Спор Лаврецкого и Паншина (анализ эпизода из 33 главы романа И. С. Тургенева Дворянское гнездо).: сочинение

Анализ романа И.С. Тургенева “Дворянское гнездо”

Размышления И.С.Тургенева о судьбе лучших в среде русского дворянства лежат в основе романа «Дворянское гнездо» (1858).

В этом романе дворянская среда представлена почти во всех ее состояниях — от захолустной мелкопоместной усадьбы до правящих верхов. Все в дворянской морали Тургенев осуждает в самой основе. Как дружно в доме Марьи Дмитриевны Калитиной и во всем «обществе» осуж­дают Варвару Павловну Лаврецкую за ее заграничные по­хождения, как жалеют Лаврецкого и, кажется, вот-вот готовы помочь ему. Но стоило только появиться Варваре Павловне и пустить в ход чары своего шаблонно-кокотского обаяния, как все — и Мария Дмитриевна, и весь губерн­ский бомонд — пришли от нее в восторг. Это развращенное существо, пагубное и исковерканное той же дворянской моралью, вполне по вкусу и высшей дворянской среде.

Паншин, воплощающий в себе «образцовую» дворян­скую мораль, подан автором без саркастических нажимов. Можно понять Лизу, которая долго не могла как следует определить своего отношения к Паншину и по существу не сопротивлялась намерению Марьи Дмитриевны выдать ее замуж за Паншина. Он обходителен, тактичен, в меру образован, умеет поддерживать беседу, он даже интересу­ется искусством: занимается живописью — однако пишет всегда один и тот же пейзаж, — сочиняет музыку и стихи. Правда, одаренность его поверхностна; сильные и глубокие переживания ему просто недоступны. Подлинный артист Лемм это видел, а Лиза об этом, может быть, только смутно догадывалась. И кто знает, как бы сложилась судьба Лизы, если бы не спор. В композиции тургеневских романов идейные споры всегда играют огромную роль. Обыкновен­но в споре или образуется завязка романа, или борьба сторон достигает кульминационного накала. В «Дворян­ском гнезде» важное значение имеет спор между Панши­ным и Лаврецким о народе. Тургенев позднее заметил, что это был спор между западником и славянофилом. Эту авторскую характеристику нельзя понимать буквально. Дело в том, что Паншин — западник особого, казенного толка, а Лаврецкий — не правоверный славянофил. В своем отношении к народу Лаврецкий больше всего похож на Тургенева: он не пытается дать характеру русского народа какое-то простое, удобно запоминаемое определение. Как и Тургенев, он считает, что прежде, чем изобретать и навя­зывать рецепты устроения народной жизни, нужно понять характер народа, его нравственность, его подлинные идеа­лы. И вот в тот момент, когда Лаврецкий развивает эти мысли, рождается любовь Лизы к Лаврецкому.

Тургенев не уставал развивать мысль о том, что любовь по самой своей глубинной природе — чувство стихийное и всякие попытки рационального ее истолкования чаще всего просто бестактны. Но любовь большинства его геро­инь почти всегда сливается с альтруистическими устремле­ниями. Они отдают свои сердца людям самоотверженным, великодушным и добрым. Эгоизм для них, как, впрочем, и для Тургенева, самое неприемлемое человеческое каче­ство.

Пожалуй, ни в одном романе Тургенев не проводил так настойчиво ту мысль, что в лучших людях из дворян все их хорошие качества так или иначе, прямо или косвенно связаны с народной нравственностью. Лаврецкий прошел школу педагогических причуд своего отца, вынес бремя любви своенравной, эгоистичной и тщеславной женщины и все-таки не утратил своей человечности. Тургенев прямо сообщает читателю, что своей душевной стойкостью Лав­рецкий обязан тому, что в его жилах течет крестьянская кровь, что в детстве он испытал на себе влияние матери-крестьянки.

В характере Лизы, во всем ее мироощущении начало народной нравственности выражено еще определеннее. Всем своим поведением, своей спокойной грацией она, пожалуй, больше всех тургеневских героинь напоминает Татьяну Ларину. Но в ее личности есть одно свойство, которое в Татьяне только намечено, но которое станет главной отличительной чертой того типа русских женщин, который принято называть «тургеневским». Это свойст­во — самоотверженность, готовность к самопожертвова­нию.

В судьбе Лизы заключен тургеневский приговор обще­ству, которое убивает все чистое, что рождается в нем.

