Революция обнаруживает и высоту человеческой природы и истребление духовных ценностей: сочинение

“Революция обнаруживает и высоту человеческой природы, и истребление духовных ценностей” (Н. А. Бердяев) (по роману Ю. Трифонова “Нетерпение”)

Школьное сочинение

“Нетерпение” Юрия Трифонова — роман высокого трагедийного накала. “Что такое история? На древнегреческом языке это слово означает расследование. Мне и хотелось написать расследование о Желябове, хотелось найти те корни, ту основу, которая стала в чем-то определяющей и для других поколений революционеров”. Как часто случается в искусстве, одна — ближайшая — задача повлекла за собой другие, и решение их, размыкая и укрупняя повествовательную форму, обрело куда большее значение. Воплотив в Андрее Желябове типический образ революционера-народовольца, Ю. Трифонов создал не его беллетризованную биографию, а социально-аналитический, психологический роман о духовных исканиях эпохи и того поколения борцов, которому выпало, не пробившись к истинам истории, помочь выработать, постичь их дорогой ценой собственного самопожертвования. В этом первоисточник двух постоянных, тесно сплетенных мотивов повествования: уважения к нравственному подвижничеству героев “Народной Воли”, чистоте, бескорыстию их духовных порывов и устремлений и понимания иллюзорности социальных и политических идей, потерпевших жестокое крушение. Отсюда и неизменная горечь в ключевом слове: “нетерпение”.

Желябовское нетерпение — не эмоциональный выплеск импульсивной натуры; в конечном итоге оно сродни суровому аскетизму самоотречения, который определял моральный кодекс народовольцев с их обостренным чувством и народом, не меньше остро проявленным достоинством личности, ее развитым гражданским самосознанием. Не хрустальные бокалы символизируют в романе этот общий “душевный настрой”, а кинжалы, крест-накрест положенные в последнюю новогоднюю ночь (факт действительный) на чашу. Есть в таком символе то “прочное, негнущееся, что отмечало их всех”. И объединяло сильнее, “чем любовь и ненависть, чем готовность умереть, чем даже идеи, которыми они живут. Это большое, это громадное, спаявшее воедино несколько человек — среди неисчислимости России — было нельзя определить словами…”. Но писатель показал и обреченность избранного пути, иллюзорность попыток подстегнуть историю волевым усилием — “навалимся, там разберемся. Толкануть барку в воду, она самоходом пойдет”. Стремясь полнее передать трагизм исторически неизбежной гибельности народовольческого террора, Ю. Трифонов допускает даже смешение реальности, представляя Желябова чуть больше “фанатичным” террористом, чем был в действительности его прототип. Казалось бы, спросить не о чем: борьбы без жертв не бывает. А если “кровь без революции?” — терзается в романе один из одесских друзей Желябова. И как примирить эти жертвы и кровь с другой, столь же несомненной, по Достоевскому, истиной: никакая “высшая гармония” в мире не стоит “слезинки хотя бы одного… ребенка”?

Если в поисках своего пути и своего места в борьбе Желябов склоняется к террору, то потому лишь, что он представляется средством не только более надежным и нравственным. Снова и снова возвращается Желябов к этой мысли, словно бы еще и еще убеждает себя в том, что иного выбора история не дает. И то и дело перепроверяет свой выбор зловещей тенью “нечаевщины”, видя в ней реальный призрак, встающий на народовольческом пути. Вводя Нечаева в круг действующих лиц романа, автор делает предполагаемую встречу Желябова и Нечаева одной из кульминационных сцен повествования. Мы не знаем, была ли встреча в действительности. Но Ю. Трифонову интересно проследить, как поведет себя Нечаев перед лицом предоставленного ему выбора, сможет ли он, “видящий только цель и только пользу… понять то, что касается его собственной жизни”? Как, равным образом, и Желябова интересно перепроверить искусом нечаевщины: устоит ли он перед наваждением “этого загадочного человека”, окруженного каким-то “темным облаком наивности, страха, одновременно бесстрашия, фатализма и безоглядной доверчивости?”. Желябов устоял, хотя “на какой-то миг” его одурманила “странная гипнотическая сила, проникавшая из зарешеченного окна”. И, устояв без обиняков, в полный голос высказал Нечаеву жестокую, но необходимую правду о невозможности его освобождения. Так утверждает себя в романе духовное превосходство революционера над беспринципным прагматизмом заговорщика, оправдывающего безнравственность средств моральностью цели.

Каков же смысл сквозного поэтического образа, вынесенного автором в заглавие романа? Он, как и всякий поэтический образ, неоднозначен. С одной стороны, нетерпение — это чувство, объединяющее народовольцев: благородное нетерпение, невозможность для порядочного человека больше терпеть, мириться с подлостью, видеть бесконечные страдания народа. Отсюда духовный порыв, энергия, самоотречение, готовность умереть за свои идеалы, чтобы изменить эту мерзкую, ненавистную жизнь. С другой стороны, нетерпение — это недостаточная аналитичность жизни, неразборчивость в выборе средств, попытки подстегнуть историю. “Навалимся, там разберемся. Толкнуть барку в воду, она сама ходом пойдет”, — рассуждают народовольцы. Но их героические волевые усилия оказались тщетными.

