «Что делать?» особо отметил вождь Болгарской коммунистической партии Георгий Димитров.

Не меньшее влияние оказала русская литература и на писателей других стран мира: Ромена Роллана, Бернарда Шоу, Джона Голсуорси, Томаса Манна, Теодора Драйзера и многих других.

Мировая литература признала, что русская правда в искусстве восторжествовала. Но что такое правда в искусстве?

В статье «Луч света в тёмном царстве» Добролюбов писал: «Правда есть необходимое условие, а ещё не достоинство произведения; о достоинстве мы судим по широте взгляда автора, верности понимания и живости изображения тех явлений, которых он коснулся». Вот эта широта взглядов русских писателей на исторический процесс, верность понимания революционного пути народа и живость изображения положительных, прогрессивных сторон жизни и сделали русскую литературу замечательной выразительницей не только русской жизни, но и передовых идеалов человечества. Эти особенности русской литературы и превратили её в ведущую литературу мира. Эту ведущую роль русской литературы предсказывал свыше ста лет назад В. Г. Белинский.

Чехов, Л. Толстой, Горький – вот три замечательные фигуры, стоящие на границе двух столетий – XIX и XX. Имена Л. Толстого и Чехова знаменуют конец русской литературы XIX в., имя Горького – начало новой, социалистической пролетарской литературы. Говорить о творчестве Горького – это значит говорить о новом этапе русской литературы – об этапе социалистического реализма..

Виссарион Григорьевич Белинский определял искусство как “мышление в образах”. Искусство тождественно с наукой по содержанию, отличаясь от неё по форме. Оно не терпит отвлечённых представлений, а типизирует действительность в конкретно-чувственных образах. Но создания поэта — не копии с действительности, а как бы второй, повторённый мир, как возможность, получившая своё осуществление; художник воспроизводит её с сознанием цели, “заражает” определёнными идеями, пониманием жизненных противоречий. Из всех форм искусства высшая — это поэзия, искусство слова: здесь “форма” адекватна мысли. Роды поэзии — эпос, лирику, драму — Белинский рассматривал как различные стороны познания, с точки зрения “взаимных отношений сознающего духа — субъекта к предмету сознания — объекту. Из всех жанров Белинский выделял роман и повесть как наиболее ёмкие формы изображения сложной современности. Долгое время Белинский, вслед за Ф. Шеллингом, утверждал, что творчество бессознательно. Ему было важно подчеркнуть вечность, устойчивость искусства, независимость от конъюнктурных моментов, заказов политики “официальной народности”. Философская эволюция Белинского от идеализма в духе Шеллинга, а затем Гегеля к материализму Фейербаха сказалась и в его эстетических воззрениях. От отвлечённого понимания искусства как мышления в образах он пришёл к пониманию искусства как образного воспроизведения жизни. Белинский отказался от тезиса о “бессознательности” творчества. Он подчёркивал как положительный факт, что молодые писатели натуральной школы отличаются от своего учителя Гоголя тем, что творят сознательнее его, вооружены передовыми теориями (письмо К. Д. Кавелину от 7 декабря 1847 года).

Вначале Белинский употреблял нерасчленённо понятия национальность и народность, сводя их сущность к верности передачи быта, нравов, жизненного колорита. Но с середины 40-х годов он начал расчленять эти понятия, всё более придавая понятию народности демократическое содержание. Народность заключалась для Белинского уже не только в правде жизни, но и в критике крепостничества. Связывая начало русской литературы с реформами Петра I, он ошибочно утверждал, что она была “пересадным” растением. Но дальнейший её путь к реализму Белинский рассматривал исторически и сделал много глубоких обобщений.

Урок литературы в 9 классе с использованием ТРКМЧП Прелести и горести первой любви (по рассказу И.С. Тургенева «Первая любовь») Е.П. Цирулькевич, учитель. – презентация

Презентация была опубликована 5 лет назад пользователемГригорий Репнин

Похожие презентации

Презентация 9 класса по предмету “Русский язык, Литература, Чтение” на тему: “Урок литературы в 9 классе с использованием ТРКМЧП Прелести и горести первой любви (по рассказу И.С. Тургенева «Первая любовь») Е.П. Цирулькевич, учитель.”. Скачать бесплатно и без регистрации. — Транскрипт:

1 Урок литературы в 9 классе с использованием ТРКМЧП Прелести и горести первой любви (по рассказу И.С. Тургенева «Первая любовь») Е.П. Цирулькевич, учитель русского языка и литературы МБОУ «Гимназия 1», Г. Сосновоборск

2 «Без горячей любви, без глубокой «Без горячей любви, без глубокой и сильной веры не стоит жить и сильной веры не стоит жить И.С.Тургенев. И.С.Тургенев. В творчестве Тургенева высокие чувства, пережитые в юности, отразились в повести « Первая любовь». Это лучшее его произведение. Б.Зайцев Б.Зайцев «Любовь к женщине, особенно первая,- одно из лучших могущественных проявлений мирового закона любви…Поэтому Тургенев так чутко присматривался к духовной сущности первой любви…»