Спор Лаврецкого и Паншина (анализ эпизода из 33 главы романа И.С.Тургенева «Дворянское гнездо»).

Скачать сочинение
Тип: Анализ эпизода

В романе И.С.Тургенева «Дворянское гнездо» одно из ведущих мест занимает тема русской интеллигенции, ее положения в 30-40 годы Х1Х века. Писатель рассматривает вопросы, связанные с основными путями ее развития. Также Тургенев описывает типичные черты интеллигентов того времени, представленных, прежде всего, в образах Паншина и Лаврецкого. Эти герои занимают в романе противоположные позиции по многим вопросам. Они не сходятся во мнении в важных вопросах о дальнейшем развитии страны, о судьбе народа, то есть по тем проблемам, которые волновали русское общество.

Наиболее ярко противоположность их точек зрения выражена в сцене спора Паншина и Лаврецкого (глава 33-я). Этот спор является отражением существовавших в 40-е годы разногласий между «западниками» и славянофилами. Спор затевает Паншин. Он, прочитав стихотворение Лермонтова «Дума», приходит к выводу об отсталости России от Европы. Паншин отказывает молодому поколению в изобретательности. Герой приводит в пример Хомякова – одного из лидеров западнического движения, говорит о необходимости «заимствований» у Европы. Однако все его утверждения пусты, так как он не приводит ни одного довода, ни одного доказательства в пользу своей точки зрения. Слова Паншина пусты, пуст и он сам. Ему поддакивает Марья Дмитриевна, вообще не имеющая представления, о чем идет речь. Но Паншин говорит так красиво, что слушательница и не задумывается над смыслом его слов.

Забегая вперед, нужно отметить, что в этом споре выигрывает Лаврецкий, рассуждающий в духе славянофилов. Интересен тот факт, что сам Тургенев был «неисправимым коренным западником», как он сам себя называл. Писатель прекрасно понимал огромное значение передовых идей Запада для крепостной России. Поэтому он обличал тех, кто усваивал не новые идеи, а внешние формы культуры, кто был враждебен ко всему русскому, национальному. Таким перед нами предстает Паншин. Неслучайно Тургенев в следующей, 34-ой главе, приводит такую деталь: «Паншин разбудил своего кучера, толкнув его концом палки в шею, сел на дрожки и покатил». Таким образом, Паншин представляет собой западника на словах и лжезападника на деле.

В споре ему противостоит Лаврецкий. По отношению к этому герою сам Тургенев употребляет понятие «славянофил». Однако, на мой взгляд, ничего славянофильского в Лаврецком нет. Он не восхваляет отсталые стороны русского быта, как это делали славянофилы. Лаврецкий выступает в споре как патриот. Он отстаивает перед Паншиным идею самостоятельности России, самобытности ее культуры. Патриотизм этого героя сливается у него с идеей необходимости прогрессивного развития России.

Лаврецкий искренне стремится быть полезным и нужным Родине. Он не тешит себя иллюзиями, его мысли обращены к реальной жизни, к сближению с народом: «Надо землю пахать, – говорит Лаврецкий, – и стараться как можно лучше ее пахать». Этим он как бы пытается вернуть Паншина и подобных ему людей с небес к реальной действительности. Но сам герой, возвращаясь к реальности, не предлагает каких-либо определенных действий, то есть не выдвигает ничего нового.

Читайте также:  Столкновение теории с жизнью в романе И. С. Тургенева Отцы и дети: сочинение

Таким образом, в отличие от Паншина, Лаврецкий четко представляет свои обязанности, но, по свойственному русским людям качеству, долго собирается взяться за дело. Поэтому он слишком часто мешкает и бесполезно тратит время. В итоге Лаврецкий выглядит и является тем же Паншиным, у которого слова расходятся с делом. В этом отношении показательно некоторое сходство тургеневских героев с героем романа И.А. Гончарова Обломовым.

Понимая свое невыгодное положение, Паншин пытается перевести разговор на другую тему. Лаврецкий этому не препятствует. В конце концов, в итоге спора в более выигрышном положении оказывается Лаврецкий. Об этом свидетельствуют и слова Марфы Тимофеевны: «Отделал умника, спасибо».

Итак, данный эпизод – сцена спора Паншина и Лаврецкого – помогает нам не только увидеть и уяснить взгляды обоих участников на определенные общественные вопросы, но и разглядеть по позициям героев сущность их характеров.