Революция обнаруживает и высоту человеческой природы и истребление духовных ценностей: сочинение

Сочинения по произведениям :

Сочинения по произведениям авторов:

Сочинение. “Революция обнаруживает и высоту человеческой природы и истребление духовных ценностей” (Н.А. Бердяев). (По роману А.А. Фадеева “Разгром”, пьесе М. Булгакова “Дни Турбиных”)

Здесь Бог с дьяволом борется, а
поле битвы – сердца людей!
Ф.М. Достоевский

Гражданская война 1918–1920 годов — один из самых трагичных периодов в истории России; она унесла жизни миллионов, заставила столкнуться в жестокой и страшной борьбе народные массы разных сословий и политических взглядов, но одной веры, одной культуры и истории. Война вообще, а гражданская в частности — действо изначально противоестественное, но ведь у истоков любого события стоит Человек, его воля и желание: еще Л. Н. Толстой утверждал, что объективный результат в истории достигается путем сложения воль отдельных людей в единое целое, в одну результирующую. Человек — крохотная, порой невидимая, но вместе с тем незаменимая деталь в огромном и сложном механизме войны. Отечественные писатели, отразившие в своих произведениях события 1918–1920 годов, создали ряд жизненных, реалистичных и ярких образов, поставив в центр повествования судьбу Человека и показав влияние войны на его жизнь, внутренний мир, шкалу норм и ценностей.
Любая экстремальная ситуация ставит человека в крайне сложные условия и заставляет его проявить самые значительные и глубинные свойства характера; в борьбе доброго и злого начал души побеждает сильнейшее, а совершаемый человеком поступок становится итогом и следствием этой борьбы. И нередко корыстные интересы и страх берут верх над лучшим в человеке; такая ситуация, например, изображена в романе А. Фадеева «Разгром»: Мечик, по своему же легкомыслию и юношеской увлеченности попавший в отряд, оказывается абсолютно неприспособленным к тяжелым условиям войны, ведет себя низко и недостойно. У него нет элементарного чувства долга, он не способен заботиться не только о других (Варе и даже своей лошади), но и о себе; это слабый, малодушный, эгоистичный и потому ненужный на войне человек. Мечик — обуза для отряда; в финале же накопившиеся в его душе страх и трусливая ненависть к войне выплескиваются — Мечик предает отряд, бежит из него. Мотив бегства и предательства звучит и в другом произведении, посвященном теме Гражданской войны, — пьесе М. Булгакова «Дни Турбиных». Здесь гетман и его приближенные оставляют на произвол судьбы целый город, бегут, спасая лишь свои жизни. Бежит и Тальберг, причем его вина едва ли меньше: этот человек оставляет в опасности жену и ее братьев. Тальберг недостоин сочувствия, а тем более уважения (Елена так и говорит об этом Шервинскому: «Не люблю я его и не уважаю»). Действительно, все то худшее, что может проявиться в человеке в трудное время — трусость, низость, себялюбие, — воплощено в этом явно нелюбимом герое Булгакова. Другой герой, Шервинский, присутствует при бегстве гетмана, никак ему не препятствуя (вероятно, сознавая бесполезность всех попыток), но после бегства сообщает Турбиным об опасности, то есть ведет себя максимально честно и благородно в условиях бесчестной игры гетмана и его команды.
Сложность ситуации заключается, в частности, в том, что нравственный выбор, совершаемый человеком, не всегда может быть однозначен, и благородный человек, приспособившись к внешним условиям, способен принести объективно больше добра окружающим. Если бы не вести от Шервинского, Турбины не успели бы подготовиться к защите, а ни от кого другого эту информацию получить было невозможно. Проблема еще и в том, что порядочному человеку порой приходится перешагивать через свои принципы, — война диктует новые правила и нормы. В рассказе И. Бабеля «Мой первый гусь» герой совершает вынужденное убийство (хотя и гуся), при этом, естественно, нарушает моральные законы; но на войне убийство морально оправданно, смерть — в порядке вещей, особенно если есть реальная необходимость преступить закон «не убий» (в случае с Лютовым — герою просто невозможно было бы жить дальше с казаками). Человеку приходится идти на компромисс с собой, потому что война меняет понятие о нравственности и безнравственности, о допустимом и о недопустимом; кругом смерть, которая уже не воспринимается как нечто особенное. В двух других рассказах Бабеля, «Письмо» и «Берестечко» (оба входят в цикл «Конармия»), автор показывает сознание, искалеченное войной; в первом — солдата Курдюкова, «в самых первых строках» своего письма матери спрашивающего о любимом жеребце Степке, а лишь «во-вторых» извещающего ее о смерти брата и отца. И сама смерть описывается с леденящим душу спокойствием, в подробностях. Сцена убийства старого еврея ужасает обыденностью, в восприятии героя ничего выдающегося в ней нет; видимо, герой видит такое не в первый и не в последний раз, и тем более страшно звучит брошенная убийцей фраза: «Если кто интересуется, нехай приберет. Это свободно…» Сознание человека на войне деформируется, меняется; становятся неясными, расплывчатыми рамки дозволенности.