3 Теория Технологические этапы урока Приёмы ТРКМЧП Вызов (+ рефлексия) Обращение к личному опыту учащихся. 2. Актуализация имеющихся знаний. 3. Пробуждение интереса к теме. Осмысление содержания (+ рефлексия) 1.Систематизация, соотнесение с имеющимися знаниями. 2. Поиск ответов на поставленные ранее вопросы. 3. Работа с эпизодами прочитанного текста. Рефлексия Написание творческой работы (синквейн, домашнее сочинение)

4 Цели урока: учащиеся должны найти ключевые эпизоды и фразы; найти ключевые эпизоды и фразы; научиться пересказывать и анализировать эпизоды повести; научиться пересказывать и анализировать эпизоды повести; увидеть нравственные проблемы в повести; увидеть нравственные проблемы в повести; понять, что хотел сказать автор читателю; понять, что хотел сказать автор читателю; найти свой смысл в рассказе. найти свой смысл в рассказе.

5 Стадия вызова «Проблемные вопросы» Мини-диспут: Верите ли вы в любовь с первого взгляда? Верите ли вы в любовь с первого взгляда? Как вы считаете, в любви бывают части или она всегда целая, неделимая? Как вы считаете, в любви бывают части или она всегда целая, неделимая? Любовь и увлечение – это одно и то же? Любовь и увлечение – это одно и то же? Кто из писателей, изученных вами ранее, писал о любви? Кто из писателей, изученных вами ранее, писал о любви?

Читайте также:  Два героя-студента Базаров и Раскольников: сочинение

6 Осмысление содержания Реализация домашнего задания Реализация домашнего задания Дома учащиеся познакомились с повестью И.С.Тургенева «Первая любовь». «Кластер из ключевых слов каждого этапа чувства героя». Краткий пересказ истории любви рассказчика. 1 группа – как зарождалась любовь главного героя. 1 группа – как зарождалась любовь главного героя. 2 группа – как развивалось это чувство. 2 группа – как развивалось это чувство. 3 группа – драматический финал любви. 3 группа – драматический финал любви. Отвечающие должны чётко выделить главные, важные слова именно этого периода в развитии чувства героя повести. Слушающие должны в своей тетради составить кластер: периоды в развитии чувства героя и слова доказывающие, что это именно тот период. Слушающие должны в своей тетради составить кластер: периоды в развитии чувства героя и слова доказывающие, что это именно тот период.

7 Рефлексия на стадии осмысления содержания Интерпретация текста (образно-смысловой язык). О чём говорит тот факт, что в основе повести лежит любовь? О чём говорит тот факт, что в основе повести лежит любовь? Автор называет свою повесть «Первая любовь». Докажите, что чувство главного героя Тургенев действительно считает любовью. Или это не так? Автор называет свою повесть «Первая любовь». Докажите, что чувство главного героя Тургенев действительно считает любовью. Или это не так? Понятны ли мысли и чувства главного героя современному читателю и лично вам? Понятны ли мысли и чувства главного героя современному читателю и лично вам?

8 Рефлексия Заключительная беседа На какие размышления навела вас повесть На какие размышления навела вас повесть И.С. Тургенева «Первая любовь»? Какие другие варианты развития сюжета предложили бы вы? Какие другие варианты развития сюжета предложили бы вы? Как можно оценить чувства, пережитые героем в юности? Как можно оценить чувства, пережитые героем в юности? Со всеми ли поступками героев вы согласны? Почему? Со всеми ли поступками героев вы согласны? Почему? Докажите, что И.С.Тургенев этой повестью утверждает любовь как величайшую ценность жизни. Докажите, что И.С.Тургенев этой повестью утверждает любовь как величайшую ценность жизни. Синквейн : Владимир – Зинаида (в классе)

9 Синквейн Владимир Юный, мечтательный Влюбился, пленился, покорился Любовь всепрощающая Благородность.

10 Домашнее задание Напишите сочинение – рассуждение: «Можно ли назвать первую любовь Вольдемара несчастной?» или составьте кластер: «Владимир …. настоящая любовь», расположив между этими словами не менее 10 слов – моментов, эпизодов из жизни главного героя. «Можно ли назвать первую любовь Вольдемара несчастной?» или составьте кластер: «Владимир …. настоящая любовь», расположив между этими словами не менее 10 слов – моментов, эпизодов из жизни главного героя.

11 Было трудно Сформулировать цели, отобрать материал для конкретного урока по данному произведению. Было легко Выбрать приемы для работы с учащимися.

Критика романа Герой нашего времени

Критика романа «Герой нашего времени» началась еще при жизни Лермонтова, с момента издания первых глав (роман печатался по частям с 1839 года).