Оторванный от народа, Паншин под личиной западника скрывает свое хищническое нутро. Лаврецкий же, тесно связанный с народом, все же представляет собой человека уходящего прошлого. Это объясняется его недеятельной натурой. Лаврецкий правильно мыслит, но ничего не делает для того, чтобы его слова превращались в конкретные дела. Эта черта свойственна многим русским интеллигентам, о чем будут писать еще многие великие художники слова.

Нужно отметить, что и тот, и другой тип людей был характерен для дворянской интеллигенции 30-40-х годов Х1Х века. Однако ни паншины, ни лаврецкие не способны были изменить существующее в то время положение России.

Таким образом, сцена спора Лаврецкого и Паншина играет значительную роль в произведении, так как во многом помогает понять идейное содержание романа, конкретизирует многие темы и проблемы, освещает обстановку, сложившуюся в России середины Х1Х века.

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Тургенев И.С. / Дворянское гнездо / Спор Лаврецкого и Паншина (анализ эпизода из 33 главы романа И.С.Тургенева «Дворянское гнездо»).

Смотрите также по произведению “Дворянское гнездо”:

Спор Лаврецкого и Паншина (анализ эпизода из 33 главы романа И. С. Тургенева “Дворянское гнездо”)

В романе И. С. Тургенева “Дворянское гнездо” одно из ведущих мест занимает тема русской интеллигенции, ее положения в 30-40 годы Х1Х века. Писатель рассматривает вопросы, связанные с основными путями ее развития. Также Тургенев описывает типичные черты интеллигентов того времени, представленных, прежде всего, в образах Паншина и Лаврецкого.

Эти герои занимают в романе противоположные позиции по многим вопросам. Они не сходятся во мнении в важных вопросах о дальнейшем развитии страны, о судьбе народа, то есть по тем проблемам, которые волновали русское общество. Наиболее ярко противоположность их точек зрения выражена в сцене спора Паншина и Лаврецкого (глава 33-я). Этот спор является отражением существовавших в 40-е годы разногласий между “западниками” и славянофилами. Спор затевает Паншин.

Он, прочитав стихотворение Лермонтова “Дума”, приходит к выводу об отсталости России от Европы. Паншин отказывает молодому поколению в изобретательности. Герой приводит в пример Хомякова – одного из лидеров западнического движения, говорит о необходимости “заимствований” у Европы. Однако все его утверждения пусты, так как он не приводит ни одного довода, ни одного доказательства в пользу своей точки зрения.

Слова Паншина пусты, пуст и он сам. Ему поддакивает Марья Дмитриевна, вообще не имеющая представления, о чем идет речь. Но Паншин говорит так красиво, что слушательница и не задумывается над смыслом его слов. Забегая вперед, нужно отметить, что в этом споре выигрывает Лаврецкий, рассуждающий в духе славянофилов. Интересен тот факт, что сам Тургенев был “неисправимым коренным западником”, как он сам себя называл.

Писатель прекрасно понимал огромное значение передовых идей Запада для крепостной России. Поэтому он обличал тех, кто усваивал не новые идеи, а внешние формы культуры, кто был враждебен ко всему русскому, национальному. Таким перед нами предстает Паншин. Неслучайно Тургенев в следующей, 34-ой главе, приводит такую деталь: “Паншин разбудил своего кучера, толкнув его концом палки в шею, сел на дрожки и покатил”.

Таким образом, Паншин представляет собой западника на словах и лжезападника на деле. В споре ему противостоит Лаврецкий. По отношению к этому герою сам Тургенев употребляет понятие “славянофил”.

Однако, на мой взгляд, ничего славянофильского в Лаврецком нет. Он не восхваляет отсталые стороны русского быта, как это делали славянофилы. Лаврецкий выступает в споре как патриот. Он отстаивает перед Паншиным идею самостоятельности России, самобытности ее культуры. Патриотизм этого героя сливается у него с идеей необходимости прогрессивного развития России.

Лаврецкий искренне стремится быть полезным и нужным Родине. Он не тешит себя иллюзиями, его мысли обращены к реальной жизни, к сближению с народом: “Надо землю пахать, – говорит Лаврецкий, – и стараться как можно лучше ее пахать”. Этим он как бы пытается вернуть Паншина и подобных ему людей с небес к реальной действительности.