В теме смерти, пронизывающей практически все произведения о войне, звучит один, на мой взгляд, самый страшный мотив; тот факт, что аналогичные сцены встречаются в трех очень разных работах («Доктор Живаго», «Конармия», «Разгром»), говорит об остроте, актуальности и повсеместности проблемы в период войны. Эта проблема — убийство во спасение, то есть смерть, воспринимаемая в силу различных причин как необходимость, несущая облегчение умирающему. У Бабеля Долгушев сам требует смерти, осознавая, что она неминуема; Фролова («Разгром») убивают, но перед смертью он понимает, что в пробирке не лекарство, и фактически соглашается на гибель. Такая ситуация мучительна и для убийц, и для жертвы; не всякий способен отнять жизнь у человека, даже обреченного: Левинсону стоит немалых душевных усилий принять это решение, а герой «Смерти Долгушева» вообще оказывается не в силах выстрелить в уже умирающего. С другой стороны, молчаливое согласие Фролова на смерть — тоже подвиг, который может совершить только очень сильный человек. Особенный случай — убийство Памфилом Палых семьи («Доктор Живаго»): цель та же — предотвратить мучения, но здесь эта идея полностью завладевает героем и практически сводит его с ума.
В этих условиях крайне тяжело сохранить здравый ум, остаться самим собой, не дать худшему в себе одержать верх над лучшим. И все же такие люди есть; мотив героического поведения человека на войне звучит во многих произведениях, причем героизм проявляется на разных уровнях, как у руководителей, от которых требуется решительность, самообладание и, пожалуй, самое трудное — способность возложить на себя ответственность, так и у подчиненных, достоинства которых составляют храбрость и беззаветная преданность командиру и отряду. Мудрые и расчетливые руководители, Левинсон и Алексей Турбин, стремятся сохранить жизни своим подчиненным, делают для этого все возможное: Турбин приказывает юнкерам: «По домам!», понимая, что это противоречит кодексу чести и достоинства воина, но иначе молодые, неопытные, «зеленые» солдаты погибнут, и погибнут ни за что, ничего не добившись, потому что серьезного сопротивления они все равно оказать не смогут. Должность руководителя стоила Турбину жизни: спасая других, не успел спастись сам. В финале романа «Разгром» Левинсон не умирает, но предстает перед выжившими постаревшим; внезапно окружающие видят в нем обыкновенного человека со слезящимися глазами, похудевшего и побледневшего. Но последняя фраза романа («…нужно было жить и исполнять свои обязанности») возвращает оптимистичный настрой; слабость Левинсона временна, потому что храбрый человек — это не тот, кто не испытывает страха, ведь инстинкт самосохранения есть у всех; это тот, кто умеет подавить в себе страх, поставить общие интересы, идею выше страха и не дает ему перерасти в трусость.
Не меньше храбрости требуется от подчиненных — Морозки, Николки Турбина. Эти герои двух разных произведений принадлежат различным сословиям, у них совершенно разные судьбы, и, пожалуй, единственное, что их объединяет, — то лучшее, что есть в солдате: смелость, верность, преданность, в известной мере инициатива. И оба автора, Булгаков и Фадеев, явно симпатизируют героям, хотя в силу реалистичности произведений приводят их к трагичному финалу: Морозку — к героической смерти, Николку — к тяжелому ранению.
Особенное место в произведениях о войне занимают образы женщин, казалось бы, неуместные в суровых реалиях военного времени. В пьесе «Дни Турбиных» Елена, главная героиня, женщина сильная, незаурядная; она наравне с мужчинами встречает тревожные времена, находит в себе силы после отъезда мужа начать новую жизнь. В романе «Разгром» образ Вари — также один из центральных, но у Фадеева женщина воспринимается скорее не как идеал, объект поклонения (вспомним, что у Булгакова почти все мужчины в пьесе влюблены в Елену), а скорее как друг, верный товарищ и спутник. В то же время показан ее внутренний мир и эволюция: от романтической увлеченности Мечиком к спокойному пониманию истинных ценностей и возвращения к Морозке. Эпизодичен, но очень характерен образ хозяйки из рассказа «Мой первый гусь», обреченно повторяющей: «Товарищ, я желаю повеситься». Образы молодых женщин, традиционно в литературе обозначающие все хрупкое, нежное, прекрасное, подчеркивают ужасы и жестокости войны по принципу несовместимости и контраста.
«Доктор Живаго», «Конармия», «Разгром», «Дни Турбиных» — произведения, в которых отражены реалии войны с разных сторон, в жизни разных сословий, национальностей, в разных уголках страны, от Украины до Дальнего Востока. И на фоне бесконечных таежных лесов, горящих городов и разоренных деревень возникают образы людей, в судьбах которых авторы порой объединяют типические черты определенного сословия или нации; но общечеловеческие ценности не подвластны ни времени, ни пространству; везде и всегда ценились и будут цениться честность, храбрость и благородство, и то лучшее, что любили в своих героях Бабель, Булгаков, Фадеев, Пастернак, — это вечно, поэтому их произведения любят и будут любить отечественные и зарубежные читатели.

Читайте также:  Творческая судьба Юрия Валентиновича Трифонова: сочинение

Cкачать DOCX Сочинение Революция обнаруживает высоту человеческой природы и истребление духовных ценностей Бердяев бесплатно

Скачать через: 20 сек.