Мнения о романе достаточно разнообразные. Среди критиков, писателей и других известных людей можно найти как негативные, так восторженные отзывы. При этом, что вполне закономерно, отношение к роману улучшается от века к веку. Это связанно с общей тенденцией для всех классических авторов – с течением времени их признание только увеличивается.

По этой причине нужно рассматривать и современную, и раннюю критику романа. Современное мнение актуально сейчас, а прошлое лишено призмы величия М.Ю. Лермонтова.

На этой странице кратко приведена критика романа «Герой нашего времени».

Содержание:

Николай I (годы жизни 1796-1855)

Самой важной исторической фигурой, написавшей отзыв о романе в своем письме, был Император Николай I. Однако, в этом отзыве важно учитывать негативное отношение власти к самому автору романа (ссылки Лермонтова на Кавказ, непризнание заслуг).

Впервые император упоминает о романе 13 июня 1840 года, выказывая положительную оценку первому тому романа:

Я работал и читал всего Героя, который хорошо написан.

Однако на следующий день оценка уже хуже:

Я работал и продолжал читать сочинение г. Лермонтова. Второй том я нахожу менее удачным, чем первый.

И уже вечером того же дня отношение к роману становится негативным:

я дочитал до конца Героя и нахожу вторую часть отвратительной, вполне достойной быть в моде. Это то же самое изображение презренных и невероятных характеров, какие встречаются в нынешних иностранных романах. Такими романами портят нравы и ожесточают характер. И хотя эти кошачьи вздохи читаешь с отвращением, все-таки они производят болезненное действие, потому что в конце концов привыкаешь верить, что весь мир состоит только из подобных личностей, у которых даже хорошие с виду поступки совершаются не иначе как по гнусным и грязным побуждениям. Какой же это может дать результат? Презрение или ненависть к человечеству! Но это ли цель нашего существования на земле? Люди и так слишком склонны становиться ипохондриками или мизантропами, так зачем же подобными писаниями возбуждать или развивать такие наклонности! Итак, я повторяю, по-моему, это жалкое дарование, оно указывает на извращенный ум автора. Характер капитана набросан удачно. Приступая к повести, я надеялся и радовался тому, что он-то и будет героем наших дней, потому что в этом разряде людей встречаются куда более настоящие, чем те, которых так неразборчиво награждают этим эпитетом. Несомненно, кавказский корпус насчитывает их немало, но редко кто умеет их разглядеть. Однако капитан появляется в этом сочинении как надежда, так и не осуществившаяся, и господин Лермонтов не сумел последовать за этим благородным и таким простым характером; он заменяет его презренными, очень мало интересными лицами, которые, чем наводить скуку, лучше бы сделали, если бы так и оставались в неизвестности — чтобы не вызывать отвращения. Счастливый путь, г. Лермонтов, пусть он, если это возможно, прочистит себе голову в среде, где сумеет завершить характер своего капитана, если вообще он способен его постичь и обрисовать

В.Г. Белинский (годы жизни 1811-1848)

Самым известным критиком романа является В.Г. Белинский, чьи отзывы чаще всего встречаются в Интернете.

Первая публикация была напечатана сразу после выхода повести «Бэла». Белинский негативно выказывается о повести, отмечая простоту, сжатость и безыскусственность рассказа. В то же время, после печати отдельного издания романа, Белинский подчеркивает оригинальность и самобытность произведения, рассматривая роман как единое целое, впервые говоря о постепенном раскрытии главного героя, от главы к главе.

совершенно новый мир искусства

Вопреки мнению большинства реакционной критики, считавшей роман клеветой на русскую жизнь, Белинский защищает Лермонтова, доказывая, что Печорин сильно связан с действительностью:

«Искусство поэта должно состоять в том, чтобы развить на деле задачу: как данный природою характер должен образоваться при обстоятельствах, в которые поставит его судьба»

Сложно переоценить значение анализа образа Печорина Белинским. В нем получена одна из главных черт особенностей русского критического реализма XIX века: изображение характера типического представителя современного общества дается так, что приводит к отрицанию отношений, господствующих в обществе. Именно Белинский начинает серию критики о «лишних людях» и сравнение Онегина и Печорина.

С.О. Бурачёк (годы жизни 1800-1877)

Первая реакционная критика принадлежит перу С. О. Бурачка, который объединяет самого Лермонтова с Печориным. В целом, он дает роману крайне негативную оценку:

В ком силы духовные хоть мало-мальски живы, для тех эта книга отвратительно несносна

Бурачёк с негодованием отмечает отсутствие в романе народности и правдивости. Впервые звучит мнение о романе как о клевете на русскую действительность:

нет ни религиозности, ни народности

Единственный неотвратительный персонаж, по его мнению — Максим Максимыч, но и тому отводится слишком мало времени.