Но сам герой, возвращаясь к реальности, не предлагает каких-либо определенных действий, то есть не выдвигает ничего нового. Таким образом, в отличие от Паншина, Лаврецкий четко представляет свои обязанности, но, по свойственному русским людям качеству, долго собирается взяться за дело. Поэтому он слишком часто мешкает и бесполезно тратит время. В итоге Лаврецкий выглядит и является тем же Паншиным, у которого слова расходятся с делом.

В этом отношении показательно некоторое сходство тургеневских героев с героем романа И. А. Гончарова Обломовым. Понимая свое невыгодное положение, Паншин пытается перевести разговор на другую тему. Лаврецкий этому не препятствует.

В конце концов, в итоге спора в более выигрышном положении оказывается Лаврецкий. Об этом свидетельствуют и слова Марфы Тимофеевны: “Отделал умника, спасибо”. Итак, данный эпизод – сцена спора Паншина и Лаврецкого – помогает нам не только увидеть и уяснить взгляды обоих участников на определенные общественные вопросы, но и разглядеть по позициям героев сущность их характеров. Оторванный от народа, Паншин под личиной западника скрывает свое хищническое нутро.

Лаврецкий же, тесно связанный с народом, все же представляет собой человека уходящего прошлого. Это объясняется его недеятельной натурой. Лаврецкий правильно мыслит, но ничего не делает для того, чтобы его слова превращались в конкретные дела. Эта черта свойственна многим русским интеллигентам, о чем будут писать еще многие великие художники слова.

Нужно отметить, что и тот, и другой тип людей был характерен для дворянской интеллигенции 30-40-х годов Х1Х века. Однако ни паншины, ни лаврецкие не способны были изменить существующее в то время положение России. Таким образом, сцена спора Лаврецкого и Паншина играет значительную роль в произведении, так как во многом помогает понять идейное содержание романа, конкретизирует многие темы и проблемы, освещает обстановку, сложившуюся в России середины Х1Х века.

Спор Лаврецкого и Паншина в в произведении Дворянском Гнезде анализ

Спор Лаврецкого и Паншина в в произведении Тургенева “Дворянское Гнездо” анализ по плану

Читайте также:  Роман И. Тургенева Дым и его героиня: сочинение

1. Отношения между Лаврецким и Паншиным. С первой встречи между Лаврецким и Паншиным установились довольно-таки прохладные отношения, постепенно перерастающие в неприкрытую неприязнь.

Паншин по привычке начал обращаться к новому знакомому пренебрежительно. Вскоре он понял, что Федор Иванович может принести ему практическую пользу, потому что Лиза аттестует его, как “прекрасного человека”.

Однако Лаврецкий сдержанно отнесся к “разглагольствованиям” петербургского чиновника. Федора Ивановича раздражали великосветские манеры и безграничная самоуверенность Паншина, что он практически не скрывал.

Молодой человек обиделся и прекратил попытки понравиться Лаврецкому. Федор Иванович видел, что за изяществом и блеском Паншина скрывается холодный расчет и равнодушие к людям. Вероятно, петербургский франт напоминал ему изменившую жену.

Лаврецкий открыто высказывает свои мысли Лизе (“сердца-то у него и нету”) и умоляет ее не спешить с принятием решения о браке. Паншин чувствует влияние Лаврецкого на Лизу. Присутствие возможного соперника стесняет его.

Взаимное озлобление рано или поздно должно привести к конфликту, который и происходит однажды вечером в доме Калитиных.

2. Спор. Предметом спора становится взгляд на дальнейшее развитие страны. Паншин утверждает, что России “отстала от Европы; нужно подогнать ее”. Молодой чиновник уверен, что он один, получив власть, способен в короткий срок все кардинально изменить. Достаточно ввести “хорошие учреждения”, которые приобщат Россию к западной цивилизации.

Лаврецкий долгое время молча слушает рассуждения разгоряченного Паншина. В конце концов он понимает, что чиновника интересует не будущее страны, а возможность сделать блестящую карьеру. Федор Иванович вступает в спор, защищая право России на самостоятельное развитие, в основе которого должны лежать “знание родной земли” и “народная правда”.

Приведя в пример собственное воспитание, Лаврецкий доказывает, что насильно насаждаемая западная культура приводит к искажению в развитии, отрыву от национальных корней. Лаврецкий упрекает Паншина, который причисляет себя к “государственным” людям, в “легкомысленной растрате времени и сил”. Прямое назначение дворянина – “пахать землю. и как можно лучше ее пахать”.