Установите безопасный браузер

Предпросмотр документа

-3810381000БИНГО! Ты только что нашел решение своей проблемы! Только давай договоримся – ты прочтёшь текст до конца, окей? 🙂

Давай начистоту: тут один шлак, лучше закажи работу на HYPERLINK “https://author-24.pro/” author-24.pro и не парься – мы всё сделаем за тебя! Даже если остался один день до сдачи работы – мы справимся, и ты получишь «Отлично» по своему предмету! Только представь: ты занимаешься своим любимым делом, пока твои одногруппники теряют свои нервные клетки…

Проникнись… Это бесценное ощущение 🙂

Курсовая, диплом, реферат, статья, эссе, чертежи, задачи по матану, контрольная или творческая работа – всё это ты можешь передать нам, наслаждаться своей молодостью, гулять с друзьями и радовать родителей отличными оценками. А если преподу что-то не понравится, то мы бесплатно переделаем так, что он пустит слезу от счастья и поставит твою работу в рамочку как образец качества.

Ещё сомневаешься? Мы готовы подарить тебе сотни часов свободного времени за смешную цену – что тут думать-то?! Жизнь одна – не трать её на всякую фигню!

Перейди на наш сайт HYPERLINK “https://author-24.pro/” author-24.pro – обещаю, тебе понравится! 🙂

А работа, которую ты искал, находится ниже 🙂

Революция обнаруживает высоту человеческой природы и истребление духовных ценностей Бердяев

В 1917 г. в России произошла Великая Октябрьская революция, перевернувшая жизнь всего народа и страны: установилась советская власть. Писатели, ученые, мыслители, интеллигенция по-разному восприняли это событие: кто-то принял революцию, кто-то ее не принял, даже эмигрировал из страны.

Основной темой романа «Доктор Живаго» является тема человека в революции. При чтении этого романа революция открывается с новой, очень важной стороны: с позиции прав личности, прав каждого человека. Чем же отличается показ революции и Гражданской войны в романе «Доктор Живаго»? Это повествование глазами человека, который не хочет вмешиваться в братоубийственную войну, которому чужда жестокость, который хочет жить с семьей, любить, быть любимым, лечить людей, писать стихи.

«… Если только можно, Авва Отче,

Чашу эту мимо пронеси».

Так писал доктор Юрий Андреевич Живаго — главный герой романа — в одном из стихотворений, выражая свое отношение к революции и войне. Юрий Андреевич — сын разорившегося миллионера, покончившего с собой. Мать рано умерла, воспитывался у дяди. У Живаго было дворянское чувство равенства со всеми живущими. Жизнь Юрия Живаго складывается, в общем, счастливо: у него прекрасная жена Тоня, сын, любимая работа, он пишет стихи. Все, кажется, прекрасно. Но неотвратимо врывается война. Юрий Живаго едет на фронт.

Первая мировая война — преддверие и исток событий еще более кровавых, страшных, переломных. Героиня романа Лара считает, что война «была войною всего, всех последующих доныне постигающих наше поколение несчастий». Эту мысль автор подтверждает судьбой многих героев. Об одном большевике, Тарасюке, мастере золотые руки рассказывают: «То же самое случилось с ним и на войне. Изучил ее как всякое ремесло… Всякое дело у него страстью, полюбил и военное. Видит, оружие — это сила, выводит его. Самому захотелось стать силой. Вооруженный человек — это уже не просто человек. В старину такие шли из стрельцов в разбойники. Отними у него винтовку теперь попробуй». Очень характерна судьба красного партизана Памфила Палых. Он открыто признается Юрию Андреевичу Живаго: «Много я вашего брата в расход пустил, много на мне крови господской, офицерской, и хоть бы что. Числа, имени не помню, вся водой растеклась. Оголец у меня один из головы нейдет. Огольца я одного стукнул, забыть не могу. За что я парнишку поизбил? Рассмешил, уморил он меня. Со смеху застрелил, сдуру. Ни за что». Это было еще до Октябрьской революции. И ведь Памфил тоже начинает с мировой войны. Но, видно, жестокость не для всех проходит даром, страшна судьба Памфила Палых. Чувствуя раскаяние за сделанное, он потихоньку сходит с ума. Наконец, помешавшись, убивает всю свою семью, которую любил безмерно.

Юрий Андреевич Живаго, как и миллионы других людей, не по своей воле оказался вовлеченным в стихийную революцию и Гражданскую войну. Живаго — это личность, как бы созданная для того, чтобы воспринимать эпоху, нисколько в нее не вмешиваясь.

Россия той поры для Живаго — это мир, полный противоречий и двойственности. Но Живаго любит свою страну такой, какая она есть. Он любит жизнь. Он, конечно, старается понять происходящее в стране, но воспринимает все это как нечто не зависимое от воли человека. Чувствует, слышит, но не осмысливает логически.

Революцию Живаго принял как неизбежное. Она вовлекла людей в свой водоворот. И доктор Живаго, словно песчинка, был захвачен этой бурей и вынужден подчиняться стихии.

Нейтральность Живаго во время войны продиктована его профессией. Он врач, его дело — спасать людей независимо от того, к какому лагерю они принадлежат. А потому он служит и белым, и красным. Единственный волевой поступок Юрия Андреевича — его побег из партизанского отряда, побег к Ларе — оказывается возможным благодаря удачному стечению обстоятельств. Жизнь и природа покровительствуют им и строят их любовь.