О.И. Сенковский (годы жизни 1800-1858)

Сенковский дал рецензию, которую можно понять двусмысленно. Сначала он пишет положительно:

Г. Лермонтов счастливо выпутался из самого затруднительного положения, в каком только может находиться лирический поэт, поставленный между преувеличениями, без которых нет лиризма, и истиною, без которой нет прозы. Он надел плащ истины на преувеличения, и этот наряд очень к лицу им

Затем, после выхода второго издания все меняется:

«нельзя выдавать „Героя нашего времени“ за что-нибудь выше миленького ученического эскиза»

Ф. Булгарин (годы жизни 1789-1859)

Замечательна рецензия Ф. Булгарина в «Северной пчеле». Рецензия настолько положительная, что вызвала сомнения в своей честности. Так Белинский писал о ней:

явились ложные друзья, которые спекулируют на имя Лермонтова, чтобы мнимым беспристрастием поправить в глазах толпы свою незавидную репутацию

Сам же Булгарин так описывает впечатление от романа:

Лучшего романа я не читал на русском языке

Булгарин продолжает идею Белинского о болезни общества, рассматриваемой в романе, но считает, что болезнь эта вызвана Западом. Он утверждает, что Печорин – это лишь нравственный урок:

К чему ведут блистательное воспитание и все светские преимущества без положительных правил, без веры, надежды и любви

С.П. Шевырев (годы жизни 1806-1864)

Выдвинул из реакционного лагеря наиболее полную оценку романа. И оценка эта нелестная:

Всё содержание повестей г-на Лермонтова, кроме Печорина, принадлежит существенной жизни; но сам Печорин, за исключением его апатии, которая была только началом его нравственной болезни, принадлежит миру мечтательному, производимому в нас ложным отражением Запада. Этот призрак, только в мире нашей фантазии имеющий существенность

Шевырев считал, что образ Печорина не только нереален, но литературно неполноценен и навеян западными идеалами:

Печорин принадлежит к числу тех пигмеев зла, которыми так обильна теперь повествовательная и драматическая литература Запада

П.А. Плетнев (годы жизни 1792-1866)

Еще одна положительная оценка была дана П. А. Плетневым, который отмечает великий талант писателя.

отмечены печатью истинного таланта; каждое приняло на себя живые, яркие краски эпохи их создания; каждому суждено прослушать в молчании брюзгливые выходки судий, которые, лишены будучи способности мыслить и чувствовать, утешаются неотъемлемым своим правом — побранивать всё привлекательно-живое

А.Григорьев (годы жизни 1822-1864)

Печорин, несмотря на его впечатлительность, еще есть suffisance собственного Я, поклоняющегося только себе, не страдавшего болезненно тем благородным, благодатным страданием, которое, само в себе находя пищу, неумолимо выживает мелкий, ограниченный эгоизм, чтобы создать эгоизм сознательный, проникнутый чувством целого и уважением к себе и другим, как частям великого целого

Посмотрите, как в самом Лермонтове перегорел и очистился этот эгоизм, как это чувство любви от скуки и праздности, чувство души, страдающей пустотою, чувство отрицания претворилось в идею разумную и человеческую в стихотворениях последней его эпохи

Григорьев сомневался в способностях Лермонтова в качестве мыслителя и пытался показать, что лермонтовское направление умерло.

слово лермонтовской деятельности по самой натуре своей было неспособно к дальнейшему развитию. Это слово было протест личности против действительности, — протест, вышедший не из ясного понимания идеала, а из условий, заключавшихся в болезненном развитии самой личности

А.И. Герцен (годы жизни 1812-1870)

Герцен поддерживает возможность существования Печорина в прошлом:

Онегины и Печорины были совершенно истинны, выражали действительную скорбь и разорванность тогдашней русской жизни… Наши литературные фланкеры последнего набора шпыняют теперь над этими слабыми мечтателями, сломавшимися без боя, над этими праздными людьми, не умевшими найтиться в той среде, в которой жили. Жаль, что они не договаривают, — я сам думаю, если б Онегин и Печорин могли, как многие, приладиться к николаевской эпохе, Онегин был бы Виктор Никитич Панин, а Печорин не пропал бы по пути в Персию, а сам управлял бы, как Клейнмихель, путями сообщения и мешал бы строить железные дороги. Но время Онегиных и Печориных прошло. Теперь в России нет лишних людей, теперь, напротив, к этим огромным запашкам рук недостает. Кто теперь не найдет дела, тому пенять не на кого, тот в самом деле пустой человек, свищ или лентяй. И оттого очень естественно, Онегины и Печорины делаются Обломовыми.

Общественное мнение, баловавшее Онегиных и Печориных потому, что чуяло в них свои страдания, отвернется от Обломовых

Герцен воспринимал Печорина достаточно односторонне:

Лермонтов летами был товарищ Белинского, он был вместе с нами в университете, а умер в безвыходной безнадежности печоринского направления, против которого восставали уже и славянофилы и мы

Д.И. Писарев (годы жизни 1840-1868)

Д. И. Писарев невысоко отзывался о стихах Лермонтова, но зато ценил его прозу. Роман «Герой нашего времени» он оценивал в рамках другой русской классики, пытаясь выделить различие между «лишними» и «новыми» людьми.