Спор завершается неосторожным высказыванием Марьи Дмитриевны в адрес Паншина: “Вы призваны. делать все en grand (в большом масштабе)”. Это восторженное наивное замечание показывает, насколько петербургский чиновник оторван от реальности.

3. Значение спора. Спор между Лаврецким и Паншиным поднимает одну из главных проблем российской общественно-политической мысли. С петровских реформ и до сегодняшнего дня открытым остается вопрос о выборе пути развития России. “Камнем преткновения” является влияние западной культуры. Традиционно противники в этом споре делятся на “западников” и “славянофилов”.

Нельзя не признать огромную пользу реформ Петра I в случаях, когда они действительно способствовали экономическому, политическому и культурному развитию. Однако великий реформатор часто впадал в крайности (рубка топором бород, переплавка церковных колоколов на ядра, принудительное введение европейских обычаев и т. д.).

Пример оказался заразительным. Высшее общество к началу XIX века разговаривало на иностранных языках и относилось к родному с пренебрежением. Искусственное насаждение западных образцов, желание совершить быстрый “скачок” не ускоряло развитие России, а лишь увеличивало пропасть между высшими и низшими слоями населения.

Желание Лаврецкого “пахать землю”, его вера в народный идеал выглядят, конечно, наивно. Но такая деятельность намного полезнее для России и ближе к реальности, чем теоретические рассуждения Паншина “в большом масштабе”.

Спор Лаврецкого и Паншина (анализ эпизода из 33 главы романа И. С. Тургенева Дворянское гнездо).: сочинение

В романе И.С.Тургенева «Дворянское гнездо» одно из ведущих мест занимает тема русской интеллигенции, ее положения в 30-40 годы Х1Х века. Писатель рассматривает вопросы, связанные с основными путями ее развития. Также Тургенев описывает типичные черты интеллигентов того времени, представленных, прежде всего, в образах Паншина и Лаврецкого. Эти герои занимают в романе противоположные позиции по многим вопросам. Они не сходятся во мнении в важных вопросах о дальнейшем развитии страны, о судьбе народа, то есть по тем проблемам, которые волновали русское общество.

Наиболее ярко противоположность их точек зрения выражена в сцене спора Паншина и Лаврецкого (глава 33-я). Этот спор является отражением существовавших в 40-е годы разногласий между «западниками» и славянофилами. Спор затевает Паншин. Он, прочитав стихотворение Лермонтова «Дума», приходит к выводу об отсталости России от Европы. Паншин отказывает молодому поколению в изобретательности. Герой приводит в пример Хомякова – одного из лидеров западнического движения, говорит о необходимости «заимствований» у Европы. Однако все его утверждения пусты, так как он не приводит ни одного довода, ни одного доказательства в пользу своей точки зрения. Слова Паншина пусты, пуст и он сам. Ему поддакивает Марья Дмитриевна, вообще не имеющая представления, о чем идет речь. Но Паншин говорит так красиво, что слушательница и не задумывается над смыслом его слов.

Забегая вперед, нужно отметить, что в этом споре выигрывает Лаврецкий, рассуждающий в духе славянофилов. Интересен тот факт, что сам Тургенев был «неисправимым коренным западником», как он сам себя называл. Писатель прекрасно понимал огромное значение передовых идей Запада для крепостной России. Поэтому он обличал тех, кто усваивал не новые идеи, а внешние формы культуры, кто был враждебен ко всему русскому, национальному. Таким перед нами предстает Паншин. Неслучайно Тургенев в следующей, 34-ой главе, приводит такую деталь: «Паншин разбудил своего кучера, толкнув его концом палки в шею, сел на дрожки и покатил». Таким образом, Паншин представляет собой западника на словах и лжезападника на деле.

В споре ему противостоит Лаврецкий. По отношению к этому герою сам Тургенев употребляет понятие «славянофил». Однако, на мой взгляд, ничего славянофильского в Лаврецком нет. Он не восхваляет отсталые стороны русского быта, как это делали славянофилы. Лаврецкий выступает в споре как патриот. Он отстаивает перед Паншиным идею самостоятельности России, самобытности ее культуры. Патриотизм этого героя сливается у него с идеей необходимости прогрессивного развития России.