Юрий Андреевич Живаго был из тех творчески одаренных людей, которым в ходе этих страшных событий удалось остаться верным своему воспитанию. Не отказываясь от профессии врача, Живаго занимается наукой и литературой. Но в водовороте событий теряет возможность жить полной, вдохновенной, самостоятельной жизнью. Его друзья приспосабливаются, сохраняют внешнюю интеллигентность и даже гордятся этим. А Живаго постепенно опускается, болеет, рано умирает. Незадолго до смерти он приходит к выводу, что душу и нервы нельзя постоянно насиловать безнаказанно. И свою болезнь он объясняет криводушием: «Нельзя без последствия для здоровья изо дня в день проявлять себя противно тому, что чувствуешь; распинаться перед тем, чего не любишь, радоваться тому, что приносит тебе несчастье».

Читайте также:  Авторское сочинение на тему произведения Кавказский пленник Л.Н. Толстого: сочинение

Размышления и рассуждения о революции в романе доказывают, что это не «праздник угнетенных», а тяжкая и кровавая полоса в истории России. Сегодня, спустя многие десятилетия, трудно уже сказать, что же дала революция, во имя чего лилась кровь. Вероятно, она была неизбежна, иного стране не было дано. Не потому ли в день Октябрьского переворота многие интеллигенты восприняли ее восторженно, как выход из мира лжи и тунеядства, разврата и лицемерия. Тесть Юрия Андреевича говорит: «Помнишь ночь, когда ты принес листок с первыми декларациями… Это было неслыханно безоговорочно. Эта прямолинейность покоряла. Но такие вещи живут в первоначальной чистоте только в головах создателей и только в первый день провозглашения. Иезуитство политики на другой же день выворачивает их наизнанку. Эта философия чужда мне, эта власть против нас. У меня не спрашивали согласия на эту ломку».

Пастернак в романе «Доктор Живаго» показал судьбу творческой интеллигенции, по которой революция нанесла свой первый удар; выразил в романе свое отношение ко всему происходящему. Одно из его стихотворений лирической тетради доктора Живаго ясно раскрывает главную мысль романа: это стихотворение «Гамлет»:

Сочинение на тему “Революция обнаруживает высоту человеческой природы и истребление духовных ценностей” – (Н. А. Бердяев)”

В 1917 г. в России произошла Великая Октябрьская революция, перевернувшая жизнь всего народа и страны: установилась советская власть. Писатели, ученые, мыслители, интеллигенция по-разному восприняли это событие: кто-то принял революцию, кто-то ее не принял, даже эмигрировал из страны.

Основной темой романа «Доктор Живаго» является тема человека в революции. При чтении этого романа революция открывается с новой, очень важной стороны: с позиции прав личности, прав каждого человека. Чем же отличается показ революции и Гражданской войны в романе «Доктор Живаго»? Это повествование глазами человека, который не хочет вмешиваться в братоубийственную войну, которому чужда жестокость, который хочет жить с семьей, любить, быть любимым, лечить людей, писать стихи.

«… Если только можно, Авва Отче, Чашу эту мимо пронеси».

Так писал доктор Юрий Андреевич Живаго – главный герой романа – в одном из стихотворений, выражая свое отношение к революции и войне. Юрий Андреевич – сын разорившегося миллионера, покончившего с собой. Мать рано умерла, воспитывался у дяди. У Живаго было дворянское чувство равенства со всеми живущими. Жизнь Юрия Живаго складывается, в общем, счастливо: у него прекрасная жена Тоня, сын, любимая работа, он пишет стихи. Все, кажется, прекрасно. Но неотвратимо врывается война. Юрий Живаго едет на фронт.

Первая мировая война – преддверие и исток событий еще более кровавых, страшных, переломных. Героиня романа Лара считает, что война «была войною всего, всех последующих доныне постигающих наше поколение несчастий». Эту мысль автор подтверждает судьбой многих героев. Об одном большевике, Тарасюке, мастере золотые руки рассказывают: «То же самое случилось с ним и на войне. Изучил ее как всякое ремесло… Всякое дело у него страстью, полюбил и военное. Видит, оружие – это сила, выводит его. Самому захотелось стать силой. Вооруженный человек – это уже не просто человек. В старину такие шли из стрельцов в разбойники. Отними у него винтовку теперь попробуй». Очень характерна судьба красного партизана Памфила Палых. Он открыто признается Юрию Андреевичу Живаго: «Много я вашего брата в расход пустил, много на мне крови господской, офицерской, и хоть бы что. Числа, имени не помню, вся водой растеклась. Оголец у меня один из головы нейдет. Огольца я одного стукнул, забыть не могу. За что я парнишку поизбил? Рассмешил, уморил он меня. Со смеху застрелил, сдуру. Ни за что». Это было еще до Октябрьской революции. И ведь Памфил тоже начинает с мировой войны. Но, видно, жестокость не для всех проходит даром, страшна судьба Памфила Палых. Чувствуя раскаяние за сделанное, он потихоньку сходит с ума. Наконец, помешавшись, убивает всю свою семью, которую любил безмерно.