«Скучающими трутнями» называл он Печорина и Онегина и считал, что немного таких персонажей живет в каждом обеспеченном и умном человеке. Сравнивал он Печорина и с Базаровым:

Печорины и Базаровы выделываются из одного материала… не похожи друг на друга по характеру своей деятельности, но они совершенно сходны между собою по типическим особенностям натуры: и те и другие — очень умные и вполне последовательные эгоисты, и те и другие выбирают себе из жизни всё, что в данную минуту можно выбрать самого лучшего…

С.С. Дудышкин (годы жизни 1820-1866)

Критик, полностью отрицавший образы «лишних людей», особенно Печорина. Дудышкин называл таких людей «искателями сильных ощущений», самонадеянными и лживыми.

Он настолько сильно ненавидел Печорина, что посвятил его разбору большую часть вступительной статьи к «Сочинениям Лермонтова», используя такие выражения:

В Печорине больше характера Байрона, нежели русского офицера

Печорин теперь принадлежит к самым слабым созданиям Лермонтова

Ф.М. Достоевский (годы жизни 1821-1881)

Достоевский разделял позицию Белинского, считая, что Печорин является народным персонажем, но отдаленным от простого народа вследствие сближения обеспеченного класса к Европе.

Онегин, а затем и Печорин выразили до ослепительной яркости именно все те черты, которые могли выразиться у одного только русского человека… в тот самый момент, когда цивилизация в первый раз ощущалась нами как жизнь, а не как прихотливый прививок, а в то же время и все недоумения, все странные, неразрешимые по-тогдашнему вопросы в первый раз со всех сторон стали осаждать русское общество и проситься в его сознание

В дальнейшем Достоевский резко изменил мнение о Печорине. Это связано с ростом революционных идей, с которыми Достоевский был не согласен. Теперь он отрицает существование такого реального персонажа.

готовы были, например, чрезвычайно ценить в свое время разных дурных человечков, появлявшихся в литературных наших типах и заимствованных большею частью с иностранного

Н.К. Михайловский (годы жизни 1842-1904)

Необычное мнение о романе выразил критик-народник Н. К. Михайловский. Он выделил героическое и протестующее начало в творчестве Лермонтова. Михайловский сопоставляет Лермонтова и Печорина, говоря о том, что у самого Лермонтова были «необъятные силы», которые он не мог правильно использовать в эпоху безвременья.

Читайте также:  Смысл заглавия романа Отцы и дети: сочинение

Михайловский давал Печорину антропологическое объяснение:

Действовать, бороться, покорять сердца, так или иначе оперировать над душами ближних и дальних, любимых и ненавидимых — таково призвание или коренное требование натуры всех выдающихся действующих лиц произведений Лермонтова, да и его самого

Г.В. Плеханов (годы жизни 1856-1918)

Привнес в изучение Лермонтова и его романа марксистский подход. Плеханов писал:

Искусство обязано своим происхождением общественному человеку, а этот последний изменяется вместе с развитием общества. Стало быть, понять данное художественное произведение значит не только понять его основную идею, но и выяснить себе, почему идея эта интересует людей — хотя, быть может, и немногих людей, — данного времени. Для разрешения этого вопроса надо будет вспомнить, что Лермонтов родился в октябре 1814 г. и что, следовательно, ему пришлось провести свою юность в таком обществе, которое было совершенно подавлено реакцией, очень усилившейся после неудачи известного движения декабристов…

Герой нашего времени», «несмотря на все рассуждения, историческое значение Печорина не понято. Характер Печорина объясняется с точки зрения личной психологии… Печорин страдает оттого, что еще не примирился с действительностью. Оно и так, да не так. Ему примириться с действительностью было то же самое, что Александру Македонскому сделаться канцелярским писцом

М. Горький (годы жизни 1868-1936)

Горький в своих лекциях продолжает идеи Плеханова и революционных демократов. Он писал, сравнивая стихотворение «И скучно и грустно» с диалогом Печорина и Вернера:

И снова мы видим полное совпадение чувств и мысли автора с чувствами и мыслью его героя. Нам важно знать, что Онегин — портрет Пушкина, а Печорин — Лермонтова…

В тоже время Горький считает, что полностью Лермонтов и Печорин не сливаются:

Печорин был для него слишком узок; следуя правде жизни, поэт не мог наделить своего героя всем, что носил в своей душе, а если б он сделал это — Печорин был бы неправдив

Также Горький объяснил, чем вызваны проблемы главного героя:

Печорину и Онегину чужды так называемые социальные вопросы, они живут узко-личной жизнью, они оба сильные, хорошо одаренные люди и поэтому не находят себе места в обществе

Б.М. Эйхенбаум (годы жизни 1886-1959)

Последний в данной статье по порядку, но не по значимости, обзор посвящен Эйхенбауму, крупнейшему советскому лермонтоведу.