Лаврецкий искренне стремится быть полезным и нужным Родине. Он не тешит себя иллюзиями, его мысли обращены к реальной жизни, к сближению с народом: «Надо землю пахать, – говорит Лаврецкий, – и стараться как можно лучше ее пахать». Этим он как бы пытается вернуть Паншина и подобных ему людей с небес к реальной действительности. Но сам герой, возвращаясь к реальности, не предлагает каких-либо определенных действий, то есть не выдвигает ничего нового.

Таким образом, в отличие от Паншина, Лаврецкий четко представляет свои обязанности, но, по свойственному русским людям качеству, долго собирается взяться за дело. Поэтому он слишком часто мешкает и бесполезно тратит время. В итоге Лаврецкий выглядит и является тем же Паншиным, у которого слова расходятся с делом. В этом отношении показательно некоторое сходство тургеневских героев с героем романа И.А. Гончарова Обломовым.

Понимая свое невыгодное положение, Паншин пытается перевести разговор на другую тему. Лаврецкий этому не препятствует. В конце концов, в итоге спора в более выигрышном положении оказывается Лаврецкий. Об этом свидетельствуют и слова Марфы Тимофеевны: «Отделал умника, спасибо».

Читайте также:  Анализ рассказа Хорь и Калиныч: сочинение

Итак, данный эпизод – сцена спора Паншина и Лаврецкого – помогает нам не только увидеть и уяснить взгляды обоих участников на определенные общественные вопросы, но и разглядеть по позициям героев сущность их характеров.

Оторванный от народа, Паншин под личиной западника скрывает свое хищническое нутро. Лаврецкий же, тесно связанный с народом, все же представляет собой человека уходящего прошлого. Это объясняется его недеятельной натурой. Лаврецкий правильно мыслит, но ничего не делает для того, чтобы его слова превращались в конкретные дела. Эта черта свойственна многим русским интеллигентам, о чем будут писать еще многие великие художники слова.

Нужно отметить, что и тот, и другой тип людей был характерен для дворянской интеллигенции 30-40-х годов Х1Х века. Однако ни паншины, ни лаврецкие не способны были изменить существующее в то время положение России.

Таким образом, сцена спора Лаврецкого и Паншина играет значительную роль в произведении, так как во многом помогает понять идейное содержание романа, конкретизирует многие темы и проблемы, освещает обстановку, сложившуюся в России середины Х1Х века.

«Дворянское гнездо», анализ романа Ивана Сергеевича Тургенева

Первое упоминание о романе «Дворянское гнездо» встречается в письме И. С. Тургенева к издателю И. И. Панаеву в октябре 1856 года. Иван Сергеевич планировал окончить произведение к концу года, но свой замысел не осуществил. Всю зиму писатель тяжело болел, а затем уничтожил первые наброски и стал придумывать новый сюжет. Возможно, итоговый текст романа существенно отличается от первоначального. В декабре 1858 года автор внес в рукопись последние правки. «Дворянское гнездо» впервые было напечатано в январском номере журнала «Современник» в 1859 году.

Роман произвел огромное впечатление на русское общество. Он сразу стал таким популярным, что не читать «Дворянское гнездо» считалось чуть ли не дурным тоном. Даже Тургенев признавался, что произведение имело очень большой успех.

В основу романа положены размышления писателя о судьбах лучших представителей русского дворянства. Автор сам принадлежал к этому сословию и прекрасно понимал, что «дворянские гнезда» с их атмосферой возвышенных переживаний постепенно вырождаются. Не случайно Тургенев приводит в романе родословные главных героев. На их примере писатель показывает, что в различные исторические периоды происходили существенные изменения дворянской психологии: от «дикого барства» до преклонения перед всем чужеродным. Прадед Федора Ивановича Лаврецкого – жестокий самодур, дед – безалаберный и хлебосольный ненавистник Вольтера, отец – англоман.

Гнездо, как символ родины, покинуто его обитателями. Современники писателя предпочитают проводить время за границей, разговаривают по-французски, бездумно перенимают чужие традиции. Трагично и карикатурно выглядит престарелая тетушка Лаврецкого, помешанная на стиле Людовика XV. Несчастно складывается судьба самого Федора, чье детство было искалечено иностранной «системой воспитания». Общепринятая практика поручать детей нянькам, гувернанткам, а то и вовсе отдавать в чужую семью разрывает связь поколений, лишает корней. Те же, кому удается осесть в старом родовом «гнезде», чаще всего ведут сонное существование, заполненное сплетнями, музицированием и картами.