Юрий Андреевич Живаго, как и миллионы других людей, не по своей воле оказался вовлеченным в стихийную революцию и Гражданскую войну. Живаго – это личность, как бы созданная для того, чтобы воспринимать эпоху, нисколько в нее не вмешиваясь.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы

Россия той поры для Живаго – это мир, полный противоречий и двойственности. Но Живаго любит свою страну такой, какая она есть. Он любит жизнь. Он, конечно, старается понять происходящее в стране, но воспринимает все это как нечто не зависимое от воли человека. Чувствует, слышит, но не осмысливает логически.

Революцию Живаго принял как неизбежное. Она вовлекла людей в свой водоворот. И доктор Живаго, словно песчинка, был захвачен этой бурей и вынужден подчиняться стихии.

Нейтральность Живаго во время войны продиктована его профессией. Он врач, его дело – спасать людей независимо от того, к какому лагерю они принадлежат. А потому он служит и белым, и красным. Единственный волевой поступок Юрия Андреевича – его побег из партизанского отряда, побег к Ларе – оказывается возможным благодаря удачному стечению обстоятельств. Жизнь и природа покровительствуют им и строят их любовь.

Юрий Андреевич Живаго был из тех творчески одаренных людей, которым в ходе этих страшных событий удалось остаться верным своему воспитанию. Не отказываясь от профессии врача, Живаго занимается наукой и литературой. Но в водовороте событий теряет возможность жить полной, вдохновенной, самостоятельной жизнью. Его друзья приспосабливаются, сохраняют внешнюю интеллигентность и даже гордятся этим. А Живаго постепенно опускается, болеет, рано умирает. Незадолго до смерти он приходит к выводу, что душу и нервы нельзя постоянно насиловать безнаказанно. И свою болезнь он объясняет криводушием: «Нельзя без последствия для здоровья изо дня в день проявлять себя противно тому, что чувствуешь; распинаться перед тем, чего не любишь, радоваться тому, что приносит тебе несчастье».

Размышления и рассуждения о революции в романе доказывают, что это не «праздник угнетенных», а тяжкая и кровавая полоса в истории России. Сегодня, спустя многие десятилетия, трудно уже сказать, что же дала революция, во имя чего лилась кровь. Вероятно, она была неизбежна, иного стране не было дано. Не потому ли в день Октябрьского переворота многие интеллигенты восприняли ее восторженно, как выход из мира лжи и тунеядства, разврата и лицемерия. Тесть Юрия Андреевича говорит: «Помнишь ночь, когда ты принес листок с первыми декларациями… Это было неслыханно безоговорочно. Эта прямолинейность покоряла. Но такие вещи живут в первоначальной чистоте только в головах создателей и только в первый день провозглашения. Иезуитство политики на другой же день выворачивает их наизнанку. Эта философия чужда мне, эта власть против нас. У меня не спрашивали согласия на эту ломку».

Пастернак в романе «Доктор Живаго» показал судьбу творческой интеллигенции, по которой революция нанесла свой первый удар; выразил в романе свое отношение ко всему происходящему. Одно из его стихотворений лирической тетради доктора Живаго ясно раскрывает главную мысль романа: это стихотворение «Гамлет».

«Гул затих. Я вышел на подмостки.

Прислонясь к дверному косяку,

Я ловлю в далеком отголоске,

Что случится на моем веку.

На меня наставлен сумрак ночи

Тысячью биноклей на оси.

Если только можно, Авва Отче,

Чашу эту мимо пронеси.

Я люблю твой замысел упрямый

И играть согласен эту роль.

Но сейчас идет другая драма,

И на этот раз меня уволь.

Но продуман распорядок действий,

И неотвратим конец пути,

Я один, все тонет в фарисействе,

Жизнь пройти – не поле перейти».

Все школьные сочинения по литературе

«Революция обнаруживает высоту человеческой природы и истребление духовных ценностей» (Н. А. Бердяев)

В 1917 г. в России произошла Великая Октябрьская революция, перевернувшая жизнь всего народа и страны: установилась советская власть. Писатели, ученые, мыслители, интеллигенция по-разному восприняли это событие: кто-то принял революцию, кто-то ее не принял, даже эмигрировал из страны.

Основной темой романа «Доктор Живаго» является тема человека в революции. При чтении этого романа революция открывается с новой, очень важной стороны: с позиции прав личности, прав каждого человека. Чем же отличается показ революции и Гражданской войны в романе «Доктор Живаго»? Это повествование глазами человека, который не хочет вмешиваться в братоубийственную войну, которому чужда жестокость, который хочет жить с семьей, любить, быть любимым, лечить людей, писать стихи.

«… Если только можно, Авва Отче,

Чашу эту мимо пронеси».

Так писал доктор Юрий Андреевич Живаго — главный герой романа — в одном из стихотворений, выражая свое отношение к революции и войне. Юрий Андреевич — сын разорившегося миллионера, покончившего с собой. Мать рано умерла, воспитывался у дяди. У Живаго было дворянское чувство равенства со всеми живущими. Жизнь Юрия Живаго складывается, в общем, счастливо: у него прекрасная жена Тоня, сын, любимая работа, он пишет стихи. Все, кажется, прекрасно. Но неотвратимо врывается война. Юрий Живаго едет на фронт.