В работах Эйхенбаума критически оценены тексты романа, установлена окончательная редакция романа «Герой нашего времени».

Эйхенбаум обращал внимание на оценку Печорина самим автором, которая видна из названия:

Заглавие, действительно, звучит иронично, и иначе его нельзя понять: «Вот каковы герои нашего времени!» Это заглавие заставляет вспомнить строки «Бородина», на которые обратил внимание Белинский: «Да, были люди в наше время, не то, что нынешнее племя: богатыри — не вы!». Однако ирония этого заглавия обращена, конечно, не против самой личности героя, а против «нашего времени», это ирония «Думы» и «Поэта». Именно так следует понимать уклончивый ответ автора предисловия: «Не знаю». Это значит: «Да, злая ирония, но направленная не на Печорина самого по себе, а на вас, читатель, и на всю современность»

Обзор критики романа «Герой нашего времени» подготовлен при помощи работ:

  1. Герой нашего времени / М. Ю. Лермонтов ; изд. подгот.: Б. М. Эйхенбаум и Э. Э. Найдич ; [Акад. наук СССР]. — Москва : Издательство Академии наук СССР, 1962. — 225 с.
  2. Судьба Лермонтова / Э. Герштейн. — 2-е изд., испр. и доп. — М. : Худож. лит., 1986. – 350 с.

Пожалуйста, поддержите этот проект, расказав о нем друзьям:

Белинский Виссарион Григорьевич

Краткая библиографическая справка

Белинский, Виссарион Григорьевич,

Белинский Виссарион Григорьевич

[30.5(11.6).1811, Свеаборг, — 26. 5(7.6). 1848, Петербург], русский литературный критик, публицист. Отец Б. — флотский лекарь, затем уездный врач. В 1816 семья переехала в г. Чембар (ныне г. Белинский) Пензенской губернии. В 1822—24 Б. учился в Чембарском уездном училище, в 1825—28 в Пензенской гимназии (не окончил). В 1829 поступил на словесное отделение Московского университета. Участвовал в студенческом литературном “Обществе 11 нумера”, читал здесь свою антикрепостническую романтическую драму “Дмитрий Калинин”, чем навлек на себя гонения. В 1832 был исключен из университета. В 1831 в журнале “Листок” Б. опубликовал стихи “Русская быль” и рецензию на “Бориса Годунова” А. С. Пушкина. В 1833 в “Телескопе” появились переводы Б. из французских журналов. С осени 1833 Б. стал посещать кружок Н. В. Станкевича, изучал философские системы Канта, Фихте, Шеллинга; позднее познакомился с М. А. Бакуниным и вместе с ним изучал Гегеля. В 1834 в газете “Молва” (литературное приложение к “Телескопу”) напечатана первая большая статья Б. “Литературные мечтания”, обратившая на себя внимание целостностью философской и эстетической концепции, смелым ниспровержением старых авторитетов и традиционных литературных представлений. Б. стал главным критиком “Телескопа” и “Молвы”.

В русской литературе в то время совершался переход от романтизма к реализму. Б. провозгласил Н. В. Гоголя — мастера изображать жизнь “во всей её наготе и истине” — главой современной русской литературы (“О русской повести и повестях г. Гоголя”); подверг критике эпигонский романтизм 30-х гг. (повести А. Марлинского, стихи В. Г. Бенедиктова), литературно-критические выступления “Московского наблюдателя”, реакционную петербургскую журналистику. Осенью 1836 Пушкин намеревался привлечь Б. к сотрудничеству в “Современнике”, но не успел этого сделать.

В 1837 Б. лечился от туберкулёза в Пятигорске, где произошла встреча его с М. Ю. Лермонтовым (они сблизились позднее, в 1840, в Петербурге). В 1838—39 Б. редактировал реорганизованный им “Московский наблюдатель”. Журнал успеха не имел, т.к. в нём сказались настроения философского “примирения” Б. с российской действительностью и воспринятого в этом духе положения Гегеля — “всё разумное действительно, всё действительное разумно”. Эти воззрения отразились в статьях “Бородинская годовщина” (1839), “Менцель, критик Гёте” (1840), “Горе от ума” (1840). Осенью 1839 Б. переехал в Петербург и был приглашен А. А. Краевским в “Отечественные записки”. К весне 1840 был преодолён “примирительный” период. Б. сблизился с А. И. Герценом, И. С. Тургеневым, Н. А. Некрасовым и вскоре стал признанным вождём реалистического направления русской литературы. Он опубликовал годовые обзоры русской литературы (с 1840 по 1845), работу “Сочинения Александра Пушкина” (цикл из одиннадцати статей), статьи о произведениях М. Ю. Лермонтова, театральные обзоры. В 1842 Б. вёл бурную полемику с К. С. Аксаковым по поводу “Мёртвых душ” Гоголя. В кружке друзей Б. изучал историю французской революции 18 в. (по Ф. Минье) и причислял себя к “монтаньярам” (левая партия Конвента). Его революционно-демократические взгляды оформляются окончательно в статьях “Речь о критике” (1842), “Парижские тайны” (1844). Б. возглавил натуральную школу, объединявшую последователей Гоголя.