Столь разное отношение матерей Лизы и Лаврецкого к детям не случайно. Марья Дмитриевна равнодушна к воспитанию дочерей. Лизе ближе нянька Агафья и учитель музыки. Именно эти люди оказывают влияние на формирование личности девушки. А вот крестьянка Малаша (мать Федора) «тихо угасает» после того, как ее лишают возможности воспитывать сына.

Композиционно роман «Дворянское гнездо» построен прямолинейно. Его основа – история несчастной любви Федора и Лизы. Крушение их надежд, невозможность личного счастья перекликаются с социальным крахом дворянства в целом.

Главный герой романа Федор Иванович Лаврецкий имеет много сходных черт с самим Тургеневым. Он честен, искренне любит родину, ищет рациональное применение своим способностям. Воспитанный властолюбивой и жестокой теткой, а затем по своеобразной «спартанской системе» отца, он приобрел богатырское здоровье и суровый вид, но добрый и застенчивый характер. Лаврецкому сложно общаться. Пробелы в своем воспитании и образовании он чувствует и сам, поэтому стремится их исправить.

Расчетливая Варвара видит в Лаврецком лишь глупого увальня, богатством которого легко завладеть. Искренность и чистота первого настоящего чувства героя разбиваются о предательство жены. В результате Федор перестает доверять людям, презирает женщин, считает себя недостойным настоящей любви. Встретив Лизу Калитину, он не сразу решается поверить в чистоту и благородство девушки. Но, узнав ее душу, поверил и полюбил на всю жизнь.

Характер Лизы формировался под влиянием няни из староверов. Девушка с детских лет трепетно относилась к религии, «образ вездесущего, всезнающего Бога с какой-то сладкой силой втеснялся в ее душу». Однако Лиза ведет себя слишком независимо и открыто для своего времени. В девятнадцатом веке девицы, стремившиеся удачно выйти замуж, были гораздо покладистее тургеневской героини.

До встречи с Лаврецким Лиза не часто задумывалась о своей судьбе. Официальный жених Паншин не вызывал особого неприятия у девушки. Ведь главное, по ее мнению, честно выполнять свой долг перед семьей и обществом. В этом и состоит счастье каждого человека.

Кульминацией романа является спор Лаврецкого с Паншиным о народе и последующая сцена объяснения Лизы с Федором. В мужском конфликте Паншин высказывает мнение чиновника с прозападными взглядами, а Лаврецкий выступает с позиций, близких к славянофильству. Именно во время этого спора Лиза понимает, насколько созвучны ее мысли и суждения взглядам Лаврецкого, осознает свою любовь к нему.

В ряду «тургеневских девушек» образ Лизы Калитиной – один из самых ярких и поэтичных. Ее решение уйти в монахини основывается не только на религиозности. Лиза не может жить вразрез со своими нравственными принципами. В сложившейся ситуации для женщины ее круга и духовного развития просто не существовало другого выхода. Лиза жертвует личным счастьем и счастьем любимого человека, поскольку не может поступать «неправильно».

Кроме главных героев, Тургенев создал в романе галерею ярких образов, которые отражают дворянскую среду во всем ее разнообразии. Здесь есть любитель казенных денег отставной генерал Коробьин, старый сплетник Гедеоновский, ловкий щеголь Паншин и многие другие герои провинциального общества.

Есть в романе и представители народа. В отличие от господ, крепостные и бедные люди изображены Тургеневым с сочувствием и симпатией. Загубленные судьбы Малаши и Агафьи, так и не раскрывшийся из-за бедности талант Лемма, множество других жертв барского произвола доказывают, что история «дворянских гнезд» далеко не идеальна. И главной причиной происходящего социального распада писатель считает крепостное право, которое развращает одних и низводит до уровня бессловесной твари других, но калечит всех.

Состояние героев очень тонко передано через картины природы, речевые интонации, взгляды, паузы в разговорах. Этими средствами Тургенев достигает удивительного изящества в описании душевных переживаний, мягкого и волнующего лиризма. «Я был потрясен. светлой поэзией, разлитой в каждом звуке этого романа», – отзывался о «Дворянском гнезде» Салтыков-Щедрин.

Художественное мастерство и философская глубина обеспечили первому крупному произведению Тургенева выдающийся успех на все времена.

Ссылка на основную публикацию
×
×