Первая мировая война — преддверие и исток событий еще более кровавых, страшных, переломных. Героиня романа Лара считает, что война «была войною всего, всех последующих доныне постигающих наше поколение несчастий». Эту мысль автор подтверждает судьбой многих героев. Об одном большевике, Тарасюке, мастере золотые руки рассказывают: «То же самое случилось с ним и на войне. Изучил ее как всякое ремесло… Всякое дело у него страстью, полюбил и военное. Видит, оружие — это сила, выводит его. Самому захотелось стать силой. Вооруженный человек — это уже не просто человек. В старину такие шли из стрельцов в разбойники. Отними у него винтовку теперь попробуй». Очень характерна судьба красного партизана Памфила Палых. Он открыто признается Юрию Андреевичу Живаго: «Много я вашего брата в расход пустил, много на мне крови господской, офицерской, и хоть бы что. Числа, имени не помню, вся водой растеклась. Оголец у меня один из головы нейдет. Огольца я одного стукнул, забыть не могу. За что я парнишку поизбил? Рассмешил, уморил он меня. Со смеху застрелил, сдуру. Ни за что». Это было еще до Октябрьской революции. И ведь Памфил тоже начинает с мировой войны. Но, видно, жестокость не для всех проходит даром, страшна судьба Памфила Палых. Чувствуя раскаяние за сделанное, он потихоньку сходит с ума. Наконец, помешавшись, убивает всю свою семью, которую любил безмерно.

Читайте также:  Творческая судьба Юрия Валентиновича Трифонова: сочинение

Юрий Андреевич Живаго, как и миллионы других людей, не по своей воле оказался вовлеченным в стихийную революцию и Гражданскую войну. Живаго — это личность, как бы созданная для того, чтобы воспринимать эпоху, нисколько в нее не вмешиваясь.

Россия той поры для Живаго — это мир, полный противоречий и двойственности. Но Живаго любит свою страну такой, какая она есть. Он любит жизнь. Он, конечно, старается понять происходящее в стране, но воспринимает все это как нечто не зависимое от воли человека. Чувствует, слышит, но не осмысливает логически.

Революцию Живаго принял как неизбежное. Она вовлекла людей в свой водоворот. И доктор Живаго, словно песчинка, был захвачен этой бурей и вынужден подчиняться стихии.

Нейтральность Живаго во время войны продиктована его профессией. Он врач, его дело — спасать людей независимо от того, к какому лагерю они принадлежат. А потому он служит и белым, и красным. Единственный волевой поступок Юрия Андреевича — его побег из партизанского отряда, побег к Ларе — оказывается возможным благодаря удачному стечению обстоятельств. Жизнь и природа покровительствуют им и строят их любовь.

Юрий Андреевич Живаго был из тех творчески одаренных людей, которым в ходе этих страшных событий удалось остаться верным своему воспитанию. Не отказываясь от профессии врача, Живаго занимается наукой и литературой. Но в водовороте событий теряет возможность жить полной, вдохновенной, самостоятельной жизнью. Его друзья приспосабливаются, сохраняют внешнюю интеллигентность и даже гордятся этим. А Живаго постепенно опускается, болеет, рано умирает. Незадолго до смерти он приходит к выводу, что душу и нервы нельзя постоянно насиловать безнаказанно. И свою болезнь он объясняет криводушием: «Нельзя без последствия для здоровья изо дня в день проявлять себя противно тому, что чувствуешь; распинаться перед тем, чего не любишь, радоваться тому, что приносит тебе несчастье».

Размышления и рассуждения о революции в романе доказывают, что это не «праздник угнетенных», а тяжкая и кровавая полоса в истории России. Сегодня, спустя многие десятилетия, трудно уже сказать, что же дала революция, во имя чего лилась кровь. Вероятно, она была неизбежна, иного стране не было дано. Не потому ли в день Октябрьского переворота многие интеллигенты восприняли ее восторженно, как выход из мира лжи и тунеядства, разврата и лицемерия. Тесть Юрия Андреевича говорит: «Помнишь ночь, когда ты принес листок с первыми декларациями… Это было неслыханно безоговорочно. Эта прямолинейность покоряла. Но такие вещи живут в первоначальной чистоте только в головах создателей и только в первый день провозглашения. Иезуитство политики на другой же день выворачивает их наизнанку. Эта философия чужда мне, эта власть против нас. У меня не спрашивали согласия на эту ломку».

Пастернак в романе «Доктор Живаго» показал судьбу творческой интеллигенции, по которой революция нанесла свой первый удар; выразил в романе свое отношение ко всему происходящему. Одно из его стихотворений лирической тетради доктора Живаго ясно раскрывает главную мысль романа: это стихотворение «Гамлет»:

Революция обнаруживает и высоту человеческой природы и истребление духовных ценностей: сочинение

В 1917 г. в России произошла Великая Октябрьская революция, перевернувшая жизнь всего народа и страны: установилась советская власть. Писатели, ученые, мыслители, интеллигенция по-разному восприняли это событие: кто-то принял революцию, кто-то ее не принял, даже эмигрировал из страны.

Основной темой романа «Доктор Живаго» является тема человека в революции. При чтении этого романа революция открывается с новой, очень важной стороны: с позиции прав личности, прав каждого человека. Чем же отличается показ революции и Гражданской войны в романе «Доктор Живаго»? Это повествование глазами человека, который не хочет вмешиваться в братоубийственную войну, которому чужда жестокость, который хочет жить с семьей, любить, быть любимым, лечить людей, писать стихи.