Разногласия с А. А. Краевским привели к уходу Б. в 1846 из “Отечественных записок”. Он терпел нужду, болезнь лёгких прогрессировала. Летом 1846 Б. с М. С. Щепкиным совершил поездку по Югу России. С января 1847 по май 1848 Б. руководил критическим отделом журнала “Современник”, издававшимся Н. А. Некрасовым и И. И. Панаевым, где опубликовал годовые обзоры “Взгляд на русскую литературу 1846 года”, “Взгляд на русскую литературу 1847 года”, “Ответ „Москвитянину””, в которых в окончательном виде изложил свою концепцию истории реализма в русской литературе. Б. охарактеризовал значение натуральной школы, представленной в произведении А. И. Герцена, И. А. Гончарова, И. С. Тургенева, Ф. М. Достоевского, Д. В. Григоровича. С мая по октябрь 1847 Б. лечился за границей. Его сопровождали И. С. Тургенев и П. В. Анненков. В июле 1847 в Зальцбрунне Б. написал “Письмо к Гоголю” по поводу “Выбранных мест из переписки с друзьями” (1846), в котором, не стесняемый цензурой, сформулировал своё “политическое завещание” и призвал великого писателя вернуться на прежний путь реализма и сатиры. Революция 1848 во Франции усилила цензурно-полицейский террор в России. Б. вызывали в Третье отделение; только смерть спасла его от ареста и заключения в крепость.

Б. был первым русским революционным демократом, который ещё при крепостном праве был “предшественником полного вытеснения дворян разночинцами в нашем освободительном движении. ” (Ленин В. И., Полн. собр. соч., 5 изд., т. 25, с. 94). В “Письме к Гоголю” Б. требовал полного освобождения крестьян, отмены телесных наказаний и соблюдения элементарной законности в стране. Б. был противником славянофильской идеализации русской патриархальности, но выступал и против некритического отношения некоторых либералов-западников к европейским буржуазным порядкам. Он знал, что капитализм — новое рабство для народа, но России не миновать буржуазного пути развития. Человечество, однако, не остановится и на буржуазном этапе, на смену ему придёт социализм. При этом Б. в популярных тогда системах утопического социализма (Сен-Симон, Фурье) ценил только критическое начало.

Б. сделал литературную критику выражением целостного философского миросозерцания. Глубоко постигнув диалектику Гегеля, Б. разработал объективные, исторические критерии искусства, порвав с вкусовой “романтической” критикой. Он развил диалектическую “идею отрицания”, как второе важнейшее звено в познании жизни, после её “приятия” как непреложного факта. К середине 40-х гг. Б. стал материалистически решать многие вопросы философии. Он оспаривал позитивизм О. Конта (в изложении Литтре) и указывал, что духовную деятельность человека нужно отличать от его физической деятельности, но не отделять, как нечто независимое от неё (письмо к Боткину от 17 февраля 1847). Б. знал о философии Л. Фейербаха, но материализм не приобрёл у него конкретной формы “антропологического” материализма.

Философские взгляды Б. были методологической основой для разработки его эстетики. Он стал основоположником русской реалистической эстетики и литературной критики.

Б. определял искусство как “мышление в образах”. Искусство тождественно с наукой по содержанию, отличаясь от неё по форме. Оно не терпит отвлечённых представлений, а типизирует действительность в конкретно-чувственных образах. Но создания поэта — не копии с действительности, а как бы второй, повторённый мир, как возможность, получившая своё осуществление; художник воспроизводит её с сознанием цели, “заражает” определёнными идеями, пониманием жизненных противоречий. Из всех форм искусства высшая — это поэзия, искусство слова: здесь “форма” адекватна мысли. Роды поэзии — эпос, лирику, драму — Б. рассматривал как различные стороны познания, с точки зрения “взаимных отношений сознающего духа — субъекта к предмету сознания — объекту”. Из всех жанров Б. выделял роман и повесть как “эпос новейшего мира”, наиболее ёмкие формы изображения сложной современности. Долгое время Б., вслед за Ф. Шеллингом, утверждал, что творчество “бессознательно”. Ему было важно подчеркнуть вечность, устойчивость искусства, независимость от конъюнктурных моментов, заказов политики “официальной народности”. Философская эволюция Б. от идеализма в духе Шеллинга, а затем Гегеля к материализму Фейербаха сказалась и в его эстетических воззрениях. От отвлечённого понимания искусства как мышления в образах он пришёл к пониманию искусства как образного воспроизведения жизни. Б. отказался от тезиса о “бессознательности” творчества. Он подчёркивал как положительный факт, что молодые писатели натуральной школы отличаются от своего учителя Гоголя тем, что творят “сознательнее” его, вооружены передовыми теориями (см. письмо К. Д. Кавелину от 7 декабря 1847).