«. Если только можно,

Чашу эту мимо пронеси».

Так писал доктор Юрий Андреевич Живаго – главный герой романа – в одном из стихотворений, выражая свое отношение к революции и войне. Юрий Андреевич – сын разорившегося миллионера, покончившего с собой. Мать рано умерла, воспитывался у дяди. У Живаго было дворянское чувство равенства со всеми живущими. Жизнь Юрия Живаго складывается, в общем, счастливо: у него прекрасная жена Тоня, сын, любимая работа, он пишет стихи. Все, кажется, прекрасно. Но неотвратимо врывается война. Юрий Живаго едет на фронт.

Первая мировая война – преддверие и исток событий еще более кровавых, страшных, переломных. Героиня романа Лара считает, что война «была войною всего, всех последующих доныне постигающих наше поколение несчастий». Эту мысль автор подтверждает судьбой многих героев. Об одном большевике, Тарасюке, мастере золотые руки рассказывают: «То же самое случилось с ним и на войне. Изучил ее как всякое ремесло. Всякое дело у него страстью, полюбил и военное. Видит, оружие – это сила, выводит его. Самому захотелось стать силой. Вооруженный человек – это уже не просто человек. В старину такие шли из стрельцов в разбойники. Отними у него винтовку теперь попробуй». Очень характерна судьба красного партизана Памфила Палых. Он открыто признается Юрию Андреевичу Живаго: «Много я вашего брата в расход пустил, много на мне крови господской, офицерской, и хоть бы что. Числа, имени не помню, вся водой растеклась. Оголец у меня один из головы нейдет. Огольца я одного стукнул, забыть не могу. За что я парнишку поизбил? Рассмешил, уморил он меня. Со смеху застрелил, сдуру. Ни за что». Это было еще до Октябрьской революции. И ведь Памфил тоже начинает с мировой войны. Но, видно, жестокость не для всех проходит даром, страшна судьба Памфила Палых. Чувствуя раскаяние за сделанное, он потихоньку сходит с ума. Наконец, помешавшись, убивает всю свою семью, которую любил безмерно.

Юрий Андреевич Живаго, как и миллионы других людей, не по своей воле оказался вовлеченным в стихийную революцию и Гражданскую войну. Живаго – это личность, как бы созданная для того, чтобы воспринимать эпоху, нисколько в нее не вмешиваясь.

Россия той поры для Живаго – это мир, полный противоречий и двойственности. Но Живаго любит свою страну такой, какая она есть. Он любит жизнь. Он, конечно, старается понять происходящее в стране, но воспринимает все это как нечто не зависимое от воли человека. Чувствует, слышит, но не осмысливает логически.

Революцию Живаго принял как неизбежное. Она вовлекла людей в свой водоворот. И доктор Живаго, словно песчинка, был захвачен этой бурей и вынужден подчиняться стихии.

Нейтральность Живаго во время войны продиктована его профессией. Он врач, его дело – спасать людей независимо от того, к какому лагерю они принадлежат. А потому он служит и белым, и красным. Единственный волевой поступок Юрия Андреевича – его побег из партизанского отряда, побег к Ларе – оказывается возможным благодаря удачному стечению обстоятельств. Жизнь и природа покровительствуют им и строят их любовь.

Юрий Андреевич Живаго был из тех творчески одаренных людей, которым в ходе этих страшных событий удалось остаться верным своему воспитанию. Не отказываясь от профессии врача, Живаго занимается наукой и литературой. Но в водовороте событий теряет возможность жить полной, вдохновенной, самостоятельной жизнью. Его друзья приспосабливаются, сохраняют внешнюю интеллигентность и даже гордятся этим. А Живаго постепенно опускается, болеет, рано умирает. Незадолго до смерти он приходит к выводу, что душу и нервы нельзя постоянно насиловать безнаказанно. И свою болезнь он объясняет криводушием: «Нельзя без последствия для здоровья изо дня в день проявлять себя противно тому, что чувствуешь; распинаться перед тем, чего не любишь, радоваться тому, что приносит тебе несчастье».

Размышления и рассуждения о революции в романе доказывают, что это не «праздник угнетенных», а тяжкая и кровавая полоса в истории России. Сегодня, спустя многие десятилетия, трудно уже сказать, что же дала революция, во имя чего лилась кровь. Вероятно, она была неизбежна, иного стране не было дано. Не потому ли в день Октябрьского переворота многие интеллигенты восприняли ее восторженно, как выход из мира лжи и тунеядства, разврата и лицемерия. Тесть Юрия Андреевича говорит: «Помнишь ночь, когда ты принес листок с первыми декларациями. Это было неслыханно безоговорочно. Эта прямолинейность покоряла. Но такие вещи живут в первоначальной чистоте только в головах создателей и только в первый день провозглашения. Иезуитство политики на другой же день выворачивает их наизнанку. Эта философия чужда мне, эта власть против нас. У меня не спрашивали согласия на эту ломку».

Пастернак в романе «Доктор Живаго» показал судьбу творческой интеллигенции, по которой революция нанесла свой первый удар; выразил в романе свое отношение ко всему происходящему. Одно из его стихотворений лирической тетради доктора Живаго ясно раскрывает главную мысль романа: это стихотворение «Гамлет».

Ссылка на основную публикацию
×
×