Вначале Б. употреблял нерасчленённо понятия национальность и народность, сводя их сущность к верности передачи быта, нравов, жизненного колорита. Но с середины 40-х гг. Б. начал расчленять эти понятия, всё более придавая понятию народности демократическое содержание. Народность заключалась для Б. уже не только в правде жизни, но и в критике крепостничества. Связывая начало русской литературы с реформами Петра I, Б. ошибочно утверждал, что она была “пересадным” растением. Но дальнейший её путь к реализму Б. рассматривал исторически и сделал много глубоких обобщений. С самого своего начала русская литература 18 в. потекла двумя руслами: от Ломоносова — отображая общегосударственные, патриотические мотивы, идеальные стремления общества, и от Кантемира — всё смелее, сатирически разоблачая крепостнический строй. В произведениях Пушкина обе линии слились, придав его творчеству универсальный характер.

Б. рассматривал Пушкина как первого национального поэта России. Мастерски сочетая анализ исторический и эстетический, Б. показал величие Пушкина как “поэта действительности”. Однако он недооценил прозу Пушкина. Б. разъяснял глубоко русский, бунтарский характер поэзии Лермонтова, гуманизм и народность поэта. В “Ревизоре” и “Мёртвых душах” Гоголя Б. ценил страстную, осуждающую российские порядки “субъективность” писателя, яркий типизм его героев. Обладая отличным художественным вкусом, Б. сумел определить по ранним произведениям Герцена, Некрасова, Тургенева, Гончарова, Достоевского, в чём заключалось неповторимое своеобразие их таланта.

Б. считал, что критика — это “движущаяся эстетика”. Требуя от литературной критики конкретно-исторического подхода к явлениям искусства, Б. считал, что она должна откликаться на все живые вопросы современности. Б. был “центральной натурой” идейной и политической борьбы 30—40-х гг. 19 в. в России. Он сочетал философское мышление и литературно-критический талант и пафос революционного публициста. Своё творчество Б. подчинял задачам борьбы против крепостничества, за развитие общественного сознания и русской реалистической литературы. Традиции его критики продолжены Н. Г. Чернышевским, Н. А. Добролюбовым.

Соч.: Полн. собр. соч., т. 1—13, М.—Л., 1953—59; Полн. собр. соч., т. 1—11, под ред. С. А. Венгерова. СПБ, 1900—17, Т.12-13, под ред. В. С. Спиридонова, М.—Л., 1926—48; Собр. соч., т. 1—3, М., 1948; Избр. пед. соч., М.— Л., 1948.

Лит.: Ленин В. И., О литературе и искусстве, М., 1957; Чернышевский Н. Г., Очерки гоголевского периода русской литературы, Полн. собр. соч., т. 3, М.—Л., 1947; Плеханов Г. В., Литература и эстетика, т. 1, М., 1958; Пыпин А. Н., Белинский, его жизнь и переписка, 2 изд., СПБ, 1908; Литературное наследство, т. 55—57, М., 1948—51; Белинский—историк и теоретик литературы, сб. ст., М.—Л., 1949; Медынский Е. Н., Педагогические идеи В. Г. Белинского, М., 1948; Мордовченко Н., Белинский и русская литература его времени, М.—Л., 1950; Бурсов Б., Вопросы реализма в эстетике революционных демократов, М., 1953; Мезенцев П., Белинский. Проблемы идейного развития и творческого наследия, М., 1957; Кулешов В. И., “Отечественные записки” и литература 40-х гг. XIX в., М., 1959; Оксман Ю. Г., Письмо Белинского к Гоголю как историч. документ, в его кн.: От “Капитанской дочки” к “Запискам охотника”, Саратов, 1959; его же, Летопись жизни и творчества В. Г. Белинского, М., 1958; Лаврецкий А., Эстетика Белинского, М., 1959; Поляков М., Виссарион Белинский. Личность — идеи — эпоха, М., 1960; Гуляев Н. А., В. Г. Белинский и зарубежная эстетика его времени, [Каз.], 1961; Белинский в воспоминаниях современников, [М.], 1962; Белинский и современность, М., 1964; Нечаева В. С., В. Г. Белинский. Начало жизненного пути. 1811-1830, М., 1949; её же, В. Г. Белинский. Учение в университете и работа в “Телескопе” и “Молве”. 1829—1836, М., 1954; её же, В. Г. Белинский. Жизнь и творчество, 1836—1841, М., 1961; её же, В. Г. Белинский. Жизнь и творчество. 1842—1848, [М.], 1967.

Большая советская энциклопедия, 1969 — 1978 гг, в 30 томах.

Ссылка на основную публикацию
×
×